Понедельник, Ноябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ИМИДЖ КИТАЯ В ОНЛАЙН-ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ «АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ»

Через 30 с лишним лет после проведения политики реформы и открытости Китай добился огромных политических и экономических упехов, постоянно растет его влияние и конкурентоспособность на международной арене. Сейчас на фоне глобализации перед китайским правительством стоит актуальная задача — создать положительный имидж страны, что помогает проводить успешную внешнюю и внутреннюю политику, способствует всестороннему развитию. 

Китай и Россия являются важными стратегическими партнерами. Понять, как воспринимают Китай в российском обществе, чрезвычайно важно для дальнейшего укрепления и расширения взаимовыгодных двусторонних отношений. Для анализа восприятия Китая в России был проведен контент-анализ статей по политической, экономической и общественной тематике, а также сделан анализ оценочных средств, с помощью которых формируется имидж Китая в мессмедиа. Для исследования были выбраны статьи, посвященные Китаю, в онлайн-версии газеты «Аргументы и факты» за период с января 2012 по июнь 2016 г.

NATIONAL MAGE OF CHINA IN ON-LINE NEWSPAPER “ARGUMENTS AND FACTS” 

With the increasing influence of China in the international arena and its growing comprehensive strength, Chinese government is more and more concerned about a positive image of the country. A good image of the country will further help China to implement the right foreign policy, enhance competitiveness, and increase the attractiveness of China. China and Russia are important strategic partners, it’s important to learn the image of China in Russia, that affects the broaden and deepen bilateral cooperation in various fields to achieve mutual benefits. The media is an important channel for learning China’s image. This article is based on the comments of experts of a popular Russian on-line newspaper “Arguments and facts” that involved China as a sample to analyze the national image of China, constructed by this newspaper. The author also analyses evaluation tools, which were used to construct the national image of China.

Ван Сяоцзюань, доктор филологических наук, профессор факультета русского языка Второго Пекинского университета иностранных языков (BISU)

E-mail: uliawang@163.com

Wang Xiaojuan, Doctor of Philology, Professor at the Russian Department of the Beijing International Studies University

E-mail: uliawang@163.com

УДК 811.16 
ББК 81.2Рус-5; 76 
ГPНТИ 16.21.21 
КОД ВАК 10.02.01

Постановка проблемы. В последние годы Китай динамично развивается в экономической сфере, активно участвует в региональных и международных делах, организует крупномасштабные мероприятия, выдвигает весомые концепции и инициативы, что привлекает к себе внимание международного сообщества. Во всем мире повышается интерес к Китаю, китайской культуре, китайскому языку.

Как воспринимают Китай другие страны и как создать положительный имидж страны — этим вопросам правительство Китая уделяет все больше внимания. Причина в том, что положительный имидж страны — это стратегический ресурс, значимое конкурентное преимущество, позволяющее сделать голос страны слышимым, идеи и концепции — достойными внимания, а саму страну — привлекательной как для внешних целевых аудиторий, так и для собственных граждан [Ресурсы… 2016: 3].

Важным стратегическим партнером Китая является Россия. Китайско-российские отношения прошли три этапа: в 1991 г. были нормализованы двусторонние отношения, в 1996 г. страны перешли к стратегическому взаимодействию, а в 2001 г. – к всестороннему стратегическому партнерству и взаимодействию.

В настоящее время обе страны тесно координируют свои позиции по важнейшим региональным и международным вопросам, поддерживают тесные контакты на высшем уровне, углубляется и расширяется сотрудничество в области освоения нефтегазовых ресурсов, ядерного топлива, космонавтики и авиации, телекоммуникации, высоких технологий и др. Успешно были осуществлены такие масштабные проекты в гуманитарной сфере, как перекрестные национальные годы языков, туризма и молодежных обменов. В настоящее время в России проходит год СМИ в Китае.

От того, насколько привлекательным будет имидж представляемой в СМИ страны, зависит политический статус и перспективы экономического сотрудничества на международной арене. Чтобы проводить успешную внешнюю политику и дальше укреплять взаимовыгодные двусторонние отношения, для китайской политики чрезвычайно важно понимание того, как Китай воспринимают российские партнеры, поэтому вопрос о формировании имиджа Китая в российских СМИ весьма актуален.

Степень разработанности проблемы. Формирование имиджа Китая в России имеет свою научную историю. Первая работа об особенностях образа Китая в России XVII в. была написана в 1997 г. Н. Н. Кычановым. Позднее, в 1998 г., А. В. Лукин в работе «Образ Китая в России (до 1917 г.)» сделал попытку сравнения образа Китая у представителей различных направлений российской дореволюционной философской мысли. В 2007 г. вышли две монографии: «Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII–XXI веках» А. В. Лукина [Лукин 2014], где исследовался процесс эволюции образа Китая в СССР и России после 1917 г., и работа «Образ Китая в современной России», написанная совместно сотрудниками Института Дальнего Востока РАН и учеными КНР. В монографии рассматривается ряд проблем, характеризующих состояние китаеведения в СССР и современной России.

