Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Диктумно-модусный плюрализм виртуального диалогического дискурса (на материале интернет-комментариев)

Мате­ри­а­лы под­го­тов­ле­ны при под­держ­ке РФФИ, № 20–412-420004р_а «Линг­ви­сти­че­ский мони­то­ринг соци­аль­ной напря­жен­но­сти в Кузбассе».

The materials were prepared with the support of the Russian Foundation for Basic Research, no. 20412–420004r_a “Linguistic monitoring of social tension in Kuzbass”.

Постановка проблемы

В ста­тье, выпол­нен­ной в рус­ле ком­му­ни­ка­тив­ной и интер­пре­ти­ру­ю­щей линг­ви­сти­ки [Демьян­ков 1990; Демьян­ков 1994], обсуж­да­ет­ся про­бле­ма спе­ци­фи­ки вир­ту­аль­но­го диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия, кото­рое пред­став­ля­ет собой слож­ный и про­ти­во­ре­чи­вый объ­ект науч­но­го изу­че­ния — социо­ло­ги­че­ско­го, пси­хо­ло­ги­че­ско­го, когни­то­ло­ги­че­ско­го, линг­ви­сти­че­ско­го. В фоку­се вни­ма­ния авто­ров — кон­фликт интер­пре­та­ций (поня­тие, вве­ден­ное П. Рикё­ром [Рикёр 2008]. — Н. Г., Л. К.), кото­рый не толь­ко фор­ми­ру­ет при­чи­ны кон­флик­та и пово­ды для его воз­ник­но­ве­ния, но и явля­ет­ся дви­жу­щей силой его про­те­ка­ния. В язы­ко­вом плане кон­фликт интер­пре­та­ций реа­ли­зу­ет­ся в раз­ных направ­ле­ни­ях: текст1 — текст2 — текстn; ком­мен­ти­ру­е­мый текст — ком­мен­ти­ру­ю­щий текст; ком­мен­та­рий1 — ком­мен­та­рий2 — ком­мен­та­рийn

Авто­ры ста­тьи ста­вят перед собой зада­чу про­сле­дить дви­же­ние от когни­тив­но­го пла­на кон­флик­та интер­пре­та­ций к его рече­во­му вопло­ще­нию в дик­тум­но-модус­ных про­яв­ле­ни­ях. Счи­та­ем, что этот аспект недо­ста­точ­но иссле­до­ван в линг­ви­сти­ке, несмот­ря на оче­вид­ную тео­ре­ти­че­скую и при­клад­ную вос­тре­бо­ван­ность. В тео­рии язы­ка и речи он поз­во­ля­ет «без купюр» моде­ли­ро­вать рече­вое обще­ние в направ­ле­нии от глу­бин­ных струк­тур диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия к поверх­ност­ным. На прак­ти­ке это прин­ци­пи­аль­но зна­чи­мо для пони­ма­ния сти­хий­ных струк­тур воз­дей­ствия, выра­ба­ты­ва­е­мых в есте­ствен­ном язы­ке, и для воз­мож­но­го спе­ци­аль­но­го при­ме­не­ния таких струк­тур или про­ти­во­дей­ствия им. Очер­чен­ные нами про­бле­мы рас­смат­ри­ва­ют­ся в ста­тье на мате­ри­а­ле сти­хий­но­го интер­нет-обще­ния. Выбор мате­ри­а­ла — интер­нет-ком­мен­та­ри­ев — про­дик­то­ван преж­де все­го тем, что он адек­ва­тен постав­лен­ным задачам. 

Интер­нет-сре­да явля­ет­ся вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ци­он­ной пло­щад­кой, в сущ­но­сти не име­ю­щей гео­гра­фи­че­ских и временны́х гра­ниц. Такая пло­щад­ка спо­соб­на не толь­ко объ­еди­нить раз­ные типы дис­кур­са, раз­лич­ные дис­кур­сив­ные прак­ти­ки, раз­ных участ­ни­ков диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия, но и реа­ли­зо­вать раз­но­век­тор­ность дис­кур­сив­ной ком­му­ни­ка­ции. В интер­нет-про­стран­стве отра­жа­ет­ся столк­но­ве­ние кон­цеп­ций и мне­ний, дик­тум­но-модус­ный плю­ра­лизм, реа­ли­зо­ван­ный в ком­мен­ти­ру­е­мых и ком­мен­ти­ру­ю­щих текстах и тем самым выво­дя­щий на поверх­ность глу­бин­ные про­яв­ле­ния кон­флик­та интерпретаций.

Основ­ной аспект рас­смот­ре­ния интер­нет-ком­мен­та­ри­ев как фор­мы диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия — интер­пре­та­ци­он­ный в его адре­са­то­цен­три­че­ском пре­лом­ле­нии. Про­бле­ма­ти­ка пред­ла­га­е­мо­го иссле­до­ва­ния ко все­му про­че­му детер­ми­ни­ро­ва­на про­ти­во­ре­чи­ем, кото­рое заклю­ча­ет­ся, с одной сто­ро­ны, в раз­ной при­ро­де онто­ло­гии тек­ста, пред­став­лен­ной адре­са­ту в един­ствен­ной для него фор­ме и апри­о­ри (потен­ци­аль­но) пред­по­ла­га­ю­щей одно­знач­ность резуль­та­тов его рецеп­тив­ной дея­тель­но­сти, а с дру­гой — в реаль­ном мно­го- и раз­но­об­ра­зии вари­ан­тов субъ­ек­тив­ной интер­пре­та­ции это­го тек­ста в ком­мен­та­ри­ях. Это про­ти­во­ре­чие кор­ре­ли­ру­ет с иде­я­ми Ю. М. Лот­ма­на. В част­но­сти, гово­ря о «тек­сте в про­цес­се дви­же­ния», он пишет, что «вза­и­мо­от­но­ше­ния тек­ста и ауди­то­рии харак­те­ри­зу­ют­ся вза­им­ной актив­но­стью: текст стре­мит­ся упо­до­бить ауди­то­рию себе, навя­зать ей свою систе­му кодов, ауди­то­рия отве­ча­ет ему тем же» [Лот­ман 2004: 203], а так­же выдви­га­ет идею о пони­ма­нии и непо­ни­ма­нии и свя­зы­ва­ет ее с тем, что «чита­тель вно­сит в текст свою лич­ность, свою куль­тур­ную память, коды и ассо­ци­а­ции» [Лот­ман 2004: 219].

Авто­ры ста­тьи, ана­ли­зи­руя репли­ки-ком­мен­та­рии к вир­ту­аль­ным тек­стам, поста­ви­ли перед собой зна­чи­мые для совре­мен­ной ком­му­ни­ка­тив­ной и интер­пре­ти­ру­ю­щей линг­ви­сти­ки вопро­сы. Поче­му при вос­при­я­тии одно­го и того же тек­ста, харак­те­ри­зу­ю­ще­го­ся фор­маль­но-смыс­ло­вой целост­но­стью, в ком­мен­та­ри­ях акту­а­ли­зи­ру­ют­ся раз­лич­ные дик­тум­но-модус­ные ком­по­нен­ты? Какие фак­то­ры обу­слов­ли­ва­ют дик­тум­но-модус­ные транс­фор­ма­ции, харак­те­ри­зу­ю­щие раз­ви­тие вир­ту­аль­но­го диалога?

Фор­ми­ру­ю­щий­ся в ходе обсуж­де­ния новост­ной пуб­ли­ка­ции диа­лог обра­зу­ет доста­точ­но цель­ное рече­вое про­стран­ство, кото­рое мож­но трак­то­вать как еди­ный текст, устро­ен­ный по пόле­во­му прин­ци­пу: ядро (исход­ная пуб­ли­ка­ция) и уда­ля­ю­щи­е­ся вол­но­об­раз­но и луче­об­раз­но репли­ки. Гово­ря тер­ми­на­ми линг­во­си­нер­ге­ти­ки, обра­зу­ю­ще­е­ся поле пред­став­ля­ет собой сово­куп­ность мик­ро­по­лей, при­тя­ги­ва­ю­щих­ся друг к дру­гу под воз­дей­стви­ем субъ­ек­тив­ной энер­ге­ти­ки ком­му­ни­кан­тов [Буров 2007; Мат­ве­е­ва 2017]. На наш взгляд, такая энер­ге­ти­ка заклю­че­на преж­де все­го в модаль­но­стях обще­ния. Раз­ви­вая дис­курс линг­во­си­нер­ге­ти­ки [Буров 2007; Мат­ве­е­ва 2017], мож­но гово­рить, что интер­нет дает спе­ци­фи­че­ские импуль­сы само­раз­ви­тию диа­ло­га. Как отме­ча­ют иссле­до­ва­те­ли, пер­вым толч­ком «может стать любое собы­тие обще­ствен­ной, поли­ти­че­ской, куль­тур­ной, науч­ной жиз­ни, а так­же любое обще­ствен­но зна­чи­мое рече­вое собы­тие» [Коло­коль­це­ва 2011: 129], кото­рое в интер­нет-обще­нии фор­ми­ру­ет про­ти­во­ре­чи­вое тек­сто­вое про­стран­ство. С одной сто­ро­ны, его раз­ви­тие при­вя­за­но к исход­но­му тек­сту, в кото­ром раз­ные участ­ни­ки (а их может быть мно­го — это тоже важ­ная осо­бен­ность интер­нет-обсуж­де­ний) видят каж­дый свое про­блем­ное поле и тем самым при­вле­ка­ют раз­ных интер­нет-поль­зо­ва­те­лей к уча­стию в дис­кус­сии. Таким обра­зом, интер­нет-ком­мен­та­рии явля­ют­ся ярким про­яв­ле­ни­ем зако­на диа­лек­ти­ки, фор­му­ли­ру­е­мо­го как един­ство и борь­ба про­ти­во­по­лож­но­стей. Обсуж­да­е­мый текст как объ­ек­тив­ный фено­мен, вопло­ща­ю­щий исход­ный замы­сел авто­ра, пред­став­ля­ет собой субъ­ект, обу­слов­ли­ва­ю­щий дей­ствие цен­тро­стре­ми­тель­ных тен­ден­ций. Им про­ти­во­сто­ят цен­тро­беж­ные тен­ден­ции, про­яв­ле­ни­ем кото­рых явля­ет­ся раз­ви­тие диа­ло­га меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми, реа­ли­зу­ю­щее субъ­ек­тив­ное вос­при­я­тие тек­ста и субъ­ек­тив­ные когни­тив­но-рече­вые реакции.

Сфор­му­ли­ро­ван­ные тези­сы опре­де­ля­ют направ­ле­ние насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния, посвя­щен­но­го опи­са­нию интер­нет-ком­мен­та­ри­ев в аспек­те интер­пре­ти­ру­ю­щей линг­ви­сти­ки и рече­во­му про­яв­ле­нию кон­флик­та интер­пре­та­ций. Гипо­те­за рабо­ты заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем утвер­жде­нии: фун­да­мен­таль­ным фак­то­ром дик­тум­но-модус­но­го плю­ра­лиз­ма, харак­те­ри­зу­ю­ще­го вир­ту­аль­ный диа­лог, явля­ет­ся меха­низм дотек­сто­вых ожи­да­ний авто­ров ком­мен­та­ри­ев новост­но­го контента.

