Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

РАЗНОТИПНЫЕ ИНТЕРТЕКСТЕМЫ В ЖУРНАЛИСТСКОМ ТЕКСТЕ: ОПЫТ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ОПИСАНИЯ

Диа­ло­гич­ность, поли­фо­нич­ность, поли­субъ­ект­ность, вто­рич­ность — фун­да­мен­таль­ные свой­ства жур­на­лист­ско­го тек­ста [см.: Дус­ка­е­ва 2012], тес­но сопря­га­ю­щи­е­ся с дру­гой онто­ло­ги­че­ской чер­той газет­ных пуб­ли­ка­ций — интер­тек­сту­аль­но­стью. Осно­ва­ни­ем для сбли­же­ния дан­ных кате­го­рий слу­жит откры­тость совре­мен­ных меди­а­тек­стов по отно­ше­нию к реаль­ной дей­стви­тель­но­сти, куль­ту­ре и дру­гим тек­стам, что, в свою оче­редь, объ­ек­ти­ви­ру­ет­ся в отсыл­ках к пер­во­тек­стам, в соот­но­ше­нии автор­ско­го и «чужо­го» сло­ва, смене субъ­ек­тов речи. В совре­мен­ных иссле­до­ва­ни­ях откры­тость тек­стов СМИ уста­нав­ли­ва­ет­ся на содер­жа­тель­но-смыс­ло­вом, ком­по­зи­ци­он­но-струк­тур­ном и зна­ко­вом уров­нях и сопря­га­ет­ся с мас­сме­дий­ной интер­тек­сту­аль­но­стью [Казак 2014; Чер­няв­ская 2013]. Не всту­пая в дис­кус­сию о содер­жа­нии столь мно­го­гран­но­го явле­ния, каким явля­ет­ся интер­тек­сту­аль­ность, отме­тим лишь инте­ре­су­ю­щий нас аспект, когда интер­тек­сту­аль­ность пони­ма­ет­ся как цитат­ность (в широ­ком смыс­ле сло­ва) и пред­ста­ет в жур­на­лист­ском тек­сте в виде раз­но­род­ных вкрап­ле­ний (цита­ты, реми­нис­цен­ции, аллю­зии, пара­фра­зы), или интер­тек­с­тем, кото­рые по-раз­но­му вклю­ча­ют­ся в тек­сто­вые струк­ту­ры и раз­лич­но воз­дей­ству­ют на интел­лект и память мас­со­вой ауди­то­рии (рабо­ты Р. Бар­та, Б. М. Гас­па­ро­ва, Ж. Дер­ри­да, Н. А. Кузь­ми­ной, В. В. Крас­ных, Ю. Кри­сте­вой, А. А. Негры­ше­ва, Н. Пье­ге-Гро, Н. А. Фате­е­вой, В. Е. Чер­няв­ской и др.).

Авто­ры тер­ми­на, В. М. Мок­и­ен­ко и К. П. Сидо­рен­ко, отно­сят к интер­тек­с­те­мам такие стро­е­вые тек­сто­вые эле­мен­ты («реля­ци­он­ные сег­мен­ты»), кото­рые отсы­ла­ют к дру­гим тек­стам и при этом обла­да­ют сте­рео­ти­пи­зи­ро­ван­но­стью, вос­про­из­во­ди­мо­стью, частот­но­стью, сти­ли­сти­че­ской мар­ки­ро­ван­но­стью [Мок­и­ен­ко, Сидо­рен­ко 1999: 22]. Для нас интер­тек­с­те­ма — более широ­кое поня­тие, явля­ю­ще­е­ся родо­вым по отно­ше­нию (1) к тра­ди­ци­он­ным цита­там, вовле­ка­ю­щим в тек­сто­вое про­стран­ство выска­зы­ва­ния, мне­ния, оцен­ки наших совре­мен­ни­ков, и (2) к куль­тур­ным зна­кам, отсы­ла­ю­щим к широ­ко­му миро­во­му и наци­о­наль­но­му куль­тур­но­му фон­ду. Для пер­во­го типа цитат пред­ла­га­ет­ся тер­мин «акту­аль­ные интер­тек­с­те­мы», для вто­ро­го типа — «куль­ту­ро­ло­ги­че­ские интертекстемы».

Объ­ек­том цити­ро­ва­ния для акту­аль­ных интер­тек­с­тем высту­па­ет сама окру­жа­ю­щая реаль­ность, речи поли­ти­ков и обще­ствен­ных дея­те­лей, мне­ния экс­пер­тов и про­фес­си­о­на­лов, раз­лич­ные источ­ни­ки инфор­ма­ции. Имен­но эти цита­ты и ссыл­ки фор­ми­ру­ют в инфор­ма­ци­он­ных и ана­ли­ти­че­ских жан­рах жур­на­ли­сти­ки фак­то­ло­ги­че­ский, пред­мет­но-логи­че­ский, опи­са­тель­ный, «содер­жа­тель­но-фак­ту­аль­ный» [Галь­пе­рин 1981] слой тек­ста, предъ­яв­ляя «чужое» сло­во, т. е. мне­ние и пози­цию сво­е­го совре­мен­ни­ка, в виде пря­мой или транс­фор­ми­ро­ван­ной цита­ты, обыч­но с точ­ной адре­са­ци­ей. Одно из глав­ных пред­на­зна­че­ний таких цитат — точ­ное вос­про­из­ве­де­ние чьих-либо слов из уст­ной речи или дослов­ная выдерж­ка из тек­стов в пись­мен­ной фор­ме с целью под­твер­жде­ния каких-либо дово­дов или сооб­ра­же­ний. Ком­плекс­ный ана­лиз дан­но­го типа интер­тек­с­тем [см.: Вар­чен­ко 2007; Негры­шев 2009] опи­ра­ет­ся на гла­го­лы гово­ре­ния, в семан­ти­ке кото­рых «име­ют­ся ком­по­нен­ты, опи­сы­ва­ю­щие цель гово­ре­ния» [Кобо­зе­ва 2000: 263], кото­рые харак­те­ри­зу­ют мане­ру речи, настро­е­ние гово­ря­ще­го, отно­ше­ние авто­ра пуб­ли­ка­ции к той или иной цита­те или пуб­лич­но­му лицу: ска­зал, доба­вил, вос­клик­нул, заявил, похва­лил, при­знал, ого­во­рил­ся, уточ­нил, напом­нил, ука­зал и др.: На вопрос о том, как Путин отно­сит­ся к вер­сии о том, что оли­гар­ха мог­ли устра­нить ино­стран­ные спец­служ­бы, он усмех­нул­ся: «С них ста­нет­ся» (Рос. газе­та. 2013. 26 апр.).

