Вторник, 23 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Векторная вариативность и характер реакций читателей на сообщения в онлайн-медиа

Постановка проблемы

Появ­ле­ние онлайн-вер­сий попу­ляр­ных газет и само­сто­я­тель­ных новост­ных пор­та­лов, кото­рые предо­став­ля­ют чита­те­лям воз­мож­ность ком­мен­ти­ро­вать онлайн-пуб­ли­ка­ции, ради­каль­но изме­ни­ло спе­ци­фи­ку ком­му­ни­ка­ции меж­ду созда­те­ля­ми ново­стей и их реци­пи­ен­та­ми. В резуль­та­те у созда­те­лей инфор­ма­ци­он­ных сооб­ще­ний появи­лась инфор­ма­ция о том, как их тек­сты воз­дей­ству­ют на чита­те­лей. В отли­чие от тра­ди­ци­он­ных одно­на­прав­лен­ных (от авто­ра к чита­те­лю) инфор­ма­ци­он­ных тек­стов, онлайн-ново­сти созда­ют пред­по­сыл­ки для воз­ник­но­ве­ния ново­го типа жур­на­ли­сти­ки — participatory journalism [Bowman, Willis 2003; Chung 2008; Гати­лин 2022] и ново­го типа газет­ной ста­тьи — participatory news article [Bruce 2011], кото­рые пред­по­ла­га­ют актив­ное обще­ние авто­ров тек­стов и их реци­пи­ен­тов. В допол­не­ние к это­му типу обще­ния воз­ни­ка­ет и парал­лель­ная ком­му­ни­ка­ция, ее участ­ни­ки — чита­те­ли, чьи реак­ции на изна­чаль­ный текст, при­об­ре­тая смысл само­сто­я­тель­ных сооб­ще­ний, в свою оче­редь, про­во­ци­ру­ют отве­ты дру­гих чита­те­лей. В сво­их ком­мен­та­ри­ях такие участ­ни­ки диа­ло­га могут кор­рек­ти­ро­вать или допол­нять инфор­ма­цию, пред­став­лен­ную в ори­ги­наль­ной ста­тье, выра­жать несо­гла­сие с напи­сан­ным или высту­пать в под­держ­ку авто­ра, делить­ся наблю­де­ни­я­ми и даже анек­до­та­ми, давать ссыл­ки на дру­гие источ­ни­ки инфор­ма­ции [Schuth, Marx, de Rijke 2007]. Тако­го рода интер­ак­тив­ная жур­на­ли­сти­ка (interactive journalism) реа­ли­зу­ет­ся в двух пла­нах — содер­жа­тель­ном (content interactivity) и меж­лич­ност­ном (interpersonal interactivity) [Santana 2011]. Ины­ми сло­ва­ми, ком­му­ни­ка­ция, осу­ществ­ля­е­мая через ком­мен­та­рии, может быть направ­ле­на как на содер­жа­ние ста­тьи, так и на обще­ние меж­ду чита­те­ля­ми. Интер­ак­тив­ная газет­ная ста­тья рас­смат­ри­ва­ет­ся неко­то­ры­ми авто­ра­ми как ком­плекс­ное явле­ние с ядер­ным и пери­фе­рий­ным ком­по­нен­та­ми, при­чем ком­мен­та­рии могут отно­сить­ся как к ядру, так и к пери­фе­рии в зави­си­мо­сти от их отно­ше­ния к теме ста­тьи [Гима­лет­ди­но­ва 2012].

Насто­я­щее иссле­до­ва­ние ста­вит сво­ей целью опре­де­лить век­тор­ную вари­а­тив­ность чита­тель­ских ком­мен­та­ри­ев по их воз­мож­ной направ­лен­но­сти: на исход­ный текст и его содер­жа­ние (темы, собы­тия, лич­но­сти); на его авто­ров — жур­на­ли­стов; на дру­гих чита­те­лей и их мне­ния; на про­бле­мы, не име­ю­щие непо­сред­ствен­ной свя­зи с тек­стом ста­тьи. Необ­хо­ди­мость иссле­до­ва­ния моти­ви­ро­ва­на тем, что, хотя ком­мен­та­рии чита­те­лей явля­ют­ся наи­бо­лее попу­ляр­ны­ми и широ­ко исполь­зу­е­мы­ми фор­ма­ми поль­зо­ва­тель­ско­го кон­тен­та в рам­ках пар­ти­ци­па­тор­ной жур­на­ли­сти­ки, им до сих пор уде­ля­лось мало вни­ма­ния со сто­ро­ны иссле­до­ва­те­лей [Reich 2011], осо­бен­но это каса­ет­ся воз­ник­но­ве­ния новых смыс­лов и интер­пре­та­ций, созда­ва­е­мых чита­те­ля­ми. Систе­ма­ти­че­ский обзор новей­ших мате­ри­а­лов по дан­ной тема­ти­ке [Reimeret et al. 2021] так­же пока­зал, что иссле­до­ва­ния в основ­ном кон­цен­три­ру­ют­ся на изу­че­нии ком­мен­та­ри­ев в англо-аме­ри­кан­ской онлайн-прес­се, игно­ри­руя при этом СМИ из дру­гих частей мира. Иссле­ду­ют­ся чаще все­го раз­жи­га­ние нена­ви­сти, общая невеж­ли­вость и мне­ния поль­зо­ва­те­лей по кон­крет­ным вопро­сам, в то вре­мя как ком­мен­та­рии в соци­аль­ных сетях, про­па­ган­да и кон­струк­тив­ные ком­мен­та­рии оста­ют­ся вне фоку­са вни­ма­ния ученых.

История вопроса

Как пра­ви­ло, нали­чие ком­мен­та­ри­ев к неко­е­му инфор­ма­ци­он­но­му сооб­ще­нию явля­ет­ся инди­ка­то­ром чита­тель­ско­го инте­ре­са и может исполь­зо­вать­ся созда­те­ля­ми газет­ных ста­тей в каче­стве инфор­ма­ции о вос­тре­бо­ван­но­сти дан­но­го типа ново­стей. Интер­ак­тив­ная жур­на­ли­сти­ка раз­ви­ва­ет­ся бла­го­да­ря тому, что содер­жит кон­тент, созда­ва­е­мый поль­зо­ва­те­ля­ми в ответ на новост­ные ста­тьи про­фес­си­о­наль­ных жур­на­ли­стов [Greer, Mensing 2006; Ye, Li 2004; Rosenberry 2005; Raycheva 2006]. По мне­нию Е. Ю. Пано­вой и В. В. Федо­ро­ва, такая воз­мож­ность при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию ново­го типа ком­му­ни­ка­ции — спи­ра­ле­вид­но­го типа, при кото­рой, в отли­чие от тра­ди­ци­он­ной гори­зон­таль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной цепи, каж­дая еди­ни­ца ком­му­ни­ка­ции может являть­ся порож­да­ю­щим тек­стом для новых, иных направ­ле­ний дис­кус­сии [Пано­ва, Федо­ров 2015]. Е. В. Выров­це­ва и А. А. Малы­шев счи­та­ют, что любая меди­а­ком­му­ни­ка­ция пред­став­ля­ет собой ответ­ную ком­му­ни­ка­цию, в кото­рой субъ­ект речи, всту­пая в диа­лог с совре­мен­ной дей­стви­тель­но­стью, дру­ги­ми субъ­ек­та­ми речи или с самим собой, все­гда отве­ча­ет на уже сфор­му­ли­ро­ван­ный или потен­ци­аль­ный вопрос [Выров­це­ва, Малы­шев 2020].

