Среда, Сентябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АДВЕРБИАЛЬНЫХ КОМПЛИКАТОРОВ В МЕДИАТЕКСТЕ

Среди семантико-синтаксических процессов, приводящих к компрессии информации и углублению содержания высказывания, необходимо отметить и такой процесс, как адвербиализация. Этот механизм проявляется в употреблении качественных наречий, усложняющих смысл простого предложения. В статье рассматриваются некоторые особенности функционирования адвербиальных осложнителей (компликаторов) в текстах современных журналов светского и религиозного содержания. На основе проведенного анализа доказывается, что адвербиальные компликаторы в данной сфере общения чаще всего содержат в себе свернутую событийную пропозицию и характеризуют ситуацию, представленную в базовой пропозиции. Выбор наречий-компликаторов, их лексическое разнообразие, а также семантика глаголов-предикатов, с которыми изучаемые единицы связаны грамматически, во многом зависят от жанра и тематики публикаций. 

FEATURES OF FUNCTIONING OF ADVERBIAL COMPLICATION IN THE MEDIA TEXT

Among different semantic-syntactic processes, leading to compression of information and deepening the meaning of the sentence it is necessary to note such a process as adverbialization. This mechanism is manifested in the use of qualitative adverbs, complicating the meaning of simple sentences. This article discusses some of the peculiarities of adverbial complicators in the texts of modern secular and religious journals. On the basis of the analysis it is proved that in this sphere of communication adverbial complicators often contain compressed event proposition and characterize the situation represented in the base proposition. The choice of adverbs-complicators, their lexical diversity and the semantics of verbs, which complicators are connected grammatically, depend on the genre and the theme of the publication.

Анна Владимировна Дегальцева, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и речевой коммуникации Института филологии и журналистики Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского

E-mail: deganna@mail.ru

Anna Vladimirovna Degaltseva, Doctor of Philology, Associate Professor of the Chair of Russian language and Speech Communication of the Saratov National Research State University named after N. G. Chernyshevsky

E-mail: deganna@mail.ru

УДК 81’42 
ББК 81.2 
ГРНТИ 16.21.43 
КОД ВАК 10.02.01

Постановка проблемы. Роль отдельных единиц в оформлении смысла целого высказывания интересует философов и филологов со времен зарождения герменевтики. В связи с этим внимание современных лингвистов привлекают средства, служащие для экономной и в то же время емкой передачи информации. Одним из таких средств являются некоторые качественные наречия.

Изучение особенностей семантики и функционирования таких компликаторов в современной прессе поможет полнее раскрыть роль наречий в журналистском тексте: определить их функции, индекс лексического разнообразия, установить зависимость выбора данных лексем от тематики публикации.

История вопроса. К проблемам образования, семантики и функционирования различных групп наречий неоднократно обращались современные лингвисты [Захарова 1980; Ножкина 1989; Пеньковский 2004; Тропина 2007; Панков 2008; Сиротинина 2015 и др.]. Способность отдельных единиц, в том числе и качественных наречий, усложнять, углублять смысл простого предложения также находилась в центре внимания исследователей семантики высказывания [Битехтина 1979; Золотова 1982; Белоброва 1982; Шмелева 1994; Норман 1997; Филипенко 2003; Кормилицына 2011 и др.]. По отношению к подобным наречиям Г. А. Золотовой было предложено использовать термин компликатор, т. е. усложнитель семантики простого предложения [Золотова 1982]. 

Наречия, которые осложняют семантическую структуру формально простого предложения, мы будем называть адвербиальными компликаторами. Особенность таких единиц заключается в том, что при грамматической отнесенности к глаголу семантически они способны характеризовать субъект, объект базовой пропозиции или саму пропозицию. Такие наречия-компликаторы могут содержать в себе в свернутом виде событийные или логические пропозиции, а также оценку диктумного содержания высказывания. 

Нами уже был проведен анализ семантики и функций адвербиальных компликаторов (АК) в современной газете [Дегальцева 2012]. В данной работе мы обратимся к рассмотрению особенностей их функционирования в журналах.

Описание методики исследования. Материалом исследования послужили выпуски журналов светского и религиозного содержания («Psychologies», «Story», «Russian Foodie», «Crafty», «Дом и интерьер», «Покров» и «Фома»). Общий объем проанализированных данных составил около 10 000 предикативных единиц (ПЕ). Кратко охарактеризуем использованный материал.

