Вторник, Январь 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МЕДИАЛИНГВИСТИКА ИЛИ МЕДИАСТИЛИСТИКА?

В статье рассматривается соотношение терминов медиалингвистика и медиастилистика с точки зрения их объёма при исследовании языковых фактов и проблем в СМИ. Доказывается, что медиалингвистика — родовое, а медиастилистика — видовое понятие. 

MEDIA LINGUISTICS OR MEDIA STYLISTICS? 

The article studies the correlation between the terms medialinguistics and mediastylisctics from the point of view of their volume in the research of linguistic facts and problems in mass media. The article proves that medialinguistics is a generic concept, and mediastylisctics is a specific one.

Ольга Борисовна Сиротинина, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и речевой коммуникации Саратовского государственного университета 

E-mail: rusyazsgu@mail.ru

Olga B. Sirotinina, Doctor of Philology, Professor of the Russian Language and Speech Communication Department of Saratov State University

E-mail: rusyazsgu@mail.ru

Сиротинина О. Б. Медиалингвистика или медиастилистика? // Медиалингвистика. 2015. № 2 (8). С. 17–22. URL: https://medialing.ru/medialingvistika-ili-mediastilistika/ (дата обращения: 22.01.2019).

Sirotinina О. B. Media linguistics or media stylistics? // Media Linguistics, 2015, No. 2 (8), pp. 17–22. Available at: https://medialing.ru/medialingvistika-ili-mediastilistika/ (accessed: 22.01.2019). (In Russian)

УДК 81(38) 
ББК 81я2 
ГРНТИ 16.21.47 
КОД ВАК 10.02.01; 10.02.10

В послед­ние годы в науч­ной сре­де появи­лись тер­ми­но­ло­ги­че­ские обо­зна­че­ния ряда отрас­лей нау­ки о язы­ке (линг­ви­сти­ке) по мате­ри­а­лу, кото­рый в ней иссле­ду­ет­ся. Сна­ча­ла появи­лась юри­слинг­ви­сти­ка, иссле­до­ва­тель­ским мате­ри­а­лом кото­рой явля­ют­ся толь­ко юри­ди­че­ские тек­сты и про­бле­мы, свя­зан­ные с исполь­зу­е­мы­ми в них рече­вы­ми фак­та­ми и зада­ча­ми, реша­е­мы­ми юри­ста­ми в их про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти с неиз­беж­ным исполь­зо­ва­ни­ем язы­ка (см., напри­мер, [см., напр.: Мат­ве­е­ва 2010]. Более широ­кие поня­тия дело­вая речь, дело­вое обще­ние, офи­ци­аль­но-дело­вой стиль, кото­рые вклю­ча­ют в себя не толь­ко речь юри­стов, обо­зна­ча­ют имен­но мате­ри­ал изу­че­ния, а не нау­ку о нем. Одно­вре­мен­но это и более узкие поня­тия, так как не вклю­ча­ют в себя мно­гие про­бле­мы, реша­е­мые юри­слинг­ви­сти­кой, с одной сто­ро­ны, и мно­гие фак­ты речи, типич­ные для дело­во­го, но не фор­ма­ли­зо­ван­но­го (как в речи нею­ри­стов) обще­ния — с дру­гой. Эти поня­тия и их вер­ба­ли­зо­ван­ные обо­зна­че­ния вхо­дят в состав тер­ми­нов функ­ци­о­наль­ной сти­ли­сти­ки [Функ­ци­о­наль­ная сти­ли­сти­ка 1986], но не обо­зна­ча­ют отрасль нау­ки. Обо­зна­че­ние юри­слинг­ви­сти­ка фик­си­ру­ет не толь­ко гра­ни­цы мате­ри­а­ла, но и отрасль нау­ки о нем.

Поз­же появи­лась и медиа­линг­ви­сти­ка, опять-таки как назва­ние не вида обще­ния (мас­со­вая ком­му­ни­ка­ция), а как назва­ние изу­ча­ю­щей ее нау­ки [Доб­рос­клон­ская 2008]. Но мас­со­вая ком­му­ни­ка­ция изу­ча­ет­ся и в более широ­кой по сво­ей про­бле­ма­ти­ке и мате­ри­а­лу, пока ещё не при­вив­шей­ся в Рос­сии ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ке — нау­ке, изу­ча­ю­щей не толь­ко СМИ и не толь­ко линг­ви­сти­че­ские про­бле­мы ком­му­ни­ка­ции [Ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ка в совре­мен­ном мире 2012].