Однако изучение вопросов целостного представления образа Китая в современной России еще только начинается. В этой связи весьма интересна работа «Ресурсы массовой коммуникации в формировании страновых имиджей» под редакцией И. В. Сидорской [Ресурсы… 2016]. В книге рассмотрен богатый потенциал СМИ и других каналов коммуникации для формирования составляющих странового имиджа Беларуси и Китая с учетом внутренних и внешних целевых аудиторий. Китайские ученые-русисты рассматривают этот вопрос с различных точек зрения: культурно-исторический аспект формирования имиджа Китая в России рассмотрен в работах Ли Вэй [Ли Вэй 2005], Сунь Фан, Чэнь Цзиньпэна (2010), Линь Цзинхуа (2010); с точки зрения международных отношений — работы Лю Ятина [Лю Ятин 2009], Ян Синьмо (2009); с точки зрения социологии — работы Лю Юаньюань [Лю Юаньюань 2009], Чжан Ляна (2010). Формированию имиджа Китая в российских СМИ посвящены работы О. А. Бакулина «Особенности формирования образа Китая российскими СМИ в период пекинской олимпиады (на китайском языке)» [Бакулин 2008], Юй Даньхун «Имидж китайского крестьянина-овощевода в российских СМИ» [Юй Даньхун 2011], Шэнь Ин, У Ган «Имидж Китая в региональных СМИ» [Шэнь Ин, У Ган 2013].  Чжан Хуэйцинь, основываясь на комментариях к новостям о Китае на сайте Рамблер, анализирует лингвистические способы выражения отношения к Китаю и гражданам Китая [Чжан Хуэйцинь 2014].

Объектом настоящего исследования являются тексты статей онлайн-версии газеты «Аргументы и факты» с 1 января 2012  по 30 июня 2016 г. (третий срок президентства Путина), в которых анализировалась оценка тех или иных сторон жизни Китая. Выборка текстов осуществлялась по ключевым словам «Китай» и «КНР» в заголовках статей. В результате получены 772 статьи различной тематики: политика, экономика, общество, культура, природные и техногенные катастрофы, спорт и др., из них 580 статей на политическую, экономическую и общественную тему. В работе особое внимание уделено информационно-аналитическим текстам на указанные темы, т. е. комментариям и мнениям экспертов (93 статьи), так как они в наиболее полной степени реализуют одну из пяти функций массовой коммуникции — интерпретационную, или идеологическую, окрашивают картину мира в десятки разнообразных цветов, придавая ей определенный мировоззреченский оттенок, ту или иную идеологическую модальность [Добросклонская 2008: 60].

Газета «Аргументы и факты» («АиФ») (онлайн-версия) выбрана для анализа имиджа Китая в России на основании высокой степени влияния, большого тиража и широкой популярности данного издания. «АиФ» выходит с января 1978 г., в мае 1990 г. внесена в Книгу рекордов Гиннеса как газета с самым большим тиражом в истории человечества — 33,5 млн. экземпляров, причем число читателей превысило 100 млн. Сегодня она остается лидирующим по объему тиража в России общественно-политическим еженедельником (тираж 2,2 млн. экземпляров). «Аргументы и факты» является одним из самых популярных российских изданий за рубежом. В 2000 г. запущен сайт aif.ru. В 2013 году он вошел в топ 10 самых популярных ресурсов в категории «Новости и СМИ». Ежемесячно сайт посещают более 16 млн. человек.

Базовыми для исследования являются работы, направленные на изучение медиалингвистических проблем в целом и имиджеформирующей речи в частности [Добросклонская 2008; 2016; Дускаева 2012; 2014; Дускаева, Коняева 2016; Зверева 2015; Ю. М. Коняева, Н. В. Коробова, Чжан Хуэйцинь 2014 и др.]. В формировании имиджа страны большую роль играют оценочные средства, поэтому концептуально важными были для нас идеи о семантике средств выражения оценки [Арутюнова 1999 и др.].

Как известно, значение СМИ в том, чтобы оповещать людей, информировать внешний мир, а цель — не «зеркальное отражение», а целенаправленный выбор [Ресурсы… 2016: 35]. Автор информационно-аналитических текстов в СМИ формирует отношение к сообщаемому, вызывает определенные эмоциональные отклики на те или иные события, старается повлиять на мировоззрение, мироощущение и мировосприятие людей и их поведение [Сретенская, 2015].

Оценочность — одна из важнейших черт стилистики журналистской речи. Являясь необходимой частью в формировании журналистской познавательно-ценностной конструкции действительности, оценочность выступает средством реализации творческого замысла журналиста — интенциональности [Дускаева 2014], которая выражается различными языковыми способами. Данная работа направлена на выявление закономерностей использования оценочных средств в формировании имиджа Китая в газете «АиФ».

В журналистском тексте, в зависимости от объекта оценки, могут актуализироваться разные типы оценок: общие (положительная или отрицательная) и частные. По Н. Д. Арутюновой, общие оценки «присуждаются по совокупности признаков», т. е. относятся к объекту в целом, отражают общее соответствие / несоответствие объекта идеальному образцу, выражаются с помощью прилагательных хороший и плохой, а также их синонимов с разными стилистическими и экспрессивными оттенками. Частные оценки более обширны и разнообразны. В них входят значения, дающие оценку одному из аспектов объекта с определенной точки зрения. Частные оценочные значения могут быть разделены на четыре группы: 1) сенсорные оценки: сенсорно-вкусовые, или гедонистические, — то, что нравится: приятный, вкусный. Это наиболее индивидуализованный вид оценки; 2)  психологические: а) интеллектуальные: интересный, увлекательный, банальный, б) эмоциональные: радостный, желанный, приятный; 3) сублимированные, или абсолютные, оценки: а) эстетические (синтез сенсорных и психологических: красивый и прекрасный), б) этические, подразумевающие нормы: моральный, добрый, порочный; 4) рационалистические, связанные с практической деятельностью человека: а) утилитарные: полезный, вредный, б) нормативные: правильный / неправильный, нормальный / ненормальный, здоровый / больной, в) телеологические: эффективный, удачный, негодный [Арутюнова, 1999].

