Понедельник, Ноябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ РЕЦЕНЗИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ (на материале публикаций в еженедельнике «Літаратура і мастацтва»)

В статье рассматриваются жанрово-стилистические трансформации современной белорусской литературной рецензии на материале публикаций в еженедельной газете «Літаратура і мастацтва». Внимание акцентируется на рецензиях, посвященных поэтическим сборникам. В жанровом отношении основные трансформации сводятся к тому, что рецензия либо лишается основных структурных элементов, либо приобретает элементы иных жанров. Читатель сталкивается либо с такой рецензией, которая уже не является аналитическим жанром, а относится, скорее, к жанрам информационным, либо с текстом гибридной жанровой природы. И лишь иногда мы видим классическую рецензию. 

В стилистическом плане наиболее серьезными недостатками в современной рецензии являются речевые штампы, элементы архаичного орнаментального стиля, случаи нарушения коммуникативных качеств речи (правильности, точности, логичности). 

CONTEMPORARY REVIEWS OF LITERARY WORKS AS AN OUTCOME OF GENRE AND STYLISTIC TRANSFORMATIONS (based on publications in the Literature and Art journal) 

The article is dedicated to the genre and stylistic transformation of modern-day Belarusian reviews of literary works with the examples taken from publications in the weekly journal Literature and Art. Our attention is focused mainly on the reviews dealing with collections of poetry. The main aspects of transformation can be narrowed down to the fact that a review either is deprived of its basic structural elements or acquires elements of the other genres. The reader encounters either a review, which does not longer belong to analytical genre and rather relates to informational genre, or a text of hybrid stylistic nature. Only occasionally we find a classic review. 

Stylistically, the most negative phenomena in contemporary reviews are clichés, archaic ornamental elements, and misapplication of communicative features of speech (correctness, precision, consistency). 

Александр Владимирович Дубровский, кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики и литературного редактирования Института журналистики Белорусского государственного университета 

E-mail: dubrovski@list.ru

Aleksandr Vladimirovich Dubrovski, Doctor of Philology, Associate Professor of the Literary Stylistics and Editorship Department, Institute of Journalism, Belarusian State University 

E-mail: dubrovski@list.ru

УДК 070.447 + 070.488 
ББК 76.02 
ГРНТИ 19.51.51 
КОД ВАК 10.01.10 

Постановка проблемы. Изменения в публицистическом стиле, произошедшие за последнюю четверть века, — известный и показательный феномен, особенно важный по той причине, что сегодня именно язык журналистики наиболее активно влияет на общенациональный язык. Один из аспектов этих изменений — трансформации в жанровой системе журналистики [Дускаева 2003: 665]. В контексте названного явления такой жанр, как рецензия, привлекает внимание исследователей не случайно. Дело в том, что структура ее достаточно сильно стандартизирована: проследить трансформацию жанра не слишком сложно, а сами наблюдения обещают дать наглядные результаты. При этом жанр литературной рецензии не так прост: относительная жесткость структуры сочетается с богатыми возможностями творческого самовыражения критика.

История вопроса. Как и следовало ожидать, на рецензию было обращено самое пристальное внимание ученых. Показательны, в частности, темы диссертаций С. М. Яворской «Рецензия как тип текста (на материале англоязычной рецензии)» [Яворская 2000], Н. Н. Мошниковой «Лингво-когнитивный аспект исследования дискурса театральной рецензии: на материале современных англоязычных печатных СМИ» [Мошникова 2006], более раннего диссертационного исследования Т. И. Синдеевой «Речевой жанр „газетная рецензия“ и его лингвотекстовые характеристики (на материале английского языка)» [Синдеева 1984]. К рассматриваемому жанру обращались Ю. А. Крикунов [1976], Т. С. Алексеева [1983], Д. Д. Бициган [2011], Н. В. Вакурова [2009; 2014], О. И. Десюкевич [2012], Е. А. Мальчевская [2011] и др.

Описание методики исследования. Основное проявление жанровых трансформаций в прессе — исчезновение классических жанровых структур и стирание жанровых границ. Это справедливо и в отношении жанров литературно-художественной критики. Напомним, что традиционно называют три основных ее жанра: рецензию, критическую статью и творческий портрет. Можно предположить, что нынешние жанровые трансформации сильнее всего затронули именно рецензию, на чем мы ниже и остановимся.

