Четверг, Июль 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МЕТОДЫ АНАЛИЗА ВИДЕО-ВЕРБАЛЬНЫХ ТЕКСТОВ

Стремительное развитие информационно-коммуникационных технологий в конце ХХ — начале ХХI в. коренным образом изменило способы создания и распространения медиаконтента, оказав существенное влияние как на индивидуальное восприятие, так и на массовую культуру, продукция которой становится все более ориентированной на визуальное восприятие. В современных печатных и сетевых СМИ вербальный текст все чаще замещается мультимедийным, его словесная составляющая иллюстрируется, дополняется, многократно усиливается медийным компонентом — рисунком, фотографией, видеорядом, особым шрифтом и т. д. При этом значение визуальной составляющей неизмеримо возрастает, яркие образы отпечатываются в сознании, оказывая мощное воздействие на человека. Именно поэтому специальные исследования методов анализа видео-вербальных текстов становятся особенно актуальными. В статье на фоне методов традиционно применяемых для изучения медиатекста рассматриваются новые подходы к анализу взаимодействия его словесной и визуальной (видео-) частей, выделяются такие разновидности сочетания видеовербалики, как иллюстрация, дополнение, контраст, коннотация и ассоциация. 

METHODS OF ANALYZING VIDEO-VERBAL TEXTS

Rapid development of information and communication technologies in the end of the XXth and the beginning of the XXI centuries has dramatically changed means of production and distribution of media content, a process that had a significant impact on both: individual mentality and mass culture, which is getting increasingly oriented at visual perception. In contemporary print and online media verbal component is getting more and more ousted by the multimedia, with verbal part of the text illustrated, supplemented and strengthened by its media component — illustration, cartoon, photo picture, video footing, special type etc. Consequently the role of the visual part noticeably increases, bright images imprinting in one’s memory and making a powerful impact on media consumer’s consciousness. In this situation a thorough study of methods specifically designed for the analysis of the so-called video-verbal texts acquire particular importance. The article deals with innovative approaches to analyzing the interaction of the verbal and the video elements, tackling the problem against the background of well-established traditional methods of media discourse analysis. The author singles out such types of video-verbal combination as illustration, supplement, contrast, connotation and association. 

Татьяна Георгиевна Добросклонская, доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики, перевода и межкультурной коммуникации факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова 

E-mail: tatdobro@mail.ru

Tatiana Georgievna Dobrosklonskaya, Doctor of Philology, Professor at the Faculty of Foreign Languages and Area Studies of the Moscow State Lomonosov University 

E-mail: tatdobro@mail.ru

УДК 659.4:81’42 
ББК Ш 100.3 
ГСНТИ 16.21.33 
КОД ВАК 10.02.19

Постановка проблемы. Динамичное развитие информационно-коммуникационных технологий всегда оказывало и продолжает оказывать существенное влияние как на индивидуальное сознание, так и на массовую культуру. С появлением и распространением новых средств массовой информации человек меняет свое восприятие окружающего мира, а вместе с ним меняются и модели информационно-коммуникативного поведения.

История вопроса. Так, вторая половина ХIХ и первая половина ХХ в. прошли под знаком печатного слова: газеты, журналы, книгоиздание фокусируют внимание на распространении и восприятии вербального текста, это время «человека читающего». С началом века ХХ распространение радио знаменует вступление в новую эру электронных СМИ, медийное пространство заполняется звучащей речью и музыкой, наступает время «человека слушающего». Примерно в этот же период у человечества начинается увлекательный роман с moving image — кино, к которому с 50-х годов добавляется телевидение, ставшее к концу ХХ столетия главным источником информации и развлечений, что окончательно формирует «человека смотрящего». В 90-е годы ХХ в. у телевидения появляется серьезный конкурент — Интернет, динамичное развитие которого к настоящему времени превратило этот новый канал коммуникации в ключевое средство общения, распространения и обмена информацией. Параллельное совершенствование мобильной телефонии, разработка и появление на рынке все новых и новых устройств мобильной связи — гаджетов (айфонов, айпадов и т. д.) — кардинально меняют информационно-коммуникационные возможности человека, буквально сосредоточив «весь мир на кончиках пальцев» (the whole world at one’s fingertips) и предоставив неограниченные возможности распространять самостоятельно созданную медиапродукцию на массовую аудиторию.

