Суббота, Май 25Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ИМИДЖ КИТАЯ В ОНЛАЙН-ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ «АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ»

Через 30 с лишним лет после проведения политики реформы и открытости Китай добился огромных политических и экономических упехов, постоянно растет его влияние и конкурентоспособность на международной арене. Сейчас на фоне глобализации перед китайским правительством стоит актуальная задача — создать положительный имидж страны, что помогает проводить успешную внешнюю и внутреннюю политику, способствует всестороннему развитию. 

Китай и Россия являются важными стратегическими партнерами. Понять, как воспринимают Китай в российском обществе, чрезвычайно важно для дальнейшего укрепления и расширения взаимовыгодных двусторонних отношений. Для анализа восприятия Китая в России был проведен контент-анализ статей по политической, экономической и общественной тематике, а также сделан анализ оценочных средств, с помощью которых формируется имидж Китая в мессмедиа. Для исследования были выбраны статьи, посвященные Китаю, в онлайн-версии газеты «Аргументы и факты» за период с января 2012 по июнь 2016 г.

NATIONAL MAGE OF CHINA IN ON-LINE NEWSPAPER “ARGUMENTS AND FACTS” 

With the increasing influence of China in the international arena and its growing comprehensive strength, Chinese government is more and more concerned about a positive image of the country. A good image of the country will further help China to implement the right foreign policy, enhance competitiveness, and increase the attractiveness of China. China and Russia are important strategic partners, it’s important to learn the image of China in Russia, that affects the broaden and deepen bilateral cooperation in various fields to achieve mutual benefits. The media is an important channel for learning China’s image. This article is based on the comments of experts of a popular Russian on-line newspaper “Arguments and facts” that involved China as a sample to analyze the national image of China, constructed by this newspaper. The author also analyses evaluation tools, which were used to construct the national image of China.

Ван Сяоцзюань, доктор филологических наук, профессор факультета русского языка Второго Пекинского университета иностранных языков (BISU)

E-mail: uliawang@163.com

Wang Xiaojuan, Doctor of Philology, Professor at the Russian Department of the Beijing International Studies University

E-mail: uliawang@163.com

Сяоцзюань В. Имидж Китая в онлайн-версии газеты «Аргументы и факты» // Медиалингвистика. 2017. № 1 (16). С. 58–70. URL: https://medialing.ru/imidzh-kitaya-v-onlajn-versii-gazety-argumenty-i-fakty/ (дата обращения: 25.05.2019).

Xiaojuan W. National image of China in on-line newspaper “Arguments and Facts”. Media Linguistics, 2017, No. 1 (16), pp. 58–70. Available at: https://medialing.ru/imidzh-kitaya-v-onlajn-versii-gazety-argumenty-i-fakty/ (accessed: 25.05.2019). (In Russian)

УДК 811.16 
ББК 81.2Рус-5; 76 
ГPНТИ 16.21.21 
КОД ВАК 10.02.01

Поста­нов­ка про­бле­мы. В послед­ние годы Китай дина­мич­но раз­ви­ва­ет­ся в эко­но­ми­че­ской сфе­ре, актив­но участ­ву­ет в реги­о­наль­ных и меж­ду­на­род­ных делах, орга­ни­зу­ет круп­но­мас­штаб­ные меро­при­я­тия, выдви­га­ет весо­мые кон­цеп­ции и ини­ци­а­ти­вы, что при­вле­ка­ет к себе вни­ма­ние меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства. Во всем мире повы­ша­ет­ся инте­рес к Китаю, китай­ской куль­ту­ре, китай­ско­му язы­ку.

Как вос­при­ни­ма­ют Китай дру­гие стра­ны и как создать поло­жи­тель­ный имидж стра­ны — этим вопро­сам пра­ви­тель­ство Китая уде­ля­ет все боль­ше вни­ма­ния. При­чи­на в том, что поло­жи­тель­ный имидж стра­ны — это стра­те­ги­че­ский ресурс, зна­чи­мое кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство, поз­во­ля­ю­щее сде­лать голос стра­ны слы­ши­мым, идеи и кон­цеп­ции — достой­ны­ми вни­ма­ния, а саму стра­ну — при­вле­ка­тель­ной как для внеш­них целе­вых ауди­то­рий, так и для соб­ствен­ных граж­дан [Ресур­сы… 2016: 3].

Важ­ным стра­те­ги­че­ским парт­не­ром Китая явля­ет­ся Рос­сия. Китай­ско-рос­сий­ские отно­ше­ния про­шли три эта­па: в 1991 г. были нор­ма­ли­зо­ва­ны дву­сто­рон­ние отно­ше­ния, в 1996 г. стра­ны пере­шли к стра­те­ги­че­ско­му вза­и­мо­дей­ствию, а в 2001 г. – к все­сто­рон­не­му стра­те­ги­че­ско­му парт­нер­ству и вза­и­мо­дей­ствию.

В насто­я­щее вре­мя обе стра­ны тес­но коор­ди­ни­ру­ют свои пози­ции по важ­ней­шим реги­о­наль­ным и меж­ду­на­род­ным вопро­сам, под­дер­жи­ва­ют тес­ные кон­так­ты на выс­шем уровне, углуб­ля­ет­ся и рас­ши­ря­ет­ся сотруд­ни­че­ство в обла­сти осво­е­ния неф­те­га­зо­вых ресур­сов, ядер­но­го топ­ли­ва, кос­мо­нав­ти­ки и авиа­ции, теле­ком­му­ни­ка­ции, высо­ких тех­но­ло­гий и др. Успеш­но были осу­ществ­ле­ны такие мас­штаб­ные про­ек­ты в гума­ни­тар­ной сфе­ре, как пере­крест­ные наци­о­наль­ные годы язы­ков, туриз­ма и моло­деж­ных обме­нов. В насто­я­щее вре­мя в Рос­сии про­хо­дит год СМИ в Китае.

От того, насколь­ко при­вле­ка­тель­ным будет имидж пред­став­ля­е­мой в СМИ стра­ны, зави­сит поли­ти­че­ский ста­тус и пер­спек­ти­вы эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства на меж­ду­на­род­ной арене. Что­бы про­во­дить успеш­ную внеш­нюю поли­ти­ку и даль­ше укреп­лять вза­и­мо­вы­год­ные дву­сто­рон­ние отно­ше­ния, для китай­ской поли­ти­ки чрез­вы­чай­но важ­но пони­ма­ние того, как Китай вос­при­ни­ма­ют рос­сий­ские парт­не­ры, поэто­му вопрос о фор­ми­ро­ва­нии ими­джа Китая в рос­сий­ских СМИ весь­ма актуа­лен.

Сте­пень раз­ра­бо­тан­но­сти про­бле­мы. Фор­ми­ро­ва­ние ими­джа Китая в Рос­сии име­ет свою науч­ную исто­рию. Пер­вая рабо­та об осо­бен­но­стях обра­за Китая в Рос­сии XVII в. была напи­са­на в 1997 г. Н. Н. Кыча­но­вым. Позд­нее, в 1998 г., А. В. Лукин в рабо­те «Образ Китая в Рос­сии (до 1917 г.)» сде­лал попыт­ку срав­не­ния обра­за Китая у пред­ста­ви­те­лей раз­лич­ных направ­ле­ний рос­сий­ской доре­во­лю­ци­он­ной фило­соф­ской мыс­ли. В 2007 г. вышли две моно­гра­фии: «Мед­ведь наблю­да­ет за дра­ко­ном. Образ Китая в Рос­сии в XVII–XXI веках» А. В. Луки­на [Лукин 2014], где иссле­до­вал­ся про­цесс эво­лю­ции обра­за Китая в СССР и Рос­сии после 1917 г., и рабо­та «Образ Китая в совре­мен­ной Рос­сии», напи­сан­ная сов­мест­но сотруд­ни­ка­ми Инсти­ту­та Даль­не­го Восто­ка РАН и уче­ны­ми КНР. В моно­гра­фии рас­смат­ри­ва­ет­ся ряд про­блем, харак­те­ри­зу­ю­щих состо­я­ние кита­е­ве­де­ния в СССР и совре­мен­ной Рос­сии.