Вто­рой интер­тек­сту­аль­ный слой в газе­те — цита­ты, фор­ми­ру­ю­щие обра­зы, экс­прес­сив­ные оцен­ки, «содер­жа­тель­но-кон­цеп­ту­аль­ную инфор­ма­цию» (по И. Р. Галь­пе­ри­ну). Это цита­ты, обла­да­ю­щие линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ской цен­но­стью и апел­ли­ру­ю­щие к худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре, искус­ству, исто­ри­че­ским собы­ти­ям и соци­аль­но­му опы­ту чело­ве­че­ства. Дан­ный цитат­ный фонд опи­сы­ва­ет­ся в науч­ной лите­ра­ту­ре через мно­го­чис­лен­ные тер­ми­ны, кото­рые нахо­дят­ся меж­ду собой в отно­ше­ни­ях тож­де­ства, вклю­че­ния или пере­се­че­ния: «интер­текст» (И. В. Арнольд, Г. В. Дени­со­ва, Н. А. Фате­е­ва), «интер­тек­с­те­ма» (В. М. Мок­и­ен­ко, К. П. Сидо­рен­ко, Е. А. Попо­ва), «тек­сто­вая реми­нис­цен­ция» (А. Е. Супрун, Г. Г. Слыш­кин), «фигу­ры речи» (В. П. Моск­вин, Г. В. Боб­ров­ская), «лого­эпи­сте­ма» (В. Г. Косто­ма­ров, Н. Д. Бур­ви­ко­ва), «пре­це­дент­ный текст» (Ю. Н. Кара­у­лов), «пре­це­дент­ный фено­мен», «куль­тур­ный знак» (Д. Б. Гуд­ков, В. В. Крас­ных), «рече­вые кли­ше» (М. А. Крон­гауз), «цита­ция» (Е. А. Зем­ская), «цитат­ное пись­мо» (С. И. Сме­та­ни­на). Пред­став­ляя собой раз­но­род­ный мате­ри­ал из раз­ных исто­ри­че­ских эпох и куль­тур­ных пла­стов, куль­ту­ро­ло­ги­че­ские интер­тек­с­те­мы обла­да­ют раз­лич­ной сте­пе­нью вос­про­из­во­ди­мо­сти и узна­ва­е­мо­сти целе­вой ауди­то­ри­ей. Поэто­му суще­ствен­ным для их ана­ли­за явля­ет­ся диф­фе­рен­ци­а­ция тек­стов на «силь­ные» и «сла­бые» (В. Н. Топо­ров), что отча­сти соот­но­сит тео­рию интер­тек­сту­аль­но­сти с тео­ри­ей пре­це­дент­но­сти. На сего­дня в оте­че­ствен­ной линг­ви­сти­ке нет еди­но­го мне­ния о соот­но­ше­нии ана­ли­зи­ру­е­мых поня­тий, и в боль­шин­стве иссле­до­ва­ний чет­кой гра­ни­цы меж­ду ними не про­во­дит­ся. Мы исхо­дим из того, что явле­ние пре­це­дент­но­сти явля­ет­ся одной из раз­но­вид­но­стей интер­тек­сту­аль­но­сти, оно свя­за­но с поня­ти­ем силь­но­го тек­ста, обла­да­ю­ще­го куль­тур­ной зна­чи­мо­стью для язы­ко­вой лич­но­сти и носи­те­лей язы­ка в целом, и с поня­ти­ем «тек­стов вли­я­ния» [Кузь­ми­на 2011], попу­ляр­ность кото­рых тех­ни­че­ски под­дер­жи­ва­ет­ся сред­ства­ми мас­со­вой информации.

