Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА В СВЕТЕ АКСИОЛОГИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ

В. А. Буря­ков­ская пред­ла­га­ет вни­ма­нию ауди­то­рии срав­ни­тель­но-сопо­ста­ви­тель­ное иссле­до­ва­ние медиа­линг­ви­сти­че­ских харак­те­ри­стик мас­со­вой куль­ту­ры, свой­ствен­ных мас­со­вой куль­ту­ре спе­ци­фи­че­ских ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик. Акту­аль­ность этой серьез­ной пуб­ли­ка­ции, кото­рая долж­на быть заме­че­на науч­ным сооб­ще­ством, моти­ви­ру­ет­ся, в первую оче­редь, гло­баль­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми совре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры. Клю­че­вой из этих харак­те­ри­стик, по мне­нию авто­ра моно­гра­фии, явля­ет­ся «медий­ность совре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры, харак­тер­ная для сего­дняш­не­го эта­па раз­ви­тия чело­ве­че­ско­го обще­ства» (с. 56)1, спо­соб­ству­ю­щая «заим­ство­ва­нию» и пере­не­се­нию черт послед­ней на все типы СМИ. Самая зна­чи­тель­ная, на наш взгляд, осо­бен­ность рецен­зи­ру­е­мо­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­ет­ся в соот­вет­ствии его совре­мен­ным ком­па­ра­ти­вист­ским устрем­ле­ни­ям миро­вой гума­ни­тар­ной науч­ной мыс­ли, кото­рое под­чер­ки­ва­ет­ся в фор­му­ли­ров­ке постав­лен­ной цели — выяв­ле­ние, «уста­нов­ле­ние ком­му­ни­ка­тив­ных харак­те­ри­стик мас­со­вой куль­ту­ры в совре­мен­ном рус­ско- и англо­языч­ном медий­ном дис­кур­се с пози­ций семи­о­ти­ки, праг­ма­линг­ви­сти­ки, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии и дис­кур­со­ло­гии» (с. 5).

Кро­ме того, необ­хо­ди­мо отме­тить, что автор рабо­тал с весь­ма раз­но­об­раз­ным мате­ри­а­лом — с меди­а­тек­ста­ми раз­ной жан­ро­вой направ­лен­но­сти, пред­став­лен­ны­ми в глян­це­вых и дет­ских жур­на­лах, со спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми интер­нет-сай­та­ми, с газет­ной и теле­ви­зи­он­ной про­дук­ци­ей. В. А. Буря­ков­ской было про­ана­ли­зи­ро­ва­но более 3000 тек­стов, опуб­ли­ко­ван­ных в тече­ние семи лет. Кро­ме того, к ана­ли­зу при­вле­ка­лись при­ме­ры из Наци­о­наль­но­го кор­пу­са рус­ско­го язы­ка и Бри­тан­ско­го наци­о­наль­но­го кор­пу­са, а так­же дан­ные тол­ко­вых и энцик­ло­пе­ди­че­ских сло­ва­рей, сло­ва­рей сино­ни­мов и эпи­те­тов, мате­ри­а­лы анке­ти­ро­ва­ния, осу­ществ­лен­но­го самой иссле­до­ва­тель­ни­цей. На таком вну­ши­тель­ном по объ­е­му и раз­но­об­раз­ном эмпи­ри­че­ском мате­ри­а­ле иссле­до­ва­те­лю уда­лось про­де­мон­стри­ро­вать необ­хо­ди­мую фило­ло­ги­че­скую куль­ту­ру, вла­де­ние совре­мен­ны­ми ана­ли­ти­че­ски­ми мето­ди­ка­ми (обще­на­уч­ным гипо­те­ти­ко-дедук­тив­ным мето­дом, интро­спек­ци­ей, кон­тек­сту­аль­ным, дефи­ни­ци­он­ным, ком­по­нент­ным ана­ли­зом, эле­мен­та­ми кон­тент-ана­ли­за и мето­дом кри­ти­че­ско­го дис­курс-ана­ли­за, семи­о­ти­че­ским, кон­цеп­то­ло­ги­че­ским анализом).

Логи­ка пред­ло­жен­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го сюже­та не вызы­ва­ет сомне­ний. Вполне оправ­дан­ным видит­ся исполь­зо­ва­ние иных зна­ко­вых систем при пере­да­че кон­цеп­ту­аль­но зна­чи­мых ито­гов наблю­де­ний над медиа­дис­кур­сом. Интер­пре­та­ция тек­сто­вых фраг­мен­тов, кон­крет­ных лек­си­ко-семан­ти­че­ских еди­ниц и явле­ний так­же пред­став­ля­ет­ся и вполне убе­ди­тель­ной и в доста­точ­ной сте­пе­ни аргу­мен­ти­ро­ван­ной. Не вызы­ва­ет воз­ра­же­ний и пуб­ли­ци­стич­ная по харак­те­ру ее выра­же­ния и по сути автор­ская пози­ция в части оцен­ки ана­ли­зи­ру­е­мых весь­ма акту­аль­ных и частот­ных медий­ных фак­тов и явлений.

