Четверг, Сентябрь 20Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ИНФОРМАЦИОННАЯ СТРОКА НА ТЕЛЕВИЗИОННОМ ЭКРАНЕ

В статье рассматриваются классификация, структура и основные лингвистические характеристики хроникальных сообщений, которые включаются в информационную строку на телевизионном экране. Данный вид сообщений является своеобразным видом медиатекста, в одном предложении которого заключена главная новостная информация, что предъявляет к нему определенные требования. Характерной чертой жанра хроникального сообщения информационной строки является его письменный характер (как в печатных СМИ) и одновременно принадлежность к электронным медиа. 

Автор классифицирует информационные строки на экстренные и эпизодические, постоянные и новостные, бегущие и всплывающие (сменяемые), одноуровневые и двухуровневые, указывает на наличие в строке дополнительных ссылок на источник информации, рассматривает проблему длины строки и ее смыслового наполнения. В статье выработаны рекомендации по устранению недостатков, выявленных в подобных медиасообщениях на телевизионных каналах. 

INFORMATION LINE ON THE TV SCREEN 

The article discusses the classification, structure and basic linguistic characteristics of the chronicle news messages that are included in the information line on the screen. This type of message is a specific type of media text, one sentence of which contains the main news information. Certain, requirements are demanded from this sentence. A distinctive feature of the genre of the chronicle news message in the information line is its written character (as in print media) and at the same time its belonging to the electronic media. 

The author classifies the information line for emergency and episodic, persistent and news, running and pop-up (alternate), single-level and two-level, indicates the presence in the line of additional links to sources of information, considering the problem of the length of the line and its semantic content. The article offers recommendations for the elimination of deficiencies identified in such media texts on various television channels. 

Петр Петрович Жолнерович, кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики и литературного редактирования Института журналистики Белорусского государственного университета 

E-mail: zhaunier62@tut.by

Piotr Piatrovich Zhauniarovich, Doctor of Philology, Associate Professor of the Chair of Stilistik and literary redaction, Belarusian State University 

E-mail: zhaunier62@tut.by

УДК 81’42 
ББК 76.32 
ГРНТИ 19.61.45 
КОД ВАК 10.01.10 

Постановка проблемы. Состояние и возможности современной медиаиндустрии, пронизывающей все сферы информационного общества, таково, что она начинает выступать самостоятельным субъектом общественных отношений как в отдельном государстве, так и в международном масштабе, формирует повестку дня и расставляет в ней определенные акценты, эксплицитно либо имплицитно содержащиеся в медиатекстах. «Информация становится жизнеобеспечивающим продуктом для общества» [Ивченков 2009: 195]. Ввиду широкого диапазона жанровых и внутрижанровых отличий медиатекстов их квалификация и приобщение к глобальной речевой категории, определенной как публицистический стиль, вызывает многие вопросы и требует глубокого теоретического осмысления. В языкознании именование названного стиля претерпевает постоянные коррективы: можно встретить такие терминологические сочетания, как публицистический стиль, газетно-публицистический стиль [Цікоцкі 2002: 161], стиль массовой коммуникации [Солганик, Дроняева 2002: 21] и др. Понимая расширенное толкование публицистического стиля, М. Н. Кожина еще в 1970-х годах выделила внутри него понятие «собственно-публицистический» [Кожина 1977: 53], что вполне оправдано типологией самих текстов, входящих в конкретный подстиль.

История вопроса. Анализ лингвистических и журналистских исследований по данной проблематике показывает, что первые десятилетия XXI в. ознаменовались постепенным вытеснением терминологического сочетания публицистический стиль использованием названий институциональных типов дискурса, когда текст рассматривается в ситуации реального общения. Приближение лингвистических исследований текста к коммуникативистике дает возможность выделить компоненты дискурса: участники, хронотоп, цели, ценности, стратегии, тематику и др. [см.: Карасик 2002: 318–330]. Но и в данном случае остается та же проблема дробления широкого понятия «медиадискурс» на разновидности и жанры, что приближает подобные исследования к медиалингвистике, к журналистским изысканиям. «Медиалингвистика, — констатирует В. И. Ивченков, — дает много преимуществ в определении структурных, системных и функциональных особенностей языкового факта, так как затрагивает пласт познания текста как коммуникативного явления (события, ситуации, социального контекста), дает доступ к распознаванию таких важных сторон коммуникативного акта, как социальная иерархизированность участников его, целевые установки, собственно намерения, традиционность и установление речевых канонов, внутреннее и внешнее конструирование речевого поведения, наконец производство и потребление текста (социально-когнитивный подход)» [Іўчанкаў 2016: 291]. Кроме того, как отмечает Л. Р. Дускаева, «снижение уровня исследовательской абстракции и переход анализа с функционального стиля на его разновидности неизбежно приводит к переакцентировке исследовательских интересов, поскольку они фокусируются не на интегральных речевых свойствах, а на дифференциальных, характерных для отдельных ситуаций» [Дускаева 2013: 52], а это, в свою очередь, вызывает появление исследований, затрагивающих именно конкретный журналистский жанр.

