Суббота, Декабрь 14Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Устная речь в текстах печатных СМИ

Статья посвящена анализу современных газетных текстов, для которых характерны черты устной речи, закодированной не только в лексико-семантической организации предложений, традиционно главного содержания стилистических исследований, но и в речевой организации текстов, нацеленных на политематическое представление действительности. Отмечено значение информационной структуры предложений как средства организации связного текста, которая отражает ход развития и передачи информации, включая задачу фокусирования внимания. В этом процессе активно используются фразовое ударение и акцентное выделение, которые деавтоматизируют повествование и его восприятие. Их проявление обусловлено актуальным членением предложения, получающим интонационное выражение. Также обращено внимание на использование структурных качеств устной речи, позволяющих вводить разные голоса участников, взаимодействие между которыми расширяет как тематический, так и интерпретационный аспект текста. Они проявляются во введении диалогических компонентов, расширяющих зону действующих лиц, а также в чередовании целеустановок автора, что находит выражение во введении в нарративный строй речи комментирующей информации с привлечением вставных конструкций. Высказывается мнение, что сближение письменной речи с устной по указанным параметрам не меняет общего характера письменной речи, в рамках которой элементы устной речи оказываются приемами для решения коммуникативных задач. Их нередкое использование даже в качественной прессе создает иллюзию возможности включения лексики, принадлежащей устной речи за гранью норм литературного языка, что, однако, остается недопустимым при установке на его сохранение и соблюдение эстетических качеств текста.

Oral speech in the print media texts

The article is devoted to the analysis of modern newspaper texts, which are characterized by the features of oral speech, coded not only in the lexical and semantic organization of sentences, which has traditionally been the main content of stylistic research, but also in the speech organization of texts aimed at the polythematic representation of reality. The importance of the information structure of the proposals as a means of organizing a coherent text, which reflects the development and transfer of information, including the task of focusing attention, is noted. In this process widely used phrasal accent and prosodic highlighting, which de-automated narrative and perception. Their manifestation is due to the actual partitioning of the proposal that receives the intonational expression. Attention is also paid to the use of structural qualities of oral speech, allowing to introduce different voices of the participants, the interaction between which extends both thematic and interpretative aspect. It has been suggested that the convergence of written language with oral for these parameters does not alter the General character of the writing, where they are techniques for the solution of communicative tasks in the field of communication. Their use creates the illusion of the possibility of including vocabulary belonging to the oral speech beyond the norms of the literary language, which, however, remains unacceptable when installing on it .preservation and observance of aesthetic qualities of the text.

Рогова Кира Анатольевна — д-р филол. наук, проф.;
krogova@mail.spbstu.ru

Санкт-Петербургский государственный университет,
Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург,
Университетская наб., 11

Kira A. Rogova — Dr. Sci. in Philology, Professor;
krogova@mail.spbstu.ru

St. Petersburg State University,
11, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation

Рогова, К. А. (2018). Устная речь в текстах печатных СМИ. Медиалингвистика, 5 (3), 346–353.

DOI: 10.21638/spbu22.2018.308

URL: https://medialing.ru/ustnaya-rech-v-tekstah-pechatnyh-smi/ (дата обращения: 14.12.2019)

Rogova, K. A. (2018). Oral speech in the print media texts. Media Linguistics, 5 (3), 346–353. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2018.308

URL: https://medialing.ru/ustnaya-rech-v-tekstah-pechatnyh-smi/ (accessed: 14.12.2019)

УДК 81-13

Поста­нов­ка про­бле­мы. Вклю­че­ние в тек­сты печат­ных СМИ эле­мен­тов уст­ной и одно­го из ее под­раз­де­ле­ний — раз­го­вор­ной речи — явле­ние есте­ствен­ное и мно­го­крат­но обсуж­ден­ное. Отме­чен­ное Т. Г. Вино­кур как общая тен­ден­ция, изме­не­ние соот­но­ше­ния уст­но­сти и пись­мен­но­сти, книж­но­сти и раз­го­вор­но­сти про­ис­хо­дит «под зна­ком раз­го­вор­но­го сти­ля» [Вино­кур 2007]. Оно нахо­дит отра­же­ние и в язы­ке газе­ты. При этом ука­зы­ва­ет­ся на то, что в газе­те воз­мож­на лишь «иллю­зия непо­сред­ствен­но­го кон­так­та», харак­тер­но­го для уст­ной речи [Васи­лье­ва 1982]: здесь раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся свои при­е­мы как сред­ства воз­дей­ствия на чита­те­ля. Акку­му­ли­руя и осва­и­вая при­е­мы раз­го­вор­но­сти, жур­на­ли­сты, как отме­ча­ют иссле­до­ва­те­ли, стре­мят­ся при­бли­зить­ся к сво­ей ауди­то­рии, так что раз­го­вор­ность — это «резуль­тат осо­знан­но­го сни­же­ния речи в рито­ри­че­ских целях», направ­лен­но­го на созда­ние впе­чат­ле­ния некниж­ной речи; «раз­го­вор­ность как рито­ри­че­ская кате­го­рия лишь очень кос­вен­но свя­за­на с раз­го­вор­ной систе­мой обще­ния» [Сиро­ти­ни­на 1998: 351]. «Нынеш­ний воз­врат к при­род­ной непо­сред­ствен­ной про­сто­те — кажу­щий­ся, искус­ствен­но сыг­ран­ный, в отли­чие от истин­ной есте­ствен­но­сти живых раз­го­во­ров» [Косто­ма­ров 2005: 183].