Гипер­тек­сту­аль­ность онлайн-ком­мен­та­ри­ев рас­смат­ри­ва­лась рядом уче­ных, выде­лив­ших сле­ду­ю­щие осо­бен­но­сти это­го типа тек­ста: фраг­мен­тар­ность, нели­ней­ность, бес­ко­неч­ность, раз­но­род­ность и интер­ак­тив­ность [Дус­ка­е­ва 2014; Луто­ви­но­ва 2009; Имбер 2019]. Л. Р. Дус­ка­е­ва так­же под­чер­ки­ва­ет поли­век­тор­ность (раз­но­на­прав­лен­ность) гипер­тек­ста ново­стей, кото­рая про­яв­ля­ет­ся в выбо­ре вари­ан­тов про­чте­ния и логи­ки осве­ще­ния собы­тий [Дус­ка­е­ва 2014].

Бла­го­да­ря сво­ей непо­сред­ствен­но­сти, ано­ним­но­сти и отсут­ствию цен­зу­ры онлайн-ком­мен­та­рии часто отли­ча­ют­ся боль­шей импуль­сив­но­стью, поверх­ност­но­стью и агрес­сив­но­стью, чем тра­ди­ци­он­ные фор­мы обще­ния авто­ров ново­стей с ауди­то­ри­ей. По этой при­чине иссле­до­ва­те­ли обще­ствен­ных настро­е­ний могут исполь­зо­вать чита­тель­ские реак­ции как инди­ка­тор обще­ствен­но­го мне­ния. Иссле­до­ва­ния реак­ций сви­де­тель­ству­ют о том, что они спо­соб­ны ока­зы­вать вли­я­ние на мне­ния и пове­де­ние чита­ю­щей ауди­то­рии, даже если они не пред­став­ля­ют мне­ние боль­шин­ства и не явля­ют­ся репре­зен­та­тив­ны­ми [Lee, Yoon 2010; Park, Lee, Han 2007]. Таким обра­зом созда­ют­ся новые мас­си­вы инфор­ма­ции и зна­ния — явле­ние, кото­рое в иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре обо­зна­ча­ет­ся как collaborative knowledge generation [Shanahan 2010]. По мне­нию И. В. Саве­лье­вой, интер­нет-ком­мен­та­рий сле­ду­ет вос­при­ни­мать как резуль­тат вто­рич­ной тек­сто­вой дея­тель­но­сти лич­но­сти, кото­рую мож­но рас­смат­ри­вать с пози­ций линг­во­пер­со­но­ло­ги­че­ско­го и линг­во­се­ми­о­ти­че­ско­го под­хо­дов к тек­сто­по­рож­де­нию [Саве­лье­ва 2019].

Рас­смат­ри­вая жанр ком­пью­тер­но-опо­сре­до­ван­ной ком­му­ни­ка­ции, М. А. Его­ро­ва счи­та­ет тер­мин «ком­мен­та­рий к посту» неудач­ным для науч­но­го обо­зна­че­ния иссле­ду­е­мо­го жан­ра, так как соот­вет­ству­ю­щие тек­сты и их отдель­ные части «суще­ствен­но варьи­ру­ют­ся по линии ком­му­ни­ка­тив­ной функ­ции, кото­рая дале­ко не все­гда сво­дит­ся имен­но к ком­мен­ти­ро­ва­нию поста» [Его­ро­ва 2014: 16]. Она отда­ет пред­по­чте­ние тер­ми­ну «отклик», так как при огром­ном жан­ро­вом раз­но­об­ра­зии самих постов откли­ки на них име­ют общие ядер­ные жан­ро­об­ра­зу­ю­щие при­зна­ки. Боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей, одна­ко, пред­по­чи­та­ет исполь­зо­вать тер­мин «ком­мен­та­рий», рас­смат­ри­ва­е­мый как суб­жанр интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. Этот тер­мин при­сут­ству­ет в обзор­ной ста­тье Г. К. Гима­лет­ди­но­вой и Э. Х. Довта­е­вой, посвя­щен­ной сен­ти­мент-ана­ли­зу чита­тель­ско­го ком­мен­та­рия к поли­ти­че­ско­му тек­сту, где пред­по­чте­ние это­го тер­ми­на моти­ви­ру­ет­ся нали­чи­ем смыс­ло­вых, струк­тур­ных и семан­ти­че­ских свя­зей меж­ду газет­ны­ми ста­тья­ми и чита­тель­ски­ми реак­ци­я­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми рас­смат­ри­вать газет­ную ста­тью и чита­тель­ский ком­мен­та­рий как еди­ное целое [Гима­лет­ди­но­ва, Довта­е­ва 2020].

Соглас­но обще­при­ня­тым пра­ви­лам в жур­на­ли­сти­ке, хоро­шие или пра­виль­ные ком­мен­та­рии не откло­ня­ют­ся от задан­ной жур­на­ли­ста­ми темы и не пре­тен­ду­ют на сме­ну повест­ки дня [Robinson 2010]. Кон­тент-ана­лиз ком­мен­та­ри­ев, одна­ко, пока­зы­ва­ет, что выдви­же­ние новых тем или про­блем явля­ет­ся резуль­та­том неудо­вле­тво­рен­но­сти или несо­гла­сия чита­те­лей с пред­ла­га­е­мы­ми для обсуж­де­ния тема­ми, и это в конеч­ном ито­ге ведет к воз­ник­но­ве­нию на их месте новых тем. Таким обра­зом, чита­те­ли заяв­ля­ют свои пре­тен­зии на пра­во иметь соб­ствен­ный взгляд и на опре­де­ле­ние повест­ки дня (agenda setting). Эти пре­тен­зии отно­сят­ся и к дру­гой основ­ной роли жур­на­ли­сти­ки — кон­тро­лю досту­па (gatekeeping), вклю­ча­ю­ще­му в себя выбор, напи­са­ние, редак­ти­ро­ва­ние, пози­ци­о­ни­ро­ва­ние, пла­ни­ро­ва­ние появ­ле­ния, повто­ре­ние и иное пре­об­ра­зо­ва­ние инфор­ма­ции, направ­лен­ное на то, что­бы она при­об­ре­ла ста­тус новост­но­го сооб­ще­ния [Shoemaker, Vos, Reese 2008].