Объект рецензии — отдельное произведение, критической статьи — художественный процесс, творческого портрета — личность художника. Последние два жанра в современной прессе присутствуют (хотя в творческом портрете сместились определенные акценты). Присутствует и рецензия, но очень часто — далеко не в классическом своем виде. Редкостью стал обстоятельный анализ отдельного произведения (подчеркнем, речь идет не о научном литературоведении, а о литературно-художественной критике на поле журналистики). Но именно с анализа произведения начинается критика как таковая. Значит, деструктивные сдвиги произошли в самом фундаменте литературно-художественной критики. Читатель, автор получают от критика не анализ произведения, а «какую-то информацию». Двойственная информационно-оценочная функция рецензии перестает быть двойственной (рецензию называют информативно-аналитическим жанром [Риторические основы журналистики 2009: 205]). Рецензия все более приближается к простому информационному сообщению. Оценочные элементы там остаются в качестве «ритуального» компонента, не будучи подкреплены эстетическим анализом. В белорусской литературной критике эта ритуальность усугубляется излишним увлечением положительными отзывами, выполненными в орнаментальном, пафосном стиле, который сегодня воспринимается как абсолютный анахронизм.

Некоторые примеры рецензий (а мы обратились к рецензиям на поэтические сборники) должны проиллюстрировать озвученные тезисы. Но сначала приведем перечень обязательных (по О. А. Сальниковой) структурных элементов рецензии [Там же: 208]: сообщение о произведении искусства (автор, название, место и время создания и публикации); общая характеристика-оценка произведения; анализ содержания и формы произведения; определение места произведения в творчестве автора или в литературном процессе в целом (надо сказать, что без этого вообще задачу критики нельзя считать выполненной); привлечение внимания читателя к произведению. Обратим внимание на то, в какой степени эти элементы присутствуют в рецензиях на поэтические сборники в еженедельнике «Літаратура і мастацтва».

Анализ материала. В № 28 (13 июля) за 2012 г. под рубрикой «Новые издания» помещен текст, который в идеале (если судить по названию рубрики) должен быть именно рецензией. Сразу бросается в глаза, что материал чрезвычайно маленький (примерно четверть газетной полосы), а это означает, что реализация жанровой модели рецензии в таком небольшом объеме была бы маловероятной. Тем более вызывает удивление несколько фактов. Во-первых, материал подписан тремя фамилиями. Во-вторых, в такой небольшой объем оказалась втиснутой информация не только о поэтическом сборнике Николая Ильинского «О любви… и не только», но и о различных побочных обстоятельствах, начиная с того, что «шмат шчырых добрых слоў было прамоўлена на адрас Мікалая Іванавіча» во время презентации указанной книги в библиотеке имени Янки Купалы, и заканчивая тем, что автору был вручен нагрудный знак Союза писателей Беларуси «За значительный вклад в литературу». Бесспорно, поэту комплиментарное звучание такого текста, в принципе, должно быть приятно, хотя очень часто художники ждут серьезного анализа своих произведений и не находят его. Читатель же получает из таких заметок очень скудную информацию. Действительно, первый структурный элемент рецензии присутствует, хотя и в скрытой форме (трудно понять, почему она так полюбилась современным авторам): Імя Мікалая Ільінскага даўно вядома чытачу (с такого катастрофического штампа начинается рецензия. — А. Д.). Яго творчы багаж складаюць самыя розныя паводле жанравага вызначэння (жанравай прыналежнасці? — А. Д.) тэксты. Гэта і вершы, і паэмы, і раманы: гістарычныя і дэтэктыўныя. Але хочацца звярнуць увагу на зборнік «О любви… и не только», выдадзены сёлета ў серыі «Бібліятэка Мінскага гарадскога аддзялення Саюза пісьменнікаў Беларусі».

Читатель должен выискивать информацию о названии рецензируемого произведения. Повторяем, название рубрики — «Новые издания». Сразу после названия рубрики идет название материала — «Разносторонние увлечения», что само по себе выглядит довольно странно, потому что отсылает читателя к личности поэта, а не к книге. (Кстати, и само название непонятно: действительно, в материале упоминается о том, что автор книги — доктор исторических наук, но никакие другие увлечения, кроме литературного творчества, не называются.) А проблема в том, что авторы газетного материала восприняли факт выхода книги просто как повод рассказать о писателе. 

Следующий структурный элемент рецензии — определение места произведения в литературном процессе и в творчестве автора — присутствует в материале минимально. О месте в литературном процессе речь даже не заходит, а о месте книги в творчестве автора говорится имплицитно: У паэме «За Изюминской чертой» аўтар зноў звяртаецца да гісторыі, далёкага мінулага… Имеется в виду, что к истории он обращался и в своих предыдущих книгах. Но не видим самого главного в рецензии — оценки: чем это обращение к исторической теме отличается от предыдущих, каких новых высот достиг автор в своем мастерстве? Соответственно, нет в тексте и наречий со значением оценки: важно, значимо, актуально… Вместо этого — архаичная в своей пафосности и малосодержательности фраза: М. Ільінскі ўсхваляе лепшыя чалавечыя пачуцці: сяброўства, любоў, самаахвярнасць. Разве самопожертвование — чувство? И сказать о современном писателе, в современном историко-поэтическим контексте, что он что-то восхваляет, — это, скорее всего, означает обидеть его.