Все эти информационно-технологические процессы естественно сказываются как на общем объеме речепроизводства, который непрерывно растет благодаря процессам медиатизации всех сторон общественной жизни, так и на самих свойствах медиатекстов, мгновенно интегрирующих все новые технологические возможности. Запуск интернет-версий традиционных СМИ, онлайновые медиа, блоги, социальные сети, и т.п. тысячекратно увеличивают количество ежечасно производимых текстов, меняют их природу и интерактивный потенциал. Главными факторами становятся скорость обмена информацией и яркая визуальная образность, которая «цепляет» сознание потребителя, заставляя его обращать внимание на тот или иной медиаконтент [Экранная культура 2012]. Это приводит к тому, что в массмедиа вербальный текст всё более замещается мультимедийным, его словесная составляющая иллюстрируется, дополняется, многократно усиливается медийным компонентом — рисунком, фотографией, видеорядом, особым шрифтом, и т. д., создавая визуальные образы, оказывающие мощное воздействие на сознание человека. Примеров такой эффективной интеграции слова и медиа множество, один из них — обошедшая в сентябре 2015 г. все мировые СМИ фотография пятилетнего сирийского мальчика, утонувшего при попытке нелегально переправиться в Грецию, которая в корне изменила вектор отношения к потоку беженцев из стран арабского мира. Британская газета “The Independent” использовала этот эмоциональный образ для открытого обращения к европейским лидерам, призывая их проявить человечность при решении проблемы беженцев, сопроводив письмо яркой иллюстрацией (рис. 1), напоминающей о том, что все мы — жители не только разных стран, но одной планеты: «Вы откуда? — С Земли» (URL: http://i100.independent.co.uk/article/an-open-letter-to-anyone-who-ever-talked-down-the-refugee-crisis).

http://i100.independent.co.uk/article/an-open-letter-to-anyone-who-ever-talked-down-the-refugee-crisis. Журнал Медиалингвистика
Рис. 1

Объект исследования. Понимание этой двойственной, основанной на соединении вербальных и медийных компонентов сущности медиатекста служит ключом к объективному анализу и научному описанию его лингвомедийных свойств и характеристик. Именно поэтому возникает необходимость разработки и апробации новых, соответствующих динамике массмедиа методов описания бесконечно разнообразной медиапродукции, включая такой внушительный блок, как видео-вербальные тексты [Анисимова 2003; Пойманова 1997].

Категория видео-вербальных текстов представляет собой весьма широкий диапазон, основанный на соединении визуальной (видео-) и словесной частей, — от различных форм печатных СМИ (плакаты, газеты, журналы, реклама) до бесконечного разнообразия продукции телевидения и киноиндустрии. Вместе с тем видео-вербальный текст — это текст прежде всего массмедийный, иначе говоря созданный и распространяемый средствами массовой информации, поэтому методы его анализа естественно основываются на методах, разработанных в рамках медиалингвистики.

Как известно, центральной категорией медиалингвистики является медиатекст, который рассматривается как дискретная единица массмедийного дискурса. В отличие от собственно языковедческого определения текста как объединенного общей смысловой связью последовательности знаковых (вербальных) единиц, основными свойствами которой являются связность и целостность, медиатекст — это актуализованное в определенном медиаформате и объединенное общим смыслом сочетание знаковых единиц вербального и медийного уровней [Добросклонская 2005]. Таким образом, главное свойство массмедийых текстов — их комбинированный характер, основанный на неразрывном единстве вербальных и медийных средств.

Большое значение для разработки методики анализа медиатекстов, включая тексты видео-вербальные, имеет такое их важное свойство, как нелинейность, иначе говоря наличие сложной многоуровневой структуры, при которой текст развивается одновременно в нескольких измерениях: вербальном, медийном и гипертекстуальном — путем выстраивания межтекстовых связей в интернет-пространстве [Рязанцева 2009]. Ощущение «объемности» медиатекста усиливается благодаря особенностям его развертывания на каждом из уровней, что дополняется различными возможностями сочетания вербальных и медийных компонентов и придает медиатексту еще более сложный характер.

Методы исследования. Все эти свойства медиатекстов делают применение интегрированного подхода, разработанного в рамках медиалингвистики и основанного на сочетании широкого спектра методов различных дисциплин, изучающих массмедиа, наиболее эффективным. Интегрированный подход охватывает следующие наиболее значимые и распространенные группы методов:

1) группа методов лингвистического анализа, позволяющих выявить базовые свойства и характеристики текста на различных языковых уровнях: лексическом, синтагматическом (сочетаемость), стилистическом (использование тропов, сравнений, метафор и прочих стилистических приемов), социолингвистическом;

2) метод контент-анализа, или анализа содержания, основанный на статистическом подсчете специально выбранных текстовых единиц;

3) метод дискурсивного анализа, основанный на концепции дискурса и позволяющий проследить взаимосвязь между языковой и экстралингвистической стороной текста;

