Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Шутливая тональность как инструмент организации взаимодействия в новостном телевизионном коммуникате

Иссле­до­ва­ние выпол­ня­ет­ся при под­держ­ке РНФ, про­ект № 19–18-00530

Постановка проблемы

Науч­ные иссле­до­ва­ния и наблю­де­ния жур­на­ли­стов пока­зы­ва­ют, что в ком­му­ни­ка­тив­но-рече­вую орга­ни­за­цию рус­ско­языч­ных медиа актив­но про­ни­ка­ют раз­но­об­раз­ные фор­мы коми­че­ско­го. В попыт­ках при­влечь юмор к про­фес­си­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции в мас­сме­диа, во-пер­вых, рас­кры­ва­ет­ся кре­а­тив­ный потен­ци­ал твор­че­ской рече­вой дея­тель­но­сти, во-вто­рых, рас­ши­ря­ет­ся функ­ци­о­наль­ный потен­ци­ал самих коми­че­ских форм. В цен­тре наше­го вни­ма­ния в насто­я­щей рабо­те — новост­ные теле­ви­зи­он­ные меди­а­тек­сты, в кото­рых обна­ру­жи­ва­ет­ся такой «эмо­ци­о­наль­но-сти­ле­вой фор­мат обще­ния» [Кара­сик 2009: 304], кото­рый опре­де­ля­ет­ся как шут­ли­вая тональность.

Широ­кое рас­про­стра­не­ние коми­че­ско­го в совре­мен­ных мас­сме­диа отме­ча­ет­ся мно­ги­ми иссле­до­ва­те­ля­ми (см.: [Кара­сик 2009; 2018; Пан­чен­ко 2005; 2017; Тепля­ши­на 2000; Щури­на 2014; Baum 2003; Brodie 2018; Hunt 2013]). При этом в новост­ном меди­а­тек­сте — основ­ном жур­на­лист­ском жан­ре и фор­ма­те медиа — исполь­зо­ва­ние юмо­ра чаще все­го и в первую оче­редь ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как сред­ство при­вле­ка­тель­но­сти, облег­че­ния вос­при­я­тия (см.: [Кар­пен­ко и др. 2017; Baum 2003; Chattoo, Green-Barber 2018]). Вме­сте с тем роль коми­че­ско­го в ново­сти не исчер­пы­ва­ет­ся «облег­ча­ю­щей» функ­ци­ей, как и вооб­ще в жур­на­ли­сти­ке раз­вле­че­ния [Васи­лье­ва 2012]. Исполь­зо­ва­ние юмо­ра может рас­смат­ри­вать­ся как стра­те­ги­че­ский этап инфор­ми­ро­ва­ния в новост­ном медиа [Vasileva, Ivanova 2019]. В теле­ви­зи­он­ном новост­ном ком­му­ни­ка­те, явля­ю­щем­ся объ­ек­том насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния, наше вни­ма­ние при­влек­ло не столь­ко инфор­ми­ро­ва­ние как тако­вое, сколь­ко ком­му­ни­ка­тив­ное вза­и­мо­дей­ствие участ­ни­ков эфи­ра, пред­став­ля­ю­щих новость аудитории.

Базо­вая уста­нов­ка наше­го иссле­до­ва­ния состо­ит в при­зна­нии того, что в мас­сме­диа коми­че­ское исполь­зу­ет­ся для реше­ния про­фес­си­о­наль­ных ком­му­ни­ка­тив­ных задач (см.: [Дус­ка­е­ва 2018; 2019]). Одной из них в теле­ви­зи­он­ном или радий­ном обще­нии, т. е. в таких фор­ма­тах медиа, где про­фес­си­о­нал может исполь­зо­вать все кана­лы ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия (рече­вой со все­ми про­со­ди­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми, визу­аль­ный во всем его мно­го­об­ра­зии), явля­ет­ся орга­ни­за­ция вза­и­мо­дей­ствия в усло­ви­ях эфир­ной симуль­тан­но­сти. Как пока­за­ли наши наблю­де­ния, для такой орга­ни­за­ции про­фес­си­о­на­лы в эфи­ре (веду­щие, жур­на­ли­сты, экс­пер­ты) исполь­зу­ют шут­ли­вую тональ­ность. В ана­ли­зе шут­ли­вой тональ­но­сти в «серьез­ном» новост­ном инфор­ми­ро­ва­нии нас инте­ре­су­ют такие вопро­сы: с какой целью веду­щие в кад­ре пере­хо­дят на «несе­рьез­ный» регистр обще­ния и какую сто­ро­ну ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия в про­стран­стве кон­крет­но­го новост­но­го сооб­ще­ния поз­во­ля­ет орга­ни­зо­вать шут­ли­вая тональность.

