Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Таблоидизация отчетов о судебных разбирательствах на порталах сплетен

Постановка проблемы

Пре­ступ­ле­ния и дея­тель­ность пра­во­су­дия — при­вле­ка­тель­ные меди­а­те­мы, кото­рые отве­ча­ют боль­шин­ству, если не всем, совре­мен­ным кри­те­ри­ям отбо­ра инфор­ма­ции, о кото­рых писа­ла Ивонн Йеукес. Тако­го рода мате­ри­а­лы, как пра­ви­ло, сооб­ща­ют о чем-то новом и непред­ска­зу­е­мом, в боль­шин­стве сво­ем име­ют нега­тив­ный харак­тер, каса­ют­ся наси­лия, сек­са, детей, звезд, зна­ме­ни­то­стей или людей с высо­ким соци­аль­ным ста­ту­сом, явля­ют­ся соот­вет­ствен­но гром­ки­ми и зре­лищ­ны­ми, в кон­це кон­цов могут быть упро­ще­ны, инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­ны и вве­де­ны в доми­ни­ру­ю­щие интер­пре­та­ци­он­ные рам­ки [Jewkes 2010: 40–61]. Неуди­ви­тель­но поэто­му, что эти темы уже мно­го лет появ­ля­ют­ся на пер­вых стра­ни­цах газет, начи­на­ют выпус­ки ново­стей на радио и теле­ви­де­нии, а так­же ста­но­вят­ся пред­ме­том мно­го­чис­лен­ных ста­тей и обсуж­де­ний на интер­нет-пор­та­лах. Пред­став­лен­ные в раз­ных фор­мах, они пыта­ют­ся обра­тить вни­ма­ние на потен­ци­аль­ные угро­зы или, наобо­рот, повы­сить чув­ство без­опас­но­сти ауди­то­рии. Преж­де все­го, одна­ко, как пока­зы­ва­ют мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния, они явля­ют­ся основ­ным источ­ни­ком зна­ний и пред­став­ле­ний ауди­то­рии о пре­ступ­ле­ни­ях, рас­сле­до­ва­ни­ях и судеб­ных про­цес­сах [Szafrańska 2015: 112; Żaba 2017: 101–103].

В этом кон­тек­сте осо­бое зна­че­ние при­об­ре­та­ет про­бле­ма жур­на­лист­ской эти­ки. Вопро­сы, свя­зан­ные с нару­ше­ни­я­ми пра­ва и судо­про­из­вод­ства, по сво­ей при­ро­де слож­ные и не отно­сят­ся к непо­сред­ствен­но­му опы­ту ауди­то­рии [Daniel 2013: 320–322], сле­до­ва­тель­но труд­ны для само­сто­я­тель­ной вери­фи­ка­ции и оцен­ки. Все это при­нуж­да­ет работ­ни­ков средств мас­со­вой инфор­ма­ции при­ни­мать допол­ни­тель­ные меры при их осве­ще­нии. Жур­на­ли­сты долж­ны не толь­ко сосре­до­то­чить­ся на полу­че­нии источ­ни­ков и под­твер­жде­нии их досто­вер­но­сти, обес­пе­че­нии адек­ват­но­го уров­ня дескрип­тив­но­сти, но и осо­бым обра­зом соблю­сти соот­вет­ствие под­го­тав­ли­ва­е­мых медиа­ма­те­ри­а­лов пра­во­вым нор­мам. Одна­ко кри­ми­на­ли­сты отме­ча­ют, что медиа посто­ян­но упро­ща­ют мате­ри­а­лы и чрез­мер­но про­буж­да­ют эмо­ции адре­са­та, не пере­да­вая дей­стви­тель­но­го мас­шта­ба опи­сы­ва­е­мых собы­тий [Buczkowski et al. 2012: 114–115].

Сле­ду­ет отме­тить, что это наблю­де­ние каса­ет­ся всех видов средств мас­со­вой инфор­ма­ции, в том чис­ле каче­ствен­ных. И если сооб­ще­ния о судеб­ных раз­би­ра­тель­ствах три­ви­а­ли­зи­ру­ют­ся и дра­ма­ти­зи­ру­ют­ся каче­ствен­ной жур­на­ли­сти­кой, воз­ни­ка­ет вопрос, каким иска­же­ни­ям эти сооб­ще­ния под­вер­га­ют­ся в таб­ло­ид­ной жур­на­ли­сти­ке, сре­ди основ­ных осо­бен­но­стей кото­рой про­стой, но вызы­ва­ю­щий эмо­ции язык, рас­про­стра­не­ние непро­ве­рен­ной инфор­ма­ции и уста­нов­ка на скан­дал [Molęda-Zdziech 2013: 330].