4) метод политической лингвистики, позволяющий выявить скрытую политико-

идеологическую составляющую медиатекста и основанный на выявлении оценочных, отражающих определенные идеологические взгляды и установки компонентов;

5) метод когнитивного анализа, основанный на изучении концептуального аспекта медиатекстов, сопоставлении различных вариантов интерпретации событий в СМИ и направленный на выявление соотношения реальной действительности и ее медиарепрезентаций;

6) метод лингвокультурологического анализа, основанный на выявлении культурозначимых компонентов текста: реалий, заимствований, иностранных слов, единиц безэквивалентной лексики и т. п., — позволяющий составить представление о культурологическом аспекте того или иного произведения медиаречи, его национально-культурной специфике;

7) метод собственно медиалингвистический, предполагающий анализ текста с точки зрения устойчивой системы параметров описания медиатекста, таких как способ его создания и воспроизведения, канал распространения, функционально-жанровый тип, тематическая доминанта и пр.

Остановимся на каждом из названных методов подробнее, уделяя особое внимание особенностям их применения при исследовании видео-вербальных текстов.

1. Несомненно, что для анализа вербальной составляющей ключевое значение имеет группа собственно лингвистических методов. Особенно важен метод сплошного текстологического анализа, позволяющий выявить закономерности построения текстов массовой информации на синтагматическом и стилистическом уровнях. Анализ на уровне синтагматики показывает устойчивую парадигму сочетаемости, характерную для того или иного типа текстов. Так, синтагматический рисунок новостей (текстов, ориентированных на сообщение) опирается в основном на глагольные словосочетания, в то время как атрибутивные соединения более распространены в публицистике, информационной аналитике и рекламе. Синтагматический анализ новостных текстов позволяет также выделить целые группы устойчивых тематических коллокаций, регулярно воспроизводимых при освещении того или иного медиатопика. Например, в текстах, относящихся к теме «мировая политика», часто встречаются такие словосочетания, как: встреча на высшем уровне, нанести визит, посетить с ответным визитом, провести переговоры, подписать договор, прийти к соглашению, устранить разногласия, выразить озабоченность и т. п.

Огромное значение имеет метод стилистического анализа, цель которого состоит в выявлении различных стилистических приемов и определении их роли с точки зрения реализации общей коммуникативной перспективы медиатекста. Как известно, стилистика медиаречи весьма богата и разнообразна. Тексты, относящиеся к информационной аналитике, публицистике и рекламе, изобилуют тропами, сравнениями, метафорами и прочими стилистическими приемами, которые используются для оказания воздействия на аудиторию. При этом особое внимание уделяется функционированию метафор, способность которых емко отображать действительность с помощью ярких запоминающихся образов, активно используется в журналистской практике всего мира. Примеры стертых метафор типа очаг войны, горячая точка, политическая арена, экономические рычаги, информационный взрыв и т. п. можно легко найти на страницах мировой прессы на разных языках.

При лингвостилистическом анализе видео-вербальных текстов важно также учитывать такой параметр, как информационно-вещательный стиль. Понятие «информационно-вещательный стиль» непосредственно связано с массовой коммуникацией и используется для обозначения того особого тона разговора с читателем, слушателем, зрителем, который свойствен каждому конкретному средству массовой информации — газете, журналу, радиопередаче или телепрограмме. Известно, что каждый субъект СМИ «разговаривает» со своей аудиторией определенным тоном, используя для обращения и текстовой коммуникации устойчивые медиастилистические и риторические средства. Для качественной газетной прессы характерен один стиль общения, для популярной — другой, стиль британского новостного вещания отличается от стиля российских теленовостей и т. п. Подобно музыкальному ладу, тональность того или иного субъекта массмедиа может варьироваться в зависимости от целого ряда экстралингвистических факторов, которые могут относиться к политической, исторической, культурной, идеологической, социальной сферам. Информационно-вещательные стили могут быть приподнято-официальными, как, например, в случае телевизионных новостей Советского периода, предельно обезличенными, как, например, известный стремлением к объективности новостной стиль вещания Би-би-си, или намеренно панибратскими, как большинство стилей ведущих развлекательных радио- и телепрограмм.

2. Неоценимую роль в изучении текстов массовой информации имеет разработанный в рамках социологии метод контент-анализа, или анализа содержания (от англ. content — содержание). Основанный на статистическом подсчете специально выбранных единиц текста (причем не только вербальных), метод контент-анализа предоставляет исследователю массовой коммуникации самый широкий спектр возможностей.

