Вторник, Январь 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МЕТОДЫ АНАЛИЗА ВИДЕО-ВЕРБАЛЬНЫХ ТЕКСТОВ

Стремительное развитие информационно-коммуникационных технологий в конце ХХ — начале ХХI в. коренным образом изменило способы создания и распространения медиаконтента, оказав существенное влияние как на индивидуальное восприятие, так и на массовую культуру, продукция которой становится все более ориентированной на визуальное восприятие. В современных печатных и сетевых СМИ вербальный текст все чаще замещается мультимедийным, его словесная составляющая иллюстрируется, дополняется, многократно усиливается медийным компонентом — рисунком, фотографией, видеорядом, особым шрифтом и т. д. При этом значение визуальной составляющей неизмеримо возрастает, яркие образы отпечатываются в сознании, оказывая мощное воздействие на человека. Именно поэтому специальные исследования методов анализа видео-вербальных текстов становятся особенно актуальными. В статье на фоне методов традиционно применяемых для изучения медиатекста рассматриваются новые подходы к анализу взаимодействия его словесной и визуальной (видео-) частей, выделяются такие разновидности сочетания видеовербалики, как иллюстрация, дополнение, контраст, коннотация и ассоциация. 

METHODS OF ANALYZING VIDEO-VERBAL TEXTS

Rapid development of information and communication technologies in the end of the XXth and the beginning of the XXI centuries has dramatically changed means of production and distribution of media content, a process that had a significant impact on both: individual mentality and mass culture, which is getting increasingly oriented at visual perception. In contemporary print and online media verbal component is getting more and more ousted by the multimedia, with verbal part of the text illustrated, supplemented and strengthened by its media component — illustration, cartoon, photo picture, video footing, special type etc. Consequently the role of the visual part noticeably increases, bright images imprinting in one’s memory and making a powerful impact on media consumer’s consciousness. In this situation a thorough study of methods specifically designed for the analysis of the so-called video-verbal texts acquire particular importance. The article deals with innovative approaches to analyzing the interaction of the verbal and the video elements, tackling the problem against the background of well-established traditional methods of media discourse analysis. The author singles out such types of video-verbal combination as illustration, supplement, contrast, connotation and association. 

Татьяна Георгиевна Добросклонская, доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики, перевода и межкультурной коммуникации факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова 

E-mail: tatdobro@mail.ru

Tatiana Georgievna Dobrosklonskaya, Doctor of Philology, Professor at the Faculty of Foreign Languages and Area Studies of the Moscow State Lomonosov University 

E-mail: tatdobro@mail.ru

Добросклонская Т. Г. Методы анализа видео-вербальных текстов // Медиалингвистика. 2016. № 2 (12). С. 13–25. URL: https://medialing.ru/metody-analiza-video-verbalnyh-tekstov/ (дата обращения: 22.01.2019).

Dobrosklonskaya T. G. Methods of analyzing video-verbal texts. Media Linguistics, 2016, No. 2 (12), pp. 13–25. Available at: https://medialing.ru/metody-analiza-video-verbalnyh-tekstov/  (accessed: 22.01.2019). (In Russian)

УДК 659.4:81'42 
ББК Ш 100.3 
ГСНТИ 16.21.33 
КОД ВАК 10.02.19

Поста­нов­ка про­бле­мы. Дина­мич­ное раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий все­гда ока­зы­ва­ло и про­дол­жа­ет ока­зы­вать суще­ствен­ное вли­я­ние как на инди­ви­ду­аль­ное созна­ние, так и на мас­со­вую куль­ту­ру. С появ­ле­ни­ем и рас­про­стра­не­ни­ем новых средств мас­со­вой инфор­ма­ции чело­век меня­ет свое вос­при­я­тие окру­жа­ю­ще­го мира, а вме­сте с ним меня­ют­ся и моде­ли инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­тив­но­го пове­де­ния.

Исто­рия вопро­са. Так, вто­рая поло­ви­на ХIХ и пер­вая поло­ви­на ХХ в. про­шли под зна­ком печат­но­го сло­ва: газе­ты, жур­на­лы, кни­го­из­да­ние фоку­си­ру­ют вни­ма­ние на рас­про­стра­не­нии и вос­при­я­тии вер­баль­но­го тек­ста, это вре­мя «чело­ве­ка чита­ю­ще­го». С нача­лом века ХХ рас­про­стра­не­ние радио зна­ме­ну­ет вступ­ле­ние в новую эру элек­трон­ных СМИ, медий­ное про­стран­ство запол­ня­ет­ся зву­ча­щей речью и музы­кой, насту­па­ет вре­мя «чело­ве­ка слу­ша­ю­ще­го». При­мер­но в этот же пери­од у чело­ве­че­ства начи­на­ет­ся увле­ка­тель­ный роман с moving image — кино, к кото­ро­му с 50-х годов добав­ля­ет­ся теле­ви­де­ние, став­шее к кон­цу ХХ сто­ле­тия глав­ным источ­ни­ком инфор­ма­ции и раз­вле­че­ний, что окон­ча­тель­но фор­ми­ру­ет «чело­ве­ка смот­ря­ще­го». В 90-е годы ХХ в. у теле­ви­де­ния появ­ля­ет­ся серьез­ный кон­ку­рент — Интер­нет, дина­мич­ное раз­ви­тие кото­ро­го к насто­я­ще­му вре­ме­ни пре­вра­ти­ло этот новый канал ком­му­ни­ка­ции в клю­че­вое сред­ство обще­ния, рас­про­стра­не­ния и обме­на инфор­ма­ци­ей. Парал­лель­ное совер­шен­ство­ва­ние мобиль­ной теле­фо­нии, раз­ра­бот­ка и появ­ле­ние на рын­ке все новых и новых устройств мобиль­ной свя­зи — гад­же­тов (айфо­нов, айпа­дов и т. д.) — кар­ди­наль­но меня­ют инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ные воз­мож­но­сти чело­ве­ка, бук­валь­но сосре­до­то­чив «весь мир на кон­чи­ках паль­цев» (the whole world at one’s fingertips) и предо­ста­вив неогра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти рас­про­стра­нять само­сто­я­тель­но создан­ную медиа­про­дук­цию на мас­со­вую ауди­то­рию.

Все эти инфор­ма­ци­он­но-тех­но­ло­ги­че­ские про­цес­сы есте­ствен­но ска­зы­ва­ют­ся как на общем объ­е­ме рече­про­из­вод­ства, кото­рый непре­рыв­но рас­тет бла­го­да­ря про­цес­сам меди­а­ти­за­ции всех сто­рон обще­ствен­ной жиз­ни, так и на самих свой­ствах меди­а­тек­стов, мгно­вен­но инте­гри­ру­ю­щих все новые тех­но­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти. Запуск интер­нет-вер­сий тра­ди­ци­он­ных СМИ, онлай­но­вые медиа, бло­ги, соци­аль­ные сети, и т.п. тыся­че­крат­но уве­ли­чи­ва­ют коли­че­ство еже­час­но про­из­во­ди­мых тек­стов, меня­ют их при­ро­ду и интер­ак­тив­ный потен­ци­ал. Глав­ны­ми фак­то­ра­ми ста­но­вят­ся ско­рость обме­на инфор­ма­ци­ей и яркая визу­аль­ная образ­ность, кото­рая «цеп­ля­ет» созна­ние потре­би­те­ля, застав­ляя его обра­щать вни­ма­ние на тот или иной меди­а­кон­тент [Экран­ная куль­ту­ра 2012]. Это при­во­дит к тому, что в мас­сме­диа вер­баль­ный текст всё более заме­ща­ет­ся муль­ти­ме­дий­ным, его сло­вес­ная состав­ля­ю­щая иллю­стри­ру­ет­ся, допол­ня­ет­ся, мно­го­крат­но уси­ли­ва­ет­ся медий­ным ком­по­нен­том — рисун­ком, фото­гра­фи­ей, видео­ря­дом, осо­бым шриф­том, и т. д., созда­вая визу­аль­ные обра­зы, ока­зы­ва­ю­щие мощ­ное воз­дей­ствие на созна­ние чело­ве­ка. При­ме­ров такой эффек­тив­ной инте­гра­ции сло­ва и медиа мно­же­ство, один из них — обо­шед­шая в сен­тяб­ре 2015 г. все миро­вые СМИ фото­гра­фия пяти­лет­не­го сирий­ско­го маль­чи­ка, уто­нув­ше­го при попыт­ке неле­галь­но пере­пра­вить­ся в Гре­цию, кото­рая в корне изме­ни­ла век­тор отно­ше­ния к пото­ку бежен­цев из стран араб­ско­го мира. Бри­тан­ская газе­та “The Independent” исполь­зо­ва­ла этот эмо­ци­о­наль­ный образ для откры­то­го обра­ще­ния к евро­пей­ским лиде­рам, при­зы­вая их про­явить чело­веч­ность при реше­нии про­бле­мы бежен­цев, сопро­во­див пись­мо яркой иллю­стра­ци­ей (рис. 1), напо­ми­на­ю­щей о том, что все мы — жите­ли не толь­ко раз­ных стран, но одной пла­не­ты: «Вы отку­да? — С Зем­ли» (URL: http://​i100​.independent​.co​.uk/​a​r​t​i​c​l​e​/​a​n​-​o​p​e​n​-​l​e​t​t​e​r​-​t​o​-​a​n​y​o​n​e​-​w​h​o​-​e​v​e​r​-​t​a​l​k​e​d​-​d​o​w​n​-​t​h​e​-​r​e​f​u​g​e​e​-​c​r​i​sis).