История вопроса

Связь СМИ с наси­ли­ем и пре­ступ­ле­ни­я­ми — это тема, кото­рая уже мно­го лет вызы­ва­ет иссле­до­ва­тель­ский инте­рес у пред­ста­ви­те­лей гума­ни­тар­ных и соци­аль­ных наук. Начи­ная со вто­рой поло­ви­ны XX в. уче­ные заду­мы­ва­ют­ся над сте­пе­нью соци­аль­но-куль­тур­но­го воз­дей­ствия медиа­со­об­ще­ний о нару­ше­ни­ях зако­на, ста­вя вопро­сы о фак­ти­че­ском соот­но­ше­нии чис­ла совер­шен­ных пре­ступ­ле­ний с коли­че­ством опи­сы­ва­ю­щих их мате­ри­а­лов, о выте­ка­ю­щей из этой ста­ти­сти­ки воз­мож­но­сти уве­ли­чить или сни­зить пре­ступ­ность в резуль­та­те ком­му­ни­ка­ци­он­ной дея­тель­но­сти инсти­ту­ци­о­наль­ных отпра­ви­те­лей, а так­же о потен­ци­аль­ных язы­ко­вых и визу­аль­ных сред­ствах воз­дей­ствия [Dailey, Wenger 2016; Kamińska 2014; McQuail 2012: 371–375; Sidor 2018; Szafrańska 2015; Woźnikowska-Fajst 2013] (спектр затра­ги­ва­е­мых про­блем см., напри­мер: [Signorielli, Gerbner 1988; Greer 2013]). Боль­шин­ство иссле­до­ва­ний, каса­ю­щих­ся меди­аль­но­го обра­за пра­во­су­дия, отно­сит­ся к ком­му­ни­ка­ци­он­ным явле­ни­ям, при­сут­ству­ю­щим в каче­ствен­ных СМИ. Иссле­до­ва­ния таб­ло­и­дов в этой груп­пе ред­кость, уче­ные сосре­до­то­чи­ва­ют­ся в основ­ном на прес­се [Białek-Szwed 2012: 313–380; Ostrowski 2014], пол­но­стью игно­ри­руя про­стран­ство Сети, в част­но­сти ана­ли­зи­ру­е­мые в нашей ста­тье интер­нет-таб­ло­и­ды. Неза­ви­си­мо от пред­став­ля­е­мой науч­ной дис­ци­пли­ны и пред­ме­та ана­ли­за иссле­до­ва­те­ли при­хо­дят к обще­му выво­ду о том, что труд­но, если вооб­ще воз­мож­но, дать чет­кую оцен­ку вли­я­ния мас­сме­диа на спо­соб вос­при­я­тия наси­лия адре­са­том медиа­со­об­ще­ний. В то же вре­мя авто­ры посто­ян­но под­чер­ки­ва­ют, что медиа и наси­лие нераз­рыв­но свя­за­ны и тре­бу­ют осо­бо­го внимания.

Описание методологии исследования

Основ­ная цель иссле­до­ва­ния — ответ на вопрос, каким обра­зом сотруд­ни­ки медиа опи­сы­ва­ют пре­ступ­ле­ния и отно­ся­щи­е­ся к ним судеб­ные раз­би­ра­тель­ства в сер­ви­сах, рас­про­стра­ня­ю­щих сплетни.

Осно­вы­ва­ясь на тео­рии соци­аль­но­го кон­струк­ти­виз­ма, мож­но пред­по­ло­жить, что авто­ры интер­нет-таб­ло­и­дов созда­ют или вос­про­из­во­дят в текстах о пра­во­су­дии опре­де­лен­ные зна­че­ния, кото­рые могут быть соот­вет­ству­ю­щим обра­зом интер­пре­ти­ру­е­мы или откло­ня­е­мы [McQuail 2012: 115]. В свя­зи с высо­кой слож­но­стью про­бле­мы и отсут­стви­ем непо­сред­ствен­ной свя­зи с опы­том адре­са­та, авто­ры пор­та­лов в про­цес­се созда­ния тек­стов обра­ща­ют­ся к соци­аль­но усто­яв­шим­ся интер­пре­та­ци­он­ным рам­кам. Эти рам­ки в резуль­та­те высо­кой повто­ря­е­мо­сти и обще­ствен­но­го резо­нан­са, несмот­ря на нали­чие серьез­ных инфор­ма­ци­он­ных про­бе­лов в пуб­ли­ка­ции, поз­во­ля­ют адре­са­ту быст­ро интер­пре­ти­ро­вать пред­став­лен­ные ново­сти, про­буж­дая «накоп­лен­ные в памя­ти свя­зи меж­ду иде­я­ми и чув­ства­ми» [Castells 2013: 165].

Выбор объ­ек­та иссле­до­ва­ния обу­слов­лен несколь­ки­ми фак­то­ра­ми. Учи­ты­вая утвер­жде­ния о гло­баль­ном при­сут­ствии зна­ме­ни­то­стей [Littler 2011: 1], стрем­ле­ние таб­ло­и­дов пред­ста­вить неуда­чи звезд [Godzic 2007: 85–86] и склон­ность медиа осве­щать собы­тия, кото­рые не име­ют пря­мой свя­зи с мест­ной ауди­то­ри­ей, одна­ко обла­да­ют соот­вет­ству­ю­щим фак­то­гра­фи­че­ским или эмо­ци­о­наль­ным зна­че­ни­ем [Jewkes 2010: 52–53], а так­же при­ни­мая во вни­ма­ние объ­ем онлайн-архи­вов, в каче­стве при­ме­ра, опи­сы­ва­ю­ще­го это явле­ние, мы выбра­ли дело акте­ра Кеви­на Спей­си, кото­ро­го обви­ни­ли в сек­су­аль­ном домо­га­тель­стве к муж­чи­нам, в том чис­ле несо­вер­шен­но­лет­ним. В то же вре­мя источ­ни­ком инфор­ма­ции на эту тему послу­жи­ли мате­ри­а­лы, опуб­ли­ко­ван­ные на сер­ви­сах, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на сплет­нях: TMZ​.com (США) и Pudelek​.pl (Поль­ша). Дума­ет­ся, что это сопо­став­ле­ние поз­во­лит пока­зать сход­ства и про­ти­во­ре­чия в пуб­ли­ка­ци­ях о пра­во­су­дии, выте­ка­ю­щие из есте­ствен­ных раз­ли­чий в соци­аль­но-куль­тур­ных условиях.