История вопроса

Кон­фликт интер­пре­та­ций как резуль­тат рецеп­тив­ной дея­тель­но­сти рядо­вых участ­ни­ков интер­нет-ком­му­ни­ка­ции не под­вер­гал­ся спе­ци­аль­но­му науч­но­му иссле­до­ва­нию. При этом фено­мен ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ных сетях, как пока­зы­ва­ют науч­ные изыс­ка­ния, без­услов­но, состав­ля­ет пред­мет науч­но­го инте­ре­са миро­вой линг­ви­сти­че­ской нау­ки или линг­ви­сти­ки интер­не­та [Marx, Weidacher 2014]. Широ­кий обзор науч­ных кон­цеп­ций, раз­ра­ба­ты­ва­е­мых зару­беж­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми, пред­став­лен в ста­тье А. Г. Пас­ту­хо­ва [Пас­ту­хов 2018], а так­же ряде дру­гих публикаций.

В фоку­се иссле­до­ва­тель­ско­го инте­ре­са — объ­ек­ты ком­му­ни­ка­ции раз­лич­ных медий­ных кана­лов [Hutchby 2006; Burger, Luginbühl 2014] и их сете­вых реа­ли­за­ций в «новых» медиа [Androutsopoulos et al. 2006; Herring, Stein, Virtanen 2013]. При этом зару­беж­ные иссле­до­ва­ния соци­аль­ных сетей сосре­до­то­че­ны на част­ных вопро­сах это­го фено­ме­на. Изу­ча­ют­ся меди­аль­ные про­дук­ты в аспек­те выяв­ле­ния и систе­ма­ти­за­ции новых рече­вых жан­ров и новых фор­ма­тов ком­му­ни­ка­ции [Burger, Luginbühl 2014; Volodina 2013]. Иссле­ду­ют­ся рецеп­тив­ные стра­те­гии, а так­же моде­ли пер­су­а­зив­но­го зна­ния, кото­рые раз­ра­бо­та­ли М. Фри­стад и П. Райт [Friestad, Wright 1994].

В ряде работ вни­ма­ние уде­ля­ет­ся ана­ли­зу медий­но­го воз­дей­ствия на адре­са­та, кото­рое пози­ци­о­ни­ру­ет­ся как сред­ство фор­ми­ро­ва­ния идей и мне­ний для целе­вых ауди­то­рий, как попыт­ка выяс­не­ния побу­ди­тель­ной силы меди­а­тек­ста [Mikos, Wegener 2005].

Иссле­до­ва­ние интер­нет-ком­му­ни­ка­ции выпол­ня­ет­ся так­же и в сопо­ста­ви­тель­ном аспек­те. Так, в моно­гра­фии «The Ethics of Humour in Online Slavic Media Communication» [Duskaeva 2022] выяв­ля­ют­ся общие и этно­куль­тур­ные зако­но­мер­но­сти в исполь­зо­ва­нии средств ком­му­ни­ка­тив­но­го эти­ке­та в онлайн-ком­му­ни­ка­ци­ях, что поз­во­ля­ет авто­рам сде­лать вывод о твор­че­ском потен­ци­а­ле сопо­став­ля­е­мых сла­вян­ских язы­ков. Науч­ный кол­лек­тив рос­сий­ских, бело­рус­ских, поль­ских, сло­вац­ких, литов­ских уче­ных рас­смат­ри­ва­ет рече­вой эти­кет как линг­ви­сти­че­ский инстру­мент само­ор­га­ни­за­ции онлайн-сооб­ществ; дела­ет­ся вывод об этно­куль­тур­ной спе­ци­фи­ке онлайн-обще­ния раз­ных сла­вян­ских наро­дов [Duskaeva 2021].

Таким обра­зом, фокус иссле­до­ва­ния совре­мен­ной зару­беж­ной линг­ви­сти­ки вклю­ча­ет соци­аль­ные сети и интер­нет-ком­му­ни­ка­цию, одна­ко ком­мен­та­рии интер­нет-поль­зо­ва­те­лей, реа­ли­зу­ю­щие кон­флик­то­ген­ный потен­ци­ал новост­но­го тек­ста, не под­вер­га­лись спе­ци­аль­но­му линг­ви­сти­че­ско­му исследованию.

В насто­я­щей ста­тье рече­вое вза­и­мо­дей­ствие в соци­аль­ных сетях рас­смат­ри­ва­ет­ся нами как часть есте­ствен­ной ком­му­ни­ка­тив­ной прак­ти­ки — обще­ние рядо­вых носи­те­лей язы­ка, в то вре­мя как в зару­беж­ных иссле­до­ва­ни­ях акцент дела­ет­ся на про­фес­си­о­наль­ной сто­роне сете­вой ком­му­ни­ка­ции. Скотт Райт, извест­ный спе­ци­а­лист в дан­ной обла­сти, отме­ча­ет, что иссле­до­ва­ния сете­вой ком­му­ни­ка­ции свя­за­ны в основ­ном с деба­та­ми на сай­тах эли­тар­ных лич­но­стей. Автор выска­зы­ва­ет мне­ние, что хотя иссле­до­ва­те­ли при­зна­ют зна­чи­мость изу­че­ния обще­ния рядо­вых граж­дан, но в соци­аль­но-гума­ни­тар­ных нау­ках это­му рече­во­му фено­ме­ну уде­ля­ет­ся недо­ста­точ­но вни­ма­ния [Wright 2012].

Направ­ле­ние иссле­до­ва­ния, пред­став­лен­но­го в этой и ряде дру­гих наших ста­тей, с одной сто­ро­ны, пока­зы­ва­ет его соот­не­сен­ность с обще­ми­ро­вой науч­ной повест­кой, а с дру­гой — обес­пе­чи­ва­ет новиз­ну полу­чен­ных резуль­та­тов, опре­де­ля­е­мую ком­плекс­ным под­хо­дом к выде­лен­но­му объ­ек­ту иссле­до­ва­ния и его спе­ци­фи­кой — интер­нет-ком­мен­та­ри­я­ми рядо­вых носи­те­лей язы­ка, раз­ме­щен­ны­ми в соци­аль­ной сети и рас­смат­ри­ва­е­мы­ми как вир­ту­аль­ный диа­ло­ги­че­ский дискурс.

На линг­во­ин­тер­пре­та­ци­он­ном уровне иссле­до­ва­ния интер­нет-ком­мен­та­ри­ев про­дол­жа­ет­ся обсуж­де­ние таких неод­но­крат­но под­ни­ма­е­мых в линг­ви­сти­ке про­блем, как асим­мет­рич­ный дуа­лизм язы­ко­во­го зна­ка [Кар­цев­ский 1964], вари­а­тив­ность как про­яв­ле­ние систем­но-струк­тур­ной при­ро­ды язы­ка [Солн­цев 1984; Сте­па­нов 1976], пре­де­лы фор­маль­но-смыс­ло­во­го варьи­ро­ва­ния язы­ко­вых еди­ниц [Смир­ниц­кий 1998], интер­пре­ти­ру­е­мость как свой­ство тек­ста и его ком­по­нен­тов [Демьян­ков 1981].

Интер­пре­та­ци­он­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние в интер­нет-сре­де дис­кур­сив­но­го кон­тен­та обу­слов­ле­но как экс­тра­линг­ви­сти­че­ски­ми, так и линг­ви­сти­че­ски­ми фак­то­ра­ми. К чис­лу экс­тра­линг­ви­сти­че­ских мы отно­сим преж­де все­го спе­ци­фи­ку интер­нет-про­стран­ства и осо­бен­но­сти вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции. Стре­ми­тель­ное раз­ви­тие интер­не­та при­во­дит к когни­тив­ной моди­фи­ка­ции при­выч­ных фор­ма­тов ком­му­ни­ка­ции, их адап­тив­но­му пре­об­ра­зо­ва­нию с рас­ши­ре­ни­ем сфе­ры сво­е­го суще­ство­ва­ния за счет Сети, изме­не­нию созна­ния лич­но­сти в интер­не­те, фор­ми­ро­ва­нию ново­го, сете­во­го обра­за жиз­ни и мыш­ле­ния [Дус­ка­е­ва 2013; Чер­няк 2018]. О важ­но­сти и зна­чи­мо­сти изу­че­ния язы­ка интер­нет-обще­ния сви­де­тель­ству­ют мно­го­чис­лен­ные пуб­ли­ка­ции послед­них деся­ти­ле­тий [Ага­по­ва, Поло­ян, 2016; Бар­ко­вич 2016; Горош­ко 2016; Ефре­мов 2014; Коло­коль­це­ва, Луто­ви­но­ва 2016 и др.]. Иссле­до­ва­те­ли обо­зна­ча­ют такие осо­бен­но­сти интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, как вир­ту­аль­ность, диа­ло­гич­ность, интер­ак­тив­ность, нели­ней­ность, неза­вер­шен­ность, спо­соб­ность к пре­об­ра­зо­ва­нию инфор­ма­ции [Клу­ши­на и др. 2018; Моро­зо­ва 2011; Тро­фи­мо­ва, Бара­баш 2020].

В интер­нет-сре­де фор­ми­ру­ет­ся новый жанр — интер­нет-ком­мен­та­рий. «Этот жанр раз­ви­ва­ет сюжет глав­но­го мате­ри­а­ла, под­чи­ня­ясь зако­нам интер­не­та, раз­дви­гая гра­ни­цы меди­а­тек­ста и услож­няя сюжет с помо­щью впле­те­ния в него мыс­лей чита­те­ля, при­чуд­ли­во фор­ма­ти­руя исход­ный текст» [Клу­ши­на и др. 2018: 53]. Интер­нет-ком­мен­та­рий иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют «реак­тив­ным» жан­ром, ори­ен­ти­ро­ван­ным на даль­ней­шую ком­му­ни­ка­цию; каж­дый ком­мен­та­рий ста­но­вит­ся объ­ек­том сле­ду­ю­ще­го ком­мен­та­рия [Демен­тьев 2018; Дуда­ре­ва, Шпиль­ная 2021; Митя­ги­на 2012; Саве­лье­ва 2021], обра­зуя поли­дик­тум­ное и поли­мо­дус­ное диа­ло­ги­че­ское сплетение.

Диа­ло­ги­че­ский текст в рус­ле тра­ди­ци­он­но­го систем­но-струк­тур­но­го под­хо­да, сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся в сере­дине ХХ века, «рас­смат­ри­ва­ет­ся как иерар­хи­че­ски упо­ря­до­чен­ное обра­зо­ва­ние, обес­пе­чи­ва­е­мое фор­маль­ной и содер­жа­тель­ной связ­но­стью струк­тур­ных эле­мен­тов, созда­ва­е­мых раз­ны­ми носи­те­ля­ми язы­ка в ситу­а­ции обме­на мыс­ля­ми об одном пред­ме­те речи» [Шпиль­ная 2018: 11].

В фоку­се вни­ма­ния линг­ви­стов — струк­ту­ра орга­ни­за­ции внеш­ней фор­мы диа­ло­ги­че­ско­го тек­ста и ее семан­ти­че­ский ана­лиз [Ешке 1980; Шве­до­ва 1960 и др.].