http://i100.independent.co.uk/article/an-open-letter-to-anyone-who-ever-talked-down-the-refugee-crisis. Журнал Медиалингвистика
Рис. 1

Объ­ект иссле­до­ва­ния. Пони­ма­ние этой двой­ствен­ной, осно­ван­ной на соеди­не­нии вер­баль­ных и медий­ных ком­по­нен­тов сущ­но­сти меди­а­тек­ста слу­жит клю­чом к объ­ек­тив­но­му ана­ли­зу и науч­но­му опи­са­нию его линг­во­ме­дий­ных свойств и харак­те­ри­стик. Имен­но поэто­му воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость раз­ра­бот­ки и апро­ба­ции новых, соот­вет­ству­ю­щих дина­ми­ке мас­сме­диа мето­дов опи­са­ния бес­ко­неч­но раз­но­об­раз­ной медиа­про­дук­ции, вклю­чая такой вну­ши­тель­ный блок, как видео-вер­баль­ные тек­сты [Ани­си­мо­ва 2003; Пой­ма­но­ва 1997].

Кате­го­рия видео-вер­баль­ных тек­стов пред­став­ля­ет собой весь­ма широ­кий диа­па­зон, осно­ван­ный на соеди­не­нии визу­аль­ной (видео-) и сло­вес­ной частей, — от раз­лич­ных форм печат­ных СМИ (пла­ка­ты, газе­ты, жур­на­лы, рекла­ма) до бес­ко­неч­но­го раз­но­об­ра­зия про­дук­ции теле­ви­де­ния и кино­ин­ду­стрии. Вме­сте с тем видео-вер­баль­ный текст — это текст преж­де все­го мас­сме­дий­ный, ина­че гово­ря создан­ный и рас­про­стра­ня­е­мый сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции, поэто­му мето­ды его ана­ли­за есте­ствен­но осно­вы­ва­ют­ся на мето­дах, раз­ра­бо­тан­ных в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки.

Как извест­но, цен­траль­ной кате­го­ри­ей медиа­линг­ви­сти­ки явля­ет­ся меди­а­текст, кото­рый рас­смат­ри­ва­ет­ся как дис­крет­ная еди­ни­ца мас­сме­дий­но­го дис­кур­са. В отли­чие от соб­ствен­но язы­ко­вед­че­ско­го опре­де­ле­ния тек­ста как объ­еди­нен­но­го общей смыс­ло­вой свя­зью после­до­ва­тель­но­сти зна­ко­вых (вер­баль­ных) еди­ниц, основ­ны­ми свой­ства­ми кото­рой явля­ют­ся связ­ность и целост­ность, меди­а­текст — это акту­а­ли­зо­ван­ное в опре­де­лен­ном медиа­фор­ма­те и объ­еди­нен­ное общим смыс­лом соче­та­ние зна­ко­вых еди­ниц вер­баль­но­го и медий­но­го уров­ней [Доб­рос­клон­ская 2005]. Таким обра­зом, глав­ное свой­ство мас­сме­дий­ых тек­стов — их ком­би­ни­ро­ван­ный харак­тер, осно­ван­ный на нераз­рыв­ном един­стве вер­баль­ных и медий­ных средств.

Боль­шое зна­че­ние для раз­ра­бот­ки мето­ди­ки ана­ли­за меди­а­тек­стов, вклю­чая тек­сты видео-вер­баль­ные, име­ет такое их важ­ное свой­ство, как нели­ней­ность, ина­че гово­ря нали­чие слож­ной мно­го­уров­не­вой струк­ту­ры, при кото­рой текст раз­ви­ва­ет­ся одно­вре­мен­но в несколь­ких изме­ре­ни­ях: вер­баль­ном, медий­ном и гипер­тек­сту­аль­ном — путем выстра­и­ва­ния меж­тек­сто­вых свя­зей в интер­нет-про­стран­стве [Рязан­це­ва 2009]. Ощу­ще­ние «объ­ем­но­сти» меди­а­тек­ста уси­ли­ва­ет­ся бла­го­да­ря осо­бен­но­стям его раз­вер­ты­ва­ния на каж­дом из уров­ней, что допол­ня­ет­ся раз­лич­ны­ми воз­мож­но­стя­ми соче­та­ния вер­баль­ных и медий­ных ком­по­нен­тов и при­да­ет меди­а­тек­сту еще более слож­ный харак­тер.

Мето­ды иссле­до­ва­ния. Все эти свой­ства меди­а­тек­стов дела­ют при­ме­не­ние инте­гри­ро­ван­но­го под­хо­да, раз­ра­бо­тан­но­го в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки и осно­ван­но­го на соче­та­нии широ­ко­го спек­тра мето­дов раз­лич­ных дис­ци­плин, изу­ча­ю­щих мас­сме­диа, наи­бо­лее эффек­тив­ным. Инте­гри­ро­ван­ный под­ход охва­ты­ва­ет сле­ду­ю­щие наи­бо­лее зна­чи­мые и рас­про­стра­нен­ные груп­пы мето­дов:

1) груп­па мето­дов линг­ви­сти­че­ско­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­щих выявить базо­вые свой­ства и харак­те­ри­сти­ки тек­ста на раз­лич­ных язы­ко­вых уров­нях: лек­си­че­ском, син­таг­ма­ти­че­ском (соче­та­е­мость), сти­ли­сти­че­ском (исполь­зо­ва­ние тро­пов, срав­не­ний, мета­фор и про­чих сти­ли­сти­че­ских при­е­мов), социо­линг­ви­сти­че­ском;

2) метод кон­тент-ана­ли­за, или ана­ли­за содер­жа­ния, осно­ван­ный на ста­ти­сти­че­ском под­сче­те спе­ци­аль­но выбран­ных тек­сто­вых еди­ниц;

3) метод дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, осно­ван­ный на кон­цеп­ции дис­кур­са и поз­во­ля­ю­щий про­сле­дить вза­и­мо­связь меж­ду язы­ко­вой и экс­тра­линг­ви­сти­че­ской сто­ро­ной тек­ста;

4) метод поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ки, поз­во­ля­ю­щий выявить скры­тую поли­ти­ко-

идео­ло­ги­че­скую состав­ля­ю­щую меди­а­тек­ста и осно­ван­ный на выяв­ле­нии оце­ноч­ных, отра­жа­ю­щих опре­де­лен­ные идео­ло­ги­че­ские взгля­ды и уста­нов­ки ком­по­нен­тов;

5) метод когни­тив­но­го ана­ли­за, осно­ван­ный на изу­че­нии кон­цеп­ту­аль­но­го аспек­та меди­а­тек­стов, сопо­став­ле­нии раз­лич­ных вари­ан­тов интер­пре­та­ции собы­тий в СМИ и направ­лен­ный на выяв­ле­ние соот­но­ше­ния реаль­ной дей­стви­тель­но­сти и ее медиа­ре­пре­зен­та­ций;

6) метод линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, осно­ван­ный на выяв­ле­нии куль­ту­розна­чи­мых ком­по­нен­тов тек­ста: реа­лий, заим­ство­ва­ний, ино­стран­ных слов, еди­ниц без­эк­ви­ва­лент­ной лек­си­ки и т. п., — поз­во­ля­ю­щий соста­вить пред­став­ле­ние о куль­ту­ро­ло­ги­че­ском аспек­те того или ино­го про­из­ве­де­ния медиа­ре­чи, его наци­о­наль­но-куль­тур­ной спе­ци­фи­ке;

7) метод соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ский, пред­по­ла­га­ю­щий ана­лиз тек­ста с точ­ки зре­ния устой­чи­вой систе­мы пара­мет­ров опи­са­ния меди­а­тек­ста, таких как спо­соб его созда­ния и вос­про­из­ве­де­ния, канал рас­про­стра­не­ния, функ­ци­о­наль­но-жан­ро­вый тип, тема­ти­че­ская доми­нан­та и пр.