В иссле­до­ва­нии исполь­зу­ют­ся инстру­мен­ты срав­ни­тель­но­го и кон­тент-ана­ли­за. Эмпи­ри­че­скую базу состав­ля­ют мате­ри­а­лы, мар­ки­ро­ван­ные клю­че­вым эле­мен­том «Кевин Спей­си», опуб­ли­ко­ван­ные в пери­од с 30 нояб­ря 2017 г. (с момен­та появ­ле­ния в СМИ пер­вых обви­не­ний акте­ра в сек­су­аль­ных домо­га­тель­ствах) по 18 июля 2019 г. (пуб­ли­ка­ции инфор­ма­ции о его осво­бож­де­нии от напа­док), на пор­та­лах TMZ​.com (48 пуб­ли­ка­ций) и Pudelek​.pl (30 публикаций).

Анализ материала

Учи­ты­вая име­ю­щи­е­ся в лите­ра­ту­ре срав­не­ния судеб­но­го про­цес­са с теат­раль­ным пред­став­ле­ни­ем [Sobczak 2008: 18], ана­лиз свя­зан­ных с ним медиа­со­об­ще­ний сле­ду­ет начать с пре­зен­та­ции и харак­те­ри­сти­ки участ­ву­ю­щих в нем пер­со­на­жей: обви­ня­е­мо­го, его жертв и пред­ста­ви­те­лей правосудия.

Обви­ня­е­мый Кевин Спей­си — аме­ри­кан­ский актер и режис­сер, награж­ден­ный шест­на­дца­тью кино­на­гра­да­ми, сре­ди кото­рых два «Оска­ра» и «Золо­той гло­бус». В мате­ри­а­лах ана­ли­зи­ру­е­мых пор­та­лов он высту­па­ет в первую оче­редь как испол­ни­тель глав­ной роли в попу­ляр­ном сери­а­ле «Кар­точ­ный домик», от съе­мок в кото­ром его отстра­ня­ют после пуб­лич­но­го предъ­яв­ле­ния обви­не­ний в домо­га­тель­ствах, после чего актер теря­ет шан­сы на даль­ней­шую карье­ру. Как в TMZ, так и на пор­та­ле Pudelek, авто­ры отме­ча­ют утра­ту акте­ром ста­ту­са звез­ды. Одно­знач­но и эмо­ци­о­наль­но заяв­ля­ют, что «карье­ра Кеви­на Спей­си обру­ши­лась с трес­ком» (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43), или обост­ря­ют дра­ма­тизм ситу­а­ции, опи­сы­вая паде­ние, наблю­да­е­мое ими, как посто­ян­но про­грес­си­ру­ю­щий про­цесс. Впе­чат­ле­ние уси­ли­ва­ют мате­ри­а­лы о даль­ней­ших про­фес­си­о­наль­ных неуда­чах акте­ра, пред­став­лен­ных в виде отдель­ных ново­стей, пере­пле­та­ю­щих­ся с сооб­ще­ни­я­ми о подо­зре­нии в пре­ступ­ле­нии. Инфор­ма­ция об уда­ле­нии сцен с уча­сти­ем Спей­си из филь­ма Рид­ли Скот­та или попу­ляр­но­го граф­фи­ти с изоб­ра­же­ни­ем акте­ра1 застав­ля­ет нас рас­смат­ри­вать его как чело­ве­ка, кото­рый поте­рял все цен­ное и зна­чи­мое, а так­же как пре­ступ­ни­ка (если бы он не нару­шил закон, его бы не сня­ли с после­ду­ю­щих поста­но­вок и не изъ­яли из поп-куль­тур­но­го обра­ще­ния). В Поль­ше коли­че­ство таких мате­ри­а­лов зна­чи­тель­но ниже, чем в США, тем не менее, в отли­чие от англо­языч­ных пуб­ли­ка­ций, они мар­ки­ру­ют­ся более кри­ча­щи­ми и при­да­ю­щи­ми сен­са­ци­он­ность заго­лов­ка­ми, кото­рые содер­жат вос­кли­ца­ния, вопро­сы и чрез­мер­ное исполь­зо­ва­ние заглав­ных букв.