Возникнув на рубеже XIX–XX вв. в рамках американской социологической школы, метод контент-анализа получил свое дальнейшее развитие в трудах Гарольда Лассвелла и Бернарда Берельсона, внесших значительный вклад в разработку его базовых принципов. В вышедшей в 1927 г. книге «Техника пропаганды в первой мировой войне» Лассвелл определил суть контент-анализа как метода, основанного на подсчете и изучении знаков-символов, репрезентируемых в тексте словом, суждением или иным семантически значимым фрагментом, включая визуальный образ. А поскольку мельчайшая частица несет в себе свойства целого, то именно системный анализ значимых единиц текста и позволяет выявить обычно скрытые социально-идеологические особенности репрезентируемой данным текстом действительности. Например, контент-анализ текстов о России в англоязычной прессе за последнее десятилетие позволяет сделать вывод о нарастании негативных тенденций в восприятии образа России и ее лидера на Западе, что проявляется в увеличении общего числа текстовых фрагментов, содержащих упоминание КГБ, ФСБ, Лубянки, сталинизма, тоталитарного режима, большевизма и прочих антидемократических символов.

Высокий методологический потенциал контент-анализа обусловлен тем, что в роли единиц подсчета может выступать практически любой компонент текста массовой информации — как вербальный (слово, словосочетание, имена политических деятелей и т. д.), так и относящийся к медиаряду (повторяющиеся образы, аудио- и видеофрагменты). Такой подход позволяет составить адекватное представление о социальной реальности, репрезентируемой массмедиа, поскольку медийный дискурс рассматривается в качестве объективированного опосредованного отражения социальных интересов и политических взглядов сторон, участвующих в процессе массовой коммуникации. Применительно к текстам массовой информации метод контент-анализа позволяет определить такие важные с точки зрения медиалингвистики моменты, как, например, частотные единицы тематически связанной лексики, устойчивые коллокации, наиболее распространенные способы ссылки на источник информации, приоритетные топики новостных текстов и т. д.

3. В 70-х годах прошлого века большое распространение в исследовании текстов массовой информации получил метод дискурсивного анализа [Mass communication… 1998]. Концепция дискурса и разработанный на ее основе метод дискурс-анализа позволяет сосредоточить внимание не только на внешних формальных признаках текста, но и, что особенно важно, на целом ряде экстралингвистических факторов, сопровождающих его производство и актуализацию. «Дискурс (от фр. discours — речь) — это связный текст в совокупности с экстралингвистическими — прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами: текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах). Дискурс — это речь, погруженная в жизнь» [Лингвистический… 1990].

Таким образом, концепция дискурса значительно расширяет возможности описания текста, подчеркивая значимость изучения экстралингвистических факторов, сопровождающих коммуникацию. «Дискурс не ограничивается только рамками языка. Он также изучает все содержание коммуникации: кто общается, с кем, почему, в каком социальном статусе и общественно-исторической ситуации, посредством каких каналов, как взаимодействуют различные типы коммуникации, задействованные в акте общения» [Там же].

Одним из примеров многочисленных исследований, применяющих метод дискурс-анализа для описания текстов массовой информации, могут служить работы известного голландского ученого Теона ван Дейка «Анализ новостей как дискурса» и «Структура новостей в прессе». Рассматривая новости как особый вид дискурса, ван Дейк подчеркивает, что структуры медиатекстов могут быть адекватно поняты только в одном случае: если мы будем анализировать их как результат когнитивной и социальной деятельности журналистов по производству текстов и их значений, как результат интерпретации текстов читателями газет и телезрителями, производимой на основе опыта их общения со средствами массовой информации [Dijk 1998]. Конечная же цель дискурс-анализа состоит в том, чтобы выявить и описать обычно скрытые для массовой аудитории связи между языком, властью и идеологией.

4. Достаточно близок к методу дискурсивного анализа по своим задачам метод политической лингвистики (political linguistics) — относительно нового направления в языкознании, возникшего в конце прошлого века [Чудинов 2006]. Формулируя основные положения данного направления, лингвисты исходили из того, что знаки языка и способы их актуализации не носят нейтрального характера. Они особо подчеркивают необходимость выявления и описания идеологических средств воздействия, неизбежно присутствующих в каждом произведении медиаречи. Таким образом, цель метода политической лингвистики состоит в обнаружении и изучении идеологически окрашенных компонентов текста. При этом особое внимание уделяется именно анализу текстов массовой информации как текстов по природе своей глубоко идеологизированных. Например, простое сравнение двух версий газетных заголовков, посвященных одному и тому же событию, — «Компания IBM закрывает завод. Рабочие протестуют» и «Рабочие выражают недовольство закрытием завода IBM» — позволяет сделать определенные выводы о разной расстановке идеологических акцентов. В первом варианте заголовка основная ответственность за закрытие завода возлагается на компанию, во втором перемещение слова рабочие в начало предложения и замена глагола закрывает существительным закрытие позволяет сместить акцент с действий компании на действия самих рабочих.