Деле­ние тек­стов на силь­ные и сла­бые обу­слов­ли­ва­ет диа­па­зон струк­тур­но-семан­ти­че­ско­го варьи­ро­ва­ния куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем, посколь­ку агно­ни­мич­ные, мало­зна­ко­мые мас­со­вой ауди­то­рии интер­тек­с­те­мы тре­бу­ют допол­ни­тель­ных све­де­ний, необ­хо­ди­мых чита­те­лю для деко­ди­ро­ва­ния глу­бин­ных тек­сто­вых смыс­лов. Пре­це­дент­ные тек­сты, обла­да­ю­щие свой­ством частот­но­сти и вос­про­из­во­ди­мо­сти, реже атри­бу­ти­ру­ют­ся отсыл­ка­ми к пер­во­ис­точ­ни­ку, вклю­ча­ясь в новый текст в виде раз­лич­ных струк­тур­но-семан­ти­че­ских транс­фор­мов. Глав­ное в пре­це­ден­те — при любом изме­не­нии цита­ты сохра­нить узна­ва­е­мость фор­мы: При­вет, ору­жие (Рос. газе­та. 2008. 26 мая); Пере­ме­ны на Запад­ном фрон­те (Нов. газе­та. 2014. 26 июля); Лесо­по­вал в сво­ем гла­зу (Моск. комс. 2014. 22 июля); «Мистраль» раз­до­ра (Нов. изв. 2014. 23 июля); Небес­ный быст­ро­ход (Рос. газе­та. 2014. 24 июля). Как пока­зы­ва­ет при­вле­чен­ный мате­ри­ал, пере­чень газет, акту­а­ли­зи­ру­ю­щих в заго­лов­ках интер­тек­сту­аль­ные свя­зи, очень широ­кий, и в этом спис­ке пред­став­ле­ны раз­но­тип­ные изда­ния, как каче­ствен­ные, так и мас­со­вые, что под­твер­жда­ет вос­тре­бо­ван­ность пре­це­ден­тов в совре­мен­ных СМИ. Так, в заго­лов­ках теле­обо­зре­ва­те­ля «Новой газе­ты» Ири­ны Пет­ров­ской реа­ли­зу­ет­ся палит­ра интер­тек­сту­аль­ных смыс­лов, ср.: Дух манья­ка бро­дит и бро­дит по теле­ви­зо­ру (2013. 1 окт.); Скор­би час, поте­хе вре­мя (2013. 21 нояб­ря); О дря­ни (2014. 13 февр.); Цирк уехал — ком­мен­та­то­ры оста­лись (2014. 27 февр.); Спо­кой­ной ночи, кибаль­чи­ши (2014. 13 мар­та); «Ост­ров Крым» дру­го­го Аксе­но­ва (2014. 21 мар­та); Цвет и тени нации. Герои наше­го и не наше­го вре­ме­ни на экра­нах ТВ (2014. 16 июня); А «Дождь» идет? А «дождь» идет (2014. 11 июля); Нам ли с вами роди­ну делить (2014. 31 июля). Вме­сте с тем, учи­ты­вая фоно­вые зна­ния сво­ей ауди­то­рии, газе­ты и жур­на­лы экс­плу­а­ти­ру­ют хре­сто­ма­тий­ные тек­сты, песен­ные фра­зы, кры­ла­тые выра­же­ния, кли­ше, реклам­ные сло­га­ны. Сам фено­мен пре­це­дент­но­сти высту­па­ет спе­ци­фи­че­ским кон­гло­ме­ра­том гото­вых обра­зов, оце­нок, норм и свое­об­раз­ным сре­зом, пока­за­те­лем куль­тур­но­го состо­я­ния общества.

В насто­я­щем иссле­до­ва­нии функ­ци­о­наль­ные роли акту­аль­ных и куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем опре­де­ля­лись по их ком­по­нов­ке в жур­на­лист­ских текстах, по семан­ти­че­ско­му соот­но­ше­нию автор­ско­го и «чужо­го» голо­са, ком­мен­та­ри­ям как авто­ра тек­ста, так и геро­ев пуб­ли­ка­ции, по гла­голь­ной лек­си­ке, модаль­ным и экс­прес­сив­ным кон­струк­ци­ям. Пред­ва­ри­тель­ное закреп­ле­ние одно­го типа цитат за фак­том, а дру­го­го — за обра­зом воз­мож­но на пер­вом шаге ана­ли­за. Сопо­став­ле­ние функ­ци­о­наль­но­го диа­па­зо­на акту­аль­ных и куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем пока­зы­ва­ет, что и те, и дру­гие спо­соб­ны выпол­нять самые раз­ные смыс­ло­вые роли, начи­ная от инфор­ма­тив­ной и закан­чи­вая эсте­ти­че­ской, игро­вой, раз­вле­ка­тель­ной функ­ци­ей, и лишь неко­то­рые из них закреп­ля­ют­ся за опре­де­лен­ным типом интертекстем:

Функ­цияАкту­аль­ные интертекстемыКуль­ту­ро­ло­ги­че­ские интертекстемы
Инфор­ма­тив­ная функция++
Апел­ля­тив­ная функция++
Аргу­мен­та­тив­ная функция++
Мета­со­бы­тий­ная функция++
Функ­ция акцен­ти­ро­ва­ния внимания++
Экс­прес­сив­но-оце­ноч­ная функция++
Линг­во­кре­а­тив­ная функция++
Пароль­ная функция-+
Фати­че­ская функция-+
Функ­ция пиар-продвижения+-
Функ­ция под­ме­ны ответственности+-

Оха­рак­те­ри­зу­ем сов­па­да­ю­щие функ­ции раз­но­тип­ных интертекстем.

Инфор­ма­тив­ная функ­ция. Если рас­смот­реть цитат­ный мате­ри­ал на шка­ле частот­но­сти, то нель­зя не отме­тить, что инфор­ма­тив­ная функ­ция явля­ет­ся одной из глав­ных в пред­на­зна­че­нии акту­аль­ных интер­тек­с­тем, в то же вре­мя реа­ли­за­ция этой функ­ции куль­ту­ро­ло­ги­че­ски­ми интер­тек­с­те­ма­ми тре­бу­ет осо­бых усло­вий и не отно­сит­ся к основ­ным. В кру­гу акту­аль­ных цитат инфор­ма­тив­ная функ­ция свя­за­на с опе­ри­ро­ва­ни­ем инфор­ма­ции, отра­жа­ю­щей акту­аль­ные, зло­бо­днев­ные собы­тия сего­дняш­не­го дня, она наце­ле­на на пере­да­чу досто­вер­ной инфор­ма­ции. Куль­ту­ро­ло­ги­че­ские интер­тек­с­те­мы так­же могут номи­ни­ро­вать собы­тия — исто­ри­че­ские, имев­шие место, или совре­мен­ные, соот­вет­ству­ю­щие теку­ще­му момен­ту, ср.: Шаля­пин, Бунин, Цве­та­е­ва, Набо­ков всей душой люби­ли Рос­сию, поды­ха­ли от носталь­гии (Моск. комс. 2014. 1 окт.); Пер­вое, что бро­си­лось в гла­за, — вос­тор­жен­ные стро­ки… Вот послед­ний куп­лет: «Имя Ста­ли­на в веках будет жить…» (Там же). Одна­ко очень часто сооб­ще­ние новых све­де­ний, иллю­стри­ро­ва­ние мыс­лей, пояс­не­ние, допол­не­ние или рас­ши­ре­ние тези­сов через куль­тур­ные зна­ки ослож­ня­ет­ся раз­лич­ны­ми кон­но­та­ци­я­ми. Напри­мер: Сре­да ста­ла важ­ным днем для совет­ско­го интел­ли­ген­та. По сре­дам выхо­ди­ла «Лите­ра­тур­ка». Но… При­шли иные вре­ме­ни. Взо­шли иные име­на. И «Лите­ра­тур­ка» посте­пен­но ста­ла исче­зать (Там же).