Одна­ко изу­че­ние вопро­сов целост­но­го пред­став­ле­ния обра­за Китая в совре­мен­ной Рос­сии еще толь­ко начи­на­ет­ся. В этой свя­зи весь­ма инте­рес­на рабо­та «Ресур­сы мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции в фор­ми­ро­ва­нии стра­но­вых ими­джей» под редак­ци­ей И. В. Сидор­ской [Ресур­сы… 2016]. В кни­ге рас­смот­рен бога­тый потен­ци­ал СМИ и дру­гих кана­лов ком­му­ни­ка­ции для фор­ми­ро­ва­ния состав­ля­ю­щих стра­но­во­го ими­джа Бела­ру­си и Китая с уче­том внут­рен­них и внеш­них целе­вых ауди­то­рий. Китай­ские уче­ные-руси­сты рас­смат­ри­ва­ют этот вопрос с раз­лич­ных точек зре­ния: куль­тур­но-исто­ри­че­ский аспект фор­ми­ро­ва­ния ими­джа Китая в Рос­сии рас­смот­рен в рабо­тах Ли Вэй [Ли Вэй 2005], Сунь Фан, Чэнь Цзинь­п­эна (2010), Линь Цзин­хуа (2010); с точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний — рабо­ты Лю Яти­на [Лю Ятин 2009], Ян Синь­мо (2009); с точ­ки зре­ния социо­ло­гии — рабо­ты Лю Юанью­ань [Лю Юанью­ань 2009], Чжан Ляна (2010). Фор­ми­ро­ва­нию ими­джа Китая в рос­сий­ских СМИ посвя­ще­ны рабо­ты О. А. Баку­ли­на «Осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния обра­за Китая рос­сий­ски­ми СМИ в пери­од пекин­ской олим­пи­а­ды (на китай­ском язы­ке)» [Баку­лин 2008], Юй Дань­хун «Имидж китай­ско­го кре­стья­ни­на-ово­ще­во­да в рос­сий­ских СМИ» [Юй Дань­хун 2011], Шэнь Ин, У Ган «Имидж Китая в реги­о­наль­ных СМИ» [Шэнь Ин, У Ган 2013]. Чжан Хуэй­цинь, осно­вы­ва­ясь на ком­мен­та­ри­ях к ново­стям о Китае на сай­те Рам­блер, ана­ли­зи­ру­ет линг­ви­сти­че­ские спо­со­бы выра­же­ния отно­ше­ния к Китаю и граж­да­нам Китая [Чжан Хуэй­цинь 2014].

Объ­ек­том насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния явля­ют­ся тек­сты ста­тей онлайн-вер­сии газе­ты «Аргу­мен­ты и фак­ты» с 1 янва­ря 2012 по 30 июня 2016 г. (тре­тий срок пре­зи­дент­ства Пути­на), в кото­рых ана­ли­зи­ро­ва­лась оцен­ка тех или иных сто­рон жиз­ни Китая. Выбор­ка тек­стов осу­ществ­ля­лась по клю­че­вым сло­вам «Китай» и «КНР» в заго­лов­ках ста­тей. В резуль­та­те полу­че­ны 772 ста­тьи раз­лич­ной тема­ти­ки: поли­ти­ка, эко­но­ми­ка, обще­ство, куль­ту­ра, при­род­ные и тех­но­ген­ные ката­стро­фы, спорт и др., из них 580 ста­тей на поли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и обще­ствен­ную тему. В рабо­те осо­бое вни­ма­ние уде­ле­но инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ским тек­стам на ука­зан­ные темы, т. е. ком­мен­та­ри­ям и мне­ни­ям экс­пер­тов (93 ста­тьи), так как они в наи­бо­лее пол­ной сте­пе­ни реа­ли­зу­ют одну из пяти функ­ций мас­со­вой ком­му­ник­ции — интер­пре­та­ци­он­ную, или идео­ло­ги­че­скую, окра­ши­ва­ют кар­ти­ну мира в десят­ки раз­но­об­раз­ных цве­тов, при­да­вая ей опре­де­лен­ный миро­воз­зре­чен­ский отте­нок, ту или иную идео­ло­ги­че­скую модаль­ность [Доб­рос­клон­ская 2008: 60].

Газе­та «Аргу­мен­ты и фак­ты» («АиФ») (онлайн-вер­сия) выбра­на для ана­ли­за ими­джа Китая в Рос­сии на осно­ва­нии высо­кой сте­пе­ни вли­я­ния, боль­шо­го тира­жа и широ­кой попу­ляр­но­сти дан­но­го изда­ния. «АиФ» выхо­дит с янва­ря 1978 г., в мае 1990 г. вне­се­на в Кни­гу рекор­дов Гин­не­са как газе­та с самым боль­шим тира­жом в исто­рии чело­ве­че­ства — 33,5 млн. экзем­пля­ров, при­чем чис­ло чита­те­лей пре­вы­си­ло 100 млн. Сего­дня она оста­ет­ся лиди­ру­ю­щим по объ­е­му тира­жа в Рос­сии обще­ствен­но-поли­ти­че­ским еже­не­дель­ни­ком (тираж 2,2 млн. экзем­пля­ров). «Аргу­мен­ты и фак­ты» явля­ет­ся одним из самых попу­ляр­ных рос­сий­ских изда­ний за рубе­жом. В 2000 г. запу­щен сайт aif​.ru. В 2013 году он вошел в топ 10 самых попу­ляр­ных ресур­сов в кате­го­рии «Ново­сти и СМИ». Еже­ме­сяч­но сайт посе­ща­ют более 16 млн. чело­век.

Базо­вы­ми для иссле­до­ва­ния явля­ют­ся рабо­ты, направ­лен­ные на изу­че­ние медиа­линг­ви­сти­че­ских про­блем в целом и ими­дже­фор­ми­ру­ю­щей речи в част­но­сти [Доб­рос­клон­ская 2008; 2016; Дус­ка­е­ва 2012; 2014; Дус­ка­е­ва, Коня­е­ва 2016; Зве­ре­ва 2015; Ю. М. Коня­е­ва, Н. В. Коро­бо­ва, Чжан Хуэй­цинь 2014 и др.]. В фор­ми­ро­ва­нии ими­джа стра­ны боль­шую роль игра­ют оце­ноч­ные сред­ства, поэто­му кон­цеп­ту­аль­но важ­ны­ми были для нас идеи о семан­ти­ке средств выра­же­ния оцен­ки [Арутю­но­ва 1999 и др.].

Как извест­но, зна­че­ние СМИ в том, что­бы опо­ве­щать людей, инфор­ми­ро­вать внеш­ний мир, а цель — не «зер­каль­ное отра­же­ние», а целе­на­прав­лен­ный выбор [Ресур­сы… 2016: 35]. Автор инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ских тек­стов в СМИ фор­ми­ру­ет отно­ше­ние к сооб­ща­е­мо­му, вызы­ва­ет опре­де­лен­ные эмо­ци­о­наль­ные откли­ки на те или иные собы­тия, ста­ра­ет­ся повли­ять на миро­воз­зре­ние, миро­ощу­ще­ние и миро­вос­при­я­тие людей и их пове­де­ние [Сре­тен­ская, 2015].

Оце­ноч­ность — одна из важ­ней­ших черт сти­ли­сти­ки жур­на­лист­ской речи. Явля­ясь необ­хо­ди­мой частью в фор­ми­ро­ва­нии жур­на­лист­ской позна­ва­тель­но-цен­ност­ной кон­струк­ции дей­стви­тель­но­сти, оце­ноч­ность высту­па­ет сред­ством реа­ли­за­ции твор­че­ско­го замыс­ла жур­на­ли­ста — интен­ци­о­наль­но­сти [Дус­ка­е­ва 2014], кото­рая выра­жа­ет­ся раз­лич­ны­ми язы­ко­вы­ми спо­со­ба­ми. Дан­ная рабо­та направ­ле­на на выяв­ле­ние зако­но­мер­но­стей исполь­зо­ва­ния оце­ноч­ных средств в фор­ми­ро­ва­нии ими­джа Китая в газе­те «АиФ».

В жур­на­лист­ском тек­сте, в зави­си­мо­сти от объ­ек­та оцен­ки, могут акту­а­ли­зи­ро­вать­ся раз­ные типы оце­нок: общие (поло­жи­тель­ная или отри­ца­тель­ная) и част­ные. По Н. Д. Арутю­но­вой, общие оцен­ки «при­суж­да­ют­ся по сово­куп­но­сти при­зна­ков», т. е. отно­сят­ся к объ­ек­ту в целом, отра­жа­ют общее соот­вет­ствие / несо­от­вет­ствие объ­ек­та иде­аль­но­му образ­цу, выра­жа­ют­ся с помо­щью при­ла­га­тель­ных хоро­ший и пло­хой, а так­же их сино­ни­мов с раз­ны­ми сти­ли­сти­че­ски­ми и экс­прес­сив­ны­ми оттен­ка­ми. Част­ные оцен­ки более обшир­ны и раз­но­об­раз­ны. В них вхо­дят зна­че­ния, даю­щие оцен­ку одно­му из аспек­тов объ­ек­та с опре­де­лен­ной точ­ки зре­ния. Част­ные оце­ноч­ные зна­че­ния могут быть раз­де­ле­ны на четы­ре груп­пы: 1) сен­сор­ные оцен­ки: сен­сор­но-вку­со­вые, или гедо­ни­сти­че­ские, — то, что нра­вит­ся: при­ят­ный, вкус­ный. Это наи­бо­лее инди­ви­ду­а­ли­зо­ван­ный вид оцен­ки; 2) пси­хо­ло­ги­че­ские: а) интел­лек­ту­аль­ные: инте­рес­ный, увле­ка­тель­ный, баналь­ный, б) эмо­ци­о­наль­ные: радост­ный, желан­ный, при­ят­ный; 3) суб­ли­ми­ро­ван­ные, или абсо­лют­ные, оцен­ки: а) эсте­ти­че­ские (син­тез сен­сор­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских: кра­си­вый и пре­крас­ный), б) эти­че­ские, под­ра­зу­ме­ва­ю­щие нор­мы: мораль­ный, доб­рый, пороч­ный; 4) раци­о­на­ли­сти­че­ские, свя­зан­ные с прак­ти­че­ской дея­тель­но­стью чело­ве­ка: а) ути­ли­тар­ные: полез­ный, вред­ный, б) нор­ма­тив­ные: пра­виль­ный / непра­виль­ный, нор­маль­ный / ненор­маль­ный, здо­ро­вый / боль­ной, в) теле­о­ло­ги­че­ские: эффек­тив­ный, удач­ный, негод­ный [Арутю­но­ва, 1999].