Оста­но­вим­ся на каж­дом из назван­ных мето­дов подроб­нее, уде­ляя осо­бое вни­ма­ние осо­бен­но­стям их при­ме­не­ния при иссле­до­ва­нии видео-вер­баль­ных тек­стов.

1. Несо­мнен­но, что для ана­ли­за вер­баль­ной состав­ля­ю­щей клю­че­вое зна­че­ние име­ет груп­па соб­ствен­но линг­ви­сти­че­ских мето­дов. Осо­бен­но важен метод сплош­но­го тек­сто­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­щий выявить зако­но­мер­но­сти постро­е­ния тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции на син­таг­ма­ти­че­ском и сти­ли­сти­че­ском уров­нях. Ана­лиз на уровне син­таг­ма­ти­ки пока­зы­ва­ет устой­чи­вую пара­диг­му соче­та­е­мо­сти, харак­тер­ную для того или ино­го типа тек­стов. Так, син­таг­ма­ти­че­ский рису­нок ново­стей (тек­стов, ори­ен­ти­ро­ван­ных на сооб­ще­ние) опи­ра­ет­ся в основ­ном на гла­голь­ные сло­во­со­че­та­ния, в то вре­мя как атри­бу­тив­ные соеди­не­ния более рас­про­стра­не­ны в пуб­ли­ци­сти­ке, инфор­ма­ци­он­ной ана­ли­ти­ке и рекла­ме. Син­таг­ма­ти­че­ский ана­лиз новост­ных тек­стов поз­во­ля­ет так­же выде­лить целые груп­пы устой­чи­вых тема­ти­че­ских кол­ло­ка­ций, регу­ляр­но вос­про­из­во­ди­мых при осве­ще­нии того или ино­го меди­а­то­пи­ка. Напри­мер, в текстах, отно­ся­щих­ся к теме «миро­вая поли­ти­ка», часто встре­ча­ют­ся такие сло­во­со­че­та­ния, как: встре­ча на выс­шем уровне, нане­сти визит, посе­тить с ответ­ным визи­том, про­ве­сти пере­го­во­ры, под­пи­сать дого­вор, прий­ти к согла­ше­нию, устра­нить раз­но­гла­сия, выра­зить оза­бо­чен­ность и т. п.

Огром­ное зна­че­ние име­ет метод сти­ли­сти­че­ско­го ана­ли­за, цель кото­ро­го состо­ит в выяв­ле­нии раз­лич­ных сти­ли­сти­че­ских при­е­мов и опре­де­ле­нии их роли с точ­ки зре­ния реа­ли­за­ции общей ком­му­ни­ка­тив­ной пер­спек­ти­вы меди­а­тек­ста. Как извест­но, сти­ли­сти­ка медиа­ре­чи весь­ма бога­та и раз­но­об­раз­на. Тек­сты, отно­ся­щи­е­ся к инфор­ма­ци­он­ной ана­ли­ти­ке, пуб­ли­ци­сти­ке и рекла­ме, изоби­лу­ют тро­па­ми, срав­не­ни­я­ми, мета­фо­ра­ми и про­чи­ми сти­ли­сти­че­ски­ми при­е­ма­ми, кото­рые исполь­зу­ют­ся для ока­за­ния воз­дей­ствия на ауди­то­рию. При этом осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся функ­ци­о­ни­ро­ва­нию мета­фор, спо­соб­ность кото­рых емко отоб­ра­жать дей­стви­тель­ность с помо­щью ярких запо­ми­на­ю­щих­ся обра­зов, актив­но исполь­зу­ет­ся в жур­на­лист­ской прак­ти­ке все­го мира. При­ме­ры стер­тых мета­фор типа очаг вой­ны, горя­чая точ­ка, поли­ти­че­ская аре­на, эко­но­ми­че­ские рыча­ги, инфор­ма­ци­он­ный взрыв и т. п. мож­но лег­ко най­ти на стра­ни­цах миро­вой прес­сы на раз­ных язы­ках.

При линг­во­сти­ли­сти­че­ском ана­ли­зе видео-вер­баль­ных тек­стов важ­но так­же учи­ты­вать такой пара­метр, как инфор­ма­ци­он­но-веща­тель­ный стиль. Поня­тие «инфор­ма­ци­он­но-веща­тель­ный стиль» непо­сред­ствен­но свя­за­но с мас­со­вой ком­му­ни­ка­ци­ей и исполь­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния того осо­бо­го тона раз­го­во­ра с чита­те­лем, слу­ша­те­лем, зри­те­лем, кото­рый свой­ствен каж­до­му кон­крет­но­му сред­ству мас­со­вой инфор­ма­ции — газе­те, жур­на­лу, радио­пе­ре­да­че или теле­про­грам­ме. Извест­но, что каж­дый субъ­ект СМИ «раз­го­ва­ри­ва­ет» со сво­ей ауди­то­ри­ей опре­де­лен­ным тоном, исполь­зуя для обра­ще­ния и тек­сто­вой ком­му­ни­ка­ции устой­чи­вые медиа­сти­ли­сти­че­ские и рито­ри­че­ские сред­ства. Для каче­ствен­ной газет­ной прес­сы харак­те­рен один стиль обще­ния, для попу­ляр­ной — дру­гой, стиль бри­тан­ско­го новост­но­го веща­ния отли­ча­ет­ся от сти­ля рос­сий­ских теле­но­во­стей и т. п. Подоб­но музы­каль­но­му ладу, тональ­ность того или ино­го субъ­ек­та мас­сме­диа может варьи­ро­вать­ся в зави­си­мо­сти от цело­го ряда экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, кото­рые могут отно­сить­ся к поли­ти­че­ской, исто­ри­че­ской, куль­тур­ной, идео­ло­ги­че­ской, соци­аль­ной сфе­рам. Инфор­ма­ци­он­но-веща­тель­ные сти­ли могут быть при­под­ня­то-офи­ци­аль­ны­ми, как, напри­мер, в слу­чае теле­ви­зи­он­ных ново­стей Совет­ско­го пери­о­да, пре­дель­но обез­ли­чен­ны­ми, как, напри­мер, извест­ный стрем­ле­ни­ем к объ­ек­тив­но­сти новост­ной стиль веща­ния Би-би-си, или наме­рен­но пани­брат­ски­ми, как боль­шин­ство сти­лей веду­щих раз­вле­ка­тель­ных радио- и теле­про­грамм.

2. Неоце­ни­мую роль в изу­че­нии тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции име­ет раз­ра­бо­тан­ный в рам­ках социо­ло­гии метод кон­тент-ана­ли­за, или ана­ли­за содер­жа­ния (от англ. content — содер­жа­ние). Осно­ван­ный на ста­ти­сти­че­ском под­сче­те спе­ци­аль­но выбран­ных еди­ниц тек­ста (при­чем не толь­ко вер­баль­ных), метод кон­тент-ана­ли­за предо­став­ля­ет иссле­до­ва­те­лю мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции самый широ­кий спектр воз­мож­но­стей.