5. Большое внимание изучению текстов массовой информации уделяется также в рамках когнитивной лингвистики, основная задача которой состоит в соотнесении различных языковых процессов с когнитивными способами восприятия и обработки информации. Рассматривая язык в качестве когнитивного инструмента для репрезентации и кодирования действительности, когнитивисты исследуют медиатексты как в связи с общими проблемами категоризации и концептуализации, так и в связи с вопросами языковой картины мира. Важнейшим объектом исследования в когнитивной лингвистике является концепт. Концепты — это ментальные сущности, которые имеют название в языке и отражают культурно-национальное представление человека о мире. Применяя методы когнитивной лингвистики, можно выяснить значение и способы репрезентации самых разных концептов в медиаречи. Проблемы мультикультурного общества, иммиграция, религиозные конфликты, отношение к окружающей среде, гендерная проблематика — когнитивный анализ этих постоянно освещаемых средствами массовой коммуникации тем позволяет понять, как складывается общая информационная картина мира, в чем проявляется национально-культурная специфика медиаландшафтов конкретных стран. Именно поэтому с точки зрения когнитивной лингвистики существенное значение имеет тематическая организация информационного пространства, выраженная в определенном наборе устойчивых медиатопиков и отражающая культуро-специфичные особенности медиапотока.

Когнитивный подход позволяет также ответить на важнейший вопрос о способах взаимодействия между реальной действительностью и ее медийной репрезентацией. Дело в том, что когнитивное освоение реальности во многом зависит от тех версий и интерпретаций, которые производятся и распространяются по каналам массовой коммуникации. Механизм функционирования СМИ предполагает не только и даже не столько отражение окружающей действительности, сколько, и это гораздо более важно, ее интерпретацию, комментарий, оценку, способствующие созданию определенного идеологического фона.

Способность массмедиа влиять на общественное и индивидуальное сознание с помощью идеологизированных концептов и интерпретаций, отражающих определенные системы ценностей и отношений, отмечается многими исследователями. Данное свойство в большей степени присуще новостным и информационно-аналитическим медиатекстам, особенности лингвостилистического рисунка которых передают идеологические различия в оформлении смыслов. Так, даже поверхностное сравнение новостных и аналитических текстов из разных медиаисточников вызывает ощущение того, что каждый текст имеет свое особое звучание, тональность которого обусловлена многими факторами, в том числе и различиями в идеологической подоснове.

Моделирование механизма отображения реальных событий средствами массовой информации позволяет выделить три основных типа медиапрезентаций, которые условно можно обозначить как отражение, реконструкция, миф [Добросклонская 2008].

Отражение предполагает наиболее точное, максимально приближенное к реальности воспроизведение событий. Примером такого типа медиапрезентации могут служить новостные медиатексты, в которых максимально объективно и достоверно освещаются те или иные события, в том числе и события политические. Характерным признаком данного типа медиапрезентации на лингвистическом уровне является большое количество цитатной речи, воспроизведение целых фрагментов из речей и выступлений политиков, обязательное наличие ссылок на источник информации и фактическое отсутствие аналитически-комментирующего и оценочного компонентов.

Реконструкция допускает бо́льшую свободу интерпретации со стороны СМИ: реальное событие заново «конструируется» в медийном пространстве на основе тех или иных политико-идеологических установок. Поэтому отличительным признаком медиареконструкции считается как раз присутствие аналитически-комментирующей и идеологически-оценочной части, на что, в частности, указывает известный исследователь медиадискурса Теон Ван Дейк в своей книге «Идеология: междисциплинарный подход»: «События и явления не обладают значением сами по себе, эти значения конструируются при сообщении о событиях на основе взаимодействия многих социально-идеологических факторов — классовой принадлежности, гендера, расы, культуры, политических убеждений…» и т. д. [Dijk 1998: 27].

Третий тип медиапрезентации — миф — представляет собой целенаправленно созданный, часто весьма отдаленный от реальной действительности, образ события. Основной чертой медиамифа является его «заданность», направленная на оказание определенного идеологического воздействия, на достижение тех или иных политических целей.

