Среда, 27 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Таблоидизация отчетов о судебных разбирательствах на порталах сплетен

Статья представляет собой попытку проанализировать явление таблоидизации отчетов о судебных разбирательствах в сервисах сплетен — на интернет-порталах, основными особенностями которых являются скандализация и драматизация распространяемых новостей. Анализируя медиасообщения об обвинениях и судебном деле против Кевина Спейси, опубликованные на порталах TMZ.com (США) и Pudelek.pl (Польша), автор предприняла попытку определить, каким образом сотрудники медиа говорят о преступлениях и связанных с ними судебных разбирательствах. Основой для размышлений послужили теории социального конструктивизма и фрейминга. В результате исследования обнаружено: (1) освещая судебные разбирательства, сайты сплетен используют интерпретационную рамку жестокого мира и связанные с ней повествования о злоумышленнике и невинной жертве, что позволяет им сконструировать драматическую и вместе с тем привлекательную для читателей оппозицию; (2) тексты криминальной тематики на анализируемых порталах более близки к комментариям и оценкам обсуждаемых преступлений, чем к информированию о происходящих судебных разбирательствах; (3) типичные редакционные действия, направленные на создание напряжения в материалах о судебных разбирательствах, размещаемых в интернет-таблоидах, — освещение только тех этапов судебного процесса, которые можно сопроводить эмоциональными комментариями, размещение негативных сообщений перед началом судебного процесса, обращение к кричащим и негативным заголовкам и напоминание о высшей степени наказания, грозящего за деяние; (4) ни географическая близость описываемых событий, ни репрезентируемый медиарынок не влияют на способ информирования о судебных разбирательствах в интернет-таблоидах.

Tabloidization of court proceedings’ reports on gossip websites

The article is an attempt to analyze the phenomenon of tabloidization of court proceedings’ reports on gossip websites — websites whose constitutive features are, among others, the scandalization and dramatization of disseminated messages. Using media reports about the accusations and court case pending against Kevin Spacey, which were made available on TMZ.com (United States) and Pudelek.pl (Poland), an attempt was made to determine how media workers present crimes related to their judicial conduct and how such representations can affect the perception of justice by recipients. The base of considerations was the social constructivism and framing theory. As a result of research, it was discovered that: (1) gossip websites’ editorial teams use the interpretative frame of the cruel world to cover criminal matters, including the narratives of an absolutely evil attacker and innocent victim, which enables the creation of a dramatic, and at the same time extremely attractive to recipients, opposition; (2) crime-related texts on gossip websites are closer to commentaries and assessments of the presented crimes than to actual reporting on court proceedings; (3) typical editorial measures used to build tension in the gossip materials about court proceedings are to report only those stages of the proceedings that can be provided with emotional comments, constant recalling of negative information about the crime that arose before the trial, the use of flashy and unambiguously negative headlines, and reminders of the highest penalty for the described act; (4) geographical proximity of the described events or the represented media market do not affect the manner in which gossip websites cover court proceedings.

Бурно-Калишук Каролина — канд. филол. наук;
karolina.burno@umcs.pl

Университет Марии Склодовской-Кюри,
Польша, 20-080, Люблин, Литовская пл., 3

Karolina Burno-Kaliszuk — PhD; karolina.burno@umcs.pl

Maria Curie-Skłodowska University
3, plac Litewski, Lublin, 20 080, Poland

Бурно-Калишук, К. (2020). Таблоидизация отчетов о судебных разбирательствах на порталах сплетен. Медиалингвистика, 7 (1), 51–60.

DOI: 10.21638/spbu22.2020.104

URL: https://medialing.ru/tabloidizaciya-otchetov-o-sudebnyh-razbiratelstvah-na-portalah-spleten/ (дата обращения: 27.05.2020)

Burno-Kaliszuk, K. (2020). Tabloidization of court proceedings’ reports on gossip websites. Media Linguistics, 7 (1), 51–60. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2020.104

URL: https://medialing.ru/tabloidizaciya-otchetov-o-sudebnyh-razbiratelstvah-na-portalah-spleten/ (accessed: 27.05.2020)

УДК 070

Постановка проблемы

Пре­ступ­ле­ния и дея­тель­ность пра­во­су­дия — при­вле­ка­тель­ные меди­а­те­мы, кото­рые отве­ча­ют боль­шин­ству, если не всем, совре­мен­ным кри­те­ри­ям отбо­ра инфор­ма­ции, о кото­рых писа­ла Ивонн Йеукес. Тако­го рода мате­ри­а­лы, как пра­ви­ло, сооб­ща­ют о чем-то новом и непред­ска­зу­е­мом, в боль­шин­стве сво­ем име­ют нега­тив­ный харак­тер, каса­ют­ся наси­лия, сек­са, детей, звезд, зна­ме­ни­то­стей или людей с высо­ким соци­аль­ным ста­ту­сом, явля­ют­ся соот­вет­ствен­но гром­ки­ми и зре­лищ­ны­ми, в кон­це кон­цов могут быть упро­ще­ны, инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­ны и вве­де­ны в доми­ни­ру­ю­щие интер­пре­та­ци­он­ные рам­ки [Jewkes 2010: 40–61]. Неуди­ви­тель­но поэто­му, что эти темы уже мно­го лет появ­ля­ют­ся на пер­вых стра­ни­цах газет, начи­на­ют выпус­ки ново­стей на радио и теле­ви­де­нии, а так­же ста­но­вят­ся пред­ме­том мно­го­чис­лен­ных ста­тей и обсуж­де­ний на интер­нет-пор­та­лах. Пред­став­лен­ные в раз­ных фор­мах, они пыта­ют­ся обра­тить вни­ма­ние на потен­ци­аль­ные угро­зы или, наобо­рот, повы­сить чув­ство без­опас­но­сти ауди­то­рии. Преж­де все­го, одна­ко, как пока­зы­ва­ют мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния, они явля­ют­ся основ­ным источ­ни­ком зна­ний и пред­став­ле­ний ауди­то­рии о пре­ступ­ле­ни­ях, рас­сле­до­ва­ни­ях и судеб­ных про­цес­сах [Szafrańska 2015: 112; Żaba 2017: 101–103].