Следующий структурный элемент — характеристика и оценка произведения. И снова находим лишь незначительные примеры их речевого воплощения: О, як многа сказана тут аўтарам і пра любоў да Радзімы, гонар за яе, і пра родных, якія пайшлі ўжо з жыцця, і пра смутак па мінулым, далёка не заўжды дрэнным, і пра родную прыроду, якой аўтар непадробна захапляецца. При этом заметим, что объектом характеристики и оценки является только тематика произведений, а не мастерство, не художественный уровень, не эстетические качества стихотворений, что должно быть основным в рецензии. Еще один пример оценочного мнения: У зборнік увайшлі новыя вершы М. Ільінскага, а таксама выдатная паэма «За Изюминской чертой». Если рецензенты называют поэму замечательной, то читатель может захотеть узнать, чем она замечательна, тем более что поэма сегодня — редкий и сложный жанр и написать замечательную поэму — трудная задача. Но никаких объяснений и аргументов в рецензии нет.

Что касается такого элемента структуры рецензии, как анализ содержания и формы произведения, то он в материале полностью отсутствует. Аналитическая часть должна быть основным компонентом рецензии. Строится она как текст-рассуждение. Но этого нет, что следует из анализа абзацев. В тексте-рассуждении первым в абзаце является предложение, которое содержит новое положение и оформляется как тезис. Соответственно, далее идет доказательство тезиса. Или какое-то принципиальное положение должно содержаться в последнем предложении абзаца, оформленном как вывод [Там же: 210–211]. Анализируемый текст является, скорее, описанием с элементами повествования. И это заставляет задуматься: можно ли вообще написать рецензию, используя несоответствующий функционально-смысловой тип речи? Как видим, жанрология тесно связана со стилистикой текста. Не понимая этого, современные авторы даже тогда, когда им необходимо создать текст абсолютно конкретного жанра (такой информационный повод, как выход книги, однозначно требует жанра рецензии), теряются и пишут что-то невыразительное и по содержанию, и по форме.

Последний структурный элемент рецензии — привлечение внимания читателя к произведению, что реализуется в виде обращений к читателю, наименований адресата-читателя и адресата-автора (и читатель, и автор-писатель являются адресатами рецензии), а также в виде специфического использования местоимений, прежде всего местоимений мы и он. «Авторское МЫ заменяется на МЫ, объединяющее критика и читателя, этим рецензент привлекает читателя на свою сторону, подчеркивает, что его мнение — это мнение всех читателей. Автор-писатель в языковом плане противопоставляется местоимением ОН(а). Иногда местоимение ОН используется и по отношению к читателю, тем самым отстраняя его от критика», — пишет О. А. Сальникова [Там же: 211–212]. Указанные средства применяются авторами анализируемой рецензии, хотя довольно бедно и тривиально: А мы, чытачы, чакаем новых твораў М. Ільінскага.

Как видим, содержательно-стилистическая бедность, жанровая аморфность рассмотренного материала свидетельствуют о том, что нарушение законов жанра, их игнорирование не дают положительного результата. Такой текст может стать антирекламой книги, так как, исходя из его содержания, нельзя составить адекватного представления о произведении. К счастью, авторы случайно (а иначе и сказать нельзя) привели две цитаты из стихов Н. Ильинского, по которым читатель сам может судить о высоком художественном уровне произведений.

Замеченные сдвиги в структуре рецензий однотипно повторяются в материалах разных авторов, хотя иногда встречаются совершенно неожиданные нарушения структуры. Так, в рецензии Миколы Малявко «Одна — из ста» (2012. 16 студ.) на книгу Ольги Нориной даже нет названия самой книги! То есть отсутствует первый структурный элемент рецензии, информационный, который, казалось бы, пропустить просто невозможно. Сам текст, опять же, построен как рассказ, а не размышление. Казалось бы, это выглядит как допустимый эксперимент, так как перед нами рассказ о судьбе лирической героини, но в итоге читатель очень мало получает из такой рецензии. Мы снова узнаем только о тематике стихотворений, что совершенно недостаточно для того, чтобы составить впечатление о поэтическом сборнике.