К анализу привлекались выпуски журналов за 2013–2015 гг. Материал подбирался таким образом, чтобы каждое издание было представлено примерно в равных долях в сплошной выборке. Светские издания включают в себя журналы о кулинарии («Russian Foodie»), рукоделии («Crafty»), дизайне интерьеров («Дом и интерьер») и психологии («Psychologies»). Помимо этого мы использовали данные журнала «Story». Это издание, посвященное интересным, иногда малоизвестным фактам из жизни людей, оставивших заметный след в науке, культуре или истории. Некоторые рубрики этого журнала создаются писателями, поэтому при анализе мы исключали такие материалы из поля зрения: они явно тяготели к художественному стилю. Помимо этого мы не анализировали рецепты, приведенные в журнале «Russian Foodie», а также инструкции по самостоятельному созданию каких-либо предметов, напечатанные в «Crafty», из-за эклектичной природы этих речевых жанров.

Чтобы иметь объективное представление об особенностях религиозной журналистики, мы использовали данные двух журналов — «Фома» и «Покров». Выбор именно этих изданий обусловлен тем, что характер их читательской аудитории различен: «Покров» рассчитан в большей степени на воцерковленных православных христиан, а «Фома», не являющийся официально церковным изданием, предназначен в первую очередь для тех, кто задумывается над вопросами религии, устройства мироздания, нацелен на поиск истины. 

При сборе материала использовалась сплошная выборка, при анализе применялись количественный метод и контент-анализ высказываний, содержащих АК.

Анализ материала. Как показал анализ материала, на 1000 ПЕ в журнальной публицистике приходится в среднем 35 АК, что почти в два раза меньше, чем в художественной прозе, и немногим больше, чем в газетной публицистике [Дегальцева 2012]. Тематика журнала накладывает отпечаток на частоту встречаемости, индекс лексического разнообразия и характер изучаемых единиц. Больше всего наречий-компликаторов встретилось в журналах «Story» (около 60 АК на 1000 ПЕ), «Psychologies» (примерно 49 АК на 1000 ПЕ), «Покров» и «Фома» (в среднем 45 АК на 1000 ПЕ). Это объясняется несколькими причинами. Материалы журналов «Story», «Покров» и «Фома» в жанровом отношении близки к эссе или рассказу и находятся на стыке художественной прозы и публицистики, а в текстах художественного стиля, как показало ранее проведенное исследование, АК представлены наиболее широко и разнообразно [Там же]. В журнале «Psychologies» освещаются проблемы взаимоотношений, способов преодоления трудностей, выбора жизненного пути и т. д. В связи с этим журналисты употребляют в своих публикациях лексические средства, связанные с номинациями психоэмоционального и ментального состояний человека, особенностей его поведения. Одним из таких средств являются и АК.

Индекс лексического разнообразия наречий-компликаторов в проанализированных журналах неодинаков: 

StoryPsychologiesФомаПокровRussian FoodieДом и интерьерCrafty
0,930,900,920,910,880,860,4

Как видим, больше всего разнообразных лексем-компликаторов встретилось в журналах «Story», «Psychologies», «Покров» и «Фома». Одинаковые лексемы-компликаторы чаще всего можно обнаружить в журнале «Crafty». Среди них преобладает наречие аккуратно, которое употребляется в тех случаях, когда речь идет о создании изделий ручной работы: Аккуратно добавляйте щелочь в воду, постоянно помешивая ее ложкой. В данном высказывании наречие, на наш взгляд, можно развернуть в предикативную единицу «будьте аккуратны» (т. е., исходя из контекста, не добавляйте слишком много и старайтесь не просыпать щелочь).

Наречия-компликаторы, как было показано нами ранее [Дегальцева 2016], способны передавать как диктумную (в подавляющем большинстве случаев), так и модусную информацию.

При трансформации в самостоятельную, входящую в диктумное содержание высказывания предикативную единицу, наречия-компликаторы могут характеризовать субъект, всю ситуацию (отраженную прежде всего в смысловом наполнении предиката) или объект главной пропозиции. 