По отно­ше­нию к дру­го­му типу обще­ния — меж­ду чита­те­ля­ми — наи­бо­лее доступ­ная и про­стая фор­ма реак­ции, не пред­по­ла­га­ю­щая допол­ни­тель­ной аргу­мен­та­ции, — это воз­мож­ность оце­нить ком­мен­та­рий при помо­щи плю­сов или мину­сов. Боль­шин­ство чита­те­лей доволь­ству­ет­ся имен­но этой воз­мож­но­стью, так как она поз­во­ля­ет выра­зить свою пози­цию, оста­ва­ясь при этом внеш­ним наблю­да­те­лем обме­на иде­я­ми. В тех слу­ча­ях, когда тре­бу­ет­ся реги­стра­ция на сай­те, эта реак­ция явля­ет­ся удоб­ной воз­мож­но­стью остать­ся ано­ним­ным. Одна­ко, несмот­ря на то что рей­тинг кон­крет­ной ста­тьи опре­де­ля­ет­ся коли­че­ством реак­ций на ее содер­жа­ние, доволь­но часто ком­мен­та­рии к ней ока­зы­ва­ют боль­шее вли­я­ние на чита­те­лей, чем само содер­жа­ние ста­тьи [Yang 2008]. Этот факт под­твер­жда­ет, что, несмот­ря на сбли­же­ние меж­ду созда­те­ля­ми ново­стей и их чита­те­ля­ми, послед­ние все еще не могут счи­тать­ся пол­но­прав­ны­ми участ­ни­ка­ми так назы­ва­е­мо­го participatory journalism, что они не созда­ют сов­мест­ный про­дукт и что в дей­стви­тель­но­сти мне­ние чита­те­лей не может ока­зы­вать боль­шо­го вли­я­ния на созда­ние ново­стей и при­ня­тие реше­ний. Даже груп­пы или сооб­ще­ства чита­те­лей, кото­рые ком­мен­тру­ют поли­ти­че­ские ново­сти, не могут ока­зы­вать вли­я­ние на поли­ти­че­ские про­цес­сы или про­во­ци­ро вать пере­ме­ны [Christensen 2011]. Осо­зна­ние это­го фак­та чита­те­ля­ми обу­слов­ли­ва­ет тен­ден­цию к сме­ще­нию их ком­му­ни­ка­ции в сто­ро­ну тем и про­блем, более важ­ных для них самих, неже­ли для авто­ров жур­на­лист­ских пуб­ли­ка­ций. Такой тип онлайн-дис­кус­сии рас­смат­ри­ва­ет­ся Д. В. Вол­ков­ским и О. Г. Фила­то­вой [Вол­ков­ский, Фила­то­ва 2019] как фор­ма элек­трон­но­го уча­стия чита­те­лей в политике.

В иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре ана­лиз типо­ло­гии реак­ций, при­сут­ству­ю­щих в ком­мен­та­ри­ях к новост­ным сооб­ще­ни­ям, зани­ма­ет осо­бое место, так как они выяв­ля­ют не толь­ко инте­рес чита­ю­щей пуб­ли­ки, но и рас­кры­ва­ют воз­мож­но­сти вли­я­ния чита­те­лей друг на дру­га. По мне­нию E. Manosevitch и D. Walker, ком­мен­та­рии чита­те­лей явля­ют­ся ана­ли­ти­че­ски­ми, кри­ти­че­ски­ми, осно­ван­ны­ми на фак­тах и раци­о­наль­ны­ми по отно­ше­нию к соци­аль­но­му поряд­ку сооб­ще­ни­я­ми, кото­рые под­тал­ки­ва­ют к обсуж­де­нию и раз­мыш­ле­нию (deliberation) [Manosevitch, Walker 2009]. Чита­те­ли отве­ча­ют друг дру­гу, делят­ся допол­ни­тель­ны­ми ссыл­ка­ми на инфор­ма­цию и про­во­ци­ру­ют обсуждение.

Осо­бый инте­рес для иссле­до­ва­те­лей пред­став­ля­ет праг­ма­ти­че­ский аспект онлайн-ком­му­ни­ка­ции и спо­со­бы про­яв­ле­ния веж­ли­во­сти при выра­же­нии и защи­те лич­но­го мне­ния. Отно­си­тель­ная сво­бо­да, предо­став­ля­е­мая онлайн-обще­ни­ем, дает воз­мож­ность чита­те­лям исправ­лять предо­став­лен­ную инфор­ма­цию, добав­лять инфор­ма­цию и делить­ся зна­ни­я­ми, осно­ван­ны­ми на фак­тах [Schuth, Marx, de Rijke 2007]. По ходу это­го про­цес­са воз­ни­ка­ет осо­бая фор­ма ком­му­ни­ка­ции, так назы­ва­е­мый поли­лог — спо­соб обсуж­де­ния про­бле­мы с уча­сти­ем трех и более сто­рон, име­ю­щих раз­ные точ­ки зре­ния на нее, обыч­но пред­став­лен­ные раз­ны­ми дис­кус­си­он­ны­ми тре­да­ми (threads), кото­рые могут пере­се­кать­ся или частич­но сов­па­дать. Изу­че­нию поли­ло­га в усло­ви­ях онлайн-обще­ния посвя­ще­но мно­же­ство работ, вклю­чая иссле­до­ва­ния M. Marcoccia [Marcoccia 2004], P. Bou-Franch и P. GarcesConejos Blitwich [Bou-Franch, Garces-Conejos Blitwich 2014] и др. Объ­ек­та­ми иссле­до­ва­ния ста­но­вят­ся реа­ли­за­ция рече­вых актов, типы сосед­них пар (adjacencypairs) и выра­же­ние или нару­ше­ние вежливости.

Ряд иссле­до­ва­те­лей обра­ща­ет вни­ма­ние на про­яв­ле­ние агрес­сии в ком­мен­та­ри­ях. M. Burke и R. Kraut счи­та­ют, что веж­ли­вость на онлайн-фору­мах часто свя­за­на с темой, кото­рую затра­ги­ва­ют эти фору­мы [Burke, Kraut 2008]. Соглас­но N. Diakopoulos и M. Naaman, оскор­би­тель­ный харак­тер ком­мен­та­ри­ев чита­те­лей в свою оче­редь вызы­ва­ет ответ­ную реак­цию и оскорб­ле­ния. Эти иссле­до­ва­те­ли обна­ру­жи­ли вза­и­мо­связь меж­ду акту­аль­но­стью, про­тя­жен­но­стью во вре­ме­ни (пери­о­дом, в кото­ром доступ к ком­мен­та­ри­ям открыт), настро­е­ни­ем и каче­ством ком­мен­та­ри­ев, а так­же выяви­ли кор­ре­ля­цию меж­ду нега­ти­вом и долей уда­лен­ных ком­мен­та­ри­ев [Diakopoulos, Naaman 2011]. Их наблю­де­ния пред­по­ла­га­ют, что такие пока­за­те­ли настро­е­ний чита­те­лей в ком­мен­та­ри­ях, как нега­тив­ные реак­ции, могут инфор­ми­ро­вать моде­ра­то­ров сай­тов о темах или про­бле­мах, кото­рые тре­бу­ют допол­ни­тель­но­го вни­ма­ния и боль­ше­го при­сут­ствия их в повест­ке дня.