Только о тематике стихотворений узнаем и из рецензии Аркадия Русецкого «Живет, надеется, мечтает» (2012. 10 лют.) на книгу Олега Салтука. Правда, в конце немного говорится о конкретных «недостатках»: называются «агрэхі аўтарскай паспешнасці», приводится трафаретное сравнение в одном из стихотворений. Есть в рецензии и чрезвычайно показательная фраза: Зусім не выпадкова, шаноўны чытач, я даў такую назву артыкулу, прысвечанаму кнізе вершаў «Дзве зары»… Вот, оказывается, в чем проблема: авторы сами колеблются в определении того, тексты какого жанра они пишут. Напомним, отдельной книге можно посвятить и статью, но тогда должна быть сформулирована конкретная проблема, конкретизирован объект исследования; текст А. Русецкого — это именно рецензия, но с определенными  особенностями в жанровой структуре.

Элементы интервью включены в рецензию Чеславы Полуян «Мимо солнца и крыльев» на книгу Дианы Арбениной «Аутодафе» (2012. 20 ліп.). И это было бы неплохо, если бы обязательные структурные элементы собственно рецензии сохранились. Но «классические недостатки» трансформированной рецензии видим и здесь: речь идет только о тематике, отсутствует эстетический анализ…

О трансформации рецензии речь в науке идет давно. Так, еще в 1980-х годах писали о том, что наблюдаются две тенденции — так называемое саморазвитие жанра и возникновение жанровых модификаций (превалирует вторая тенденция) [Алексеева 1983: 21]. Т. С. Алексеева называет такие видовые формы, возникшие в результате саморазвития рецензии, как короткая или развернутая аннотация, мини-рецензия и эссе [Там же: 21]. Используется и термин микрорецензия. Интересно заметить, что исследователи утверждают, что в микрорецензии может рассматриваться одна, но существенная особенность произведения [Крикунов 1976: 22; Тертычный 2000: 143]. Но следует иметь в виду, что тематика стихотворений не является существенным аспектом для понимания своеобразия творчества того или иного поэта: тематика в лирике у всех почти одна и та же.

Всё сказанное не означает, что жанр не имеет права на видоизменения. Это подтверждает наличие на страницах «ЛіМа» текстов, которые представляют собой оправданное структурное трансформирование рецензии.

Обратим внимание на статью-рецензию Михася Кенько «Духовное пространство мира» (2012. 3 лют.). Речь идет о сборнике поэтических переводов Миколы Метлицкого «Лучнасць». Рассуждения о перипетиях переводческой деятельности на постсоветском пространстве переходят в серьезный анализ содержания сборника. М. Кенько — ученый, теоретик литературы, специалист по художественному переводу, искусно создает именно критический, т. е. журналистский, текст. Вот как автор рецензии привлекает внимание читателя к произведению: Натуральна што не адзін чытач задасца думкай: як зроблены ўсе гэтыя пераклады, няўжо Мятліцкі ведае столькі моў?; Калі ты, чытач, добра знаёмы з лірыкай па-суседску вядомага нам класіка ўкраінскай літаратуры Тараса Шаўчэнкі, то параўнай вось гэтыя радкі…; …чытайце кнігу «Лучнасць», яна, у адпаведнасці са сваёй назвай, далучыць вас да ўзораў сусветнай паэзіі…

При определенных условиях может оказаться уместным написание рецензии по законам повествовательного функционально-смыслового типа речи, что наблюдаем в материале Алексея Ненадавца «Родное и вечное» (212. 11 траўня), посвященном книге баллад Виктора Шнипа «Проза і паэзія агню». Баллада — жанр лирики, максимально приближенный к эпосу. Рецензент нашел интересную форму для разговора о содержании сборника: он рассказывает историю народа, которая вырастает из судеб героев произведений. При этом присутствует эстетический анализ: Увогуле, для зборніка В. Шніпа характэрная архетыпічнасць. Пераканайцеся самі…; Паэт спрабуе нідзе не дапусціць перарывання традыцыі, бо яна для яго самае галоўнае… Таму нават асацыятыўнасць, метафарычнасць творцы заўсёды глыбінная, «гаворачая»…; …памяць — вельмі важная для В. Шніпа катэгорыя… К сожалению, в текст закралась распространенная ошибка: абагуленыя вобразы (вместо абагульненыя).

Малый объем не обязательно должен приводить к структурным изменениям рецензии. Наглядным свидетельством этого можно считать небольшую рецензию Михася Даниленко на книгу стихотворений для детей Миколы Чернявского «Сонечны кошык» (2012. 27 крас.) или материал Михася Ковалева «Вино одиноких от Михася Башлакова. Несколько слов-рассуждений о новой книге поэта» (2012. 13 крас.), в котором автор определяет жанр: «некалькі слоў-разваг». Это позволяет выразить оценку, но вынести за скобки анализ, что не выглядит в этом случае как недостаток.