По мере раз­ви­тия дела к это­му типу сооб­ще­ний добав­ля­ют­ся посты, иллю­стри­ру­ю­щие стыд акте­ра и его укры­ва­ние от СМИ, на осно­ва­нии чего полу­ча­тель инфор­ма­ции может сно­ва прий­ти к выво­ду, что Кевин Спей­си вино­вен в при­пи­сы­ва­е­мых ему дей­стви­ях (если бы обви­не­ния не были прав­дой, акте­ру не при­шлось бы скры­вать­ся). Авто­ры пор­та­лов сооб­ща­ют, что актер с момен­та появ­ле­ния пер­вых обви­не­ний хра­нит мол­ча­ние, а в более позд­них пуб­ли­ка­ци­ях (после офи­ци­аль­но­го судеб­но­го обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния) не при­зна­ет сво­ей вины. В этом слу­чае на вооб­ра­же­ние чита­те­лей допол­ни­тель­но воз­дей­ству­ют фото­гра­фии папа­рац­ци и допол­ня­ю­щие их нега­тив­ные опи­са­ния задо­ку­мен­ти­ро­ван­ных сцен. Более кате­го­ри­че­ски­ми с точ­ки зре­ния героя ново­стей явля­ют­ся поль­ские медиа, кото­рые в заго­лов­ке сооб­ща­ют, что «zamaskowany Kevin Spacey skrada się do samochodu»2, а в под­за­го­лов­ке с помо­щью вопро­са пред­по­ла­га­ют, что акте­ру «wstydzi się pokazywać twarz?».3 В то же вре­мя в тек­сте мате­ри­а­ла гово­рит­ся, что «paparazzi wypatrzyli go po raz pierwszy od ponad roku (!)» и, при­во­дя дета­ли ново­го дресс-кода звез­ды, заяв­ля­ют, что «z trudem można było go rozpoznać»4 (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​V​m​t​9YJ).

Сам Спей­си в про­ана­ли­зи­ро­ван­ном мате­ри­а­ле опи­сы­ва­ет­ся ней­траль­но, без типич­ных для таб­ло­и­дов пре­уве­ли­чен­ных оце­нок. Исклю­че­ние состав­ля­ют несколь­ко пуб­ли­ка­ций, в кото­рых на его пер­со­ну наве­ши­ва­ет­ся ярлык опо­зо­рен­но­го акте­ра («disgraced actor», «antybohater»). В текстах доми­ни­ру­ет пред­став­ле­ние его пол­ным име­нем или фами­ли­ей без каких-либо уточ­ня­ю­щих или оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных. В мате­ри­а­лах пор­та­ла Pudelek про­сле­жи­ва­ет­ся тен­ден­ция к фами­льяр­но­сти, заклю­ча­ю­щей­ся в пред­став­ле­нии героя по име­ни, кото­рое все­гда исполь­зу­ет­ся после хотя бы одно­крат­но­го назы­ва­ния пол­но­го име­ни героя. Назы­ва­ние толь­ко по име­ни не вли­я­ет на спо­соб повест­во­ва­ния (по-преж­не­му сохра­ня­ет­ся есте­ствен­ная для таб­ло­и­дов оппо­зи­ция «gwiazda — normals»5). Мож­но пола­гать, что это попыт­ка избе­га­ния повто­ров, а не целе­на­прав­лен­ное рече­вое дей­ствие, при­зван­ное лишить ува­же­ния опи­сы­ва­е­мо­го героя.

Эмо­ци­о­наль­ные и пред­взя­тые опи­са­ния Кеви­на Спей­си мож­но най­ти в опуб­ли­ко­ван­ных рядом с основ­ны­ми сооб­ще­ни­я­ми ком­мен­та­ри­ях зна­ме­ни­то­стей или людей, свя­зан­ных с сек­су­аль­ны­ми зло­упо­треб­ле­ни­ми или с подо­зре­ва­е­мым в них акте­ром. Эти выска­зы­ва­ния име­ют одно­знач­но нега­тив­ный отте­нок, о чем сиг­на­ли­зи­ру­ет­ся уже в пред­ва­ря­ю­щих их заго­лов­ках, таких как пред­ва­ря­ю­щий выска­зы­ва­ние Кор­вин Пио­тров­ской о Спей­си: «OHYDNE. Zawiódł jako człowiek»6 (Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​2​A​D​X​oke), «Kevin Spacey Blasted by Billy Eichner for the Way He Came Out» / TMZ, 2017. https://​bit​.ly/​2​p​M​L​t​yn/). Наи­бо­лее пей­о­ра­тив­ный ком­мен­та­рий сре­ди ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лов при­над­ле­жит бра­ту Спей­си, кото­рый назы­ва­ет акте­ра «кре­а­ту­рой» (TMZ, 2019. https://​bit​.ly/​2​n​g​1​lbE), не предо­став­ляя ауди­то­рии воз­мож­но­сти не согласиться.

Сто­ит отме­тить, что оба сай­та раз­ме­ща­ют исклю­чи­тель­но по одно­му мне­нию в защи­ту. TMZ напо­ми­на­ет в цити­ру­е­мом выска­зы­ва­ния Дже­ре­ми Пиве­на, что Кевин Спей­си не может быть при­знан винов­ным, пока не будет нака­зан закон­ным реше­ни­ем суда, а Pudelek сооб­ща­ет о том, что Мор­рис­си защи­ща­ет акте­ра и назы­ва­ет его «неспра­вед­ли­во ата­ко­ван­ным» (TMZ, 2017. https://​bit​.ly/​2​p​D​o​aqu; Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​2​L​J​9​peo). Одна­ко обе редак­ции явно пре­умень­ша­ют зна­че­ние цити­ру­е­мых ком­мен­та­ри­ев. TMZ начи­на­ет текст с утвер­жде­ния, что Пивен так­же был обви­нен в сек­су­аль­ных домо­га­тель­ствах и, сле­до­ва­тель­но, не явля­ет­ся объ­ек­тив­ным голо­сом в дис­кус­сии. Pudelek ука­зы­ва­ет на то, что цити­ру­е­мая рок-звез­да в каче­стве аргу­мен­та про­тив обви­не­ний при­во­дит ошиб­ки роди­те­лей в вос­пи­та­нии детей, а в кон­це ста­тьи зада­ет тен­ден­ци­оз­ный вопрос, вуа­ли­ру­ю­щий реаль­ную оцен­ку ком­мен­та­рия Мор­рис­си: «Naprawdę nie widzi niczego nagannego w stosunku seksualnym doros.ego mężczyzny z dzieckiem?»7