Спе­ци­аль­ное вни­ма­ние при ана­ли­зе онлайн-ком­му­ни­ка­ции уде­ля­ет­ся нарас­та­нию агрес­сии и при­чи­нам ее воз­ник­но­ве­ния. В ряде ста­тей рас­смат­ри­ва­ет­ся явле­ние созна­тель­но­го раз­го­ра­ния стра­стей, так назы­ва­е­мый флей­минг (flaming), пред­став­ля­ю­щий чрез­мер­ное выра­же­ние нега­тив­ных эмо­ций. При­чи­на его воз­ник­но­ве­ния — эмо­ци­о­наль­ное зара­же­ние (emotional contagion), опре­де­ля­е­мое как про­цесс, в кото­ром чело­век или груп­па людей воз­дей­ству­ют на эмо­ции или пове­де­ние дру­го­го чело­ве­ка или груп­пы посред­ством созна­тель­но­го или бес­со­зна­тель­но­го вызы­ва­ния эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний и пове­ден­че­ских уста­но­вок [Schoenewolf 1990; Kramer, Guillory, Hancock 2014]. Как пра­ви­ло, флей­минг появ­ля­ет­ся в ком­мен­та­ри­ях к сооб­ще­ни­ям, про­ти­во­ре­ча­щим пер­во­на­чаль­ной уста­нов­ке чита­те­ля и иду­щим враз­рез с его взгля­да­ми по кон­крет­ной теме. Нега­тив­ные ком­мен­та­рии дру­гих чита­те­лей так­же спо­соб­ству­ют уси­ле­нию флей­мин­га. Раз­ли­чия во мне­ни­ях могут при­ве­сти к более поля­ри­зи­ро­ван­ным ситу­а­ци­ям, побуж­да­ю­щим людей исполь­зо­вать агрес­сив­ный язык для выра­же­ния сво­ей точ­ки зре­ния вме­сто того, что­бы участ­во­вать в веж­ли­вом дис­кур­се. Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния J. Petit, C. Li и K. Ali пока­за­ли, что при раз­ли­чии во мне­ни­ях меж­ду авто­ра­ми ста­тей и чита­те­ля­ми, а так­же при нали­чии даже неболь­шо­го объ­е­ма нега­тив­ных ком­мен­та­ри­ев неис­ку­шен­ные чита­те­ли с боль­шей веро­ят­но­стью под­да­ют­ся флей­мин­гу [Petit, Li, Ali 2020].

В мас­штаб­ном иссле­до­ва­нии попу­ляр­ных гре­че­ских онлайн-средств мас­со­вой инфор­ма­ции D. Milioni, K. Vadratsikas, V. Papa выде­ли­ли несколь­ко типов ком­мен­та­ри­ев чита­те­лей [Milioni, Vadratsikas, Papa 2012]. Пер­вый тип вво­дит в обсуж­де­ние новые, побоч­ные темы, тем самым рас­ши­ряя повест­ку дня, пред­ло­жен­ную жур­на­ли­стом. Таким обра­зом в обсуж­де­ние вво­дят­ся важ­ные для ком­мен­ти­ру­ю­щих темы, кото­рые сме­ща­ют фокус и направ­лен­ность обсуж­де­ния. Вто­рой тип ком­мен­та­ри­ев иссле­до­ва­те­ли назва­ли непри­ло­жи­мым (not applicable), так как ком­мен­ти­ру­ю­щий откло­ня­ет­ся суще­ствен­но от темы обсуж­де­ния, ком­мен­та­рий лишен смыс­ла или непо­ня­тен (incomprehensible) и отно­сит­ся к орга­ни­за­ции дис­кус­сий (metacommunication). Ком­мен­ти­ру­ю­щие обра­ща­ют­ся друг к дру­гу, обсуж­дая лич­ные про­бле­мы (personal communication), или при­во­дят ссыл­ки раз­но­го харак­те­ра дру­гих сай­тов, такие как сти­хи, пес­ни, музы­каль­ные кли­пы и т. д., или про­сто зани­ма­ют­ся бол­тов­ней (smalltalk) с целью под­дер­жа­ния кон­так­та и ком­му­ни­ка­ции. Ком­мен­та­рии так­же раз­ли­ча­ют­ся в зави­си­мо­сти от того, под­дер­жи­ва­ют они пози­цию жур­на­ли­стов или отри­ца­ют ее. Авто­ры иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что 73 % ком­мен­та­ри­ев напря­мую отно­сят­ся к теме жур­на­лист­ской пуб­ли­ка­ции. Из осталь­ных ком­мен­та­ри­ев 9 % под­ни­ма­ют к обсуж­де­нию новые темы, а 18 % пред­по­чи­та­ют обсуж­де­ние лич­ных про­блем, дру­гих чита­те­лей или про­сто незна­чи­тель­ную бол­тов­ню для под­держ­ки ком­му­ни­ка­ции [Milioni, Vadratsikas, Papa 2012].

Иную клас­си­фи­ка­цию реак­ций пред­ла­га­ют J. Richardson и J. Stanyer, кото­рые срав­ни­ва­ют интер­ак­тив­ные воз­мож­но­сти бри­тан­ской каче­ствен­ной прес­сы и таб­ло­и­дов [Richardson, Stanyer 2011]. Авто­ры выде­ля­ют четы­ре типа ком­мен­та­ри­ев: направ­лен­ные на пред­мет кон­крет­ной ста­тьи, направ­лен­ные на более общую тему, реак­ция на ком­мен­та­рии дру­гих чита­те­лей и пред­став­ля­ю­щие ком­би­на­цию черт трех преды­ду­щих типов. Пер­вый тип ком­мен­та­ри­ев обыч­но крат­кий по фор­ме и пред­став­лен чаще в таб­ло­и­дах, чем в каче­ствен­ной прес­се. Он доволь­но жест­кий и явля­ет­ся немед­лен­ной реак­ци­ей на про­чи­тан­ное; в таком типе ком­мен­та­рия про­чи­тан­ное не нуж­да­ет­ся в объ­яс­не­нии или пере­ска­зе. Ком­мен­та­рии на более широ­кую тему обсуж­де­ния отли­ча­ют­ся симп­то­ма­ти­че­ской аргу­мен­та­ци­ей, кото­рая осно­ва­на на отно­ше­ни­ях сов­па­де­ния, ассо­ци­а­ции или свя­зи. Ком­му­ни­ка­ция меж­ду сами­ми ком­мен­ти­ру­ю­щи­ми при­сут­ству­ет исклю­чи­тель­но сре­ди чита­те­лей каче­ствен­ной прес­сы, а льви­ную долю в этом отно­ше­нии зани­ма­ют «Гар­диан» и «Теле­граф онлайн», хотя дис­кус­сия чита­те­лей не отли­ча­ет­ся осо­бым каче­ством и обыч­но содер­жит отсыл­ки к преды­ду­щим ком­мен­та­ри­ям, рито­ри­че­ские вопро­сы и искрив­лен­ные выво­ды. Чаще все­го ком­мен­ти­ру­ю­щие демон­стри­ру­ют свои твер­до сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся мне­ния, кото­рые не под­да­ют­ся изме­не­нию по ходу дис­кус­сии и не нуж­да­ют­ся в доказательствах.