Воз­ник­нув на рубе­же XIX–XX вв. в рам­ках аме­ри­кан­ской социо­ло­ги­че­ской шко­лы, метод кон­тент-ана­ли­за полу­чил свое даль­ней­шее раз­ви­тие в тру­дах Гароль­да Лас­свел­ла и Бер­нар­да Берель­со­на, внес­ших зна­чи­тель­ный вклад в раз­ра­бот­ку его базо­вых прин­ци­пов. В вышед­шей в 1927 г. кни­ге «Тех­ни­ка про­па­ган­ды в пер­вой миро­вой войне» Лас­свелл опре­де­лил суть кон­тент-ана­ли­за как мето­да, осно­ван­но­го на под­сче­те и изу­че­нии зна­ков-сим­во­лов, репре­зен­ти­ру­е­мых в тек­сте сло­вом, суж­де­ни­ем или иным семан­ти­че­ски зна­чи­мым фраг­мен­том, вклю­чая визу­аль­ный образ. А посколь­ку мель­чай­шая части­ца несет в себе свой­ства цело­го, то имен­но систем­ный ана­лиз зна­чи­мых еди­ниц тек­ста и поз­во­ля­ет выявить обыч­но скры­тые соци­аль­но-идео­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти репре­зен­ти­ру­е­мой дан­ным тек­стом дей­стви­тель­но­сти. Напри­мер, кон­тент-ана­лиз тек­стов о Рос­сии в англо­языч­ной прес­се за послед­нее деся­ти­ле­тие поз­во­ля­ет сде­лать вывод о нарас­та­нии нега­тив­ных тен­ден­ций в вос­при­я­тии обра­за Рос­сии и ее лиде­ра на Запа­де, что про­яв­ля­ет­ся в уве­ли­че­нии обще­го чис­ла тек­сто­вых фраг­мен­тов, содер­жа­щих упо­ми­на­ние КГБ, ФСБ, Лубян­ки, ста­ли­низ­ма, тота­ли­тар­но­го режи­ма, боль­ше­виз­ма и про­чих анти­де­мо­кра­ти­че­ских сим­во­лов.

Высо­кий мето­до­ло­ги­че­ский потен­ци­ал кон­тент-ана­ли­за обу­слов­лен тем, что в роли еди­ниц под­сче­та может высту­пать прак­ти­че­ски любой ком­по­нент тек­ста мас­со­вой инфор­ма­ции — как вер­баль­ный (сло­во, сло­во­со­че­та­ние, име­на поли­ти­че­ских дея­те­лей и т. д.), так и отно­ся­щий­ся к медиа­ря­ду (повто­ря­ю­щи­е­ся обра­зы, аудио- и видео­фраг­мен­ты). Такой под­ход поз­во­ля­ет соста­вить адек­ват­ное пред­став­ле­ние о соци­аль­ной реаль­но­сти, репре­зен­ти­ру­е­мой мас­сме­диа, посколь­ку медий­ный дис­курс рас­смат­ри­ва­ет­ся в каче­стве объ­ек­ти­ви­ро­ван­но­го опо­сре­до­ван­но­го отра­же­ния соци­аль­ных инте­ре­сов и поли­ти­че­ских взгля­дов сто­рон, участ­ву­ю­щих в про­цес­се мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. При­ме­ни­тель­но к тек­стам мас­со­вой инфор­ма­ции метод кон­тент-ана­ли­за поз­во­ля­ет опре­де­лить такие важ­ные с точ­ки зре­ния медиа­линг­ви­сти­ки момен­ты, как, напри­мер, частот­ные еди­ни­цы тема­ти­че­ски свя­зан­ной лек­си­ки, устой­чи­вые кол­ло­ка­ции, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные спо­со­бы ссыл­ки на источ­ник инфор­ма­ции, при­о­ри­тет­ные топи­ки новост­ных тек­стов и т. д.

3. В 70-х годах про­шло­го века боль­шое рас­про­стра­не­ние в иссле­до­ва­нии тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции полу­чил метод дис­кур­сив­но­го ана­ли­за [Mass communication… 1998]. Кон­цеп­ция дис­кур­са и раз­ра­бо­тан­ный на ее осно­ве метод дис­курс-ана­ли­за поз­во­ля­ет сосре­до­то­чить вни­ма­ние не толь­ко на внеш­них фор­маль­ных при­зна­ках тек­ста, но и, что осо­бен­но важ­но, на целом ряде экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, сопро­вож­да­ю­щих его про­из­вод­ство и акту­а­ли­за­цию. «Дис­курс (от фр. discours — речь) — это связ­ный текст в сово­куп­но­сти с экс­тра­линг­ви­сти­че­ски­ми — праг­ма­ти­че­ски­ми, соци­о­куль­тур­ны­ми, пси­хо­ло­ги­че­ски­ми и др. фак­то­ра­ми: текст, взя­тый в собы­тий­ном аспек­те; речь, рас­смат­ри­ва­е­мая как целе­на­прав­лен­ное соци­аль­ное дей­ствие, как ком­по­нент, участ­ву­ю­щий во вза­и­мо­дей­ствии людей и меха­низ­мах их созна­ния (когни­тив­ных про­цес­сах). Дис­курс — это речь, погру­жен­ная в жизнь» [Линг­ви­сти­че­ский… 1990].

Таким обра­зом, кон­цеп­ция дис­кур­са зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет воз­мож­но­сти опи­са­ния тек­ста, под­чер­ки­вая зна­чи­мость изу­че­ния экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, сопро­вож­да­ю­щих ком­му­ни­ка­цию. «Дис­курс не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко рам­ка­ми язы­ка. Он так­же изу­ча­ет все содер­жа­ние ком­му­ни­ка­ции: кто обща­ет­ся, с кем, поче­му, в каком соци­аль­ном ста­ту­се и обще­ствен­но-исто­ри­че­ской ситу­а­ции, посред­ством каких кана­лов, как вза­и­мо­дей­ству­ют раз­лич­ные типы ком­му­ни­ка­ции, задей­ство­ван­ные в акте обще­ния» [Там же].

Одним из при­ме­ров мно­го­чис­лен­ных иссле­до­ва­ний, при­ме­ня­ю­щих метод дис­курс-ана­ли­за для опи­са­ния тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции, могут слу­жить рабо­ты извест­но­го гол­ланд­ско­го уче­но­го Тео­на ван Дей­ка «Ана­лиз ново­стей как дис­кур­са» и «Струк­ту­ра ново­стей в прес­се». Рас­смат­ри­вая ново­сти как осо­бый вид дис­кур­са, ван Дейк под­чер­ки­ва­ет, что струк­ту­ры меди­а­тек­стов могут быть адек­ват­но поня­ты толь­ко в одном слу­чае: если мы будем ана­ли­зи­ро­вать их как резуль­тат когни­тив­ной и соци­аль­ной дея­тель­но­сти жур­на­ли­стов по про­из­вод­ству тек­стов и их зна­че­ний, как резуль­тат интер­пре­та­ции тек­стов чита­те­ля­ми газет и теле­зри­те­ля­ми, про­из­во­ди­мой на осно­ве опы­та их обще­ния со сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции [Dijk 1998]. Конеч­ная же цель дис­курс-ана­ли­за состо­ит в том, что­бы выявить и опи­сать обыч­но скры­тые для мас­со­вой ауди­то­рии свя­зи меж­ду язы­ком, вла­стью и идео­ло­ги­ей.

