Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МАССМЕДИЙНОСТЬ КАК КАЧЕСТВО ТЕКСТА СОВРЕМЕННЫХ МАССМЕДИА

Каж­дая эпо­ха гене­ри­ру­ет свои кон­цеп­ции, дела­ю­щие ее содер­жа­тель­но и сти­ли­сти­че­ски опо­зна­ва­е­мой. Кон­цеп­ту­аль­ный код совре­мен­но­сти, несо­мнен­но, фор­ми­ру­ют мас­сме­диа, в инфор­ма­ци­он­но-смыс­ло­вом про­стран­стве кото­рых сего­дняш­ний чело­век актив­но чер­па­ет свои зна­ния, выве­ря­ет свои миро­воз­зрен­че­ские уста­нов­ки и фор­мы эмо­ци­о­наль­но­го пове­де­ния. Совре­мен­ность — это мас­сме­дий­ный про­ект, про­ект медиа, пред­на­зна­чен­ных обес­пе­чи­вать про­цесс ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия широ­ких соци­аль­ных групп. 

Создать стро­гую тео­рию мас­сме­диа и их рече­мыс­ли­тель­ной прак­ти­ки — акту­аль­ная зада­ча, сто­я­щая сего­дня перед науч­ным сооб­ще­ством. В ее реше­ние вклю­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли раз­ных отрас­лей зна­ния — фило­со­фии, куль­ту­ро­ло­гии, социо­ло­гии, ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ки, поли­то­ло­гии, пси­хо­ло­гии, педа­го­ги­ки, линг­ви­сти­ки, искус­ство­ве­де­ния, мар­ке­то­ло­гии, тео­рии жур­на­ли­сти­ки, рекла­мы и свя­зей с обще­ствен­но­стью. Раз­ные мето­ды и раз­ные ана­ли­ти­че­ские про­це­ду­ры (исто­ри­ко-типо­ло­ги­че­ский ана­лиз, клас­си­фи­ка­ци­он­ный ана­лиз, социо­ло­ги­че­ский ана­лиз, соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ский ана­лиз, дис­кур­сив­ный ана­лиз, кон­тент-ана­лиз, семи­о­ти­че­ский ана­лиз, линг­ви­сти­че­ский ана­лиз, сти­ли­сти­че­ский ана­лиз, струк­тур­ный или струк­тур­но-ком­по­зи­ци­он­ный ана­лиз и др.), вос­тре­бо­ван­ные в рам­ках меж­дис­ци­пли­нар­но­го иссле­до­ва­ния мас­сме­диа, рас­ши­ря­ют сфе­ру про­блем­но­го к ним внимания. 

Про­бле­ма­ти­ка мас­сме­диа чрез­вы­чай­но мно­го­об­раз­на. Непо­сред­ствен­ным пред­ме­том рас­смот­ре­ния в дан­ной ста­тье явля­ет­ся аспект мас­сме­диа, свя­зан­ный с осо­бен­но­стя­ми их раз­вер­ты­ва­ния в тек­сто­вую реаль­ность. Смысл этой тео­ре­ти­че­ской рефлек­сии заклю­ча­ет­ся в необ­хо­ди­мо­сти еще раз обра­тить вни­ма­ние на кон­цеп­ту­аль­ные рам­ки тек­ста, кото­рый гене­ри­ру­ет­ся посред­ством мас­сме­диа и кото­рый сего­дня пре­тен­ду­ет на ста­тус доми­ни­ру­ю­ще­го тек­ста куль­ту­ры [Аннен­ко­ва, 2011; Доб­рос­клон­ская, 2008; 2010; Дус­ка­е­ва, 2004; Дус­ка­е­ва, Цве­то­ва, 2012; Засур­ский, 2005; Казак, 2014; Кай­да, 2013; Клу­ши­на, 2008; Лыса­ко­ва, 2005; Мисонж­ни­ков, 2012; 2013; Пер­си, 2014; Полон­ский, 2012; 2014; Сме­та­ни­на, 2002; Солга­ник, 2005; Чер­ны­шо­ва, 2007; Чер­няв­ская, 2013; Pstyga, 2013].