Методика исследования. Система информационных жанров современного медиа-пространства настолько разнообразна, что даже классическая заметка приобретает свои жанровые разновидности. В частности, исследователи выделяют «событийную заметку, анонс, аннотацию, мини-рецензию, блиц-портрет, мини-обозрение, мини-совет» [Лащук 2004: 11]. Известный жанрист А. А. Тертычный справедливо утверждает, что «жанровое разнообразие продукта журналистского творчества в настоящее время может расширяться и за счет включения в процесс жанрообразования в СМИ такого ранее малозаметного жанрообразующего фактора, как структура текстов» [Тертычный 2016: 119]. Рассматриваемая информационная строка еще менее объемна, нежели заметка, по типу она соответствует хроникальному сообщению. В данном случае дискурсивные компоненты сужаются: первейшей целью коммуникации становится информирование аудитории в наиболее общих чертах об изображаемом событии без проникновения в сущность его внутренних взаимосвязей, без проведения его анализа. Будучи размещенной в нижней части телевизионного экрана, информация подобного хроникального сообщения приобретает только ей характерные параметры и не может быть целиком отнесена к письменной речи, которая традиционно рассматривается как прерогатива печатных СМИ.

В отличие от газетных хроникальных сообщений, которые часто публикуются под рубриками «Хроника дня», «Коротко», «В мире», «В стране» и т. п., информационная строка не дает реципиенту возможности временного раскрепощения, возможности повторного (именно по его желанию) возврата к тексту. В отличие от хроникальных радиосообщений, информационная строка на телеэкране визуально приобщает к тексту без аудиосопровождения. Эти два важных параметра дополняются наслоением видеокартинки и аудиотекста, совершенно не связанных с тематикой информационной строки, и позволяют квалифицировать информационную строку как отдельный жанр публицистического текста, интегрирующий отдельные параметры печатной и электронной журналистики.

При появлении на экране информационной строки возникает психологически парадоксальная ситуация, при которой зритель, читая сообщение, вынужден, во-первых, прослушивать звук, принадлежащий голосу ведущего либо сопровождающий видеосюжет (работают органы слуха), и, во-вторых, «дробить» зрение как основное внешнее чувство для чтения текста, причем оно то и дело может переключаться на верхнюю часть экрана (если слух уловит интересующую информацию). Все это позволяет утверждать, что самый простой, на первый взгляд, журналистский текст требует от зрителя достаточно сложной умственной работы в рамках так называемого «клипового мышления». А оно, в свою очередь, стало следствием развития коммуникационных технологий и интернета, позволивших телевизионщикам в полной мере использовать возможности подключения дополнительного информационного контента на телеэкране при трансляции своих каналов.

«Клиповое мышление» становится мегатрендом современной жизни, чрезмерно насыщенной новостным продуктом, поэтому идеи Э. Тоффлера о несостоятельности в информационном обществе «идеи любого исчерпывающего синтеза» [Тоффлер 2010: 356] сегодня претерпевают существенные изменения. Действительно, потребителю информационной строки не дается времени для оценивания фактов, «мы не настраиваемся на волну автора, а воспринимаем, всасываем, абсорбируем текст за счет других техник», — утверждает Л. Данилкин (URL: http://chtenie-21.ru/smi/6325), что многими исследователями трактуется как привитие неспособности к критическому мышлению. В то же время современный когнитивный стиль предопределен, по мнению К. Г. Фрумкина, ускорением темпа жизни и увеличением объема информационного потока, заставляющими прибегать к отбору информации и ее сокращению; повышением требований к актуальности информации и быстроте ее поступления, что сокращает время на ее обработку и установление причинно-следственных связей; возрастающим разнообразием поступающей информации; ростом числа одновременных дел или действий, что предполагает необходимость восприятия различных информационных потоков; ростом демократии и диалогичности на разных уровнях социальной системы [см.: Фрумкин 2010]. Вследствие этого включение информационной строки воспринимается вполне оправданным приемом, не выпадающим из общих тенденций развития информационного общества и, скорее всего, мало приводящим к когнитивным изменениям у реципиента. Ведь «нельзя игнорировать то обстоятельство, что человечество в течение веков поступательно двигалось к приобретению нового стиля мышления, которое, скорее всего, является просто еще одним этапом в развитии человечества, вектор которого одно поколение не в силах изменить» [Гриценко 2012: 74]. Господство интернет-технологий и их внедрение в современные информационные потоки через газеты, радио и телевидение обязательно вызовет (и вызывает) «приспособленческую» реакцию в когнитивных способностях получателей.