Все три тер­ми­на вклю­ча­ют в свою осно­ву не толь­ко назва­ние мате­ри­а­ла, но и тот факт (выра­жен­ный суф­фик­сом), что это нау­ка (ср. физи­ка, меди­е­ви­сти­ка — нау­ка о сред­не­ве­ко­вье, бота­ни­ка, семи­о­ти­ка и т. д.). Суф­фикс обоб­ще­ния -ка кон­ку­ри­ру­ет с более рас­про­стра­нен­ным для обо­зна­че­ния наук ком­по­нен­том -логия (био­ло­гия, физио­ло­гия) или про­сто -ия (аст­ро­но­мия, ана­то­мия, химия) и сла­вя­но-рус­ским (как и -ка) ком­по­нен­том -зна­ние / -веде­ние (язы­ко­зна­ние, язы­ко­ве­де­ние, пра­во­ве­де­ние). В ком­по­нен­тах -логия, -зна­ние / -веде­ние под­чер­ки­ва­ет­ся, что это имен­но нау­ка (в том чис­ле и сомни­тель­ная аст­ро­ло­гия), тогда как -ка исполь­зу­ет­ся в рус­ском язы­ке и как фик­са­ция обоб­ще­ния (сум­ми­ро­ва­ния) в том чис­ле иссле­ду­е­мо­го мате­ри­а­ла (Это всё пуб­ли­ци­сти­ка; Это толь­ко рито­ри­ка), и как отрасль нау­ки (те же пуб­ли­ци­сти­ка, рито­ри­ка, мор­фе­ми­ка). Воз­мож­но исполь­зо­ва­ние суф­фик­сов -ка, -ия в про­ти­во­по­став­ле­нии обоб­щен­но­сти и нау­ки (ср. пси­хи­ка и пси­хо­ло­гия). Одна­ко та же химия может обо­зна­чать и отрасль нау­ки (Химия изу­ча­ет как неор­га­ни­че­ские, так и орга­ни­че­ские веще­ства, реак­ции их вза­и­мо­дей­ствия), и обоб­щен­ность хими­че­ских веществ (Нико­гда это­го не пей: это же химия; Тут одна химия).

В этом аспек­те (назва­ни­ям наук по их мате­ри­а­лу иссле­до­ва­ния) есте­ствен­но созда­ние тер­ми­на медиа­линг­ви­сти­ка для нау­ки о сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции (СМИ) с под­чер­ки­ва­ни­ем в нем того, что это: 1) нау­ка и 2) нау­ка имен­но о СМИ, а так­же о роли в них язы­ко­вых про­блем и про­цес­сов (ком­по­нен­ты медиа и лингв-).

Одна­ко как толь­ко этот тер­мин стал исполь­зо­вать­ся (в том чис­ле в назва­нии дан­но­го жур­на­ла и сай­та, на кото­ром он раз­ме­ща­ет­ся), появил­ся и «кон­ку­рент» — медиа­сти­ли­сти­ка, а зна­чит и спо­ры: какой тер­мин опти­маль­нее и поче­му? Или могут суще­ство­вать оба? Но тогда чем они раз­ли­ча­ют­ся? Имен­но это­му и посвя­ще­на ста­тья.

Сле­ду­ет заме­тить, что в прин­ци­пе сре­ди всех тер­ми­нов линг­ви­сти­че­ская тер­ми­но­ло­гия (как обоб­ще­ние иссле­ду­е­мых фак­тов-тер­ми­нов) самая уяз­ви­мая, недо­ста­точ­но раз­ра­бо­тан­ная, несмот­ря на создан­ную отрасль линг­ви­сти­ки — тер­ми­но­ло­гию / тер­ми­но­ве­де­ние. И свя­за­но это с тем, что в раз­ра­бот­ке систем тер­ми­нов в дру­гих нау­ках участ­ву­ет линг­вист-тер­ми­но­лог, спо­соб­ный взгля­нуть на них «со сто­ро­ны», а в линг­ви­сти­ке взгляд «со сто­ро­ны» невоз­мо­жен. Я хоро­шо пом­ню, как в 1969 г. на кон­грес­се сла­ви­стов в Москве было при­ня­то реше­ние о созда­нии еди­ной систе­мы тер­ми­нов хотя бы для сла­вян­ских язы­ков. Резуль­тат — созда­ние за несколь­ко лет рабо­ты семи­я­зыч­но­го сло­ва­ря, поз­во­ля­ю­ще­го толь­ко более или менее одно­знач­но пони­мать часто труд­но сопо­ста­ви­мые тер­ми­ны (даже в рам­ках тогда одной стра­ны рус­ские и укра­ин­ские) [Slovnik slovanske lingvistické terminologie 1977–1979].

