Четверг, Апрель 18Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА В СВЕТЕ АКСИОЛОГИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ

Рецензия на монографию: Буряковская В. А. Коммуникативные характеристики массовой культуры в медийном дискурсе. Монография. Волгоград: изд-во ВГСПУ «Перемена», 2014. 228 с. 

Рецензия посвящена монографии, в которой продемонстрирован медийный, наднациональный характер современной массовой культуры на основании анализа дискурсивной речевой деятельности в массмедиа в свете аксиологической лингвистики. Выводы автора монографии поддерживаются интересным и масштабным свободным ассоциативным экспериментом.

POPULAR CULTURE IN THE LIGHT 
OF AXIOLOGICAL LINGUISTICS 

Review of the monograph: Buryakovskaya V. A. communicative characteristics of popular culture in the media discourse. Volgograd: Publ. VGSPU “Change”, 2014. 228 p. 

Review of the monograph, which demonstrated the media, supranational character of modern mass culture based on an analysis of discursive speech activity in the media in the light of axiological linguistics. The author’s conclusions are supported by the monograph interesting and ambitious free associative experiment.

Наталья Сергеевна Цветова, доктор филологических наук, профессор кафедры речевой коммуникации Санкт-Петербургского государственного университета 

E-mail: cvetova@mail.ru

Natalja Sergeevna Tsvetova, PhD, Professor of the Chair of Speech Communication, St Petersburg State University 

E-mail: cvetova@mail.ru

Цветова Н. С. Массовая культура в свете аксиологической лингвистики. Рецензия на монографию: Буряковская В. А. Коммуникативные характеристики массовой культуры в медийном дискурсе. Монография. Волгоград: изд-во ВГСПУ "Перемена", 2014. 228 С. // Медиалингвистика. 2015. № 2 (8). С. 119–122. URL: https://medialing.ru/massovaya-kultura-v-svete-aksiologicheskoj-lingvistiki/ (дата обращения: 18.04.2019).

Tsvetova N. S. Popular culture in the axiological linguistics. Review of the monograph: Buryakovskaya V. A. Communicative characteristics of popular culture in the media discourse. Monograph. Volgograd: publ. VGSPU “Change”, 2014. 228 p. // Media Linguistics, 2015, No. 2 (8), pp. 119–122. Available at: https://medialing.ru/massovaya-kultura-v-svete-aksiologicheskoj-lingvistiki/ (accessed: 18.04.2019). (In Russian)

УДК 81-139 
ББК 81’1 
ГРНТИ 16.21.33 
КОД ВАК 10.01.10

В. А. Буря­ков­ская пред­ла­га­ет вни­ма­нию ауди­то­рии срав­ни­тель­но-сопо­ста­ви­тель­ное иссле­до­ва­ние медиа­линг­ви­сти­че­ских харак­те­ри­стик мас­со­вой куль­ту­ры, свой­ствен­ных мас­со­вой куль­ту­ре спе­ци­фи­че­ских ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик. Акту­аль­ность этой серьез­ной пуб­ли­ка­ции, кото­рая долж­на быть заме­че­на науч­ным сооб­ще­ством, моти­ви­ру­ет­ся, в первую оче­редь, гло­баль­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми совре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры. Клю­че­вой из этих харак­те­ри­стик, по мне­нию авто­ра моно­гра­фии, явля­ет­ся «медий­ность совре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры, харак­тер­ная для сего­дняш­не­го эта­па раз­ви­тия чело­ве­че­ско­го обще­ства» (с. 56)1, спо­соб­ству­ю­щая «заим­ство­ва­нию» и пере­не­се­нию черт послед­ней на все типы СМИ. Самая зна­чи­тель­ная, на наш взгляд, осо­бен­ность рецен­зи­ру­е­мо­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­ет­ся в соот­вет­ствии его совре­мен­ным ком­па­ра­ти­вист­ским устрем­ле­ни­ям миро­вой гума­ни­тар­ной науч­ной мыс­ли, кото­рое под­чер­ки­ва­ет­ся в фор­му­ли­ров­ке постав­лен­ной цели — выяв­ле­ние, «уста­нов­ле­ние ком­му­ни­ка­тив­ных харак­те­ри­стик мас­со­вой куль­ту­ры в совре­мен­ном рус­ско- и англо­языч­ном медий­ном дис­кур­се с пози­ций семи­о­ти­ки, праг­ма­линг­ви­сти­ки, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии и дис­кур­со­ло­гии» (с. 5).