В рус­ле пост­ге­не­ра­тив­ной линг­ви­сти­ки раз­ви­ва­ет­ся антро­по­ди­на­ми­че­ская модель диа­ло­ги­че­ско­го тек­ста, в кон­цеп­ции кото­рой его гене­зис детер­ми­ни­ру­ет­ся внеш­ни­ми усло­ви­я­ми — ком­му­ни­ка­тив­ным наме­ре­ни­ем носи­те­ля язы­ка. В совре­мен­ной диа­ло­ги­че­ской линг­ви­сти­ке пред­став­ле­ны три антро­по­ди­на­ми­че­ские моде­ли: ком­му­ни­ка­тив­но-функ­ци­о­наль­ная, объ­яс­ня­ю­щая тема-рема­ти­че­скую дина­ми­ку диа­ло­ги­че­ско­го тек­ста ком­му­ни­ка­тив­ны­ми уста­нов­ка­ми носи­те­лей язы­ка [Арутю­но­ва 1992 и др.]; праг­ма­ти­че­ская, опи­сы­ва­ю­щая илло­ку­тив­ные наме­ре­ния про­ду­цен­тов реплик [Бара­нов, Крей­длин 1992], когни­тив­ная, кото­рая рас­смат­ри­ва­ет диа­лог через приз­му клю­че­вых фрей­мов, обес­пе­чи­ва­ю­щих когни­тив­ную коге­зию [Дейк 1989]. Пред­став­лен­ный ряд совре­мен­ных тео­рий диа­ло­ги­че­ско­го тек­ста раз­ви­ва­ет дери­ва­ци­он­ная кон­цеп­ция, соглас­но кото­рой диа­ло­ги­че­ский текст рас­смат­ри­ва­ет­ся как про­из­вод­но-праг­ма­ти­че­ская еди­ни­ца; струк­ту­ро­об­ра­зу­ю­щим ком­по­нен­том тек­сто­об­ра­зо­ва­ния явля­ет­ся его внут­рен­няя фор­ма как пред­тек­сто­вый фено­мен, опре­де­ля­ю­щий каче­ствен­ное свое­об­ра­зие про­из­во­ди­мо­го тек­ста [Шпиль­ная 2018].

Реа­ли­зу­е­мый в насто­я­щей рабо­те под­ход к иссле­до­ва­нию вир­ту­аль­но­го диа­ло­га участ­ни­ков интер­нет-ком­му­ни­ка­ции осно­вы­ва­ет­ся на раз­ра­ба­ты­ва­е­мой нами кон­цеп­ции дотек­сто­вых ожи­да­ний адре­са­та как фак­то­ра, детер­ми­ни­ру­ю­ще­го его рецеп­тив­но-интер­пре­та­ци­он­ную дея­тель­ность [Ким, Беля­е­ва 2019]. Адре­сат акту­а­ли­зи­ру­ет в интер­пре­ти­ру­е­мом тек­сте реле­вант­ные в дан­ной ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции ком­по­нен­ты, кор­ре­ли­ру­ю­щие с его дотек­сто­вы­ми ожи­да­ни­я­ми, оце­ни­ва­ет их по сло­жив­шей­ся шка­ле оце­нок и репре­зен­ти­ру­ет в сво­ей интер­пре­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти, кото­рая полу­ча­ет вопло­ще­ние в дик­ту­ме и моду­се интер­нет-ком­мен­та­рия, выпол­ня­ю­ще­го интер­пре­ти­ру­ю­щую функцию.

Ана­лиз дик­тум­но-модус­ных транс­фор­ма­ций вир­ту­аль­но­го диа­ло­ги­че­ско­го дис­кур­са пред­по­ла­га­ет обра­ще­ние к этим поня­ти­ям. Впер­вые кон­цеп­цию двух­част­ной струк­ту­ры выска­зы­ва­ния пред­ло­жил Ш. Бал­ли, вычле­нив дик­тум и модус, т. е. объ­ек­тив­ные и субъ­ек­тив­ные смыс­лы выска­зы­ва­ния [Бал­ли 1955: 44–45]. Идея пер­вич­но­сти дик­ту­ма была пози­тив­но вос­при­ня­та в рос­сий­ской линг­ви­сти­ке. Деталь­ное иссле­до­ва­ние исто­рии изу­че­ния кате­го­рии моду­са и ана­лиз его функ­ций в дан­ном аспек­те пред­став­ле­ны в моно­гра­фии О. Н. Копы­то­ва «Модус на про­стран­стве тек­ста» [Копы­тов 2012]. Во мно­гих дру­гих линг­ви­сти­че­ских рабо­тах, осве­ща­ю­щих орга­ни­за­цию содер­жа­тель­но­го пла­на дис­кур­са, дик­тум и модус рас­смат­ри­ва­ют­ся в каче­стве обли­га­тор­ных содер­жа­тель­ных ком­по­нен­тов пере­да­ва­е­мой адре­са­ту инфор­ма­ции [Бело­шап­ко­ва 1989; Коло­со­ва 1979; Шме­ле­ва 1994; Мишла­нов, Кри­жа­нов­ская, Куз­не­цо­ва 2021]. Вслед за Ш. Бал­ли их соот­но­ше­ние трак­ту­ет­ся в рам­ках отра­жа­тель­ной кон­цеп­ции ком­му­ни­ка­тив­но­го обще­ния. Отме­ча­ет­ся, в част­но­сти, что про­ти­во­по­став­лен­ность дик­ту­ма и моду­са осно­ва­на на соот­не­сен­но­сти объ­ек­тив­но­го и субъ­ек­тив­но­го смыс­ло­вых сло­ев, на про­ти­во­по­лож­но­сти чело­ве­ка и внеш­не­го мира, сре­ды и субъ­ек­та. В линг­ви­сти­че­ской лите­ра­ту­ре тра­ди­ци­он­но отме­ча­ет­ся, что дик­тум и модус, будучи само­сто­я­тель­ны­ми, не явля­ют­ся чуж­ды­ми друг дру­гу. При этом в един­стве функ­ци­о­наль­но-семан­ти­че­ско­го про­стран­ства пред­ло­же­ния-выска­зы­ва­ния кос­вен­но или пря­мо при­зна­ет­ся опре­де­ля­ю­щая роль диктума.

В рабо­тах, посвя­щен­ных акцен­ти­ро­ван­но­му иссле­до­ва­нию моду­са, под­чер­ки­ва­ет­ся его вли­я­ние на выбор средств выра­же­ния дик­тум­но­го содер­жа­ния [Нагор­ный 2002; Тура­е­ва 1994; Шме­ле­ва 1994]. Соглас­но реа­ли­зу­е­мой в насто­я­щей ста­тье кон­цеп­ции, детер­ми­ни­ру­ет­ся сле­ду­ю­щая реле­вант­ность: речь, ситу­а­ция, кон­текст — это не что иное, как дис­курс, а ком­му­ни­ка­тив­ные наме­ре­ния, субъ­ек­тив­ные цели свя­за­ны с модус­ной орга­ни­за­ци­ей дис­кур­са и его функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем. Несмот­ря на тес­ную связь дик­ту­ма и моду­са в содер­жа­тель­ном и струк­тур­ном пла­нах тек­ста, их вза­и­мо­от­но­ше­ния в функ­ци­о­наль­но-гене­ти­че­ском аспек­те, на наш взгляд, носят под­чи­ни­тель­ный харак­тер, где модус име­ет при­мат над дик­ту­мом. Модус пер­ви­чен в дея­тель­ност­ном плане рече­по­рож­де­ния, так как вся­кая дея­тель­ность, в том чис­ле рече­вая, на пер­вых эта­пах порож­де­ния речи напря­мую свя­за­на с ее целя­ми и моти­ва­ми, нали­чие кото­рых фор­ми­ру­ет модус пла­ни­ру­е­мо­го внеш­не­го выска­зы­ва­ния. В спон­тан­ном дис­кур­се обсуж­де­ния ново­стей интер­не­та это обсто­я­тель­ство суще­ствен­ным обра­зом акту­а­ли­зи­ру­ет­ся, и мы пола­га­ем, что насто­я­щее иссле­до­ва­ние будет зна­чи­мым обос­но­ва­ни­ем пред­став­лен­ной кон­цеп­ции вза­и­мо­дей­ствия модус­но­го и дик­тум­но­го пла­нов диа­ло­ги­че­ской речи. Счи­та­ем важ­ным под­черк­нуть, что в науч­ной шко­ле «Соци­аль­но-когни­тив­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ка», резуль­та­ты рабо­ты кото­рой пред­став­ле­ны в одно­имен­ной кол­лек­тив­ной моно­гра­фии [Анти­пов и др. 2017] и кон­цеп­цию кото­рой раз­ви­ва­ет дан­ная ста­тья, моду­со- и аксио­ло­го­цен­три­че­ский под­хо­ды к когни­тив­но-рече­вой дея­тель­но­сти и ее резуль­та­там посте­пен­но уси­ли­ва­ют свои пози­ции. Так, в «Сло­ва­ре обы­ден­ных тол­ко­ва­ний поли­ти­че­ских тер­ми­нов» (науч. ред. Н. Д. Голев) [Голев 2019] наря­ду с тра­ди­ци­он­ны­ми вопро­са­ми о зна­че­нии слов-сти­му­лов и об ассо­ци­а­ци­ях, кото­рые они вызы­ва­ют, были вве­де­ны зада­ния на выяв­ле­ние аксио­ло­ги­че­ско­го отно­ше­ния к явле­ни­ям, обо­зна­ча­е­мым эти­ми сло­ва­ми. Напри­мер: завер­ши­те фра­зу На то это и (…кор­руп­ция, демо­крат и т. п.), что­бы…; Какой он (…монар­хист, кор­руп­ци­о­нер…), если… . По мне­нию соста­ви­те­лей сло­ва­ря, эти зада­ния поз­во­ля­ют экс­пли­ци­ро­вать оце­ноч­ные смыс­лы инфор­ман­та. Пола­га­ем, что такие смыс­лы во мно­гом опре­де­ля­ют буду­щие дис­кур­сы, так как отно­сят­ся к кате­го­рии «ожи­да­е­мое», о кото­рой будет подроб­но ска­за­но далее.

Описание методики исследовани

Раз­ра­бот­ка идеи дик­тум­но-модус­ных транс­фор­ма­ций в вир­ту­аль­ном диа­ло­ги­че­ском дис­кур­се осу­ществ­ля­ет­ся на мате­ри­а­ле пуб­ли­ка­ции «За что будут поги­бать рос­сий­ские воен­ные в Казах­стане?», раз­ме­щен­ной 10 янва­ря 2022 г. в соци­аль­ной сети maxpark​.com1, сле­ду­ю­ще­го содер­жа­ния. Рос­сий­ские вой­ска под фла­гом ОДКБ вве­де­ны в охва­чен­ный мас­со­вы­ми бес­по­ряд­ка­ми Казах­стан. Под­твер­жден­ной инфор­ма­ции о боестолк­но­ве­ни­ях с уча­сти­ем воен­но­слу­жа­щих РФ пока нет, но, учи­ты­вая напря­жен­ную ситу­а­цию, воз­мож­ны не толь­ко актив­ные дей­ствия сил ОДКБ, сре­ди кото­рых десант­ни­ки из РФ состав­ля­ют более 90 про­цен­тов лич­но­го соста­ва, но и целе­на­прав­лен­ные про­во­ка­ции и тер­ро­ри­сти­че­ские акты про­тив них со сто­ро­ны воору­жен­ных экс­тре­ми­стов. Все это неми­ну­е­мо при­ве­дет к невоз­врат­ным поте­рям сре­ди лич­но­го соста­ва. Как вы счи­та­е­те, за что будут поги­бать рос­сий­ские воен­но­слу­жа­щие в Казах­стане? Эта пуб­ли­ка­ция собра­ла 155 ком­мен­та­ри­ев участ­ни­ков интернет-дискуссии.