Подроб­ное рас­смот­ре­ние взгля­дов иссле­до­ва­те­лей на вклю­че­ние эле­мен­тов уст­ной речи в газет­ный текст про­во­дит­ся М. Ю. Казак, кото­рая ана­ли­зи­ру­ет и клас­си­фи­ци­ру­ет раз­го­вор­ную (кол­ло­кви­аль­ную) и про­сто­реч­но-жар­гон­ную лек­си­ку, функ­ци­о­ни­ру­ю­щую на стра­ни­цах совре­мен­ных газет, отме­чая ее кре­а­тив­ный потен­ци­ал (рас­ши­ре­ние смыс­ло­во­го содер­жа­ния сооб­ще­ния, напри­мер с ука­за­ни­ем на соци­аль­ную харак­те­ри­сти­ку пер­со­на­жа) и одно­вре­мен­но обра­щая вни­ма­ние на сопро­вож­да­ю­щие ее исполь­зо­ва­ние опас­но­сти: «Оце­ни­вать упо­треб­ле­ние сни­жен­ных средств выра­же­ния мож­но с пози­ции куль­тур­ной рам­ки, кото­рая опи­ра­ет­ся на идео­ло­ги­че­ские, эти­че­ские, рели­ги­оз­ные убеж­де­ния, пси­хо­ло­ги­че­ские уста­нов­ки, вку­сы, систе­му цен­но­стей носи­те­ля рус­ско­го язы­ка [Казак 2012: 38] (см. так­же: [Ско­во­род­ни­ков 2016]).

Вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей, обра­щав­ших­ся к про­бле­ме соот­но­ше­ния уст­ной и пись­мен­ной речи в газет­ном тек­сте, сосре­до­то­че­но глав­ным обра­зом на лек­си­ке, оче­вид­но выхо­дя­щей за пре­де­лы лите­ра­тур­но­го язы­ка, харак­тер­ной для обла­стей уст­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния (сни­жен­ная раз­го­вор­ность, про­сто­ре­чие, жар­гон). Меж­ду тем как сфе­ра соот­но­ше­ний ока­зы­ва­ет­ся более широ­кой и про­ник­но­ве­ние уст­но­сти охва­ты­ва­ет и син­так­си­че­ские явле­ния, непо­сред­ствен­но свя­зан­ную с син­так­си­сом инто­на­цию, осо­бен­но­сти инфор­ма­ци­он­ной орга­ни­за­ции тек­ста. Мож­но пред­по­ло­жить, что имен­но в этих обла­стях отра­ба­ты­ва­ют­ся при­е­мы, сбли­жа­ю­щие пись­мен­ную речь с уст­ной и харак­те­ри­зу­ю­щие пись­мен­ный текст в СМИ. Пред­став­ля­ет­ся так­же, что созда­ва­е­мый таким обра­зом уст­ный коло­рит речи ока­зы­ва­ет опре­де­лен­ное вли­я­ние на акти­ви­за­цию про­цес­сов вклю­че­ния в тек­сты СМИ лек­си­ки, выхо­дя­щей за пре­де­лы норм лите­ра­тур­но­го язы­ка, кото­рый тре­во­жит линг­ви­стов, зани­ма­ю­щих­ся линг­во­эко­ло­ги­че­ски­ми про­бле­ма­ми (см., напри­мер: [Ско­во­род­ни­ков 2016]).