Анализ материала. Информационная строка генетически восходит к телетайпной ленте (не хватает лишь стука печатающего устройства) и, видимо, к информационным табло. Например, в 1970–1980-х годах в Минске на площади Якуба Коласа существовала видеогазета, которая знакомила жителей города с основными новостями путем их трансляции в виде строки на огромном удлиненном прямоугольном экране. Современные электронные рекламные панно используют информационную строку с остановкой, целью чего становится привлечение внимания потенциального покупателя к товару. Но текст информационной строки на телеэкране все-таки заимствован прежде всего из материалов информационных агентств, и ее широкое распространение связано с внедрением во все сферы жизни глобальной информационной сети и созданием телеканалами собственных сайтов.

Телевизионная информационная строка в процессе функционирования уже приобрела свои разновидности, которые можно классифицировать следующим образом.

1. Экстренная, или эпизодическая. Тексты строки появляются во время трансляции любой телепередачи, информируя зрителей о возникновении новости, привлекающей всеобщее внимание: Уважаемые телезрители! В 23.00 смотрите экстренный выпуск «Вестей» (Россия); Уважаемые телезрители! В 22.00 смотрите прямое включение из Центризбиркома (НТВ). В этом случае текст медиасообщения трафаретен, тема экстренного выпуска не сообщается (она либо известна из предыдущих новостных передач, либо дублирует основную тему дня, например выборы). В отдельных случаях информационная строка включается эпизодически, что характерно для т/к “Euronews” во время проведения выборов, крупных политических событий мирового уровня, при совершении терактов; для подобной строки характерна частая повторяемость через определенное время: FRANCE: MARINE LEPEN’S FAR-RIGHT NATIONAL FRONT LOST ELECTION RUN-OFFS — EXITPOLLS (“Euronews”).

2. Приновостная, которая является обязательным атрибутом всех новостных выпусков (т/к «Мир», ОНТ (Беларусь), НТВ и др.). Приновостная информационная строка может иметь свои особенности на различных телеканалах. Например, ОНТ в 18.00 в бегущей строке целиком дублирует аудиосопровождение теленовостей (даже интервью) для инвалидов по слуху, в чем проявляется также социальная функция такой информационной строки. Отдельные телеканалы, например Первый канал, используют информационную строку в конце новостного выпуска для прогноза погоды (это увеличивает время для видеоконтента). Приновостной можно считать и строку, включаемую при трансляции утренних информационно-развлекательных программ на многих телеканалах.

3. Постоянная информационная строка характерна для телеканалов узкой тематической направленности (бизнес-канал РБК, новостной канал “Euronews”, православный канал «Союз»). Строка может исчезать лишь при показе рекламы. На т/к «Союз» постоянная информационная строка не исключается даже при трансляции богослужений и других, важных в отношении православного вероучения, передач. Для многих коммерческих телеканалов постоянная информационная строка служит для размещения рекламных сообщений (т/к ВТВ, ТВ 3 и др.), благодаря наличию которых каналы и существуют.

4. Бегущая и всплывающая, или сменяемая, информационная строка. Именно над этими разновидностями наиболее часто экспериментируют телеканалы. Так, т/к «Мир», “Euronews” и ОНТ (кроме упомянутого выпуска в 18.00) в последнее время изменили свои бегущие информационные строки на всплывающие (сменяемые).