Оценка в массмедиа текстах может быть высказана прямо или косвенно. Самые распространенные способы косвенного подтверждения оценки — передача ее через экспертное мнение либо в цифрах [Дускаева, Коняева 2016].

Объектами оценки в анализируемом материале являются материалы о политике, экономике, социальной сфере Китая, что позволит получить представление о целостной репрезентации имиджа Китая в России.

Цель статьи − рассмотреть, каким образом выражаются оценки по отношению к КНР в России, и проанализировать языковые средства экспликации имиджа Китая в российских массмедиа.

Анализ материала. Из всех текстов, привлеченных для анализа, 286 статей  посвящены политику Китая (37% от выборки), 161 статья об экономике Китая (21% от общей выборки) и 133 статьи об обществе (17% от общей выборки).

Рассмотрим примеры медиатекстов, посвященных сфере политических  отношений. В статьях на политическую тему объективно освещают внешнюю политику Китая, особое внимание уделяется двусторонним отношениям с США, Германией, Японией и Россией.

Какие риски это влечёт для нас? Главным риском является монополизация китайцами наших внешнеэкономических связей. В сфере торгово-экономических отношений КНР это страна, которая жёстко ведет переговоры. Однако в целом они следуют принятым на себя обязательствам. Китай надежный партнер, во многих случаях более рациональный и предсказуемый, чем тот же Евросоюз. Особенно ярко это проявилось на переговорах по вступлению России во Всемирную торговую организацию, когда с китайцами удалось договориться гораздо быстрее и конструктивнее, чем с европейцами. Тем не менее, если они окажутся в монопольном положении, то могут начать выставлять условия, совсем не выгодные для нас. Отчасти этот риск можно снять за счет развития отношений с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего, с Японией и Южной Кореей (Чем обернется для России сближение с Китаем? 2014. 11 июня).

В приведенном фрагменте текста автор использует прилагательные со значением рациональной оценки: надежный, рациональный, предсказуемый, конструктивный, тем самым передает позитивное отношение к Китаю. Вместе с тем выражает опасение или беспокойство по поводу того, насколько крепки отношения между двумя странами: так как Китай может развивать отношения с другими странами, рациональность китайских партнеров может стать главным риском для России при выставлении совсем не выгодных условий.

Положительная оценка дается китайской внутренней политике под руководством компартии Китая. В сообщениях говорится о том, что Китай уверенно и не спеша идет по выбранному пути развития, сохраняет политическую стабильность, развивает экономику для улучшения благосостояния народа, принимает жесткие меры по борьбе с коррупцией, с иностранцами-нелегалами, с терроризмом внутри страны. В статье «Бремя решения. Как Китай выбирал будущее на площади Тяньаньмэнь» (2014. 4 июня) рассказывается, как под руководством Дэн Сяопина Китай выбрал правильный путь развития и добился не только экономических, но и политических успехов:

Принцип «не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» позволил Китаю при сохранении власти Компартии и социалистической идеологии широко внедрить в экономику рыночные методы. В результате темпы экономического роста КНР стремительно увеличились, заставив говорить о «китайском экономическом чуде. 

Судя по данным глобального исследования имиджа Китая в мире   «Исследование: жители России лучше всех в мире относятся к Китаю» (2015. 19 марта), российские граждане считают, что «пора России перенимать опыт соседа».

В газете положительно оценивают китайско-российские партнерские отношения, Россия видит в Китае надёжного, выгодного, нужного, крупнейшего торгово-экономического партнёра, который во многих случаях более рациональный и предсказуемый, чем тот же Евросоюз (Надежный, но жесткий партнер. Эксперт о сближении России с Китаем. 2014. 12 июня). 

Сегодня между нами – почти стопроцентное единодушие почти по всем мировым проблемам. Но даже в конце 1970-х и начале 1980-х годов, когда наши страны, казалось бы, разделяла пропасть, СССР и КНР голосовали в ООН, как правило, одинаково. О чем это говорит? О том, что Китайская Народная Республика – наш политический союзник, при этом признает, что и в период распада СССР, и сейчас китайцы нам очень помогали. Без них, наверное, не выжили бы… Они и сейчас много пользы приносят (Восточный разворот. Что даст РФ союз с Китаем? 2015. 17 ноября).

Стоит отметить, с 2014 г. в заголовках статей стали чаще встречаться слова Россия и Китай, РФ и КНР, сотрудничество, партнерство, что демонстрирует расширение и углубление двусторонних отношений. В сообщениях высоко оценивается поддержка, которую Китай оказывает России, и координация между двумя странами на международной арене. Как пишется в статье «Восточный разворот. Что даст РФ союз с Китаем?», Только КНР твёрдо отказался принимать участие в любых экономических санкциях против нашей страны и отказался осуждать ее на политическом уровне.