Как показало проведенное исследование, в журнальной публицистике АК в 70% случаев содержат в себе свернутую событийную пропозицию, именующую ситуацию: Потому что был официально любимым писателем властей, его кормили (Story) = М. Горький был любимым писателем властей, и это подтверждалось их действиями по отношению к нему. Там это блюдо традиционно готовят на Новый год, который обычно приходится на начало весны (Russian Foodie) = это блюдо готовят на Новый год, поскольку существует такая традиция; Дистанционно посадить дерево сможет каждый… (Psychologies) = каждый сможет содействовать посадке деревьев, даже не находясь на территории, где будет проходить эта акция.

АК, характеризующие субъект, составляют около 25% проанализированных случаев. Они разворачиваются как в событийные, называющие эмоциональное или ментальное состояние человека: Исполненные Духа Святаго, в эти дни апостолы безбоязненно проповедовали Слово Божие (Покров); Я очень спокойно поднялся, подошел к несчастному (Psychologies), — так и (чаще всего) в логические пропозиции с отражением качеств или свойств субъекта: Вы думаете, чего это она так лукаво улыбается? (Story); А Энрике невозмутимо ответил: я им и остался, просто мой гениальный брат получил более широкую известность (Story); Один из мужчин, возможно, думая, что я записываю производственные тайны, вежливо, но холодно спрашивает меня: «Мы говорим что-то для интервью?» (Фома); Старый обычай найма работников в селе предписывал следить за тем, как они едятаккуратно или неряшливо (Psychologies); Коварно и безжалостно расправляясь с конкурентами, они стремились создать и возглавить криминальную монополию в своем городе (Дом и интерьер).

Лишь около 2% АК описывают объект главной пропозиции, так как в языковой системе АК грамматически и семантически не предназначены для характеристики объекта, кроме того, коммуникативный вес предиката и субъекта пропозиции выше, чем такого актанта, как объект, который может отсутствовать в структуре пропозиции. Однако когда объект пропозиции материально не выражен, но подразумевается, поскольку входит в семантику предиката, использование АК при глаголе-предикате характеризует не столько само действие / состояние, сколько этот отсутствующий в формальной структуре высказывания актант: Разве раньше не осуждали любителей вкусно и сытно поесть? (Psychologies). АК в данном случае характеризуют не столько подразумеваемый предикат (поесть), сколько еду как вкусную и дающую ощущение насыщения. В высказывании Сказать, что она стала жертвой галлюцинации или что он выполнял последнее желание случайной знакомой, которая смертельно больна (Psychologies) АК также характеризует объект пропозиции, заключенный в семантике предиката и элиминированный в силу его смысловой избыточности: болезнь настолько тяжелая, что приведет к летальному исходу. Ср. под.: Она не была ни расстреляна, ни замучена в застенках, не попала в лагеря пожизненно (Story). 

АК, трансформирующиеся при разворачивании в самостоятельную предикативную единицу, могут нести в себе субъективную, модусную информацию. Такие конструкции довольно редко (в 3% высказываний) встречаются в журналах, поскольку для процесса адвербиализации характерна прежде всего компрессия объективного содержания предложения. 

К случаям, когда АК при трансформации выражают модусную информацию, относится реализация ими квалификативных категорий оценочности и персуазивности [подр. см.: Дегальцева 2016]. В проанализированном материале встретились в основном конструкции первого типа, содержащие субъективную — с позиции пишущего — оценку всей диктумной информации или объекта базовой пропозиции: И Аполлинария весьма умело превратила жизнь Васеньки Розанова в кромешный ад (Story). Как видим, наречие-компликатор оценивает ситуацию целиком: Аполлинария превратила жизнь Васеньки Розанова в кромешный ад, и это, по ироничному замечанию журналиста, было сделано ею весьма умело. При АК, выражающих оценку, нередко используются наречия меры и степени или иные слова, отражающие интенсивность признака [Вольф 1985; Арутюнова 1988]. В данном случае в этой роли выступает лексема весьма. Рассмотрим другие примеры: О городах в процессе апгрейда старого мира уже написано много и гадко (Story). Наречие гадко здесь имеет такой смысл: то, как описаны тяжелые условия жизни в городах послереволюционной России, по мнению пишущего, обычно неприятно или неприлично, но такова была сама действительность. Ср.: История России XX века с ее мучительными перипетиями отрефлексирована наконец так внятно, цельно и художественно-совершенно, что и добавить, кажется, нечего (Psyhologies); Для начала следует пойти изведанным путем, испробовать то, что было успешно применено в другом месте (Russian Foodie).