Опи­са­ние жертв в иссле­ду­е­мых мате­ри­а­лах менее про­зрач­но, чем создан­ная медиа харак­те­ри­сти­ка пре­ступ­ни­ка. В соот­вет­ствии с пред­по­ло­же­ни­я­ми, осно­ван­ны­ми на резуль­та­тах дру­гих иссле­до­ва­ний [Ostrowski 2014: 145; Sidor 2018: 47, 49], пор­та­лы спле­тен в сво­их мате­ри­а­лах посвя­ща­ют жерт­вам мень­ше места, чем повсе­мест­но узна­ва­е­мо­му акте­ру. В пуб­ли­ка­ци­ях TMZ и пор­та­ла Pudelek пери­о­ди­че­ски повто­ря­ет­ся инфор­ма­ция, что Спей­си обви­нен в домо­га­тель­ствах в отно­ше­нии око­ло 30 муж­чин, одна­ко из опуб­ли­ко­ван­ных ново­стей мы можем узнать лишь о неко­то­рых из них. Из всех обви­не­ний, кото­рые были обна­ро­до­ва­ны под созда­ю­щи­ми напря­же­ние заго­лов­ка­ми «Brytyjskie media dotarły do NOWEJ OFIARY Spaceya! “To było traumatyczne”»8 (Pudelek, 2017. https://​bit​.ly/​3​5​7​u​Tcw) или «Kevin Spacey Under Investigation for New Sexual Assault in Los Angeles» (TMZ, 2018. https://​bit​.ly/​3​0​N​Q​1Bc), лишь два каса­лись реаль­ных судеб­ных дел. Кро­ме того, толь­ко одно дело появи­лось на пор­та­лах спле­тен в мате­ри­а­ле, выхо­дя­щем за пре­де­лы инфор­ми­ро­ва­ния о предъ­яв­лен­ных Спей­си обви­не­ни­ях. Меж­ду тем у чита­те­лей, полу­чав­ших оче­ред­ные сооб­ще­ния о пред­по­ла­га­е­мых обви­не­ни­ях, мог­ло создать­ся впе­чат­ле­ние, что все они име­ют юри­ди­че­ское осно­ва­ние. В опи­са­ни­ях этих собы­тий, несмот­ря на то что их досто­вер­ность не под­твер­жде­на орга­на­ми пра­во­су­дия (что TMZ посто­ян­но под­чер­ки­ва­ло, исполь­зуя при­ла­га­тель­ные, ука­зы­ва­ю­щие на пре­зумп­цию дей­ствия: alleged, exculpatory, reportedly, — а так­же закан­чи­вая выска­зы­ва­ния утвер­жде­ни­ем об отсут­ствии офи­ци­аль­ных воз­ра­же­ний), могут появ­лять­ся изоб­ра­же­ния подоб­ных собы­тий, кото­рые закон­чи­лись судеб­ны­ми про­цес­са­ми и были одно­знач­но клас­си­фи­ци­ро­ва­ны медиа как уго­лов­но нака­зу­е­мые дея­ния. Тем более в текстах отме­ча­ет­ся, что боль­шая часть потен­ци­аль­ных жертв акте­ра не достиг­ла совер­шен­но­ле­тия, а их взрос­ле­ние отож­деств­ля­ет­ся с невин­но­стью [Grosholz, Kubrin 2007: 75]. Исполь­зуя в опи­са­нии деми­ну­тив «моло­дые маль­чи­ки», а так­же сло­ва, непо­сред­ствен­но ука­зы­ва­ю­щие на их воз­раст («под­ро­сток», «14-лет­ний», «18-лет­ний») или семей­ные отно­ше­ния (сын), сай­ты спле­тен напо­ми­на­ют о фено­мене педо­фи­лии, кото­рая обыч­но счи­та­ет­ся одним из худ­ших видов сек­су­аль­ных пре­ступ­ле­ний [Jewkes 2010: 98]. Тем не менее сам тер­мин появ­ля­ет­ся толь­ко в одной пуб­ли­ка­ции пор­та­ла Pudelek в более мяг­кой фор­ме. Сло­во педо­фи­лия пред­ва­ря­ет­ся эпи­те­том мни­мая (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43). В осталь­ных тестах гово­рит­ся исклю­чи­тель­но о подо­зре­нии в домогательствах.

Отме­чен­ное несо­от­вет­ствие в мате­ри­а­лах пор­та­лов спле­тен слов «обви­не­ние», «суд» и «про­цесс», по сути, при­во­дит к еще одной про­бле­ме. Из про­ана­ли­зи­ро­ван­ных мате­ри­а­лов прак­ти­че­ски невоз­мож­но сде­лать вывод, с каким судеб­ным раз­би­ра­тель­ством мы име­ем дело. Одна­жды посту­па­ет сооб­ще­ние от СМИ о том, что начи­на­ет­ся судеб­ный про­цесс по граж­дан­ско­му иску, потом мы чита­ем об обви­не­ни­ях про­ку­ра­ту­ры или слу­ша­ни­ях, явля­ю­щих­ся частью под­го­то­ви­тель­но­го раз­би­ра­тель­ства. Это под­твер­жда­ет убеж­де­ние части юри­стов и меди­а­ис­сле­до­ва­те­лей в отсут­ствии соот­вет­ству­ю­щей под­го­тов­ки сотруд­ни­ков СМИ к роли судеб­ных жур­на­ли­стов [Daniel 2013: 324; Sobczak 2008: 23–24], и, как след­ствие, вво­дит чита­те­лей в заблуж­де­ние [Gołda-Sobczak 2015: 130].