4. Доста­точ­но бли­зок к мето­ду дис­кур­сив­но­го ана­ли­за по сво­им зада­чам метод поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ки (political linguistics) — отно­си­тель­но ново­го направ­ле­ния в язы­ко­зна­нии, воз­ник­ше­го в кон­це про­шло­го века [Чуди­нов 2006]. Фор­му­ли­руя основ­ные поло­же­ния дан­но­го направ­ле­ния, линг­ви­сты исхо­ди­ли из того, что зна­ки язы­ка и спо­со­бы их акту­а­ли­за­ции не носят ней­траль­но­го харак­те­ра. Они осо­бо под­чер­ки­ва­ют необ­хо­ди­мость выяв­ле­ния и опи­са­ния идео­ло­ги­че­ских средств воз­дей­ствия, неиз­беж­но при­сут­ству­ю­щих в каж­дом про­из­ве­де­нии медиа­ре­чи. Таким обра­зом, цель мето­да поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ки состо­ит в обна­ру­же­нии и изу­че­нии идео­ло­ги­че­ски окра­шен­ных ком­по­нен­тов тек­ста. При этом осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся имен­но ана­ли­зу тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции как тек­стов по при­ро­де сво­ей глу­бо­ко идео­ло­ги­зи­ро­ван­ных. Напри­мер, про­стое срав­не­ние двух вер­сий газет­ных заго­лов­ков, посвя­щен­ных одно­му и тому же собы­тию, — «Ком­па­ния IBM закры­ва­ет завод. Рабо­чие про­те­сту­ют» и «Рабо­чие выра­жа­ют недо­воль­ство закры­ти­ем заво­да IBM» — поз­во­ля­ет сде­лать опре­де­лен­ные выво­ды о раз­ной рас­ста­нов­ке идео­ло­ги­че­ских акцен­тов. В пер­вом вари­ан­те заго­лов­ка основ­ная ответ­ствен­ность за закры­тие заво­да воз­ла­га­ет­ся на ком­па­нию, во вто­ром пере­ме­ще­ние сло­ва рабо­чие в нача­ло пред­ло­же­ния и заме­на гла­го­ла закры­ва­ет суще­стви­тель­ным закры­тие поз­во­ля­ет сме­стить акцент с дей­ствий ком­па­нии на дей­ствия самих рабо­чих.

5. Боль­шое вни­ма­ние изу­че­нию тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции уде­ля­ет­ся так­же в рам­ках когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, основ­ная зада­ча кото­рой состо­ит в соот­не­се­нии раз­лич­ных язы­ко­вых про­цес­сов с когни­тив­ны­ми спо­со­ба­ми вос­при­я­тия и обра­бот­ки инфор­ма­ции. Рас­смат­ри­вая язык в каче­стве когни­тив­но­го инстру­мен­та для репре­зен­та­ции и коди­ро­ва­ния дей­стви­тель­но­сти, когни­ти­ви­сты иссле­ду­ют меди­а­тек­сты как в свя­зи с общи­ми про­бле­ма­ми кате­го­ри­за­ции и кон­цеп­ту­а­ли­за­ции, так и в свя­зи с вопро­са­ми язы­ко­вой кар­ти­ны мира. Важ­ней­шим объ­ек­том иссле­до­ва­ния в когни­тив­ной линг­ви­сти­ке явля­ет­ся кон­цепт. Кон­цеп­ты — это мен­таль­ные сущ­но­сти, кото­рые име­ют назва­ние в язы­ке и отра­жа­ют куль­тур­но-наци­о­наль­ное пред­став­ле­ние чело­ве­ка о мире. При­ме­няя мето­ды когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, мож­но выяс­нить зна­че­ние и спо­со­бы репре­зен­та­ции самых раз­ных кон­цеп­тов в медиа­ре­чи. Про­бле­мы муль­ти­куль­тур­но­го обще­ства, имми­гра­ция, рели­ги­оз­ные кон­флик­ты, отно­ше­ние к окру­жа­ю­щей сре­де, ген­дер­ная про­бле­ма­ти­ка — когни­тив­ный ана­лиз этих посто­ян­но осве­ща­е­мых сред­ства­ми мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции тем поз­во­ля­ет понять, как скла­ды­ва­ет­ся общая инфор­ма­ци­он­ная кар­ти­на мира, в чем про­яв­ля­ет­ся наци­о­наль­но-куль­тур­ная спе­ци­фи­ка меди­а­ланд­шаф­тов кон­крет­ных стран. Имен­но поэто­му с точ­ки зре­ния когни­тив­ной линг­ви­сти­ки суще­ствен­ное зна­че­ние име­ет тема­ти­че­ская орга­ни­за­ция инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, выра­жен­ная в опре­де­лен­ном набо­ре устой­чи­вых меди­а­то­пи­ков и отра­жа­ю­щая куль­ту­ро-спе­ци­фич­ные осо­бен­но­сти медиа­по­то­ка.

Когни­тив­ный под­ход поз­во­ля­ет так­же отве­тить на важ­ней­ший вопрос о спо­со­бах вза­и­мо­дей­ствия меж­ду реаль­ной дей­стви­тель­но­стью и ее медий­ной репре­зен­та­ци­ей. Дело в том, что когни­тив­ное осво­е­ние реаль­но­сти во мно­гом зави­сит от тех вер­сий и интер­пре­та­ций, кото­рые про­из­во­дят­ся и рас­про­стра­ня­ют­ся по кана­лам мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Меха­низм функ­ци­о­ни­ро­ва­ния СМИ пред­по­ла­га­ет не толь­ко и даже не столь­ко отра­же­ние окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, сколь­ко, и это гораз­до более важ­но, ее интер­пре­та­цию, ком­мен­та­рий, оцен­ку, спо­соб­ству­ю­щие созда­нию опре­де­лен­но­го идео­ло­ги­че­ско­го фона.

Спо­соб­ность мас­сме­диа вли­ять на обще­ствен­ное и инди­ви­ду­аль­ное созна­ние с помо­щью идео­ло­ги­зи­ро­ван­ных кон­цеп­тов и интер­пре­та­ций, отра­жа­ю­щих опре­де­лен­ные систе­мы цен­но­стей и отно­ше­ний, отме­ча­ет­ся мно­ги­ми иссле­до­ва­те­ля­ми. Дан­ное свой­ство в боль­шей сте­пе­ни при­су­ще новост­ным и инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ским меди­а­тек­стам, осо­бен­но­сти линг­во­сти­ли­сти­че­ско­го рисун­ка кото­рых пере­да­ют идео­ло­ги­че­ские раз­ли­чия в оформ­ле­нии смыс­лов. Так, даже поверх­ност­ное срав­не­ние новост­ных и ана­ли­ти­че­ских тек­стов из раз­ных меди­а­и­сточ­ни­ков вызы­ва­ет ощу­ще­ние того, что каж­дый текст име­ет свое осо­бое зву­ча­ние, тональ­ность кото­ро­го обу­слов­ле­на мно­ги­ми фак­то­ра­ми, в том чис­ле и раз­ли­чи­я­ми в идео­ло­ги­че­ской под­ос­но­ве.

Моде­ли­ро­ва­ние меха­низ­ма отоб­ра­же­ния реаль­ных собы­тий сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции поз­во­ля­ет выде­лить три основ­ных типа медиа­пре­зен­та­ций, кото­рые услов­но мож­но обо­зна­чить как отра­же­ние, рекон­струк­ция, миф [Доб­рос­клон­ская 2008].

Отра­же­ние пред­по­ла­га­ет наи­бо­лее точ­ное, мак­си­маль­но при­бли­жен­ное к реаль­но­сти вос­про­из­ве­де­ние собы­тий. При­ме­ром тако­го типа медиа­пре­зен­та­ции могут слу­жить новост­ные меди­а­тек­сты, в кото­рых мак­си­маль­но объ­ек­тив­но и досто­вер­но осве­ща­ют­ся те или иные собы­тия, в том чис­ле и собы­тия поли­ти­че­ские. Харак­тер­ным при­зна­ком дан­но­го типа медиа­пре­зен­та­ции на линг­ви­сти­че­ском уровне явля­ет­ся боль­шое коли­че­ство цитат­ной речи, вос­про­из­ве­де­ние целых фраг­мен­тов из речей и выступ­ле­ний поли­ти­ков, обя­за­тель­ное нали­чие ссы­лок на источ­ник инфор­ма­ции и фак­ти­че­ское отсут­ствие ана­ли­ти­че­ски-ком­мен­ти­ру­ю­ще­го и оце­ноч­но­го ком­по­нен­тов.