Апел­ля­тив­ная функ­ция, кото­рая осу­ществ­ля­ет­ся через обра­ще­ние к авто­ри­тет­ным источ­ни­кам / авто­рам, пред­став­ле­на в про­стран­стве как акту­аль­ных, так и куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем. И если тех­ни­ка предъ­яв­ле­ния авто­ри­тет­ных мне­ний в них сов­па­да­ет, то раз­ны­ми ока­зы­ва­ют­ся сами источ­ни­ки. Акту­аль­ные цита­ты-апел­ля­ти­вы отсы­ла­ют к реаль­ным людям: пред­ста­ви­те­лям вла­сти, экс­пер­там, оче­вид­цам, участ­ни­кам собы­тий и т. п. В интер­тек­с­те­мах-апел­ля­ти­вах часто исполь­зу­ет­ся обоб­щен­ная фор­ма предъ­яв­ле­ния чужой речи: экс­пер­ты счи­та­ют, Мини­стер­ство энер­ге­ти­ки вво­дит режим пред­опла­ты, США не при­зна­ют ито­ги рефе­рен­ду­мов на восто­ке Укра­и­ны (Неза­вис. газе­та. 2014. 11 мая); Про­ку­ра­ту­ра Швей­цар­ской кон­фе­де­ра­ции в Берне сооб­щи­ла на про­шлой неде­ле, что забло­ки­ро­ва­ла акти­вы на сум­му 170 мил­ли­о­нов (Нов. газе­та. 2014. 12 мая). В отли­чие от пер­во­го типа цитат, куль­ту­ро­ло­ги­че­ские цита­ты-апел­ля­ти­вы обра­ща­ют­ся к выска­зы­ва­ни­ям вели­ких мыс­ли­те­лей, Биб­лии, фольк­ло­ру, народ­но­му эпо­су, худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре, исто­ри­че­ским собы­ти­ям: И поче­му-то одо­ле­ва­ют чер­ные мыс­ли… Как быть? Кто посо­ве­ту­ет? А Пуш­кин на что? <…> Откры­ваю наугад, читаю: «Как мыс­ли чер­ные к тебе при­дут — Отку­по­ри шам­пан­ско­го бутыл­ку Иль пере­чти «Женить­бу Фига­ро»!» (Моск. комс. 2014. 6 июня).

Аргу­мен­та­тив­ная функ­ция явля­ет­ся одной из веду­щих в соста­ве всех типов интер­тек­с­тем. Обос­но­вы­вая свои тези­сы, взгля­ды, оцен­ки, жур­на­ли­сты неред­ко вво­дят в каче­стве дока­за­тель­ства акту­аль­ный и куль­ту­ро­ло­ги­че­ский мате­ри­ал. Наи­бо­лее ярко эта функ­ция пред­ста­ет тогда, когда стал­ки­ва­ют­ся раз­ные точ­ки зре­ния и через ком­би­на­цию интер­тек­с­тем они всту­па­ют в кон­фрон­та­цию или, напро­тив, допол­ня­ют друг дру­га. Так, дока­за­тель­ная струк­ту­ра ста­тьи «СУПЕРСТАР. Воз­раст­ная дис­кри­ми­на­ция ста­но­вит­ся соци­аль­ной про­бле­мой» (Рос. газе­та. 2008. 24 мая) выстра­и­ва­ет­ся с опо­рой на мно­го­чис­лен­ные «чужие голо­са» и раз­лич­ные точ­ки зре­ния: На сай­тах ком­па­ний и газет­ных поло­сах в раз­де­ле «Вакан­сии» то и дело мож­но про­чи­тать: «Тре­бу­ют­ся спе­ци­а­ли­сты, опыт рабо­ты от года, воз­раст от 20 до 25 лет»; По сло­вам началь­ни­ка Отде­ла инфор­ма­ции Гос­служ­бы заня­то­сти насе­ле­ния; Одной из при­чин нега­тив­но­го отно­ше­ния к пожи­лым людям, убеж­денаме­ри­кан­ский герон­то­лог Роберт Бат­лер, явля­ет­ся неосо­знан­ный страх перед болез­ня­ми, ста­ро­стью, бес­по­мощ­но­стью и смер­тью; Про­рек­тор Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Татья­на Чет­вер­ни­на убеж­де­на, что в стар­шем поко­ле­нии скон­цен­три­ро­ва­на зна­чи­тель­ная часть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной рабо­чей силы; гово­рит веду­щий спе­ци­а­лист Цен­тра соци­аль­но-тру­до­вых прав Петр Бизю­ков; Юрий Ива­но­вич обра­тил­ся в суд; Суд поста­но­вил взыс­кать с ответ­чи­ка мате­ри­аль­ный вред; часть спе­ци­а­ли­стов убеж­де­на, что без повы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та в Рос­сии не обой­тись; юри­сты реко­мен­ду­ют запи­сы­вать бесе­ду с кад­ро­ви­ком на дик­то­фон; в мос­ков­ской город­ской Думе гото­вит­ся новый закон о заня­то­сти; На вопрос кор­ре­спон­ден­та, отве­ти­ли (Рос. газе­та. 2008. 14 мая). Текст постро­ен таким обра­зом, что каж­дый новый абзац вво­дит ново­го пер­со­на­жа или пред­ла­га­ет иной взгляд на про­бле­му заня­то­сти стар­ше­го поко­ле­ния через цита­ты, каж­дая из кото­рых либо про­ти­во­ре­чит преды­ду­щей, либо слу­жит аргу­мен­том для дру­гой цитаты.