Важными характеристиками бегущей информационной строки являются скорость ее движения по экрану и повторяемость. Скорость предопределяется возможностями прочтения информации зрителем, а повторяемость помогает тем, кто не успел ознакомиться с сообщением. В рассматриваемых примерах наибольшая скорость — у т/к НТВ и “Euronews” (до перехода на всплывающий вариант), наименьшая — у т/к «Союз». Повторяемость в приновостной бегущей строке также зависит от количества сообщений и хронометража выпуска новостей. Например, выпуск «Наши новости» (ОНТ), длящийся примерно 25 минут, содержит приблизительно 40 сообщений бегущей строки, что дает возможность ее «прокрутки» более трех раз (строка обрывается с последними словами ведущего). Это в принципе помогает зрителю ознакомиться с информацией.

Всплывающая информационная строка наиболее профессионально используется т/к “Euronews”. Структурно она включает в себя логотип канала, тему сообщения, предложение сообщения, текущее время:

euronews.  |  BELGIUM  |  Belgiums foreign minister finally sings the CETA deal  | :08

|   ahead of EU-Canada summit in Brussels this Sunday   |

Тема сообщения варьируется в зависимости от смыслового наполнения предложения и заменяется при появлении коммерческой информации: MARKETS EUROSTOXX, MARKETS CURRENCIES, MARKETS METALS и т. п., а также прогноза погоды: METEO TODAY. Причем данная информация обычно транслируется посредством бегущей строки.

5. Одноуровневая и двухуровневая информационная строка. Большинство телеканалов использует одноуровневую информационную строку. Однако т/к РБК пошел дальше, создав двухуровневую информационную строку, отражающую специфику канала. Первый (верхний) уровень — постоянная бегущая строка. Второй (нижний) уровень — бегущая строка коммерческой информации (биржевая индексы и под.). Кроме того, в правом нижнем углу экрана присутствует не бегущая, а сменяемая (всплывающая) строка (курсы валют и др.). Скорость движения информационной строки первого уровня ниже, чем второго.

6. Информационная строка, графически отображаемая на экране только прописными буквами, и информационная строка из букв обычного начертания. Первую используют каналы с бегущей информационной строкой (НТВ, “Euronews” до перехода на всплывающий вариант) и «Мир» со всплывающей информационной строкой.

Телеканалы, стремящиеся придерживаться классической подачи теленовостей, не используют приновостную информационную строку, по-видимому констатируя этим нежелание отвлекать зрителя от основного контента новостных выпусков («Россия», Первый канал, «Беларусь 1» и др.).

Лингвистические особенности информационной строки обусловлены ее назначением — информировать зрителя об основных событиях дня. В связи с этим прагматика сообщений должна отражать точность и логичность построения высказывания. Разнообразные оценочные, метафорические и иные второстепенные коннотации языкового знака целиком отсутствуют либо сведены к минимуму. Свобода самовыражения журналиста, так называемое авторское «я» как категория журналистского текста, в данном случае ничтожна или даже неприемлема. В. И. Ивченков подчеркивает, что «авторское „я“ выражается в публицистическом тексте градуально. Если иметь в виду информационную заметку, то эта категория в ней минимизирована» [Іўчанкаў 2003: 89]. В то же время коллективное авторство текстов информационной строки наиболее выражено, приобретает концептуальный характер и проецируется на всю телекомпанию. «Принцип коллективного авторства порождает особые механизмы организации и производства текста» [Там же: 92]. Следует, однако, заметить, что выбор сообщений информационной строки, их компоновка могут в отдельных случаях свидетельствовать о предпочтениях ее составителей.

Сообщения информационной строки, не принадлежащие телеканалу, должны сопровождаться ссылками на авторство, чаще всего коллективное: преимущественно это информационные агентства: Суд Камбоджи после допроса вернул С. Полонского в тюремную камеру (Интерфакс) (РБК); В Гродненской области изъяты до решения суда 94 автомобиля нелегальных перевозчиков (БелТА) (ОНТ); ДЕТСКИЕ САДЫ БУДУТ ОТКРЫВАТЬСЯ ПРИ ВУЗАХ — МИНОБРНАУКИ (НТВ) и др. Сообщения, не содержащие ссылок на авторство, априори принадлежат телеканалу. В то же время РБК не без оснований сопровождает собственные сообщения ссылкой на канал: Россия начала передавать Турции данные разведки по Сирии, необходимые для проведения операции «Щит Евфрата» (РБК); Amnesty International признала Facebook и WhatsApp самыми безопасными мессенджерами в мире (РБК), а “Euronews” и НТВ дублируют свой логотип перед каждым сообщением информационной строки, подтверждая таким образом их принадлежность телеканалу: euronews. LEBANON | Political dialoque may bring Lebanon’s two-a-half years without a President to an end, as Saad Halili, backs Gen. Aoun (“Euronews”); НТВ. ВЛАСТИ ЭКВАДОРА ОСТАВЯТ АССАНЖА БЕЗ ИНТЕРНЕТА ДО ОКОНЧАНИЯ ВЫБОРОВ В США (НТВ).