Рекон­струк­ция допус­ка­ет бо́льшую сво­бо­ду интер­пре­та­ции со сто­ро­ны СМИ: реаль­ное собы­тие зано­во «кон­стру­и­ру­ет­ся» в медий­ном про­стран­стве на осно­ве тех или иных поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ских уста­но­вок. Поэто­му отли­чи­тель­ным при­зна­ком медиа­ре­кон­струк­ции счи­та­ет­ся как раз при­сут­ствие ана­ли­ти­че­ски-ком­мен­ти­ру­ю­щей и идео­ло­ги­че­ски-оце­ноч­ной части, на что, в част­но­сти, ука­зы­ва­ет извест­ный иссле­до­ва­тель медиа­дис­кур­са Теон Ван Дейк в сво­ей кни­ге «Идео­ло­гия: меж­дис­ци­пли­нар­ный под­ход»: «Собы­тия и явле­ния не обла­да­ют зна­че­ни­ем сами по себе, эти зна­че­ния кон­стру­и­ру­ют­ся при сооб­ще­нии о собы­ти­ях на осно­ве вза­и­мо­дей­ствия мно­гих соци­аль­но-идео­ло­ги­че­ских фак­то­ров — клас­со­вой при­над­леж­но­сти, ген­де­ра, расы, куль­ту­ры, поли­ти­че­ских убеж­де­ний…» и т. д. [Dijk 1998: 27].

Тре­тий тип медиа­пре­зен­та­ции — миф — пред­став­ля­ет собой целе­на­прав­лен­но создан­ный, часто весь­ма отда­лен­ный от реаль­ной дей­стви­тель­но­сти, образ собы­тия. Основ­ной чер­той меди­а­ми­фа явля­ет­ся его «задан­ность», направ­лен­ная на ока­за­ние опре­де­лен­но­го идео­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия, на дости­же­ние тех или иных поли­ти­че­ских целей.

6. Для изу­че­ния куль­ту­ро­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей меди­а­тек­стов совер­шен­но неза­ме­ним метод линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, появив­ший­ся в 90-х годах про­шло­го века в рам­ках кон­цеп­ции линг­во­куль­ту­ры, кото­рая отра­жа­ет нераз­рыв­ную связь меж­ду наци­о­наль­ным язы­ком и куль­ту­рой, под­чер­ки­вая их орга­нич­ное един­ство и целост­ность. Зна­че­ние линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го мето­да для ана­ли­за тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции оче­вид­но, посколь­ку весь кор­пус медиа­ре­чи явля­ет­ся важ­ней­шим ком­по­нен­том совре­мен­ной куль­ту­ры. Меди­а­тек­сты насы­ще­ны куль­ту­розна­чи­мой инфор­ма­ци­ей, в них фик­си­ру­ют­ся и отра­жа­ют­ся как общие, так и спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния наци­о­наль­ных язы­ков и куль­тур. Имен­но поэто­му выяв­ле­ние и опи­са­ние куль­ту­розна­чи­мых ком­по­нен­тов медиа­ре­чи ока­зы­ва­ет­ся сего­дня одной из важ­ней­ших иссле­до­ва­тель­ских задач. Гово­ря о куль­ту­ро­обу­слов­лен­ных эле­мен­тах тек­ста, мы име­ем в виду самый широ­кий круг еди­ниц: от слов, обо­зна­ча­ю­щих реа­лии (Кремль, Белый дом, Биг-Бен, Би-би-си), куль­ту­ро­спе­ци­фи­че­ской и без­эк­ви­ва­лент­ной лек­си­ки (дача, глас­ность, чел­но­ки) до заим­ство­ва­ний и вкрап­ле­ния в текст ино­стран­ных слов и выра­же­ний (fin de ciecle, haute couture и т.д.). Нель­зя не отме­тить при­клад­ное зна­че­ние линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, посколь­ку его резуль­та­том явля­ет­ся обна­ру­же­ние и разъ­яс­не­ние куль­ту­розна­чи­мых еди­ниц, столь необ­хо­ди­мых для состав­ле­ния куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ком­мен­та­рия.

Логи­че­ским про­дол­же­ни­ем линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го мето­да мож­но счи­тать метод куль­ту­ро­ло­ги­че­ский, кото­рый пере­но­сит вни­ма­ние иссле­до­ва­те­ля на экс­тра­линг­ви­сти­че­ские аспек­ты тек­ста — куль­ту­ро­обу­слов­лен­ные обра­зы, аудио- или видео­фраг­мен­ты. С его помо­щью мож­но отве­тить на такие вопро­сы, как, напри­мер: поче­му в про­грам­мах бри­тан­ско­го теле­ви­де­ния обя­за­тель­но долж­ны участ­во­вать пред­ста­ви­те­ли всех рас, чем вызва­на дис­кус­сия о ноше­нии хеджа­ба, в чем кор­ни «кари­ка­тур­но­го скан­да­ла» в Дании? Кро­ме того, метод куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за име­ет боль­шой срав­ни­тель­но-сопо­ста­ви­тель­ный потен­ци­ал, поз­во­ляя срав­ни­вать то, как ана­ло­гич­ные темы и обра­зы акту­а­ли­зи­ру­ют­ся в медиа­дис­кур­се раз­ных стран.

7. Наря­ду с пере­чис­лен­ны­ми мето­да­ми ана­ли­ти­че­ский аппа­рат медиа­линг­ви­сти­ки вклю­ча­ет в себя и метод соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ский, суть кото­ро­го состо­ит в обна­ру­же­нии и опи­са­нии зако­но­мер­но­стей вза­и­мо­дей­ствия вер­баль­но­го и медий­но­го уров­ней меди­а­тек­ста, в изу­че­нии осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния зна­ков каж­до­го уров­ня, а так­же раз­лич­ных вари­ан­тов их ком­би­на­ций: сло­во — звук — изоб­ра­же­ние, сло­во — гра­фи­че­ское оформ­ле­ние — образ и т. д. При этом необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что вер­баль­ный и медий­ный уров­ни тек­ста могут соче­тать­ся на осно­ве раз­лич­ных прин­ци­пов — иллю­стра­ции, допол­не­ния, уси­ле­ния, кон­тра­ста, столк­но­ве­ния смыс­лов и пр., созда­вая опре­де­лен­ные эффек­ты и уси­ли­вая воз­дей­ствие на ауди­то­рию. В рам­ках медиа­линг­ви­сти­че­ско­го под­хо­да мето­ди­ка ана­ли­за меди­а­тек­стов как объ­ем­но­го мно­го­уров­не­го явле­ния допол­ня­ет­ся устой­чи­вой систе­мой пара­мет­ров, кото­рая поз­во­ля­ет дать пре­дель­но точ­ное опи­са­ние того или ино­го меди­а­тек­ста с точ­ки зре­ния осо­бен­но­стей его про­из­вод­ства, кана­ла рас­про­стра­не­ния и линг­во­фор­мат­ных при­зна­ков. Назван­ная систе­ма вклю­ча­ет такие суще­ствен­ные пара­мет­ры, как спо­соб про­из­вод­ства тек­ста (автор­ский — кол­ле­ги­аль­ный), фор­му созда­ния и фор­му вос­про­из­ве­де­ния (уст­ная — пись­мен­ная), канал рас­про­стра­не­ния (сред­ство мас­со­вой инфор­ма­ции — носи­тель), функ­ци­о­наль­но-жан­ро­вый тип тек­ста (ново­сти, ком­мен­та­рий, пуб­ли­ци­сти­ка (features), рекла­ма), тема­ти­че­скую доми­нан­ту или при­над­леж­ность к тому или ино­му устой­чи­во­му меди­а­то­пи­ку.