В этом кон­тек­сте осо­бое зна­че­ние при­об­ре­та­ет про­бле­ма жур­на­лист­ской эти­ки. Вопро­сы, свя­зан­ные с нару­ше­ни­я­ми пра­ва и судо­про­из­вод­ства, по сво­ей при­ро­де слож­ные и не отно­сят­ся к непо­сред­ствен­но­му опы­ту ауди­то­рии [Daniel 2013: 320–322], сле­до­ва­тель­но труд­ны для само­сто­я­тель­ной вери­фи­ка­ции и оцен­ки. Все это при­нуж­да­ет работ­ни­ков средств мас­со­вой инфор­ма­ции при­ни­мать допол­ни­тель­ные меры при их осве­ще­нии. Жур­на­ли­сты долж­ны не толь­ко сосре­до­то­чить­ся на полу­че­нии источ­ни­ков и под­твер­жде­нии их досто­вер­но­сти, обес­пе­че­нии адек­ват­но­го уров­ня дескрип­тив­но­сти, но и осо­бым обра­зом соблю­сти соот­вет­ствие под­го­тав­ли­ва­е­мых медиа­ма­те­ри­а­лов пра­во­вым нор­мам. Одна­ко кри­ми­на­ли­сты отме­ча­ют, что медиа посто­ян­но упро­ща­ют мате­ри­а­лы и чрез­мер­но про­буж­да­ют эмо­ции адре­са­та, не пере­да­вая дей­стви­тель­но­го мас­шта­ба опи­сы­ва­е­мых собы­тий [Buczkowski et al. 2012: 114–115].

Сле­ду­ет отме­тить, что это наблю­де­ние каса­ет­ся всех видов средств мас­со­вой инфор­ма­ции, в том чис­ле каче­ствен­ных. И если сооб­ще­ния о судеб­ных раз­би­ра­тель­ствах три­ви­а­ли­зи­ру­ют­ся и дра­ма­ти­зи­ру­ют­ся каче­ствен­ной жур­на­ли­сти­кой, воз­ни­ка­ет вопрос, каким иска­же­ни­ям эти сооб­ще­ния под­вер­га­ют­ся в таб­ло­ид­ной жур­на­ли­сти­ке, сре­ди основ­ных осо­бен­но­стей кото­рой про­стой, но вызы­ва­ю­щий эмо­ции язык, рас­про­стра­не­ние непро­ве­рен­ной инфор­ма­ции и уста­нов­ка на скан­дал [Molęda-Zdziech 2013: 330].

История вопроса

Связь СМИ с наси­ли­ем и пре­ступ­ле­ни­я­ми — это тема, кото­рая уже мно­го лет вызы­ва­ет иссле­до­ва­тель­ский инте­рес у пред­ста­ви­те­лей гума­ни­тар­ных и соци­аль­ных наук. Начи­ная со вто­рой поло­ви­ны XX в. уче­ные заду­мы­ва­ют­ся над сте­пе­нью соци­аль­но-куль­тур­но­го воз­дей­ствия медиа­со­об­ще­ний о нару­ше­ни­ях зако­на, ста­вя вопро­сы о фак­ти­че­ском соот­но­ше­нии чис­ла совер­шен­ных пре­ступ­ле­ний с коли­че­ством опи­сы­ва­ю­щих их мате­ри­а­лов, о выте­ка­ю­щей из этой ста­ти­сти­ки воз­мож­но­сти уве­ли­чить или сни­зить пре­ступ­ность в резуль­та­те ком­му­ни­ка­ци­он­ной дея­тель­но­сти инсти­ту­ци­о­наль­ных отпра­ви­те­лей, а так­же о потен­ци­аль­ных язы­ко­вых и визу­аль­ных сред­ствах воз­дей­ствия [Dailey, Wenger 2016; Kamińska 2014; McQuail 2012: 371–375; Sidor 2018; Szafrańska 2015; Woźnikowska-Fajst 2013] (спектр затра­ги­ва­е­мых про­блем см., напри­мер: [Signorielli, Gerbner 1988; Greer 2013]). Боль­шин­ство иссле­до­ва­ний, каса­ю­щих­ся меди­аль­но­го обра­за пра­во­су­дия, отно­сит­ся к ком­му­ни­ка­ци­он­ным явле­ни­ям, при­сут­ству­ю­щим в каче­ствен­ных СМИ. Иссле­до­ва­ния таб­ло­и­дов в этой груп­пе ред­кость, уче­ные сосре­до­то­чи­ва­ют­ся в основ­ном на прес­се [Białek-Szwed 2012: 313–380; Ostrowski 2014], пол­но­стью игно­ри­руя про­стран­ство Сети, в част­но­сти ана­ли­зи­ру­е­мые в нашей ста­тье интер­нет-таб­ло­и­ды. Неза­ви­си­мо от пред­став­ля­е­мой науч­ной дис­ци­пли­ны и пред­ме­та ана­ли­за иссле­до­ва­те­ли при­хо­дят к обще­му выво­ду о том, что труд­но, если вооб­ще воз­мож­но, дать чет­кую оцен­ку вли­я­ния мас­сме­диа на спо­соб вос­при­я­тия наси­лия адре­са­том медиа­со­об­ще­ний. В то же вре­мя авто­ры посто­ян­но под­чер­ки­ва­ют, что медиа и наси­лие нераз­рыв­но свя­за­ны и тре­бу­ют осо­бо­го вни­ма­ния.

Описание методологии исследования

Основ­ная цель иссле­до­ва­ния — ответ на вопрос, каким обра­зом сотруд­ни­ки медиа опи­сы­ва­ют пре­ступ­ле­ния и отно­ся­щи­е­ся к ним судеб­ные раз­би­ра­тель­ства в сер­ви­сах, рас­про­стра­ня­ю­щих сплет­ни.