Дей­ствие аргу­мен­та­тив­ной функ­ции куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем мы свя­зы­ва­ем с уси­ле­ни­ем дока­за­тель­ной состав­ля­ю­щей тек­ста, с исполь­зо­ва­ни­ем кон­т­ар­гу­мен­тов при столк­но­ве­нии мне­ний. Так, инфор­ма­ци­он­ным пово­дом пуб­ли­ка­ции «Визит на выход­ные к бабуш­ке» (Изв. 2014. 3 июля) ста­ло заяв­ле­ние Госде­пар­та­мен­та США, в кото­ром гово­рит­ся: «В заяв­ле­нии УВКБ ООН не было ска­за­но, что 110 тыс. укра­ин­ских бежен­цев бежа­ли с Укра­и­ны в Рос­сию. Там ска­за­но, что это чис­ло людей, кото­рые в какой-то момент пере­сек­ли гра­ни­цу. Может стать­ся, что они наве­ща­ют бабуш­ку и едут обрат­но». Ста­тья ста­вит целью опро­верг­нуть заяв­ле­ние офи­ци­аль­ных инстан­ций США, для реа­ли­за­ции кото­рой автор при­бе­га­ет к исполь­зо­ва­нию куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем. В ответ на заяв­ле­ние Бело­го дома жур­на­лист при­во­дит свой контр­ар­гу­мент и пред­по­ла­га­ет, что вско­ре Белый дом может объ­явить немец­ко-фашист­ское наступ­ле­ние лет­ней мигра­ци­ей: Они дое­ха­ли, а мно­гие уби­ты. // По бежен­цам стре­ля­ли мес­сер­шмит­ты // И юнкер­сы бом­би­ли поез­да» — тоже было лишь идил­ли­че­ской поезд­кой к бабуш­ке на пиро­ги, а вся­кие выдум­ки — это совет­ская про­па­ган­да. Сове­сти хва­тит. Точ­нее — ее пол­но­го отсут­ствия (Там же).

Мета­со­бы­тий­ная функ­ция реа­ли­зу­ет­ся как в одном, так и в дру­гом типе цитат, одна­ко, по нашим наблю­де­ни­ям, эта функ­ция име­ет боль­ший вес и зна­чи­мость в кру­гу акту­аль­ных интер­тек­с­тем, так как резо­нанс­ные собы­тия и тек­сты все­гда нахо­дят сво­е­го ком­мен­та­то­ра и кри­ти­ка в лице жур­на­ли­ста. Инфор­ма­ци­он­ным пово­дом пуб­ли­ка­ции «Оба­ма ули­чил Рос­сию в „тем­ной так­ти­ке“ на восто­ке Укра­и­ны» (Моск. комс. 2014. 4 июня) ста­ло выступ­ле­ние Бара­ка Оба­мы перед поля­ка­ми на празд­но­ва­нии 25-летия со дня пер­вых «полу­сво­бод­ных выбо­ров» в соци­а­ли­сти­че­ской Поль­ше. Сло­ва пре­зи­ден­та США тем­ная так­ти­ка появ­ля­ют­ся в тек­сте два­жды: в заго­лов­ке и в нача­ле пуб­ли­ка­ции: «После того, как было про­ли­то столь­ко кро­ви, что­бы объ­еди­нить Евро­пу, как мы можем поз­во­лить тем­ной так­ти­ке XX века уста­нав­ли­вать­ся в новом веке?» — заявил пре­зи­дент США Барак Оба­ма. Фра­за аме­ри­кан­ско­го лиде­ра вво­дит­ся пре­ди­ка­та­ми речи (заявив, вещал) и чув­ства (гро­зить), кото­рые, с одной сто­ро­ны, харак­те­ри­зу­ют отно­ше­ние пре­зи­ден­та США к Рос­сии, но, с дру­гой сто­ро­ны, фор­ми­ру­ют оце­ноч­ное вос­при­я­тие ауди­то­рии: Оба­ма при­гро­зил Москве: «Наши сво­бод­ные нации будут еди­ны, так что буду­щие рос­сий­ские про­во­ка­ции могут озна­чать для Рос­сии лишь еще боль­шую изо­ля­цию и поте­ри»; …вещал Барак Оба­ма, решив­ший, оче­вид­но, не вспо­ми­нать, как его стра­на тоже навя­зы­ва­ет свою волю дру­гим суве­рен­ным государствам…

В соста­ве куль­ту­ро­ло­ги­че­ских цитат мета­со­бы­тий­ная функ­ция начи­на­ет рабо­тать, когда жур­на­лист объ­яс­ня­ет смыс­лы вовле­чен­ных в текст интер­тек­с­тем. Ср.: Высоц­ко­го теперь надо пере­во­дить на совре­мен­ный рус­ский. Или точ­нее — для моло­дых рус­ских. Объ­яс­нять, напри­мер, что такое «вре­ме­на куль­та лич­но­сти». Объ­яс­нять, что «отды­хал я в раю»! — это горь­кая иро­ния, и речь идет о ГУЛА­Ге — о катор­ге. Это там вали­ли лес и теря­ли веру, что там гло­та­ли сле­зы, а если пове­зет — сырец (неочи­щен­ный спирт из опи­лок). «Полу­чи­лось, я зря им клей­мен» — надо ли пере­во­дить? «Зря» — это напрас­но; все­го лишь досад­ная ошиб­ка. Но «клей­мен» — такое силь­ное сло­во, что не допус­ка­ет лас­ко­вых тол­ко­ва­ний… (Моск. комс. 2014. 1 окт.).