Ана­лиз. Рас­смот­рев груп­пы мето­дов, состав­ля­ю­щих инте­гри­ро­ван­ный под­ход, обра­тим­ся теперь к спе­ци­фи­ке ана­ли­за видео-вер­баль­ных меди­а­тек­стов. Для обо­зна­че­ния тек­стов, осно­ван­ных на соеди­не­нии визу­аль­ной (видео-) и вер­баль­ной состав­ля­ю­щих, в совре­мен­ном науч­ном оби­хо­де исполь­зу­ет­ся целый ряд тер­ми­нов: кре­о­ли­зо­ван­ные, гибрид­ные, видео-вер­баль­ные, поли­ко­до­вые, муль­ти­мо­даль­ные, кон­вер­гент­ные, — диф­фе­рен­ци­а­ция в упо­треб­ле­нии кото­рых отра­жа­ет их семан­ти­че­ские оттен­ки. Так, тер­ми­ны кре­о­ли­зо­ван­ные и поли­ко­до­вые тек­сты чаще все­го при­ме­ня­ют­ся для опи­са­ния печат­ной медиа­про­дук­ции, осно­ван­ной на соче­та­нии сло­вес­ной и иллю­стра­тив­ной части — пла­ка­тов, рекла­мы, газет­но-жур­наль­ных мате­ри­а­лов. Тер­ми­ны муль­ти­мо­даль­ные и кон­вер­гент­ные тек­сты, как пра­ви­ло, исполь­зу­ют­ся при ана­ли­зе меди­а­кон­тен­та в про­стран­стве Интер­не­та, обо­зна­чая инте­гри­ро­ван­ное соче­та­ние воз­мож­но­стей раз­лич­ных СМИ. Тер­мин видео-вер­баль­ные тек­сты носит более уни­вер­саль­ный харак­тер, ука­зы­вая на соеди­не­ние видео­ря­да и сло­вес­ных эле­мен­тов, при этом при­о­ри­тет­ное зна­че­ние видео­ря­да под­чер­ки­ва­ет­ся началь­ной пози­ци­ей ком­по­нен­та видео-. Как уже гово­ри­лось выше, кате­го­рия видео-вер­баль­ных тек­стов охва­ты­ва­ет широ­кий спектр меди­а­тек­стов, в осно­ве кото­рых лежит соеди­не­ние визу­аль­ной (видео-) и сло­вес­ной частей, — от раз­лич­ных форм печат­ных СМИ (пла­ка­ты, газе­ты, жур­на­лы, рекла­ма) до раз­но­об­раз­ной про­дук­ции теле­ви­де­ния и кино­ин­ду­стрии, вклю­чая ново­сти, худо­же­ствен­ные филь­мы и доку­мен­та­ли­сти­ку.

Такая «двой­ствен­ная» при­ро­да видео-вер­баль­ных тек­стов опре­де­ля­ет и саму мето­ди­ку их ана­ли­за, кото­рая осно­вы­ва­ет­ся на инте­гра­ции трех состав­ля­ю­щих: 1) систем­но­го изу­че­ния вер­баль­ной части с при­ме­не­ни­ем всех опи­сан­ных выше мето­дов линг­ви­сти­че­ско­го и тек­сто­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за; 2) ком­плекс­но­го изу­че­ния «видео­ря­да», или инте­гри­ро­ван­ных в текст визу­аль­ных обра­зов; 3) ана­ли­за соче­та­ния сло­вес­ной и визу­аль­ной частей меди­а­тек­ста, раз­лич­ны­ми вари­ан­та­ми кото­ро­го и обу­слов­лен сам про­цесс смыс­ло­об­ра­зо­ва­ния.

В функ­ци­о­наль­ном плане, ина­че гово­ря при отве­те на вопрос, какую функ­цию выпол­ня­ет визу­аль­ная часть по отно­ше­нию к вер­баль­ной, всё мно­же­ство воз­мож­ных вари­ан­тов инте­гра­ции видео-вер­баль­ных ком­по­нен­тов меди­а­тек­ста есте­ствен­но рас­па­да­ет­ся на пять типов. К ним отно­сят­ся: 1) иллю­стра­ция, 2) допол­не­ние, 3) кон­траст (наме­рен­ное столк­но­ве­ние зна­че­ний вер­баль­но­го и медиа­ря­да), 4) кон­но­та­ция (созда­ние допол­ни­тель­ных смыс­лов) и 5) ассо­ци­а­ция (обра­ще­ния к базо­вым фоно­вым зна­ни­ям для созда­ния допол­ни­тель­ных смыс­лов). Оста­но­вим­ся подроб­нее на каж­дом.

Наи­бо­лее про­зрач­ной в плане пере­да­чи зна­че­ния явля­ет­ся иллю­стра­ция, цель кото­рой состо­ит в том, что­бы про­сто про­ил­лю­стри­ро­вать то, что выра­же­но в сло­вес­ной части тек­ста, не созда­вая при этом ника­ких допол­ни­тель­ных смыс­лов и кон­но­та­ций. При­ме­ры тако­го типа соеди­не­ния вер­баль­ных и визу­аль­ных ком­по­нен­тов часто встре­ча­ют­ся в новост­ном дис­кур­се, в част­но­сти, в сюже­тах офи­ци­аль­но­го харак­те­ра о засе­да­ни­ях пра­ви­тель­ства, встре­чах поли­ти­че­ских лиде­ров, кон­фе­рен­ци­ях, про­ис­ше­стви­ях, при­род­ных ката­клиз­мах и т. п., т. е. в текстах, тре­бу­ю­щих от жур­на­ли­ста демон­стра­ции мак­си­маль­ной объ­ек­тив­но­сти. Хотя и здесь не всё так про­сто, прак­ти­че­ски все­гда иллю­стра­ция отра­жа­ет поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­скую направ­лен­ность того или ино­го СМИ, что осо­бен­но ярко про­яв­ля­ет­ся при срав­не­нии фото­гра­фий лиде­ров госу­дарств в наци­о­наль­ных и зару­беж­ных медиа. Напри­мер, боль­шин­ство фото­гра­фий Вла­ди­ми­ра Пути­на в бри­тан­ской каче­ствен­ной прес­се замет­но отли­ча­ют­ся от тех, кото­рые исполь­зу­ют­ся в рос­сий­ской: редак­то­рам важ­но про­ил­лю­стри­ро­вать тот нега­тив­ный, часто агрес­сив­ный образ Рос­сии, кото­рый весь­ма рас­про­стра­нен в запад­ных СМИ. Сто­ит, напри­мер, взгля­нуть на фото из газе­ты “The Daily Telegraph” (рис. 2), сопро­вож­да­ю­щее ста­тью о при­со­еди­не­нии Кры­ма к Рос­сии в мар­те 2014 г. (URL: http://​www​.telegraph​.co​.uk/​n​e​w​s​/​w​o​r​l​d​n​e​w​s​/​v​l​a​d​i​m​i​r​-​p​u​t​i​n​/​9​1​0​1​7​9​2​/​V​l​a​d​i​m​i​r​-​P​u​t​i​n​-​i​n​v​o​k​e​s​-​N​a​p​o​l​e​o​n​-​i​n​v​a​s​i​o​n​-​o​f​-​R​u​s​s​i​a​-​i​n​-​p​a​t​r​i​o​t​i​c​-​c​a​l​l​.​h​tml).

http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/vladimir-putin/9101792/Vladimir-Putin-invokes-Napoleon-invasion-of-Russia-in-patriotic-call.html. Журнал Медиалингвистика
Рис. 2

Сле­ду­ю­щий тип — допол­не­ние — пред­по­ла­га­ет исполь­зо­ва­ние вспо­мо­га­тель­ных визу­аль­ных ком­по­нен­тов, спо­соб­ству­ю­щих реа­ли­за­ции общей ком­му­ни­ка­тив­ной зада­чи, напри­мер, таб­лиц, гра­фи­ков, демон­стра­цию допол­ни­тель­ных доку­мен­таль­ных мате­ри­а­лов, при­вле­че­ние мне­ний экс­пер­тов, ком­мен­ти­ру­ю­щих новост­ной сюжет или иной теле­ви­зи­он­ный мате­ри­ал.

Соче­та­ние сло­вес­но­го ком­мен­та­рия и видео­ря­да по типу кон­тра­ста, пожа­луй, один из самых излюб­лен­ных жур­на­лист­ских при­е­мов, исполь­зу­е­мых для ока­за­ния воз­дей­ствия на зри­те­ля. Он ино­гда встре­ча­ет­ся в новост­ном дис­кур­се и доволь­но часто в инфор­ма­ци­он­ной ана­ли­ти­ке, когда репор­тер наме­рен­но стал­ки­ва­ет ней­траль­ный вер­баль­ный текст с кон­тра­сти­ру­ю­щим видео­ря­дом. Напри­мер, сооб­ще­ние о пло­до­твор­но про­шед­шем засе­да­нии Гос­ду­мы сопро­вож­да­ет­ся кад­ра­ми спя­щих или зани­ма­ю­щих­ся сво­и­ми дела­ми депу­та­тов, а видео­сю­жет о дра­ке в Вер­хов­ной Раде идет на фоне ком­мен­та­рия о кон­струк­тив­ном обсуж­де­нии укра­ин­ски­ми депу­та­та­ми эко­но­ми­че­ских про­блем.