Осно­вы­ва­ясь на тео­рии соци­аль­но­го кон­струк­ти­виз­ма, мож­но пред­по­ло­жить, что авто­ры интер­нет-таб­ло­и­дов созда­ют или вос­про­из­во­дят в текстах о пра­во­су­дии опре­де­лен­ные зна­че­ния, кото­рые могут быть соот­вет­ству­ю­щим обра­зом интер­пре­ти­ру­е­мы или откло­ня­е­мы [McQuail 2012: 115]. В свя­зи с высо­кой слож­но­стью про­бле­мы и отсут­стви­ем непо­сред­ствен­ной свя­зи с опы­том адре­са­та, авто­ры пор­та­лов в про­цес­се созда­ния тек­стов обра­ща­ют­ся к соци­аль­но усто­яв­шим­ся интер­пре­та­ци­он­ным рам­кам. Эти рам­ки в резуль­та­те высо­кой повто­ря­е­мо­сти и обще­ствен­но­го резо­нан­са, несмот­ря на нали­чие серьез­ных инфор­ма­ци­он­ных про­бе­лов в пуб­ли­ка­ции, поз­во­ля­ют адре­са­ту быст­ро интер­пре­ти­ро­вать пред­став­лен­ные ново­сти, про­буж­дая «накоп­лен­ные в памя­ти свя­зи меж­ду иде­я­ми и чув­ства­ми» [Castells 2013: 165].

Выбор объ­ек­та иссле­до­ва­ния обу­слов­лен несколь­ки­ми фак­то­ра­ми. Учи­ты­вая утвер­жде­ния о гло­баль­ном при­сут­ствии зна­ме­ни­то­стей [Littler 2011: 1], стрем­ле­ние таб­ло­и­дов пред­ста­вить неуда­чи звезд [Godzic 2007: 85–86] и склон­ность медиа осве­щать собы­тия, кото­рые не име­ют пря­мой свя­зи с мест­ной ауди­то­ри­ей, одна­ко обла­да­ют соот­вет­ству­ю­щим фак­то­гра­фи­че­ским или эмо­ци­о­наль­ным зна­че­ни­ем [Jewkes 2010: 52–53], а так­же при­ни­мая во вни­ма­ние объ­ем онлайн-архи­вов, в каче­стве при­ме­ра, опи­сы­ва­ю­ще­го это явле­ние, мы выбра­ли дело акте­ра Кеви­на Спей­си, кото­ро­го обви­ни­ли в сек­су­аль­ном домо­га­тель­стве к муж­чи­нам, в том чис­ле несо­вер­шен­но­лет­ним. В то же вре­мя источ­ни­ком инфор­ма­ции на эту тему послу­жи­ли мате­ри­а­лы, опуб­ли­ко­ван­ные на сер­ви­сах, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на сплет­нях: TMZ​.com (США) и Pudelek​.pl (Поль­ша). Дума­ет­ся, что это сопо­став­ле­ние поз­во­лит пока­зать сход­ства и про­ти­во­ре­чия в пуб­ли­ка­ци­ях о пра­во­су­дии, выте­ка­ю­щие из есте­ствен­ных раз­ли­чий в соци­аль­но-куль­тур­ных усло­ви­ях.

В иссле­до­ва­нии исполь­зу­ют­ся инстру­мен­ты срав­ни­тель­но­го и кон­тент-ана­ли­за. Эмпи­ри­че­скую базу состав­ля­ют мате­ри­а­лы, мар­ки­ро­ван­ные клю­че­вым эле­мен­том «Кевин Спей­си», опуб­ли­ко­ван­ные в пери­од с 30 нояб­ря 2017 г. (с момен­та появ­ле­ния в СМИ пер­вых обви­не­ний акте­ра в сек­су­аль­ных домо­га­тель­ствах) по 18 июля 2019 г. (пуб­ли­ка­ции инфор­ма­ции о его осво­бож­де­нии от напа­док), на пор­та­лах TMZ​.com (48 пуб­ли­ка­ций) и Pudelek​.pl (30 пуб­ли­ка­ций).

Анализ материала

Учи­ты­вая име­ю­щи­е­ся в лите­ра­ту­ре срав­не­ния судеб­но­го про­цес­са с теат­раль­ным пред­став­ле­ни­ем [Sobczak 2008: 18], ана­лиз свя­зан­ных с ним медиа­со­об­ще­ний сле­ду­ет начать с пре­зен­та­ции и харак­те­ри­сти­ки участ­ву­ю­щих в нем пер­со­на­жей: обви­ня­е­мо­го, его жертв и пред­ста­ви­те­лей пра­во­су­дия.

Обви­ня­е­мый Кевин Спей­си — аме­ри­кан­ский актер и режис­сер, награж­ден­ный шест­на­дца­тью кино­на­гра­да­ми, сре­ди кото­рых два «Оска­ра» и «Золо­той гло­бус». В мате­ри­а­лах ана­ли­зи­ру­е­мых пор­та­лов он высту­па­ет в первую оче­редь как испол­ни­тель глав­ной роли в попу­ляр­ном сери­а­ле «Кар­точ­ный домик», от съе­мок в кото­ром его отстра­ня­ют после пуб­лич­но­го предъ­яв­ле­ния обви­не­ний в домо­га­тель­ствах, после чего актер теря­ет шан­сы на даль­ней­шую карье­ру. Как в TMZ, так и на пор­та­ле Pudelek, авто­ры отме­ча­ют утра­ту акте­ром ста­ту­са звез­ды. Одно­знач­но и эмо­ци­о­наль­но заяв­ля­ют, что «карье­ра Кеви­на Спей­си обру­ши­лась с трес­ком» (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43), или обост­ря­ют дра­ма­тизм ситу­а­ции, опи­сы­вая паде­ние, наблю­да­е­мое ими, как посто­ян­но про­грес­си­ру­ю­щий про­цесс. Впе­чат­ле­ние уси­ли­ва­ют мате­ри­а­лы о даль­ней­ших про­фес­си­о­наль­ных неуда­чах акте­ра, пред­став­лен­ных в виде отдель­ных ново­стей, пере­пле­та­ю­щих­ся с сооб­ще­ни­я­ми о подо­зре­нии в пре­ступ­ле­нии. Инфор­ма­ция об уда­ле­нии сцен с уча­сти­ем Спей­си из филь­ма Рид­ли Скот­та или попу­ляр­но­го граф­фи­ти с изоб­ра­же­ни­ем акте­ра1 застав­ля­ет нас рас­смат­ри­вать его как чело­ве­ка, кото­рый поте­рял все цен­ное и зна­чи­мое, а так­же как пре­ступ­ни­ка (если бы он не нару­шил закон, его бы не сня­ли с после­ду­ю­щих поста­но­вок и не изъ­яли из поп-куль­тур­но­го обра­ще­ния). В Поль­ше коли­че­ство таких мате­ри­а­лов зна­чи­тель­но ниже, чем в США, тем не менее, в отли­чие от англо­языч­ных пуб­ли­ка­ций, они мар­ки­ру­ют­ся более кри­ча­щи­ми и при­да­ю­щи­ми сен­са­ци­он­ность заго­лов­ка­ми, кото­рые содер­жат вос­кли­ца­ния, вопро­сы и чрез­мер­ное исполь­зо­ва­ние заглав­ных букв.