В осмыс­ле­нии дан­но­го про­блем­но­го поля мето­до­ло­ги­че­ски важ­но учи­ты­вать, что совре­мен­ное обще­ство пред­став­ля­ет собой мно­го­мер­ное обра­зо­ва­ние с сосу­ще­ству­ю­щи­ми в нем раз­лич­ны­ми соци­аль­ны­ми про­стран­ства­ми, что в нем есть интел­лек­ту­аль­ные сфе­ры, кото­рые осо­бен­но откры­ты мас­со­вым ком­му­ни­ка­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям, такие как жур­на­ли­сти­ка, рекла­ма и свя­зи с обще­ствен­но­стью, одна­ко сре­ди тех, кто сего­дня заин­те­ре­со­ван в мас­сме­дий­ных тех­но­ло­ги­ях и кто обра­ща­ет­ся к чис­лен­но боль­шим ауди­то­ри­ям, не толь­ко «редак­ции» и «изда­те­ли» [Осно­вы тео­рии ком­му­ни­ка­ции, 2007, 445], не толь­ко жур­на­ли­сты, пуб­ли­ци­сты и бло­ге­ры, не толь­ко сотруд­ни­ки реклам­ных и пиар-агентств, но и дру­гие «куль­тур­ные посред­ни­ки» [Бовоне 1996], пред­ста­ви­те­ли так назы­ва­е­мо­го кре­а­тив­но­го клас­са [Florida 2002], — поли­ти­ки и педа­го­ги, писа­те­ли и поэты, про­фес­си­о­на­лы и люби­те­ли в сфе­ре искус­ства, дизай­на и моды, спе­ци­а­ли­сты в сфе­ре выста­воч­ной дея­тель­но­сти, эко­но­ми­ки и мар­ке­тин­га, а так­же лиде­ры мне­ния, тренд­сет­те­ры, хип­сте­ры (от англ. to be hip — быть в теме), меди­а­гур­ма­ны и медиа­фа­на­ты, кото­рые, отли­ча­ясь осо­бой интел­лек­ту­аль­ной и эмо­ци­о­наль­ной мобиль­но­стью, осо­бой воле­вой уста­нов­кой на новиз­ну, высо­кой моти­ва­ци­ей в пуб­лич­ной репре­зен­та­ции, фор­си­ро­ван­ной вовле­чен­но­стью в дина­ми­ку теку­ще­го соци­аль­но­го кон­тек­ста с его высо­ким уров­нем кон­ку­рен­ции и мно­го­чис­лен­ны­ми инно­ва­ци­он­ны­ми про­ек­та­ми в сфе­ре ком­му­ни­ка­ций, неза­мед­ли­тель­но вклю­ча­ют тех­но­ло­ги­че­ские ново­вве­де­ния в свои соци­аль­но-ком­му­ни­ка­тив­ные прак­ти­ки. Ком­му­ни­ка­тив­ный ста­тус этих сооб­ществ фор­ми­ру­ет­ся на осно­ве интен­ций реа­ли­зо­вать себя в пуб­лич­ном про­стран­стве, «опуб­ли­ко­вать» опыт сво­ей мыс­ли и жизни.

Мас­сме­диа сего­дня не про­сто при­сут­ству­ют в жиз­ни обще­ства, обес­пе­чи­вая вос­тре­бо­ван­ный уро­вень ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия всех его субъ­ек­тов, не про­сто явля­ют­ся ком­по­нен­том соци­аль­ной сре­ды, фор­ми­ру­ю­щим ее ком­му­ни­ка­тив­ную инфра­струк­ту­ру, а ста­ли ста­тус­ным кон­тек­стом, где обре­та­ют свои куль­тур­ные фор­мы все соци­аль­ные про­цес­сы, где раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся акту­аль­ные моде­ли соци­аль­ной иден­тич­но­сти, где опре­де­ля­ет­ся харак­тер доми­нант­ных смыс­ло­вых и идео­ло­ги­че­ских век­то­ров обще­ствен­но­го созна­ния. Мас­сме­диа под­дер­жи­ва­ют сего­дня любую фор­му мыс­ли, застав­ляя ее пере­ни­мать при­су­щие им тех­но­ло­гии про­из­вод­ства, тира­жи­ро­ва­ния и дви­же­ния информации. 

Мас­сме­дий­ный текст, таким обра­зом, объ­еди­ня­ет тек­сты, репре­зен­ти­ру­ю­щие раз­ные фор­мы мыс­ли. Сущ­ность мас­сме­дий­но­го тек­ста рас­кры­ва­ет­ся в его спо­соб­но­сти фор­маль­но и содер­жа­тель­но реа­ги­ро­вать на кон­тек­сты мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, сово­куп­ность пара­мет­ров кото­рых собра­на в поня­тие массмедийности.