Функ­ция акцен­ти­ро­ва­ния вни­ма­ния име­ет раз­ный удель­ный вес в про­стран­стве цитат: для куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем она явля­ет­ся доми­нант­ной, посколь­ку интер­тек­сту­аль­ные вклю­че­ния прак­ти­че­ски все­гда при­вле­ка­ют к себе вни­ма­ние ауди­то­рии. Ср.: В строй идут одни «ста­ри­ки» (Рос. газе­та. 2014. 4 авг.); По ком зве­нит Капел­ло? (Моск. комс. 2014. 30 июля); Бонд. Евро­бонд (Рос. газе­та. 2014. 19 июня); США не сда­ет­ся фран­цуз­ский «Мистраль» (Рос. газе­та. 2014. 6 июня); А я Мэри­лин узнаю по поход­ке (Комс. прав­да. 2014. 31 мая). Для акту­аль­ных интер­тек­с­тем дан­ная функ­ция «заклю­ча­ет­ся в фоку­си­ров­ке тех или иных выска­зы­ва­ний, мне­ний, „вер­баль­ных“ поступ­ков поли­ти­ков» [Негры­шев 2009, с. 67]. В отли­чие от сати­ри­че­ской или шут­ли­вой репли­ки, наце­лен­ной на язы­ко­вую игру, основ­ная интен­ция фак­то­ло­ги­че­ской цита­ции — сооб­щить, вычле­нив из цело­го выступ­ле­ния какие-то клю­че­вые фра­зы, обе­ща­ю­щие обще­ствен­ный резо­нанс. Этим при­е­мом жур­на­ли­сты поль­зу­ет­ся доволь­но актив­но. Так, фра­за Вла­ди­ми­ра Пути­на «Хочу поже­лать им при­ят­но­го аппе­ти­та», про­из­не­сен­ная им во вре­мя сам­ми­та G7, была рас­ти­ра­жи­ро­ва­на рос­сий­ски­ми изда­ни­я­ми. Ср.: Вла­ди­мир Путин с юмо­ром отре­а­ги­ро­вал на вопрос жур­на­ли­стов о брюс­сель­ском сам­ми­те стран «боль­шой семер­ки», на кото­ром обсуж­дал­ся кри­зис на Укра­ине и воз­мож­ность ново­го раун­да санк­ций про­тив Рос­сии. — Хочу поже­лать им при­ят­но­го аппе­ти­та, — ска­зал Вла­ди­мир Путин (Изв. 2014. 5 июня); «Хочу поже­лать им при­ят­но­го аппе­ти­та», — отве­тил Путин (Ведом. 2014. 5 июня); «Хочу поже­лать им при­ят­но­го аппе­ти­та», — отве­тил Путин на вопрос жур­на­ли­стов о сво­ем отно­ше­нии к тому, что «боль­шая семер­ка» обсуж­да­ет миро­вые про­бле­мы без уча­стия рос­сий­ско­го лиде­ра (Рос. газе­та. 2014. 5 июня); Отве­чая на вопрос, что он дума­ет по пово­ду того, что за общим сто­лом не ока­за­лось рос­сий­ско­го лиде­ра, Путин, ехид­но при­щу­рив­шись, ска­зал: «Хочу поже­лать им при­ят­но­го аппе­ти­та» (Моск. комс. 2014. 5 июня) и др.

Экс­прес­сив­но-оце­ноч­ная функ­ция явля­ет­ся веду­щей для куль­тур­ных зна­ков, кото­рые при­вно­сят в тек­сты раз­лич­ные эмо­тив­ные оттен­ки и оцен­ки. В соста­ве акту­аль­ных интер­тек­с­тем экс­прес­сив­ную и оце­ноч­ную функ­ции мож­но раз­де­лить, посколь­ку цита­ты вклю­ча­ют­ся не толь­ко в эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ный кон­текст, но и в рече­вое окру­же­ние с раци­о­наль­ны­ми оцен­ка­ми. Напри­мер, в осо­бом жан­ре «Пись­ма пре­зи­ден­ту», при­над­ле­жа­щем перу обо­зре­ва­те­ля «Мос­ков­ско­го ком­со­моль­ца» Алек­сандра Мин­ки­на, пред­ла­га­ет­ся раз­вер­ну­тый ком­мен­та­рий к одной из пресс-кон­фе­рен­ций Вла­ди­ми­ра Пути­на. Жур­на­лист выде­ля­ет жир­ным шриф­том фраг­мен­ты выступ­ле­ния пре­зи­ден­та, кото­рые при­влек­ли его вни­ма­ние, и затем вво­дит оце­ноч­ный ком­мен­та­рий: Ответ бле­стя­щий. Что тут воз­ра­зишь? Ведь жур­на­ли­сты ниче­го не пони­ма­ют в ирланд­ских бир­жах и англий­ском пра­ве, сидят, кива­ют; Не слиш­ком удач­ный ответ. Полу­ча­ет­ся, что наши мини­стры и депу­та­ты совер­шен­но не пат­ри­о­ты; Из ваших слов сле­ду­ет, буд­то вы нахо­ди­те мини­стров на рын­ке тру­да…; Ска­за­ли вы и про оппо­зи­ци­о­не­ров, кото­рые пыта­ют­ся «кус­нуть глав­но­го»; Ответ, г‑н пре­зи­дент, тянет на целую дис­сер­та­цию и т. д. (Моск. комс. 2013. 19 дек.). Вме­сте с тем нель­зя не при­знать, что оце­ноч­ная функ­ция интер­тек­с­тем сопро­вож­да­ет мно­гие дру­гие функ­ции, фор­ми­руя с ними ком­плекс­ную соци­аль­ную оценку.

При харак­те­ри­сти­ке акту­аль­ных интер­тек­с­тем была выде­ле­на раз­вле­ка­тель­ная функ­ция, кото­рая про­яв­ля­ет­ся в язы­ко­вой игре и пред­став­ле­на в «жел­тых» изда­ни­ях, свет­ских хро­ни­ках, раз­вле­ка­тель­ных руб­ри­ках. Ср.: Алек­сандр Шир­виндт: «Пере­став стро­ить дома, моя жена ста­ла стро­ить меня»; Андже­ли­на Джо­ли: «Я по-преж­не­му пло­хая дев­чон­ка. Озор­ни­ца и шалу­нья!»; Жан­на Эппле: «Я полю­би­ла свой день рож­де­ния»; Ната­лья Ворот­ни­ко­ва: «Певи­ца Нюша вый­дет замуж за про­дю­се­ра»; Ната­лья Ворот­ни­ко­ва: «У Бран­де­са начал­ся кри­зис сред­не­го воз­рас­та» (из свет­ской руб­ри­ки жур­на­ла «7 дней»).