В следующем фрагменте цитируется речь третьего лица, где опровергается так называемая китайская экспансия, и для этого использованы общая и психологическая оценка: амбициозный, уникальный, лучший:

Угроза Китая отнюдь не военного плана, говорит сотрудница пекинского госпиталя Тянтан Пухуа Мария лей-бенсон, а в том, что, перебираясь в другие страны, они тянут за собой семьи. Китайцу, собирающемуся на учёбу, к примеру, в Йельский университет, деньги собирает всё село. Зато, когда добьётся успеха, он перетянет к себе полсела. Пока большинство амбициозных китайцев рвётся в Европу и Америку. Но те, кто добился большого успеха, возвращаются на родину. Я работаю с доктором Яни, которая делает уникальные пластические операции. Яни 14 лет прожила в США, работала в одной из лучших мировых клиник и… вернулась в Китай (Цунами для Владивостока. Россию захлестнут 200 миллионов беженцев из Китая? 2012. 19 дек.).

Большое количество статей с негативной оценкой встречается на тему «территориальный вопрос», где сообщается, как китайцы путем экономической экспансии занимают территории России (здесь имеется в виду Дальний Восток), стран Средней Азии и Африки, зачастую приводя к нестабильности, истощению земли и экологическому дисбалансу данных регионов; в статьях также прогнозируется скорый распад страны и возможный наплыв китайских беженцев в случае масштабных беспорядков, высказывается призыв быть готовыми к штурму границы РФ китайцами и держать ухо востро. Такая негативная тональность ярко выражена в заголовках статей: «Цунами для Владивостока. Россию захлестнут 200 миллионов беженцев из Китая?», «Прирастет ли Китай Россией?», «Слияние и поглощение. Китай захватывает новые территории», «Игорь Виттель: Новый китайский Синцзян в Таджикистане», «России дорого обойдётся восстановление земли после аренды Китаем — эксперт» и др. По этой теме наиболее употребительны такие  идеологически-модальные выражения, которые вызывают негативные коннотации, такие как экспансия, оккупация, территориальная оккупация, захват земли, захватчик, желтая угроза, желтое цунами. Некоторые эксперты даже прогнозировали: Коммунистическая партия Китая отойдет от власти, будет династия Гун, чьим императором скорее всего будет тот самый Бо Силай (Китай – враг или друг России? 2012. 12 апр.).

В текстах эксплицирована и противоположная точка зрения по этому вопросу: китайская угроза — это коварные замыслы и происки пропагандистские… Долгое время существовало мнение о демографической экспансии, но ее нет. Количество россиян, находящихся в Поднебесной на более-менее постоянных условиях, гораздо больше, чем количество китайцев, живущих в России; Опасаться нашествия китайцев на Россию наивно: они к нам не рвутся (Чем обернется для России сближение с Китаем? Цикл «Прогнозы про угрозы». 2014. 11 июня).

Приведем пример негативной оценочности в политической сфере, выражаемой при помощи цифр:

Выхода из этих порочных кругов не видно, считает замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, — они усугубляются и без того растущим контрастом в уровне жизни горожан и селян: у первых месячный доход чуть больше $100 в месяц, у вторых — меньше $40. Причём вторых, проживающих на грани нищеты, в стране 58%. Ещё хуже дела у пенсионеров: $75 у горожан и чуть больше $6 у селян (что означает: в деревне пенсионная система фактически отсутствует). А ведь китайцы — быстро стареющая нация, доля пенсионеров постоянно растёт (Цунами для Владивостока…).

Еше один пример выражения негативной оценки с использованием цифр:

С 1991 г. Китай медленно поглощает территорию экс-СССР, пусть и в небольших масштабах. Россия в рамках «демаркации» границы уже передала КНР 337 км² своей земли (включая спорный остров Даманский), Казахстан 407 км², а Таджикистан и вовсе 1158 км²! Даже у Киргизии китайцы утащили 12 км² так сказать, «на закуску» (Станет ли Владивосток Хайшеньваем? 2012. 18 апр.).

Приводя ряд цифр, автор как бы доказывает существование «китайской экспансии» и «желтой угрозы».

Во всех проанализированных примерах из 93 комментариев и мнений экспертов 40 касается китайской политики, из них 17 относится к нейтральным, 12 — к положительным, 11 — к отрицательным.

Проанализируем публикации на экономическую тему. В сообщениях об экономическом положении Китая тоже содержатся как положительные, так и отрицательные репрезентации.

Положительно оценивается модель экономического развития, огромные экономические успехи и влияние. В публикациях приводятся примеры строительства специальных экономических зон Чжухай и Шэньчжэнь, развития «поездов-пуль», проведения экономических реформ в условиях западных санкций: 25 лет назад… США ввели санкции против Китая… И что? Теперь экономика Запада сильно ослабела, зато китайская занимает второе место в мире, а США основной должник КНР. Если китайцы пожелают, доллару придёт конец. ...Теперь на месте бедных рыбацких деревушек выросли небоскрёбы, новые города-мегаполисы с десятками миллионов жителей превратились в центры китайской электронной промышленности... За последние 6 лет в Китае реформировали 592 уезда родину самых бедных крестьян, живущих на доллар в день. На западе КНР в рамках программы «Надежда» в бедных районах отремонтировали 15 000 (!) сельских школ. По приезде в Гуанси замечаешь: провинция роскошью не сверкает, но количество бедняков за последние 6 лет уменьшилось здесь в 2 (!) с лишним раза. Даже ООН официально похвалила Китай за успехи в борьбе с бедностью (Миллиарды под ногами. Как России применить опыт развития экономики Китая. 2014. 17 апр.).

Позитивная оценка также дается политике поощрения малого и среднего бизнеса, контролю над финансовым рынком, регулированию цен и борьбе с коррупцией.