История вопроса

Изу­че­ние юмо­ра в мас­сме­диа ведет­ся сего­дня раз­но­век­тор­но: иссле­до­ва­те­ли изу­ча­ют функ­ции исполь­зо­ва­ния коми­че­ско­го в СМИ [Buijzen, Valkenburg 2004], обра­ща­ют­ся к ана­ли­зу средств созда­ния коми­че­ско­го в спе­ци­фи­че­ских для медиа жан­ро­во-ком­по­зи­ци­он­ных коми­че­ских фор­мах [Дамм 2003; Пан­чен­ко 2005; Щури­на 2014], рас­смат­ри­ва­ют спе­ци­фи­ку реа­ли­за­ции коми­че­ских смыс­лов в зави­си­мо­сти от типа медиа [Holton, Lewis 2011].

Раз­но­на­прав­лен­ность иссле­до­ва­ний дик­ту­ет­ся самой реаль­но­стью, в кото­рой нити коми­че­ско­го впле­те­ны как в дис­курс «серьез­но­го» инфор­ми­ро­ва­ния, так и в соб­ствен­но раз­вле­ка­тель­ные меди­а­тек­сты. Для наше­го иссле­до­ва­ния зна­чи­мым пред­став­ля­ет­ся иссле­до­ва­тель­ский век­тор, свя­зан­ный с исполь­зо­ва­ни­ем юмо­ра в ново­стях и о ново­стях. Во-пер­вых, уче­ные обра­ща­ют­ся к изу­че­нию таких медиа, кото­рые лишь паро­ди­ру­ют новост­ной фор­мат, созда­вая вымыш­лен­ные ново­сти и высме­и­вая сте­рео­ти­пы их пода­чи в аме­ри­кан­ских медиа — «The Onion» и «Daily Rain», в рос­сий­ских — «Fognews», smixer​.ru, lapsha​.ru, «2.2», «Hobosti» [Brodie 2018; Пан­чен­ко 2017]. При этом содер­жа­ние пуб­ли­ку­е­мых ново­стей вари­а­тив­но соот­но­сит­ся с дей­стви­тель­но­стью, т. е. это меди­а­тек­сты инфор­ма­ци­он­но-раз­вле­ка­тель­ной направ­лен­но­сти, кото­рые диф­фе­рен­ци­ру­ют­ся с точ­ки зре­ния рефе­рент­ной соот­не­сен­но­сти как пол­но­стью вымыш­лен­ные (пред­став­ля­ю­щие собой резуль­тат кре­а­тив­ной дея­тель­но­сти авто­ра) или име­ю­щие про­то­тип в дей­стви­тель­но­сти (апел­ли­ру­ю­щие к реаль­но­му событию).

Во-вто­рых, изу­ча­ет­ся так назы­ва­е­мый коме­дий­ный жур­на­лизм, пред­по­ла­га­ю­щий иро­нич­ный ком­мен­та­рий по пово­ду насто­я­щих или вымыш­лен­ных ново­стей, кото­рый дают веду­щие-коми­ки или при­гла­шен­ные зна­ме­ни­то­сти. В таком фор­ма­те постро­е­ны аме­ри­кан­ские «The Daily Show», «Last Week Tonight with John Oliver», рос­сий­ские «Вечер­ний Ургант», «Про­жек­тор­пе­ри­схи­л­тон» [Young 2013; Кисе­ле­ва 2018]. Подоб­ный фор­мат в иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре полу­чил назва­ние soft news — «раз­вле­ка­тель­но ори­ен­ти­ро­ван­ные ква­зи­но­во­сти и инфор­ма­ци­он­ные про­грам­мы» [Baum 2003: 5].

В‑третьих, юмор исполь­зу­ет­ся и в «серьез­ных» ново­стях. В этом слу­чае коми­че­ски­ми сред­ства­ми пере­да­ет­ся инфор­ма­ция о рефе­рен­те. Так, рос­сий­ская иссле­до­ва­тель­ни­ца бри­тан­ской прес­сы Н. Н. Пан­чен­ко с опо­рой на семан­ти­че­скую тео­рию юмо­ра В. Рас­ки­на изу­ча­ет инкор­по­ри­ро­ва­ние коми­че­ско­го в новост­ной дис­курс и отме­ча­ет осо­бую роль авто­ра в порож­де­нии новых смыс­лов. При кон­вер­ген­ции новост­но­го и коми­че­ско­го дис­кур­сов, по мыс­ли иссле­до­ва­те­ля, новост­ной сце­на­рий (и соот­вет­ству­ю­щие ему скрип­ты) оста­ет­ся основ­ным, а коми­че­ский — допол­ни­тель­ным, сохра­ня­ет­ся гла­вен­ство серьез­но­го над смеш­ным, а зна­чит, коми­че­ский дис­курс, асси­ми­ли­ру­ясь новост­ным дис­кур­сом как инкор­по­ри­ру­е­мая систе­ма, явля­ет­ся лишь «дис­кур­сом в дис­кур­се», моди­фи­ци­ру­ю­щим новост­ной дис­курс, но не веду­щим к его пере­хо­ду в иной жанр [Пан­чен­ко 2005: 5].