Иными словами, любые жанровые трансформации возможны тогда, когда либо сохраняются все необходимые структурные элементы базового жанра, либо эксплицитно (как в предыдущем примере) или имплицитно обосновывается сама жанровая трансформация. Например, материал Левона Телеша «Богатый творческий путь сельского учителя» (2012. 1 чэрв.), хотя и имеет в качестве информационного повода выход книги «Выбранае» Аркадия Нафрановича, строится как творческий портрет, что позволяет сделать тип рецензируемого издания (сборник избранных произведений содержит тексты, писавшиеся в течение долгого времени, а значит, сам информационный повод позволяет обратиться уже к жанру творческого портрета).

Бесспорно, встречаются в «ЛіМе» и рецензии классической жанровой структуры. Обратимся к ним, чтобы убедиться в возможностях этого жанра. Особенно обратим внимание на  структурные элементы жанра, которые отсутствовали в рассмотренных выше текстах. Речь идет о самых существенных для рецензии элементах — эстетическом анализе, определении места произведения в литературном процессе. Именно эти компоненты поднимают критический текст на качественно иной уровень.

Перед нами рецензия Сергея Чигрина «„Полымя роднае“ Владимира Гайдука» (2012 27 студ.). Вот конкретные примеры использования структурных элементов, которых не хватает в «облегченных» вариантах анализируемого жанра: …Уладзімір Гайдук даўно вырваўся з… матэрыяльна-фізічнай сялянскай прыгнечанасці; Пошукі глыбіні, спробы раскрыць у жанры лірычнага верша ўсю складанасць духоўнага свету чалавека, яго псіхалогіі — без гэтага немагчыма ўявіць Гайдука-паэта; Паэтычныя радкі арганічна развіваюць фальклорныя традыцыі… (далее — цитата из стихотворения); Уладзімір Гайдук — паэт нешматслоўны, схільны да афарыстычнасці…; Ёсць, праўда, у зборніку і слабыя радкі і строфы. <…> Здаецца, гэтыя радкі-экспромты пісаліся проста дзеля рыфмы (далее — пример).

Содержательной можно назвать рецензию Натальи Сидоренко «„Собачье занятие“ или реклама» (2012. 10 лют.) на книгу поэтических пародий Анатолия Зэкова «Каханне на снезе». Особенно удачным в ней является реализация таких структурных элементов жанра, как оценка и анализ: …пародыя для А. Зэкава — гэта самастойны твор, дзе ён не столькі паказвае паэта, колькі выказвае сябе. І робіць гэта віртуозна, з зайздросна вымаляванай парадаксальнасцю, а то і абсурднасцю той ці іншай сітуацыі, у якую трапляе лірычны герой. Што ж датычыць парадзіруемых радкоў, то яны для парадыста ўсяго толькі штуршок да тэмы, па-сапраўднаму аб’ёмнага абагульнення. У тым і адрозненне Анатоля Зэкава ад, скажам, таго ж парадыста-мэтра Георгія Юрчанкі, у аснове пародый якога не толькі тэматычныя, а і стылявыя абсягі творцы, — далее идет анализ конкретного примера. Заметим, что здесь реализуется (через сравнение с Г. Юрченко) и такой структурный элемент рецензии, как определение места произведения в литературном процессе. Всего один абзац — а классические законы жанра полностью проявлены!

Наконец, образцовая рецензия самого Анатолия Зэкова «Между огнем и стужей» на сборник стихотворений Анны Новик «Сумёты агню» (2012. 2 сак.). Вот как А. Зэков пишет о месте молодой поэтессы в нашем литературном контексте: Выхопліваю гэтыя, на першы погляд, лозунгавыя радкі з вершаў і разам з паэтэсай радуюся і сам, бо колькі выпадае чытаць паэтычных строф іншых 17–20 гадовых дэбютантаў, у якіх столькі песімізму і расчаравання, нібыта жыццё іх не на самым пачатку, а ўжо выйшла на фінішную прамую. <…> У Ганны Новік нават халодная восень, з пранізлівымі вятрамі і працяжнымі абложнымі залевамі, — любімая часіна года, чыстая і светлая…

Мастерски автор рецензии  использует  оценку и анализ: Паэтэса імкнецца адным-двума штрыхамі намаляваць запамінальную карціну…; Валодае паэтэса і гумарыстычным дарам (далее — примеры из стихотворений); Ці ўсё так гладка і бездакорна ў кнізе Ганны Новік «Сумёты агню»? Безумоўна, не… Паэтэса не пазбегла моўных хібаў. <…> Граматычна нявывераны і такі паэтычны радок, як…; Наўрад ці апраўдана і ўжыванне ў сур’ёзным вершы размоўна-студэнцкага жаргону… и т. д.