В осмыс­ле­нии мас­сме­дий­но­сти (диа­лек­ти­ки мас­сме­дий­ной фор­мы, инте­гра­тив­но­го каче­ства тек­ста совре­мен­ных мас­сме­диа) важ­но иметь в виду, что соци­аль­ная прак­ти­ка мас­сме­диа фик­си­ру­ет четы­ре важ­ней­ших побу­ди­тель­ных импуль­са, сре­ди кото­рых: 1) тех­но­ло­гия; 2) теку­щий соци­аль­ный кон­текст; 3) соци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ное содер­жа­ние; 4) боль­шие соци­аль­ные аудитории. 

Выде­лим клю­че­вые прин­ци­пы массмедийности.

1. Тех­но­ло­ги­че­ский прин­цип свя­зан с тех­ни­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми медий­ных (инфор­ма­ци­он­ных) плат­форм, кото­рые опре­де­ля­ют спо­соб про­из­вод­ства, запи­си и достав­ки инфор­ма­ци­он­но­го продукта.

2. Прин­цип теку­ще­го кон­тек­ста фор­ми­ру­ет устой­чи­вую связь инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та с акту­аль­ны­ми соци­аль­ны­ми процессами.

3. Прин­цип тира­жи­ро­ва­ния обес­пе­чи­ва­ет одно­вре­мен­ное суще­ство­ва­ние необо­зри­мо­го коли­че­ства копий ори­ги­на­ла и его мно­го­ва­ри­ант­ность. Тира­жи­ро­ва­ние меня­ет харак­тер быто­ва­ния мас­сме­дий­но­го тек­ста в куль­ту­ре, осо­бен­но­сти его опо­зна­ва­ния и интер­пре­та­ции. Тира­жи­ро­ва­ние исклю­ча­ет зна­ко­во-сим­во­ли­че­ский про­дукт из сфе­ры лич­ност­но пере­жи­ва­е­мо­го зна­ния и, как пра­ви­ло, экс­перт­но­го, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го зна­ния, вво­дя его в повсе­днев­ную прак­ти­ку широ­ких соци­аль­ных групп и тем самым лишая его изна­чаль­ной уни­каль­но­сти, делая его фено­ме­ном мас­со­во­го (неэкс­перт­но­го) сознания.

Нетруд­но заме­тить, что интер­пре­та­ция зна­ко­во-сим­во­ли­че­ско­го про­дук­та будет каче­ствен­но отли­чать­ся за пре­де­ла­ми сфер, обо­зна­чен­ных, с одной сто­ро­ны, фигу­рой лич­но­сти, за любым дви­же­ни­ем мыс­ли кото­рой сто­ят устой­чи­вые миро­воз­зрен­че­ские прин­ци­пы и осо­знан­ный нрав­ствен­но-эсте­ти­че­ский выбор, а с дру­гой — фигу­рой экс­пер­та, интер­пре­та­тив­ная мето­до­ло­гия кото­ро­го фор­ми­ру­ет­ся посред­ством осо­бой интел­лек­ту­аль­ной про­це­ду­ры обу­че­ния и усво­е­ния зна­ний, а так­же осно­ва­тель­но­го опы­та дис­кур­сив­но­го позна­ния. В осно­ве интер­пре­та­тив­ных прак­тик боль­ших соци­аль­ных груп­пах, к кото­рым обра­ще­ны мас­сме­диа, на язык и фор­му мыс­ли кото­рых мас­сме­диа пере­во­дят все смыс­ло­вое богат­ство куль­ту­ры, созда­вая ее мас­сме­дий­ную вер­сию, лежат, как извест­но, преж­де все­го «отре­дак­ти­ро­ван­ные» под ауди­то­рию зна­ния и опыт пере­жи­ва­ния. Без­услов­но, это не зна­чит, что мас­сме­диа исклю­ча­ют про­ду­ци­ро­ва­ние экс­перт­но­го или лич­ност­но­го зна­ния, но оно име­ет извест­ные ограничения.

4. Прин­цип (широ­кой соци­аль­ной) ауди­то­рии обес­пе­чи­ва­ет пре­об­ра­зо­ва­ние фак­тов соци­аль­ной дей­стви­тель­но­сти в зна­ния, язык и потреб­но­сти ауди­то­рии, вклю­чая ее ком­му­ни­ка­тив­но-тех­но­ло­ги­че­ские пред­по­чте­ния, пред­рас­по­ло­жен­ность к опре­де­лен­но­му типу медиа. 