Тен­ден­ция, состо­я­щая в актив­ном про­ник­но­ве­нии несе­рьез­но­го в инфор­ма­ци­он­ный дис­курс, про­сле­жи­ва­ет­ся сего­дня и на теле­ви­де­нии, обла­да­ю­щем «адрес­ны­ми свой­ства­ми, кото­рые частич­но вос­пол­ня­ют отсут­ствие пря­мо­го обще­ния и поз­во­ля­ют при­дать диа­ло­гич­ность кон­так­ту зри­те­ля с теле­экра­ном» [Мар­ты­нен­ко 2005: 39]. Авто­ры отме­ча­ют, что ука­зан­ные свой­ства неред­ко исполь­зу­ют­ся в новост­ных про­грам­мах для воз­дей­ствия и даже мани­пу­ля­ции [Боро­дян­ская 2019]. Одна­ко, по нашим наблю­де­ни­ям, исполь­зу­е­мая в новост­ном веща­нии шут­ли­вая тональ­ность, будучи сред­ством диа­ло­ги­за­ции, может рас­смат­ри­вать­ся, с одной сто­ро­ны, как фати­че­ское сред­ство, слу­жа­щее для раз­ре­же­ния инфор­ма­ци­он­ной плот­но­сти [Кор­ни­ло­ва 2012: 102], а с дру­гой — наобо­рот, для уси­ле­ния плот­но­сти эмо­ци­о­наль­ной. Совре­мен­ное веща­ние ори­ен­ти­ро­ва­но на посто­ян­ное удер­жа­ние вни­ма­ния реци­пи­ен­та, а эмо­ци­о­наль­ность, воз­ни­ка­ю­щая при исполь­зо­ва­нии шут­ли­вой тональ­но­сти, поз­во­ля­ет уплот­нить инфор­ма­ци­он­ный поток неин­фор­ма­ци­он­ны­ми сред­ства­ми и избе­жать поте­ри кон­так­та со зрителем.

Методика анализа

В ходе ана­ли­за ведет­ся поиск ком­му­ни­ка­тив­но-рече­вых инстру­мен­тов, реа­ли­зу­ю­щих шут­ли­вую тональ­ность. Основ­ные поня­тия лежат в рус­ле медиа­линг­ви­сти­ки; их содер­жа­ние уточ­не­но и дефи­ни­ро­ва­но в спе­ци­аль­ном изда­нии «Медиа­линг­ви­сти­ка в тер­ми­нах и поня­ти­ях: сло­варь-спра­воч­ник» [Дус­ка­е­ва 2018]. Меди­а­текст — цен­траль­ный пред­мет изу­че­ния медиа­линг­ви­сти­ки — пони­ма­ет­ся как соци­аль­ное ком­му­ни­ка­тив­ное дей­ствие, осу­ществ­ля­е­мое в рам­ках того или ино­го вида рече­вой дея­тель­но­сти. Меди­а­тек­стом может счи­тать­ся любой медиа­про­дукт, пред­на­зна­чен­ный для широ­кой ауди­то­рии. Гра­ни­цы меди­а­тек­ста — дис­кус­си­он­ная науч­ная про­бле­ма [Васи­лье­ва, Сали­мов­ский 2010]. В нашем ана­ли­зе мы счи­та­ем меди­а­тек­стом как теле­ви­зи­он­ную пере­да­чу цели­ком (поли­ко­до­вое един­ство, орга­ни­зо­ван­ное еще и пара­тек­сту­аль­но), так и отдель­ное новост­ное сооб­ще­ние, сюжет в рам­ках про­грам­мы. К еди­ни­цам теле­ви­зи­он­но­го обще­ния более при­ме­ним тер­мин «ком­му­ни­кат» — слож­ный мно­го­уров­не­вый знак, «в кото­ром инте­гри­ро­ва­ны в еди­ное ком­му­ни­ка­тив­ное целое текст (вер­баль­ная состав­ля­ю­щая), визу­аль­ное изоб­ра­же­ние (шрифт, иллю­стра­ции, общий дизайн и т. п.) и аудио­ком­по­нент (зву­ко­вое сопро­вож­де­ние)» [Чер­няв­ская 2009: 89].

Внут­ри­про­грамм­ны­ми пара­тек­сту­аль­ны­ми эле­мен­та­ми в нашем ана­ли­зе мы счи­та­ем лого­тип про­грам­мы, анон­сы внут­ри про­грам­мы, под­пи­си бегу­щей стро­кой, инфо­гра­фи­ку, меж­тек­сто­вые связ­ки, тит­ры, оформ­ле­ние сту­дии, раз­ме­ще­ние участ­ни­ков в ней, реклам­ные пау­зы. Пара­тек­сту­аль­ные сред­ства слу­жат марш­ру­ти­за­то­ра­ми, помо­га­ю­щи­ми зри­те­лю вос­при­ни­мать теле­ви­зи­он­ный текст как целост­ный, кон­ти­ну­аль­ный [Дус­ка­е­ва 2019: 52].