Отдель­ное вни­ма­ние в иссле­до­ва­ни­ях отво­дит­ся отно­ше­нию ком­мен­ти­ру­ю­щих к выра­жен­ной жур­на­ли­ста­ми пози­ции. Здесь выяв­ля­ют­ся две про­ти­во­по­лож­ные пози­ции — поло­жи­тель­ное или отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к теме или объ­ек­ту сооб­ще­ния, напри­мер к опре­де­лен­но­му поли­ти­ку или к управ­ля­ю­ще­му клас­су в целом. По наблю­де­ни­ям E. Ю. Пано­вой и В. В. Федо­ро­ва, пре­об­ла­да­ю­щей тен­ден­ци­ей явля­ет­ся индиф­фе­рент­ность мас­со­вой ауди­то­рии по отно­ше­нию к какой-либо идео­ло­гии, и диа­лог с вла­стью стро­ит­ся не в поле поли­ти­ки, а по линии быта и реше­ния повсе­днев­ных про­блем [Пано­ва, Федо­ров 2015]. Выра­же­ние отно­ше­ния к кон­крет­ным соци­о­куль­тур­ным нор­мам и пра­ви­лам, груп­пам и инди­ви­дам осу­ществ­ля­ет­ся через опре­де­лен­ные ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии. Пер­вая из них — агрес­сив­но-ирра­ци­о­наль­ное вос­при­я­тие вла­сти, не зави­ся­щее от поли­ти­че­ских и идей­ных ори­ен­та­ций, а вто­рая — иро­ния-про­во­ка­ция по отно­ше­нию ко все­му, что свя­за­но с дея­тель­но­стью вла­сти, часто про­яв­ля­ю­ща­я­ся в фор­ме так назы­ва­е­мо­го трол­лин­га, через созда­ние услов­но абсурд­ных ква­зи­со­бы­тий, парал­лель­ных насто­я­щим собы­ти­ям, или через язы­ко­вую игру. Созда­нию и вос­при­я­тию коми­че­ско­го эффек­та в форум­ных ком­мен­та­ри­ях к меди­а­тек­стам посвя­ще­ны иссле­до­ва­ния Л. Р. Дус­ка­е­вой и Е. А. Щег­ло­вой [Дус­ка­е­ва, Щег­ло­ва 2020] и Е. В. Сто­я­но­вой [Сто­я­но­ва 2022].

Иссле­до­ва­те­ли выде­ля­ют три типа ком­му­ни­кан­тов в зави­си­мо­сти от их ком­мен­та­ри­ев: «экс­перт» — при­во­дит кон­крет­ные фак­ты, спе­ци­аль­ные све­де­ния; «логик» — исполь­зу­ет логи­че­ские дока­за­тель­ства, обра­ща­ет­ся к рацио; «эмо­ци­о­наль­ный кри­тик» — апел­ли­ру­ет к лич­но­му опы­ту, в его выска­зы­ва­ни­ях пре­об­ла­да­ет ирра­ци­о­наль­ное нача­ло [Пано­ва, Федо­ров 2015: 48]. А. А. Малы­шев [Малы­шев 2020], со сво­ей сто­ро­ны, выде­ля­ет сле­ду­ю­щие интен­ци­аль­ные типы ком­мен­та­то­ров: эмпа­ты, совет­чи­ки, анта­го­ни­сты, оппо­зи­ци­о­не­ры и тролли.

Клас­си­фи­ка­ция ком­мен­та­ри­ев-реак­ций про­во­дит­ся и по отно­ше­нию к их фор­маль­ной струк­ту­ре или грам­ма­ти­ке. Е. В. Выров­це­ва и А. А. Малы­шев опре­де­ля­ют интен­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние век­то­ров чита­тель­ской рефлек­сии и выде­ля­ют пять групп ком­мен­та­ри­ев: 1) выра­же­ние сочув­ствия; 2) сове­ты; 3) поле­ми­ка; 4) про­тест про­тив госу­дар­ствен­но­го устрой­ства; 5) трол­линг [Выров­це­ва, Малы­шев 2020].

Ана­лиз иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ры пока­зы­ва­ет, что не суще­ству­ет еди­ной клас­си­фи­ка­ции реак­ций чита­те­лей на онлайн-ста­тьи, чаще все­го типы реак­ций нахо­дят­ся в тес­ной зави­си­мо­сти от цело­го ряда фак­то­ров, таких как тема­ти­ка сооб­ще­ний, отно­ше­ние ком­мен­ти­ру­ю­ще­го к обсуж­да­е­мой тема­ти­ке, коли­че­ство суще­ству­ю­щих ком­мен­та­ри­ев и их харак­тер, а так­же от сте­пе­ни про­яв­ле­ния эмо­ций при выра­же­нии мне­ния. 

На осно­ва­нии ана­ли­за пере­чис­лен­ных взгля­дов на клас­си­фи­ка­цию ком­мен­та­ри­ев насто­я­щее иссле­до­ва­ние ста­вит перед собой три задачи:

1) соста­вить деталь­ное опи­са­ние суще­ству­ю­ще­го спек­тра вари­а­тив­но­сти чита­тель­ских реак­ций в зави­си­мо­сти от их направленности;

2) опре­де­лить, какие типы ком­мен­та­ри­ев обла­да­ют боль­шей частотностью;

3) иссле­до­вать гене­ри­ру­ю­щий потен­ци­ал ком­мен­та­ри­ев, то есть их спо­соб­ность про­во­ци­ро­вать про­дол­же­ние дис­кус­сии меж­ду читателями.

Описание методики исследования

Ком­мен­та­рии чита­те­лей — это тек­сты или выра­же­ния, пред­на­зна­чен­ные для того, что­бы их виде­ли, чита­ли, интер­пре­ти­ро­ва­ли и реа­ги­ро­ва­ли на их зна­че­ния, поэто­му основ­ным спо­со­бом ана­ли­за этих ком­мен­та­ри­ев явля­ет­ся кон­тент-ана­лиз [Krippendorff 2004]. Кон­тент-ана­лиз состо­ит из каче­ствен­ной и коли­че­ствен­ной мето­до­ло­гии и пони­ма­ет­ся как под­ход к эмпи­ри­че­ско­му мето­до­ло­ги­че­ско­му кон­тро­ли­ру­е­мо­му ана­ли­зу тек­стов в кон­тек­сте их ком­му­ни­ка­ции без обя­за­тель­ной коли­че­ствен­ной оцен­ки [Mayring 2014]. Рас­смат­ри­вая ком­мен­та­рии чита­те­лей в кон­тек­сте их обще­ния, мы раз­де­ля­ем их по кате­го­ри­ям, кото­рые ана­ли­зи­ру­ют­ся с точ­ки зре­ния их направленности.

Сбор дан­ных для насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния осно­ван на целе­на­прав­лен­ном извле­че­нии ком­мен­та­ри­ев чита­те­лей из фору­мов обще­ствен­но­го обсуж­де­ния, пред­став­лен­ных в четы­рех бол­гар­ских новост­ных онлайн-изда­ни­ях, а имен­но: dnes​.bg., dir​.bg., vesti​.bg., novini​.bg. Эти веб-сай­ты были выбра­ны из-за их попу­ляр­но­сти сре­ди интер­нет-поль­зо­ва­те­лей в Бол­га­рии и из-за того, что они предо­став­ля­ют чита­те­лям воз­мож­ность ком­мен­ти­ро­вать публикации.