Да что гово­рить, даже в рам­ках не толь­ко одной стра­ны, но и одно­го рус­ско­го язы­ка часто совер­шен­но несо­по­ста­ви­мы по сво­им зна­че­ни­ям в их упо­треб­ле­нии раз­ны­ми линг­ви­ста­ми тер­ми­ны пред­ло­же­ние, выска­зы­ва­ние, пре­ди­ка­тив­ная еди­ни­ца, не совсем сопо­ста­ви­мы в упо­треб­ле­нии СФЕ и ССЦ, а ино­гда еще и абзац. Я очень хоро­шо пом­ню наш спор с Е. А. Зем­ской о зна­че­нии упо­треб­лен­но­го О. Каф­ко­вой и Кв. Кожев­ни­ко­вой в жур­наль­ной дис­кус­сии о раз­го­вор­ной речи тер­ми­на про­яв­ле­ния. Мы обе с ними спо­ри­ли, но по-раз­но­му пони­мая этот их тер­мин. Когда, встре­тив­шись через два года в Пра­ге с О. Каф­ко­вой, я спро­си­ла ее, кто из нас прав, она, засме­яв­шись, отве­ти­ла, что никто и поэто­му они от него отка­за­лись. Слож­ность пони­ма­ния род­ной тер­ми­но­ло­гии в раз­ли­че­нии тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го и обще­язы­ко­во­го упо­треб­ле­ния, часто с дале­ко не одно­знач­ным зна­че­ни­ем. Конеч­но, это было дав­но, за эти годы линг­ви­сти­ка ушла впе­ред и в упо­треб­ле­нии тер­ми­нов, а гло­ба­ли­за­ция мира облег­чи­ла вклю­че­ние в систе­му тер­ми­нов ино­языч­ных ком­по­нен­тов и самих тер­ми­нов. И все же стро­гих раз­гра­ни­че­ний в линг­ви­сти­ке нет до сих пор. 

Мои пред­ло­же­ния, есте­ствен­но, не могут пре­тен­до­вать на исти­ну в послед­ней инстан­ции, но сво­дят­ся к сле­ду­ю­ще­му. 

Медиа­линг­ви­сти­ка — часть линг­ви­сти­ки, изу­ча­ю­щая функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ка в СМИ в любом аспек­те. Это нау­ка — часть, раз­но­вид­ность пуб­ли­ци­сти­ки, изу­ча­ю­щей не толь­ко функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ка и не толь­ко в СМИ, а широ­кое пуб­лич­ное обще­ние с исполь­зо­ва­ни­ем доми­нан­ты пуб­ли­ци­сти­че­ско­го функ­ци­о­наль­но­го сти­ля язы­ка — воз­дей­ствия [Клу­ши­на 2008]. Отли­ча­ет­ся она и от жур­на­ли­сти­ки (сино­ни­ма пуб­ли­ци­сти­ки), име­ю­щей крен в социо­ло­ги­че­ские и поли­ти­че­ские про­бле­мы — с одной сто­ро­ны, и бли­зость к лите­ра­ту­ро­ве­де­нию — с дру­гой. Эти раз­ли­чия при­ве­ли к «раз­дво­е­нию» жур­на­ли­сти­ки в циф­ро­вой клас­си­фи­ка­ции наук: жур­на­ли­сти­ка и в соста­ве фило­ло­ги­че­ских наук (10.00.00) и в соста­ве поли­ти­че­ских наук (23.00.00).

От пуб­ли­ци­сти­ки медиа­линг­ви­сти­ку отли­ча­ет при­над­леж­ность внут­ри фило­ло­ги­че­ских наук, к линг­ви­сти­че­ским (10.02), а не лите­ра­ту­ро­вед­че­ским (10.01). Ком­по­нен­ты лингв- и медиа выде­ля­ют ее мате­ри­ал и «оправ­ды­ва­ют» «гово­ря­щей» семан­ти­кой ино­языч­ное вклю­че­ние в состав тер­ми­на. Медиа — это сред­ства [Кры­син 2005], но СМИ в отли­чие от жур­на­лов (тоже сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции) охва­ты­ва­ют более широ­кие мас­сы людей. Даже в эпо­ху Интер­не­та элек­трон­ные жур­на­лы пред­став­ля­ют толь­ко пись­мен­ную речь и, как пра­ви­ло, про­фес­си­о­наль­но огра­ни­че­ны в отно­ше­нии адре­са­та, тогда как СМИ рас­про­стра­ня­ют инфор­ма­цию по раз­ным кана­лам ее вос­при­я­тия адре­са­том. К тому же адре­сат СМИ име­ет зна­чи­тель­но мень­ше огра­ни­че­ний, в основ­ном толь­ко сво­и­ми инте­ре­са­ми.