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Преж­де все­го напом­ним, что пись­мен­ная фор­ма все­гда
пред­по­ла­га­ет «неко­то­рую зву­ко­вую фор­му. Бук­вен­ное пись­мо воз­ник­ло как отра­же­ние зву­ко­во­го язы­ка. Никто не ста­нет отри­цать того, что зву­ко­вая сто­ро­на явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым свой­ством всех суще­ству­ю­щих живых язы­ков… Читая, мы инто­ни­ру­ем» [Зин­дер 2007: 279]. Меж­ду инто­на­ци­ей и смыс­лом пред­ло­же­ния суще­ству­ет тес­ная связь. Инто­на­ция харак­те­ри­зу­ет ком­му­ни­ка­тив­ную уста­нов­ку пред­ло­же­ния, а так­же слу­жит для воз­дей­ствия на адре­са­та, что чаще все­го иден­ти­фи­ци­ру­ет и лич­ность гово­ря­ще­го [Тру­бец­кой 1960].

Иссле­до­ва­те­ли часто про­хо­дят мимо тако­го явле­ния, как раз­ли­чия меж­ду фра­зо­вым уда­ре­ни­ем (ФУ) и акцент­ным выде­ле­ни­ем (АВ) [Нико­ла­е­ва 2000: 56, 70–73], свя­зан­ны­ми с раз­ны­ми типа­ми акту­аль­ной инфор­ма­ции и фик­си­ру­е­мы­ми акту­аль­ным чле­не­ни­ем пред­ло­же­ния. Иссле­до­ва­ние инфор­ма­ци­он­ной струк­ту­ры «как сред­ства орга­ни­за­ции связ­но­го тек­ста», поряд­ка и спо­со­бов «вве­де­ния инфор­ма­ции в раз­ных ситу­а­ци­ях обще­ния и сооб­ще­ния» толь­ко начи­на­ет­ся. Ука­зы­ва­ет­ся, что пере­во­дом англо­языч­но­го тер­ми­на information structure, «как хоро­шо извест­но, явля­ет­ся акту­аль­ное чле­не­ние пред­ло­же­ния» [Сидель­цев 2016: 51–52]. Отме­тим, что в иссле­до­ва­нии П. Адам­ца, посвя­щен­ном поряд­ку слов в совре­мен­ном рус­ском язы­ке, акту­аль­ное чле­не­ние уже опре­де­ля­ет­ся как «орга­ни­за­ция пред­ло­же­ния в целях пере­да­чи акту­аль­ной инфор­ма­ции», кото­рая пред­став­ля­ет собой «суть дан­ной ком­му­ни­ка­ции, из-за кото­рой эта ком­му­ни­ка­ция реа­ли­зу­ет­ся и без кото­рой она не име­ла бы смыс­ла» [Ада­мец 1996: 26–36]. Автор клас­си­фи­ци­ру­ет пред­ло­же­ния по типу акту­аль­ной инфор­ма­ции, выде­ляя по край­ней мере три вида: 1) обще­ин­фор­ма­тив­ные выска­зы­ва­ния, кото­рые кон­ста­ти­ру­ют «тот или иной факт объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти как целое»; 2) част­но­ин­фор­ма­тив­ные выска­зы­ва­ния, при кото­рой акту­аль­ная инфор­ма­ция «пред­став­ля­ет собой один част­ный аспект инфор­ма­ции веще­ствен­ной»1 и 3) вери­фи­ка­тив­ные выска­зы­ва­ния, кото­рые акту­а­ли­зи­ру­ют инфор­ма­цию, пред­став­ля­ю­щую собой реак­цию на мне­ние собе­сед­ни­ка, когда гово­ря­щий пред­по­ла­га­ет нали­чие у него сомне­ний в реаль­но­сти како­го-либо фак­та или про­ти­во­по­лож­но­го мне­ния о нем. При этом в каче­стве ремы высту­па­ет обыч­но гла­гол с акту­а­ли­за­ци­ей его модаль­но­сти — поло­жи­тель­ной или отри­ца­тель­ной. Все эти типы пред­ло­же­ний чле­нят­ся на тему и рему, и рема зани­ма­ет конеч­ную пози­цию, но они по-раз­но­му оформ­ля­ют­ся инто­на­ци­он­но.