Овла­де­ние сфе­рой вни­ма­ния ауди­то­рии, ее созна­ни­ем, при­нуж­де­ние (интел­лек­ту­аль­ное или эмо­ци­о­наль­ное, откры­тое или скры­тое) ауди­то­рии к вза­и­мо­дей­ствию с сооб­ще­ни­ем дости­га­ет­ся сло­же­ни­ем потен­ци­а­лов раз­ных ресур­со­об­ра­зу­ю­щих при­е­мов, сре­ди которых: 

— эффек­тив­ное раз­ме­ще­ние интел­лек­ту­аль­но­го про­дук­та в соци­аль­но-ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве аудитории; 

— пара­мет­ри­ро­ва­ние инфор­ма­ци­он­но-тема­ти­че­ско­го содер­жа­ния в соот­вет­ствии с осо­бен­но­стя­ми ауди­то­рии и харак­те­ра ее запросов; 

— струк­тур­но-ком­по­зи­ци­он­ная орга­ни­за­ция инфор­ма­ции (заго­ло­воч­ный ком­плекс, визу­а­ли­за­ции, инфо­гра­фи­ка и др.), обна­ру­жи­ва­ю­щая заин­те­ре­со­ван­ный и целе­на­прав­лен­ный учет осо­бен­но­стей вос­при­ни­ма­ю­ще­го сознания; 

— вовле­ка­ю­щий нар­ра­тив, опо­зна­ва­тель­ны­ми зна­ка­ми кото­ро­го ста­но­вят­ся дра­ма­ти­за­ция, паро­ди­ро­ва­ние, экс­прес­сив­ная сти­ли­за­ция, сто­ри­тел­линг (увле­ка­тель­ное, праг­ма­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ное рас­ска­зы­ва­ние), обо­льще­ние и др.;

— при­е­мы рече­во­го воз­дей­ствия («рито­ри­ко-праг­ма­ти­че­ская модаль­ность» [Аннен­ко­ва 2011: 135]).

Этот ряд при­е­мов интел­лек­ту­аль­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го «при­нуж­де­ния» ауди­то­рии к вза­и­мо­дей­ствию с инфор­ма­ци­он­ным про­дук­том, без­услов­но, может быть замет­но рас­ши­рен, одна­ко глав­ное заклю­ча­ет­ся в том, что совре­мен­ные мас­сме­диа наце­ле­ны на вовле­ка­ю­щее вза­и­мо­дей­ствие с боль­ши­ми соци­аль­ны­ми груп­па­ми. Фокус мас­сме­дий­но­сти состав­ля­ет двух­ком­по­нент­ное соче­та­ние «сооб­ще­ние — адре­сат», кото­рое отра­жа­ет фор­си­ро­ван­ную направ­лен­ность тек­ста (сооб­ще­ния) на целе­вую ауди­то­рию, уста­нов­ку на кон­такт (без­от­ла­га­тель­ный, устой­чи­вый, плот­ный, вовле­ка­ю­щий) в режи­ме close-up (наи­мень­ше­го рас­сто­я­ния), non-stop (непре­рыв­но), on-line (син­хрон­но), no-resistance (без­ба­рьер­но) и inter-active (обрат­ной связи).

Прин­цип ауди­то­рии фор­ми­ру­ет тре­бо­ва­ние доступ­но­сти, кото­рая пони­ма­ет­ся: 1) в тех­но­ло­ги­че­ском аспек­те — как неза­труд­нен­ная, без­ба­рьер­ная воз­мож­ность для ауди­то­рии полу­че­ния инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та и неогра­ни­чен­ная про­дол­жи­тель­ность кон­так­та с ним; 2) в содер­жа­тель­ном аспек­те — как соот­вет­ствие интел­лек­ту­аль­но­го уров­ня инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та ком­пе­тент­но­сти (зна­ни­ям, уме­ни­ям и опы­ту) ауди­то­рии; 3) в духов­но-нрав­ствен­ном аспек­те — как соот­вет­ствие инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та доми­нант­ным цен­ност­ным пред­став­ле­ни­ям ауди­то­рии и его рас­по­зна­ва­ние в куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ской пер­спек­ти­ве «сво­е­го» или «чужо­го»; 4) в кон­струк­тив­но-кодо­вом аспек­те — как соот­вет­ствие тре­бо­ва­ни­ям ауди­то­рии семи­о­ти­че­ских кодов и спо­со­бов их орга­ни­за­ции (линей­ной или нели­ней­ной) в рам­ках мас­сме­дий­но­го тек­ста; 5) в ком­по­зи­ци­он­но-сти­ли­сти­че­ском аспек­те — соот­вет­ствие ком­по­зи­ци­он­ной струк­ту­ры мас­сме­дий­но­го тек­ста и его рече­вых средств харак­те­ру ожи­да­е­мой ауди­то­ри­ей экс­прес­сив­но­сти, выра­зи­тель­но­сти и аргументативности. 