Для дан­но­го иссле­до­ва­ния про­ана­ли­зи­ро­ва­ны 10 онлайн-ста­тей на поли­ти­че­ские темы, свя­зан­ные с дея­тель­но­стью послед­не­го по вре­ме­ни коа­ли­ци­он­но­го пра­ви­тель­ства Бол­га­рии, нахо­дя­ще­го­ся у вла­сти в пери­од с нояб­ря 2021 по январь 2022 г. Темы боль­шин­ства ста­тей — это реше­ния пра­ви­тель­ства и меры борь­бы с кор­руп­ци­ей и коро­на­ви­ру­сом. Для под­бо­ра ста­тей были исполь­зо­ва­ны два кри­те­рия — бли­зость тема­ти­ки реак­ции на реше­ния и дей­ствия пра­ви­тель­ства и поли­ти­ков и коли­че­ство ком­мен­та­ри­ев. Как упо­ми­на­лось выше, коли­че­ство ком­мен­та­ри­ев явля­ет­ся важ­ным инди­ка­то­ром инте­ре­са чита­ю­щей пуб­ли­ки и пред­по­сыл­кой к воз­ник­но­ве­нию дис­кус­сии меж­ду ком­мен­ти­ру­ю­щи­ми. К каж­дой из ста­тей име­ет­ся не менее 15 ком­мен­та­ри­ев, а мак­си­маль­ное заре­ги­стри­ро­ван­ное коли­че­ство откли­ков дости­га­ет 38 (см. при­ло­же­ние1). В целом про­ана­ли­зи­ро­ва­ны 217 отдель­ных ком­мен­та­ри­ев. Ком­мен­та­рии рас­смат­ри­ва­лись как реак­ции на исход­ный текст, но так­же учи­ты­вал­ся и их потен­ци­ал для появ­ле­ния ново­го ком­мен­та­рия, направ­лен­но­го уже не на исход­ный текст, а на сам ком­мен­та­рий, т. е. рас­смат­ри­вал­ся их гене­ри­ру­ю­щий потен­ци­ал с точ­ки зре­ния порож­де­ния ново­го вит­ка дис­кус­сии (new discussion thread).

Анализ материала и результаты исследования

В резуль­та­те про­ве­ден­но­го ана­ли­за мате­ри­а­ла выяв­ле­но 17 типов ком­мен­та­ри­ев в зави­си­мо­сти от их направ­лен­но­сти, частот­но­сти и их гене­ри­ру­ю­ще­го потен­ци­а­ла (таб­ли­ца). Общее коли­че­ство ком­мен­та­ри­ев и их про­цент­ное соот­но­ше­ние пока­зы­ва­ет срав­ни­тель­но рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние раз­ных типов реак­ций. В при­ло­же­нии к насто­я­щей ста­тье при­во­дит­ся при­мер онлайн-мате­ри­а­ла с отно­ся­щи­ми­ся к нему ком­мен­та­ри­я­ми. Он при­во­дит­ся на бол­гар­ском язы­ке в том виде, в каком его мож­но най­ти на сай­те dnes​.bg2.

Мате­ри­ал посвя­щен обсуж­де­нию в пар­ла­мен­те Бол­га­рии двух осо­бен­но акту­аль­ных тем — отмене зеле­но­го ковид-сер­ти­фи­ка­та и повы­ше­нию цен на элек­три­че­ство. Под тек­стом поме­щен его пере­вод на рус­ский язык, а так­же ком­мен­та­рии чита­те­лей в ори­ги­наль­ном виде3, на бол­гар­ском язы­ке. Про­из­во­дит впе­чат­ле­ние боль­шое коли­че­ство негра­мот­ных или наро­чи­то негра­мот­ных ком­мен­та­ри­ев, а так­же нали­чие цинич­ных выра­же­ний и нецен­зур­ной лек­си­ки. Труд­но судить, в каких слу­ча­ях это резуль­тат созна­тель­но­го иска­же­ния речи, а в каких — пер­со­наль­ной негра­мот­но­сти пищу­щих, поэто­му ком­мен­та­рии не под­да­ют­ся пере­во­ду. Ком­мен­та­рии про­ну­ме­ро­ва­ны в соот­вет­ствии с пред­ло­жен­ной клас­си­фи­ка­ци­ей. Номе­ра даны парал­лель­но с хро­но­ло­ги­че­ским номе­ром ком­мен­та­рия и ник­ней­мом потре­би­те­ля, напри­мер ком­мен­та­рий «33. Чита­тел — 13» озна­ча­ет, что ком­мен­та­рий под номе­ром 33, напи­сан­ный поль­зо­ва­те­лем с ник­ней­мом Чита­тел, отно­сит­ся к типу реак­ции под номе­ром 13, т. е. направ­лен на каче­ство ста­тьи и выяв­ля­ет в ней язы­ко­вые или сти­ли­сти­че­ские ошиб­ки. Неко­то­рые из ком­мен­та­ри­ев име­ют боль­ше чем одну направ­лен­ность, напри­мер реак­ции под номе­ра­ми 8 и 9.

Типы ком­мен­та­ри­ев в зави­си­мо­сти от направ­лен­но­сти реак­ции,
их коли­че­ство и гене­ри­ру­ю­щий потенциал

Направ­лен­ность реакцииКоли­че­ство, шт. (%)Гене­ри­ру­ю­щий потенциал
На тему ста­тьи и ее интерпретацию24 (11,05)да
На тему в прин­ци­пе, неза­ви­си­мо от ее интер­пре­та­ции в статье17 (7,83)да
На изоб­ра­же­ния к тек­сту статьи15 (6,91)нет
На кон­крет­ных поли­ти­ков, упо­мя­ну­тых в статье13 (5,99)да
На дей­ствия этих поли­ти­ков, обсуж­да­е­мые в статье14 (6,45)да
На внеш­ность поли­ти­ков 10 (4,60)да
На преды­ду­щие дей­ствия этих поли­ти­ков — допол­ни­тель­ные сведения11 (5,06)нет
На поли­ти­ку в прин­ци­пе — нега­тив­ная оценка11 (5,06)нет
На кон­крет­ный преды­ду­щий комментарий19 (8,75)да
На кон­крет­но­го ком­мен­ти­ру­ю­ще­го — оце­ноч­ность: одоб­ре­ние, соли­да­ри­за­ция, насмеш­ка, уни­же­ние, сар­казм, угроза15 (6,91)да
На уро­вень зна­ний и мен­та­ли­тет ком­мен­ти­ру­ю­щих ста­тью в целом — упрек, уни­же­ние, насмешка9 (4,14)да
На жур­на­ли­ста — авто­ра ста­тьи и на его взгля­ды, пози­цию, образованность12 (5,52)нет
На каче­ство ста­тьи — язы­ко­вые и сти­ли­сти­че­ские ошибки7 (3,22)нет
На моде­ра­то­ров сай­та — за уда­ле­ние комментариев10 (4,60)нет
На дру­гие акту­аль­ные темы, не име­ю­щие ниче­го обще­го с содер­жа­ни­ем ста­тьи 11 (5,06)нет
На про­дви­же­ние соб­ствен­ных идей, взгля­дов и мне­ний, не свя­зан­ных с темой статьи8 (3,68)да
На созна­тель­ное про­па­ган­ди­ро­ва­ние опре­де­лен­ных идей и искрив­ле­ние прав­ды, троллинг11 (5,06)да