В связи с этим вызывают неприятие сообщения информационной строки т/к ОНТ, которые очень редко содержат ссылки на авторство: Канада договорилась о безвизовом режиме с Румынией; Тайфун «Хайма» обрушился на Гонконг вслед за Филиппинами; Убежища в Германии попросили 35 турецких дипломатов; Витебская область завершила уборку льна. Первые три сообщения не могут принадлежать телеканалу, у которого практически нет зарубежной корреспондентской сети.

Сообщение информационной строки по структуре приближается к хедлайну (англ. Headline), который представляет собой «заголовок, содержащий главную новостную информацию материала» [Лащук 2004: 38]. Однако этот заголовок не имеет продолжения (лида), что характеризует сообщения информационных агентств, не имеет и основной части (как в газетной заметке). По сути, появление информационной строки на телеэкране вызвано наличием у канала собственного сайта и широким использованием там хедлайна как важнейшего элемента для поисковых систем. Сообщение в строке является хедлайном и одновременно текстом, что предъявляет к нему особые требования.

Смысловое наполнение сообщения строки должно соответствовать требованию завершенности. «От композиции в пределах самого хедлайна — что поставить на первое место, на чем акцентировать внимание — зависит качество его смысловой структуры» [Карповiч 2007: 30]. Простое предложение, не осложненное придаточными частями, причастными и деепричастными оборотами, является основным в сообщениях бегущей строки: Д. Медведев принял участие в дискуссии Гайдаровского форума «Глобальные вызовы интеграции (РБК); В американском штате Нью-Йорк ввели ограничения на продажу огнестрельного оружия (ОНТ); ФИЛЬМ «УЧЕНИК» СЕРЕБРЕННИКОВА НОМИНИРОВАН НА «АЗИАТСКИЙ ОСКАР» (НТВ); НА ФИЛИППИНАХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПЕРЕСТРЕЛКИ С СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ ПОГИБЛИ 10 ЧЕЛОВЕК («Мир»).

Поток сообщений информационной строки обычно выстраивается иерархически, ведь следование текстов может свидетельствовать о формировании повестки дня самим каналом. Тематическое разнообразие информации, неумение расставить ее по степени важности превращает строку в мелькающий калейдоскоп, из которого зрителю действительно трудно выделить главное, особенно если он знакомится с такими новостями: В Швеции открыли кладбище для атеистов (ОНТ); В Минске появилось такси для домашних животных (ОНТ); АРХАНГЕЛЬСКАЯ ЕПАРХИЯ ПОДДЕРЖАЛА ОБШИВКУ СТАРИННОГО ХРАМА САЙДИНГОМ (НТВ). И одновременно читает включенные в эти же информационные строки сообщения: На Ямале разбился Ми-8 — 19 погибших, есть выжившие (ОНТ); ГРАЖДАН РОССИИ НЕ БЫЛО НА БОРТУ РАЗБИВШЕГОСЯ НА МАЛЬТЕ САМОЛЕТА (НТВ). Выход видится, например, в рубрикации медиасообщений по важности, как это практикует т/к РБК (ГЛАВНЫЕ, НОВОСТИ ЧАСА, СПОРТ и др.), либо в указании темы подобно т/к “Euronews”.

Неприемлемо использование сообщений информационной строки через 24 часа в том же выпуске новостей, так как это противоречит требованию оперативности любого хроникального сообщения. В частности, это практикует т/к ОНТ, в «Наших новостях» (20.30) которого иногда встречается пять и более повторных сообщений (случалось, что сообщения транслировались даже на протяжении трех суток).