Тональ­ность пони­ма­ет­ся как «эмо­ци­о­наль­но-сти­ле­вой фор­мат обще­ния, воз­ни­ка­ю­щий в про­цес­се вза­и­мо­вли­я­ния ком­му­ни­кан­тов и опре­де­ля­ю­щий их меня­ю­щи­е­ся уста­нов­ки и выбор всех средств обще­ния» [Кара­сик 2009: 304]. Тони­ро­ван­ное выска­зы­ва­ние, высту­па­ю­щее «эмо­ци­о­наль­ной еди­ни­цей» речи [Тагиль­це­ва 2006: 3], репре­зен­ту­ет в тек­сте модус­ную (интре­р­пре­ти­ру­ю­щую) кате­го­рию, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет «интер­пре­та­цию и оцен­ку пред­ла­га­е­мой инфор­ма­ции» [Тупи­ко­ва 2014: 22]. Тональ­ность в ком­му­ни­ка­тив­ном про­цес­се име­ет дву­на­прав­лен­ный эффект: с одной сто­ро­ны, она спо­соб­ству­ет пси­хо­ло­ги­че­ско­му само­рас­кры­тию авто­ра, демон­стри­ру­ет эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние адре­сан­та к пред­ме­ту, с дру­гой — моде­ли­ру­ет вос­при­я­тие адре­са­та. Иссле­до­ва­те­ли схо­дят­ся в том, что тот или иной тональ­ный регистр про­сле­жи­ва­ет­ся во всех сти­лях речи, варьи­ро­ва­ние тональ­но­сти может быть огра­ни­че­но лишь рам­ка­ми инсти­ту­ци­о­наль­но­сти в неко­то­рых типах дис­кур­са (см.: [Баг­да­са­рян 2002; Кара­сик 2009; Мат­ве­е­ва 2014; Тагиль­це­ва 2006; Тупи­ко­ва 2011]). Иссле­до­ва­те­ли под­чер­ки­ва­ют ситу­а­тив­ную зави­си­мость тональ­но­сти в ком­му­ни­ка­ции [Баг­да­са­рян 2002; Кара­сик 2009]. Вза­им­ная гиб­кость ком­му­ни­кан­тов, их готов­ность (или него­тов­ность) реа­ги­ро­вать на новые обсто­я­тель­ства в про­цес­се обще­ния поз­во­ля­ют кор­рек­ти­ро­вать тональ­ность. В таких слу­ча­ях гово­рят о пере­ак­цен­ту­и­ро­ван­ной тональ­но­сти, при­чем чаще все­го пере­ак­цен­ту­а­ци­ей в речи высту­па­ет иро­ния [Баг­да­са­рян 2002: 244].

Эмпи­ри­че­ская база фор­ми­ро­ва­лась мето­дом пре­це­дент­но­го поис­ка: при про­смот­ре теле­ви­зи­он­но­го кон­тен­та на обще­до­ступ­ных кана­лах (Пер­вый канал, РБК и НТВ) выяв­ля­лись ком­му­ни­ка­ты, в кото­рых веду­щие и/или экс­пер­ты обме­ни­ва­лись шут­ли­вы­ми репли­ка­ми, вызы­ва­ю­щи­ми у них поощ­ри­тель­ную, одоб­ри­тель­ную реак­цию в виде улыб­ки. Нали­чие архи­вов новост­ных выпус­ков на офи­ци­аль­ных сай­тах теле­ка­на­лов поз­во­ли­ло нам сде­лать рас­шиф­ров­ки нуж­ных видео­фраг­мен­тов. Далее были опре­де­ле­ны пара­линг­ви­сти­че­ские харак­те­ри­сти­ки (пози­ции и позы веду­щих, мими­ка), про­со­ди­че­ские харак­те­ри­сти­ки речи (инто­на­ция, мело­ди­ка, гром­кость, темб­ро­вые крас­ки) и сде­ла­на соот­вет­ству­ю­щая раз­мет­ка на расшифровках.

Ана­лиз ком­му­ни­ка­тив­но-рече­вых инстру­мен­тов шут­ли­вой тональ­но­сти про­во­дил­ся в про­стран­стве цело­го новост­но­го выпус­ка с уче­том содер­жа­ния новост­но­го сооб­ще­ния, мар­ки­ро­ван­но­го шут­ли­вой тональностью.