Оцен­ка в мас­сме­диа текстах может быть выска­за­на пря­мо или кос­вен­но. Самые рас­про­стра­нен­ные спо­со­бы кос­вен­но­го под­твер­жде­ния оцен­ки — пере­да­ча ее через экс­перт­ное мне­ние либо в циф­рах [Дус­ка­е­ва, Коня­е­ва 2016].

Объ­ек­та­ми оцен­ки в ана­ли­зи­ру­е­мом мате­ри­а­ле явля­ют­ся мате­ри­а­лы о поли­ти­ке, эко­но­ми­ке, соци­аль­ной сфе­ре Китая, что поз­во­лит полу­чить пред­став­ле­ние о целост­ной репре­зен­та­ции ими­джа Китая в Рос­сии.

Цель ста­тьи − рас­смот­реть, каким обра­зом выра­жа­ют­ся оцен­ки по отно­ше­нию к КНР в Рос­сии, и про­ана­ли­зи­ро­вать язы­ко­вые сред­ства экс­пли­ка­ции ими­джа Китая в рос­сий­ских мас­сме­диа.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Из всех тек­стов, при­вле­чен­ных для ана­ли­за, 286 ста­тей посвя­ще­ны поли­ти­ку Китая (37% от выбор­ки), 161 ста­тья об эко­но­ми­ке Китая (21% от общей выбор­ки) и 133 ста­тьи об обще­стве (17% от общей выбор­ки).

Рас­смот­рим при­ме­ры меди­а­тек­стов, посвя­щен­ных сфе­ре поли­ти­че­ских отно­ше­ний. В ста­тьях на поли­ти­че­скую тему объ­ек­тив­но осве­ща­ют внеш­нюю поли­ти­ку Китая, осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся дву­сто­рон­ним отно­ше­ни­ям с США, Гер­ма­ни­ей, Япо­ни­ей и Рос­си­ей.

Какие рис­ки это вле­чёт для нас? Глав­ным риском явля­ет­ся моно­по­ли­за­ция китай­ца­ми наших внеш­не­эко­но­ми­че­ских свя­зей. В сфе­ре тор­го­во-эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний КНР это стра­на, кото­рая жёст­ко ведет пере­го­во­ры. Одна­ко в целом они сле­ду­ют при­ня­тым на себя обя­за­тель­ствам. Китай надеж­ный парт­нер, во мно­гих слу­ча­ях более раци­о­наль­ный и пред­ска­зу­е­мый, чем тот же Евро­со­юз. Осо­бен­но ярко это про­яви­лось на пере­го­во­рах по вступ­ле­нию Рос­сии во Все­мир­ную тор­го­вую орга­ни­за­цию, когда с китай­ца­ми уда­лось дого­во­рить­ся гораз­до быст­рее и кон­струк­тив­нее, чем с евро­пей­ца­ми. Тем не менее, если они ока­жут­ся в моно­поль­ном поло­же­нии, то могут начать выстав­лять усло­вия, совсем не выгод­ные для нас. Отча­сти этот риск мож­но снять за счет раз­ви­тия отно­ше­ний с дру­ги­ми стра­на­ми Ази­ат­ско-Тихо­оке­ан­ско­го реги­о­на, преж­де все­го, с Япо­ни­ей и Южной Коре­ей (Чем обер­нет­ся для Рос­сии сбли­же­ние с Кита­ем? 2014. 11 июня).

В при­ве­ден­ном фраг­мен­те тек­ста автор исполь­зу­ет при­ла­га­тель­ные со зна­че­ни­ем раци­о­наль­ной оцен­ки: надеж­ный, раци­о­наль­ный, пред­ска­зу­е­мый, кон­струк­тив­ный, тем самым пере­да­ет пози­тив­ное отно­ше­ние к Китаю. Вме­сте с тем выра­жа­ет опа­се­ние или бес­по­кой­ство по пово­ду того, насколь­ко креп­ки отно­ше­ния меж­ду дву­мя стра­на­ми: так как Китай может раз­ви­вать отно­ше­ния с дру­ги­ми стра­на­ми, раци­о­наль­ность китай­ских парт­не­ров может стать глав­ным риском для Рос­сии при выстав­ле­нии совсем не выгод­ных усло­вий.

Поло­жи­тель­ная оцен­ка дает­ся китай­ской внут­рен­ней поли­ти­ке под руко­вод­ством ком­пар­тии Китая. В сооб­ще­ни­ях гово­рит­ся о том, что Китай уве­рен­но и не спе­ша идет по выбран­но­му пути раз­ви­тия, сохра­ня­ет поли­ти­че­скую ста­биль­ность, раз­ви­ва­ет эко­но­ми­ку для улуч­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния наро­да, при­ни­ма­ет жест­кие меры по борь­бе с кор­руп­ци­ей, с ино­стран­ца­ми-неле­га­ла­ми, с тер­ро­риз­мом внут­ри стра­ны. В ста­тье «Бре­мя реше­ния. Как Китай выби­рал буду­щее на пло­ща­ди Тянь­а­ньм­э­нь» (2014. 4 июня) рас­ска­зы­ва­ет­ся, как под руко­вод­ством Дэн Сяо­пи­на Китай выбрал пра­виль­ный путь раз­ви­тия и добил­ся не толь­ко эко­но­ми­че­ских, но и поли­ти­че­ских успе­хов:

Прин­цип «не важ­но, како­го цве­та кош­ка, лишь бы она лови­ла мышей» поз­во­лил Китаю при сохра­не­нии вла­сти Ком­пар­тии и соци­а­ли­сти­че­ской идео­ло­гии широ­ко внед­рить в эко­но­ми­ку рыноч­ные мето­ды. В резуль­та­те тем­пы эко­но­ми­че­ско­го роста КНР стре­ми­тель­но уве­ли­чи­лись, заста­вив гово­рить о «китай­ском эко­но­ми­че­ском чуде. 

Судя по дан­ным гло­баль­но­го иссле­до­ва­ния ими­джа Китая в мире «Иссле­до­ва­ние: жите­ли Рос­сии луч­ше всех в мире отно­сят­ся к Китаю» (2015. 19 мар­та), рос­сий­ские граж­дане счи­та­ют, что «пора Рос­сии пере­ни­мать опыт сосе­да».

В газе­те поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ют китай­ско-рос­сий­ские парт­нер­ские отно­ше­ния, Рос­сия видит в Китае надёж­но­го, выгод­но­го, нуж­но­го, круп­ней­ше­го тор­го­во-эко­но­ми­че­ско­го парт­нё­ра, кото­рый во мно­гих слу­ча­ях более раци­о­наль­ный и пред­ска­зу­е­мый, чем тот же Евро­со­юз (Надеж­ный, но жест­кий парт­нер. Экс­перт о сбли­же­нии Рос­сии с Кита­ем. 2014. 12 июня). 

Сего­дня меж­ду нами – почти сто­про­цент­ное еди­но­ду­шие почти по всем миро­вым про­бле­мам. Но даже в кон­це 1970-х и нача­ле 1980-х годов, когда наши стра­ны, каза­лось бы, раз­де­ля­ла про­пасть, СССР и КНР голо­со­ва­ли в ООН, как пра­ви­ло, оди­на­ко­во. О чем это гово­рит? О том, что Китай­ская Народ­ная Рес­пуб­ли­ка – наш поли­ти­че­ский союз­ник, при этом при­зна­ет, что и в пери­од рас­па­да СССР, и сей­час китай­цы нам очень помо­га­ли. Без них, навер­ное, не выжи­ли бы… Они и сей­час мно­го поль­зы при­но­сят (Восточ­ный раз­во­рот. Что даст РФ союз с Кита­ем? 2015. 17 нояб­ря).