В заго­лов­ке и заклю­чи­тель­ной фра­зе при­ве­ден­но­го выше тек­ста исполь­зо­ва­на фор­ма вопро­си­тель­но­го пред­ло­же­ния, пред­по­ла­га­ю­щая вовле­че­ние чита­те­лей в обсуж­де­ние про­бле­мы уча­стия рос­сий­ских миро­твор­цев в раз­ре­ше­нии соци­аль­но-поли­ти­че­ско­го кон­флик­та на тер­ри­то­рии Казах­ста­на. Завер­ша­ет­ся пуб­ли­ка­ция онлайн-опро­сом чита­тель­ской ауди­то­рии. Поль­зо­ва­те­лям дис­кус­си­он­но­го интер­нет-пор­та­ла пред­ла­га­ет­ся выра­зить свою пози­цию, выбрав один из пред­ло­жен­ных вари­ан­тов отве­та: 1) за то, что­бы оста­но­вить хит­рое при­бли­же­ние НАТО к гра­ни­цам РФ через Китай, Иран и состо­я­щую в ОДКБ Кир­ги­зию; 2) за то, что­бы оста­но­вить про­ник­но­ве­ние в дру­же­ствен­ный Казах­стан «десят­ков тысяч тер­ро­ри­стов» из не менее дру­же­ствен­ных сосед­них стран; 3) за то, что­бы казах­ские эли­ты поми­ри­лись и про­дол­жи­ли про­во­ди­мую поли­ти­ку «мяг­кой русо­фо­бии»; 4) за то, что­бы сре­ди каза­хов рус­ские полу­чи­ли ста­тус «окку­пан­тов», воз­ник­ла мас­со­вая народ­ная русо­фо­бия, а за ней повод для воз­вра­ще­ния Север­но­го Казах­ста­на в «род­ную гавань»; 5) за то, что­бы предот­вра­тить граж­дан­скую вой­ну и рас­кол Казах­ста­на, исклю­чив этим воз­мож­ность воз­вра­ще­ния Север­но­го Казах­ста­на «в род­ную гавань»; 6) за прин­ци­пи­аль­ную незыб­ле­мость авто­ри­тар­ной вла­сти и свя­тость любо­го елба­сы, вне зави­си­мо­сти от его фами­лии; 7) за солид­ную зар­пла­ту, соци­аль­ные выпла­ты и дру­гие льго­ты. Воен­но­слу­жа­щих и при­рав­нен­ных к ним лиц даже от куар­ко­дов освободили.

Ука­зан­ную пуб­ли­ка­цию, а так­же при­креп­лен­ные к ней вопро­сы онлайн-анке­ты мы рас­смат­ри­ва­ем как ини­ци­аль­ную репли­ку авто­ра, цель кото­рой — побу­дить чита­те­лей всту­пить в интер­нет-дис­кус­сию. Ком­мен­та­рии чита­те­лей — это репли­ки, сово­куп­ность кото­рых вме­сте с интер­нет-пуб­ли­ка­ци­ей и онлайн-вопро­са­ми обра­зу­ет вир­ту­аль­ный диалог.

При иссле­до­ва­нии язы­ко­во­го мате­ри­а­ла исполь­зо­ва­лись мето­ды: дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­ще­го уста­но­вить дик­тум­ное содер­жа­ние ком­мен­ти­ру­ю­щих реплик; интент-ана­ли­за, поз­во­ля­ю­ще­го выявить интен­ци­о­наль­ную (целе­вую) направ­лен­ность рече­вых выска­зы­ва­ний, вклю­чая модус­ные смыс­лы; срав­ни­тель­но­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­ще­го осу­ще­ствить сопо­став­ле­ние фор­мы и содер­жа­ния реплик.

Анализ материала и результаты исследования

Диктумно-модусные векторы интернет-комментариев

Обсуж­де­ние интер­нет-пуб­ли­ка­ции «За что будут поги­бать рос­сий­ские воен­ные в Казах­стане?» име­ет ком­му­ни­ка­тив­ную осно­ву, общую для диа­ло­гов мно­гих функ­ци­о­наль­ных раз­но­вид­но­стей рус­ской раз­го­вор­ной речи. Счи­та­ем важ­ным под­черк­нуть нали­чие инто­на­ци­он­но-пунк­ту­а­ци­он­но­го аспек­та модаль­ной вари­а­тив­но­сти вопро­сов в назва­нии пуб­ли­ка­ции и в пред­ла­га­е­мой анке­те. Фор­му­ли­ров­ки вопро­сов могут трак­то­вать­ся и как рито­ри­че­ские, а без вопро­си­тель­но­го зна­ка и как утвер­ди­тель­ные; сам факт модаль­ной неопре­де­лен­но­сти сти­му­ли­ру­ет участ­ни­ков обсуж­де­ния к выбо­ру модаль­но-дик­тум­ной позиции.

Задан­ная ини­ци­аль­ной репли­кой тема неиз­беж­ной гибе­ли рос­сий­ских воен­ных в Казах­стане в струк­ту­ре диа­ло­га раз­ви­ва­ет­ся раз­но­век­тор­ны­ми луча­ми, обра­зуя поли­дик­тум­ное и поли­мо­дус­ное тек­сто­вое пространство.

Ком­мен­та­рии с пре­об­ла­да­ю­щим дик­тум­ным содер­жа­ни­ем. Язы­ко­вая орга­ни­за­ция этих реплик-ком­мен­та­ри­ев харак­те­ри­зу­ет­ся на син­так­си­че­ском уровне пре­об­ла­да­ни­ем повест­во­ва­тель­но-утвер­ди­тель­ных пред­ло­же­ний, а на лек­си­че­ском — нали­чи­ем как эмо­ци­о­наль­но окра­шен­ной, так и ней­траль­ной лек­си­ки, направ­лен­ной на выра­же­ние обсуж­да­е­мой темы.

Ком­мен­та­рии-реак­ции фор­маль­но явля­ют­ся отве­та­ми на ини­ци­аль­ную вопро­си­тель­ную репли­ку авто­ра пуб­ли­ка­ции: Деды за ком­му­низм поги­ба­ли, сей­час за капи­та­лизм (Про­хо­жий 64)2; Деды бес­плат­но за Ком­му­низм… вну­ки и пра­вну­ки за баб­ло за капи­та­лизм (АЛЛ); Деды за Роди­ну поги­ба­ли, а не за идею немец­ко­го еврея Кар­ла Марк­са (Олег Моде­стов). В этих и подоб­ных репли­ках исполь­зу­ет­ся задан­ная ини­ци­аль­ным вопро­сом син­так­си­че­ская струк­ту­ра: «за что будут поги­бать — за ком­му­низм поги­ба­ли»; «за баб­ло за капи­та­лизм». Одна­ко в ком­мен­та­ри­ях-репли­ках про­ис­хо­дит транс­фор­ма­ция дик­тум­но­го содер­жа­ния, обу­слов­лен­ная: а) заме­ще­ни­ем субъ­ек­та дей­ствия («рос­сий­ские воен­ные — деды»); б) сме­ще­ни­ем вре­ме­ни, выра­жен­но­го пре­ди­ка­том («будут поги­бать — поги­ба­ли»); в) заме­ной актан­та со зна­че­ни­ем ‘побу­ди­тель­ный мотив’ («за что — за баб­ло — бес­плат­но»); г) пре­об­ра­зо­ва­ни­ем сир­кон­стан­та («Казах­стан — Родина»).

Ана­лиз содер­жа­ния ком­мен­та­ри­ев участ­ни­ков дис­кус­сии пока­зы­ва­ет, что они при­хо­дят на пло­щад­ку интер­не­та с потен­ци­аль­ной готов­но­стью про­во­дить свою линию и про­ти­во­дей­ство­вать чужой. Авто­ров реплик вол­ну­ют соб­ствен­ные темы, с необ­хо­ди­мо­стью обсуж­де­ния кото­рых они всту­па­ют в дис­кус­сию. Поэто­му заяв­лен­ная тема пре­об­ра­зу­ет­ся в обсуж­де­ние про­бле­мы: «за что поги­ба­ли наши деды в пере­лом­ные пери­о­ды в исто­рии Рос­сии, за что поги­ба­ют воен­ные (вну­ки) в наши дни». Дик­тум­ное про­стран­ство дис­кус­сии луче­об­раз­но рас­ши­ря­ет­ся за счет вклю­че­ния в дис­кус­си­он­ную сфе­ру новых тема­ти­че­ских бло­ков. В ком­мен­та­ри­ях пред­став­ле­на тема «защи­та инте­ре­сов Рос­сии»: Думать надо не о инте­ре­сах раз­лич­ных кла­нов Казах­ста­на, а о инте­ре­сах Рос­сии. Вам при­мер Укра­и­ны ни о чем не гово­рит? Там не вме­ша­лись наши. И что воров на Укра­ине ста­ло мень­ше, или боль­ше? А без­опас­ность Рос­сии пони­зи­лась, да и жизнь в ней ухуд­ши­лась (Влад Кня­зев). Эта тема обсуж­да­ет­ся парал­лель­но с век­то­ром раз­ви­тия темы «пер­спек­ти­вы меж­го­су­дар­ствен­ных отно­ше­ний Рос­сии и Казах­ста­на», отра­жен­ной в репли­ках: Казах­стан это Рос­сия и пора воз­вра­щать его назад во вся­ком слу­чае север­ный уж точ­но ина­че эта дыр­ка в ази­ат­ский бар­дак не закро­ет­ся нико­гда (Алек­сандр Лебе­дев); Рос­сии этот напо­ло­ви­ну родо­пле­мен­ной, напо­ло­ви­ну фео­даль­ный анклав не нужен (Alessandro DelPiero); А бан­дит­ский анклав под боком нужен? (Влад Кня­зев).