В соста­ве куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем пред­по­чти­тель­нее гово­рить о линг­во­кре­а­тив­ной функ­ции, кото­рая вби­ра­ет в себя игро­вую и раз­вле­ка­тель­ную, но ока­зы­ва­ет­ся шире преды­ду­щих ролей, посколь­ку может фор­ми­ро­вать пуб­ли­ци­сти­че­ские обра­зы. Линг­во­кре­а­тив­ную функ­цию мож­но при­знать одной из глав­ных в пред­на­зна­че­нии куль­тур­ных зна­ков, тес­ней­шим обра­зом свя­зан­ную с экс­прес­сив­но-оце­ноч­ной и эсте­ти­че­ской. Так, в заго­лов­ке «Кри­ши­то кры­то» (Рос. газе­та. 2012. 30 мая), напо­ми­на­ю­щим раз­го­вор­ное выра­же­ние шито-кры­то, зашиф­ро­ва­на фами­лия защит­ни­ка «Зени­та» Доме­ни­ко Кри­ши­то, кото­ро­го обви­ни­ли в мошен­ни­че­стве. Ср. при­е­мы кон­та­ми­на­ции: 1) соеди­не­ние пре­це­дент­ных имен: Досто­ев­ский, допол­нен­ный Горь­ким (Изв. 2014. 2 июня); Асса Каре­ни­на (Рос. газе­та. 2009. 5 июня); Год­зил­ла и Мале­фи­сен­та на стра­же семей­ных усто­ев (Изв. 2007. 17 июня); 2) соеди­не­ние пре­це­дент­но­го име­ни с цита­той из дру­го­го источ­ни­ка / авто­ра: Гоголь и гений чистой кра­со­ты (Рос. газе­та. 2009. 26 мар­та); Итак, они сошлись — Лер­мон­тов и Шала­мов (Изв. 2007. 8 июня); 3) объ­еди­не­ние раз­ных куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем: Бла­го­род­ное семей­ство и геро­и­че­ские коты на фоне «Вре­ме­ни» (Изв. 2009. 23 окт.); На хол­мах Гру­зии — немы­тая Рос­сия (Нов. газе­та. 2009. 14 янв.).

Далее оха­рак­те­ри­зу­ем функ­ции, кото­рые выпол­ня­ют толь­ко лишь акту­аль­ные интер­тек­с­те­мы. Функ­ция пиар-про­дви­же­ния реа­ли­зу­ет­ся через тща­тель­но ото­бран­ный цитат­ный мате­ри­ал, в пози­тив­ном све­те пред­став­ля­ю­щий госу­дар­ствен­ные и ком­мер­че­ские струк­ту­ры, пар­тии, поли­ти­ков и т. п. Напри­мер, в пуб­ли­ка­ции «С 2014 года дети будут болеть мень­ше» гово­рит­ся о том, что с 2014 года детей будут вак­ци­ни­ро­вать про­тив пнев­мо­кок­ко­вой инфек­ции, пред­став­ля­ю­щей серьез­ную угро­зу для детей пер­вых пяти лет жиз­ни. В тек­сте кон­стру­и­ру­ет­ся поло­жи­тель­ное отно­ше­ние не толь­ко и не столь­ко к про­це­ду­ре вак­ци­на­ции, сколь­ко к фир­ме, изго­тов­ля­ю­щей этот пре­па­рат, ее руко­во­ди­те­лям и вла­дель­цу — Вла­ди­ми­ру Пота­ни­ну: Как сооб­щил Гене­раль­ный дирек­тор «НПО Пет­ро­вакс Фарм» Арка­дий Некра­сов: «Наше пред­при­я­тие явля­ет­ся одним из пер­вых рос­сий­ских пред­при­я­тий, взяв­ших­ся за реше­ние зада­чи такой кате­го­рии слож­но­сти и меры ответ­ствен­но­сти. <…> Ана­ло­гич­ное про­из­вод­ство вак­цин тако­го клас­са на тер­ри­то­рии РФ в насто­я­щее вре­мя отсут­ству­ет» (Моск. комс. 2014. 15 мая).

Функ­ция под­ме­ны ответ­ствен­но­сти соот­не­се­на в нашей рабо­те с осо­бой ролью жур­на­ли­ста в тек­сте — ролью ретранс­ля­то­ра, при кото­рой адре­сант, вос­про­из­во­дя эти­че­ски неод­но­знач­ные смыс­лы или сни­жен­ные выра­же­ния, про­из­не­сен­ные поли­ти­ка­ми и дру­ги­ми извест­ны­ми людь­ми, как бы мас­ки­ру­ет­ся, защи­ща­ет­ся чужим име­нем, пере­кла­ды­вая ответ­ствен­ность на дру­гой текст. Как спра­вед­ли­во отме­ча­ет Т. И. Сури­ко­ва, роль ретранс­ля­то­ра дает жур­на­ли­сту «наи­боль­шую эти­че­скую сво­бо­ду», посколь­ку он руко­вод­ству­ет­ся прин­ци­пом «из чужой пес­ни сло­ва не выки­нешь, даже если оно не совсем при­лич­ное» [Сури­ко­ва 2012: 208]. Акту­аль­ные интер­тек­с­те­мы, выпол­ня­ю­щие функ­цию под­ме­ны ответ­ствен­но­сти, часто встре­ча­ют­ся в мас­со­вых изда­ни­ях, «жел­тых» жур­на­лах и газетах.