Сто­ит отме­тить, с 2014 г. в заго­лов­ках ста­тей ста­ли чаще встре­чать­ся сло­ва Рос­сия и Китай, РФ и КНР, сотруд­ни­че­ство, парт­нер­ство, что демон­стри­ру­ет рас­ши­ре­ние и углуб­ле­ние дву­сто­рон­них отно­ше­ний. В сооб­ще­ни­ях высо­ко оце­ни­ва­ет­ся под­держ­ка, кото­рую Китай ока­зы­ва­ет Рос­сии, и коор­ди­на­ция меж­ду дву­мя стра­на­ми на меж­ду­на­род­ной арене. Как пишет­ся в ста­тье «Восточ­ный раз­во­рот. Что даст РФ союз с Кита­ем?», Толь­ко КНР твёр­до отка­зал­ся при­ни­мать уча­стие в любых эко­но­ми­че­ских санк­ци­ях про­тив нашей стра­ны и отка­зал­ся осуж­дать ее на поли­ти­че­ском уровне.

В сле­ду­ю­щем фраг­мен­те цити­ру­ет­ся речь тре­тье­го лица, где опро­вер­га­ет­ся так назы­ва­е­мая китай­ская экс­пан­сия, и для это­го исполь­зо­ва­ны общая и пси­хо­ло­ги­че­ская оцен­ка: амби­ци­оз­ный, уни­каль­ный, луч­ший:

Угро­за Китая отнюдь не воен­но­го пла­на, гово­рит сотруд­ни­ца пекин­ско­го гос­пи­та­ля Тян­тан Пухуа Мария лей-бен­сон, а в том, что, пере­би­ра­ясь в дру­гие стра­ны, они тянут за собой семьи. Китай­цу, соби­ра­ю­ще­му­ся на учё­бу, к при­ме­ру, в Йель­ский уни­вер­си­тет, день­ги соби­ра­ет всё село. Зато, когда добьёт­ся успе­ха, он пере­тя­нет к себе пол­се­ла. Пока боль­шин­ство амби­ци­оз­ных китай­цев рвёт­ся в Евро­пу и Аме­ри­ку. Но те, кто добил­ся боль­шо­го успе­ха, воз­вра­ща­ют­ся на роди­ну. Я рабо­таю с док­то­ром Яни, кото­рая дела­ет уни­каль­ные пла­сти­че­ские опе­ра­ции. Яни 14 лет про­жи­ла в США, рабо­та­ла в одной из луч­ших миро­вых кли­ник и… вер­ну­лась в Китай (Цуна­ми для Вла­ди­во­сто­ка. Рос­сию захлест­нут 200 мил­ли­о­нов бежен­цев из Китая? 2012. 19 дек.).

Боль­шое коли­че­ство ста­тей с нега­тив­ной оцен­кой встре­ча­ет­ся на тему «тер­ри­то­ри­аль­ный вопрос», где сооб­ща­ет­ся, как китай­цы путем эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии зани­ма­ют тер­ри­то­рии Рос­сии (здесь име­ет­ся в виду Даль­ний Восток), стран Сред­ней Азии и Афри­ки, зача­стую при­во­дя к неста­биль­но­сти, исто­ще­нию зем­ли и эко­ло­ги­че­ско­му дис­ба­лан­су дан­ных реги­о­нов; в ста­тьях так­же про­гно­зи­ру­ет­ся ско­рый рас­пад стра­ны и воз­мож­ный наплыв китай­ских бежен­цев в слу­чае мас­штаб­ных бес­по­ряд­ков, выска­зы­ва­ет­ся при­зыв быть гото­вы­ми к штур­му гра­ни­цы РФ китай­ца­ми и дер­жать ухо вост­ро. Такая нега­тив­ная тональ­ность ярко выра­же­на в заго­лов­ках ста­тей: «Цуна­ми для Вла­ди­во­сто­ка. Рос­сию захлест­нут 200 мил­ли­о­нов бежен­цев из Китая?», «При­рас­тет ли Китай Рос­си­ей?», «Сли­я­ние и погло­ще­ние. Китай захва­ты­ва­ет новые тер­ри­то­рии», «Игорь Вит­тель: Новый китай­ский Синц­зян в Таджи­ки­стане», «Рос­сии доро­го обой­дёт­ся вос­ста­нов­ле­ние зем­ли после арен­ды Кита­ем — экс­перт» и др. По этой теме наи­бо­лее упо­тре­би­тель­ны такие идео­ло­ги­че­ски-модаль­ные выра­же­ния, кото­рые вызы­ва­ют нега­тив­ные кон­но­та­ции, такие как экс­пан­сия, окку­па­ция, тер­ри­то­ри­аль­ная окку­па­ция, захват зем­ли, захват­чик, жел­тая угро­за, жел­тое цуна­ми. Неко­то­рые экс­пер­ты даже про­гно­зи­ро­ва­ли: Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия Китая отой­дет от вла­сти, будет дина­стия Гун, чьим импе­ра­то­ром ско­рее все­го будет тот самый Бо Силай (Китай – враг или друг Рос­сии? 2012. 12 апр.).

В текстах экс­пли­ци­ро­ва­на и про­ти­во­по­лож­ная точ­ка зре­ния по это­му вопро­су: китай­ская угро­за — это ковар­ные замыс­лы и про­ис­ки про­па­ган­дист­ские… Дол­гое вре­мя суще­ство­ва­ло мне­ние о демо­гра­фи­че­ской экс­пан­сии, но ее нет. Коли­че­ство рос­си­ян, нахо­дя­щих­ся в Под­не­бес­ной на более-менее посто­ян­ных усло­ви­ях, гораз­до боль­ше, чем коли­че­ство китай­цев, живу­щих в Рос­сии; Опа­сать­ся наше­ствия китай­цев на Рос­сию наив­но: они к нам не рвут­ся (Чем обер­нет­ся для Рос­сии сбли­же­ние с Кита­ем? Цикл «Про­гно­зы про угро­зы». 2014. 11 июня).

При­ве­дем при­мер нега­тив­ной оце­ноч­но­сти в поли­ти­че­ской сфе­ре, выра­жа­е­мой при помо­щи цифр:

Выхо­да из этих пороч­ных кру­гов не вид­но, счи­та­ет зам­ди­рек­то­ра Инсти­ту­та поли­ти­че­ско­го и воен­но­го ана­ли­за Алек­сандр Храм­чи­хин, — они усу­губ­ля­ют­ся и без того рас­ту­щим кон­тра­стом в уровне жиз­ни горо­жан и селян: у пер­вых месяч­ный доход чуть боль­ше $100 в месяц, у вто­рых — мень­ше $40. При­чём вто­рых, про­жи­ва­ю­щих на гра­ни нище­ты, в стране 58%. Ещё хуже дела у пен­си­о­не­ров: $75 у горо­жан и чуть боль­ше $6 у селян (что озна­ча­ет: в деревне пен­си­он­ная систе­ма фак­ти­че­ски отсут­ству­ет). А ведь китай­цы — быст­ро ста­ре­ю­щая нация, доля пен­си­о­не­ров посто­ян­но рас­тёт (Цуна­ми для Вла­ди­во­сто­ка…).

Еше один при­мер выра­же­ния нега­тив­ной оцен­ки с исполь­зо­ва­ни­ем цифр:

С 1991 г. Китай мед­лен­но погло­ща­ет тер­ри­то­рию экс-СССР, пусть и в неболь­ших мас­шта­бах. Рос­сия в рам­ках «демар­ка­ции» гра­ни­цы уже пере­да­ла КНР 337 км² сво­ей зем­ли (вклю­чая спор­ный ост­ров Даман­ский), Казах­стан 407 км², а Таджи­ки­стан и вовсе 1158 км²! Даже у Кир­ги­зии китай­цы ута­щи­ли 12 км² так ска­зать, «на закус­ку» (Ста­нет ли Вла­ди­во­сток Хай­шень­ва­ем? 2012. 18 апр.).

При­во­дя ряд цифр, автор как бы дока­зы­ва­ет суще­ство­ва­ние «китай­ской экс­пан­сии» и «жел­той угро­зы».

Во всех про­ана­ли­зи­ро­ван­ных при­ме­рах из 93 ком­мен­та­ри­ев и мне­ний экс­пер­тов 40 каса­ет­ся китай­ской поли­ти­ки, из них 17 отно­сит­ся к ней­траль­ным, 12 — к поло­жи­тель­ным, 11 — к отри­ца­тель­ным.

Про­ана­ли­зи­ру­ем пуб­ли­ка­ции на эко­но­ми­че­скую тему. В сооб­ще­ни­ях об эко­но­ми­че­ском поло­же­нии Китая тоже содер­жат­ся как поло­жи­тель­ные, так и отри­ца­тель­ные репре­зен­та­ции.

Поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет­ся модель эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, огром­ные эко­но­ми­че­ские успе­хи и вли­я­ние. В пуб­ли­ка­ци­ях при­во­дят­ся при­ме­ры стро­и­тель­ства спе­ци­аль­ных эко­но­ми­че­ских зон Чжу­хай и Шэнь­чж­э­нь, раз­ви­тия «поез­дов-пуль», про­ве­де­ния эко­но­ми­че­ских реформ в усло­ви­ях запад­ных санк­ций: 25 лет назад… США вве­ли санк­ции про­тив Китая… И что? Теперь эко­но­ми­ка Запа­да силь­но осла­бе­ла, зато китай­ская зани­ма­ет вто­рое место в мире, а США основ­ной долж­ник КНР. Если китай­цы поже­ла­ют, дол­ла­ру при­дёт конец. ...Теперь на месте бед­ных рыбац­ких дере­ву­шек вырос­ли небо­скрё­бы, новые горо­да-мега­по­ли­сы с десят­ка­ми мил­ли­о­нов жите­лей пре­вра­ти­лись в цен­тры китай­ской элек­трон­ной про­мыш­лен­но­сти... За послед­ние 6 лет в Китае рефор­ми­ро­ва­ли 592 уез­да роди­ну самых бед­ных кре­стьян, живу­щих на дол­лар в день. На запа­де КНР в рам­ках про­грам­мы «Надеж­да» в бед­ных рай­о­нах отре­мон­ти­ро­ва­ли 15 000 (!) сель­ских школ. По при­ез­де в Гуан­си заме­ча­ешь: про­вин­ция рос­ко­шью не свер­ка­ет, но коли­че­ство бед­ня­ков за послед­ние 6 лет умень­ши­лось здесь в 2 (!) с лиш­ним раза. Даже ООН офи­ци­аль­но похва­ли­ла Китай за успе­хи в борь­бе с бед­но­стью (Мил­ли­ар­ды под нога­ми. Как Рос­сии при­ме­нить опыт раз­ви­тия эко­но­ми­ки Китая. 2014. 17 апр.).

Пози­тив­ная оцен­ка так­же дает­ся поли­ти­ке поощ­ре­ния мало­го и сред­не­го биз­не­са, кон­тро­лю над финан­со­вым рын­ком, регу­ли­ро­ва­нию цен и борь­бе с кор­руп­ци­ей.

Когда речь идет о про­бле­мах и послед­стви­ях, воз­ник­ших в про­цес­се эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Китая, в сооб­ще­ни­ях исполь­зу­ет­ся боль­шое коли­че­ство эмо­ци­о­наль­ных оце­нок, что­бы пока­зать кри­ти­че­скую ситу­а­цию в эко­но­ми­ке Китая, кото­рой гро­зит неиз­беж­ный крах: загряз­не­ние горо­дов чудо­вищ­ное, жут­кая эко­но­ми­че­ская депрес­сия, ядо­ви­тые китай­ские теп­ли­цы, безыс­ход­ное поло­же­ние, уяз­ви­мая стра­на и др. Та же ситу­а­ция в текстах на тему поли­ти­ки пла­но­вой рож­да­е­мо­сти в Китае, кото­рая все­гда вызы­ва­ет недо­уме­ние и непо­ни­ма­ние у рос­сий­ско­го обще­ства. Пси­хо­ло­ги­че­ские, точ­нее эмо­ци­о­наль­ные, оцен­ки при­да­ют сооб­ще­ни­ям в газет­ных текстах повы­шен­ную экс­прес­сив­ность: дей­ство­вать вар­вар­ски, дра­ко­нов­ские меры, звер­ские штра­фы, насиль­ствен­ная сте­ри­ли­за­ция, жест­кий прин­цип и т. д

Что­бы воз­дей­ство­вать на вос­при­я­тие инфор­ма­ции реци­пи­ен­том и добить­ся запла­ни­ро­ван­ных авто­ром нуж­ных резуль­та­тов, в газет­ных текстах вме­сте с оце­ноч­ны­ми сред­ства­ми исполь­зу­ют­ся дру­гие спо­со­бы фор­ми­ро­ва­ния поло­жи­тель­ной или отри­ца­тель­ной оцен­ки, напри­мер:

Скан­даль­ные сек­ре­ты успе­ха КНР: спе­ци­аль­ный репор­таж обо­зре­ва­те­ля «АиФ» из тру­щоб Гуан­чжоу — как раз там мил­ли­о­ны бед­ня­ков за 50 долл. в месяц, а то и про­сто за мис­ку лап­ши «куют» эко­но­ми­ку само­го бога­то­го в мире госу­дар­ства

Сра­зу после наступ­ле­ния тем­но­ты окра­и­ны южно­ки­тай­ско­го горо­да Гуан­чжоу пере­пол­не­ны людь­ми — серы­ми и без­молв­ны­ми, слов­но тени. Оде­тые в гряз­ные спе­цов­ки, они поку­па­ют самую дешё­вую еду: тор­гов­цы гото­вят её пря­мо на тро­туа­рах — вме­сте с муха­ми и улич­ной пылью. Мис­ка лап­ши сто­ит 2 юаня, рис, сбрыз­ну­тый сое­вым соусом, — 1 юань. Тени едят жад­но, почти не жуя, — они рав­но­душ­ны к вку­су еды, им глав­ное — поско­рее набить желу­док. Лица непо­движ­ны, слов­но мас­ки. Каж­дый сего­дня отра­бо­тал на строй­ке по 15 часов, зав­тра рано утром им сно­ва «шаба­шить» небо­скрё­бы и укла­ды­вать доро­ги. И имен­но этим почти бес­плат­ным рабо­тя­гам Под­не­бес­ная обя­за­на эко­но­ми­че­ским бумом, сде­лав­шим стра­ну супер­дер­жа­вой XXI в. … Что вы пер­вым делом види­те, когда при­ез­жа­е­те в Китай? — спра­ши­ва­ет меня про­фес­сор эко­но­ми­ки Алекс Чэнь из Гон­кон­га. — Зда­ния-высот­ки, зали­тые огня­ми рекла­мы, новые авто­стра­ды, совре­мен­ные фаб­ри­ки. Тури­сту не при­хо­дит в голо­ву, кто и, глав­ное, на каких усло­ви­ях их стро­ил. …Их руки и тол­ка­ют вверх эко­но­ми­ку: стро­и­тель­ные фир­мы полу­ча­ют гигант­скую при­быль при мини­му­ме затрат (Стра­на теней: обрат­ная сто­ро­на китай­ской про­мыш­лен­но­сти. 2013. 3 июля).

Здесь автор опи­сы­ва­ет рабо­чих, кото­рые живут в неве­ро­ят­но тяже­лых усло­ви­ях на окра­ине одно­го южно­ки­тай­ско­го горо­да. Он при­ме­ня­ет сен­сор­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские оцен­ки бла­го­да­ря отбо­ру слов и выра­же­ний, выра­жа­ю­щих нега­тив­ные ассо­ци­а­ции: серый, без­молв­ный, гряз­ный, едят жад­но, рав­но­душ­ны, лица непо­движ­ны. Эмо­ци­о­наль­ная оце­ноч­ность уси­ли­ва­ет­ся груп­па­ми выра­же­ний-кон­тра­стов: бед­ня­ки и самое бога­тое госу­дар­ство; тру­що­бы и зда­ния-высот­ки, небо­скре­бы, новые авто­стра­ды, совре­мен­ные фаб­ри­ки; гигант­ская при­бы­ли и мини­му затрат. Отри­ца­тель­ная оцен­ка под­дер­жи­ва­ет­ся срав­не­ни­ем: серые и без­молв­ные, слов­но тени; лица непо­движ­ны, слов­но мас­ки. Кро­ме того, с помо­щью таких сти­ли­сти­че­ски окра­шен­ных слов и выра­же­ний, как спе­цов­ки, шаба­шить, набить (разг.) желу­док, рабо­тя­ги (прост.), автор под­чер­ки­ва­ет пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к жиз­ни дан­ной груп­пы людей. С помо­щью циф­ры так­же дает­ся кос­вен­но выра­жен­ная оцен­ка, отра­жа­ю­щая кри­ти­че­ское поло­же­ние рабо­чих-мигран­тов, вызы­ва­ю­щая у чита­те­ля нега­тив­ные эмо­ции. Таким обра­зом у него скла­ды­ва­ет­ся пред­став­ле­ние о том, что успе­хи Китая достиг­ну­ты за счет уни­каль­ной деше­виз­ны рабо­чей силы, рабо­чие живут адской жиз­нью. Циф­ры поз­во­ля­ют вли­ять на оцен­ку и отно­ше­ние рос­сий­ско­го обще­ства к вос­при­я­тию Китая и жиз­ни китай­цев.