Обще­ин­фор­ма­тив­ные пред­ло­же­ния име­ют на послед­нем сло­ве фра­зо­вое уда­ре­ние, изве­щая о кон­це выска­зы­ва­ния и об инфор­ма­ции, поме­щен­ной в фокус, но спе­ци­аль­но не выде­ля­е­мой. Она может быть пред­став­ле­на гла­голь­ны­ми и имен­ны­ми груп­па­ми: Сот­ни тысяч сирий­цев уже воз­вра­ща­ют­ся в свои дома (Ком­мер­сантъ. 12.09.2017); Завер­ше­на рекон­струк­ция скве­ра на Ижо­ре… По пери­мет­ру скве­ра про­ло­же­на асфаль­то­вая дорож­ка шири­ной три мет­ра. Вдоль доро­жек и на всех пло­щад­ках уста­нов­ле­ны пар­ко­вые ска­мей­ки, обу­стро­е­ны газо­ны (Санкт-Петер­бург­ские ведо­мо­сти. 29.07.2017).

Пред­ло­же­ния с гла­голь­ной груп­пой в реме доста­точ­но неза­ви­си­мы от кон­тек­ста. Так, пер­вый из при­ве­ден­ных при­ме­ров явля­ет­ся заго­лов­ком тек­ста. Пред­ло­же­ния с имен­ной груп­пой в реме, как пра­ви­ло, вхо­дят в состав опи­са­ний, вво­дя его пред­мет­ные дета­ли.

Част­но­ин­фор­ма­тив­ные пред­ло­же­ния, пред­став­ляя отдель­ный эле­мент сооб­ще­ния, харак­те­ри­зу­ют­ся акцент­ным выде­ле­ни­ем ремы: Об опас­но­стях отды­ха в Кры­му укра­ин­цам рас­ска­зы­ва­ют настой­чи­во… Отли­чить укра­ин­ско­го тури­ста на слух почти невоз­мож­но. На пля­же, в кафе, на рын­ке вслу­ши­ва­юсь в раз­го­во­ры: вдруг хтось раз­мо­в­ляе на мове? Но не слыш­но даже сур­жи­ка (Новая газе­та. 08.09.2017).

Уси­ле­ни­ем акцент­но­го выде­ле­ния ремы отме­че­ны вери­фи­ка­тив­ные пред­ло­же­ния: «Из мате­ри­а­лов дела сле­ду­ет, что неко­то­рые из обви­ня­е­мых друг с дру­гом незна­ко­мы, ранее нико­гда не встре­ча­лись, и каких-либо дого­во­рен­но­стей меж­ду собой не име­ли», — отме­ча­ют в про­ку­ра­ту­ре (Ком­мер­сантъ. 12.09.2017). Их инто­на­ция свя­за­на как с выра­же­ни­ем мне­ния гово­ря­ще­го, так и уста­нов­кой на непо­сред­ствен­ное воз­дей­ствие на адре­са­та.

Итак, в рам­ках акту­аль­но­го чле­не­ния с выде­ле­ни­ем ремы с помо­щью поряд­ка слов (конеч­ная пози­ция) в зави­си­мо­сти от харак­те­ра акту­аль­ной инфор­ма­ции исполь­зу­ют­ся раз­ные инто­на­ци­он­ные типы: фра­зо­вое уда­ре­ние и акцент­ное выде­ле­ние.

Если это наблю­де­ние допол­нить исполь­зо­ва­ни­ем инвер­сии, свя­зан­ной с инто­на­ци­он­ным выде­ле­ни­ем ремы, или осо­бым инто­ни­ро­ва­ни­ем выска­зы­ва­ний с темой-новым (см.: [Янко 2016]), а так­же спе­ци­аль­ны­ми сред­ства­ми син­так­си­че­ской выра­зи­тель­но­сти, напри­мер пар­цел­ля­ци­ей, кото­рая так­же свя­за­на с акту­аль­ным чле­не­ни­ем, вклю­че­ни­ем ввод­ных и встав­ных кон­струк­ций, меня­ю­щих темб­ро­вый харак­тер речи, мож­но сде­лать вывод о мно­го­об­ра­зии при­е­мов вве­де­ния инто­на­ции в пись­мен­ный текст, в нашем слу­чае в текст СМИ, и соот­вет­ствен­но о раз­но­об­ра­зии его «зву­ча­ния», деав­то­ма­ти­зи­ру­ю­ще­го вос­при­я­тие. Инте­рес­но в свя­зи с этим мне­ние В. Н. Все­во­лод­ско­го-Герн­грос­са, акте­ра, исто­ри­ка теат­ра, зани­мав­ше­го­ся изу­че­ни­ем зву­ча­ще­го сло­ва еще в нача­ле ХХ в. Он утвер­ждал, что «инто­на­ция явля­ет­ся одним из средств выра­же­ния “фра­зо­вой модаль­но­сти”» — отно­ше­ния гово­ря­ще­го к выска­зы­ва­е­мо­му, она фор­ми­ру­ет­ся под воз­дей­стви­ем пси­хо­ло­ги­че­ско­го или физи­че­ско­го пере­жи­ва­ния, порож­дая опре­де­лен­ный инто­на­ци­он­ный рису­нок, «выра­жа­ю­щий общий тон (модаль­ность) выска­зы­ва­ния. На этот рису­нок накла­ды­ва­ют­ся сло­ва, кон­кре­ти­зи­ру­ю­щие фра­зу. В про­цес­се вос­при­я­тия речи слу­ша­тель дове­ря­ет преж­де все­го имен­но инто­на­ции, а затем уже сло­вам» [Все­во­лод­ский-Герн­гросс 1922: 13] (цит. по: [Чоун 2014]).