АК, выражающие персуазивность, представлены единичными примерами: Подлинная человеческая культура несомненно является таким божественным даром (Покров); Их можно купить в магазине или покрасить самостоятельно (так вы гарантированно добьетесь успеха) (Crafty). 

Обратимся к более подробному рассмотрению функций наречий-компликаторов в отдельных журналах. 

В журнале «Story» наречия-компликаторы, разворачивающиеся в диктумное содержание, используются почти в равной степени (44 и 56%) для: 1) лаконичной, но в то же время образной характеристики ситуации или одного из ее объектов: Взлетевший над бренным телом интеллект Хокинга не занят никакими бытовыми делами, которыми вынужденно занимаемся мы с вами; Ей пришлось выйти замуж, чтобы иметь воз-можность свободно перемещаться в европейской зоне; Кряхтя от артрита, признавалась, что больше всего на свете она теперь любит вкусно и тяжело поесть; 2) многогранного описания свойств, качеств, особенностей поведения героев повествования: Это ещё у Сенеки было высокомерно сказано: «Даже если тебе удалось накопить жиру и нарастить мышц, всё равно ты не сравняешься с откормленным быком»; Монах прозорливо вычленил во флорентийском обществе главное красоту, которой поклонялись как духовной категории; Например, несмотря на всю любовь, которую он чувствовал к Муре, он писал о ней совершенно бестактно. Употребление образных лексем, обычно свойственных художественной прозе (высокомерно, прозорливо, невинно, невозмутимо, самозабвенно, удручающе и т. п.), объясняется тем, что жанр материалов, представленных в данном издании, находится на пересечении художественного и публицистического стилей. 

В журнале «Psyсhologies» для характеристики человека используется лишь 36% наречий-компликаторов, остальные содержат в себе в скрытом виде номинации ситуаций. Тематика издания предопределяет характер изучаемых единиц. Они связаны в основном с выражением эмоционального и ментального состояний, особенностей характера или поведения субъекта в различных, порой сложных, жизненных ситуациях: «Если бы ты сказала, мы бы могли его (ребенка. — А. Д.) оставить», — озадаченно отвечает Виктор; А если все-таки хотелось бы для разнообразия почувствовать что-то новое, этому новому вам придется терпеливо учиться. АК, характеризующие ситуацию, также в некоторой степени отражают специфику издания. Например, среди лексем-компликаторов встречаются такие, которые свойственны психологии (бессознательно употреблено в исследуемом материале 4 раза, трезво — 2 раза, неосознанно — 2 раза): При этом мы бессознательно смешиваем фантазию и действие; Я переехал, когда осознал, что до того искал в жизни поэзию неосознанно и т. д.

В изданиях религиозной направленности «Покров» и «Фома» большинство наречий-компликаторов (68%) используется также для характеристики ситуации: Он счастливо избежал участи Гоголя, да и многих других писателей и художников, людей верующих, но обладающих трагическим даром создавать лишь образы тьмы — образы уродливого, карикатурного человека и России (Фома); Но самое главное — Он Сам был рядом с Иудой целых три года неотлучно (Фома); Неотрывно читаешь страницы о тех боях за спасение нашей души (Покров). Тогда как на компликаторы, характеризующие человека, приходится 32%. В текстах религиозных журналов встречается в основном характеристика эмоционального или эмоционально-ментального состояния. Такие наречия являются яркими и выразительными и характеризуют не только состояние человека, но и ситуацию. Некоторые из них относятся к книжной и церковно-религиозной лексике. Это объясняется тем, что в анализируемых текстах сочетаются черты публицистического и религиозного стилей. Приведем примеры: Вспомним тишайшего старца Памву, идущего с братией по Александрии, и то, как гневно сказал он сидящим людям: «Встаньте и приветствуйте монахов: они говорят с Богом, они молят Бога за вас!» (Покров); Исполненные Духа Святаго, в эти дни апостолы безбоязненно проповедовали Слово Божие (Покров); Я думала, тебе больше не нужен, — потупилась виновато бабушка (Фома). 

Глаголы, при которых употребляются АК в данной сфере общения, нередко являются книжными или устаревшими: Но для тех, кто смиренно уповал на Бога и хранил Его заповеди, это будет день освобождения (Фома); И комиссия уже спокойно обретала сами мощи (Покров).