Кро­ме того, необ­хо­ди­мо отме­тить, что автор рабо­тал с весь­ма раз­но­об­раз­ным мате­ри­а­лом — с меди­а­тек­ста­ми раз­ной жан­ро­вой направ­лен­но­сти, пред­став­лен­ны­ми в глян­це­вых и дет­ских жур­на­лах, со спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми интер­нет-сай­та­ми, с газет­ной и теле­ви­зи­он­ной про­дук­ци­ей. В. А. Буря­ков­ской было про­ана­ли­зи­ро­ва­но более 3000 тек­стов, опуб­ли­ко­ван­ных в тече­ние семи лет. Кро­ме того, к ана­ли­зу при­вле­ка­лись при­ме­ры из Наци­о­наль­но­го кор­пу­са рус­ско­го язы­ка и Бри­тан­ско­го наци­о­наль­но­го кор­пу­са, а так­же дан­ные тол­ко­вых и энцик­ло­пе­ди­че­ских сло­ва­рей, сло­ва­рей сино­ни­мов и эпи­те­тов, мате­ри­а­лы анке­ти­ро­ва­ния, осу­ществ­лен­но­го самой иссле­до­ва­тель­ни­цей. На таком вну­ши­тель­ном по объ­е­му и раз­но­об­раз­ном эмпи­ри­че­ском мате­ри­а­ле иссле­до­ва­те­лю уда­лось про­де­мон­стри­ро­вать необ­хо­ди­мую фило­ло­ги­че­скую куль­ту­ру, вла­де­ние совре­мен­ны­ми ана­ли­ти­че­ски­ми мето­ди­ка­ми (обще­на­уч­ным гипо­те­ти­ко-дедук­тив­ным мето­дом, интро­спек­ци­ей, кон­тек­сту­аль­ным, дефи­ни­ци­он­ным, ком­по­нент­ным ана­ли­зом, эле­мен­та­ми кон­тент-ана­ли­за и мето­дом кри­ти­че­ско­го дис­курс-ана­ли­за, семи­о­ти­че­ским, кон­цеп­то­ло­ги­че­ским ана­ли­зом).

Логи­ка пред­ло­жен­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го сюже­та не вызы­ва­ет сомне­ний. Вполне оправ­дан­ным видит­ся исполь­зо­ва­ние иных зна­ко­вых систем при пере­да­че кон­цеп­ту­аль­но зна­чи­мых ито­гов наблю­де­ний над медиа­дис­кур­сом. Интер­пре­та­ция тек­сто­вых фраг­мен­тов, кон­крет­ных лек­си­ко-семан­ти­че­ских еди­ниц и явле­ний так­же пред­став­ля­ет­ся и вполне убе­ди­тель­ной и в доста­точ­ной сте­пе­ни аргу­мен­ти­ро­ван­ной. Не вызы­ва­ет воз­ра­же­ний и пуб­ли­ци­стич­ная по харак­те­ру ее выра­же­ния и по сути автор­ская пози­ция в части оцен­ки ана­ли­зи­ру­е­мых весь­ма акту­аль­ных и частот­ных медий­ных фак­тов и явле­ний.

Дума­ет­ся, что лич­ным вкла­дом В. Н. Буря­ков­ской в совре­мен­ную гума­ни­тар­ную нау­ку мож­но счи­тать апро­би­ро­ван­ный ею инте­граль­ный ана­ли­ти­че­ский метод, пред­по­ла­га­ю­щий сов­ме­ще­ние линг­во­се­ми­о­ти­че­ско­го, праг­ма­линг­ви­сти­че­ско­го и линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го под­хо­дов к медий­но­му тек­сту, фор­ми­ру­ю­ще­му дис­курс мас­со­вой куль­ту­ры. Зна­чи­тель­ность это­го мето­да опре­де­ля­ет­ся его антро­по­ло­ги­че­ской и аксио­ло­ги­че­ской сутью, поз­во­ля­ю­щей при его при­ме­не­нии и даль­ней­шем раз­вер­ты­ва­нии вли­ять на раз­ви­тие цело­го ряда отрас­лей совре­мен­ной гума­ни­тар­ной нау­ки: тео­рии язы­ка, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии, тео­рии дис­кур­са, социо­линг­ви­сти­ки, пси­хо­линг­ви­сти­ки и ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ки.