6. Для изучения культурологической составляющей медиатекстов совершенно незаменим метод лингвокультурологического анализа, появившийся в 90-х годах прошлого века в рамках концепции лингвокультуры, которая отражает неразрывную связь между национальным языком и культурой, подчеркивая их органичное единство и целостность. Значение лингвокультурологического метода для анализа текстов массовой информации очевидно, поскольку весь корпус медиаречи является важнейшим компонентом современной культуры. Медиатексты насыщены культурозначимой информацией, в них фиксируются и отражаются как общие, так и специфические особенности функционирования национальных языков и культур. Именно поэтому выявление и описание культурозначимых компонентов медиаречи оказывается сегодня одной из важнейших исследовательских задач. Говоря о культурообусловленных элементах текста, мы имеем в виду самый широкий круг единиц: от слов, обозначающих реалии (Кремль, Белый дом, Биг-Бен, Би-би-си), культуроспецифической и безэквивалентной лексики (дача, гласность, челноки) до заимствований и вкрапления в текст иностранных слов и выражений (fin de ciecle, haute couture и т.д.). Нельзя не отметить прикладное значение лингвокультурологического анализа, поскольку его результатом является обнаружение и разъяснение культурозначимых единиц, столь необходимых для составления культурологического комментария.

Логическим продолжением лингвокультурологического метода можно считать метод культурологический, который переносит внимание исследователя на экстралингвистические аспекты текста — культурообусловленные образы, аудио- или видеофрагменты. С его помощью можно ответить на такие вопросы, как, например: почему в программах британского телевидения обязательно должны участвовать представители всех рас, чем вызвана дискуссия о ношении хеджаба, в чем корни «карикатурного скандала» в Дании? Кроме того, метод культурологического анализа имеет большой сравнительно-сопоставительный потенциал, позволяя сравнивать то, как аналогичные темы и образы актуализируются в медиадискурсе разных стран.

7. Наряду с перечисленными методами аналитический аппарат медиалингвистики включает в себя и метод собственно медиалингвистический, суть которого состоит в обнаружении и описании закономерностей взаимодействия вербального и медийного уровней медиатекста, в изучении особенностей использования знаков каждого уровня, а также различных вариантов их комбинаций: слово — звук — изображение, слово — графическое оформление — образ и т. д. При этом необходимо учитывать, что вербальный и медийный уровни текста могут сочетаться на основе различных принципов — иллюстрации, дополнения, усиления, контраста, столкновения смыслов и пр., создавая определенные эффекты и усиливая воздействие на аудиторию. В рамках медиалингвистического подхода методика анализа медиатекстов как объемного многоуровнего явления дополняется устойчивой системой параметров, которая позволяет дать предельно точное описание того или иного медиатекста с точки зрения особенностей его производства, канала распространения и лингвоформатных признаков. Названная система включает такие существенные параметры, как способ производства текста (авторский — коллегиальный), форму создания и форму воспроизведения (устная — письменная), канал распространения (средство массовой информации — носитель), функционально-жанровый тип текста (новости, комментарий, публицистика (features), реклама), тематическую доминанту или принадлежность к тому или иному устойчивому медиатопику.

Анализ. Рассмотрев группы методов, составляющих интегрированный подход, обратимся теперь к специфике анализа видео-вербальных медиатекстов. Для обозначения текстов, основанных на соединении визуальной (видео-) и вербальной составляющих, в современном научном обиходе используется целый ряд терминов: креолизованные, гибридные, видео-вербальные, поликодовые, мультимодальные, конвергентные, — дифференциация в употреблении которых отражает их семантические оттенки. Так, термины креолизованные и поликодовые тексты чаще всего применяются для описания печатной медиапродукции, основанной на сочетании словесной и иллюстративной части — плакатов, рекламы, газетно-журнальных материалов. Термины мультимодальные и конвергентные тексты, как правило, используются при анализе медиаконтента в пространстве Интернета, обозначая интегрированное сочетание возможностей различных СМИ. Термин видео-вербальные тексты носит более универсальный характер, указывая на соединение видеоряда и словесных элементов, при этом приоритетное значение видеоряда подчеркивается начальной позицией компонента видео-. Как уже говорилось выше, категория видео-вербальных текстов охватывает широкий спектр медиатекстов, в основе которых лежит соединение визуальной (видео-) и словесной частей, — от различных форм печатных СМИ (плакаты, газеты, журналы, реклама) до разнообразной продукции телевидения и киноиндустрии, включая новости, художественные фильмы и документалистику.

Такая «двойственная» природа видео-вербальных текстов определяет и саму методику их анализа, которая основывается на интеграции трех составляющих: 1) системного изучения вербальной части с применением всех описанных выше методов лингвистического и текстологического анализа; 2) комплексного изучения «видеоряда», или интегрированных в текст визуальных образов; 3) анализа сочетания словесной и визуальной частей медиатекста, различными вариантами которого и обусловлен сам процесс смыслообразования.