Вера определяет не только характер мышления и поведение православного человека, но также и его речь. Поэтому АК, функционирующие в текстах религиозных изданий, обладают спецификой, отличающей их от наречий-компликаторов, встречающихся в светских журналах. Так, АК в журналах «Покров» и «Фома» способны передавать духовное состояние человека: Большинство паломников, делая земной поклон, просто благоговейно прикладываются к основанию (Покров); И это спасительное для голодных семинаристов слово легко и благодатно ложится на благочестивые сердца (Фома). АК, номинирующие поведение, могут характеризовать его как подобающее и неподобающее с точки зрения религиозного человека: Вот родители этих юных актеров, видимо, тщеславно полагают, что это удачно начатая фильмография их «звездочек» (Покров) (речь идет о съемках детей в фильме ужасов); Художники высокомерно присвоили себе право на вдохновение, считая почему-то, что Господа написание симфоний или стихов интересует больше, чем, скажем, строительство дома (Фома); И там он себя отдал послушанию; внимательно, смиренно он принимал от Бога все, что Господь ему пошлет, и от людей — все, что они захотят возложить на его плечи (Фома).

В журналах «Дом и интерьер», «Russian Foodie» и «Crafty» наречия-компликаторы встречаются гораздо реже, чем в трех предыдущих: на 1000 ПЕ в среднем приходится 14 АК. Функции АК в этих трех изданиях имеют много сходных черт. Именно поэтому, на наш взгляд, целесообразно рассмотреть данные журналов «Дом и интерьер», «Russian Foodie» и «Crafty» в совокупности. Подавляющее большинство АК (около 70%) здесь характеризует ситуацию или объект как один из ее аспектов: Отличный способ быстро и, главное, практически бесплатно изменить облик комнаты! (Crafty); На сентябрьской юбилейной сессии жюри по главе с Констанс Гиссе неожиданно присудило этот высокий титул молодой и перспективной Доротее Мелихзон — французскому дизайнеру, которая специализируется на оформлении отелей, баров и ресторанов (Дом и интерьер); Погулять в парке, пригласить гостей, вкусно пообедать в хорошей компании (Russian Foodie). 

Наречия, характеризующие поведение или состояние человека, встречаются в текстах, обычно описывающих процессы анализа, выбора или создания каких-либо объектов: Люди пробуют, узнают много нового о сырах и таким образом интересно проводят время (Russian Foodie); Я очень внимательно изучала интерьеры Жака Гарсиа, на мой взгляд, это лучший мастер, работающий в жанре исторической эклектики (Дом и интерьер); Ника расскажет нашим читателям о том, как вкусно и незатратно приготовить смесь для домашнего хлеба (Crafty).

Результаты исследований. Соотношение семантики предиката с семантикой АК дает наиболее полное представление об особенностях употребления наречий-компликаторов в той или иной сфере. В большинстве случаев АК функционируют в предложениях с предикатом-глаголом, с которым они связаны грамматически. Глагольный предикат является ядром событийных пропозиций, отражающих положение дел в объективной действительности. Изучая функционирование таких АК в разных сферах общения, мы пришли к выводу, что сфера, в которой функционирует высказывание, оказывает влияние как на функции АК, так и на семантические типы предиката высказываний с ними [Дегальцева 2012]. Анализ данного материала подтвердил эти наблюдения: семантика предиката, к которому грамматически относится наречие-компликатор, зависит от тематики и жанра публикации. 

В журналах «Story», «Psyсhologies», «Фома» и «Покров» преобладают глаголы речевой и интеллектуальной деятельности, что также свойственно газете или художественной прозе. АК при таких глаголах используются чаще всего в жанрах очерка или эссе, которые повествуют о жизни и взглядах героев материала. Обычно в таких случаях АК помогают пишущему конкретизировать характер речевой деятельности и отобразить «изнутри» ментальное состояние субъекта, скрытое от непосредственного наблюдения: Кажется, ласково скажет он каждому нуждающемуся «Не скорби, чадо» (Покров); Примечательно, что в последние годы жизни он сам трезво очертил границы своего дара (Фома); Выхожу из такси, подхожу к нему, спрашиваю вежливо: «Сэр, нам бы проехать, вы когда планируете завершить переезд?» (Story); Она могла свободно ввязаться в беседу по-английски, по-немецки, по-французски и по-итальянски (Story); Значит, мы можем то, чего бессознательно хотим? (Psychologies).