Дис­кус­си­он­ный век­тор, направ­лен­ный на ана­лиз темы «эко­но­ми­че­ская и поли­ти­че­ская ситу­а­ция в Казах­стане», пред­став­ля­ют ком­мен­та­рии участ­ни­ков спо­ра, в кото­рых, с одной сто­ро­ны, цити­ро­ва­ни­ем авто­ри­тет­ных источ­ни­ков пред­став­ле­на близ­кая к офи­ци­аль­ной точ­ка зре­ния, а с дру­гой — «народ­ная», т. е. мне­ния обы­ва­те­лей, выска­зы­ва­е­мые в транс­пор­те и на рын­ках. В сво­ей доста­точ­но про­стран­ной репли­ке один из участ­ни­ков дис­кус­сии цити­ру­ет пуб­ли­ка­цию «Казах­стан в огне. С места собы­тий», раз­ме­щен­ную на пор­та­ле «Царь­град», в кото­рой содер­жит­ся ана­ли­ти­че­ское осве­ще­ние соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских про­цес­сов, ока­зав­ших вли­я­ние на ситу­а­цию: Что­бы было понят­нее, что про­ис­хо­дит в Казах­стане: «Одно­вре­мен­но с этим Тока­ев начал наступ­ле­ние на при­ви­ле­гии аме­ри­кан­цев и англи­чан в стране и потре­бо­вал повы­ше­ния зар­плат казах­стан­цам, заня­тым в сов­мест­ных про­ек­тах. Так­же он выдви­нул еще ряд тре­бо­ва­ний — в част­но­сти, о выдви­же­нии наци­о­наль­но­го менедж­мен­та в руко­вод­ство сов­мест­ных ком­па­ний, и самое важ­ное — о пре­кра­ще­нии выво­за капи­та­ла. Соб­ствен­но, вот эти про­цес­сы по ослаб­ле­нию вли­я­ния Запа­да в Ср. Азии и при­ве­ли к нынеш­не­му кри­зи­су, кото­рый мож­но пря­мо назвать попыт­кой реван­ша со сто­ро­ны запад­ных стран» («Казах­стан в огне. С места собы­тий» на Царь­гра­де) (Нико­лай Петрович).

«Народ­ное» виде­ние про­ис­хо­дя­щих в Казах­стане собы­тий изла­га­ет АЛЛ: Этот ана­лиз, пол­ней­шая чепу­ха. Утром раз­го­ва­ри­вал с Таш­кен­том, спра­ши­вал как смот­рят на собы­тия в Казах­стане, так вот база­ры гудят, обсуж­да­ют, в обще­ствен­ном транс­пор­те обсуж­да­ют, на лавоч­ках обсуж­да­ют, на рабо­те обсуж­да­ют, моло­дежь куч­ку­ет­ся, и с горя­чи­ми гла­за­ми тоже обсуж­да­ют. Основ­ная мас­са насе­ле­ния, каза­хов под­дер­жи­ва­ет и вос­хи­ща­ет­ся, и абсо­лют­но всем пох… кто за этим сто­ит, важен резуль­тат, власть дрог­ну­ла, начал­ся пере­смотр цен, кое где, цены уже рух­ну­ли на поло­ви­ну… и это толь­ко нача­ло испол­не­ния вла­стью тре­бо­ва­ний про­те­сту­ю­щих… Вер­сии в то, что за этим сто­ят ислам­ские ради­ка­лы-кате­го­ри­че­ски не при­ни­ма­ют­ся, там народ на этой теме уже тер­тый, не про­ве­дешь, все зна­ют, что ислам­ские ради­ка­лы в Азии зачи­ще­ны еще лет 15 назад, а те кото­рые еще оста­лись, сидят в глу­бо­ком под­по­лье, и авто­ри­те­та в наро­де не име­ют… Вер­сии рос­сий­ских «поли­то­ло­гов», что это зате­я­но про­тив Рос­сии, и кон­крет­но про­тив Пути­на, под­ни­ма­ют­ся на смех… С Алма-Атой общал­ся 5 янва­ря утром, к вече­ру свя­зи уже не было… Вот появит­ся связь, узна­ем кон­крет­но, что там про­ис­хо­ди­ло… И вооб­ще, при­вя­зы­вать к собы­ти­ям рели­ги­оз­ных ради­ка­лов, это боль­шая тупость, это все рав­но, что запол­нять их кор­зи­ну сла­до­стя­ми… они же поль­зу­ют­ся этим.

В дру­гих ком­мен­та­ри­ях ведет­ся спор, содер­жа­щий исто­ри­ко-эко­но­ми­че­ский ана­лиз отно­ше­ний с рес­пуб­ли­ка­ми, вхо­див­ши­ми в состав СССР: В СССР доно­ра­ми были лишь ТРИ рес­пуб­ли­ки, а осталь­ные в том чис­ле и Казах­стан под­пи­ты­ва­лись за счет этих ТРЕХ рес­пуб­лик (стас бало­вень); А кто ска­зал, что это была вер­ная поли­ти­ка тогдаш­не­го руко­вод­ства СССР? После устро­ен­но­го аген­та­ми вли­я­ния Запа­да гос­пе­ре­во­ро­та в СССР в мар­те 1953 г. очень мно­гое в стране пошло напе­ре­ко­сяк, в том чис­ле, кос­ну­лось это и рас­пре­де­ле­ния дохо­дов и ресур­сов меж­ду рес­пуб­ли­ка­ми, ведь одним из пер­вых дей­ствий Хру­ще­ва на глав­ном в стране посту была лик­ви­да­ция союз­но­го Госсна­ба и пере­да­ча его функ­ций в Госсна­бы рес­пуб­ли­кан­ские, что при­ве­ло к появ­ле­нию «тол­ка­чей», к сбо­ям поста­вок на пред­при­я­тия выпус­ка­е­мых той, или иной рес­пуб­ли­кой мате­ри­а­лов, дета­лей или целых агре­га­тов (а это, как след­ствие, ненуж­ные нор­маль­но дей­ству­ю­ще­му про­из­вод­ству авра­лы, штур­мов­щи­на и низ­кое каче­ство про­дук­ции), к нерав­но­мер­но­му обес­пе­че­нию рес­пуб­лик мате­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми, что, по мое­му мне­нию, дела­лось осо­знан­но, с даль­ним при­це­лом на финал 1991 г. (Нико­лай Петрович).

Парал­лель­но это­му обсуж­да­ет­ся про­бле­ма финан­со­во­го обес­пе­че­ния Моск­вы за счет бюд­же­тов про­вин­ций: Насе­ле­ния в Казах­стане не так уж и мно­го, а ресур­сов мно­го. Вы бы луч­ше рас­ска­за­ли, как про­вин­ции Рос­сии за счет сво­их ресур­сов Моск­ву кор­мят нын­че (Влад Кня­зев).

Дик­тум­ное про­стран­ство диа­ло­га рас­ши­ря­ет­ся за счет раз­ви­тия век­то­ра обсуж­де­ния целе­со­об­раз­но­сти и воз­мож­но­сти тех­ни­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния гра­ни­цы Рос­сии и Казах­ста­на: Кто мешал за 30 лет нор­маль­но обо­ру­до­вать гра­ни­цу со сте­пью (миха­ил комис­са­ров); А зачем, все рав­но ско­ро все вер­нут­ся обрат­но обо­жрав­шись запад­ны­ми цен­но­стя­ми коло­ни­аль­ных помо­ек из рабов и их коло­ни­за­то­ров (Кумар Солн­цев); Обо­ру­до­ва­ли. ОДКБ сра­бо­тал бле­стя­ще (Олег Моде­стов). Авто­ры ком­мен­та­ри­ев выска­зы­ва­ют поляр­ные мне­ния, содер­жа­щие исто­ри­че­ские све­де­ния об обо­ру­до­ва­нии гра­ни­цы с Казах­ста­ном и вза­им­ные оцен­ки парт­не­ров в сте­пе­ни их осве­дом­лен­но­сти по это­му вопро­су: Миха­ил, ну я наде­юсь, что вы взрос­лый все-таки чело­век! Как вооб­ще мож­но обо­ру­до­вать две с поло­ви­ной тыся­чи кило­мет­ров гра­ни­цы по откры­той мест­но­сти так, что­бы ее и не про­рва­ли, и не про­со­чи­лись? И какие силы дер­жать на ее при­кры­тии? В свое вре­мя засеч­ные чер­ты в сте­пи стро­и­ли-стро­и­ли, но толк полу­чил­ся толь­ко тогда, когда от обо­ро­ны пере­шли к наступ­ле­нию. И шли на юг начи­ная с Году­но­ва и кон­чая Ско­бе­ле­вым, пока не про­шли степь (Алек­сандр Семё­нов); Вы поин­те­ре­суй­тесь у тех, кто слу­жил в погран­вой­сках СССР, как была обо­ру­до­ва­на сухо­пут­ная гра­ни­ца Совет­ско­го Сою­за — боль­ше 10000 км. Конеч­но, если вме­сто борь­бы с реаль­ным геро­и­но­вым тра­фи­ком из Сред­ней Азии тра­тить день­ги на мифи­че­ские угро­зы НАТО, то ника­ких денег не хва­тит. А уж если отправ­лять слу­жи­лый люд в Рос­гвар­дию и ФСО вме­сто защи­ты гра­ниц, то Вы пра­вы (миха­ил комиссаров).

Ком­мен­та­рии со сме­шан­ным (дик­тум­но-модус­ным) содер­жа­ни­ем. В про­цес­се дис­кур­сив­но­го ана­ли­за интер­нет-ком­мен­та­ри­ев выяв­ля­ют­ся репли­ки сме­шан­но­го (дик­тум­но-модус­но­го) содер­жа­ния, язы­ко­вая орга­ни­за­ция кото­рых харак­те­ри­зу­ет­ся на син­так­си­че­ском уровне пре­об­ла­да­ни­ем вос­кли­ца­тель­ных пред­ло­же­ний, выска­зы­ва­ний, содер­жа­щих рито­ри­че­ские вопро­сы, а на лек­си­че­ском — пре­об­ла­да­ни­ем эмо­ци­о­наль­но-окра­шен­ной лек­си­ки, нега­тив­но-оце­ноч­ных слов. Гра­фи­че­ское оформ­ле­ние таких выска­зы­ва­ний часто вклю­ча­ет эмотиконы.

Основ­ная тема дис­кус­сии, обо­зна­чен­ная в назва­нии интер­нет-пуб­ли­ка­ции, заме­ща­ет­ся обсуж­де­ни­ем про­бле­мы, как доро­го обой­дет­ся Рос­сии ее уча­стие в кон­флик­те с Казах­ста­ном: Ты настоль­ко богат, что спо­со­бен кро­ме еврей­ской мафии кор­мить еще и елба­су­тую?! Кор­ми из сво­е­го кар­ма­на, а не из наших! (стас бало­вень); И отку­да такие све­де­ния, что Рос­сия долж­на кор­мить «елба­су­тую» мафию? Что за бред ты несешь, стас бало­вень? (Нико­лай Петрович).

Смеж­ный век­тор состав­ля­ет тема про­фес­сии воен­но­го, рис­ков и дол­га. В репли­ках раз­ных участ­ни­ков вир­ту­аль­ной бесе­ды выра­жа­ет­ся как пози­тив­ное, ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к про­фес­сии воен­но­го, так и обви­не­ния в мер­кан­тиль­но­сти, в готов­но­сти вое­вать толь­ко за день­ги: Клас­си­че­ская попыт­ка при­ми­тив­ной мани­пу­ля­ции))). Ско­рее все­го, до серьез­ных столк­но­ве­ний не дой­дет, так что вопрос в прин­ци­пе не кор­рек­тен (из арсе­на­ла софи­стов). Но если все же кто-то погиб­нет — рабо­та у воен­ных такая, она пред­по­ла­га­ет неко­то­рый риск. Как и у пожар­ных, поли­цей­ских, спа­са­те­лей на шах­те и пр. Они сами выбра­ли эту рабо­ту (Еле­на Попо­ва); Вот это пра­виль­но. Кто хочет поды­хать за день­ги, пусть поды­ха­ет. Это его лич­ное дело (Вале­рий Совет­ский); В дан­ном слу­чае и поды­хать они не соби­ра­ют­ся. И без­опас­ность Рос­сии укреп­ля­ют. И что­бы уметь вое­вать, они на прак­ти­ке регу­ляр­но долж­ны свою под­го­тов­ку про­ве­рять (Влад Кня­зев).