В медиа­линг­ви­сти­ке могут изу­чать­ся любые про­бле­мы, свя­зан­ные с мате­ри­а­лом СМИ, с исполь­зо­ва­ни­ем в СМИ язы­ка, в том чис­ле и роль СМИ как посред­ни­ка в вос­при­я­тии чело­ве­ком окру­жа­ю­ще­го его мира. В отли­чие от когни­тив­ной (что чело­ве­ка окру­жа­ет как пред­ста­ви­те­ля наро­да) и язы­ко­вой (что отра­же­но в род­ном для него язы­ке), свя­зан­ных с жиз­нью чело­ве­ка, инфор­ма­ци­он­ная кар­ти­на мира — это то, что он полу­ча­ет из СМИ. Отсю­да зави­си­мость от газет, кото­рые чело­век чита­ет, теле­ви­зи­он­но­го кана­ла, кото­рый он обыч­но смот­рит, радио­стан­ции, а теперь и в Интер­не­те соц­се­тей или сай­тов тех же газет, кана­лов и радио­стан­ций. Это сей­час ярко демон­стри­ру­ет­ся отно­ше­ни­ем людей к собы­ти­ям на Укра­ине.

Речь в СМИ отра­жа­ет и тира­жи­ру­ет в мас­сы про­цес­сы, харак­те­ри­зу­ю­щие функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ка. Поэто­му медиа­линг­ви­сти­ка может вос­при­ни­мать­ся и как часть рече­ве­де­ния [Рече­ве­де­ние 2010], и как часть функ­ци­о­наль­ной сти­ли­сти­ки или сти­ли­сти­ки ресур­сов [Кожи­на, Дус­ка­е­ва, Сали­мов­ский 2008; Купи­на, Мат­ве­е­ва 2013], или рито­ри­ки, т. е. в нее вхо­дит всё, что свя­за­но с исполь­зо­ва­ни­ем язы­ка в СМИ. В том чис­ле и иссле­до­ва­ние их вли­я­ния на судь­бу язы­ка. Сле­до­ва­тель­но, при­ме­ни­тель­но к рус­ско­му язы­ку в СМИ медиа­линг­ви­сти­ка еще и часть как руси­сти­ки (10.02.01 — рус­ский язык), так и более общей тео­рии язы­ка (10.02.19).

Разу­ме­ет­ся, медиа­линг­ви­сти­ка изу­ча­ет СМИ и с точ­ки зре­ния куль­ту­ры пред­став­лен­ной в них речи. Это аспект нор­ма­тив­но­сти с точ­ки зре­ния не толь­ко ее соот­вет­ствия нор­мам лите­ра­тур­но­го язы­ка, но и эти­ки обще­ния. И то и дру­гое очень важ­но в силу вли­я­ния СМИ и на судь­бу язы­ка, и на обще­ство в целом, сте­пень его агрес­сив­но­сти / толе­рант­но­сти, кон­со­ли­да­ции или рас­ко­ла, оппо­зи­ци­он­но­сти или под­держ­ки вла­сти, отно­ше­ния к дру­гим стра­нам и их пред­ста­ви­те­лям, а так­же пред­ста­ви­те­лям дру­гих наро­дов сво­ей же стра­ны.