По мере раз­ви­тия дела к это­му типу сооб­ще­ний добав­ля­ют­ся посты, иллю­стри­ру­ю­щие стыд акте­ра и его укры­ва­ние от СМИ, на осно­ва­нии чего полу­ча­тель инфор­ма­ции может сно­ва прий­ти к выво­ду, что Кевин Спей­си вино­вен в при­пи­сы­ва­е­мых ему дей­стви­ях (если бы обви­не­ния не были прав­дой, акте­ру не при­шлось бы скры­вать­ся). Авто­ры пор­та­лов сооб­ща­ют, что актер с момен­та появ­ле­ния пер­вых обви­не­ний хра­нит мол­ча­ние, а в более позд­них пуб­ли­ка­ци­ях (после офи­ци­аль­но­го судеб­но­го обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния) не при­зна­ет сво­ей вины. В этом слу­чае на вооб­ра­же­ние чита­те­лей допол­ни­тель­но воз­дей­ству­ют фото­гра­фии папа­рац­ци и допол­ня­ю­щие их нега­тив­ные опи­са­ния задо­ку­мен­ти­ро­ван­ных сцен. Более кате­го­ри­че­ски­ми с точ­ки зре­ния героя ново­стей явля­ют­ся поль­ские медиа, кото­рые в заго­лов­ке сооб­ща­ют, что «zamaskowany Kevin Spacey skrada się do samochodu»2, а в под­за­го­лов­ке с помо­щью вопро­са пред­по­ла­га­ют, что акте­ру «wstydzi się pokazywać twarz?».3 В то же вре­мя в тек­сте мате­ри­а­ла гово­рит­ся, что «paparazzi wypatrzyli go po raz pierwszy od ponad roku (!)» и, при­во­дя дета­ли ново­го дресс-кода звез­ды, заяв­ля­ют, что «z trudem można było go rozpoznać»4 (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​V​m​t​9YJ).

Сам Спей­си в про­ана­ли­зи­ро­ван­ном мате­ри­а­ле опи­сы­ва­ет­ся ней­траль­но, без типич­ных для таб­ло­и­дов пре­уве­ли­чен­ных оце­нок. Исклю­че­ние состав­ля­ют несколь­ко пуб­ли­ка­ций, в кото­рых на его пер­со­ну наве­ши­ва­ет­ся ярлык опо­зо­рен­но­го акте­ра («disgraced actor», «antybohater»). В текстах доми­ни­ру­ет пред­став­ле­ние его пол­ным име­нем или фами­ли­ей без каких-либо уточ­ня­ю­щих или оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных. В мате­ри­а­лах пор­та­ла Pudelek про­сле­жи­ва­ет­ся тен­ден­ция к фами­льяр­но­сти, заклю­ча­ю­щей­ся в пред­став­ле­нии героя по име­ни, кото­рое все­гда исполь­зу­ет­ся после хотя бы одно­крат­но­го назы­ва­ния пол­но­го име­ни героя. Назы­ва­ние толь­ко по име­ни не вли­я­ет на спо­соб повест­во­ва­ния (по-преж­не­му сохра­ня­ет­ся есте­ствен­ная для таб­ло­и­дов оппо­зи­ция «gwiazda — normals»5). Мож­но пола­гать, что это попыт­ка избе­га­ния повто­ров, а не целе­на­прав­лен­ное рече­вое дей­ствие, при­зван­ное лишить ува­же­ния опи­сы­ва­е­мо­го героя.

Эмо­ци­о­наль­ные и пред­взя­тые опи­са­ния Кеви­на Спей­си мож­но най­ти в опуб­ли­ко­ван­ных рядом с основ­ны­ми сооб­ще­ни­я­ми ком­мен­та­ри­ях зна­ме­ни­то­стей или людей, свя­зан­ных с сек­су­аль­ны­ми зло­упо­треб­ле­ни­ми или с подо­зре­ва­е­мым в них акте­ром. Эти выска­зы­ва­ния име­ют одно­знач­но нега­тив­ный отте­нок, о чем сиг­на­ли­зи­ру­ет­ся уже в пред­ва­ря­ю­щих их заго­лов­ках, таких как пред­ва­ря­ю­щий выска­зы­ва­ние Кор­вин Пио­тров­ской о Спей­си: «OHYDNE. Zawiódł jako człowiek»6 (Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​2​A​D​X​oke), «Kevin Spacey Blasted by Billy Eichner for the Way He Came Out» / TMZ, 2017. https://​bit​.ly/​2​p​M​L​t​yn/). Наи­бо­лее пей­о­ра­тив­ный ком­мен­та­рий сре­ди ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лов при­над­ле­жит бра­ту Спей­си, кото­рый назы­ва­ет акте­ра «кре­а­ту­рой» (TMZ, 2019. https://​bit​.ly/​2​n​g​1​lbE), не предо­став­ляя ауди­то­рии воз­мож­но­сти не согла­сить­ся.

Сто­ит отме­тить, что оба сай­та раз­ме­ща­ют исклю­чи­тель­но по одно­му мне­нию в защи­ту. TMZ напо­ми­на­ет в цити­ру­е­мом выска­зы­ва­ния Дже­ре­ми Пиве­на, что Кевин Спей­си не может быть при­знан винов­ным, пока не будет нака­зан закон­ным реше­ни­ем суда, а Pudelek сооб­ща­ет о том, что Мор­рис­си защи­ща­ет акте­ра и назы­ва­ет его «неспра­вед­ли­во ата­ко­ван­ным» (TMZ, 2017. https://​bit​.ly/​2​p​D​o​aqu; Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​2​L​J​9​peo). Одна­ко обе редак­ции явно пре­умень­ша­ют зна­че­ние цити­ру­е­мых ком­мен­та­ри­ев. TMZ начи­на­ет текст с утвер­жде­ния, что Пивен так­же был обви­нен в сек­су­аль­ных домо­га­тель­ствах и, сле­до­ва­тель­но, не явля­ет­ся объ­ек­тив­ным голо­сом в дис­кус­сии. Pudelek ука­зы­ва­ет на то, что цити­ру­е­мая рок-звез­да в каче­стве аргу­мен­та про­тив обви­не­ний при­во­дит ошиб­ки роди­те­лей в вос­пи­та­нии детей, а в кон­це ста­тьи зада­ет тен­ден­ци­оз­ный вопрос, вуа­ли­ру­ю­щий реаль­ную оцен­ку ком­мен­та­рия Мор­рис­си: «Naprawdę nie widzi niczego nagannego w stosunku seksualnym doros.ego mężczyzny z dzieckiem?»7