Прин­цип широ­кой соци­аль­ной ауди­то­рии, под­дер­жан­ный совре­мен­ны­ми net-тех­но­ло­ги­я­ми, создал каче­ствен­но иные ком­му­ни­ка­тив­ные кон­тек­сты, в кото­рых во вза­им­ной обу­слов­лен­но­сти ока­за­лись не пере­се­кав­ши­е­ся до сих пор, с одной сто­ро­ны, меж­лич­ност­ные фор­мы ком­му­ни­ка­ции, име­ю­щие пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ный харак­тер, а с дру­гой — мас­со­вые, ори­ен­ти­ро­ван­ные на созна­ние депер­со­на­ли­зи­ро­ван­но­го субъ­ек­та, т. е. рас­сре­до­то­чен­но­го в при­зна­ко­вом (про­стран­ствен­ном, коли­че­ствен­ном и соци­аль­но-куль­тур­ном) отно­ше­нии адре­са­та. Сфор­ми­ро­ва­лись усло­вия для каче­ствен­но ново­го ком­му­ни­ка­тив­но­го опы­та куль­ту­ры — «пуб­лич­ной субъ­ек­тив­но­сти» [Про­нин, Про­ни­на, 2001]. Как вер­но заме­тил М. Джайлс, «мир живет в режи­ме бес­пре­це­дент­но­го кол­лек­тив­но­го экс­пе­ри­мен­та» [Джайлс, 2013: 76]. 

Осо­бен­но­сти прак­ти­ки мас­сме­диа обна­ру­жи­ва­ют себя и в фигу­ре авто­ра. Автор мас­сме­дий­но­го тек­ста может при­ни­мать самые раз­ные фор­мы [Чер­няк 2005; Кай­да 2011; Синель­ни­ко­ва 2010]. Пере­фра­зи­руя сло­ва Ю. М. Лот­ма­на, мож­но ска­зать, что мас­сме­дий­ный автор все­гда хочет быть «гени­ем», но при этом он все­гда хочет быть поня­тым широ­кой ауди­то­рий. Прин­цип ауди­то­рии «запус­ка­ет» про­цесс ано­ни­ми­за­ции авто­ра, актив­но раз­во­ра­чи­ва­ю­щий­ся сего­дня в мас­сме­диа бла­го­да­ря ряду фак­то­ров, сре­ди которых: 

1) внед­ре­ние тех­но­ло­гий репостин­га и рерай­тин­га, обес­пе­чи­ва­ю­щих цир­ку­ля­цию мно­же­ства пере­ме­щен­ных копий, вер­сий и редак­ций инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та (сооб­ще­ния) и созда­ю­щих усло­вия для соци­аль­но­го нерас­по­зна­ва­ния автора; 

2) внед­ре­ние тех­но­ло­гий обес­пе­че­ния ано­ним­но­сти авто­ра в сети, вклю­чая «ава­та­ри­за­цию» — репре­зен­та­цию авто­ра в вир­ту­аль­ном про­стран­стве посред­ством мас­ки («ава­та­ра»); 

3) обре­те­ние каж­дым поль­зо­ва­те­лем тех­но­ло­ги­че­ской воз­мож­но­сти стать авто­ром, что при­во­дит, с одной сто­ро­ны, к «обес­це­ни­ва­нию» автор­ства, а с дру­гой — к редук­ции при­су­щих адре­са­ту прак­тик рас­по­зна­ва­ния и интер­пре­та­ции (чте­нию, вни­ма­тель­но­му про­смот­ру, про­слу­ши­ва­нию), в резуль­та­те чего автор ока­зы­ва­ет­ся «в тени» соб­ствен­ных сооб­ще­ний, изред­ка «про­ры­ва­ясь» в «ста­тус­ный» соци­аль­ный кон­текст бла­го­да­ря либо осо­бым пара­мет­рам сво­ей лич­но­сти, идеи, мне­ния, сти­ля и твор­че­ства, либо эффек­тив­но­сти тех­но­ло­гий продвижения.