Нега­тив­ная оцен­ка выра­жа­ет­ся к про­бле­мам и послед­стви­ям, воз­ник­шим в про­цес­се эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Китая: «вели­кий китай­ский пузырь» (пузырь на рын­ке недви­жи­мо­сти — огром­ное коли­че­ство горо­дов-при­зра­ков; пузырь на рын­ке кре­ди­то­ва­ния, т. е. бан­ков­ский пузырь; пузырь в про­мыш­лен­но­сти, т. е. инду­стри­аль­ный пузырь), эко­ло­ги­че­ская ката­стро­фа (загряз­не­ние атмо­сфе­ры и воды, исто­ще­ние зем­ли), про­бле­ма горо­да и дерев­ни, бога­тых и бед­ных рай­о­нов, про­пасть меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми, заба­стов­ки рабо­чих. Отри­ца­тель­ная оцен­ка акту­а­ли­зи­ро­ва­на в мате­ри­а­лах о так назы­ва­е­мой китай­ской угро­зе и китай­ской эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии: огром­ное коли­че­ство китай­цев как гри­бы после дождя засе­ля­ют Сред­нюю Азию, КНР попро­сту гло­та­ет мест­ные эко­но­ми­ки, не жуя… В сооб­ще­ни­ях даже про­гно­зи­ру­ют эко­но­ми­че­ский обвал и крах: про­бле­мы в эко­но­ми­ке Под­не­бес­ной пред­став­ля­ют угро­зу для гло­баль­но­го ВВП… Сле­ду­ю­щая миро­вая рецес­сия будет сде­ла­на в КНР. В бли­жай­шие пару лет Китай, с боль­шой долей веро­ят­но­сти, будет самым мас­штаб­ным источ­ни­ком неста­биль­но­сти в миро­вой эко­но­ми­ке (Обвал в Китае, рецес­сия в Рос­сии. Какие рис­ки угро­жа­ют миро­вой эко­но­ми­ке. 2015. 5 авг.). Счи­та­ет­ся, что ситу­а­ция в Китае уда­рит по Рос­сии, стра­нам Сред­ней Азии, тес­но свя­зан­ным с Кита­ем, и потя­нет их эко­но­ми­ку вниз.

Для пере­да­чи нега­тив­ной оцен­ки эко­но­ми­че­ских про­блем исполь­зу­ют­ся общая и эти­че­ская оцен­ка экс­пер­та, без­услов­но под­дер­жи­ва­е­мая редак­ци­ей, при этом оцен­ку уси­ли­ва­ет сопо­став­ле­ние жиз­ни горо­да и дерев­ни. Ту же функ­цию выпол­ня­ют и при­во­ди­мые циф­ры, пока­зы­ва­ю­щие досто­вер­ность инфор­ма­ции: боль­ше $100 — мень­ше $40, $75 у горо­жан — чуть боль­ше $6 у селян.

Отри­ца­тель­ная оце­ноч­ность осу­ществ­ля­ет­ся с помо­щью кос­вен­но­го ком­мен­та­рия, вос­кли­ца­тель­ной кон­струк­ции, цифр, пси­хо­ло­ги­че­ских оце­нок и оли­це­тво­ре­ния.

Дра­кон отку­сы­ва­ет кусо­чек за кусоч­ком, — ком­мен­ти­ру­ет ситу­а­цию биз­нес­мен из Аста­ны Керим Эмир­ба­ев (имя изме­не­но. Авт.). — Ему мож­но не торо­пить­ся — по сути, Сред­няя Азия уже нахо­дит­ся в его желуд­ке. Все­го Китай пре­тен­ду­ет на более чем 28 тыс. км2 (!) таджик­ской тер­ри­то­рии: и неиз­вест­но, что слу­чит­ся, когда Пекин поста­вит Таджи­ки­стан перед необ­хо­ди­мо­стью воз­вра­та кре­ди­тов у стра­ны попро­сту нет ни копей­ки денег. В Казах­стане КНР, поми­мо неф­ти и газа, осва­и­ва­ет мест­ные вод­ные ресур­сы — в резуль­та­те казах­ские реки и озё­ра в послед­нее вре­мя серьёз­но обме­ле­ли, поте­ряв 20 млн куб. м воды. Китай­ских кре­стьян-коло­ни­стов, соору­жа­ю­щих оро­си­тель­ные кана­лы и направ­ля­ю­щих воду в Синьц­зян, пере­се­ля­ют в Казах­стан десят­ка­ми тысяч: Пекин ино­гда тон­ко наме­ка­ет, что спор о китай­ско-казах­ской гра­ни­це до сих пор окон­ча­тель­но не уре­гу­ли­ро­ван. Надо при­знать, Китай дей­ству­ет в Сред­ней Азии очень неглу­по. Не угро­жа­ет вой­ной, а опу­ты­ва­ет кре­ди­та­ми, под­ми­на­ет под себя эко­но­ми­ку, навод­ня­ет рынок сосе­дей това­ра­ми, после чего с ним рас­пла­чи­ва­ют­ся тер­ри­то­ри­ей — без санк­ций и скан­да­лов со сто­ро­ны Запа­да: ведь всё полу­ча­ет­ся доб­ро­воль­но, путём офи­ци­аль­но­го дого­во­ра (Тяга к Под­не­бес­ной. Что при­не­сет Рос­сии тес­ная друж­ба с Кита­ем? 2015. 9 сент.).

В этом фраг­мен­те тек­ста автор, исполь­зуя ком­мен­та­рий и циф­ры, опи­сы­ва­ет спо­соб и про­цесс «эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии Китая», с помо­щью пси­хо­ло­ги­че­ских оце­нок (неглу­по, доб­ро­воль­но) выра­жа­ет иро­нию и нега­тив­ное отно­ше­ние к ней. А исполь­зо­ван­ное оли­це­тво­ре­ние (отку­сы­вать кусо­чек за кусоч­ком, в его желуд­ке) выпол­ня­ет функ­цию воз­дей­ствия на вооб­ра­же­ние чита­те­ля, а так­же функ­цию фор­ми­ро­ва­ния образ­ной яркой моде­ли мира, повы­ша­ет выра­зи­тель­ность, экс­прес­сив­ность, оце­ноч­ность и кон­но­та­тив­ность, поз­во­ля­ет чита­те­лю визу­аль­но пред­ста­вить про­цесс экс­пан­сии, созда­ет в его вос­при­я­тии нега­тив­ный образ Китая, кото­рый захва­ты­ва­ет чужие зем­ли. Кро­ме того, упо­треб­ле­ние сло­ва дра­кон здесь име­ет осо­бое зна­че­ние в уси­ле­нии экс­прес­сив­но­сти, так как, в отли­чие от китай­цев, у рус­ских дан­ное сло­во вызы­ва­ет отри­ца­тель­ную ассо­ци­а­цию: гигант­ская кры­ла­тая огне­ды­ша­щая реп­ти­лия, извеч­ное вопло­ще­ние Зла, кото­рое нуж­но побе­дить, пре­пят­ствие, кото­рое надо пре­одо­леть.

В целом к эко­но­ми­че­ско­му сотруд­ни­че­ству Китая и Рос­сии выра­жа­ет­ся двой­ствен­ное отно­ше­ние. С одной сто­ро­ны, Китай оце­ни­ва­ет­ся как круп­ней­ший тор­го­во-эко­но­ми­че­ский парт­нер, а китай­ский рынок рас­смат­ри­ва­ет­ся как пер­спек­тив­ный. Дву­сто­рон­нее сотруд­ни­че­ство Китая и Рос­сии явля­ет­ся пред­ска­зу­е­мым, спо­соб­ным при­не­сти Рос­сии оке­ан поль­зы. С дру­гой сто­ро­ны, в пуб­ли­ка­ци­ях под­чер­ки­ва­ет­ся, что сотруд­ни­че­ство с Кита­ем, осо­бен­но в энер­ге­ти­че­ской сфе­ре, при­но­сит слиш­ком мало выго­ды Рос­сии, делая ее сырье­вым при­дат­ком Китая. 

В пуб­ли­ка­ци­ях, каса­ю­щих­ся соци­аль­ной сфе­ры, в 17 ком­мен­та­ри­ях и мне­ни­ях экс­пер­тов о китай­ском обще­стве экс­пли­ци­ро­ва­но боль­ше нега­тив­ных кон­но­та­ций (10), чем пози­тив­ных (3). С одной сто­ро­ны, нега­тив­но оце­ни­ва­ют поли­ти­ку пла­но­вой рож­да­е­мо­сти, счи­тая ее при­чи­ной поло­во­го дис­ба­лан­са и появ­ле­ния «неле­галь­ных детей». С дру­гой сто­ро­ны, ослаб­ле­ние огра­ни­че­ния в обла­сти демо­гра­фии тоже вызы­ва­ет опа­се­ния: зем­лю захва­тят не ино­пла­не­тяне, а китай­цы. В сле­ду­ю­щем при­ме­ре автор при­вле­ка­ет вни­ма­ние к обра­зу жиз­ни дол­го­жи­те­лей Китая:

Осо­бое вни­ма­ние ста­ри­ки уде­ля­ют пита­нию. В КНР самый насто­я­щий культ еды. И хотя блю­да мест­ной кух­ни китай­цы запи­ва­ют вред­ным, но попу­ляр­ным пивом, а глав­ное мясо в стране сви­ни­на, в Под­не­бес­ной очень низ­кий про­цент забо­ле­ва­е­мо­сти пече­ни и серд­ца. Поче­му? Китай­цы про­дук­ты не варят, а гото­вят на пару, сохра­няя их соч­ность и полез­ные свой­ства, а так­же едят мно­го све­жих ово­щей: сви­ни­на все­гда пода­ёт­ся вме­сте с горой наре­зан­ных сала­тов. В еже­днев­ном раци­оне при­сут­ству­ют рис, куку­ру­за, бобы, обя­за­тель­но фрук­ты. Еще одна нема­ло­важ­ная деталь: мясо и рыбу в Китае ста­ра­ют­ся есть све­жи­ми, замо­роз­ку исполь­зу­ют неча­сто. …Может быть, поэто­му сре­ди пен­си­о­не­ров в КНР (да и вооб­ще по стране) про­бле­мы с избы­точ­ным весом ред­кость. Почти все китай­ские ста­ри­ки под­тя­ну­тые, актив­ные и бод­рые. («Бегу­щие тиг­ры. Поче­му в Китае рас­тёт коли­че­ство дол­го­жи­те­лей» (2013. 14 нояб­ря).