Опи­са­ние жертв в иссле­ду­е­мых мате­ри­а­лах менее про­зрач­но, чем создан­ная медиа харак­те­ри­сти­ка пре­ступ­ни­ка. В соот­вет­ствии с пред­по­ло­же­ни­я­ми, осно­ван­ны­ми на резуль­та­тах дру­гих иссле­до­ва­ний [Ostrowski 2014: 145; Sidor 2018: 47, 49], пор­та­лы спле­тен в сво­их мате­ри­а­лах посвя­ща­ют жерт­вам мень­ше места, чем повсе­мест­но узна­ва­е­мо­му акте­ру. В пуб­ли­ка­ци­ях TMZ и пор­та­ла Pudelek пери­о­ди­че­ски повто­ря­ет­ся инфор­ма­ция, что Спей­си обви­нен в домо­га­тель­ствах в отно­ше­нии око­ло 30 муж­чин, одна­ко из опуб­ли­ко­ван­ных ново­стей мы можем узнать лишь о неко­то­рых из них. Из всех обви­не­ний, кото­рые были обна­ро­до­ва­ны под созда­ю­щи­ми напря­же­ние заго­лов­ка­ми «Brytyjskie media dotarły do NOWEJ OFIARY Spaceya! “To było traumatyczne”»8 (Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​3​5​7​u​Tcw) или «Kevin Spacey Under Investigation for New Sexual Assault in Los Angeles» (TMZ, 2018. https://​bit​.ly/​3​0​N​Q​1Bc), лишь два каса­лись реаль­ных судеб­ных дел. Кро­ме того, толь­ко одно дело появи­лось на пор­та­лах спле­тен в мате­ри­а­ле, выхо­дя­щем за пре­де­лы инфор­ми­ро­ва­ния о предъ­яв­лен­ных Спей­си обви­не­ни­ях. Меж­ду тем у чита­те­лей, полу­чав­ших оче­ред­ные сооб­ще­ния о пред­по­ла­га­е­мых обви­не­ни­ях, мог­ло создать­ся впе­чат­ле­ние, что все они име­ют юри­ди­че­ское осно­ва­ние. В опи­са­ни­ях этих собы­тий, несмот­ря на то что их досто­вер­ность не под­твер­жде­на орга­на­ми пра­во­су­дия (что TMZ посто­ян­но под­чер­ки­ва­ло, исполь­зуя при­ла­га­тель­ные, ука­зы­ва­ю­щие на пре­зумп­цию дей­ствия: alleged, exculpatory, reportedly, — а так­же закан­чи­вая выска­зы­ва­ния утвер­жде­ни­ем об отсут­ствии офи­ци­аль­ных воз­ра­же­ний), могут появ­лять­ся изоб­ра­же­ния подоб­ных собы­тий, кото­рые закон­чи­лись судеб­ны­ми про­цес­са­ми и были одно­знач­но клас­си­фи­ци­ро­ва­ны медиа как уго­лов­но нака­зу­е­мые дея­ния. Тем более в текстах отме­ча­ет­ся, что боль­шая часть потен­ци­аль­ных жертв акте­ра не достиг­ла совер­шен­но­ле­тия, а их взрос­ле­ние отож­деств­ля­ет­ся с невин­но­стью [Grosholz, Kubrin 2007: 75]. Исполь­зуя в опи­са­нии деми­ну­тив «моло­дые маль­чи­ки», а так­же сло­ва, непо­сред­ствен­но ука­зы­ва­ю­щие на их воз­раст («под­ро­сток», «14-лет­ний», «18-лет­ний») или семей­ные отно­ше­ния (сын), сай­ты спле­тен напо­ми­на­ют о фено­мене педо­фи­лии, кото­рая обыч­но счи­та­ет­ся одним из худ­ших видов сек­су­аль­ных пре­ступ­ле­ний [Jewkes 2010: 98]. Тем не менее сам тер­мин появ­ля­ет­ся толь­ко в одной пуб­ли­ка­ции пор­та­ла Pudelek в более мяг­кой фор­ме. Сло­во педо­фи­лия пред­ва­ря­ет­ся эпи­те­том мни­мая (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43). В осталь­ных тестах гово­рит­ся исклю­чи­тель­но о подо­зре­нии в домо­га­тель­ствах.

Отме­чен­ное несо­от­вет­ствие в мате­ри­а­лах пор­та­лов спле­тен слов «обви­не­ние», «суд» и «про­цесс», по сути, при­во­дит к еще одной про­бле­ме. Из про­ана­ли­зи­ро­ван­ных мате­ри­а­лов прак­ти­че­ски невоз­мож­но сде­лать вывод, с каким судеб­ным раз­би­ра­тель­ством мы име­ем дело. Одна­жды посту­па­ет сооб­ще­ние от СМИ о том, что начи­на­ет­ся судеб­ный про­цесс по граж­дан­ско­му иску, потом мы чита­ем об обви­не­ни­ях про­ку­ра­ту­ры или слу­ша­ни­ях, явля­ю­щих­ся частью под­го­то­ви­тель­но­го раз­би­ра­тель­ства. Это под­твер­жда­ет убеж­де­ние части юри­стов и меди­а­ис­сле­до­ва­те­лей в отсут­ствии соот­вет­ству­ю­щей под­го­тов­ки сотруд­ни­ков СМИ к роли судеб­ных жур­на­ли­стов [Daniel 2013: 324; Sobczak 2008: 23–24], и, как след­ствие, вво­дит чита­те­лей в заблуж­де­ние [Gołda-Sobczak 2015: 130].