Прин­цип теку­ще­го кон­тек­ста и прин­цип ауди­то­рии фор­ми­ру­ют сфе­ру праг­ма­ти­ки мас­сме­дий­но­го тек­ста, вклю­ча­ю­щую в себя сово­куп­ность его интен­ций, кото­рые обна­ру­жи­ва­ют­ся, с одной сто­ро­ны, в фор­си­ро­ван­ном овла­де­нии сфе­рой вни­ма­ния ауди­то­рии и вовле­че­нии ее в моти­ви­ро­ван­ный инфор­ма­ци­он­но-смыс­ло­вой обмен, с дру­гой — в моти­ви­ро­ван­ной интел­лек­ту­аль­ной, эмо­ци­о­наль­ной, идео­ло­ги­че­ской и мар­ке­тин­го­вой «про­ра­бот­ке» теку­ще­го соци­аль­но­го кон­тек­ста, вни­ма­нии к отдель­ным фраг­мен­там (объ­ек­там) соци­аль­ной дей­стви­тель­но­сти, что ведет к фор­ми­ро­ва­нию осо­бой кар­ти­ны мира, клю­че­вы­ми при­зна­ка­ми кото­рой ста­но­вят­ся моза­ич­ность, фраг­мен­тар­ность, идео­ло­ги­че­ская модаль­ность [Солга­ник: 2000; Клу­ши­на: 2008] и «адрес­ная резо­нанс­ность», т. е. фор­си­ро­ван­ный отклик когни­тив­но­го и аксио­ло­ги­че­ско­го ком­по­нен­тов кар­ти­ны мира на мен­таль­ные и дру­гие пара­мет­ры и потреб­но­сти адрес­ной аудитории.

5. Прин­цип повто­ре­ния повы­ша­ет надеж­ность попа­да­ния инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та в сфе­ру актив­но­го вни­ма­ния ауди­то­рии и обес­пе­чи­ва­ет его удер­жа­ние в этой сфе­ре. Ста­тус, како­вым мас­сме­дий­ный текст овла­дел в совре­мен­ной куль­ту­ре, обес­пе­чи­ва­ет­ся устой­чи­вым мас­со­вым вос­про­из­ве­де­ни­ем его поряд­ка. В этом кон­тек­сте вос­тре­бо­ван­ным ста­но­вит­ся ремейк, реа­ли­зу­ю­щий прин­цип повто­ре­ния. Сущ­ность ремей­ка заклю­ча­ет­ся в том, «что­бы рас­ска­зать зано­во исто­рию, кото­рая име­ла успех» [Эко 1996], что­бы повтор­но вопло­тить то, что уже обес­пе­чи­ло пози­тив­ный эффект, свя­зан­ный с овла­де­ни­ем вни­ма­ния ауди­то­рии. Прин­цип ремей­ка дает леги­тим­ное пра­во на суще­ство­ва­ние неогра­ни­чен­но­го коли­че­ства моди­фи­ка­ций, новых вер­сий (содер­жа­тель­ных, сти­ли­сти­че­ских, медий­ных) сооб­ще­ния (идеи, тео­рии, реклам­но­го обра­ще­ния, музы­каль­но­го про­из­ве­де­ния, скет­ча, филь­ма и т. п.). В осно­ве ремей­ка лежит твор­че­ский взгляд на ори­ги­нал, одна­ко пер­спек­ти­ва пре­об­ра­зо­ва­ния ори­ги­на­ла, его модер­ни­за­ции все­гда увя­за­на с пара­мет­ра­ми соци­аль­ной ауди­то­рии (ее мен­таль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, сти­ли­сти­че­ски­ми и медий­ны­ми пред­по­чте­ни­я­ми, при­выч­ка­ми), с пара­мет­ра­ми теку­ще­го соци­аль­но­го кон­тек­ста и тех­но­ло­ги­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми мас­сме­диа. Ремейк, без­услов­но, не резуль­тат прак­ти­ки совре­мен­ных мас­сме­диа, одна­ко ими он осво­ен в каче­стве сво­е­го базо­во­го механизма. 