Дума­ет­ся, что лич­ным вкла­дом В. Н. Буря­ков­ской в совре­мен­ную гума­ни­тар­ную нау­ку мож­но счи­тать апро­би­ро­ван­ный ею инте­граль­ный ана­ли­ти­че­ский метод, пред­по­ла­га­ю­щий сов­ме­ще­ние линг­во­се­ми­о­ти­че­ско­го, праг­ма­линг­ви­сти­че­ско­го и линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го под­хо­дов к медий­но­му тек­сту, фор­ми­ру­ю­ще­му дис­курс мас­со­вой куль­ту­ры. Зна­чи­тель­ность это­го мето­да опре­де­ля­ет­ся его антро­по­ло­ги­че­ской и аксио­ло­ги­че­ской сутью, поз­во­ля­ю­щей при его при­ме­не­нии и даль­ней­шем раз­вер­ты­ва­нии вли­ять на раз­ви­тие цело­го ряда отрас­лей совре­мен­ной гума­ни­тар­ной нау­ки: тео­рии язы­ка, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии, тео­рии дис­кур­са, социо­линг­ви­сти­ки, пси­хо­линг­ви­сти­ки и коммуникативистики.

Прав­да, спра­вед­ли­во­сти ради необ­хо­ди­мо отме­тить, что в тек­сте моно­гра­фии обна­ру­жи­ва­ют­ся неко­то­рые логи­че­ские сбои, смыс­ло­вые про­ти­во­ре­чия. Сме­ем пред­по­ло­жить, что эти явле­ния были спро­во­ци­ро­ва­ны недо­стат­ка­ми «кон­ста­ти­ру­ю­ще­го» по сво­е­му целе­по­ла­га­нию алго­рит­ма тек­сто­по­рож­де­ния, рече­по­рож­де­ния, на кото­рый преж­де все­го ори­ен­ти­ро­вал­ся автор при созда­нии тек­ста сво­ей моно­гра­фии, либо недо­ста­точ­ной осво­ен­но­стью совре­мен­ной интен­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ской тео­рии, как след­ствие, соот­вет­ству­ю­щей тер­ми­но­ло­ги­че­ской систе­мы. При­ве­дем толь­ко один при­мер. Автор заме­ча­ет: «Адре­са­том в мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся не инди­вид, а раз­но­род­ная груп­па инди­ви­дов, созда­ю­щих целе­на­прав­лен­ный инфор­ма­и­он­ный про­дукт» (с. 6), навя­зы­ва­ю­щий стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные потреб­но­сти и зна­ки само­иден­ти­фи­ка­ции. С этим утвер­жде­ни­ем спо­рить труд­но, так как кон­ста­ти­ру­ет­ся обще­из­вест­ное. Но как пони­мать сле­ду­ю­щее выска­зы­ва­ние, пред­ла­га­е­мое чуть ниже без ком­мен­та­ри­ев: «Мас­со­вая медий­ная куль­ту­ра спо­соб­ству­ет кано­ни­за­ции нестан­дарт­но­го и ненор­ма­тив­но­го сло­во­упо­треб­ле­ния»? И далее: «Совре­мен­но­му язы­ку рус­ско- и англо­языч­ных СМИ свой­ствен­но сле­до­ва­ние язы­ко­вой моде». Но мод­ные тен­ден­ции — это по опре­де­ле­нию, по сути тен­ден­ции стан­дар­ти­за­ции, в рече­вой сфе­ре — стан­дар­ти­за­ции рече­во­го пове­де­ния? Понят­но, что при раз­мыш­ле­нии это про­ти­во­ре­чие сни­ма­ет­ся, ибо в нем отра­жа­ет­ся одно­го из сущ­ност­ных качеств опи­сы­ва­е­мо­го явле­ния, но логи­ка тако­го рода кон­ста­та­ций, к вели­чай­ше­му огор­че­нию, не предъ­яв­ле­на. При уже отме­чен­ной нами необ­хо­ди­мой строй­но­сти иссле­до­ва­тель­ско­го сюже­та, неко­то­рые фраг­мен­ты рабо­ты В. А. Буря­ков­ской это­му ощу­ще­нию вре­дят, ибо их нали­чие не явля­ет­ся в доста­точ­ной сте­пе­ни моти­ви­ро­ван­ным. Так, мало­оправ­дан­ным видит­ся воз­ник­но­ве­ние сюжет­но­го хода, зафик­си­ро­ван­но­го в раз­де­ле, кото­рый назы­ва­ет­ся «Мас­со­вая ком­му­ни­ка­ция и мас­со­вая жур­на­ли­сти­ка». Не толь­ко нали­чие, но и назва­ние это­го фраг­мен­та удив­ля­ет, так как в нем авто­ром даже дефи­ни­ции вто­ро­го (клю­че­во­го, если судить по назва­нию!) тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го сло­во­со­че­та­ния не пред­ла­га­ет­ся. Кро­ме того, вопре­ки ожи­да­ни­ям, не пред­став­ле­ны сколь­ко-нибудь серьез­ные осно­ва­ния, моти­ви­ру­ю­щие «целе­со­об­раз­ность рас­смот­ре­ния» поня­тия «ком­му­ни­ка­ция» в «сово­куп­но­сти», в сбли­же­нии «с поня­ти­ем пост­мо­дер­низ­ма», кото­рое чита­те­лю бук­валь­но навя­за­но в пер­вой же гла­ве. При­чем, к про­бле­ме «мас­со­вая куль­ту­ра и пост­мо­дер­низм» автор посто­ян­но воз­вра­ща­ет­ся, но даже назван­ные совре­мен­ной гума­ни­та­ри­сти­кой при­чи­ны, осно­ва­ния тако­го рода сбли­же­ния не про­пи­сы­ва­ет, как, напри­мер, уже деся­ти­ле­тие назад это сде­ла­ла С. И. Сме­та­ни­на (см. моно­гра­фию «Медиа-текст в систе­ме куль­ту­ры», издан­ную в нача­ле века).