Воз­вра­ща­ясь к харак­те­ри­сти­ке участ­ни­ков судеб­ных раз­би­ра­тельств, сто­ит отме­тить, что в ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лах появ­ля­ют­ся защит­ни­ки, обви­ни­тель, про­ку­ро­ры и судья, одна­ко им уде­ля­ет­ся гораз­до мень­ше вни­ма­ния, чем потен­ци­аль­но­му насиль­ни­ку и его жерт­вам. Из тек­стов мы узна­ем, что акте­ра защи­ща­ет коман­да юри­стов, голо­сом кото­рой в слу­чае TMZ явля­ют­ся Тодд Рубен­штейн и Алан Джек­сон, а в слу­чае пор­та­ла Pudelek — адво­кат Джек­сон. Сооб­ща­ют­ся так­же имя и фами­лия пред­ста­ви­те­ля дру­гой сто­ро­ны кон­флик­та — адво­ка­та жерт­вы Мит­чел­ла Гара­бе­ди­а­на. В свою оче­редь, име­на про­ку­ро­ров и судьи не рас­кры­ва­ют­ся, а поль­ский сер­вис, как пра­ви­ло, избе­га­ет субъ­ект­но­го под­хо­да к пуб­лич­но­му обви­ни­те­лю, при­ме­няя в текстах без­лич­ную лек­се­му про­ку­ра­ту­ра. Бла­го­да­ря это­му пред­ста­ви­те­ли систе­мы пра­во­су­дия могут пока­зать­ся более ней­траль­ны­ми и объ­ек­тив­ны­ми.

Сам про­цесс судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства осве­ща­ет­ся в медиа в явном виде и без чет­ко очер­чен­ной кон­вен­ции. Собы­тия, на кото­рые обра­ща­ют вни­ма­ние пор­та­лы спле­тен: (1) предъ­яв­ле­ние обви­не­ния; (2) попыт­ка отсроч­ки иска защит­ни­ка­ми акте­ра; (3) сооб­ще­ния с пер­во­го допро­са; (4) отзыв иска со сто­ро­ны обви­не­ния; (5) сня­тие обви­не­ний с подо­зре­ва­е­мо­го. Кажу­ща­я­ся недав­ней полу­го­до­вая юри­ди­че­ская борь­ба и пред­ше­ству­ю­щие ей на про­тя­же­нии почти двух лет пуб­ли­ка­ции пор­та­лов спле­тен, побуж­да­ю­щие чита­те­лей думать об акте­ре как о винов­ном в совер­ше­нии сек­су­аль­но­го пре­ступ­ле­ния, в том чис­ле педо­фи­лии, не соот­вет­ству­ют уров­ню репре­зен­та­ции в медиа про­цес­са, кото­рый пред­ве­щал высо­кую сен­са­ци­он­ность.

То, что в дан­ном мате­ри­а­ле при­вле­ка­ет вни­ма­ние, — редак­тор­ский ход: несмот­ря на явный инфор­ма­ци­он­ный ваку­ум, созда­ет­ся впе­чат­ле­ние разыг­ры­ва­ю­щей­ся в суде дра­мы. Авто­ры мате­ри­а­лов посто­ян­но пуб­ли­ку­ют резю­ме скан­да­ла, напо­ми­ная о неофи­ци­аль­ных обви­не­ни­ях и ранее опуб­ли­ко­ван­ных эмо­ци­о­наль­ных ком­мен­та­ри­ях. Pudelek при­во­дит их в нача­ле сооб­ще­ния, что­бы сра­зу настро­ить чита­те­ля на опре­де­лен­ный спо­соб мыш­ле­ния и навя­зать ему спо­соб про­чте­ния осталь­ной части пуб­ли­ка­ции. TMZ подоб­ные ком­мен­та­рии раз­ме­ща­ет в сере­дине или кон­це сооб­ще­ния, пред­ла­гая чита­те­лю соот­вет­ству­ю­щим обра­зом подо­бран­ный кон­текст пред­став­ля­е­мых собы­тий, фор­ми­ру­ю­щий выгод­ные для авто­ров пор­та­ла интер­пре­та­ции. Обе редак­ции, как и боль­шин­ство таб­ло­и­дов, сооб­щая о раз­ме­ре нака­за­ния, обо­зна­ча­ют толь­ко его верх­ний пре­дел, пре­вы­шая дей­стви­тель­ную сте­пень пре­ступ­ле­ния [Ostrowski 2014: 147–148].

В слу­чае аме­ри­кан­ско­го пор­та­ла ана­ло­гич­ный эффект дости­га­ет­ся бла­го­да­ря объ­еди­не­нию мате­ри­а­лов помет­кой «breaking news» или соот­но­ше­нию мате­ри­а­ла с при­ла­га­е­мы­ми к нему ссыл­ка­ми на ран­ние сооб­ще­ния с чет­ким ука­за­ни­ем даты и вре­ме­ни обнов­ле­ния кон­тен­та. Извест­ный из новост­ных сай­тов и теле­ви­зи­он­ных инфор­ма­ци­он­ных кана­лов спо­соб сооб­ще­ния о серьез­ных, раз­ру­ша­ю­щих повест­ку дня собы­ти­ях исполь­зу­ет­ся авто­ра­ми пор­та­ла TMZ для осве­ще­ния анон­си­ро­ван­ных или про­гно­зи­ру­е­мых собы­тий. Более того, исполь­зу­е­мая кон­струк­ция и соот­вет­ству­ю­щая мар­ки­ров­ка застав­ля­ют нас думать об опи­сы­ва­е­мых собы­ти­ях как о чем-то важ­ном, как и дру­гие фак­ты, о кото­рых сооб­ща­ет­ся таким обра­зом. Таб­ло­ид­ный харак­тер этих сооб­ще­ний допол­ня­ют цити­ро­ва­ние в виде пери­фраз или цитат (а в TMZ так­же в виде ска­ни­ро­ва­ния офи­ци­аль­ных доку­мен­тов) кра­соч­ные и про­буж­да­ю­щие эмо­ции фраг­мен­ты выска­зы­ва­ний, такие как «Mecenas Alan Jackson powiedzia. s.dziemu: “To zadziwiająco długi czas, by mieć ręce obcego mężczyzny w spodniach, prawda?”»9 (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43), «The judge shot him down, though, and ordered Spacey to get his ass to court to enter his plea in person» (TMZ, 2019. https://​bit​.ly/​2​A​J​D​7cQ). Кол­ло­кви­а­лиз­мы и нега­тив­ная эмо­ци­о­наль­ная нагруз­ка под­дер­жи­ва­ют дихо­то­ми­че­ское повест­во­ва­ние меж­ду хоро­шим и пло­хим, сопо­став­ляя две силь­но кон­тра­сти­ру­ю­щие друг с дру­гом точ­ки зре­ния.