6. Прин­цип нара­щи­ва­ния вре­мен­нó­го потен­ци­а­ла свя­зан с интен­сив­но раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся про­цес­са­ми в инфор­ма­ци­он­ной инду­стрии совре­мен­но­го обще­ства, в усло­ви­ях кото­ро­го про­из­вод­ство инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та тре­бу­ет упро­щен­ных, мало­за­трат­ных (в том чис­ле в аспек­те вре­ме­ни) тех­но­ло­гий. Осо­бую роль здесь игра­ет рерай­тинг — тех­но­ло­гия созда­ния тек­ста на осно­ве поис­ка уже гото­вых тек­стов и их транс­фор­ма­ции (пере­ло­же­ния). Фор­си­ро­ван­ное внед­ре­ние рерай­тин­га в про­из­вод­ство инфор­ма­ци­он­ных сооб­ще­ний свя­за­но с появ­ле­ни­ем новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий [Лащук, 2014]. Инфор­ма­ци­он­ная инду­стрия, реа­ли­зу­ю­щая прин­цип нара­щи­ва­ния вре­мен­но­го потен­ци­а­ла, едва ли при этом спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию у ауди­то­рии адек­ват­ной кар­ти­ны мира. Как любая инду­стрия, она ори­ен­ти­ро­ва­на на рас­ши­ре­ние «рын­ка сбы­та», кото­рый чув­стви­те­лен к дру­гим параметрам. 

7. Прин­цип про­дви­же­ния («рас­крут­ки») сти­му­ли­ру­ет не толь­ко про­цесс инфор­ма­ци­он­но­го обме­на, но и ресур­со­об­ра­зу­ю­щее пози­ци­о­ни­ро­ва­ние инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та, наце­лен­ное на рас­ши­ре­ние ауди­то­рии и рекру­ти­ро­ва­ние новых поль­зо­ва­те­лей. Сего­дня, в усло­ви­ях жест­ко­го дав­ле­ния рын­ка в про­стран­стве от «кри­ков ули­цы» до «кли­ков Интер­не­та», в усло­ви­ях стрем­ле­ния к соци­аль­но­му доми­ни­ро­ва­нию тех или иных соци­аль­ных групп с при­су­щей им потреб­но­стя­ми и миро­воз­зрен­че­ски­ми уста­нов­ка­ми, прин­цип про­дви­же­ния для мас­сме­дий­но­го тек­ста ста­но­вит­ся одним из ведущих.

Любой мас­сме­дий­ный текст сего­дня воз­ни­ка­ет как резуль­тат праг­ма­ти­че­ско­го замыс­ла (праг­ма­ти­че­ской интен­ции) и ресур­со­об­ра­зу­ю­щих ком­му­ни­ка­тив­ных тех­но­ло­гий. К какой бы сфе­ре соци­аль­ной прак­ти­ки или отрас­ли зна­ния сего­дня ни при­над­ле­жал мас­сме­дий­ный текст, он устой­чи­во моти­ви­ру­ет­ся праг­ма­ти­кой про­дви­же­ния, прак­ти­че­ски­ми инте­ре­са­ми и выго­да­ми, вни­ма­ни­ем к куль­тур­но-соци­аль­ным и пси­хо­ло­ги­че­ским осо­бен­но­стям целе­вой ауди­то­рии, к ее спо­соб­но­стям — когни­тив­ным (харак­те­ру соци­аль­ной памя­ти, осо­бен­но­стям вни­ма­ния, позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти и вооб­ра­же­ния) и эмо­ци­о­наль­ным (харак­те­ру эмо­ци­о­наль­но­го пере­жи­ва­ния), к ее внут­рен­ней готов­но­сти к опе­ра­тив­но­му вос­при­я­тию и интер­пре­та­ции инфор­ма­ции, к ресур­сам, моти­ви­ру­ю­щим ее мысль и чувства.