Использование цитат в сообщении информационной строки необходимо соотносить с осведомленностью телезрителя. Например, в следующем примере представляется недостаточным использование лишь инициала и фамилии цитируемого государственного деятеля: А. Клепач: РФ необходимо смягчение денежно-кредитной политики (РБК), кроме того, сомнительно, что это может быть главной новостью. Ср. однотипное сообщение этого же телеканала: Глава МЧС Пучков: Пока рассматриваются все версии пожара в психоневрологическом интернате в Воронежской области (РИА Новости) (РБК), а также: ПУТИН: ЕДИНЫЙ ФРОНТ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ НЕ СОЗДАН («Мир»); ДЕТСКИЕ САДЫ БУДУТ ОТКРЫВАТЬСЯ ПРИ ВУЗАХ — МИНОБРНАУКИ РФ (НТВ).

С переходом на использование всплывающей информационной строки возникает новая проблема: длина хедлайна уменьшается до ширины телевизионного экрана, что вызывает сокращение уточняющей информации, включаемой посредством второстепенных членов простого предложения. Ограниченное количество печатных знаков с пробелами (в среднем от 50 до 70) делает сообщения информационной строки сжатыми до минимума: Канада договорилась о безвизовом режиме с Румынией (ОНТ), ГЕНАССАМБЛЕЯ ООН В 25-й РАЗ ПРИЗВАЛА СНЯТЬ БЛОКАДУ КУБЫ (Мир); ПОРОШЕНКО ПОРУЧИЛ ПОВЫСИТЬ ЗАРПЛАТЫ В 2017 ГОДУ В СРЕДНЕМ В 2 РАЗА («Мир»), возникают некорректные сокращения: В Беларуси отменены ограничения для физлиц на хранение алкоголя (ОНТ). Пожалуй, именно этим объясняется замена прописных букв на строчные при переходе т/к “Euronews” с бегущей информационной строки на всплывающую и разделение ее на экране на два уровня: ITALY | Two strong earthquakes rock central Itali, caused damage and // blocking roads, but to casualties have been reported.

В сообщении Французские военные вступили в боевой контакт с малийскими мятежниками (Интерфакс) (РБК) конструкция боевой контакт энтропична, что связано с нежеланием прямого именования боя с соответствующими последствиями для участников, и требует корректировки. Сообщение Мировая экономика сэкономила 1 трлн долларов из-за сокращения атак сомалийских пиратов (ОНТ) нуждается в стилистической правке из-за явной тавтологичности.

Сообщение Pink Floyd сняли клип на песню 1969 года (ОНТ) не соответствует грамматическим требованиям координации подлежащего и сказуемого при использовании иноязычного наименования (желательно включить в предложение родовую принадлежность: Группа Pink Floyd сняла…). В данном случае телеканал повторил интернет-сообщение, на 90 % растиражированное в глобальной сети именно в таком разговорном варианте.

Глагол хроникального сообщения бегущей строки чаще используется в прошедшем (факт совершился), реже — в настоящем времени (факт совершается): Минобороны России вывело на орбиту военный спутник (Интерфакс) (РБК); ОСУЖДЕННЫЙ ВЛАДЕЛЕЦ СГОРЕВШЕГО КЛУБА «ХРОМАЯ ЛОШАДЬ» ПОПРОСИЛ ОБ УДО (НТВ); Беларусь и Латвия положительно оценивают итоги сотрудничества в 2012 году (ОНТ).

Сообщения информационной строки практически никогда не состоят из двух предложений, что диктуется требованиями к хедлайну. Видимо, поэтому отдельные сообщения искусственно сконструированы как одно предложение и требуют переработки. Например: В провинции Идлиб на севере Сирии совершена серия терактов; более 40 человек погибли (ТАСС) (РБК). Главная новостная информация — гибель людей — перемещена в конец предложения, на первое место вынесен ответ на вопрос «где?». В Индии местная жительница посадила 400 тыс. деревьев — 60-летняя индианка занимается озеленением 46 лет (ОНТ). В этом сообщении вторая часть, возможно, стояла в лиде, который уточняет, расширяет хедлайн, а составители включили в сообщение два факта. Экстренная бегущая строка MALI: THE REGIONAL IMPACT. STAY TUNED FOR IN-DEPTH ANALYSIS WITH AFRICAN AFFAIRS SPECIALIST FRANCIS KRATINDé (“Euronews”) состоит из двух предложений ввиду необходимости указания в первом из них общей темы (именительный темы — аналог рубрики в газете).