Медиа­сти­ли­сти­ка — часть медиа­линг­ви­сти­ки. Это нау­ка, изу­ча­ю­щая рече­вые фак­ты СМИ в аспек­тах: 1) их типич­но­сти для пуб­ли­ци­сти­че­ско­го сти­ля; 2) вклю­че­ния с какой-либо целью сиг­на­лов раз­го­вор­но­сти (тер­мин В. В. Вино­гра­до­ва) или рито­ри­че­ской кате­го­рии раз­го­вор­но­сти (мой тер­мин [Сиро­ти­ни­на 1998]), 3) упо­треб­ле­ния нели­те­ра­тур­ных эле­мен­тов как лек­си­ки, так и мор­фо­ло­гии, син­так­си­са. К медиа­сти­ли­сти­ке как части медиа­линг­ви­сти­ки отно­сит­ся и про­бле­ма идио­сти­лей жур­на­ли­стов, изу­че­ние кон­крет­ных средств их про­яв­ле­ния, пози­ции жур­на­ли­ста, отра­жён­ной в его речи, исполь­зу­е­мых сти­ли­сти­че­ских средств (рито­ри­че­ских фигур, мета­фор, мето­ни­мий, харак­те­ра эпи­те­тов, срав­не­ний и дру­гих тро­пов) [Линг­ви­сти­ка речи 2012]. 

Есте­ствен­но, что одно­вре­мен­но медиа­сти­ли­сти­ка — это часть сти­ли­сти­ки [Сти­ли­сти­ка сего­дня и зав­тра 2012], пред­став­лен­ной мно­го­чис­лен­ны­ми учеб­ни­ка­ми, моно­гра­фи­я­ми [Косто­ма­ров 2005] и сбор­ни­ка­ми [Вопро­сы сти­ли­сти­ки 1970–1999], в том чис­ле меж­ду­на­род­ны­ми [Stylistika 1992–2014], сло­ва­ря­ми [Ники­ти­на, Васи­лье­ва 1996; Сти­ли­сти­че­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь 2003] и т. д. Как часть медиа­линг­ви­сти­ки медиа­сти­ли­сти­ка и всё изу­ча­е­мое ею вклю­ча­ют­ся в медиа­линг­ви­сти­ку как ее вид, но не наобо­рот. Поэто­му счи­таю, что для сай­та и жур­на­ла Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та назва­ние выбра­но пра­виль­но — родо­вое, а не видо­вое обо­зна­че­ние. И зако­но­мер­но, что в каж­дом номе­ре жур­на­ла поме­ще­ны и ста­тьи соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ские (в № 1 (6) за 2015 г. это, напри­мер, ста­тьи В. Е. Чер­няв­ской, Т. Г. Доб­рос­клон­ской, Г. Я. Солга­ни­ка) и ста­тьи, кото­рые мож­но отне­сти к соб­ствен­но медиа­сти­ли­сти­че­ским (ста­тьи Л. Р. Дус­ка­е­вой, М. А. Кор­ми­ли­цы­ной и О. Б. Сиро­ти­ни­ной, С. В. Илья­со­вой, Н. А. Кор­ни­ло­вой), хотя и они, есте­ствен­но, медиа­линг­ви­сти­че­ские по родо­во­му при­зна­ку. Зако­но­мер­но и раз­ме­ще­ние в жур­на­ле с назва­ни­ем «Медиа­линг­ви­сти­ка» ста­тей, затра­ги­ва­ю­щих сопо­ста­ви­тель­ное изу­че­ние функ­ци­о­ни­ро­ва­ния язы­ка в СМИ и в дру­гих (с раз­ной сте­пе­нью бли­зо­сти) сфе­рах: ста­тьи того же Г. Я. Солга­ни­ка и А. А. Горя­че­ва, а так­же И. В. Аннен­ко­вой и В. И. Жел­ви­са, каса­ю­щих­ся важ­ных про­блем медиа­сти­ли­сти­ки и медиа­линг­ви­сти­ки не толь­ко в рам­ках видо-родо­вых отно­ше­ний, но и шире: у И. В. Аннен­ко­вой как реа­ли­за­ция зако­нов рито­ри­ки, а у В. И. Жел­ви­са — эти­ки.

Назва­ние «Медиа­сти­ли­сти­ка» зна­чи­тель­но сузи­ло бы и рам­ки, и зна­че­ние жур­на­ла.

© Сиро­ти­ни­на О. Б., 2015

1. Вопросы стилистики. Вып. 1–28. Саратов, 1970–1999.

2. Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь: учеб. пособие. М.: Флинта, 2008.

3. Клушина Н. И. Стилистика публицистического текста. М.: МедиаМир, 2008.

4. Кожина М. Н., Дускаева Л. Р., Салимовский В. А. Стилистика русского языка: учебник. 4-е изд., стереотип. М.: Флинта; Наука, 2008.

5. Коммуникативистика в современном мире: эффективность и оптимизация речевого взаимодействия в социуме: матер. III междунар. науч. конф. Барнаул: Алтайск. гос. ун-т, 2012.