Дик­тум­но-модус­ный век­тор темы: будут или не будут поги­бать рос­сий­ские воен­ные, в каких горя­чих точ­ках и како­вы пер­спек­ти­вы рос­сий­ских воен­ных опе­ра­ций в целом раз­ви­ва­ет­ся в сле­ду­ю­щих репли­ках: Не будут поги­бать. Тем паче, все уже уста­ка­ни­лось. А вот про­во­ка­то­рам с их иди­от­ски­ми опро­са­ми голо­вен­ку откру­тить не пло­хо бы! (Алек­сандр Ков­шов). Подоб­ные выска­зы­ва­ния, выра­жа­ю­щие твер­дую уве­рен­ность авто­ров в успеш­но­сти воен­ных дей­ствий, про­во­ци­ру­ют вол­ну реплик, выра­жа­ю­щих кате­го­рич­ное несо­гла­сие, рез­кую кри­ти­ку дей­ствий воен­ных, нега­тив­ные пер­спек­ти­вы воен­ных опе­ра­ций, а так­же кри­ти­ку рос­сий­ской вла­сти в целом: Обя­за­тель­но будут. Путен еще ни разу не выта­щил свой длин­ный нос отту­да, куда его запи­хал. Будут. И в Дон­бас­се будут и в При­дне­стро­вье и в Абха­зии и в Южной Осе­тии и в Кры­му. Ско­ро непро­ше­ных гостей попрут ото­всю­ду (Олег Фоми­ных). В ответ­ных репли­ках модус кате­го­рич­но­го несо­гла­сия: ВЫ име­е­те в виду попрут иги­лов­цев3 из Казах­ста­на, а бан­де­ров­цев с Укра­и­ны? (Влад Кня­зев); Попе­реть путен нико­го не в состо­я­нии. Муль­ти­ков не боит­ся никто. А вот тер­ро­ри­зи­ро­вать мест­ное насе­ле­ние и возить на Роди­ну гро­бы путен будет, пока не сдох­нет (Олег Фоми­ных).

Ком­мен­та­рии с мета­язы­ко­вым содер­жа­ни­ем. Отдель­ный дис­кус­си­он­ный век­тор обра­зу­ет мета­язы­ко­вой уро­вень обще­ния, когда пред­ме­том диа­ло­га ста­но­вит­ся план выра­же­ния (а неред­ко и семан­ти­ка) язы­ко­вых выска­зы­ва­ний [Демен­тьев 2018]. Тогда в струк­ту­ре диа­ло­га начи­на­ют зву­чать фра­зы, при­зы­ва­ю­щие соблю­дать куль­ту­ру веде­ния дис­кус­сии, исполь­зо­вать эти­кет­ные язы­ко­вые фор­му­лы. Заме­тим, что эти репли­ки в целом не могут изме­нить общий харак­тер вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, сущ­ность кото­рой — соци­аль­но-поли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние, выра­жа­ю­ще­е­ся на язы­ко-рече­вом уровне: «Ты настоль­ко богат»… А поче­му тыка­ем, стас, зачем дурость вопро­са еще усу­губ­лять и хам­ством? С како­го боду­на вос­со­еди­не­ние с Казах­ста­ном будет озна­чать чье-то корм­ле­ние? Чем регу­ляр­но спа­сать подоб­ны­ми нынеш­ней опе­ра­ци­я­ми гни­лые и кор­рум­пи­ро­ван­ные режи­мы не луч­ше ли поста­вить их ресур­сы, а это мини­мум нефть и уран в слу­чае с Казах­ста­ном на поль­зу Рос­сии, а заод­но, кста­ти, и подоб­ным вашей, увы, дубо­вым голо­вам? (Алек­сандр Лебе­дев); Я не еврей и на вы назы­ваю вра­гов (стас бало­вень); Вы же не ходи­те по ули­цам задом на перед, вот и здесь на пуб­лич­ном поле­ми­че­ском про­стран­стве изволь­те соблю­дать обще­при­ня­тые пра­ви­ла — не хоти­те, гуляй­те от меня подаль­ше (Алек­сандр Лебе­дев); И поэто­му може­те глу­по­сти писать? Прав­да, есть надеж­да, что вы не совсем пони­ма­е­те рус­ский язык, тогда вам про­сти­тель­но (Влад Кня­зев).

Резю­ми­ру­ем ска­зан­ное. Интер­нет-пуб­ли­ка­ция и сово­куп­ность ком­мен­та­ри­ев обра­зу­ют диа­ло­ги­че­ское про­стран­ство, раз­ви­ва­ю­ще­е­ся в син­таг­ма­ти­че­ском и пара­диг­ма­ти­че­ском направлениях.

Синтагматико-парадигматические модели виртуального диалога

Син­таг­ма­ти­че­ская дина­ми­ка про­яв­ля­ет­ся в раз­ви­тии диа­ло­га от заяв­лен­ной в пуб­ли­ка­ции кон­крет­ной темы к смеж­ным, пред­став­лен­ным в репли­ках авто­ров обсуж­де­ния. При этом каж­дая после­ду­ю­щая репли­ка явля­ет­ся сти­му­лом для раз­ви­тия заяв­лен­ной в ней темы в сле­ду­ю­щих репли­ках-согла­си­ях и репли­ках-воз­ра­же­ни­ях. Раз­ви­тие темы в репли­ках участ­ни­ков обсуж­де­ния носит вол­но­об­раз­ный харак­тер, она то при­вле­ка­ет к себе инте­рес, то утра­чи­ва­ет его. Тема, явля­ясь акту­аль­ной для обсуж­де­ния и полу­чив раз­ви­тие в несколь­ких репли­ках, далее пере­ста­ет инте­ре­со­вать участ­ни­ков дис­кус­сии, кото­рые направ­ля­ют свой ком­му­ни­ка­тив­ный импульс на обсуж­де­ние тем, свя­зан­ных с исход­ной язы­ко­вы­ми и ассо­ци­а­тив­ны­ми свя­зя­ми. Всту­па­ю­щий в дис­кус­сию новый участ­ник акту­а­ли­зи­ру­ет в ином ракур­се заяв­лен­ную в ини­ци­аль­ной пуб­ли­ка­ции про­бле­му, порож­дая новый всплеск инте­ре­са к ней и интен­сив­ность ее обсуж­де­ний. По очер­чен­ной схе­ме в боль­шин­стве рас­смот­рен­ных при­ме­ров ком­мен­ти­ро­ва­ния собы­тия про­ис­хо­дит раз­но­ас­пект­ное и поли­мо­дус­ное раз­ви­тие темы вширь и вглубь.

Пара­диг­ма­ти­че­ская дина­ми­ка вир­ту­аль­но­го диа­ло­га опре­де­ля­ет­ся раз­но­век­тор­ным харак­те­ром обсуж­да­е­мых тем. Дик­тум­но-модус­ное содер­жа­ние ини­ци­аль­ной пуб­ли­ка­ции, ее вопро­си­тель­но-рито­ри­че­ский харак­тер явля­ют­ся сти­му­лом для луче­об­раз­но­го раз­ви­тия диа­ло­га и под­ни­ма­е­мых в обсуж­де­ни­ях про­блем, бли­же или даль­ше отсто­я­щих от ядер­но­го дик­тум­но-модус­но­го пла­на. Сово­куп­ность ком­мен­та­ри­ев, содер­жа­щих раз­но­пла­но­вые обсуж­де­ния: от моти­вов гибе­ли рос­сий­ских воен­ных до исто­ри­ко-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Казах­ста­на; от роли Запа­да в совре­мен­ном гео­по­ли­ти­че­ском раз­ви­тии мира до ком­му­ни­ка­тив­но-эти­че­ских норм веде­ния диа­ло­га — это поли­дис­кур­сив­ное поле, кото­рое состав­ля­ет пара­диг­ма­ти­че­ское про­стран­ство вир­ту­аль­но­го диалога.

Целост­ность диа­ло­ги­че­ско­го про­стран­ства обу­слов­ле­на реа­ли­за­ци­ей двух струк­тур­ных син­таг­ма­ти­ко-пара­диг­ма­ти­че­ских моде­лей — линей­но-цепо­чеч­ной и парал­лель­ной, кото­рые про­ти­во­по­став­ле­ны по типу свя­зу­ю­щих еди­ниц (сце­пок).

Линей­но-цепо­чеч­ная модель обу­слов­ли­ва­ет раз­ви­тие диа­ло­га в соот­вет­ствии с цен­тро­беж­ны­ми тен­ден­ци­я­ми, обес­пе­чи­вая соскаль­зы­ва­ние обсуж­де­ний в смеж­ные и несмеж­ные темы и рас­ши­ряя дик­тум­но-модус­ное про­стран­ство вир­ту­аль­но­го диа­ло­га. Эта модель обес­пе­чи­ва­ет рас­ши­ре­ние, раз­мы­ва­ние семан­ти­че­ских ком­по­нен­тов диа­ло­га, кото­рый, начи­на­ясь с обсуж­де­ния кон­крет­ной про­бле­мы, далее пере­хо­дит на уро­вень обсуж­де­ния гло­баль­ных вопро­сов обще­ми­ро­вой повестки.

Линей­но-цепо­чеч­ная модель обес­пе­чи­ва­ет связь реплик диа­ло­га посред­ством дик­ту­ма и/или моду­са. Дик­тум­ные сред­ства — это язы­ко­вой поверх­ност­ный уро­вень, кото­рый про­яв­ля­ет­ся в исполь­зо­ва­нии повто­ря­ю­щих­ся в сосед­них репли­ках лек­си­че­ских еди­ниц или еди­ниц, при­над­ле­жа­щих одно­му лек­си­че­ско­му ряду (сло­ва одной тема­ти­че­ской груп­пы, сино­ни­мы, ассо­ци­а­тив­но свя­зан­ные еди­ни­цы). Напри­мер, исполь­зо­ва­ние лек­си­че­ско­го повто­ра сло­во­со­че­та­ния «поги­бать за идею немец­ко­го еврея»: Олег Моде­стов отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Деды за Роди­ну поги­ба­ли, а не за идею немец­ко­го еврея Кар­ла Марк­са; Влад Кня­зев отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 11.01.2022: Вы когда состо­я­ли в КПСС, то тоже соби­ра­лись за идеи немец­ко­го еврея поги­бать? Или вооб­ще трус­ли­во от любых опас­но­стей бежа­ли, пото­му и в ком­пар­тию пролезли?

Связь лек­си­че­ских еди­ниц может носить и более слож­ный гипо-гипе­ро­ни­ми­че­ский харак­тер: «ком­му­низм, капи­та­лизм — поли­ти­че­ский строй». Про­хо­жий 64 ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: Деды за ком­му­низм поги­ба­ли, сей­час за капи­та­лизм; Влад Кня­зев отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Про­хо­жий 64 на ком­мен­та­рий 11.01.2022: В дан­ном слу­чае вы бред пол­ный пише­те. Поли­ти­че­ский строй тут ни при чем. Без­опас­ность Рос­сии они там будут обеспечивать.