Оче­вид­но, что на заня­ти­ях по сти­ли­сти­ке на факуль­те­тах жур­на­ли­сти­ки при изу­че­нии темы поряд­ка слов долж­но про­во­дить­ся наблю­де­ние и за спо­со­ба­ми инто­на­ци­он­но­го выра­же­ния акту­аль­но­го чле­не­ния, за их ролью в орга­ни­за­ции вни­ма­ния при чте­нии. Необ­хо­ди­мо раз­ви­вать уме­ние (выра­зи­тель­но­го) чте­ния соб­ствен­но­го тек­ста жур­на­ли­стом для кон­тро­ля за после­до­ва­тель­но­стью смыс­ло­вых вех повест­во­ва­ния.

Вклю­че­ния помет уст­ной речи в газет­ный текст могут носить не толь­ко язы­ко­вой, но и струк­тур­ный харак­тер. При­ве­дем при­мер из газет­но­го тек­ста, посвя­щен­но­го поезд­ке Пути­на в Арк­ти­ку. Текст при­над­ле­жит А. Колес­ни­ко­ву, жур­на­ли­сту с ярко выра­жен­ным инди­ви­ду­аль­ным сти­лем, тем не менее несу­щим на себе чер­ты сти­ле­вой мане­ры совре­мен­но­го газет­но­го (и лите­ра­тур­но­го) тек­ста.

И он (Чилин­га­ров) рас­ска­зы­ва­ет, что на этот раз на форум при­е­ха­ли про­филь­ные мини­стры из Дании, Нор­ве­гии, Ислан­дии, а так­же лиде­ры Фин­лян­дии и Ислан­дии («Хотя мини­стры в этой ситу­а­ции даже важ­нее!..»).
И китай­цы актив­ны очень!..
— Это тре­вож­но…— под­дер­жи­ваю я.
— Да уж,— кива­ет Артур Чилин­га­ров,— китай­цы с фин­на­ми ледо­кол сей­час стро­ят…
И он рас­ска­зы­ва­ет, какой серьез­ный у них сей­час инте­рес к добы­че, в том чис­ле и в Арк­ти­ке…
Тут китай­цы начи­на­ют актив­но инте­ре­со­вать­ся им самим, и я отсту­паю к гла­ве Туру­хан­ско­го рай­о­на Крас­но­яр­ско­го края Оле­гу Шере­ме­тье­ву… (Ком­мер­сантъ. 30.03.2017).

Сам текст пред­став­ля­ет собой сво­е­го рода инте­гра­цию жан­ров инфор­ма­ции, интер­вью и ана­ли­ти­че­ской ста­тьи: мате­ри­ал пред­став­лен в режи­ме онлайн — ситу­а­ция зафик­си­ро­ва­на ее участ­ни­ком, парал­лель­но добав­ле­ны ком­мен­та­рии — рас­сказ­чи­ка и собе­сед­ни­ка в фор­ме встав­ных кон­струк­ций, отме­чен­ных сме­ной тональ­но­сти по отно­ше­нию к основ­но­му тек­сту, содер­жа­ние крат­ких диа­ло­гов сосре­до­то­чи­ва­ет вни­ма­ние на акту­аль­ных про­бле­мах, обсуж­да­е­мых на фору­ме. Извест­но, что пись­мен­ная и уст­ная речь доста­точ­но чет­ко раз­ли­ча­ют­ся общей доми­ни­ру­ю­щей тен­ден­ци­ей в отно­ше­нии выбо­ра средств и спо­со­бов гене­ра­ции смыс­ла. Если пере­ве­сти содер­жа­ние при­ве­ден­но­го отрыв­ка тек­ста в жанр газет­ной инфор­ма­ции, то были бы утра­че­ны те нюан­сы, кото­рые пере­да­ют атмо­сфе­ру собы­тия, харак­тер вос­при­я­тия про­ис­хо­дя­ще­го рос­сий­ским пред­ста­ви­те­лем (Артур Чилин­га­ров — уче­ный, оке­а­но­лог, иссле­до­ва­тель Арк­ти­ки), вни­ма­ние к осо­бой заин­те­ре­со­ван­но­сти китай­цев в раз­ви­тии Арк­ти­ки и мно­гие дру­гие оттен­ки смыс­ла про­ис­хо­дя­ще­го, кото­рые не укла­ды­ва­ют­ся в логи­че­ски орга­ни­зо­ван­ный пись­мен­ный текст, огра­ни­чен­ный в пред­став­ле­нии эмо­ци­о­наль­но­го нача­ла.