Воз­вра­ща­ясь к харак­те­ри­сти­ке участ­ни­ков судеб­ных раз­би­ра­тельств, сто­ит отме­тить, что в ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лах появ­ля­ют­ся защит­ни­ки, обви­ни­тель, про­ку­ро­ры и судья, одна­ко им уде­ля­ет­ся гораз­до мень­ше вни­ма­ния, чем потен­ци­аль­но­му насиль­ни­ку и его жерт­вам. Из тек­стов мы узна­ем, что акте­ра защи­ща­ет коман­да юри­стов, голо­сом кото­рой в слу­чае TMZ явля­ют­ся Тодд Рубен­штейн и Алан Джек­сон, а в слу­чае пор­та­ла Pudelek — адво­кат Джек­сон. Сооб­ща­ют­ся так­же имя и фами­лия пред­ста­ви­те­ля дру­гой сто­ро­ны кон­флик­та — адво­ка­та жерт­вы Мит­чел­ла Гара­бе­ди­а­на. В свою оче­редь, име­на про­ку­ро­ров и судьи не рас­кры­ва­ют­ся, а поль­ский сер­вис, как пра­ви­ло, избе­га­ет субъ­ект­но­го под­хо­да к пуб­лич­но­му обви­ни­те­лю, при­ме­няя в текстах без­лич­ную лек­се­му про­ку­ра­ту­ра. Бла­го­да­ря это­му пред­ста­ви­те­ли систе­мы пра­во­су­дия могут пока­зать­ся более ней­траль­ны­ми и объективными.

Сам про­цесс судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства осве­ща­ет­ся в медиа в явном виде и без чет­ко очер­чен­ной кон­вен­ции. Собы­тия, на кото­рые обра­ща­ют вни­ма­ние пор­та­лы спле­тен: (1) предъ­яв­ле­ние обви­не­ния; (2) попыт­ка отсроч­ки иска защит­ни­ка­ми акте­ра; (3) сооб­ще­ния с пер­во­го допро­са; (4) отзыв иска со сто­ро­ны обви­не­ния; (5) сня­тие обви­не­ний с подо­зре­ва­е­мо­го. Кажу­ща­я­ся недав­ней полу­го­до­вая юри­ди­че­ская борь­ба и пред­ше­ству­ю­щие ей на про­тя­же­нии почти двух лет пуб­ли­ка­ции пор­та­лов спле­тен, побуж­да­ю­щие чита­те­лей думать об акте­ре как о винов­ном в совер­ше­нии сек­су­аль­но­го пре­ступ­ле­ния, в том чис­ле педо­фи­лии, не соот­вет­ству­ют уров­ню репре­зен­та­ции в медиа про­цес­са, кото­рый пред­ве­щал высо­кую сенсационность.

То, что в дан­ном мате­ри­а­ле при­вле­ка­ет вни­ма­ние, — редак­тор­ский ход: несмот­ря на явный инфор­ма­ци­он­ный ваку­ум, созда­ет­ся впе­чат­ле­ние разыг­ры­ва­ю­щей­ся в суде дра­мы. Авто­ры мате­ри­а­лов посто­ян­но пуб­ли­ку­ют резю­ме скан­да­ла, напо­ми­ная о неофи­ци­аль­ных обви­не­ни­ях и ранее опуб­ли­ко­ван­ных эмо­ци­о­наль­ных ком­мен­та­ри­ях. Pudelek при­во­дит их в нача­ле сооб­ще­ния, что­бы сра­зу настро­ить чита­те­ля на опре­де­лен­ный спо­соб мыш­ле­ния и навя­зать ему спо­соб про­чте­ния осталь­ной части пуб­ли­ка­ции. TMZ подоб­ные ком­мен­та­рии раз­ме­ща­ет в сере­дине или кон­це сооб­ще­ния, пред­ла­гая чита­те­лю соот­вет­ству­ю­щим обра­зом подо­бран­ный кон­текст пред­став­ля­е­мых собы­тий, фор­ми­ру­ю­щий выгод­ные для авто­ров пор­та­ла интер­пре­та­ции. Обе редак­ции, как и боль­шин­ство таб­ло­и­дов, сооб­щая о раз­ме­ре нака­за­ния, обо­зна­ча­ют толь­ко его верх­ний пре­дел, пре­вы­шая дей­стви­тель­ную сте­пень пре­ступ­ле­ния [Ostrowski 2014: 147–148].