Все необходимые структурные элементы рецензии есть и в материале А. Зэкова «Я не сумую — я жыву…» (2012. 27 крас.), посвященном книге Татьяны Атрощенко «Не я…». Перед нами  рецензия с элементами творческого портрета, что обогащает ее, дополняет и развивает сигнификативные характеристики текста.  

В стилистическом отношении некоторые авторы, судя по всему,  путают литературную рецензию с научной. Последняя действительно является жанром «с высокой степенью стандартизации на всех уровнях построения текста» [Баженова, Котюрова 2003: 62]. В науке критика не образует самостоятельной отрасли научного творчества, а критика литературно-художественная — это именно творческая деятельность, и переносить на нее стилистические законы научных жанров нельзя. Из трех основных жанров критики (рецензия, статья, творческий портрет) ближе всего к научному дискурсу стоит статья, но совершенно очевидно, что и она не может создаваться в научном стиле. Тем более это касается рецензии. Основной стиль для всех трех жанров — публицистический.

Штампы — постоянная проблема публицистических текстов, не избежала ее и газетная рецензия. В рецензии штамп — образование более широкое, чем словосочетание, отдельная метафора и т. д. К сожалению, в рецензии иногда получает штампованное речевое воплощение характеристика и оценка произведения: …в ней [книге] много действительно ярких образов, хороших стихотворений (2012. 20 ліп.); …кніга атрымалася (2012. 1 чэрв.). Приведенные выражения не несут на себе никакой информативной нагрузки, как и в следующих конструкциях: Интересны также и воспоминания про опаленное войной детство…; Строки В. Макаревича заставляют задуматься о каждой минуте жизни… (212. 10 жніўня).

Штампы часто являются составляющей второй проблемы — орнаментального архаического стиля. В белорусской литературной критике авторы часто злоупотребляют пафосными выражениями. Принятый стиль можно назвать стилем «всеобщего умиления», тем более что и само слово (замілаванне) почему-то очень полюбилось критикам: Чалавечае замілаванне маці-прыродай выяўлена ў кнізе глыбока і разам з тым проста (2012. 27 студ.). И через одно предложение: Калі чытаеш яго творы, адчуваецца і замілаванне аўтара да слова народнага…

Излишняя орнаментальность — явление в чем-то противоположное штампованности, но проблемы эти схожи по своей природе. Вот «ритуальное» заключение  одной из уже упоминавшихся рецензий: Няхай паэтычная душа Уладзіміра Гайдука яшчэ доўга гарыць творчым полымем і піша пра Полымя роднае і не толькі (2012. 27 студ.). За пафосностью кроется и логическая ошибка: душа… піша.

Казалось бы, следить за соблюдением норм в текстах — одна из основных задач редакторов. Однако встречаются  и грамматические ошибки, и словообразовательные, и нарушения лексической сочетаемости: …з жыцця адной сабакі (в белорусском языке сабака — существительное мужского рода); уже упоминавшиеся абагуленыя вобразы (вместо абагульненыя); Яго аўтабіяграфічная аповесць «Мая адысея» была ўзнагароджана Літаратурнай прэміяй імя Уладзіміра Караткевіча (повесть может быть отмечена премией, а наградить можно только автора); Но в итоге же… (избыточное употребление союза и частицы); Первое, на что обращаешь внимание, — интересные названия, среди которых есть строки, похожие на раннее творчество Владимира Маяковского и Сергея Есенина, сходство с Анной Ахматовой… (почему строки — среди названий, как названия могут быть похожи на творчество?); Немало строк адресовано матери… проблемам родной земли, явлениям природы… (проблемам и явлением может быть что-то посвящено, но не адресовано); …так называется раздел, в котором собраны рассказы и воспоминания автора о Родине, его пометки и исследования, дневниковые записи, анализ произведений других авторов… (анализ — не жанр, следовательно, это существительное не может быть в данном ряду однородных членов); В них [стихах и рассказах] боль, радость, мудрость, тепло… Иными словами — все человеческие переживания (мудрость, тепло — это не переживания); Каждый день, который хочется запомнить и поделиться своими эмоциями, мыслями (синтаксическая бессмыслица).