Когда речь идет о проблемах и последствиях, возникших в процессе экономического развития Китая, в сообщениях используется большое количество эмоциональных оценок, чтобы показать критическую ситуацию в экономике Китая, которой грозит неизбежный крах: загрязнение городов чудовищное, жуткая экономическая депрессия, ядовитые китайские теплицы, безысходное положение, уязвимая страна и др. Та же ситуация в текстах на тему политики плановой рождаемости в Китае, которая всегда вызывает недоумение и непонимание у российского общества. Психологические, точнее эмоциональные, оценки придают сообщениям в газетных текстах повышенную экспрессивность: действовать варварски, драконовские меры, зверские штрафы, насильственная стерилизация, жесткий принцип и т. д

Чтобы воздействовать на восприятие информации реципиентом и добиться запланированных автором нужных результатов, в газетных текстах вместе с оценочными средствами используются другие способы формирования положительной или отрицательной оценки, например:

Скандальные секреты успеха КНР: специальный репортаж обозревателя «АиФ» из трущоб Гуанчжоу — как раз там миллионы бедняков за 50 долл. в месяц, а то и просто за миску лапши «куют» экономику самого богатого в мире государства

Сразу после наступления темноты окраины южнокитайского города Гуанчжоу переполнены людьми — серыми и безмолвными, словно тени. Одетые в грязные спецовки, они покупают самую дешёвую еду: торговцы готовят её прямо на тротуарах — вместе с мухами и уличной пылью. Миска лапши стоит 2 юаня, рис, сбрызнутый соевым соусом, — 1 юань. Тени едят жадно, почти не жуя, — они равнодушны к вкусу еды, им главное — поскорее набить желудок. Лица неподвижны, словно маски. Каждый сегодня отработал на стройке по 15 часов, завтра рано утром им снова «шабашить» небоскрёбы и укладывать дороги. И именно этим почти бесплатным работягам Поднебесная обязана экономическим бумом, сделавшим страну супердержавой XXI в. … Что вы первым делом видите, когда приезжаете в Китай? — спрашивает меня профессор экономики Алекс Чэнь из Гонконга. — Здания-высотки, залитые огнями рекламы, новые автострады, современные фабрики. Туристу не приходит в голову, кто и, главное, на каких условиях их строил. …Их руки и толкают вверх экономику: строительные фирмы получают гигантскую прибыль при минимуме затрат  (Страна теней: обратная сторона китайской промышленности. 2013. 3 июля).

Здесь автор описывает рабочих, которые живут в невероятно тяжелых условиях на окраине одного южнокитайского города. Он применяет сенсорные и психологические оценки благодаря отбору слов и выражений, выражающих негативные ассоциации: серый, безмолвный, грязный, едят жадно, равнодушны, лица неподвижны. Эмоциональная оценочность усиливается группами выражений-контрастов: бедняки и самое богатое государство; трущобы и здания-высотки, небоскребы, новые автострады, современные фабрики; гигантская прибыли и миниму затрат. Отрицательная оценка поддерживается сравнением: серые и безмолвные, словно тени; лица неподвижны, словно маски. Кроме того, с помощью таких стилистически окрашенных слов и выражений, как спецовки, шабашить, набить (разг.) желудок, работяги (прост.), автор подчеркивает пренебрежительное отношение к жизни данной группы людей. С помощью цифры также дается косвенно выраженная оценка, отражающая критическое положение рабочих-мигрантов, вызывающая у читателя негативные эмоции. Таким образом у него складывается представление о том, что успехи Китая достигнуты за счет уникальной дешевизны рабочей силы, рабочие живут адской жизнью. Цифры позволяют влиять на оценку и отношение российского общества к восприятию Китая и жизни китайцев.

Негативная оценка выражается к проблемам и последствиям, возникшим в процессе экономического развития Китая: «великий китайский пузырь» (пузырь на рынке недвижимости — огромное количество городов-призраков; пузырь на рынке кредитования, т. е. банковский пузырь; пузырь в промышленности, т. е. индустриальный пузырь), экологическая катастрофа (загрязнение атмосферы и воды, истощение земли), проблема города и деревни, богатых и бедных районов, пропасть между богатыми и бедными, забастовки рабочих. Отрицательная оценка актуализирована в материалах о так называемой китайской угрозе и китайской экономической экспансии: огромное количество китайцев как грибы после дождя заселяют Среднюю Азию, КНР попросту глотает местные экономики, не жуя… В сообщениях даже прогнозируют экономический обвал и крах: проблемы в экономике Поднебесной представляют угрозу для глобального ВВП… Следующая мировая рецессия будет сделана в КНР. В ближайшие пару лет Китай, с большой долей вероятности, будет самым масштабным источником нестабильности в мировой экономике (Обвал в Китае, рецессия в России. Какие риски угрожают мировой экономике. 2015. 5 авг.). Считается, что ситуация в Китае ударит по России, странам Средней Азии, тесно связанным с Китаем, и потянет их экономику вниз.

Для передачи негативной оценки  экономических проблем используются общая и этическая оценка эксперта, безусловно поддерживаемая редакцией, при этом оценку усиливает сопоставление жизни города и деревни. Ту же функцию выполняют и приводимые цифры, показывающие достоверность информации: больше $100 — меньше $40, $75 у горожан — чуть больше $6 у селян.

Отрицательная оценочность осуществляется с помощью косвенного комментария, восклицательной конструкции, цифр, психологических оценок и олицетворения.