Анализ материала

1. Выпуск ново­стей «Сего­дня» (НТВ. 17.10.2019). Объ­ек­том ана­ли­за высту­пил внут­ри­про­грамм­ный пара­текст. Пара­текст, как уже было упо­мя­ну­то, обла­дая поли­ко­до­вой при­ро­дой, слу­жит марш­ру­ти­за­то­ром для зри­те­ля инфор­ма­ци­он­ных теле­про­грамм и струк­ту­ри­ру­ет вос­при­я­тие вер­баль­но-визу­аль­ны­ми сред­ства­ми. Во внут­ри­про­грамм­ном пара­тек­сте новост­но­го ком­му­ни­ка­та шут­ли­вая тональ­ность неред­ко обна­ру­жи­ва­ет­ся в тех номи­на­ци­ях или выра­же­ни­ях, кото­рые раз­ме­ща­ют­ся в тит­рах, сопро­вож­да­ю­щих видео­ряд како­го-либо сюже­та, а так­же в анон­си­ру­ю­щих эле­мен­тах выпус­ка ново­стей. Так, веду­щая анон­си­ру­ет новость: Пово­рот не туда. Как аме­ри­кан­ских дипло­ма­тов занес­ло в Севе­ро­двинск вме­сто Архан­гель­ска. Раз­го­вор­ный пре­ди­кат занес­ло, а так­же ска­зо­вая син­так­си­че­ская струк­ту­ра выска­зы­ва­ния слу­жат сред­ства­ми иро­нич­ной оцен­ки, кото­рую впо­след­ствии под­дер­жи­ва­ет шут­ли­вый титр-заго­ло­вок «Свер­ну­ли с пути» (рис. 1).

Рис. 1. Фраг­мент 1 (скрин­шот) про­грам­мы «Сего­дня» (НТВ. 17.10.2019.
https://​www​.youtube​.com/​w​a​t​c​h​?​v​=​t​o​I​y​s​X​t​I​J​p​0​&​l​i​s​t​=​P​L​S​g​y​-​g​J​-​d​k​S​9​t​8​D​e​w​M​l​I​I​s​B​E​j​h​R​D​7​r​h​b​h​&​i​n​d​e​x​=​2​0​&​t​=​1​34s)

Фра­за Свер­ну­ли с пути отсы­ла­ет к устой­чи­во­му сло­во­со­че­та­нию сбить­ся с пути, име­ю­ще­му не толь­ко пря­мое зна­че­ние (заблу­дить­ся), но и пере­нос­ное (изме­нить свое пове­де­ние в плохую сто­ро­ну). Исполь­зо­ва­ние язы­ко­вой игры (соче­та­ние пря­мо­го и пере­нос­но­го зна­че­ний) во внут­ри­про­грамм­ном пара­тек­сте ста­но­вит­ся здесь мета­тек­сто­вым ком­по­нен­том новост­но­го выпус­ка. Заме­тим, что мета­текст в медиа пред­на­зна­чен не толь­ко для пере­да­чи инфор­ма­ции о ходе рече­во­го обще­ния (в тра­ди­ци­он­ном пони­ма­нии), но и для демон­стра­ции свя­зи меди­а­тек­ста с внеш­ним миром: «основ­ной — “ком­по­зи­ци­он­ный слой” меди­а­тек­ста — кон­ти­ну­аль­ный, свя­зан­ный с отра­же­ни­ем в тек­сте окру­жа­ю­ще­го мира — собы­тий, про­цес­сов, ситу­а­ций и пер­сон» [Дус­ка­е­ва 2019: 19]. С помо­щью шут­ли­вых мета­тек­сто­вых вкрап­ле­ний на фоне «серьез­но­го» инфор­ми­ро­ва­ния зри­те­ля под­тал­ки­ва­ют к опре­де­лен­ной интер­пре­та­ции собы­тия. Ины­ми сло­ва­ми, шут­ли­вая «тони­ров­ка» пара­тек­сто­вой обо­лоч­ки ком­му­ни­ка­та зада­ет вос­при­я­тие рефе­рен­та: за пре­де­ла­ми тек­ста, про­из­но­си­мо­го веду­щей, фор­ми­ру­ет­ся осо­бый парал­лель­ный текст, мета­текст, в кото­ром про­сле­жи­ва­ет­ся илло­ку­ция иро­нич­но­го, шут­ли­во­го оце­ни­ва­ния. Таким обра­зом, в пара­тек­сте пере­да­ет­ся инфор­ма­ция о ходе рече­во­го вза­и­мо­дей­ствия со смыс­ло­вой пози­ци­ей Дру­го­го, т. е. созда­ет­ся «мета­тек­сто­вая рам­ка» сооб­ще­ния [Дус­ка­е­ва 2019: 13], впи­сы­ва­ю­щая новость в систе­му меж­тек­сто­вых свя­зей. Заго­ло­вок ново­сти на тит­ре в рас­смат­ри­ва­е­мом при­ме­ре акту­а­ли­зи­ру­ет оцен­ку собы­тия сред­ства­ми коми­че­ско­го. В окон­ча­нии сюже­та об аме­ри­кан­ских дипло­ма­тах пара­текст и закад­ро­вый текст син­хро­ни­зи­ру­ют­ся в при­ме­не­нии шут­ли­вой тональ­но­сти (рис. 2).