Здесь отме­ча­ет­ся мно­го­об­ра­зие выра­жен­ных оце­нок: сен­сор­ная (све­жий), эмо­ци­о­наль­ная (попу­ляр­ный, под­тя­ну­тый, актив­ный, бод­рый), ути­ли­тар­ная (вред­ный, полез­ный), с помо­щью кото­рых под­твер­жда­ет­ся здо­ро­вый образ жиз­ни дол­го­жи­те­лей-китай­цев.

Отри­ца­тель­ная оцен­ка дает­ся пен­си­он­ной поли­ти­ке: пен­сии в КНР пла­тят толь­ко тем, кто рабо­тал на гос­служ­бе. Если чело­век тру­дил­ся в част­ной ком­па­нии, поста­рев, он дол­жен жить на лич­ные накоп­ле­ния либо рас­счи­ты­вать на помощь сво­их детей. Поэто­му маль­чи­ки в Под­не­бес­ной на вес золо­та (Новая вер­сия Апо­ка­лип­си­са: Зем­лю захва­тят не ино­пла­не­тяне, а китай­цы. 2012. 12 дек.). К пове­де­нию китай­ских тури­стов, демон­стри­ру­ю­щих низ­кий уро­вень куль­ту­ры, к высо­кой бое­спо­соб­но­сти китай­ской армии акту­а­ли­зи­ро­ва­но отри­ца­тель­ное отно­ше­ние.

В пуб­ли­ка­ци­ях, посвя­щен­ных копи­ро­ва­нию китай­ца­ми ино­стран­ных тех­но­ло­гий, выра­жа­ет­ся как отри­ца­тель­ное, так и ней­траль­ное, близ­кое к объ­ек­тив­ной оцен­ке ситу­а­ции отно­ше­ние: раз­вед­ка Китая «ходит» в пра­ви­тель­ствен­ные сети Аме­ри­ки, как к себе домой. Китай­цы тащат не толь­ко воен­ные сек­ре­ты они копи­ру­ют смарт­фо­ны, авто­мо­би­ли и даже… целые горо­да! (Мир в китай­ской копии. КНР не изоб­ре­та­ет, но отлич­но вос­про­из­во­дит чужое. 2013. 12 июня); мас­шта­бы копи­ро­ва­ния в обще­ствен­ном мне­нии во мно­гом силь­но пре­уве­ли­че­ны. Очень мно­гие систе­мы, кото­рые счи­та­ют­ся ско­пи­ро­ван­ны­ми китай­ца­ми, про­из­во­дят­ся ими по вполне офи­ци­аль­но про­дан­ным лицен­зи­ям, либо были раз­ра­бо­та­ны для них рос­сий­ски­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми так­же по офи­ци­аль­ным кон­трак­там (Чем обер­нет­ся для Рос­сии сбли­же­ние с Кита­ем?). 

Ана­ло­гич­ная дихо­то­мия в выра­же­нии оцен­ки репре­зен­ти­ро­ва­на в пуб­ли­ка­ци­ях, посвя­щен­ных каче­ству китай­ских това­ров: наря­ду с пре­не­бре­жи­тель­ны­ми оцен­ка­ми по отно­ше­нию к китай­ской дре­бе­де­ни под­чер­ки­ва­ет­ся и рост каче­ства про­дук­ции: Если рань­ше под­дел­ки из КНР мож­но было харак­те­ри­зо­вать как «дре­бе­день», то теперь китай­ские вер­сии миро­вых брен­дов лома­ют­ся реже»; «КНР очень раз­ная, и там мно­го каче­ствен­ных това­ров, если товар заку­па­ет­ся на круп­ных серьез­ных фаб­ри­ках (Мир в китай­ской копии). 

В целом пози­тив­ные оцен­ки экс­пли­ци­ро­ва­ны в пуб­ли­ка­ци­ях о «кур­се дол­го­ле­тия» и уси­ли­ях китай­ско­го пра­ви­тель­ства в сфе­ре соци­аль­но­го обес­пе­че­ния и защи­ты пожи­лых людей: китай­ские ста­ри­ки − ува­жа­е­мая часть обще­ства, их не счи­та­ют обу­зой (Бегу­щие тиг­ры); В КНР «почтен­но­му воз­рас­ту» уде­ля­ют осо­бое вни­ма­ние — всю­ду в пар­ках есть спор­тив­ные пло­щад­ки для пен­си­о­не­ров. …Соглас­но опро­сам, 90% китай­ских ста­ри­ков счи­та­ют: после выхо­да на пен­сию им живёт­ся зна­чи­тель­но луч­ше (!), чем в моло­до­сти (Стра­на сто­лет­них. Поче­му китай­цы соби­ра­ют­ся жить доль­ше рос­си­ян? 2014. 30 окт.). 

Поло­жи­тель­ные и отри­ца­тель­ные экс­пли­ка­ции о китай­ской поли­ти­ке и эко­но­ми­ке, таким обра­зом, выра­жа­ют­ся в рав­ной сте­пе­ни. В пуб­ли­ка­ци­ях о соци­аль­ной сфе­ре КНР в основ­ном пре­об­ла­да­ют отри­ца­тель­ные кон­но­та­ции Мож­но ска­зать, что в целом общая тональ­ность тек­стов ста­тей «АиФ» стре­мит­ся к объ­ек­тив­но­сти в репре­зен­та­ции КНР.

Выво­ды. Про­ве­ден­ный ана­лиз поз­во­ля­ет нам соста­вить пред­став­ле­ние об ими­дже Китая в онлайн-вер­сии газе­ты «АиФ». В ана­ли­зи­ру­е­мых пуб­ли­ка­ци­ях встре­ча­ют­ся общие, сен­сор­но-вку­со­вые и пси­хо­ло­ги­че­ские оцен­ки (в осо­бен­но­сти эмо­ци­о­наль­ные), кото­рые выде­ля­ют сооб­ща­е­мые собы­тия из ряда ана­ло­гич­ных, обра­ща­ют вни­ма­ние на осо­бен­но­сти про­те­ка­ния собы­тия или усло­вия ситу­а­ции, дела­ют сооб­ще­ние более инте­рес­ны­ми. Исполь­зу­ют­ся так­же суб­ли­ми­ро­ван­ные (эти­че­ские) и раци­о­на­ли­сти­че­ские оцен­ки, с помо­щью кото­рых фор­му­ли­ру­ют­ся про­бле­мы, объ­яс­ня­ют­ся моти­вы дея­тель­но­сти субъ­ек­тов.

Коли­че­ство ста­тей о Китае с каж­дым годом уве­ли­чи­ва­ет­ся, что демон­стри­ру­ет рас­ту­щий инте­рес рос­сий­ско­го обще­ства к Китаю; отме­ча­ет­ся зна­чи­тель­ное осве­ще­ние поли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской и обще­ствен­ной сфе­ры.

В пред­став­ле­нии рос­сий­ско­го потре­би­те­ля мас­сме­ди­а­кон­тен­та Китай пред­став­лен как супер­дер­жа­ва, кото­рая твер­до идет по пути соци­а­лиз­ма со сво­ей спе­ци­фи­кой под руко­вод­ством Ком­пар­тии. Руко­вод­ство Китая стре­мит­ся к повы­ше­нию уров­ня жиз­ни наро­да и уде­ля­ет осо­бое вни­ма­ние соци­аль­ной сфе­ре.

Китай пред­став­ля­ет­ся надеж­ным поли­ти­че­ским союз­ни­ком Рос­сии, на кото­ро­го мож­но рас­счи­ты­вать; и одно­вре­мен­но Китай — жест­кий и раци­о­наль­ный парт­нер, с кем сле­ду­ет быть осто­рож­нее в тор­го­во-эко­но­ми­че­ском сотруд­ни­че­стве.

Китай — мно­го­на­се­лен­ная стра­на, кото­рая про­во­дит демо­гра­фи­че­скую экс­пан­сию и явля­ет­ся угро­зой демо­гра­фи­че­ской без­опас­но­сти не толь­ко для Рос­сии, но и для дру­гих стран мира.

Китай — локо­мо­тив миро­вой эко­но­ми­ки, но одно­вре­мен­но тех­ни­че­ски отста­лая стра­на; Китай — стра­на с мно­же­ством серьез­ных эко­но­ми­че­ских, эко­ло­ги­че­ских и соци­аль­ных про­блем.

Китай — неде­мо­кра­ти­че­ская стра­на, где пра­ва чело­ве­ка, осо­бен­но пра­ва жен­щин, не защи­ще­ны.