Тип кон­но­та­ция осно­ван на исполь­зо­ва­нии видео­ря­да для созда­ния допол­ни­тель­ных зна­че­ний и смыс­лов, это такой импли­цит­ный спо­соб семан­ти­че­ско­го рас­ши­ре­ния, при кото­ром часть сооб­ще­ния пере­да­ёт­ся с помо­щью извест­ных куль­тур­ных кодов и сим­во­лов, при­да­вая меди­а­тек­сту те или иные куль­ту­ро­спе­ци­фи­че­ские и поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ские оттен­ки. Напри­мер, раз­ме­щен­ное на облож­ке извест­но­го бри­тан­ско­го жур­на­ла “The Economist” изоб­ра­же­ние Пути­на с запра­воч­ным шлан­гом в руках (рис. 3) неод­но­знач­но гово­рит о вли­я­нии Рос­сии на миро­вой топ­лив­но-энер­ги­че­ский рынок (URL: http://​www​.economist​.com/ printedition/2006–12-16).

http://www.economist.com/printedition/2006-12-16. Журнал Медиалингвистика
Рис. 3

Тес­но свя­зан с кон­но­та­ци­ей и тип ассо­ци­а­ция, осно­ван­ный на том, что визу­аль­ный ком­по­нент меди­а­тек­ста вызы­ва­ет целый ряд куль­ту­ро-обу­слов­лен­ных ассо­ци­а­ций. Такой при­ем часто исполь­зу­ет­ся в кино, как в доку­мен­таль­ном, так и в худо­же­ствен­ном, когда воз­дей­ствие и созда­ние допол­ни­тель­ных смыс­лов осу­ществ­ля­ет­ся путем скры­то­го, импли­цит­но­го, или пря­мо­го цити­ро­ва­ния хоро­шо извест­ных визу­аль­ных обра­зов и тек­сто­вых фраг­мен­тов. 

Важ­но так­же отме­тить, что все рас­смот­рен­ные типы соеди­не­ния вза­и­мо­свя­за­ны и, как пра­ви­ло, встре­ча­ют­ся в раз­лич­ных соче­та­ни­ях: ассо­ци­а­ция — иллю­стра­ция, кон­но­та­ция — кон­траст и т. д. Так, в при­во­ди­мом ниже при­ме­ре извест­ная фра­за «Откры­вай­те, идет демо­кра­тия» (рис. 4), иро­нич­но исполь­зу­е­мая для опи­са­ния внеш­ней поли­ти­ки США, раз­ме­ще­на на фоне вла­мы­ва­ю­щих­ся в жили­ще воен­ных. Здесь созда­ние допол­ни­тель­но­го смыс­ла осно­ва­но на соче­та­нии ассо­ци­а­ции и кон­тра­ста (URL: https://yandex.ru/images/search?text=open%20up% 20democracy%20is%20coming&img_url).

https://yandex.ru/images/search?text=open%20up%20democracy%20is%20coming&img_url. Журнал Медиалингвистика
Рис. 4

Выво­ды. Итак, мето­до­ло­гия ана­ли­за видео-вер­баль­ных тек­стов, осно­ван­ная на соеди­не­нии визу­аль­ной (видео-) и сло­вес­ной частей, — от раз­лич­ных форм печат­ных СМИ (пла­ка­ты, газе­ты, жур­на­лы, рекла­ма) до бес­ко­неч­но­го раз­но­об­ра­зия про­дук­ции теле­ви­де­ния и кино­ин­ду­стрии, осно­вы­ва­ет­ся на инте­гри­ро­ван­ном под­хо­де, раз­ра­бо­тан­ном в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки и вклю­ча­ет в себя широ­кий спектр мето­дов тек­сто­ло­ги­че­ско­го и экс­тра­линг­ви­сти­че­ско­го ана­ли­за.

«Двой­ствен­ная» при­ро­да видео-вер­баль­ных тек­стов опре­де­ля­ет и саму спе­ци­фи­ку про­це­ду­ры их рас­смот­ре­ния, кото­рая осно­вы­ва­ет­ся на инте­гра­ции трех состав­ля­ю­щих: систем­но­го изу­че­ния вер­баль­ной части с при­ме­не­ни­ем всех мето­дов линг­ви­сти­че­ско­го и тек­сто­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за; ком­плекс­но­го изу­че­ния инте­гри­ро­ван­ных в текст визу­аль­ных обра­зов и ана­ли­за соче­та­ния сло­вес­ной и визу­аль­ной частей меди­а­тек­ста, раз­лич­ны­ми вари­ан­та­ми кото­ро­го (иллю­стра­ция, допол­не­ние, кон­траст, кон­но­та­ция, ассо­ци­а­ция) и обу­слов­лен сам про­цесс смыс­ло­об­ра­зо­ва­ния.

© Доб­рос­клон­ская Т. Г., 2016

Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация: на матер. креолизованных текстов. М.: Академия, 2003.

Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов. М.: URSS, 2005. 

Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М. : Флинта; Наука, 2008. 

Кириллова Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. М.: Академ. Проект, 2006.

Лаптева О. А. Живая русская речь с телеэкрана. М.: URSS, 2000.

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1990.

Назаров М. В. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: URSS, 2000.

Наука телевидения: науч. альманах. Вып. 9. М.: Гуманитар. ин-т телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина, 2012.

Пойманова О. В. Семантическое пространство видеовербального текста: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1997.

 Рязанцева Т. И. Гипертекст и электронная коммуникация. М.: URSS, 2009.

Сметанина С. А. Медиатекст в системе культуры. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.

Чудинов А.П. Политическая лингвистика. М.: Флинта; Наука, 2006.

Экранная культура: теорет. проблемы: сб. статей / под ред. К. Э. Разлогова, СПб.: Дмитрий Буланин, 2012.

Analysing media texts // ed. by M. Gillespie, J. Toynbee. Oxford: OUP, 2006.

Dijk, Teun van. Ideology: multidisciplinary approach. London: Sage, 1998.

Mass communication research methods. London: Sage, 1998.

Analysing media texts // ed. by M. Gillespie, J. Toynbee. Oxford: OUP, 2006.

Anisimova E. E. Linguistics of text and intercultural communication [Lingvistika texta i mezhkulturnaya kommunikatsiya: na mater. kreolizovannykh textov]. Moscow: Akademia, 2003. 

Chudinov A. P. Political linguistics [Politicheskaya lingvistika]. Moscow: Flinta; Nauka, 2006.

Dijk, Teun van. Ideology: multidisciplinary approach. London: Sage, 1998.

Dobrosklonskaya T. G. Aspects of studying mediatexts [Voprosy izucheniya mediatextov]. Moscow: URSS, 2005. 

Dobrosklonskaya T. G. Medialinguistics: a sysyematic approach to the study of media language. [Medialingvistika: sistemniy podhod k izucheniuy yazyka SMI]. Moscow: Flinta; Nauka, 2008. 

Kirillova N. B. Media culture: from modernity to postmodernity [Mediakultura: ot moderna k postmodernu] Moscow: Academ. Project, 2006.

Lapteva О. А. Live Russian speech on TV screen [Zhivaya russkaya rech s teleekrana]. Moscow: URSS, 2000.

Linguistic encyclopedic dictionary [Lingvisticheskiy entciklopedicheskiy slovar]. Moscow: 1990.

Mass communication research methods. London: Sage, 1998.

Nazarov М. V. Mass communication in contemporary world: methods of analysis and research practices [Massovaya kommunikatsiya v sovremennom mire: metodologiya analiza i praktika issledovaniy]. Moscow: URSS, 2000

Poymanova O. V. Semantic space of video-verbal texts [Semanticheskoye prostranstvo videoverbalnykh nextov: avyoref. dis. … kand. filol. nauk]. Moscow: 1997. 

Ryazantseva T. I. Hypertext and electronic communication [Gipertext i elektronnaya kommunikatsiya]. Moscow: URSS, 2009.

Screen culture; theoret. problems [Ekrannaya kultura: teoret. problemy]: a collect. of articles / ed. by К. E. Razlogov. St Petersburg, 2012.

Smetanina S. A. Mediatext within the system of culture [Mediatext v sisteme kultury]. St Petersburg, 2002.

The science of television [Nauka televideniya]: sci. bul. Is. 9. Moscow: Institute of television and radiobroadcasting named after M. A. Litovchenko, 2012.