Рис. 2. Фраг­мент 2 (скрин­шот) про­грам­мы «Сего­дня» (НТВ. 17.10.2019.
https://​www​.youtube​.com/​w​a​t​c​h​?​v​=​t​o​I​y​s​X​t​I​J​p​0​&​l​i​s​t​=​P​L​S​g​y​-​g​J​-​d​k​S​9​t​8​D​e​w​M​l​I​I​s​B​E​j​h​R​D​7​r​h​b​h​&​i​n​d​e​x​=​2​0​&​t​=​1​34s)

Веду­щая дуб­ли­ру­ет содер­жа­ние пред­став­лен­ной на под­лож­ке цита­ты из сооб­ще­ния МИД: …Види­мо, заблу­ди­лись. Гото­вы пода­рить аме­ри­кан­ско­му посоль­ству кар­ту Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Ста­но­вит­ся оче­вид­но, что субъ­ек­том оцен­ки, выра­жен­ной посред­ством шут­ли­вой тональ­но­сти в пара­тек­сте, явля­ет­ся Мини­стер­ство ино­стран­ных дел РФ, а не теле­ка­нал. Ретранс­ли­руя смыс­ло­вую пози­цию рос­сий­ско­го ведом­ства, дан­ный ком­му­ни­кат исполь­зу­ет шут­ли­вую тональ­ность для акту­а­ли­за­ции собы­тия (через демон­стра­цию мета­тек­сто­вых взаимодействий).

2. Выпуск ново­стей (Пер­вый канал. 17.10.2019). В новост­ной выпуск вклю­чен фраг­мент офи­ци­аль­но­го заяв­ле­ния МИДа, кото­рое сде­ла­ла Мария Заха­ро­ва. Син­хрон (07:09–07:14): Аме­ри­кан­ские воен­ные дипло­ма­ты регу­ляр­но ста­ра­ют­ся про­ник­нуть в закры­тые рай­о­ны (пау­за) нашей (пау­за, отры­ва­ет взгляд от запи­сей и смот­рит на при­сут­ству­ю­щих, улы­ба­ет­ся и с озву­чен­ной усмеш­кой) хм! (про­дол­жа­ет) необъ­ят­ной роди­ны (рис. 3).

Рис. 3. Фраг­мен­ты выпус­ка ново­стей (скрин­шот).
(Пер­вый канал. 17.10.2019. https://www.1tv.ru/news/2019–10-17/374132-vypusk_novostey_v_15_00_ot_17_10_2019)

Судя по рече­во­му пове­де­нию Марии Заха­ро­вой, в под­го­тов­лен­ном для ее выступ­ле­ния тек­сте, к кото­ро­му она обра­ща­ет­ся, нет фра­зы «нашей необъ­ят­ной роди­ны», явля­ю­щей­ся одной из рас­про­стра­нен­ных идео­ло­гем язы­ка совет­ской эпо­хи. Фра­за при­хо­дит в голо­ву гово­ря­щей спон­тан­но, и М. Заха­ро­ва пока­зы­ва­ет, что она пони­ма­ет шаб­лон­ный харак­тер фра­зы и, воз­мож­но, неумест­ный пафос идео­ло­ги­че­ски нагру­жен­но­го выра­же­ния. Пафос сни­ма­ет­ся шут­ли­вым тоном, кото­рый при­хо­дит на помощь М. Заха­ро­вой. Такое пове­де­ние медий­ной пер­со­ны демон­стри­ру­ет, на наш взгляд, ком­му­ни­ка­тив­ную соли­да­ри­за­цию с умным зри­те­лем, а улыб­ка в сто­ро­ну каме­ры и при­сут­ству­ю­щих жур­на­ли­стов (рис. 3) выгля­дит как ком­пли­мент. Таким обра­зом, в дан­ном при­ме­ре с помо­щью шут­ли­вой тональ­но­сти демон­стри­ру­ет­ся ком­му­ни­ка­тив­ная роль гово­ря­ще­го (име­ю­ще­го пра­во шутить над идео­ло­ге­ма­ми) и его ста­тус, поз­во­ля­ю­щий оце­ни­вать слушающих.

3. Выпуск про­грам­мы «Что это зна­чит?» (РБК. 22.02.2019). Тема выпус­ка («Китай­цы угро­жа­ют “Москве”: что это зна­чит?») обо­зна­че­на в анон­се про­грам­мы и частич­но ука­за­на в тит­ре. Веду­щий (ЮТ — Юрий Таман­цев) и веду­щая (ЕК — Еле­на Коче­ма­со­ва) фор­ми­ру­ют под­вод­ку к ново­сти в диа­ло­ге, вза­и­мо­дей­ствуя друг с дру­гом и со зри­те­ля­ми (рис. 4).