Дан­ные под­твер­жда­ют, что зна­чи­тель­ное коли­че­ство (11,05 %) чита­тель­ских ком­мен­та­ри­ев отно­сят­ся непо­сред­ствен­но к инфор­ма­ции в том виде, в кото­ром она пред­став­ле­на в ста­тье. Это озна­ча­ет, что чита­те­ли, как пра­ви­ло, сле­ду­ют повест­ке дня и акцен­там, постав­лен­ным жур­на­ли­ста­ми, что мож­но интер­пре­ти­ро­вать как доб­ро­со­вест­ное жела­ние идти по направ­ле­нию, задан­но­му исход­ным тек­стом. Такое пове­де­ние пред­по­ла­га­ет про­дол­же­ние дис­кус­сии через ответ­ные ком­мен­та­рии, но очень часто реак­ция име­ет про­ти­во­по­лож­ную направ­лен­ность, что свя­за­но и с предо­став­лен­ной сай­том воз­мож­но­стью выра­зить свое отно­ше­ние к ком­мен­та­рию при помо­щи плю­са или мину­са. При­чем если поло­жи­тель­ная реа­ция не нуж­да­ет­ся в допол­ни­тель­ном пояс­не­нии, то отри­ца­тель­ная тре­бу­ет объ­яс­не­ния, это и побуж­да­ет к напи­са­нию ком­мен­та­рия. В этом слу­чае мож­но про­ве­сти парал­лель с пове­де­ни­ем чита­те­лей каче­ствен­ной бри­тан­ской прес­сы [Richardson, Stanyer 2011], кото­рые инте­ре­су­ют­ся поли­ти­кой и, как пра­ви­ло, более инфор­ми­ро­ва­ны и сдер­жан­ны в сво­их реак­ци­ях. Одна­ко очень часто из-за ано­ним­но­сти дис­кус­сия сни­жа­ет свое каче­ство как в плане содер­жа­ния, так и в отно­ше­нии язы­ка, и это ведет к нарас­та­нию агрес­сии и нето­ле­рант­но­сти, кото­рую про­яв­ля­ют ком­мен­ти­ру­ю­щие (см. ком­мен­та­рии 13, 14, 16 в при­ло­же­нии). Это, в свою оче­редь, ведет или к пре­кра­ще­нию нити ком­му­ни­ка­ции, или к ее профанации.

После каж­дой из ста­тей есть ком­мен­та­рии на тему пуб­ли­ка­ции в прин­ци­пе (7,83 %), неза­ви­си­мо от ее интер­пре­та­ции в ста­тье (ком­мен­та­рии 34, 35, 36, 37). Чаще все­го они созда­ют­ся людь­ми, кото­рые или не чита­ют ста­тью вооб­ще и реа­ги­ру­ют толь­ко на заго­ло­вок, или не вни­ка­ют в ее смысл. Такие ком­мен­та­рии, как пра­ви­ло, при­страст­ны, отра­жа­ют ради­каль­ные мне­ния по теме и в этом смыс­ле напо­ми­на­ют плю­сы или мину­сы под ста­тьей, не нуж­да­ю­щи­е­ся в обос­но­ва­нии или в дока­за­тель­ствах. В таких ком­мен­та­ри­ях часто исполь­зу­ют­ся при­зы­вы, ради­каль­ные мне­ния или цита­ты (ком­мен­та­рии 31 и 37).

Невни­ма­тель­ное про­чте­ние тек­ста ста­тьи или его созна­тель­ное игно­ри­ро­ва­ние может объ­яс­нить сме­ще­ние фоку­са направ­лен­но­сти ком­мен­та­рия с тек­ста ста­тьи на сопут­ству­ю­щие ей изоб­ра­же­ния — чаще все­го это фото­гра­фии груп­пы лиц или собы­тий (ком­мен­та­рий 26). В иссле­ду­е­мом кор­пу­се такие типы ком­мен­та­ри­ев не вызы­ва­ют после­ду­ю­щих реак­ций, вос­при­ни­ма­ясь, веро­ят­но, как нере­ле­вант­ные и как несо­зна­тель­ное нару­ше­ние норм коопе­ра­тив­но­го обще­ния. Одна­ко если ста­тьи сопро­вож­да­ют­ся изоб­ра­же­ни­ем кон­крет­но­го поли­ти­че­ско­го дея­те­ля, то эти изоб­ра­же­ния актив­но ком­мен­ти­ру­ют­ся, при­чем ком­мен­та­рии направ­ле­ны как на дея­тель­ность дан­но­го лица, обсуж­да­е­мо­го в ста­тье, так и на его внеш­ность, кото­рая часто высме­и­ва­ет­ся, а недо­стат­ки пре­уве­ли­чи­ва­ют­ся (ком­мен­та­рии 1, 8). Инте­рес­но, что реак­ция на внеш­ность доволь­но часто гене­ри­ру­ет новые ком­мен­та­рии на эту же тему: к высме­и­ва­нию или при­со­еди­ня­ют­ся, или, наобо­рот, — в слу­чае поло­жи­тель­но­го отно­ше­ния пишу­ще­го к дан­но­му поли­ти­ку — высме­и­ва­ю­ще­го осуж­да­ют и при­зы­ва­ют посмот­реть на само­го себя. Если же ком­мен­ти­ру­ю­щий предо­став­ля­ет допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию о дан­ном поли­ти­ке, она про­сто при­ни­ма­ет­ся к све­де­нию без обсуж­де­ния и не про­во­ци­ру­ет про­дол­же­ние дис­кус­сии (ком­мен­та­рии 21, 25).

Не вызы­ва­ют допол­ни­тель­ную дис­кус­сию и нега­тив­ные ком­мен­та­рии о поли­ти­ке вооб­ще, тако­го типа ком­мен­та­рии обыч­но не при­вя­за­ны к кон­крет­но­му собы­тию (29, 31). Они тоже счи­та­ют­ся чита­те­ля­ми нере­ле­вант­ны­ми по отно­ше­нию к теме дискуссии.