8. Прин­цип интер­тек­сту­аль­но­сти. Клю­че­вой осо­бен­но­стью осо­зна­ния чело­ве­ком мира и само­го себя явля­ет­ся то, что вся­кая мысль пред­став­ля­ет собой резуль­тат вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми мыс­ля­ми, всту­па­ю­щи­ми друг с дру­гом в целе­на­прав­лен­ный про­по­ни­ру­ю­щий или оппо­ни­ру­ю­щий диа­лог и созда­ю­щи­ми уни­каль­ное смыс­ло­вое про­стран­ство, в кото­ром каж­дый фраг­мент фоку­си­ру­ет­ся или про­яв­ля­ет­ся под воз­дей­стви­ем дру­го­го. Плот­ное инфор­ма­ци­он­ное поле, созда­ва­е­мое совре­мен­ны­ми мас­сме­диа, в кото­ром каж­дый эле­мент целе­на­прав­лен­но или вынуж­ден­но соот­не­сен с дру­гим, всту­пая с ним в диа­ло­го­вые отно­ше­ния, акти­ви­ру­ет прин­цип интер­тек­сту­аль­но­сти. Осо­бен­но­стью мас­сме­дий­ной интер­тек­сту­аль­но­сти явля­ет­ся то, что уста­нов­ле­ние смыс­ло­вых свя­зей с пред­ше­ству­ю­щи­ми, с сосу­ще­ству­ю­щи­ми и потен­ци­аль­ны­ми тек­ста­ми в рам­ках прак­ти­ки мас­сме­диа свя­за­но не столь­ко с углуб­ле­ни­ем куль­тур­ной тра­ди­ции и выстра­и­ва­ни­ем ухо­дя­щей вглубь линии куль­тур­но-исто­ри­че­ской памя­ти, сколь­ко с раз­вер­ты­ва­ни­ем соци­аль­но­го кон­тек­ста современности.

9. Прин­цип муль­ти­ме­дий­но­сти обес­пе­чи­ва­ет в рам­ках еди­но­го тек­сто­во­го про­стран­ства ресур­со­об­ра­зу­ю­щее (не толь­ко смыс­ло­об­ра­зу­ю­щее) соче­та­ние раз­ных семи­о­ти­че­ских кодов и средств (сло­во, рису­нок, гра­фи­ка, фото­гра­фия, звук, дина­ми­че­ское изоб­ра­же­ние и т. п.), моти­ви­ро­ван­ное вза­и­мо­дей­ствие кото­рых изна­чаль­но преду­смот­ре­но и ори­ен­ти­ро­ва­но на целе­вую аудиторию. 

10. Прин­цип интер­ак­тив­но­сти. Бла­го­да­ря новым инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­тив­ным тех­но­ло­ги­ям мас­сме­дий­ный текст обрел новый, интер­ак­тив­ный фор­мат, суть кото­ро­го про­яв­ля­ет­ся в обре­те­нии ауди­то­ри­ей воз­мож­но­сти мгно­вен­но­го, мно­го­ва­ри­ант­но­го и зафик­си­ро­ван­но­го откли­ка на текст. Прин­цип интер­ак­тив­но­сти обес­пе­чил поль­зо­ва­те­лю (ауди­то­рии) воз­мож­ность реа­ли­за­ции соб­ствен­но­го автор­ско­го проекта. 

Таким обра­зом, мас­сме­дий­ность (диа­лек­ти­ка мас­сме­дий­ной фор­мы) пред­став­ля­ет собой каче­ство тек­ста, кото­рое ста­вит его в осо­бое поло­же­ние по отно­ше­нию к дру­гим фор­мам мыс­ли (созна­ния) и кото­рое отра­жа­ет сущ­ност­ные осо­бен­но­сти соци­аль­ной прак­ти­ки массмедиа. 

Мас­сме­дий­ность как осо­бое каче­ство тек­ста совре­мен­ных мас­сме­диа обна­ру­жи­ва­ет себя, без­услов­но, и в дру­гих пара­мет­рах, иссле­до­ва­ние кото­рых про­дол­жа­ет­ся. Дис­кус­сии отно­си­тель­но про­бле­ма­ти­ки, фор­ми­ру­е­мой рече­мыс­ли­тель­ной прак­ти­кой мас­сме­диа, едва ли бли­зят­ся к завер­ше­нию, посколь­ку мно­го­об­раз­но не толь­ко при­сут­ствие мас­сме­диа в жиз­ни совре­мен­но­го обще­ства, но и бес­ко­неч­ны спо­со­бы обо­льще­ния ими чело­ве­ка — мобиль­но­стью, доступ­но­стью, сво­бо­дой, вла­стью, успе­хом, гло­ба­ли­за­ци­ей, мно­го­об­ра­зи­ем, уни­фи­ка­ци­ей, опе­ра­тив­но­стью, сер­виль­но­стью, интер­ак­тив­но­стью, эмо­ци­о­наль­но­стью, визу­а­ли­за­ци­я­ми, сто­ри­тел­лин­гом и т. п. 

© Полон­ский А. В., 2015