Рис. 4. Фраг­мент про­грам­мы «Что это зна­чит?» (скрин­шот)
(РБК. 22.02.2019. https://​www​.youtube​.com/​w​a​t​c​h​?​v​=​M​c​j​p​4​D​e​I​Hlc)

ЮТ (обра­ща­ясь к ЕК, дотра­ги­ва­ясь до ее руки с инто­на­ци­ей предо­сте­ре­же­ния): Китай­цы угро­жа­ют «Москве»: что это значит? 

ЕК (смот­рит на него с тревогой).

ЮТ: Нет, речь не о гео­по­ли­ти­ке. (ЕК улы­ба­ет­ся успо­ка­и­ва­ю­ще). Под угро­зой один из самых круп­ных в сто­ли­це тор­го­вых цен­тров.

ЕК: Да (улы­ба­ет­ся и кива­ет). То есть на ули­цах жите­лей Люб­ли­но и Марьи­но ско­ро наста­нет празд­ник! (Обра­ща­ет­ся к ЮТ): Они все послед­ние, навер­ное, два­дцать лет пыта­ют­ся изба­вить­ся от это­го сосед­ства. (Зада­ет вопрос ЮТ, повер­нув­шись к нему): И их пись­ма с жало­ба­ми и пети­ци­я­ми нако­нец дошли до адресата? 

ЮТ (обра­ща­ет­ся к зри­те­лям, гово­рит с улыб­кой): Если их адре­са­том был осно­ва­тель «Али Бабы» Джек Ма (ЕК тоже смот­рит на зри­те­ля, улы­ба­ет­ся), то навер­но да. Сей­час я пояс­ню, о чем речь.

В тече­ние трид­ца­ти­се­кунд­но­го диа­ло­га веду­щие разыг­ры­ва­ют сцен­ку с интри­гой (что это зна­чит?) с семан­ти­кой опас­но­сти (угро­жа­ют, под угро­зой) и демон­стра­ци­ей осве­дом­лен­но­сти (жите­ли улиц, пись­ма с жало­ба­ми и пети­ци­я­ми, осно­ва­тель «Али Бабы» Джек Ма). Диа­лог про­ни­зан шут­ли­вой тональ­но­стью, кото­рая созда­ет­ся в сти­ле «пинг-понг», при этом веду­щие не столь­ко пере­бра­сы­ва­ют­ся шут­ли­вы­ми сло­ва­ми (здесь в основ­ном раци­о­наль­ная лек­си­ка и ней­траль­ная сти­ли­сти­ка), сколь­ко обме­ни­ва­ют­ся эмо­ци­о­наль­ны­ми крас­ка­ми с помо­щью жестов и мими­ки. Логи­че­ское про­ти­во­ре­чие в диа­ло­ге («китай­цы угро­жа­ют Москве» — «под угро­зой тор­го­вый центр») не заме­ча­ет­ся веду­щи­ми, кото­рые орга­ни­зу­ют под­вод­ку к ново­сти, демон­стри­руя пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние, общую пози­цию в отно­ше­нии сооб­ща­е­мо­го и удо­воль­ствие от сов­мест­ной шутки.

Обсуждение

Мате­ри­ал иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ет, что веду­щие ново­стей при­бе­га­ют к шут­ли­вой тональ­но­сти для орга­ни­за­ции сво­е­го вза­и­мо­дей­ствия в теле­ви­зи­он­ном эфи­ре. Шут­ли­вая тональ­ность, как, впро­чем, мно­гие про­яв­ле­ния коми­че­ско­го в ходе обще­ния, инту­и­тив­но вос­при­ни­ма­ет­ся как тако­вая участ­ни­ка­ми ком­му­ни­ка­ции в первую оче­редь по неко­то­рым про­со­ди­че­ским мар­ке­рам — тону голо­са, мело­ди­че­ско­му и тем­по­раль­но­му ком­по­нен­там, посколь­ку «про­со­ди­че­ские сиг­на­лы поз­во­ля­ют адре­са­ту пра­виль­но «счи­ты­вать», в какой тональ­но­сти про­те­ка­ет обще­ние» [Фрей­ди­на 2015: 284]. Как и в быто­вом обще­нии, в теле­ре­чи, содер­жа­щей раз­го­вор­ные язы­ко­вые сред­ства, шут­ли­вая раз­го­вор­ная тональ­ность высту­па­ет «важ­ней­шим инте­гра­то­ром непри­нуж­ден­но­го диа­ло­га», и ее при­ме­не­ние под­дер­жи­ва­ет­ся эмо­ци­о­наль­ны­ми меж­до­ме­ти­я­ми, эмо­ци­о­наль­но-экс­прес­сив­ной лек­си­кой, сло­ва­ми-интен­си­фи­ка­то­ра­ми, сред­ства­ми экс­прес­сив­ной фони­ки и син­так­си­са, спе­ци­аль­ны­ми при­е­ма­ми выра­зи­тель­но­сти [Мат­ве­е­ва 2014: 693–694].