Некоторые выражения хотя и не являются примерами нарушения языковых норм, но выглядят неуклюжими, банальными: Сборник стихов и рассказов… поражает серьезностью и четкостью; Стихи и рассказы Валерия Гришковца — душевные и серьезные (создается впечатление, что автору рецензии не хватает оценочных эпитетов); В книге используются документы, материалы периодической печати, ссылки на научные труды и многие цитаты и высказывания (?); В повести «Застолье» просматриваются некоторые отрезки жизни автора… (некоторые эпизоды биографии?). В результате анализируемый текст воспринимается недоработанным, небрежным в плане речевой культуры.

Результаты исследования. На материале публикаций в еженедельнике «Літаратура і мастацтва» рассмотрены жанрово-стилистические трансформации в современной литературной рецензии. Чаще всего жанр рецензии трансформируется по следующим параметрам: отсутствуют необходимые структурные элементы (определение места произведения в литературном процессе или в творчестве автора, анализ содержания — если не считать тематики — и формы произведения), использован несоответствующий функционально-смысловой тип речи (например, повествование вместо рассуждения), включаются элементы других жанров (обычно творческого портрета). Классическая рецензия часто превращается в мини-рецензию. Именно ее белорусские исследователи называют наиболее распространенным жанром литературно-критических материалов [Аляшкевіч 2012: 370].

Информативность рецензий, в структуре которых не пропущены основные элементы, значительно выше информативности «облегченных» вариаций этого жанра. Следовательно, все возможные жанровые трансформации должны осуществляться с учетом необходимости сохранения первичных функций рецензии, реализация которых возможна именно благодаря наличию в тексте основных структурных элементов жанра.

Из стилистических проблем современной рецензии в качестве наиболее значительных были отмечены речевые штампы, использование архаичного орнаментального стиля и нарушение таких коммуникативных качеств речи, как правильность, точность и логичность.

Выводы. Жанровые трансформации в современной белорусской рецензии сводятся к тому, что: 1) чаще всего жанр неправомерно лишается необходимых структурных элементов, вследствие чего переходит из группы аналитических жанров в группу информационных; 2) жанр включает в себя элементы иных жанров, вследствие чего возникают гибридные образования (например, статья-рецензия).

С одной стороны, стилистические погрешности в рецензии схожи с таковыми и в других жанрах и могут быть поняты в контексте общего снижения стиля, а с другой стороны, белорусская литературная рецензия сохраняет элементы стиля, свойственного литературоведческому дискурсу советского времени, что сегодня воспринимается как анахронизм.

© Дубровский А. В., 2017

Алексеева Т. С. Рецензия в газете (на материалах центральной общеполитической прессы 1979–1983 гг., посвященных анализу произведений искусства и литературы): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1983. 

Аляшкевіч М. Літаратурная крытыка ў медыякультурнай прасторы Беларусі 2000-х гг.: функцыянальна-жанравая трансфармацыя // Журналістыка-2012: стан, праблемы і перспектывы. Вып. 14. Мінск: Беларус. дзярж. ун-т, 2012. С. 368–370. 

Баженова Е. А., Котюрова М. П. Жанры научной литературы // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта; Наука, 2003. С. 57–67. 

Бициган Д. Д. Цитация в англоязычной рецензии // Вестн. МГОУ. Сер. Лингвистика. 2011. № 2. С. 7–13. 

Вакурова Н. В. Жанр рецензии как форма PR // Журналистика в 2008 году: общественная повестка дня и коммуникативные практики СМИ: сб. матер. междунар. науч.-практ. конф. М.: МедиаМир, 2009. С. 443–444. 

Вакурова Н. Рецензия в неспециализированном массовом издании // Журналістыка-2014: стан, праблемы і перспектывы. Вып. 16. Мінск: Беларус. дзярж. ун-т, 2014. С. 518–521. 

Десюкевич О. Композиционно-стилистические и дискурсивные характеристики жанра рецензии // Жыццём і словам прысягаючы…: зб. навук. прац / пад рэд. В. І. Іўчанкава. Мінск: Адукацыя і выхаванне, 2012. С. 148–157. 

Дускаева Л. Р. Языково-стилистические изменения в современных СМИ // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта; Наука, 2003. С. 664–675. 

Крикунов Ю. А. Рецензия в газете: учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. 

Мальчевская Е. Структура и жанровая принадлежность современной рецензии // Журналістыка-2011: стан, праблемы і перспектывы. Вып. 13. Мінск: Беларус. дзярж. ун-т, 2011. С. 385–387. 

Мошникова Н. Н. Лингво-когнитивный аспект исследования дискурса театральной рецензии: на матер. современных англоязычных печатных СМИ: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2006. 

Риторические основы журналистики: работа над жанрами газеты; учеб. пособие. М.: Флинта, 2009. 