В журналах «Russian Foodie» и «Crafty» АК обычно употребляются при глаголах физического действия, что объясняется тематикой публикаций — описанием приемов создания или выбора каких-либо объектов. Здесь наречия-компликаторы, как правило, содержат в свернутом виде характеристику всей ситуации или ее объекта. Ср.: Лучше найти тихое место с удобной логистикой, к которому беспрепятственно сможет подъехать грузовик (Russian Foodie); На протяжении трех недель все желающие последовательно готовили блюда по темам (Russian Foodie); Марина Зрелова говорит, что всегда мечтала шить, но поучиться этому профессионально времени, увы, не хватало (Crafty); Путешествуем, гостим на экоферме, вкусно готовим, сами делаем косметику и изучаем свойства трав (Crafty).

В журнале «Дом и интерьер» АК чаще всего сочетаются с глаголами помещения объекта в пространстве, а также физического воздействия на объект: Тут же по соседству расположена обеденная зона с большим столом, за которым свободно могут разместиться до 12 гостей; Темное дерево удивительно гармонично сочетается со сливочным цветом стен; …а удобно их развесить можно с помощью стильных крючков с оленем

Выводы. Проведенный анализ показал, что в современных журналах АК в большинстве случаев разворачиваются в событийную пропозицию, которая характеризует ситуацию, представленную в базовой пропозиции.

Выбор наречий и их лексическое разнообразие во многом зависят от жанра и тематики публикации. АК обычно сочетаются с глаголами-предикатами, семантика которых также определяется темой материала и характером издания.

© Дегальцева А. В., 2017

Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: оценка, событие, факт. М.: Наука, 1988. 

Белоброва Л. В. Место в предложении и функции обстоятельственно-определительного распространителя сказуемого: дис. … канд. филол. наук. М., 1982. 

Битехтина Г. А. О некоторых случаях приглагольного употребления качественных наречий // Русский язык для студентов-иностранцев. Вып. 18. М.: Рус. язык. 1979. С. 111–123. 

Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М.: Наука, 1985. 

Дегальцева А. В. Адвербиализация как способ усложнения семантики предложения: дис. … канд. филол. наук. Саратов, 2012. 

Дегальцева А. В. Особенности трансформации высказываний с адвербиальными компликаторами // Изв. Сарат. ун-та. Сер. Филология. Журналистика. 2016. Т. 16, вып. 2. С. 141–146. 

Захарова Е. П. Особенности функционирования наречий в художественном стиле речи: словообразоват. аспект // Поэтика и стилистика / ред. И. В. Чуприна, В. Е. Голдин. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980. С. 113–120. 

Золотова Г. А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М.: Наука, 1982. 

Кормилицына М. А. Семантически осложненное (полипропозитивное) предложение в устной речи / под ред. О Б. Сиротининой. 3-е изд. М.: Изд-во Сарат. ун-та, 2011. 

Ножкина Э. М. Средства выражения адвербиального признака в эпистолярном стиле // Вопросы стилистики: межвуз. науч. сб. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. С. 132–145. 

Норман Б. Ю. Наречие в структуре высказывания: путь наверх (Фрагмент динамической грамматики русского языка) // Русистика (Берлин). 1997. № 1–2. С. 5–15. 

Панков Ф. И. Опыт функционально-коммуникативного анализа русского наречия: на материале категории адвербиальной темпоральности. М.: МАКС Пресс, 2008. 

Пеньковский А. Б. Очерки по русской семантике. М.: Языки слав. культуры, 2004. 

Сиротинина О. Б. Пространство языка под «лупой» мониторинга речи // Язык в пространстве речевых культур: к 80-летию В. Е. Гольдина / отв. ред. О. Ю. Крючкова, Л. П. Крысин. Москва: Наука образования; Саратов: Амирит, 2015. С. 145–154. 

Тропина И. А. Наречия-инновации: лингвопрагмат. аспект: автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов-н/Д, 2007. 

Филипенко М. В. Семантика наречий и адвербиальных выражений. М.: Азбуковник, 2003. 