Шут­ли­вая тональ­ность (В. И. Кара­сик [Кара­сик 2018] и А. М. Моро­зо­ва [Моро­зо­ва 2013] в каче­стве сино­ни­мич­ной исполь­зу­ют номи­на­цию «юмо­ри­сти­че­ская тональ­ность») — это при­гла­ше­ние к сов­мест­ной улыб­ке. Мы вос­при­ни­ма­ем ее как настрой на лег­кое, непро­ти­во­ре­чи­вое вза­и­мо­дей­ствие, на бес­кон­фликт­ное обще­ние, не име­ю­щее кри­ти­че­ско­го под­тек­ста, вызы­ва­ю­щее поло­жи­тель­ную реак­цию, это «вза­им­ная настро­ен­ность участ­ни­ков обще­ния на юмор, это сме­хо­вое осмыс­ле­ние все­го про­ис­хо­дя­ще­го, готов­ность шутить и сме­ять­ся» [Кара­сик 2018: 899]. Кро­ме того, мы под­чер­ки­ва­ем про­дук­тив­ность шут­ки в теле­эфи­ре, что и попы­та­лись пока­зать в про­ана­ли­зи­ро­ван­ных в спе­ци­аль­ном раз­де­ле на при­ме­рах. Обме­ни­ва­ясь шут­ка­ми, веду­щие и экс­пер­ты реша­ют зада­чу про­де­мон­стри­ро­вать зри­те­лю един­ство сво­их пози­ций, наме­ре­ний и ком­пе­тен­ций. Демон­стра­ция явля­ет­ся гипер­функ­ци­ей шут­ли­вой тональ­но­сти, при этом в раз­ных типах дис­кур­са спектр ее функ­ций «опре­де­ля­ет­ся целя­ми ком­му­ни­ка­ции, харак­те­ром рече­во­го вза­и­мо­дей­ствия, цен­ност­ны­ми уста­нов­ка­ми авто­ра» [Моро­зо­ва 2013: 10].

Выводы

При­ме­ни­тель­но к теле­эфи­ру в поня­тии «сов­мест­ная улыб­ка» отме­ча­ет­ся своя спе­ци­фи­ка: неза­ви­си­мо от места в ком­по­зи­ции новост­но­го инфор­ми­ро­ва­ния шут­ли­вая тональ­ность выпол­ня­ет роль орга­ни­за­то­ра вза­и­мо­дей­ствия не веду­щих и зри­те­ля, но тех, кто раз­во­ра­чи­ва­ет рече­вую ком­му­ни­ка­цию перед зри­те­ля­ми. Шут­ли­вые репли­ки, вызы­ва­ю­щие у участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции поощ­ри­тель­ную, одоб­ри­тель­ную реак­цию в виде улыб­ки, появ­ля­ют­ся в пара­тек­сту­аль­ных эле­мен­тах новост­но­го выпус­ка или отдель­но­го ком­му­ни­ка­та. Они (чаще в виде диа­ло­ги­че­ско­го един­ства) могут исполь­зо­вать­ся как под­вод­ка (зача­стую не очень логич­ная): пред­ва­ря­ют новост­ное сооб­ще­ние (эти шут­ли­вые репли­ки могут быть не свя­за­ны с ново­стью содер­жа­тель­но); инкор­по­ри­ру­ют­ся в анонс и ста­но­вят­ся тек­сто­вой частью анон­са как тра­ди­ци­он­но­го теле­ви­зи­он­но­го жан­ра; высту­па­ют сиг­на­лом вклю­че­ния «тре­тье­го лица» — пер­со­ны экс­пер­та, ком­мен­ти­ру­ю­ще­го новость. Непо­сред­ствен­но в тек­сте новост­но­го сооб­ще­ния шут­ли­вая тональ­ность, как пра­ви­ло, не используется.

Мы выяви­ли по мень­шей мере три зада­чи, реша­е­мые с помо­щью шут­ли­вой тональ­но­сти в орга­ни­за­ции обще­ния в эфи­ре: 1) демон­стра­ция пара­тек­сту­аль­ных мета­тек­сто­вых вза­и­мо­дей­ствий для акту­а­ли­за­ции собы­тия; 2) демон­стра­ция ком­му­ни­ка­тив­ной роли и ста­ту­са; 3) демон­стра­ция общей пози­ции в отно­ше­нии сообщаемого.

Общую цель исполь­зо­ва­ния шут­ли­вой тональ­но­сти сле­ду­ет, по-види­мо­му, при­знать демон­стра­ци­он­ной — поня­тие «демон­стра­ция» пока­зы­ва­ет, что ана­ли­зи­ру­е­мая нами шут­ка в эфи­ре явля­ет­ся раци­о­наль­ным при­е­мом, а не эмо­ци­о­наль­ной реак­ци­ей (как в обыч­ном общении).

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 24 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 22 фев­ра­ля 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 24, 2019
Accepted: February 22, 2020