Синдеева Т. И. Речевой жанр «газетная рецензия» и его лингвотекстовые характеристики (на материале английского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1984. 

Тертычный А. А. Жанры периодической печати: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2000. 

Яворская С. М. Рецензия как тип текста (на материале англоязычной рецензии): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2000.

Alekseeva T. S. A review in the newspaper (based on publications in the mainstream political press in the years 1979–1983 dealing with analysis of works of art and literature): Abstract of PhD thesis [Retsenzija v gazete (na materialah tsentralnoi obshchepoliticheskoj pressy 1979–1983 gg., posvjashchennyh analizu proizvedenij iskusstva i literatury): аvtoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow, 1983.

Aliashkevich M. Literary criticism in the media-cultural environment of Belarus in the 2000’s: functional transformation of the genre [Litaraturnaja krytyka u medyjakulturnaj prastory Belarusi 2000-h gg.: funktsyjanalna-zhanravaja transfarmatsyja] // Journalism 2012: its state, problems and prospects [Zhurnalistyka-2012: stan, prablemy i perspektyvy]. Vol. 14. Minsk, 2012. P. 368–370. 

Bazhenova E. A., Kotjurova M. P. Genres of the science literature [Zhanry nauchnoj literatury] // Encyclopaedic Dictionary of Style of the Russian Language [Stilisticheskij entsiklopedicheskij slovar’ russkogo jazyka] / ed. by M. N. Kozhina. Moscow, 2003. P. 57–67. 

Bitsigan D. D. Citation in the English reviews [Tsitatsija v anglojazychnoj retsenzii] // Bulletin of Moscow State Regional University. Linguistics [Vestnik MGOU. Ser. Lingvistika]. 2011. No. 2. P. 7–13. 

Desyukevitch O. Compositional, stylistic, and discursive characteristics of the genre of review [Kompozitsionno-stilisticheskije i diskursivnyje harakteristiki zhanra retsenzii] // The oath of life and word… [Zhytstsjom i slovam prysjahajuchy…] / ed. by V. I. Iuchankau. Minsk, 2012. P. 148–157. 

Duskaeva L. R. Linguistic and stylistic alterations in contemporary media [Jazykovo-stilisticheskie izmenenija v sovremennyh SMI] // Encyclopaedic Dictionary of Style of the Russian Language [Stilisticheskij entsiklopedicheskij slovar’ russkogo jazyka] / ed. by M. N. Kozhina. Moscow, 2003. P. 664–675. 

Javorskaja S. M. Review as a category of text (based on the texts of English-language reviews): Abstract of PhD thesis [Retsenzija kak tip teksta (na materiale anglojazychnoj retsenzii): аvtoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow, 2000.

Krikunov J. A. A review in the newspaper [Retsenzija v gazete]. Moscow, 1976.

Malchevskaja E. The structure and genre attribution of the contemporary review [Struktura i zhanrovaja prinadlezhnost’ sovremennoj retsenzii] // Journalism 2014: its state, problems and prospects [Zhurnalistyka-2014: stan, prablemy i perspektyvy]. Vol. 13. Minsk, 2014. P. 385–387.

Moshnikova N. N. The linguistic and cognitive aspect of the study of theatre review discourse: based on modern English-language print media: Abstract of PhD thesis [Lingvo-kognitivnyj aspect issledovanija diskursa teatralnoj retsenzii: na materiale sovremennyh anglojazychnyh pechatnyh SMI: avtoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow, 2006.

Rhetorical basics of journalism: studies in the newspaper genres [Ritoricheskie osnovy zhurnalistiki: rabota nad zhanrami gazety]. Moscow, 2009. 

Sindeeva T. I. Literary genre “newspaper review” and its linguistic and textual characteristics: based on English language materials: Abstract of PhD thesis [Rechevoj zhanr “gazetnaja retsenzija” i ego lingvotekstovye harakteristiki: na mater. anglijskogo jazyka: avtoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow, 1984.

Tertychnyj A. A. Genres of the periodical print media [Zhanry periodicheskoj pechati]. Moscow, 2000.

Vakurova N. V. Genre of review as a form of PR [Zhanr retsenzii kak forma PR] // Journalism in the year 2008: public agenda and communication media practices [Zhurnalistika v 2008 godu: obshchestvennaja povestka dnja i kommunikativnyje praktiki SMI]. Moscow, 2009. P. 443–444.

Vakurova N. Review in a mass media periodicals [Retsenzija v nespetsializirovannom massovom izdanii] // Journalism 2014: its state, problems and prospects [Zhurnalistyka-2014: stan, prablemy i perspektyvy]. Vol. 16. Minsk, 2014. P. 518–521.