Дракон откусывает кусочек за кусочком, — комментирует ситуацию бизнесмен из Астаны Керим Эмирбаев (имя изменено. Авт.). — Ему можно не торопиться — по сути, Средняя Азия уже находится в его желудке. Всего Китай претендует на более чем 28 тыс. км2 (!) таджикской территории: и неизвестно, что случится, когда Пекин поставит Таджикистан перед необходимостью возврата кредитов у страны попросту нет ни копейки денег. В Казахстане КНР, помимо нефти и газа, осваивает местные водные ресурсы — в результате казахские реки и озёра в последнее время серьёзно обмелели, потеряв 20 млн куб. м воды. Китайских крестьян-колонистов, сооружающих оросительные каналы и направляющих воду в Синьцзян, переселяют в Казахстан десятками тысяч: Пекин иногда тонко намекает, что спор о китайско-казахской границе до сих пор окончательно не урегулирован. Надо признать, Китай действует в Средней Азии очень неглупо. Не угрожает войной, а опутывает кредитами, подминает под себя экономику, наводняет рынок соседей товарами, после чего с ним расплачиваются территорией — без санкций и скандалов со стороны Запада: ведь всё получается добровольно, путём официального договора (Тяга к Поднебесной. Что принесет России тесная дружба с Китаем? 2015. 9 сент.).

В этом фрагменте текста автор, используя комментарий и цифры, описывает способ и процесс «экономической экспансии Китая», с помощью психологических оценок (неглупо, добровольно) выражает иронию и негативное отношение к ней. А использованное олицетворение (откусывать кусочек за кусочком, в его желудке) выполняет функцию воздействия на воображение читателя, а также функцию формирования образной яркой модели мира, повышает  выразительность, экспрессивность, оценочность и коннотативность, позволяет читателю визуально представить процесс экспансии, создает в его восприятии негативный образ Китая, который захватывает чужие земли. Кроме того, употребление слова дракон здесь имеет особое значение в усилении экспрессивности, так как, в отличие от китайцев, у русских данное слово вызывает отрицательную ассоциацию: гигантская крылатая огнедышащая рептилия, извечное воплощение Зла, которое нужно победить, препятствие, которое надо преодолеть.

В целом к экономическому сотрудничеству Китая и России выражается двойственное отношение. С одной стороны, Китай оценивается как крупнейший торгово-экономический партнер, а китайский рынок рассматривается как перспективный. Двустороннее сотрудничество Китая и России является предсказуемым, способным принести России океан пользы. С другой стороны, в публикациях подчеркивается, что сотрудничество с Китаем, особенно в энергетической сфере, приносит слишком мало выгоды России, делая ее сырьевым придатком Китая. 

В публикациях, касающихся социальной сферы, в 17 комментариях и мнениях экспертов о китайском обществе эксплицировано больше негативных коннотаций (10), чем позитивных (3). С одной стороны, негативно оценивают политику плановой рождаемости, считая ее причиной полового дисбаланса и появления «нелегальных детей». С другой стороны, ослабление ограничения в области демографии тоже вызывает опасения: землю захватят не инопланетяне, а китайцы. В следующем примере автор привлекает внимание к образу жизни долгожителей Китая:

Особое внимание старики уделяют питанию. В КНР самый настоящий культ еды. И хотя блюда местной кухни китайцы запивают вредным, но популярным пивом, а главное мясо в стране свинина, в Поднебесной очень низкий процент заболеваемости печени и сердца. Почему? Китайцы продукты не варят, а готовят на пару, сохраняя их сочность и полезные свойства, а также едят много свежих овощей: свинина всегда подаётся вместе с горой нарезанных салатов. В ежедневном рационе присутствуют рис, кукуруза, бобы, обязательно фрукты. Еще одна немаловажная деталь: мясо и рыбу в Китае стараются есть свежими, заморозку используют нечасто. …Может быть, поэтому среди пенсионеров в КНР (да и вообще по стране) проблемы с избыточным весом редкость. Почти все китайские старики подтянутые, активные и бодрые. («Бегущие тигры. Почему в Китае растёт количество долгожителей» (2013. 14 ноября).

Здесь отмечается многообразие выраженных оценок: сенсорная (свежий), эмоциональная (популярный, подтянутый, активный, бодрый), утилитарная (вредный, полезный), с помощью которых подтверждается здоровый образ жизни долгожителей-китайцев.

Отрицательная оценка дается пенсионной политике: пенсии в КНР платят только тем, кто работал на госслужбе. Если человек трудился в частной компании, постарев, он должен жить на личные накопления либо рассчитывать на помощь своих детей. Поэтому мальчики в Поднебесной на вес золота (Новая версия Апокалипсиса: Землю захватят не инопланетяне, а китайцы. 2012. 12 дек.). К поведению китайских туристов, демонстрирующих низкий уровень культуры, к высокой боеспособности китайской армии актуализировано отрицательное отношение.

В публикациях, посвященных копированию китайцами иностранных технологий, выражается как отрицательное, так и нейтральное, близкое к объективной оценке ситуации отношение: разведка Китая «ходит» в правительственные сети Америки, как к себе домой. Китайцы тащат не только военные секреты они копируют смартфоны, автомобили и даже… целые города! (Мир в китайской копии. КНР не изобретает, но отлично воспроизводит чужое. 2013. 12 июня); масштабы копирования в общественном мнении во многом сильно преувеличены. Очень многие системы, которые считаются скопированными китайцами, производятся ими по вполне официально проданным лицензиям, либо были разработаны для них российскими разработчиками также по официальным контрактам (Чем обернется для России сближение с Китаем?).  