Нако­нец сто­ит обра­тить­ся к еще одно­му вопро­су, каса­ю­ще­му­ся пуб­ли­ка­ций о сня­тии с Кеви­на Спей­си обви­не­ний, а сле­до­ва­тель­но про­ти­во­ре­ча­щих пред­ше­ству­ю­ще­му им после­до­ва­тель­но­му повест­во­ва­нию об акте­ре как о зло­умыш­лен­ни­ке. В этом слу­чае меж­ду аме­ри­кан­ски­ми и поль­ски­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми наблю­да­ет­ся зна­чи­тель­ная раз­ни­ца. TMZ начи­на­ет сооб­ще­ние инфор­ма­ци­ей о «вели­кой побе­де», а затем фоку­си­ру­ет­ся на опи­са­нии сто­ро­ны, сни­ма­ю­щей обви­не­ние (TMZ, 2019, https://​bit​.ly/​2​Y​7​v​L0m). Завер­ша­ет текст сен­са­ци­он­ная новость инфор­ма­ци­он­но­го харак­те­ра о том, что мать жерт­вы, кото­рая с само­го нача­ла была ее голо­сом, при­зна­лась в отсут­ствии дока­за­тельств по делу. Меж­ду тем Pudelek (Pudelek, 2019. https://​bit​.ly/​2​O​j​w​uWU) напо­ми­на­ет исто­рию подо­зре­ний и обви­не­ний, выдви­ну­тых в послед­нее вре­мя про­тив акте­ра, что­бы толь­ко в послед­нем пред­ло­же­нии сооб­щить нам о пере­лом­ном собы­тии: «Dziś dowiadujemy się, że prokuratura stanu Massachusetts oficjalnie oczyściła gwiazdora ze stawianego mu zarzutu»10. Что­бы не оспа­ри­вать при­ня­тый ранее спо­соб пред­став­ле­ния Спей­си и, сле­до­ва­тель­но, сохра­нить уро­вень соб­ствен­но­го дове­рия, редак­то­ры добав­ля­ют в кон­це пред­ло­же­ние, ста­вя­щее под сомне­ние толь­ко что объ­яв­лен­ную неви­нов­ность акте­ра («Na Kevinie wciąż ciąży jednak ponad 30 innych oskarżeń»11), одно­вре­мен­но эска­ли­руя мас­штаб и зна­че­ние раз­би­ра­тельств про­тив него.

Выводы

Таб­ло­и­ди­за­ция сооб­ще­ний о судеб­ных раз­би­ра­тель­ствах, неза­ви­си­мо от того, какую меди­а­э­ко­си­сте­му пред­став­ля­ют авто­ры пор­та­лов, — явле­ние, каса­ю­ще­е­ся как серьез­ных СМИ, так и кон­ку­ри­ру­ю­щих с ними таб­ло­и­дов, в том чис­ле сай­тов спле­тен. В слу­чае с послед­ни­ми замет­но более силь­ное стрем­ле­ние пока­зать подо­зре­ва­е­мых в пре­ступ­ле­нии как винов­ных.

Осве­щая судеб­ные раз­би­ра­тель­ства, сай­ты спле­тен исполь­зу­ют интер­пре­та­ци­он­ную рам­ку жесто­ко­го мира и свя­зан­ные с ней повест­во­ва­ния о зло­умыш­лен­ни­ке и невин­ной жерт­ве [Szafrańska 2015: 141–142]. Бла­го­да­ря это­му они созда­ют необ­хо­ди­мую для таб­ло­и­дов оппо­зи­цию, кон­фликт, сти­му­ли­ру­ю­щий ауди­то­рию оце­ни­вать ситу­а­цию как дра­ма­ти­че­скую и, сле­до­ва­тель­но, тре­бу­ю­щую их вни­ма­ния и отсле­жи­ва­ния после­ду­ю­щих сооб­ще­ний в медиа.

Редак­ции гораз­до боль­ше заин­те­ре­со­ва­ны в пере­да­че эмо­ци­о­наль­но-мораль­но­го аспек­та пред­став­лен­ных дей­ствий, чем в фак­то­ло­ги­че­ском осве­ще­нии судеб­но­го про­цес­са. Более того, отме­ча­ют­ся про­бле­мы с пра­виль­ным исполь­зо­ва­ни­ем лек­си­ки, опи­сы­ва­ю­щей судеб­ные раз­би­ра­тель­ства. В свя­зи с этим гораз­до боль­ше места отво­дит­ся фор­му­ли­ро­ва­нию пред­по­ло­же­ний и пуб­ли­ка­ции ком­мен­та­ри­ев с одно­знач­ной оцен­кой геро­ев мате­ри­а­лов, кото­рые при отсут­ствии сооб­ще­ний о после­ду­ю­щих эта­пах раз­би­ра­тель­ства под­дер­жи­ва­ют при­ня­тую точ­ку зре­ния о них как пре­ступ­ни­ках.

Гео­гра­фи­че­ская бли­зость темы не вли­я­ет на спо­соб инфор­ми­ро­ва­ния о про­бле­ме. Аме­ри­кан­ский и поль­ский пор­та­лы спле­тен посвя­ща­ют теме оди­на­ко­вое коли­че­ство места и обра­ща­ют­ся к одним и тем же собы­ти­ям. Тем не менее в аме­ри­кан­ских мате­ри­а­лах мож­но заме­тить боль­шую сдер­жан­ность в спо­со­бе повест­во­ва­ния о зло­умыш­лен­ни­ке, кото­рая заклю­ча­ет­ся в исполь­зо­ва­нии эпи­те­тов, под­чер­ки­ва­ю­щих пре­зумп­цию опи­сан­ных дей­ствий.