Прав­да, спра­вед­ли­во­сти ради необ­хо­ди­мо отме­тить, что в тек­сте моно­гра­фии обна­ру­жи­ва­ют­ся неко­то­рые логи­че­ские сбои, смыс­ло­вые про­ти­во­ре­чия. Сме­ем пред­по­ло­жить, что эти явле­ния были спро­во­ци­ро­ва­ны недо­стат­ка­ми «кон­ста­ти­ру­ю­ще­го» по сво­е­му целе­по­ла­га­нию алго­рит­ма тек­сто­по­рож­де­ния, рече­по­рож­де­ния, на кото­рый преж­де все­го ори­ен­ти­ро­вал­ся автор при созда­нии тек­ста сво­ей моно­гра­фии, либо недо­ста­точ­ной осво­ен­но­стью совре­мен­ной интен­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ской тео­рии, как след­ствие, соот­вет­ству­ю­щей тер­ми­но­ло­ги­че­ской систе­мы. При­ве­дем толь­ко один при­мер. Автор заме­ча­ет: «Адре­са­том в мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся не инди­вид, а раз­но­род­ная груп­па инди­ви­дов, созда­ю­щих целе­на­прав­лен­ный инфор­ма­и­он­ный про­дукт» (с. 6), навя­зы­ва­ю­щий стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные потреб­но­сти и зна­ки само­иден­ти­фи­ка­ции. С этим утвер­жде­ни­ем спо­рить труд­но, так как кон­ста­ти­ру­ет­ся обще­из­вест­ное. Но как пони­мать сле­ду­ю­щее выска­зы­ва­ние, пред­ла­га­е­мое чуть ниже без ком­мен­та­ри­ев: «Мас­со­вая медий­ная куль­ту­ра спо­соб­ству­ет кано­ни­за­ции нестан­дарт­но­го и ненор­ма­тив­но­го сло­во­упо­треб­ле­ния»? И далее: «Совре­мен­но­му язы­ку рус­ско- и англо­языч­ных СМИ свой­ствен­но сле­до­ва­ние язы­ко­вой моде». Но мод­ные тен­ден­ции — это по опре­де­ле­нию, по сути тен­ден­ции стан­дар­ти­за­ции, в рече­вой сфе­ре — стан­дар­ти­за­ции рече­во­го пове­де­ния? Понят­но, что при раз­мыш­ле­нии это про­ти­во­ре­чие сни­ма­ет­ся, ибо в нем отра­жа­ет­ся одно­го из сущ­ност­ных качеств опи­сы­ва­е­мо­го явле­ния, но логи­ка тако­го рода кон­ста­та­ций, к вели­чай­ше­му огор­че­нию, не предъ­яв­ле­на. При уже отме­чен­ной нами необ­хо­ди­мой строй­но­сти иссле­до­ва­тель­ско­го сюже­та, неко­то­рые фраг­мен­ты рабо­ты В. А. Буря­ков­ской это­му ощу­ще­нию вре­дят, ибо их нали­чие не явля­ет­ся в доста­точ­ной сте­пе­ни моти­ви­ро­ван­ным. Так, мало­оправ­дан­ным видит­ся воз­ник­но­ве­ние сюжет­но­го хода, зафик­си­ро­ван­но­го в раз­де­ле, кото­рый назы­ва­ет­ся «Мас­со­вая ком­му­ни­ка­ция и мас­со­вая жур­на­ли­сти­ка». Не толь­ко нали­чие, но и назва­ние это­го фраг­мен­та удив­ля­ет, так как в нем авто­ром даже дефи­ни­ции вто­ро­го (клю­че­во­го, если судить по назва­нию!) тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го сло­во­со­че­та­ния не пред­ла­га­ет­ся. Кро­ме того, вопре­ки ожи­да­ни­ям, не пред­став­ле­ны сколь­ко-нибудь серьез­ные осно­ва­ния, моти­ви­ру­ю­щие «целе­со­об­раз­ность рас­смот­ре­ния» поня­тия «ком­му­ни­ка­ция» в «сово­куп­но­сти», в сбли­же­нии «с поня­ти­ем пост­мо­дер­низ­ма», кото­рое чита­те­лю бук­валь­но навя­за­но в пер­вой же гла­ве. При­чем, к про­бле­ме «мас­со­вая куль­ту­ра и пост­мо­дер­низм» автор посто­ян­но воз­вра­ща­ет­ся, но даже назван­ные совре­мен­ной гума­ни­та­ри­сти­кой при­чи­ны, осно­ва­ния тако­го рода сбли­же­ния не про­пи­сы­ва­ет, как, напри­мер, уже деся­ти­ле­тие назад это сде­ла­ла С. И. Сме­та­ни­на (см. моно­гра­фию «Медиа-текст в систе­ме куль­ту­ры», издан­ную в нача­ле века).