Более частот­ны­ми явля­ют­ся сцеп­ки реплик на уровне дик­ту­ма и моду­са: вопрос — ответ; при­зыв — отклик; мне­ние — согла­сие; мне­ние — воз­ра­же­ние; инфор­ма­ция — оцен­ка и т. д. При­ве­дем неко­то­рые примеры.

Вопрос — ответ: Лѣто­пиZецъ дVр­ма­на отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: А поче­му в опро­се нет пунк­та: РОССИЙСКИЕ ВОЕННЫЕ НЕ БУДУТ ПОГИБАТЬ; Олег Моде­стов отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Пото­му что пуб­ли­ко­вал этот текст про­па­ган­дон; Олег Фоми­ных отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 11.01.2022: Пото­му что тако­го вари­ан­та у путе­на нет; андрей ростов­ский отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю НЕ ВЕРЮ ВАМ на ком­мен­та­рий 10.01.2022: И где ты был, когда вое­ва­ли у себя дома в Чечне и пре­вра­ти­ли Гроз­ный в раз­ва­ли­ны? НЕ ВЕРЮ ВАМ отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю андрей ростов­ский на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Чечен­цев отстре­ли­вал в Бело­рус­сии… А где было ТЫ?

Вопрос — воз­му­ще­ние: Олег Моде­стов отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Павел Прав­дин на ком­мен­та­рий 10.01.2022: А вы за каких воров и чей оли­гар­хат? Павел Прав­дин отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Олег Моде­стов на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Вы с ума сошли!!! Как мож­но бить­ся гру­дью, как вы, за чей-то олигархат????

Поже­ла­ние — при­со­еди­не­ние к поже­ла­нию: Alessandro DelPiero ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: Все же, дай бог, рос­си­яне не будут поги­бать в Казах­стане; Олег Моде­стов отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Alessandro DelPiero на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Не будут.

При­зыв — ответ: Влад Кня­зев отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю с ником 4297677157 на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Вот взя­ли и побе­ди­ли «повстан­цы»… Кто стал бога­че и без­на­ка­зан­нее? Рас­ска­жи! 4297677157 отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Влад Кня­зев на ком­мен­та­рий 11.01.2022: На сто­роне погром­щи­ков воров поболь­ше зна­чи­тель­но будет. Думать надо не о инте­ре­сах раз­лич­ных кла­нов Казах­ста­на, а о инте­ре­сах России.

Мне­ние — согла­сие: Нико­лай Пет­ро­вич отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Если руко­вод­ство стра­ны боле­ет за стра­ну, за свой народ, то при­мет все меры для огра­ни­че­ния уво­да капи­та­лов из стра­ны, т. е., гру­бо гово­ря, предот­вра­тит ее гра­беж сре­ди бела дня, а если пра­ви­тель­ство явля­ет­ся соучаст­ни­ком гра­бе­жа, то о каких мерах мож­но гово­рить; Олег Фоми­ных отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 11.01.2022: Абсо­лют­но с Вами согла­сен. Это назы­ва­ет­ся «атмо­сфе­ра». В Казах­стане и Рос­сии чинов­ни­ки сами воры, поэто­му капи­тал от них бежит. В част­но­сти, эти же самые чинов­ни­ки раз­ме­ша­ют наво­ро­ван­ное в Рос­сии на Западе.

Мне­ние — воз­ра­же­ние: Алек­сандр Лебе­дев ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: Казах­стан это Рос­сия и пора воз­вра­щать его назад, во вся­ком слу­чае север­ный уж точ­но, ина­че эта дыр­ка в ази­ат­ский бар­дак не закро­ет­ся нико­гда; Alessandro DelPiero отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Алек­сандр Лебе­дев на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Рос­сии этот напо­ло­ви­ну родо­пле­мен­ной, напо­ло­ви­ну фео­даль­ный анклав не нужен.

Мне­ние — обви­не­ние — оскорб­ле­ние: Нико­лай Пет­ро­вич отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: И отку­да такие све­де­ния, что Рос­сия долж­на кор­мить «елба­су­тую» мафию? Что за бред ты несешь, стас бало­вень? Алек­сандр Лебе­дев отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Дуро­вень он, а не баловень.

Инфор­ма­ция — оцен­ка: Нико­лай Пет­ро­вич отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Я в кон­це сво­е­го ком­мен­та­рия сде­лал ссыл­ку на мате­ри­ал, кото­рый и послу­жил осно­вой для мое­го ком­мен­та­рия: «Казах­стан в огне. С места собы­тий» на Царь­гра­де; Олег Фоми­ных отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Нико­лай Пет­ро­вич на ком­мен­та­рий 11.01.2022: Царь­град — заве­до­мо лжи­вый пор­тал. Есть ней­траль­ные казах­ские пор­та­лы. Напри­мер, Орда. КЗ. Мне хочет­ся знать боль­ше, поэто­му я смот­рю материалы.

Как пока­зы­ва­ет ана­лиз, пре­иму­ще­ствен­но направ­ле­ние исполь­зо­ва­ния сце­пок осу­ществ­ля­ет­ся от дик­ту­ма к моду­су. При этом дик­тум авто­ра репли­ки чаще все­го «аксио­ло­ги­зи­ру­ет­ся» адре­са­том: дик­тум­ное содер­жа­ние преды­ду­щей репли­ки вос­при­ни­ма­ет­ся в рез­ко нега­тив­ном моду­се в после­ду­ю­щей. Рас­смот­рен­ные ранее при­ме­ры слу­жат иллю­стра­ци­ей к это­му тези­су. При этом частот­ны­ми явля­ют­ся так­же сцеп­ки от моду­са нега­тив­но­го к моду­су нега­тив­но­му, т. е. в репли­ках участ­ни­ков дис­кус­сии пре­об­ла­да­ю­щи­ми явля­ют­ся вза­им­ные нега­тив­ные оцен­ки. Напри­мер, Вир­ту­ви­ан­ский кот отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Я за таких мра­зей, кото­рые пуб­ли­ку­ют подоб­ные опро­сы и пишут ком­мен­та­рии подоб­ные ваше­му — не голо­сую. Прав­да есть надеж­да, что вы не совсем пони­ма­е­те рус­ский язык, тогда вам про­сти­тель­но; Павел Прав­дин отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Бере­ги­те пси­хи­ку, а то кисе­лев­щи­на-соло­вьев­щи­на вас доко­на­ет… Мно­гие рос­си­яне пони­ма­ют, что такие, как вы, застря­ли в бан­дит­ских 1990‑х и не пони­ма­ют, что про­ис­хо­дит в жиз­ни. Иди­те даль­ше холоп­ство­вать и лобы­зать при­чин­ные места Чубайсу…

Парал­лель­ная модель демон­стри­ру­ет раз­ви­тие диа­ло­га в соот­вет­ствии с цен­тро­стре­ми­тель­ны­ми тен­ден­ци­я­ми; она реа­ли­зу­ет­ся по прин­ци­пу общ­но­сти струк­тур­ной моде­ли и оди­на­ко­во­го моду­са, обес­пе­чи­вая ста­би­ли­за­цию и дик­тум­но-модус­ную целост­ность диа­ло­га. Напри­мер: Про­хо­жий 64 ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: Деды за ком­му­низм поги­ба­ли, сей­час за капи­та­лизм; отве­ча­ет поль­зо­ва­тель с ником Про­хо­жий 64 на ком­мен­та­рий 10.01.2022: …и за Путин — Елба­сы; поль­зо­ва­тель 4297677157 ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: за то что­бы воры оста­лись без­на­ка­зан­ны и ста­ли еще бога­че; Вла­ди­мир Бан­шах­фа­ке­ев ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: За оче­ред­ное позо­ри­ще. За нище­ту дара­гих рас­си­ян­цев, и обо­га­ще­ние упы­рей, в том чис­ле и на таких вот опе­ра­ци­ях. Пушеч­ное мясо обык­но­вен­ное. Сра­мо­та; поль­зо­ва­тель Алек­сандр Семё­нов ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: За то же самое, за что поги­ба­ли, начи­ная со сред­них веков: за устра­не­ние реаль­ной или потен­ци­аль­ной угро­зы со сто­ро­ны ничем не при­кры­той гра­ни­цы со Сте­пью. Куда от гео­гра­фии денешь­ся! Вале­рий Совет­ский ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: За инте­ре­сы оли­гар­хов; Олег Фоми­ных ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: За свою тупость. Сего­дня ни один умный мужик в путен­скую армию не пой­дет; поль­зо­ва­тель korsar ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: за мил­ли­ар­ды сво­ро­ван­ных денег власть иму­щи­ми, за их соб­ствен­ность и капи­та­лы, за их кра­си­вую и сытую жизнь, за то что­бы их дети коман­до­ва­ли нами и выти­ра­ли о нас ноги; Алек­сандр Федо­ров ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 11.01.2022: За наси­лу­ю­щих их Роди­ну вер­хов­ных нелю­дей; поль­зо­ва­тель с ником Gn Li ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 11.01.2022: За ста­биль­ность Казахстана.

Таким обра­зом, раз­ви­тие вир­ту­аль­но­го диа­ло­га осу­ществ­ля­ет­ся под воз­дей­стви­ем цен­тро­беж­ных и цен­тро­стре­ми­тель­ных тен­ден­ций; пер­вая кор­ре­ли­ру­ет с линей­но-цепо­чеч­ной, а вто­рая — с парал­лель­ной моде­лью орга­ни­за­ции тек­сто­во­го про­стран­ства. Про­ти­во­по­став­ле­ние ука­зан­ных моде­лей обу­слов­ле­но типом свя­зу­ю­щих еди­ниц, исполь­зу­е­мых при соеди­не­нии реплик в раз­вер­ну­тый поли­дик­тум­ный и поли­мо­дус­ный диалог.

Конфликт интерпретаций и коммуникативный конфликт

Как ранее было ука­за­но, раз­ви­тие диа­ло­га в про­стран­стве интер­нет-сре­ды осу­ществ­ля­ет­ся по моде­ли кон­флик­та интер­пре­та­ций не толь­ко ини­ци­аль­но­го тек­ста, но и реплик-ком­мен­та­ри­ев ком­му­ни­ка­тив­ных партнеров.

Соглас­но нашей кон­цеп­ции, интер­пре­та­ция тек­ста адре­са­том-участ­ни­ком дис­кус­сии осу­ществ­ля­ет­ся по кон­фликт­но­му сце­на­рию. Один и тот же текст, как пока­за­но в нашей опуб­ли­ко­ван­ной ранее ста­тье, «раз­ные адре­са­ты интер­пре­ти­ру­ют раз­лич­ным обра­зом, посколь­ку дея­тель­ность адре­са­та — участ­ни­ка обсуж­де­ния — носит актив­ный, кре­а­тив­ный и про­ду­ци­ру­ю­щий харак­тер, пред­став­ляя собой авто­ном­ный, в опре­де­лен­ном смыс­ле неза­ви­си­мый от замыс­ла авто­ра про­цесс, харак­те­ри­зу­ю­щий­ся субъ­ек­тив­но­стью и соб­ствен­ной интен­ци­о­наль­но­стью» [Ким, Беля­е­ва 2019]. Эта дея­тель­ность детер­ми­ни­ро­ва­на кате­го­ри­ей ожи­да­ния, т. е. дотек­сто­вы­ми пре­зумп­ци­я­ми, идео­ло­ги­че­ски­ми убеж­де­ни­я­ми, фоно­вы­ми зна­ни­я­ми и дру­ги­ми актан­та­ми, обу­слов­ли­ва­ю­щи­ми ход и резуль­тат интер­пре­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти [Ива­но­ва 2015; Ким, Беля­е­ва 2019]. Поня­тие ожи­да­ния (пред­вос­хи­ще­ния) в лите­ра­ту­ре рас­смат­ри­ва­ет­ся как сред­ство рече­вой дея­тель­но­сти при изу­че­нии меха­низ­мов пони­ма­ния тек­ста [Фро­ло­ва 2010].