В слу­чае аме­ри­кан­ско­го пор­та­ла ана­ло­гич­ный эффект дости­га­ет­ся бла­го­да­ря объ­еди­не­нию мате­ри­а­лов помет­кой «breaking news» или соот­но­ше­нию мате­ри­а­ла с при­ла­га­е­мы­ми к нему ссыл­ка­ми на ран­ние сооб­ще­ния с чет­ким ука­за­ни­ем даты и вре­ме­ни обнов­ле­ния кон­тен­та. Извест­ный из новост­ных сай­тов и теле­ви­зи­он­ных инфор­ма­ци­он­ных кана­лов спо­соб сооб­ще­ния о серьез­ных, раз­ру­ша­ю­щих повест­ку дня собы­ти­ях исполь­зу­ет­ся авто­ра­ми пор­та­ла TMZ для осве­ще­ния анон­си­ро­ван­ных или про­гно­зи­ру­е­мых собы­тий. Более того, исполь­зу­е­мая кон­струк­ция и соот­вет­ству­ю­щая мар­ки­ров­ка застав­ля­ют нас думать об опи­сы­ва­е­мых собы­ти­ях как о чем-то важ­ном, как и дру­гие фак­ты, о кото­рых сооб­ща­ет­ся таким обра­зом. Таб­ло­ид­ный харак­тер этих сооб­ще­ний допол­ня­ют цити­ро­ва­ние в виде пери­фраз или цитат (а в TMZ так­же в виде ска­ни­ро­ва­ния офи­ци­аль­ных доку­мен­тов) кра­соч­ные и про­буж­да­ю­щие эмо­ции фраг­мен­ты выска­зы­ва­ний, такие как «Mecenas Alan Jackson powiedzia. s.dziemu: “To zadziwiająco długi czas, by mieć ręce obcego mężczyzny w spodniach, prawda?”»9 (Pudelek, 2018. https://​bit​.ly/​2​o​4​h​C43), «The judge shot him down, though, and ordered Spacey to get his ass to court to enter his plea in person» (TMZ, 2019. https://​bit​.ly/​2​A​J​D​7cQ). Кол­ло­кви­а­лиз­мы и нега­тив­ная эмо­ци­о­наль­ная нагруз­ка под­дер­жи­ва­ют дихо­то­ми­че­ское повест­во­ва­ние меж­ду хоро­шим и пло­хим, сопо­став­ляя две силь­но кон­тра­сти­ру­ю­щие друг с дру­гом точ­ки зрения.

Нако­нец сто­ит обра­тить­ся к еще одно­му вопро­су, каса­ю­ще­му­ся пуб­ли­ка­ций о сня­тии с Кеви­на Спей­си обви­не­ний, а сле­до­ва­тель­но про­ти­во­ре­ча­щих пред­ше­ству­ю­ще­му им после­до­ва­тель­но­му повест­во­ва­нию об акте­ре как о зло­умыш­лен­ни­ке. В этом слу­чае меж­ду аме­ри­кан­ски­ми и поль­ски­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми наблю­да­ет­ся зна­чи­тель­ная раз­ни­ца. TMZ начи­на­ет сооб­ще­ние инфор­ма­ци­ей о «вели­кой побе­де», а затем фоку­си­ру­ет­ся на опи­са­нии сто­ро­ны, сни­ма­ю­щей обви­не­ние (TMZ, 2019, https://​bit​.ly/​2​Y​7​v​L0m). Завер­ша­ет текст сен­са­ци­он­ная новость инфор­ма­ци­он­но­го харак­те­ра о том, что мать жерт­вы, кото­рая с само­го нача­ла была ее голо­сом, при­зна­лась в отсут­ствии дока­за­тельств по делу. Меж­ду тем Pudelek (Pudelek, 2019. https://​bit​.ly/​2​O​j​w​uWU) напо­ми­на­ет исто­рию подо­зре­ний и обви­не­ний, выдви­ну­тых в послед­нее вре­мя про­тив акте­ра, что­бы толь­ко в послед­нем пред­ло­же­нии сооб­щить нам о пере­лом­ном собы­тии: «Dziś dowiadujemy się, że prokuratura stanu Massachusetts oficjalnie oczyściła gwiazdora ze stawianego mu zarzutu»10. Что­бы не оспа­ри­вать при­ня­тый ранее спо­соб пред­став­ле­ния Спей­си и, сле­до­ва­тель­но, сохра­нить уро­вень соб­ствен­но­го дове­рия, редак­то­ры добав­ля­ют в кон­це пред­ло­же­ние, ста­вя­щее под сомне­ние толь­ко что объ­яв­лен­ную неви­нов­ность акте­ра («Na Kevinie wciąż ciąży jednak ponad 30 innych oskarżeń»11), одно­вре­мен­но эска­ли­руя мас­штаб и зна­че­ние раз­би­ра­тельств про­тив него.

Выводы

Таб­ло­и­ди­за­ция сооб­ще­ний о судеб­ных раз­би­ра­тель­ствах, неза­ви­си­мо от того, какую меди­а­э­ко­си­сте­му пред­став­ля­ют авто­ры пор­та­лов, — явле­ние, каса­ю­ще­е­ся как серьез­ных СМИ, так и кон­ку­ри­ру­ю­щих с ними таб­ло­и­дов, в том чис­ле сай­тов спле­тен. В слу­чае с послед­ни­ми замет­но более силь­ное стрем­ле­ние пока­зать подо­зре­ва­е­мых в пре­ступ­ле­нии как виновных.