Рецен­зи­ру­е­мый текст, как того тре­бу­ет жанр моно­гра­фии, тер­ми­но­ло­ги­че­ски пре­дель­но насы­щен. Вве­де­ние тер­ми­на «стра­та­гем­ный дис­курс», напри­мер, нам кажет­ся автор­ским дости­же­ни­ем. Но в то же вре­мя неко­то­рые тер­ми­но­ло­ги­че­ские нов­ше­ства пред­став­ля­ют­ся излиш­ни­ми. Опять при­мер: автор моно­гра­фии гово­рит о «мас­со­вом адре­са­те» (с. 56). Но чем пред­ла­га­е­мая тер­ми­но­ло­ги­че­ская еди­ни­ца отли­ча­ет­ся от дав­но став­шей обще­при­ня­той тер­ми­но­ло­ги­че­ской еди­ни­цы «мас­со­вая ауди­то­рия»? Или какая раз­ни­ца меж­ду «пре­стиж­ным сло­во­упо­треб­ле­ни­ем» и «язы­ко­вой модой»?

Чита­те­лю-непро­фес­си­о­на­лу, навер­ное, наи­бо­лее инте­рес­ны­ми пока­жут­ся доста­точ­но убе­ди­тель­ные пси­хо­линг­ви­сти­че­ские экс­пе­ри­мен­ты В. А. Буря­ков­ский — сво­бод­ный ассо­ци­а­тив­ный экс­пе­ри­мент, осно­ван­ный на вер­баль­ных ассо­ци­а­ци­ях опра­ши­ва­е­мых, и рецеп­тив­ный экс­пе­ри­мент, выяв­ля­ю­щий пони­ма­ние, вос­при­я­тие кон­цеп­та, его субъ­ек­тив­ную дефи­ни­цию. Вни­ма­ние про­фес­си­о­на­лов, фор­ми­ру­ю­щих инте­ре­су­ю­щий иссле­до­ва­те­ля дис­курс, навер­ня­ка при­вле­чет осмыс­ле­ние резуль­та­тов это­го экс­пе­ри­мен­та — смыс­ло­вое ядро моно­гра­фии — тре­тья гла­ва, посвя­щен­ная «цен­ност­но-смыс­ло­во­му содер­жа­нию мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции», пре­зен­ту­ю­щая «рефлек­сию ауди­то­рии» по пово­ду рече­во­го обли­ка сего­дняш­не­го медий­но­го тек­ста. Было бы заме­ча­тель­но, если бы с наблю­де­ни­я­ми и выво­да­ми, изло­жен­ны­ми в моно­гра­фии, мог­ли озна­ко­мить­ся жур­на­ли­сты, рекла­ми­сты, пиар­ме­ны, обслу­жи­ва­ю­щие дис­курс мас­со­вой куль­ту­ры. Это зна­ком­ство мог­ло бы про­бу­дить чув­ство ответ­ствен­но­сти, заста­ви­ло бы заду­мать­ся о дей­стви­тель­ных соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских резуль­та­тах их дея­тель­но­сти. Вузов­ские пре­по­да­ва­те­ли навер­ня­ка смо­гут исполь­зо­вать полу­чен­ные дан­ные в учеб­ных кур­сах по лек­си­ко­ло­гии, по обще­му и сопо­ста­ви­тель­но­му язы­ко­зна­нию, сти­ли­сти­ке, меж­куль­тур­ной ком­му­ни­ка­ции, в лек­ци­он­ных кур­сах и спе­ци­аль­ных кур­сах по праг­ма­линг­ви­сти­ке, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии, пси­хо­линг­ви­сти­ке, социо­линг­ви­сти­ке, тео­рии дис­кур­са и тео­рии тек­ста и при орга­ни­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты сту­ден­тов, маги­стран­тов и соис­ка­те­лей.

Здесь и далее в круг­лых скоб­ках ука­за­ны номе­ра стра­ниц рецен­зи­ру­е­мо­го изда­ния.

© Цве­то­ва Н. С., 2015