Вызывает сомнение включение в бегущую строку сообщений, оформленных пассивными конструкциями и содержащих глаголы будущего времени: Функции транспортного контроля в пунктах пропуска в Беларуси в 2013 году планируется передать таможенным органам (ОНТ) (кто будет принимать это решение?); Публичная библиотека американского города Айова-Сити, штат Айова, введет запрет на сон в помещении (ОНТ) (когда будет введен запрет?). Некоторые сообщения вызывают дополнительные вопросы из-за неполноты информации; чаще всего должно быть предложение с цитатой: ВСЕ ОСНОВНЫЕ ОБЪЕКТЫ В СОЧИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СДАНЫ ДО 15 ИЮНЯ («Мир») (кто принял такое решение?); Верховная Рада Украины в ближайшее время может принять все законопроекты, необходимые для выполнения плана действий по либерализации визового режима с Евросоюзом («Мир») (кто проинформировал об этом?); Белорусы смогут ездить в Аргентину без виз (ОНТ) (когда вводится безвизовый режим?); МВФ РАССМОТРИТ НОВУЮ ПРОГРАММУ ДЛЯ МОЛДОВЫ 7 НОЯБРЯ («Мир») (когда рассматривалась предыдущая и существовала ли она вообще?).

Следует отметить особенности постоянной бегущей строки православного телеканала «Союз». Она сохраняет основные характеристики религиозного дискурса: обращения (Братья и сестры!), широкое перечисление титулов действующих иерархов и православных святых, сложные синтаксические конструкции с многочисленным количеством однородных членов предложения и т. п. В бегущей строке отсутствуют сообщения-хедлайны, а вместо них используются заметки, анонсы. Это, во-первых, усложняет знакомство зрителя с информацией (часто сообщение длится несколько минут), а во-вторых, полностью отвлекает его от телевизионной передачи. Приведем лишь начало одной такой заметки: По благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла в Екатеринбурге проходит VIII Международная православная выставка «Русь крещенная, святая…». В этом году проект объединил более 150 участников из России, Белоруссии, Украины, Молдавии, Израиля, Греции. Более половины из них представляют монастыри, подворья, духовные издательства и образовательные центры Русской Православной Церкви… В конце заметки содержится приглашение посетить выставку. В результате заметка приобретает черты рекламной. Такая же рекламная функция видится и в повторяемой информации с просьбой о финансовой поддержке канала: Дорогие друзья! С 6 октября мы проводим благотворительный марафон «От Сергия до покрова» в поддержку телеканала «Союз», для продолжения и развития телеканала. В первую очередь нужно погасить долги за вещание с апреля по сентябрь. Всего 44 млн. рублей… («Союз»). Особенно способствуют перлокутивному эффекту наличие строки во время трансляции богослужений (на экране лишь священник, читающий молитвы перед иконами) и медленная скорость движения строки.

Выводы. Таким образом, сообщения информационной строки на телеэкране имеют свои, только им присущие характеристики. Использование строки продиктовано желанием телеканалов увеличить объем контента посредством использования имеющегося на собственном сайте. Однако психологические особенности восприятия такой информации не до конца изучены и требуют дальнейшего исследования. Пока трудно дать ответ на вопрос, почему не все телеканалы используют информационную строку (возможно, именно она отвлекает зрителя от предлагаемых новостей дня).

Лингвистические особенности сообщений информационной строки продиктованы требованиями к хедлайну как к предпочтительному заголовку любого информационного материала. В информационной строке минимизировано авторское «я» и максимально проявляется коллективное авторство журналистского текста. Бегущая информационная строка менее подвержена влиянию физических характеристик телеэкрана, в отличие от всплывающей, которая ограничена определенным количеством печатных знаков. Сообщения информационной строки нежелательно насыщать разнотипной информацией, так как это затрудняет зрителю фильтрацию главных новостей.

© Жолнерович П. П., 2017

Гриценко И. А. Клиповое мышление — новый этап развития человечества // Учен. зап. РГСУ. Сер. Социальная педагогика и психология. 2012. № 4. С. 71–74. 

Дускаева Л. Р. Медиалингвистика в России: основные подходы и методики // Слова ў кантэксце часу: пленар. дакл. Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2013. С. 49–55. 

Ивченков В. Культура общения: риторический образ времени // Слова ў кантэксце часу: зб. навук. прац. Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2009. С. 188–199. 

Іўчанкаў В. І. Дыскурс беларускіх СМІ: арганізацыя публіцыстычнага тэксту. Мінск: Белор. дзярж. ун-т, 2003. 