Аналогичная дихотомия в выражении оценки репрезентирована в публикациях, посвященных качеству китайских товаров: наряду с пренебрежительными оценками по отношению к китайской дребедени подчеркивается и рост качества продукции: Если раньше подделки из КНР можно было характеризовать как «дребедень», то теперь китайские версии мировых брендов ломаются реже»; «КНР очень разная, и там много качественных товаров, если товар закупается на крупных серьезных фабриках (Мир в китайской копии). 

В целом позитивные оценки эксплицированы в публикациях о «курсе долголетия» и усилиях китайского правительства в сфере социального обеспечения и защиты пожилых людей: китайские старики − уважаемая часть общества, их не считают обузой (Бегущие тигры); В КНР «почтенному возрасту» уделяют особое внимание — всюду в парках есть спортивные площадки для пенсионеров. …Согласно опросам, 90% китайских стариков считают: после выхода на пенсию им живётся значительно лучше (!), чем в молодости (Страна столетних. Почему китайцы собираются жить дольше россиян? 2014. 30 окт.). 

Положительные и отрицательные экспликации о китайской политике и экономике, таким образом, выражаются в равной степени. В публикациях о социальной сфере КНР в основном преобладают отрицательные коннотации Можно сказать, что в целом общая тональность текстов статей «АиФ» стремится к объективности в репрезентации КНР.

Выводы. Проведенный анализ позволяет нам составить представление об имидже Китая в онлайн-версии газеты «АиФ». В анализируемых публикациях встречаются общие, сенсорно-вкусовые и психологические оценки (в особенности эмоциональные), которые выделяют сообщаемые события из ряда аналогичных, обращают внимание на особенности протекания события или условия ситуации, делают сообщение более интересными. Используются также сублимированные (этические) и рационалистические оценки, с помощью которых формулируются проблемы, объясняются мотивы деятельности субъектов.

Количество статей о Китае с каждым годом увеличивается, что демонстрирует растущий интерес российского общества к Китаю; отмечается значительное освещение политической, экономической и общественной сферы.

В представлении российского потребителя массмедиаконтента Китай представлен как супердержава, которая твердо идет по пути социализма со своей спецификой под руководством Компартии. Руководство Китая стремится к повышению уровня жизни народа и уделяет особое внимание социальной сфере.

Китай представляется надежным политическим союзником России, на которого можно рассчитывать; и одновременно Китай — жесткий и рациональный партнер, с кем следует быть осторожнее в торгово-экономическом сотрудничестве.

Китай — многонаселенная страна, которая проводит демографическую экспансию и является угрозой демографической безопасности не только для России, но и для других стран мира.

Китай — локомотив мировой экономики, но одновременно технически отсталая страна; Китай — страна с множеством серьезных экономических, экологических и социальных проблем.

Китай — недемократическая страна, где права человека, особенно права женщин, не защищены.

Китай — страна долгожителей. Пожилые люди ведут здоровый образ жизни.

Формирование такого имиджа Китая, на наш взгляд,  связано, во-первых, с предстоящим сложным внутренним и внешним положением России, для которой важно перенимать опыт у Китая, особенно опыт в управлении государством и развитием экономики, важно тесно сотрудничать в политической и экономической сферах.

Во-вторых, с интересом к оригинальной культуре питания Китая. На самом деле всё что связано с традиционной китайской культурой, с одной стороны, всегда привлекает внимание у русских, с другой стороны, остается таинственным и незнакомым для них.

В-третьих, с наличием укоренившегося стереотипа «китайская угроза», «желтое цунами». Россия традиционно ориентирована на Запад, что обусловлено определенными идеологическими и геополитическими факторами.

В-четвертых, с отсутствием серьезного отношения к научному изучению происходящих изменений в современном Китае, о чем свидетельствует использование негативных оценочных средств, что мешает журналистам и ученым сделать всесторонние и объективные выводы.

© Ван Сяоцзюань, 2017

Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки рус. культуры, 1999. 

Бакулин О. А. Особенности формирования образа Китая российскими СМИ в период пекинской олимпиады: на китайском языке // Междунар. СМИ. 2008. № 11. С. 71–79. 

Добросклонская Т. Г. Методы анализа видео-вербальных текстов // Медиалингвистика. 2016. № 2 (12). С. 13–25. 

Добросклонская Т. Г. Язык средств массовой информации: учеб. пособие для вузов. М.: Книж. дом Университет, 2008. 

Дускаева Л. Р. Выражение оценочных коммуникативных действий в журналистском культурно-просветительском дискурсе // Вестн. Перм. ун-та. Сер. Российская и зарубежная филология. 2014. № 4(28). С. 206–213. 

Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров / под ред. М. Н. Кожиной. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, Филол. ф-т, 2012. 

Дускаева Л. Р., Коняева Ю. М. Стилистика имиджеформирующего речевого воздействия // Стилистика и литературное редактирование: учебник для академ. бакалавриата / под ред. Л. Р. Дускаевой. Т. 2. М.: Юрайт, 2016. С. 20–46. 

Зверева П. П. Лингвопрагматический анализ текстов печатных СМИ формальными средства: на матер. газетных публикаций США о России: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2015. 

Ли Вэй. Российские средства массовой информации в переходный период. Шанхай, 2005. 

Лукин A. B. Медведь наблюдает за драконом: образ Китая в России в XVII–XXI веках. М.: Восток — Запад, ACT, 2007.