Обра­тим­ся к функ­ци­ям, кото­рые свой­ствен­ны лишь куль­ту­ро­ло­ги­че­ским интер­тек­с­те­мам. Пароль­ная и фати­че­ская функ­ции очень тес­но свя­за­ны меж­ду собой, пере­те­ка­ют одна в дру­гую, мар­ки­руя отно­ше­ния «свой — чужой» и уста­нав­ли­вая ком­му­ни­ка­тив­ное сотруд­ни­че­ство меж­ду созда­те­лем тек­ста и его ауди­то­ри­ей. Так, тек­сты Мак­си­ма Соко­ло­ва, обо­зре­ва­те­ля газе­ты «Изве­стия», пред­став­ля­ют собой слож­но­струк­ту­ри­ро­ван­ное интер­тек­сту­аль­ное про­стран­ство, кото­рое бази­ру­ет­ся на зна­ках из раз­лич­ных сло­ев куль­ту­ры и не огра­ни­чи­ва­ет­ся цита­та­ми, хоро­шо зна­ко­мы­ми сред­не­му чита­те­лю. Обра­ща­ясь к раз­лич­ным временны́м пла­стам миро­вой куль­ту­ры, мифо­ло­гии, рели­гии, жур­на­лист услож­ня­ет свои тек­ста­ми изре­че­ни­я­ми из фран­цуз­ско­го, немец­ко­го, гре­че­ско­го, латин­ско­го язы­ков и т. д. Напри­мер: Посрам­лен­ные Вит­тель­с­ба­хи (Изв. 2010. 19 мар­та), Баб­ка Парас­ка и дидь­ко Вюр­цель­ба­хер (Изв. 2008. 24 окт.); Ave, Caesar, imperator (Изв. 2014. 26 авг.); Вла­ди­мир Кунк­та­тор (Изв. 2014. 18 авг.); Quid timeas? Caesarem vehis! (усе­чен­ное латин­ское изре­че­ние: Чего тебе боять­ся? Ты везешь Цеза­ря и его судь­бу) (Изв. 2011. 22 мар­та). При отсут­ствии интер­тек­сту­аль­ной ком­пе­тент­но­сти чита­тель не спо­со­бен адек­ват­но деко­ди­ро­вать куль­тур­ные зна­ки, тек­сты оста­ют­ся для него непо­нят­ны­ми, зашифрованными.

Фати­че­ская функ­ция наце­ле­на на уста­нов­ле­ние кон­так­та и упро­че­ние отно­ше­ний меж­ду собе­сед­ни­ка­ми. Еще недав­но счи­та­лось, что фати­че­ская функ­ция не свой­ствен­на медий­ной речи [Вино­кур 1993], в насто­я­щее же вре­мя иссле­до­ва­те­ли не толь­ко при­зна­ют нали­чие фати­ки в мас­сме­диа, но и рас­ши­ря­ют аспек­ты ее пред­на­зна­че­ния [Кор­ни­ло­ва 2013; 2014; Чер­ны­шо­ва 2007]. Кон­такт с ауди­то­ри­ей уста­нав­ли­ва­ет­ся в СМИ через созда­ние дове­ри­тель­ной и ком­форт­ной ситу­а­ции неофи­ци­аль­но­го обще­ния, через круг близ­ких и понят­ных тем, сбли­же­ние смыс­ло­вых пози­ций ком­му­ни­кан­тов. Мож­но пред­по­ло­жить, что свой набор пре­це­дент­ных фено­ме­нов суще­ству­ет в моло­деж­ной прес­се, оппо­зи­ци­он­ных и демо­кра­ти­че­ских изда­ни­ях, «жел­тых» газе­тах или глян­це­вых жур­на­лах. Так, в лево­оп­по­зи­ци­он­ной печа­ти посто­ян­но акту­а­ли­зи­ру­ют­ся лозун­ги, деви­зы, воз­зва­ния, харак­тер­ные для совет­ской эпо­хи. В газе­те «Совет­ская Рос­сия» мно­гие заго­лов­ки бази­ру­ют­ся на тра­ди­ци­он­ных для совет­ско­го пери­о­да пре­це­дент­ных име­нах и фра­зах: Ост­ров­ский и Кор­ча­гин (2014. 25 сент.); Ско­рей воз­вра­щай­ся на веч­ную вах­ту, Авро­ра (23 сент.); Вы не встре­ча­ли Пав­ку в Ново­рос­сии? (23 сент.); Пули Кап­лан и кувал­ды бан­де­ров­цев (25 февр.); Хотят ли рус­ские вой­ны? (15 мая).

Нель­зя не заме­тить, что даже при номи­наль­ном сов­па­де­нии функ­ций они име­ют раз­ный удель­ный вес и зна­чи­мость в кру­гу акту­аль­ных и куль­ту­ро­ло­ги­че­ских интер­тек­с­тем, обла­дая сво­ей спе­ци­фи­кой и сти­ли­сти­ко-смыс­ло­вы­ми нюан­са­ми. Вме­сте с тем непре­одо­ли­мых пре­град меж­ду раз­но­тип­ны­ми интер­тек­с­те­ма­ми не суще­ству­ет, посколь­ку акту­аль­ные цита­ты, обла­да­ю­щие афо­ри­стич­но­стью, экс­прес­сив­но­стью, пара­док­саль­но­стью и тех­ни­че­ски под­дер­жи­ва­е­мые СМИ, лег­ко сдви­га­ют­ся в область вос­про­из­во­ди­мых и узна­ва­е­мых тек­стов. В реаль­ной жиз­ни тек­ста цитат­ные пла­сты тес­но вза­и­мо­дей­ству­ют, пере­се­ка­ют­ся, нала­га­ют­ся друг на дру­га, выпол­няя одно­вре­мен­но мно­же­ство функ­ций. Поэто­му интер­тек­с­те­мы любо­го типа ока­зы­ва­ют­ся поли­функ­ци­о­наль­ным фено­ме­ном, под­чи­нен­ным иерар­хии ком­му­ни­ка­тив­ных интен­ций в медиасфере.

© Казак М. Ю., Махо­ва А. А., 2015