Рецен­зи­ру­е­мый текст, как того тре­бу­ет жанр моно­гра­фии, тер­ми­но­ло­ги­че­ски пре­дель­но насы­щен. Вве­де­ние тер­ми­на «стра­та­гем­ный дис­курс», напри­мер, нам кажет­ся автор­ским дости­же­ни­ем. Но в то же вре­мя неко­то­рые тер­ми­но­ло­ги­че­ские нов­ше­ства пред­став­ля­ют­ся излиш­ни­ми. Опять при­мер: автор моно­гра­фии гово­рит о «мас­со­вом адре­са­те» (с. 56). Но чем пред­ла­га­е­мая тер­ми­но­ло­ги­че­ская еди­ни­ца отли­ча­ет­ся от дав­но став­шей обще­при­ня­той тер­ми­но­ло­ги­че­ской еди­ни­цы «мас­со­вая ауди­то­рия»? Или какая раз­ни­ца меж­ду «пре­стиж­ным сло­во­упо­треб­ле­ни­ем» и «язы­ко­вой модой»?

Чита­те­лю-непро­фес­си­о­на­лу, навер­ное, наи­бо­лее инте­рес­ны­ми пока­жут­ся доста­точ­но убе­ди­тель­ные пси­хо­линг­ви­сти­че­ские экс­пе­ри­мен­ты В. А. Буря­ков­ский — сво­бод­ный ассо­ци­а­тив­ный экс­пе­ри­мент, осно­ван­ный на вер­баль­ных ассо­ци­а­ци­ях опра­ши­ва­е­мых, и рецеп­тив­ный экс­пе­ри­мент, выяв­ля­ю­щий пони­ма­ние, вос­при­я­тие кон­цеп­та, его субъ­ек­тив­ную дефи­ни­цию. Вни­ма­ние про­фес­си­о­на­лов, фор­ми­ру­ю­щих инте­ре­су­ю­щий иссле­до­ва­те­ля дис­курс, навер­ня­ка при­вле­чет осмыс­ле­ние резуль­та­тов это­го экс­пе­ри­мен­та — смыс­ло­вое ядро моно­гра­фии — тре­тья гла­ва, посвя­щен­ная «цен­ност­но-смыс­ло­во­му содер­жа­нию мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции», пре­зен­ту­ю­щая «рефлек­сию ауди­то­рии» по пово­ду рече­во­го обли­ка сего­дняш­не­го медий­но­го тек­ста. Было бы заме­ча­тель­но, если бы с наблю­де­ни­я­ми и выво­да­ми, изло­жен­ны­ми в моно­гра­фии, мог­ли озна­ко­мить­ся жур­на­ли­сты, рекла­ми­сты, пиар­ме­ны, обслу­жи­ва­ю­щие дис­курс мас­со­вой куль­ту­ры. Это зна­ком­ство мог­ло бы про­бу­дить чув­ство ответ­ствен­но­сти, заста­ви­ло бы заду­мать­ся о дей­стви­тель­ных соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских резуль­та­тах их дея­тель­но­сти. Вузов­ские пре­по­да­ва­те­ли навер­ня­ка смо­гут исполь­зо­вать полу­чен­ные дан­ные в учеб­ных кур­сах по лек­си­ко­ло­гии, по обще­му и сопо­ста­ви­тель­но­му язы­ко­зна­нию, сти­ли­сти­ке, меж­куль­тур­ной ком­му­ни­ка­ции, в лек­ци­он­ных кур­сах и спе­ци­аль­ных кур­сах по праг­ма­линг­ви­сти­ке, линг­во­куль­ту­ро­ло­гии, пси­хо­линг­ви­сти­ке, социо­линг­ви­сти­ке, тео­рии дис­кур­са и тео­рии тек­ста и при орга­ни­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты сту­ден­тов, маги­стран­тов и соискателей.

Здесь и далее в круг­лых скоб­ках ука­за­ны номе­ра стра­ниц рецен­зи­ру­е­мо­го издания. 

© Цве­то­ва Н. С., 2015