В функциональном плане, иначе говоря при ответе на вопрос, какую функцию выполняет визуальная часть по отношению к вербальной, всё множество возможных вариантов интеграции видео-вербальных компонентов медиатекста естественно распадается на пять типов. К ним относятся: 1) иллюстрация, 2) дополнение, 3) контраст (намеренное столкновение значений вербального и медиаряда), 4) коннотация (создание дополнительных смыслов) и 5) ассоциация (обращения к базовым фоновым знаниям для создания дополнительных смыслов). Остановимся подробнее на каждом.

Наиболее прозрачной в плане передачи значения является иллюстрация, цель которой состоит в том, чтобы просто проиллюстрировать то, что выражено в словесной части текста, не создавая при этом никаких дополнительных смыслов и коннотаций. Примеры такого типа соединения вербальных и визуальных компонентов часто встречаются в новостном дискурсе, в частности, в сюжетах официального характера о заседаниях правительства, встречах политических лидеров, конференциях, происшествиях, природных катаклизмах и т. п., т. е. в текстах, требующих от журналиста демонстрации максимальной объективности. Хотя и здесь не всё так просто, практически всегда иллюстрация отражает политико-идеологическую направленность того или иного СМИ, что особенно ярко проявляется при сравнении фотографий лидеров государств в национальных и зарубежных медиа. Например, большинство фотографий Владимира Путина в британской качественной прессе заметно отличаются от тех, которые используются в российской: редакторам важно проиллюстрировать тот негативный, часто агрессивный образ России, который весьма распространен в западных СМИ. Стоит, например, взглянуть на фото из газеты “The Daily Telegraph” (рис. 2), сопровождающее статью о присоединении Крыма к России в марте 2014 г. (URL: http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/vladimir-putin/9101792/Vladimir-Putin-invokes-Napoleon-invasion-of-Russia-in-patriotic-call.html).

http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/vladimir-putin/9101792/Vladimir-Putin-invokes-Napoleon-invasion-of-Russia-in-patriotic-call.html. Журнал Медиалингвистика
Рис. 2

Следующий тип — дополнение — предполагает использование вспомогательных визуальных компонентов, способствующих реализации общей коммуникативной задачи, например, таблиц, графиков, демонстрацию дополнительных документальных материалов, привлечение мнений экспертов, комментирующих новостной сюжет или иной телевизионный материал.

Сочетание словесного комментария и видеоряда по типу контраста, пожалуй, один из самых излюбленных журналистских приемов, используемых для оказания воздействия на зрителя. Он иногда встречается в новостном дискурсе и довольно часто в информационной аналитике, когда репортер намеренно сталкивает нейтральный вербальный текст с контрастирующим видеорядом. Например, сообщение о плодотворно прошедшем заседании Госдумы сопровождается кадрами спящих или занимающихся своими делами депутатов, а видеосюжет о драке в Верховной Раде идет на фоне комментария о конструктивном обсуждении украинскими депутатами экономических проблем.

Тип коннотация основан на использовании видеоряда для создания дополнительных значений и смыслов, это такой имплицитный способ семантического расширения, при котором часть сообщения передаётся с помощью известных культурных кодов и символов, придавая медиатексту те или иные культуроспецифические и политико-идеологические оттенки. Например, размещенное на обложке известного британского журнала “The Economist” изображение Путина с заправочным шлангом в руках (рис. 3) неоднозначно говорит о влиянии России на мировой топливно-энергический рынок (URL: http://www.economist.com/ printedition/2006-12-16).

http://www.economist.com/printedition/2006-12-16. Журнал Медиалингвистика
Рис. 3

Тесно связан с коннотацией и тип ассоциация, основанный на том, что визуальный компонент медиатекста вызывает целый ряд культуро-обусловленных ассоциаций. Такой прием часто используется в кино, как в документальном, так и в художественном, когда воздействие и создание дополнительных смыслов осуществляется путем скрытого, имплицитного, или прямого цитирования хорошо известных визуальных образов и текстовых фрагментов. 

Важно также отметить, что все рассмотренные типы соединения взаимосвязаны и, как правило, встречаются в различных сочетаниях: ассоциация — иллюстрация, коннотация — контраст и т. д. Так, в приводимом ниже примере известная фраза «Открывайте, идет демократия» (рис. 4), иронично используемая для описания внешней политики США, размещена на фоне вламывающихся в жилище военных. Здесь создание дополнительного смысла основано на сочетании ассоциации и контраста (URL: https://yandex.ru/images/search?text=open%20up% 20democracy%20is%20coming&img_url).

https://yandex.ru/images/search?text=open%20up%20democracy%20is%20coming&img_url. Журнал Медиалингвистика
Рис. 4

Выводы. Итак, методология анализа видео-вербальных текстов, основанная на соединении визуальной (видео-) и словесной частей, — от различных форм печатных СМИ (плакаты, газеты, журналы, реклама) до бесконечного разнообразия продукции телевидения и киноиндустрии, основывается на интегрированном подходе, разработанном в рамках медиалингвистики и включает в себя широкий спектр методов текстологического и экстралингвистического анализа.