Иссле­дуя уст­ный текст с семи­о­ти­че­ских пози­ций, Б. М. Гас­па­ров писал: «Смысл уст­ной речи, слож­ный, мно­го­об­раз­ный, бога­тый оттен­ка­ми, непе­ре­да­ва­ем пол­но­стью в этом сво­ем каче­стве за пре­де­ла­ми дан­но­го спо­со­ба ком­му­ни­ка­ции; но… это смысл диф­фуз­ный, дез­ар­ти­ку­ли­ро­ван­ный, с неопре­де­лен­ны­ми кон­ту­ра­ми и гра­ни­ца­ми — ско­рее смыс­ло­вой образ, чем дис­крет­ная и струк­ту­ри­ро­ван­ная инфор­ма­ция в соб­ствен­ном зна­че­нии это­го сло­ва» [Гас­па­ров 1978: 91]. При­ни­мая во вни­ма­ние осо­бен­но­сти речи в СМИ, ее ори­ен­ти­ро­ван­ность на доступ­ность смыс­ла для чита­те­ля, при­хо­дит­ся при­знать необ­хо­ди­мость осто­рож­но­го исполь­зо­ва­ния в ней струк­тур­ных осо­бен­но­стей уст­ной речи, кото­рые могут при­ве­сти к спор­но­му пони­ма­нию и тол­ко­ва­нию тек­ста (см., напри­мер: [Засо­ри­на, Стро­и­те­ле­ва 2016]).

Выво­ды. Итак, свя­зи пись­мен­но­го и уст­но­го тек­ста, в част­но­сти пись­мен­но­го газет­но­го тек­ста, ока­зы­ва­ют­ся мно­го­об­раз­ны­ми, выхо­дя­щи­ми за пре­де­лы раз­го­вор­ной лек­си­ки. Зна­чи­ма инто­на­ция тако­го тек­ста, опи­ра­ю­ща­я­ся не толь­ко на ста­биль­ные сред­ства язы­ко­вой выра­зи­тель­но­сти (встав­ные кон­струк­ции, пар­цел­ля­ция и т. п.), но и на фра­зо­вое уда­ре­ние и акцент­ное выде­ле­ние, свя­зан­ные с акту­аль­ным чле­не­ни­ем тек­ста, кото­рое фор­ми­ру­ет его инфор­ма­ци­он­ную струк­ту­ру. Обра­ще­ние к диа­ло­ги­че­ским фор­мам, вклю­ча­е­мым в повест­во­ва­тель­ный автор­ский текст и сопро­вож­да­е­мым ком­мен­та­ри­я­ми участ­ни­ков диа­ло­га, рас­ши­ря­ет смыс­ло­вое поле тек­ста при ори­ен­та­ции авто­ра на когни­тив­ную базу чита­те­ля.

Оче­вид­ное сбли­же­ние пись­мен­но­го тек­ста с орга­ни­за­ци­ей и исполь­зо­ва­ни­ем язы­ко­вых средств речи уст­ной не меня­ет его логи­че­ско­го харак­те­ра, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на чет­кую реа­ли­за­цию интен­ций авто­ра. Инто­на­ци­он­ные и струк­тур­ные осо­бен­но­сти, при­вне­сен­ные в пись­мен­ный текст, оста­ют­ся при­е­ма­ми, направ­лен­ны­ми на реше­ние ком­му­ни­ка­тив­ных задач, сто­я­щих перед тек­стом в этой сфе­ре обще­ния. Отме­тим так­же, что вклю­ча­ю­щий отме­чен­ные при­е­мы текст с орео­лом уст­но­сти в какой-то мере созда­ет иллю­зию воз­мож­но­сти широ­ко­го исполь­зо­ва­ния лек­си­ки, харак­тер­ной для уст­но­го упо­треб­ле­ния за гра­ни­ца­ми лите­ра­тур­но­го язы­ка. Одна­ко в этой обла­сти не отме­ня­ет­ся сохра­не­ние жест­ких кри­те­ри­ев отбо­ра, направ­лен­ных на сохра­не­ние норм рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка и эсте­тич­но­сти. Доба­вим, что в сво­ей осно­ве язык пись­мен­ных каче­ствен­ных СМИ как раз и вос­при­ни­ма­ет­ся как вопло­ще­ние лите­ра­тур­но­го язы­ка, что и обу­слов­ли­ва­ет небез­раз­лич­ное отно­ше­ние к нему чита­те­лей.‌‌