Китай — стра­на дол­го­жи­те­лей. Пожи­лые люди ведут здо­ро­вый образ жиз­ни.

Фор­ми­ро­ва­ние тако­го ими­джа Китая, на наш взгляд, свя­за­но, во-пер­вых, с пред­сто­я­щим слож­ным внут­рен­ним и внеш­ним поло­же­ни­ем Рос­сии, для кото­рой важ­но пере­ни­мать опыт у Китая, осо­бен­но опыт в управ­ле­нии госу­дар­ством и раз­ви­ти­ем эко­но­ми­ки, важ­но тес­но сотруд­ни­чать в поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской сфе­рах.

Во-вто­рых, с инте­ре­сом к ори­ги­наль­ной куль­ту­ре пита­ния Китая. На самом деле всё что свя­за­но с тра­ди­ци­он­ной китай­ской куль­ту­рой, с одной сто­ро­ны, все­гда при­вле­ка­ет вни­ма­ние у рус­ских, с дру­гой сто­ро­ны, оста­ет­ся таин­ствен­ным и незна­ко­мым для них.

В-тре­тьих, с нали­чи­ем уко­ре­нив­ше­го­ся сте­рео­ти­па «китай­ская угро­за», «жел­тое цуна­ми». Рос­сия тра­ди­ци­он­но ори­ен­ти­ро­ва­на на Запад, что обу­слов­ле­но опре­де­лен­ны­ми идео­ло­ги­че­ски­ми и гео­по­ли­ти­че­ски­ми фак­то­ра­ми.

В-чет­вер­тых, с отсут­стви­ем серьез­но­го отно­ше­ния к науч­но­му изу­че­нию про­ис­хо­дя­щих изме­не­ний в совре­мен­ном Китае, о чем сви­де­тель­ству­ет исполь­зо­ва­ние нега­тив­ных оце­ноч­ных средств, что меша­ет жур­на­ли­стам и уче­ным сде­лать все­сто­рон­ние и объ­ек­тив­ные выво­ды.

© Ван Сяоц­зю­ань, 2017

Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки рус. культуры, 1999. 

Бакулин О. А. Особенности формирования образа Китая российскими СМИ в период пекинской олимпиады: на китайском языке // Междунар. СМИ. 2008. № 11. С. 71–79. 

Добросклонская Т. Г. Методы анализа видео-вербальных текстов // Медиалингвистика. 2016. № 2 (12). С. 13–25. 

Добросклонская Т. Г. Язык средств массовой информации: учеб. пособие для вузов. М.: Книж. дом Университет, 2008. 

Дускаева Л. Р. Выражение оценочных коммуникативных действий в журналистском культурно-просветительском дискурсе // Вестн. Перм. ун-та. Сер. Российская и зарубежная филология. 2014. № 4(28). С. 206–213. 

Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров / под ред. М. Н. Кожиной. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, Филол. ф-т, 2012. 

Дускаева Л. Р., Коняева Ю. М. Стилистика имиджеформирующего речевого воздействия // Стилистика и литературное редактирование: учебник для академ. бакалавриата / под ред. Л. Р. Дускаевой. Т. 2. М.: Юрайт, 2016. С. 20–46. 

Зверева П. П. Лингвопрагматический анализ текстов печатных СМИ формальными средства: на матер. газетных публикаций США о России: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2015. 

Ли Вэй. Российские средства массовой информации в переходный период. Шанхай, 2005. 

Лукин A. B. Медведь наблюдает за драконом: образ Китая в России в XVII–XXI веках. М.: Восток — Запад, ACT, 2007.

Лю Юаньюань Имидж Китая в общественном сознании современной России // Вестн. РГГУ. Сер. Социология. 2009. № 2. С. 220–233. 

Лю Ятин. Формирование имиджа китайских мудрецов в России в 90-е годы 20 века // Исследование России. 2009. № 3. С. 124–135.

Ресурсы массовой коммуникации в формировании страновых имиджей / под ред. И. В. Сидорской. Минск: Белорус. гос. ун-т, 2016.

Сретенская Л. В. Автор и субъект оценки в газетно-публицистическом тексте // Концепт: науч.-метод. электрон. журн. 2015. Т. 13. С. 711–715. URL: http://e-koncept.ru/2015/85143.htm.

Чжан Хуэйцинь. Образ Китая в комментариях к новостям о Китае: на примерах сайта Рамб-лер // Медиалингвистика. 2014. № 2 (12). С. 82–94.

Шэнь Ин, У Ган. Имидж Китая в региональных СМИ // Исследование России, Средней Азии и Восточной Европы. 2013. № 1. С. 17–22.

Юй Даньхун. Имидж китайского крестьянина-овощевода в российских СМИ // Исследование России, Средней Азии и Восточной Европы. 2011. № 5.

Arutjunova N. D. Language and and a human’s world [Jazyk i mir cheloveka]. 2nd ed., corr. Moscow, 1999. 

Bakulin O. A. The specific features of the formation of China’s image in the Russian media during the Beijing Olympics (in Chinese) [Osobennosti formirovanija obraza Kitaja rossijskimi SMI v period pekinskoj olimpiady (na kitajskom jazyke)] // International Media [Mezhdunarodnyje SMI]. 2008. No. 11. 

Dobrosklonskaya T. G. Mass media language [Jazyk sredstv massovoj informacii]. Moscow, 2008. 

Dobrosklonskaya T. G. Methods of analyzing video-verbal texts [Metody analiza video-verbal’nyh tekstov] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2016. No. 2 (12). P. 13–25. 

Duskaeva L. R. Dialogical nature of newspaper speech genres [Dialogicheskaja priroda gazetnyh rechevyh zhanrov] / ed. M. N. Kozhinoy. 2nd ed. St Petersburg, 2012. 

Duskaeva L. R. How to express evaluation of communicative action in the journalistic cultural and educational discourse [Vyrazhenie ocenochnyh kommunikativnyh dejstvij v zhurnalistskom kul’turno-prosvetitel’skom diskurse] // Bul. Perm State Univ. Ser. Russian and foreign philology [Vestn. Perm. univ. Ser. Rossijskaja i zarubezhnaja filologija]. 2014. No. 4 (28). P. 206–213. 

Duskaeva L. R., Konyaeva Yu M. Stylistics of image forming speech [Stilistika imidzheformirujushhej rechi] // Russian language and literary editing [Stilistika russkogo jazyka i literaturnoe redaktirovanie] / ed. by L. R. Duskaeva. Moscow: Yurayt, 2016. 

Li Wei. Russian mass media during the transition period [Rossijskie sredstva massovoj informacii v perehodnyj period]. Shanghai, 2005. 

Liu Yuanyuan. Image of China in the public consciousness of modern Russia [Imidzh Kitaja v obshhestvennom soznanii sovremennoj Rossii] // Journ. Russian State Humanitar. Univ. Ser. Sociology [Vestnik RGGU. Ser. Sociologija]. 2009. No. 2. P. 220–233. 

Liu Yatin. Formation of the Chinese sages’ image in Russia in the 90s of the 20th century [Formirovanie imidzha kitajskih mudrecov v Rossii v 90-ye gody 20 veka] // Research of Russia [Issledovanie Rossii]. 2009. No. 3. P. 124–135.

Lukin A. B. The bear is watching the dragon: image of China in Russia in XVII–XX centuries [Medved’ nabljudaet za drakonom: obraz Kitaja v Rossii v XVII–XXI vekah]. Moscow: East-West, ACT, 2007. 

Shen Ying, Wu Gang. The image of China in regional media [Imidzh Kitaja v regional’nyh SMI] // Investigation of Russia, Central Asia and Eastern Europe [Issledovanie Rossii, Srednej Azii i Vostochnoj Evropy]. 2013. No.1. P. 17–22. 

Sidorskaya I. V. Resources of mass communication for the shaping the image of country [Resursy massovoj kommunikacii v formirovanii stranovyh imidzhej]. Minsk, 2016. 

Sretenskaya L. V. Author and the subject of evaluation in newspaper and journalistic text [Avtor i subjekt ocenki v gazetno-publicisticheskom tekste] // Concept: sci. and method. electronic journ [Koncept: nauch.-metod. electron. zhurn.]. 2015. T. 13. P. 711–715. 

Yu Danhong. The image of Chinese peasant–grower in the Russian mass media // Investigation of Russia, Central Asia and Eastern Europe. 2011. No. 5.

Zhang Huiqin. The image of China in the Russian perception by analyzing Russian netizens comments on news reports about China [Obraz Kitaja v kommentarijah k novostjam o Kitae: na primerah sajta Rambler] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2014. No. 2 (5). P. 82–94.

Zverev P. linguistic-pragmatic analysis of texts by the publishing mass media with the formal means: based on the US newspaper articles about Russia [Lingvopragmaticheskij analiz tekstov pechatnyh SMI formal’nymi sredstvami: na mater. gazetnyh publikacij SShA o Rossii]: PhD Dis. Moscow, 2015.