Шмелева Т. В. Семантический синтаксис: текст лекций из курса «Современный русский язык». Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1994.

Arutyunova N. D. Types of language meanings: evaluation, event, fact [Tipu yazukovuh znacheniy: otsenka, sobutie, fakt]. Moscow, 1988. 

Belobrova L. V. Place in the sentence and function of the adverbial-attributive distribution of the predicate [Mesto v predlozhenii i funkcii obstojatel’stvenno-opredelitel’nogo rasprostranitela skazuemogo: dis. … kand. polit. nauk]. Moscow, 1982. 

Bitekhtina G. A. About some occasions of the use of qualitative adverbs with predicates [O nekotoryh sluchajah priglagol’nogo upotreblenija kachestvennyh narechij] // Russian language for foreign students [Russkij jazyk dlya studentov-inostrantsev]. Vol. 18. Moscow, 1979. P. 111–123. 

Degaltseva A. V. Adverbialization as a way of complicating of the semantics of the sentence: PhD thesis [Adverbializacija kak sposob uslozhnenija semantiki predlozhenija: dis. … kand. filol. nauk]. Saratov, 2012. 

Degaltseva A. V. Peculiarities of transformation of sentences with adverbial complicators [Osobennosti transformacii vyskazyvanij s adverbial’nymi komplikatorami] // Izvestiya of Saratov University. Ser. Philology. Journalism. 2016. Vol. 16, is. 2. P. 141–146. 

Kormilitsyna M. A. Semantically complicated (polipropositional) sentence in colloquial speech [Semanticheski oslozhnennoe (polipropozitivnoe) predlozhenie v ustnoj rechi] / ed. by O. B. Sirotinina. 3d ed. Saratov, 2011. 

Nozhkina E. M. Means of expressing of the adverbial characteristic in the epistolary style [Sredstva vyrazhenija adverbial’nogo priznaka v jepistoljarnom stile] // Questions of stylistics: coll. sci. work [Voprosy stilistiki: mezhvuz. nauch. sb.]. Saratov, 1989. P. 132–145. 

Norman B. Y. Adverb in the structure of the sentence: the way up: fragment of dynamic grammar of the Russian language [Narechie v strukture vyskazyvanija: put’ naverh: fragment dinamicheskoj grammatiki russkogo jazyka] // Russistica (Berlin). 1997. No. 1–2. P. 5–15. 

Pankov F. I. Experiences of functional-communicative analysis of Russian adverbs: the adverbial category of temporality [Opyt funkcional’no-kommunikativnogo analiza russkogo narechija: na materiale kategorii adverbial’noj temporal’nosti]. Moscow, 2008. 

Pen’kovsky A. B. Essays on Russian semantics [Ocherki po russkoj semantike]. Moscow, 2004. 

Philipenko M. V. The semantics of adverbs and adverbial expressions [Semantika narechij i adverbial’nyh vyrazhenij]. Moscow, 2003. 

Shmelyova T. V. The semantic syntax: the text of the lectures of the course “Modern Russian language” [Semanticheskij sintaksis: tekst lekcij iz kursa «Sovremennyj russkij jazyk»]. Krasnoyarsk, 1994. 

Sirotinina O. B. The space of language under the “magnifying glass” of monitoring of speech [Prostranstvo jazyka pod «lupoj» monitoringa rechi] // Language in space of the speech cultures [Jazyk v prostranstve rechebykh kul’tur]: on the 80th anniversary of V. E. Goldin / ed. by O. Y. Kryuchkova, L. P. Krysin. Moscow; Saratov, 2015. P. 145–154. 

Tropina A. I. Adverbs-innovation: linguopragmatic aspect [Narechija-innovacii: lingvopragmat. aspekt: avtoref. dis. … kand. filol. nauk]. Rostov-on-Don, 2007. 

Vol’f E. M. Functional semantics of evaluation [Funkcional’naja semantika ocenki]. Moscow, 1985. 

Zaharova E. P. The peculiarities of functioning of adverbs in literature: derivational aspect [Osobennosti funkcionirovanija narechij v hudozhestvennom stile rechi: slovoobraz. aspekt] // Poetics and stylistics. Saratov, 1980. P. 113–120. 

Zolotova G. A. Communicative aspects of Russian syntax [Kommunikativnye aspekty russkogo sintaksisa]. Moscow, 1982.