Лю Юаньюань Имидж Китая в общественном сознании современной России // Вестн. РГГУ. Сер. Социология. 2009. № 2. С. 220–233. 

Лю Ятин. Формирование имиджа китайских мудрецов в России в 90-е годы 20 века // Исследование России. 2009. № 3. С. 124–135.

Ресурсы массовой коммуникации в формировании страновых имиджей / под ред. И. В. Сидорской. Минск: Белорус. гос. ун-т, 2016.

Сретенская Л. В. Автор и субъект оценки в газетно-публицистическом тексте // Концепт: науч.-метод. электрон. журн. 2015. Т. 13. С. 711–715. URL: http://e-koncept.ru/2015/85143.htm.

Чжан Хуэйцинь. Образ Китая в комментариях к новостям о Китае: на примерах сайта Рамб-лер // Медиалингвистика. 2014. № 2 (12). С. 82–94.

Шэнь Ин, У Ган. Имидж Китая в региональных СМИ // Исследование России, Средней Азии и Восточной Европы. 2013. № 1. С. 17–22.

Юй Даньхун. Имидж китайского крестьянина-овощевода в российских СМИ // Исследование России, Средней Азии и Восточной Европы. 2011. № 5.

Arutjunova N. D. Language and and a human’s world [Jazyk i mir cheloveka]. 2nd ed., corr. Moscow, 1999. 

Bakulin O. A. The specific features of the formation of China’s image in the Russian media during the Beijing Olympics (in Chinese) [Osobennosti formirovanija obraza Kitaja rossijskimi SMI v period pekinskoj olimpiady (na kitajskom jazyke)] // International Media [Mezhdunarodnyje SMI]. 2008. No. 11. 

Dobrosklonskaya T. G. Mass media language [Jazyk sredstv massovoj informacii]. Moscow, 2008. 

Dobrosklonskaya T. G. Methods of analyzing video-verbal texts [Metody analiza video-verbal’nyh tekstov] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2016. No. 2 (12). P. 13–25. 

Duskaeva L. R.  Dialogical nature of newspaper speech genres [Dialogicheskaja priroda gazetnyh rechevyh zhanrov] / ed. M. N. Kozhinoy. 2nd ed. St Petersburg, 2012. 

Duskaeva L. R. How to express evaluation of communicative action in the journalistic cultural and educational discourse [Vyrazhenie ocenochnyh kommunikativnyh dejstvij v zhurnalistskom kul’turno-prosvetitel’skom diskurse] // Bul. Perm State Univ. Ser. Russian and foreign philology [Vestn. Perm. univ. Ser. Rossijskaja i zarubezhnaja filologija]. 2014. No. 4 (28). P. 206–213. 

Duskaeva L. R., Konyaeva Yu M. Stylistics  of image forming speech [Stilistika imidzheformirujushhej rechi] // Russian language and literary editing [Stilistika russkogo jazyka i literaturnoe redaktirovanie] / ed. by L. R. Duskaeva. Moscow: Yurayt, 2016. 

Li Wei. Russian mass media during the transition period [Rossijskie sredstva massovoj informacii v perehodnyj period]. Shanghai, 2005. 

Liu Yuanyuan.  Image of China in the public consciousness of modern Russia [Imidzh Kitaja v obshhestvennom soznanii sovremennoj Rossii] // Journ. Russian State Humanitar. Univ. Ser. Sociology [Vestnik RGGU. Ser. Sociologija]. 2009. No. 2. P. 220–233. 

Liu Yatin. Formation of the Chinese sages’ image in Russia in the 90s of the 20th century [Formirovanie imidzha kitajskih mudrecov v Rossii v 90-ye gody 20 veka] // Research of Russia [Issledovanie Rossii]. 2009. No. 3. P. 124–135.

Lukin A. B. The bear is watching the dragon: image of China in Russia in XVII–XX centuries [Medved’ nabljudaet za drakonom: obraz Kitaja v Rossii v XVII–XXI vekah]. Moscow: East-West, ACT, 2007. 

Shen Ying, Wu Gang. The image of China in regional media [Imidzh Kitaja v regional’nyh SMI] // Investigation of Russia, Central Asia and Eastern Europe [Issledovanie Rossii, Srednej Azii i Vostochnoj Evropy]. 2013. No.1. P. 17–22. 

Sidorskaya I. V. Resources of mass communication for the shaping the image of country [Resursy massovoj kommunikacii v formirovanii stranovyh imidzhej]. Minsk, 2016. 

Sretenskaya L. V. Author and the subject of evaluation in newspaper and journalistic text [Avtor i subjekt ocenki v gazetno-publicisticheskom tekste] // Concept: sci. and method. electronic journ [Koncept: nauch.-metod. electron. zhurn.]. 2015. T. 13. P. 711–715. 

Yu Danhong. The image of Chinese peasant–grower in the Russian mass media // Investigation of Russia, Central Asia and Eastern Europe. 2011. No. 5.

Zhang Huiqin.  The image of China in the Russian perception by analyzing Russian netizens comments on news reports about China [Obraz Kitaja v kommentarijah k novostjam o Kitae: na primerah sajta Rambler] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2014. No. 2 (5). P. 82–94.

Zverev P. linguistic-pragmatic analysis of texts by the publishing mass media with the formal means: based on the US newspaper articles about Russia [Lingvopragmaticheskij analiz tekstov pechatnyh SMI formal’nymi sredstvami: na mater. gazetnyh publikacij SShA o Rossii]: PhD Dis. Moscow, 2015.