1 Здесь под веще­ствен­ной инфор­ма­ци­ей пони­ма­ет­ся рефе­рент­ная инфор­ма­ция, то есть инфор­ма­ция об объ­ек­те вне­язы­ко­вой дей­стви­тель­но­сти, под­ра­зу­ме­ва­е­мом авто­ром кон­крет­но­го рече­во­го отрез­ка.

Адамец, П. (1996). Порядок слов в современном русском языке. Электронный ресурс http://lib.knigi-x.ru/23filologiya/408862-1-przhemisl-adodesch-poryadok-slov-sovremennom-russkom-yazike-asavem1a-rmana-rozpravy-eskoslovens.php.

Васильева, А. Н. (1982). Газетно-публицистический стиль. Курс лекций по стилистике русского языка для филологов. М.: Русский язык.

Винокур, Т. Г. (2007). Говорящий и слушающий: Варианты речевого поведения. М.: Наука.

Всеволодский-Гернгросс, В. Н. (1922). Теория русской речевой интонации. Пб.: Гос. изд-во.

Гаспаров, Б. М. (1978). Устная речь как семиотический объект. Ученые зап. Тартуского гос. ун-та. Вып. 442: Семантика номинации и семиотика устной речи. Лингвистическая семантика и семиотика I, 63–112. Тарту.

Засорина, Т. Н., Строителева, М. С. (2016). Творческая манера журналиста Андрея Колесникова. Электронный ресурс http://sci-article.ru/stat.php?i=1453715273.

Зиндер, Л. Р. (2007). Общая фонетика и избранные статьи: учеб. пос. для студентов филолог. фак-в высших учебных заведений. 2-е изд. СПб.: Изд-во СПбГУ.

Казак, М. Ю. (2012). Язык газеты: учеб. пос. Белгород: ИД «Белгород».

Костомаров, В. Г. (2005). Наш язык в действии: очерки современной русской стилистики. М.: Гардарики.

Николаева, Т. М. (2000). От звука к тексту. М.: Языуи русской культуры.

Сидельцев А. В. (2016). Информационная структура, information structure и неканонический порядок слов в хеттском языке. В Н. Д. Арутюнова (Ред.), Логический анализ языка. Информационная структура текстов разных жанров и эпох (с. 51–60). М.: Гнозис.

Сиротинина, О. Б. (1998). О терминах «разговорная речь», «разговорность» и «разговорный тип речевой культуры». В Лики языка: к 45-летию научной деятельности Е. А. Земской (с. 348–353). М.: Наследие.

Сковородников, А. П. (2016). Экология русского языка. Красноярск: Сиб. Федер. ун-т.

Трубецкой, Н. С. (1960). Основы фонологии: пер. с нем. М.: Изд-во иностр. лит.

Чоун, Е. (2014). Интонация как художественный и грамматический прием в ранних советских исследованиях: В. Н. Всеволодский-Гернгросс, А. М. Пешковский и С. И. Бернштейн. Новое литературное обозрение, 5 (129), с. 284–295.

Янко, Т. Е. (2016). Предложения введения в рассмотрение. Актерское озвучивание художественного текста. В Н. Д. Арутюнова (Ред.), Логический анализ языка. Информационная структура текстов разных жанров и эпох (с. 107–125). М.: Гнозис.