«Двойственная» природа видео-вербальных текстов определяет и саму специфику процедуры их рассмотрения, которая основывается на интеграции трех составляющих: системного изучения вербальной части с применением всех методов лингвистического и текстологического анализа; комплексного изучения интегрированных в текст визуальных образов и анализа сочетания словесной и визуальной частей медиатекста, различными вариантами которого (иллюстрация, дополнение, контраст, коннотация, ассоциация) и обусловлен сам процесс смыслообразования.

© Добросклонская Т. Г., 2016

Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация: на матер. креолизованных текстов. М.: Академия, 2003.

Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов. М.: URSS, 2005. 

Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М. : Флинта; Наука, 2008. 

Кириллова Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. М.: Академ. Проект, 2006.

Лаптева О. А. Живая русская речь с телеэкрана. М.: URSS, 2000.

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1990.

Назаров М. В. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: URSS, 2000.

Наука телевидения: науч. альманах. Вып. 9. М.: Гуманитар. ин-т телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина, 2012.

Пойманова О. В. Семантическое пространство видеовербального текста: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1997.

 Рязанцева Т. И. Гипертекст и электронная коммуникация. М.: URSS, 2009.

Сметанина С. А. Медиатекст в системе культуры. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.

Чудинов А.П. Политическая лингвистика. М.: Флинта; Наука, 2006.

Экранная культура: теорет. проблемы: сб. статей / под ред. К. Э. Разлогова, СПб.: Дмитрий Буланин, 2012.

Analysing media texts // ed. by M. Gillespie, J. Toynbee. Oxford: OUP, 2006.

Dijk, Teun van. Ideology: multidisciplinary approach. London: Sage, 1998.

Mass communication research methods. London: Sage, 1998.

Analysing media texts // ed. by M. Gillespie, J. Toynbee. Oxford: OUP, 2006.

Anisimova E. E. Linguistics of text and intercultural communication [Lingvistika texta i mezhkulturnaya kommunikatsiya: na mater. kreolizovannykh textov]. Moscow: Akademia, 2003. 

Chudinov A. P. Political linguistics [Politicheskaya lingvistika]. Moscow: Flinta; Nauka, 2006.

Dijk, Teun van. Ideology: multidisciplinary approach. London: Sage, 1998.

Dobrosklonskaya T. G. Aspects of studying mediatexts [Voprosy izucheniya mediatextov]. Moscow: URSS, 2005. 

Dobrosklonskaya T. G. Medialinguistics: a sysyematic approach to the study of media language. [Medialingvistika: sistemniy podhod k izucheniuy yazyka SMI]. Moscow: Flinta; Nauka, 2008. 

Kirillova N. B. Media culture: from modernity to postmodernity [Mediakultura: ot moderna k postmodernu] Moscow: Academ. Project, 2006.

Lapteva О. А. Live Russian speech on TV screen [Zhivaya russkaya rech s teleekrana]. Moscow: URSS, 2000.

Linguistic encyclopedic dictionary [Lingvisticheskiy entciklopedicheskiy slovar]. Moscow: 1990.

Mass communication research methods. London: Sage, 1998.

Nazarov М. V. Mass communication in contemporary world: methods of analysis and research practices [Massovaya kommunikatsiya v sovremennom mire: metodologiya analiza i praktika issledovaniy]. Moscow: URSS, 2000

Poymanova O. V. Semantic space of video-verbal texts [Semanticheskoye prostranstvo videoverbalnykh nextov: avyoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow: 1997. 

Ryazantseva T. I. Hypertext and electronic communication [Gipertext i elektronnaya kommunikatsiya]. Moscow: URSS, 2009.

Screen culture; theoret. problems [Ekrannaya kultura: teoret. problemy]: a collect. of articles / ed. by К. E. Razlogov. St Petersburg, 2012.

Smetanina S. A. Mediatext within the system of culture [Mediatext v sisteme kultury]. St Petersburg, 2002.

The science of television [Nauka televideniya]: sci. bul. Is. 9. Moscow: Institute of television and radiobroadcasting named after M. A. Litovchenko, 2012.