Пред­ла­га­е­мая нами линг­во­ко­гни­тив­ная кон­цеп­ция пред­вос­хи­ще­ния, на наш взгляд, име­ет объ­яс­ни­тель­ный потен­ци­ал, кото­рый может быть реа­ли­зо­ван при иссле­до­ва­нии рецеп­тив­но-интер­пре­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти чита­те­ля (адре­са­та) всех видов тек­ста, в том чис­ле поли­ти­че­ско­го. Это весь­ма акту­аль­но и в прак­ти­че­ском плане как важ­ный эле­мент фор­ми­ро­ва­ния медиа­гра­мот­но­сти и адре­са­та, и адре­сан­та поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции. Срав­ни­те в свя­зи с послед­ним: «Поли­ти­че­ский дис­курс в опре­де­лен­ной мере дол­жен не толь­ко отра­жать пря­мые или кос­вен­ные интен­ции авто­ра, но и соот­вет­ство­вать ожи­да­ни­ям адре­са­та» [Ким, Беля­е­ва 2019: 51]. Далее авто­ры ука­зы­ва­ют, что «если текст не соот­вет­ству­ет ожи­да­ни­ям адре­са­та, если про­цесс пред­вос­хи­ще­ния пре­кра­ща­ет­ся, то рецеп­тив­ный аспект сме­ща­ет­ся, и автор теря­ет “сво­их” адре­са­тов» [Ким, Беля­е­ва 2019: 51].

Воз­вра­ща­ясь к ана­ли­зу содер­жа­ния интер­нет-ком­мен­та­ри­ев, под­черк­нем, что каж­дый участ­ник при­хо­дит на дис­кус­си­он­ную пло­щад­ку гото­вым всту­пить в спор с авто­ром обсуж­да­е­мо­го тек­ста и с участ­ни­ка­ми дис­кус­сии, гото­вым обви­нять «чужих» и нахо­дить «сво­их». Сле­до­ва­тель­но, ожи­да­ние как когни­тив­ная кате­го­рия явля­ет­ся тем дви­жу­щим меха­низ­мом, кото­рый запус­ка­ет про­цесс кон­флик­та интер­пре­та­ций, пере­во­дя его с внут­рен­не­го — когни­тив­но­го — уров­ня на внеш­ний — речевой.

Про­ил­лю­стри­ру­ем этот тезис несколь­ки­ми при­ме­ра­ми: поль­зо­ва­тель с ником Вир­ту­ви­ан­ский кот ком­мен­ти­ру­ет мате­ри­ал 10.01.2022: Отдал свой голос гра­фе: автор — фуфел; Павел Прав­дин отве­ча­ет на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Сра­зу понят­но, что голо­су­е­те за казах­ских воров-баев и рос­сий­ский кри­ми­наль­ный оли­гар­хат…; Вир­ту­ви­ан­ский кот отве­ча­ет поль­зо­ва­те­лю Павел Прав­дин на ком­мен­та­рий 10.01.2022: Я за таких мра­зей, кото­рые пуб­ли­ку­ют подоб­ные опро­сы и пишут ком­мен­та­рии подоб­ные ваше­му — не голо­сую. Прав­да есть надеж­да, что вы не совсем пони­ма­е­те рус­ский язык, тогда вам простительно.

Как видим, рече­вой кон­фликт детер­ми­ни­ро­ван когни­тив­ны­ми раз­но­гла­си­я­ми участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции и запу­щен их ожи­да­ни­я­ми. Участ­ни­ки диа­ло­га явля­ют­ся носи­те­ля­ми раз­ных убеж­де­ний, при этом зара­нее опре­де­ли­ли парт­не­ра в груп­пу «чужих». Как след­ствие, про­ти­во­ре­чия меж­ду участ­ни­ка­ми дис­кус­сии на глу­бин­ном уровне доста­точ­но быст­ро про­яв­ля­ют­ся на внеш­нем — рече­вом. Диа­лог при­об­ре­та­ет харак­тер вза­им­ных обви­не­ний и оскорблений.

Выводы

В про­ве­ден­ном когни­тив­ном и линг­ви­сти­че­ском иссле­до­ва­нии дик­тум­но-модус­но­го пла­на сово­куп­но­сти интер­нет-ком­мен­та­ри­ев одно­го тек­ста выяв­ле­ны суще­ствен­ные зако­но­мер­но­сти его струк­ту­ры и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. Интер­нет-обсуж­де­ние име­ет диа­ло­ги­че­скую осно­ву, общую для диа­ло­гов мно­гих функ­ци­о­наль­ных раз­но­вид­но­стей рус­ской раз­го­вор­ной речи, но име­ю­щую ряд спе­ци­фи­че­ских черт, свя­зан­ных преж­де все­го с уси­ле­ни­ем вли­я­ния моду­са на дик­тум, при этом не толь­ко на план его содер­жа­ния, но и на план выра­же­ния — на струк­ту­ру орга­ни­за­ции диа­ло­га. В интер­нет-обсуж­де­нии поли­ти­че­ских ново­стей обна­ру­жи­ва­ет­ся уси­ле­ние роли кате­го­рий ожи­да­е­мо­го и кон­флик­та интер­пре­та­ций, пере­во­дя­щих модаль­ную сто­ро­ну диа­ло­га на глу­бин­ный — дотек­сто­вый — уро­вень детер­ми­на­ции рече­вой дея­тель­но­сти. Участ­ни­ки дис­кус­сий при­хо­дят на пло­щад­ку интер­не­та с потен­ци­аль­ной готов­но­стью про­во­дить «свою» линию и про­ти­во­дей­ство­вать «чужой» линии. По этой при­чине про­стран­ство обсуж­де­ния обна­ру­жи­ва­ет един­ство и борь­бу (кон­фликт) про­ти­во­по­лож­но­стей, опре­де­ля­ю­щих прин­цип его устрой­ства, его синер­ге­ти­ку и функционирование.

В иссле­до­ва­нии выяв­ле­ны и опи­са­ны две тен­ден­ции само­раз­ви­тия вир­ту­аль­но­го диа­ло­га: цен­тро­стре­ми­тель­ная и цен­тро­беж­ная. Цен­тро­стре­ми­тель­ность детер­ми­ни­ру­ет­ся объ­ек­тив­ным фак­то­ром диа­ло­га — нали­чи­ем исход­но­го обсуж­да­е­мо­го тек­ста; цен­тро­беж­ность — мно­же­ством субъ­ек­тив­ных цен­тров ожидаемого.

Ана­лиз вир­ту­аль­но­го диа­ло­га выявил два типа орга­ни­за­ции тек­сто­во­го про­стран­ства: син­таг­ма­ти­че­ский и пара­диг­ма­ти­че­ский; и две фор­мы вза­и­мо­дей­ствия актан­тов обсуж­де­ния: парал­лель­ную и линей­но-цепо­чеч­ную. Про­ти­во­по­став­ле­ние ука­зан­ных моде­лей обу­слов­ле­но типом свя­зу­ю­щих еди­ниц, исполь­зу­е­мых при соеди­не­нии реплик в раз­вер­ну­тый поли­дик­тум­ный и поли­мо­дус­ный диа­лог. Выяв­ле­ны типы свя­зок в син­таг­ма­ти­че­ских рядах: 1) пере­ход от дик­ту­ма к моду­су; 2) пере­ход от моду­са (оце­нок) к дик­ту­му, кото­рые на дик­тум­ном уровне заклю­ча­ют­ся в исполь­зо­ва­нии повто­ря­ю­щих­ся в сосед­них репли­ках лек­си­че­ских еди­ниц или еди­ниц, при­над­ле­жа­щих одно­му лек­си­ко-семан­ти­че­ско­му ряду. На уровне моду­са сцеп­ки про­яв­ля­ют­ся в зако­но­мер­но­стях ком­би­на­то­ри­ки реплик: вопрос — ответ; при­зыв — отклик; мне­ние — согла­сие; мне­ние — воз­ра­же­ние; инфор­ма­ция — оцен­ка и т. д.

Иссле­до­ва­ние пока­за­ло эффек­тив­ность при­ме­нен­ной мето­ди­ки ана­ли­за тек­сто­во­го мате­ри­а­ла интер­нет-обсуж­де­ний: оппо­зи­ции дик­ту­ма и моду­са, пара­диг­ма­ти­ки и син­таг­ма­ти­ки; про­де­мон­стри­ро­ва­ло высо­кий объ­яс­ни­тель­ный потен­ци­ал кате­го­рий «ожи­да­е­мое» и «кон­фликт интерпретаций».

Ана­лиз язы­ко­вых пара­мет­ров обсуж­де­ния выво­дит на поверх­ность тот факт, что нали­чие дотек­сто­во­го ожи­да­ния наце­ли­ва­ет авто­ров ком­мен­та­ри­ев на ква­ли­фи­ка­цию дру­гих участ­ни­ков диа­ло­га (в том чис­ле авто­ра обсуж­да­е­мой пуб­ли­ка­ции) как «сво­их» или «чужих», и это обсто­я­тель­ство суще­ствен­ным обра­зом опре­де­ля­ет модус выска­зы­ва­ний ком­мен­та­то­ров. Иссле­до­ва­тель­ская реа­ли­за­ция объ­яс­ни­тель­но­го потен­ци­а­ла назван­ных кате­го­рий может быть спро­еци­ро­ва­на в область ана­ли­за и про­гно­сти­ки мен­таль­но­го состо­я­ния обще­ства — силь­ное ожи­да­е­мое и готов­ность к кон­флик­ту интер­пре­та­ций явля­ет­ся отра­же­ни­ем соци­аль­но­го напря­же­ния, мен­таль­ной рас­ко­ло­то­сти или, напро­тив, когни­тив­но­го един­ства общества.

1 maxpark​.com — соци­аль­ная сеть с соб­ствен­ной бло­го­сфе­рой, ори­ен­ти­ро­ван­ная на зре­лую ауди­то­рию. Ауди­то­рия поль­зо­ва­те­лей более 5 млн чело­век. Ссыл­ка на источ­ник при­ве­де­на в кон­це ста­тьи.

2 Здесь и далее орфо­гра­фия и пунк­ту­а­ция авто­ров ком­мен­та­ри­ев сохра­не­ны.

3 ИГИЛ при­зна­на тер­ро­ри­сти­че­ской орга­ни­за­ци­ей и запре­ще­на в Рос­сии.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 25 авгу­ста 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 30 нояб­ря 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: August 25, 2022
Accepted: November 30, 2022