Высо­кой частот­но­стью отли­ча­ют­ся ком­мен­та­рии, реа­ги­ру­ю­щие не на ста­тью, а на непо­сред­ствен­но пред­ше­ству­ю­щий или близ­ко рас­по­ло­жен­ный ком­мен­та­рий (19, 21). Такие реак­ции чаще все­го воз­ни­ка­ют у чита­те­лей, кото­рые вни­ма­тель­но про­смат­ри­ва­ют все ком­мен­та­рии к дан­ной ста­тье и всту­па­ют в поле­ми­ку с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми дис­кус­сии. Реак­ция при этом может быть адре­со­ва­на кон­крет­но­му участ­ни­ку дис­кус­сии, тогда ее содер­жа­ние состав­ля­ют обви­не­ния в глу­по­сти, неве­же­стве, непо­ни­ма­нии (34), или всем ком­мен­ти­ру­ю­щим ста­тью в целом, в этом слу­чае оце­ни­ва­ет­ся интел­лек­ту­аль­ный уро­вень и мен­та­ли­тет (18, 30). Чаще все­го наблю­да­ют­ся про­яв­ле­ния агрес­сии в ком­мен­та­ри­ях, направ­лен­ных на кон­крет­ных людей, как ано­ним­ных, так и пишу­щих под сво­им име­нем или ник­ней­мом (28, 35). Агрес­сия про­яв­лят­ся в обзы­ва­нии, в уни­же­нии досто­ин­ства ком­мен­ти­ру­ю­щих, вплоть до упо­треб­ле­ния цинич­ных выра­же­ний и вуль­га­риз­мов. Сар­казм и угро­зы при­сут­ству­ют по отно­ше­нию к кон­крет­ным адре­са­там и встре­ча­ют­ся реже в ком­мен­та­ри­ях, направ­лен­ных на всех комментирующих.

Уни­жа­ю­щие и агрес­сив­ные ком­мен­та­рии, в свою оче­редь, вызы­ва­ют ответ­ную реак­цию, веду­щую к воз­ник­но­ве­нию цепо­чек вза­им­ных пере­па­лок меж­ду ком­мен­ти­ру­ю­щи­ми. Уда­ле­ние моде­ра­то­ра­ми ком­мен­та­ри­ев, нару­ша­ю­щих пра­ви­ла сай­та, слу­жит пово­дом для воз­му­щен­ных реак­ций чита­те­лей, чьи посты были удалены.

Отдель­ная груп­па ком­мен­та­то­ров зани­ма­ет­ся каче­ством жур­на­лист­ских пуб­ли­ка­ций, они обви­ня­ют авто­ров ста­тей в неком­пе­тент­но­сти, при­стра­стии или негра­мот­но­сти, при­чем эти ком­мен­та­рии, как пра­ви­ло, не спо­соб­ству­ют про­дол­же­нию дис­кус­сии (33).

Почти под каж­дой ста­тьей при­сут­ству­ют ком­мен­та­рии, кото­рые не име­ют ниче­го обще­го с содер­жа­ни­ем ста­тьи (23, 25). Они могут быть свя­за­ны с дру­ги­ми акту­аль­ны­ми или широ­ко обсуж­да­е­мы­ми тема­ми, не затро­ну­ты­ми в ста­тье или на сай­те дан­ной газе­ты, и ука­зы­ва­ют на жела­ние ком­мен­ти­ру­ю­ще­го поме­нять повест­ку дня и при­влечь вни­ма­ние ком­мен­ти­ру­ю­щих к дру­гим, более акту­аль­ным, по его мне­нию, про­бле­мам. Часто такие ком­мен­та­рии исполь­зу­ют­ся для про­дви­же­ния соб­ствен­ных идей, взгля­дов и мне­ний или созна­тель­но про­па­ган­ди­ру­ют опре­де­лен­ные идеи, искрив­ля­ют прав­ду или осу­ществ­ля­ют трол­линг читателей.

Выводы

В резуль­та­те про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния при помо­щи кон­тент-ана­ли­за выяв­ле­но 17 типов чита­тель­ских ком­мен­та­ри­ев в зави­си­мо­сти от их направ­лен­но­сти. Ана­лиз мате­ри­а­ла пока­зы­ва­ет слож­ную кар­ти­ну век­тор­ной вари­а­тив­но­сти ком­мен­та­ри­ев, при кото­рой в одном слу­чае чита­тель может реа­ги­ро­вать на исход­ную ста­тью, ее тему и ее авто­ра и одно­вре­мен­но с этим реа­ги­ро­вать на мне­ния дру­гих ком­мен­ти­ру­ю­щих, согла­ша­ясь или всту­пая с ними в полемику.

Ана­лиз мате­ри­а­ла под­твер­дил, что не суще­ству­ет еди­ной клас­си­фи­ка­ции реак­ций чита­те­лей и что чаще все­го их направ­лен­ность нахо­дит­ся в тес­ной зави­си­мо­сти от ряда фак­то­ров, таких как тема­ти­ка сооб­ще­ний, ее акту­аль­ность, отно­ше­ние ком­мен­ти­ру­ю­ще­го к этой тема­ти­ке, коли­че­ство, каче­ство и направ­лен­ность преды­ду­щих ком­мен­та­ри­ев, а так­же от сте­пе­ни про­яв­ле­ния эмо­ций при выра­же­нии мне­ния. Общее коли­че­ство ком­мен­та­ри­ев и их про­цент­ное соот­но­ше­ние пока­зы­ва­ют срав­ни­тель­но рав­но­мер­ное при­сут­ствие раз­ных типов реак­ций, хотя их рас­пре­де­ле­ние зави­сит от кон­крет­ной исход­ной ста­тьи. Наи­боль­шей частот­но­стью отли­ча­ют­ся ком­мен­та­рии по общей теме ста­тьи, а так­же реак­ции на кон­крет­ные преды­ду­щие мне­ния чита­те­лей. Зна­чи­тель­но мень­ше пред­став­ле­ны нега­тив­ные реак­ции на мен­та­ли­тет наро­да и пози­ции дру­гих ком­мен­ти­ру­ю­щих, а так­же на каче­ство само­го тек­ста. Мень­шим или нуле­вым гене­ри­ру­ю­щим потен­ци­а­лом харак­те­ри­зу­ют­ся ком­мен­та­рии на изоб­ра­же­ния к тек­сту ста­тьи, на преды­ду­щие дей­ствия кон­крет­ных поли­ти­ков или на поли­ти­ку в целом, на жур­на­ли­стов, моде­ра­то­ров, на каче­ство ста­тьи и на темы, не свя­зан­ные с кон­крет­ной статьей.

Нуж­но уточ­нить, что наши выво­ды сле­ду­ет вос­при­ни­мать как отно­ся­щи­е­ся к кон­крет­но­му мате­ри­а­лу и в этом смыс­ле огра­ни­чен­ные. Иссле­до­ва­ние мате­ри­а­ла боль­ше­го объ­е­ма и тема­ти­ки, есте­ствен­но, может выявить и дру­гие осо­бен­но­сти чита­тель­ских комментариев.

1 При­ло­же­ние доступ­но по ссыл­ке: https://​doi​.org/​1​0​.​2​1​6​3​8​/​s​p​b​u​2​2​.​2​0​2​3​.​102

2 Ссыл­ка на источ­ник при­ве­де­на в кон­це ста­тьи.

3 Сохра­не­ны орфо­гра­фия и пунк­ту­а­ция авто­ров ком­мен­та­ри­ев.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 сен­тяб­ря 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 30 октяб­ря 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: September 10, 2022
Accepted: October 30, 2022