Типич­ны­ми редак­ци­он­ны­ми дей­стви­я­ми, кото­рые созда­ют напря­же­ние и сти­му­ли­ру­ют любо­пыт­ство ауди­то­рии сер­ви­сов спле­тен в ходе судеб­ных про­цес­сов, явля­ют­ся опи­са­ние отдель­ных, под­ле­жа­щих эмо­ци­о­наль­но­му ком­мен­ти­ро­ва­нию эта­пов судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства (осо­бен­но на ста­дии обви­не­ния); посто­ян­ное раз­ме­ще­ние до нача­ла судеб­но­го про­цес­са сооб­ще­ний о пре­ступ­ле­нии и сопут­ству­ю­щих внеш­них ком­мен­та­ри­ев; мар­ки­ров­ка ново­стей кри­ча­щи­ми нега­тив­ны­ми заго­лов­ка­ми и помет­кой «breaking news»; напо­ми­на­ние о гро­зя­щем реше­нии в кон­тек­сте наи­бо­лее серьез­но­го нака­за­ния. Инте­рес­но то, что сре­ди этих дей­ствий отсут­ству­ет типич­ная для таб­ло­и­дов мани­пу­ля­ция фото­гра­фи­я­ми и гра­фи­кой. Они выпол­ня­ют в ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лах в первую оче­редь инфор­ма­ци­он­но-иллю­стра­тив­ную функ­цию.

Автор ста­тьи име­ет в виду настен­ное граф­фи­ти с изоб­ра­же­ни­ем Кеви­на Спей­си, раз­ме­щен­ное худож­ни­ком под псев­до­ни­мом Akse на стене офис­но­го зда­ния в Ман­че­сте­ре. — Ком­мент. пер.

2 Замас­ки­ро­ван­ный Кевин Спей­си кра­дет­ся к машине.

3 Стыд­но пока­зать лицо?

4 «Папа­рац­ци высле­ди­ли его впер­вые за год (!)»; 2. «Его было труд­но узнать».

5 «Звез­да — нор­маль­ные люди (полу­ча­те­ли инфор­ма­ции о зна­ме­ни­то­сти)».

6 «ОТВРАТИТЕЛЬНО. Под­вел как чело­век».

7 «Дей­стви­тель­но не видит ниче­го предо­су­ди­тель­но­го в сек­су­аль­ном отно­ше­нии взрос­ло­го муж­чи­ны с ребен­ком?»

8 «Бри­тан­ские медиа добра­лись до новой жерт­вы Спей­си! “Это было трав­ми­ру­ю­ще”».

9 «Адво­кат Алан Джек­сон ска­зал судье: “Это уди­ви­тель­но дол­гое вре­мя, что­бы иметь руки незна­ко­мо­го муж­чи­ны в шта­нах, не так ли?”»

10 «Сего­дня мы узна­ем, что про­ку­ра­ту­ра шта­та Мас­са­чу­сетс офи­ци­аль­но сня­ла предъ­яв­лен­ные звез­де обви­не­ния».

11 «За Кеви­ном до сих пор чис­лит­ся более 30 дру­гих обви­не­ний».

Białek-Szwed, O. (2012). Media voyeurism in the context of contemporary press in Poland. Toruń: Adam Marszałek Publishing.

Buczkowski, K., Klaus, W., Kossowska, A., Rzeplińska, I., Woźniakowska-Fajst, D. (2012). The role of politicians and the media in the public perception of crime. Studia Prawnicze, 2 (191), 103–134.

Castells, M. (2013). Communication Power. Warsaw: PWN Scientific Publishing House.

Dailey, R., Wenger, D. H. (2016). Source Variety, Event Frequency, and Context in Newspaper Crime Reporting. International Journal of Communication, 10, 1700–1720.

Daniel, K. (2013). Media as a source of information about justice. Politeja, 25, 315–327.

Godzic, W. (2007). Known to be known. Warsaw: Academic and Professional Publications.

Gołda-Sobczak, M. (2015). Court reporter’s workshop. In W. Godzic, A. Kozieł, J. Szylko-Kwas (Eds), Genres and formats in modern media (pp. 129–142). Warsaw: POLTEX Publishing House.

Greer, C. (2013). Crime and media: understanding the connections. In C. Hale, K. Hayward, A. Wahadin, E. Wincup (Eds), Criminology (pp. 143–164). Oxford: Oxford Univeristy Press.

Grosholz, J. M., Kubrin, Ch. E. (2007). Crime in the News: How Crimes, Offenders and Victims are Portrayed in the Media. Journal of Criminal Justice and Popular Culture, 14 (1), 59–83.

Jewkes, Y. (2010). Media and crime. Cracow: Jagiellonian Univeristy Publishing House.

Kamińska, E. (2014). Media coverage and penal populism and its social significance (on the example of the “Polish Fritzel” case). Zeszyty Prasoznawcze, 57, 1 (217), 55–75.

Littler, I. (2011). Introduction: celebrity and the transnational. Celebrity Studies, 2 (1), 1–5.

McQuail, D. (2012). Mass Communication Theory. Warsaw: PWN Scientific Publishing House.

Molęda-Zdziech, M. (2013). Celebrity Time. Mediatization of public life. Warsaw: Dyfin.

Ostrowski, Ł. (2014). This is how the bandits end: a picture of criminal punishment in the publications of the ‘Fakt’ daily. In M. Filar, J. Utrat-Milecki (Eds), Cultural conditioning of criminal policy (pp. 127–153). Warsaw: Scientific Publishing House.

Sidor, P. (2018). A media portrait of the killer and his crime. Bulletin of the Polish Criminological Society named after Professor Stanisław Batawa, 25, 35–60.

Signorielli, N., Gerbner, G. (1988). Violence and Terror in the Mass Media: An Annotated Bibliography. New York: Greenwood Press.

Sobczak, J. (2008). Journalist as a court reporter. Dilemmas and ambushes. Media and court pro bono et malo. Mutual relations in the service of a democratic state of law. Retrieved from: http://www.krs.pl/admin/files/100454.pdf.

Szafrańska, M. (2015). Penal populism and the media. Cracow: Jagiellonian Univeristy Publishing House.

Woźnikowska-Fajst, D. (2013). Media and criminality. In K. Buczkowski (Ed.), Socio-political contexts of modern criminality in Poland (pp. 369–392). Warsaw: Sedno Academic Publisher.

Żaba, A. (2017). The role of the media in shaping the image of the justice system — an outline of the issues. Studenckie Zeszyty Naukowe, 20 (34), 99–112.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 1 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 11 нояб­ря 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 1, 2019
Accepted: November 11, 2019