Adamets, P. (1996). Poriadok slov v sovremennom russkom iazyke [Word’s order in modern Russian language]. Retrieved from http://lib.knigi-x.ru/23filologiya/408862-1-przhemisl-adodesch-poryadok-slov-sovremennom-russkom-yazike-asavem1a-rmana-rozpravy-eskoslovens.php. (In Russian)

Choun, E. (2014). Intonatsiia kak hudozhestvennyi i grammaticheskii priem v rannikh sovetskikh issledovaniiakh: V. N. Vsevolodskii-Gerngross, A. M. Peshkovskii i S. I. Bernshtein [Intonation and grammar as an art reception in early Soviet studies: V. N. Vsevolodsky-Gerngross, A. M. Peshkovski and S. I. Bernstein] Novoe literaturnoe obozrenie [New literary review], 5 (129), 284–295. (In Russian)

Gasparov, B. M. (1978). Ustnaia rech’ kak semioticheskii ob”ekt [Speaking as a semiotic object]. Semantika nominatsii i semiotika ustnoi rechi. Lingvisticheskaia semantika i semiotika [The Semantics of the category and the semiotics of speech. Linguistic semantics and semiotics], 63–112. (In Russian)

Ianko, T. E. (2016). Predlozheniia vvedeniia v rassmotrenie. Aktiorskoe ozvuchivanie hudozhestvennogo teksta [Sentence of introductioninto consideration. Acting scoring the artistic text.] In N. D. Arutiunova (Eds.), Logicheskii analiz iazyka. Informatsionnaia struktura tekstov raznykh zhanrov i ehpokh [Logical analysis of language. Information structure of texts of different genres and eras] (pp. 107– 125). Moscow: Gnozis. (In Russian)

Kazak, M. Iu. (2012). Iazyk gazety [Language Newspapers]. Textbook. Belgorod: Belgorod. (In Russian)

Kostomarov, V. G. (2005). Nash iazyk v deistvii: Ocherki sovremennoi russkoi stilistiki [Our language in action: Essays on contemporary Russian stylistics]. Moscow: Gardariki. (In Russian)

Nikolaeva, T. M. (2000). Ot zvuka k tekstu [From audio to text]. Moscow: Languages of Russian culture. (In Russian)

Sideltsev, A. V. (2016). Informatsionnaia struktura, information structure i nekanonicheskii poriadok slov v khettskom iazyke [Information structure, information structure and noncanonical word order in Hittite language]. In N. D. Arutiunova (Eds.), Logicheskii analiz iazyka. Informatsionnaia struktura
tekstov raznykh zhanrov i ehpokh [Logical analysis of language. Information structure of texts of different genres and eras] (pp. 51–60). Moscow: Gnozis. (In Russian)

Sirotinina, O. B. (1998). O terminakh «razgovornaia rech’», «razgovornost’» i «razgovornyi tip rechevoi kul’tury» [Аbout the terms “speaking”, “conversationness” and “conversational type of speech culture”]. In Liki iazyka: k 45-letiiu nauchnoi deyatel’nosti E. A. Zemskoi [The Faces of language: the 45th anniversary of the scientific activities of E. A. Zemskaia] (pp. 348–353). Moscow: Heritage. (In Russian)

Skovorodnikov, A. P. (2016). Ekologiia russkogo iazyka [Ecology of the Russian language]. Krasnoyarsk: Siberian federal University. (In Russian)

Trubeckoi, N. S. (1960). Osnovy fonologii [The basics of phonology]. Moscow: Publishing house of foreign literature. (In Russian)

Vasil’eva, A. N. (1982). Gazetno-publitsisticheskii stil’. Kurs lektsii po stilistike russkogo iazyka dlia filologov [Newspaper and publicistic style. A course of lectures on stylistics of the Russian language for philologists]. Moscow: Russian language. (In Russian)

Vinokur, T. G. (2007). Govoryashchii i slushaiushchii: Varianty rechevogo povedeniia [Speaker and the listener: Variants of speech behaviour]. Moscow: Nauka. (In Russian)

Vsevolodskii-Gerngross, V. N. (1922). Teoriia russkoi rechevoi intonatsii [The theory of Russian speech intonation]. Petrograd: State publishing house. (In Russian)

Zasorina, T. N., Stroiteleva, M. S. (2016). Tvorcheskaia manera zhurnalista Andreia Kolesnikova [Creative manner of journalist Andrei Kolesnikov]. Retrieved from http://sci-article.ru/stat.php?i=1453715273. (In Russian)

Zinder, L. R. (2007). Obshchaia fonetika i izbrannye stat’i: uchebnoe posobie dlia studentov filolog. fak-v vysshih uchebnykh zavedenii. [General phonetics and selected papers: tutorial for students of Philology. Faculty in higher education institutions] (2nd ed.). St. Petersburg: Izd-vo S.-Peterb. un-ta. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 мая 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 31 июля 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2018

Received: May 15, 2018
Accepted: July 31, 2018