Іўчанкаў В. Медыялінгвістыка: вытокі, асаблівасці фарміравання і прыярытэты // Журналістыка-2016: стан, праблемы і перспектывы. Мінск: Белор. дзярж. ун-т, 2016. С. 289–292. 

Карасик В. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 

Карповіч М. Хедлайн: сэнсавая і граматычная структура // Журналістыка-2007: надзённыя праблемы: перспектывы. Мінск: Белор. дзярж. ун-т, 2007. С. 28–34. 

Кожина М. Н. Стилистика русского языка: учеб. пособие. М.: Просвещение, 1977. 

Лащук О. Р. Редактирование информационных сообщений: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2004. 

Солганик Г. Я., Дроняева Т. С. Стилистика современного русского языка и культура речи: учеб. пособие. М.: Академия, 2002. 

Тертычный А. К вопросу о классификации жанров современных СМИ // Журналістыка-2016: стан, праблемы і перспектывы. Мінск: Белор. дзярж. ун-т, 2016. С. 117–120. 

Тоффлер, Элвин. Третья волна. М.: У-Фактория, 2010. 

Фрумкин, Константин. Клиповое мышление и судьба линейного текста // Топос: лит.-филос. журн. 2010. 22 сент. URL: http://www.topos.ru/article/7371. 

Цікоцкі М. Я. Стылістыка тэксту. Мінск: Беларус. навука, 2002.

Cikocki M. Ja. Textual  stylistics [Stylistyka tekstu]. Міnsk, 2002. 

Duskayeva L. R. Media linguistics in Russia: main approaches and methods [Medialingvistika v Rossii: osnovnije podhody i metodiki] // [Slova u kantextсe chasu: plenarniya daklady]. Міnsk, 2013. P. 49–55. 

Frumkin K. Clip thinking and the fate of linear text [Klipovoje myshlenije i sudba linejnogo teksta] // Topos [Topos: lit-filos. zurn.]. 2010. 22 Sept. URL: http://www.topos.ru/article/7371. 

Gricenko I. A. Clip thinking — a new stage of human development [Klipovoje mizhlenije — novij etap razvitija chelovechestva] // Sci. notes of RSSU [Uchen. zap. RGSU. Ser. Socialnaja pedagogika i psihologija]. 2012. No. 4. P. 71–74.

Iuchankau V. Media linguistics: the origins, peculiarities of formation and priorities [Medijalingvistika: vitoki, asablivasti farmiravannia i pryjaritety] // Journalism-16: status, problems and prospects [Zhurnalistika-2016: stan, prablemy i perspektivy]. Міnsk, 2016. P. 289–292. 

Iuchankau V. I. The discourse of the Belarusian media: organization of nonfiction text [Diskurs belaruskih SMI: arganizacija publicistichnaga tekstu]. Міnsk, 2003. 

Ivchenkov V. The culture of communication: the rhetocial image of the time [Kultura obshchenija: ritoricheskij obraz vremeni] // The word in the context of the time [Slova u kantextсe chasu: zb. navuk. prac]. Міnsk, 2009. P. 188–199. 

Каrasik V. I. Language circle: personality, concepts, discourse [Jazikovoj krug: lichnost, kontsepty, diskurs]. Volgograd, 2001. 

Каrpovich М. Headline: semantic and grammatical structure [Hedlajn. Sensavaja i gramatychnaja struktura] // Journalism-2007: pressing issues: perspectives [Zhurnalistika-2007: nadzjonnyja prablemy: perspektivy]. Міnsk, 2007. P. 28–34. 

Коzhina М. N. Stylistics of the Russian language [Stilistika russkogo jazyka]. Moscow, 1977. 

Lazhuk О. R. News editing [Redaktirovaniye informationnyh soobchenij]. Moscow, 2004. 

Solganik G. J., Droniajeva T. S. Modern Russian stylistics and speech culture [Stiltstika sovremennogo russkogo jazyka i kultura rechi]. Moscow, 2002. 

Tertychny A. On the classification of modern media genres [K voprosu o klassifikacii zanrov sovremennyh SMI] // Journalism-16: status, problems and prospects [Zhurnalistika-2016: stan, prablemy i perspektivy]. Міnsk, 2016. P. 117–120. 

Toffler E. The third wave [Tretja volna]. Moscow, 2010.