Осве­щая судеб­ные раз­би­ра­тель­ства, сай­ты спле­тен исполь­зу­ют интер­пре­та­ци­он­ную рам­ку жесто­ко­го мира и свя­зан­ные с ней повест­во­ва­ния о зло­умыш­лен­ни­ке и невин­ной жерт­ве [Szafrańska 2015: 141–142]. Бла­го­да­ря это­му они созда­ют необ­хо­ди­мую для таб­ло­и­дов оппо­зи­цию, кон­фликт, сти­му­ли­ру­ю­щий ауди­то­рию оце­ни­вать ситу­а­цию как дра­ма­ти­че­скую и, сле­до­ва­тель­но, тре­бу­ю­щую их вни­ма­ния и отсле­жи­ва­ния после­ду­ю­щих сооб­ще­ний в медиа.

Редак­ции гораз­до боль­ше заин­те­ре­со­ва­ны в пере­да­че эмо­ци­о­наль­но-мораль­но­го аспек­та пред­став­лен­ных дей­ствий, чем в фак­то­ло­ги­че­ском осве­ще­нии судеб­но­го про­цес­са. Более того, отме­ча­ют­ся про­бле­мы с пра­виль­ным исполь­зо­ва­ни­ем лек­си­ки, опи­сы­ва­ю­щей судеб­ные раз­би­ра­тель­ства. В свя­зи с этим гораз­до боль­ше места отво­дит­ся фор­му­ли­ро­ва­нию пред­по­ло­же­ний и пуб­ли­ка­ции ком­мен­та­ри­ев с одно­знач­ной оцен­кой геро­ев мате­ри­а­лов, кото­рые при отсут­ствии сооб­ще­ний о после­ду­ю­щих эта­пах раз­би­ра­тель­ства под­дер­жи­ва­ют при­ня­тую точ­ку зре­ния о них как преступниках.

Гео­гра­фи­че­ская бли­зость темы не вли­я­ет на спо­соб инфор­ми­ро­ва­ния о про­бле­ме. Аме­ри­кан­ский и поль­ский пор­та­лы спле­тен посвя­ща­ют теме оди­на­ко­вое коли­че­ство места и обра­ща­ют­ся к одним и тем же собы­ти­ям. Тем не менее в аме­ри­кан­ских мате­ри­а­лах мож­но заме­тить боль­шую сдер­жан­ность в спо­со­бе повест­во­ва­ния о зло­умыш­лен­ни­ке, кото­рая заклю­ча­ет­ся в исполь­зо­ва­нии эпи­те­тов, под­чер­ки­ва­ю­щих пре­зумп­цию опи­сан­ных действий.

Типич­ны­ми редак­ци­он­ны­ми дей­стви­я­ми, кото­рые созда­ют напря­же­ние и сти­му­ли­ру­ют любо­пыт­ство ауди­то­рии сер­ви­сов спле­тен в ходе судеб­ных про­цес­сов, явля­ют­ся опи­са­ние отдель­ных, под­ле­жа­щих эмо­ци­о­наль­но­му ком­мен­ти­ро­ва­нию эта­пов судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства (осо­бен­но на ста­дии обви­не­ния); посто­ян­ное раз­ме­ще­ние до нача­ла судеб­но­го про­цес­са сооб­ще­ний о пре­ступ­ле­нии и сопут­ству­ю­щих внеш­них ком­мен­та­ри­ев; мар­ки­ров­ка ново­стей кри­ча­щи­ми нега­тив­ны­ми заго­лов­ка­ми и помет­кой «breaking news»; напо­ми­на­ние о гро­зя­щем реше­нии в кон­тек­сте наи­бо­лее серьез­но­го нака­за­ния. Инте­рес­но то, что сре­ди этих дей­ствий отсут­ству­ет типич­ная для таб­ло­и­дов мани­пу­ля­ция фото­гра­фи­я­ми и гра­фи­кой. Они выпол­ня­ют в ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лах в первую оче­редь инфор­ма­ци­он­но-иллю­стра­тив­ную функцию.

Автор ста­тьи име­ет в виду настен­ное граф­фи­ти с изоб­ра­же­ни­ем Кеви­на Спей­си, раз­ме­щен­ное худож­ни­ком под псев­до­ни­мом Akse на стене офис­но­го зда­ния в Ман­че­сте­ре. — Ком­мент. пер.

2 Замас­ки­ро­ван­ный Кевин Спей­си кра­дет­ся к машине.

3 Стыд­но пока­зать лицо?

4 «Папа­рац­ци высле­ди­ли его впер­вые за год (!)»; 2. «Его было труд­но узнать».

5 «Звез­да — нор­маль­ные люди (полу­ча­те­ли инфор­ма­ции о знаменитости)».

6 «ОТВРАТИТЕЛЬНО. Под­вел как человек».

7 «Дей­стви­тель­но не видит ниче­го предо­су­ди­тель­но­го в сек­су­аль­ном отно­ше­нии взрос­ло­го муж­чи­ны с ребенком?»

8 «Бри­тан­ские медиа добра­лись до новой жерт­вы Спей­си! “Это было травмирующе”».

9 «Адво­кат Алан Джек­сон ска­зал судье: “Это уди­ви­тель­но дол­гое вре­мя, что­бы иметь руки незна­ко­мо­го муж­чи­ны в шта­нах, не так ли?”»

10 «Сего­дня мы узна­ем, что про­ку­ра­ту­ра шта­та Мас­са­чу­сетс офи­ци­аль­но сня­ла предъ­яв­лен­ные звез­де обвинения».

11 «За Кеви­ном до сих пор чис­лит­ся более 30 дру­гих обвинений».

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 1 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 11 нояб­ря 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 1, 2019
Accepted: November 11, 2019