6. Костомаров В. Г. Наш язык в действии: очерки современной русской стилистики. М.: Гардарики, 2005.

7. Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Рус. язык, 2005.

8. Купина Н. А., Матвеева Т. В. Стилистика современного русского языка: учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013.

9. Лингвистика речи: медиалингвистика. М.: Флинта, 2012.

10. Матвеева Т. В. Полный словарь лингвистических терминов. Ростов-н/Д: Феникс, 2010.

11. Никитина С. Е., Васильева Н. В. Экспериментальный системный толковый словарь стилистических терминов. М.: Рос. акад. наук, Ин-т языкознания, 1996.

12. Речеведение: современное состояние и перспективы. Пермь: Перм. гос. ун-т, 2010.

13. Сиротинина О. Б. О терминах «разговорная речь», «разговорность» и «разговорный тип речевой культуры» // Лики языка. М.: Наследие, 1998. С. 348–353.

14. Стилистика сегодня и завтра: матер. науч. конф. М.: Моск. гос. ун-т, Ф-т журн., 2012; 2014.

15. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта; Наука, 2003.

16. Функциональная стилистика: теория стилей и их речевая реализация. Пермь: Перм. гос. ун-т, 1986.

17. Slovnik slovanske lingvistické terminologie. T. 1–2. Praha: Academia, 1977–1979.

18. Stylistika I–XXIII. Opole, 1992–2014.

1. Stylistics Issues [Voprosy stilistiki]. Saratov, is. 1–28, 1970–1999.

2. Dobrosklonskaya T. G. Medialinguistics: systematic approach towards mass-media language (Modern English media language) [Medialingvistika: sistemnyy podkhod k izucheniyu yazyka SMI (Sovremennaya angliyskaya mediarech’)]. Moscow, 2008.

3. Klushina N. I. Stylistics of the publisistic text [Stilistika publitsisticheskogo teksta]. Moscow, 2008. 

4. Kozhina M. N., Duskaeva L. R., Salimovskiy V. A. Russian Stylistics [Stilistika russkogo yazyka]. Moscow, 2008.

5. Communication science in the Modern World: efficiency and optimization of verbal interaction in the society [Kommunikativistika v sovremennom mire: effektivnost’ i optimizatsiya rechevogo vzaimodeystviya v sotsiume]. Barnaul, 2012.

6. Kostomarov V. G. Our language at work: essays on modern stylistics [Nash yazyk v deystvii: ocherki sovremennoy stilistiki]. Moscow, 2005.

7. Krysin L. P. Foreign words explanatory dictionary [Tolkovyy slovar’ inoyazychnykh slov]. Moscow, 2005.

8. Kupina N. A., Matveeva T. V. Modern Russian stylistics [Stilistika sovremennogo russkogo yazyka]. Moscow: Yurayt, 2013.

9. Speech linguistics. Medialinguistics [Lingvistika rechi. Medialingvistika]. Moscow, 2012.

10. Matveeva T. V. Complete dictionary of linguistic terms [Polnyy slovar’ lingvisticheskikh terminov]. Rostov-na-Donu, 2010.

11. Nikitina S. E., Vasil’eva N. V. Experimental explanatory dictionary of stylistic terms [Eksperimental’nyy sistemnyy tolkovyy slovar’ stilisticheskikh terminov]. Moscow, 1996.

12. Speech linguistics: modern state and prospects [Rechevedenie: sovremennoe sostoyanie i perspektivy]. Perm’, 2010.

13. Sirotinina O. B. On the terms ‘colloquial speech’, colloquial manner’ and ‘colloquial type of speech culture’ [O terminakh «razgovornaya rech’», «razgovornost’» i «razgovornyy tip rechevoy kul’tury»] // Language Faces [Liki yazyka]. Moscow, 1998. P. 348–353.

14. Stilistics today and tomorrow [Stilistica segodnya i zavtra] Moscow, 2012; 2014.

15. Russian stylistic encyclopedian dictionary [Stilisticheskiy entsiklopedicheskiy slovar’ russkogo yazyka]. Moscow, 2003.

16. Functional stylistics: style theory and their specch realization [Funktsional’naya stilistika: teoriya stiley i ikh rechevaya realizatsiya]. Perm’, 1986.

17. Slovnik slovanske lingvistické terminologie. T. 1–2. Praha: Academia, 1977–1979.

18. Stylistika I–XXIII. Opole, 1992–2014.