Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Приемы трансформации фразеологизмов в современной прессе

Постановка проблемы

Совре­мен­ная «инфор­ма­ци­он­ная эпо­ха сопро­вож­да­ет­ся сме­ной куль­тур, кото­рую мы сего­дня наблю­да­ем: от тра­ди­ци­он­ной книж­ной — к медий­ной, экран­ной» [Клу­ши­на 2018: 75]. В резуль­та­те это­го «рез­ко уве­ли­чи­ва­ет­ся и услож­ня­ет­ся пуб­лич­ное ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство», а «медиа­сфе­ра ста­но­вит­ся вли­я­тель­ней­шей сфе­рой лите­ра­тур­но­го язы­ка» [Кор­ми­ли­цы­на 2021: 21]. Спе­ци­фи­ка совре­мен­ной медиа­ре­чи заклю­ча­ет­ся в соче­та­нии амби­ва­лент­ных, поляр­ных черт, отра­жа­ю­щих сме­ше­ние ста­ро­го и ново­го, раз­ре­шен­но­го и запре­щен­но­го, высо­ко­го и низ­ко­го. К основ­ным про­цес­сам, транс­фор­ми­ро­вав­шим сти­ли­сти­че­ский облик СМИ, мож­но отне­сти «субъ­ек­ти­ви­за­цию; под­черк­ну­тую, хотя и не реа­ли­зо­ван­ную объ­ек­тив­ность, кото­рая дости­га­ет­ся с помо­щью “поли­фо­нич­но­сти”, интер­тек­сту­аль­но­сти, сти­ли­сти­че­ской кон­та­ми­на­ции; интер­ак­тив­ность, а так­же демо­кра­ти­за­цию и интел­лек­ту­а­ли­за­цию язы­ка», что обу­слов­ле­но «не толь­ко экс­тра­линг­ви­сти­че­ски­ми фак­то­ра­ми, но и внут­рен­ни­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми, про­ис­хо­дя­щи­ми в совре­мен­ных сред­ствах мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции» [Кор­ми­ли­цы­на, Сиро­ти­ни­на 2023: 72]. Как видим, неко­то­рые из назван­ных тен­ден­ций ока­зы­ва­ют­ся раз­но­на­прав­лен­ны­ми. Так, с одной сто­ро­ны, отме­ча­ет­ся субъ­ек­ти­ви­за­ция СМИ, кото­рая про­яв­ля­ет­ся «в уси­ле­нии лич­ност­но­го нача­ла, акту­а­ли­за­ции фигу­ры авто­ра, оце­ноч­но­сти, эмо­ци­о­наль­но­сти, экс­прес­сив­но­сти, под­черк­ну­той адре­со­ван­но­сти», с дру­гой — наблю­да­ет­ся стрем­ле­ние жур­на­ли­ста уйти от чрез­мер­но­го субъ­ек­ти­виз­ма, о чем сви­де­тель­ству­ют «уве­ли­че­ние доли чужо­го сло­ва, поле­мич­но­сти, уси­ле­ние интер­тек­сту­аль­но­сти» [Кор­ми­ли­цы­на, Сиро­ти­ни­на 2023: 57]. Тен­ден­ции к демо­кра­ти­за­ции, направ­лен­ной на сбли­же­ние с ауди­то­ри­ей, про­ти­во­по­став­ле­на интел­лек­ту­а­ли­за­ция язы­ка СМИ, тре­бу­ю­щая от чита­те­ля или зри­те­ля мен­таль­ных уси­лий для адек­ват­но­го вос­при­я­тия инфор­ма­ции. Интел­лек­ту­а­ли­за­ция реа­ли­зу­ет­ся посред­ством кон­ден­са­ции инфор­ма­ции и исполь­зо­ва­ния непря­мой ком­му­ни­ка­ции: язы­ко­вой игры, пре­це­дент­ных фено­ме­нов, иро­нии, кос­вен­ных рече­вых жан­ров, а так­же раз­лич­ных тро­пов и фигур речи.

Одно из средств интел­лек­ту­а­ли­за­ции совре­мен­ной медиа­ре­чи — язы­ко­вая игра [Выров­це­ва, Щег­ло­ва 2021; Гер­ма­ше­ва 2017; Лит­виш­ко, Руден­ко, Чалая 2022; Опа­ри­на 2021; Пысти­на 2019; Пысти­на 2022; Рад­биль, Раци­бур­ская, Ясаи и др. 2022; Раци­бур­ская, Тороп­ки­на 2019; Чаба­нен­ко 2022; Янчен­ко­ва, Кар­по­ва 2018]. В усло­ви­ях высо­кой кон­ку­рен­ции меди­а­из­да­ний язы­ко­вая игра реа­ли­зу­ет очень важ­ную функ­цию: при­вле­че­ние вни­ма­ния совре­мен­ной ауди­то­рии, изба­ло­ван­ной раз­но­об­ра­зи­ем кодов, доступ­ных сей­час СМИ. Язы­ко­вая игра умень­ша­ет рис­ки того, что адре­сат не дочи­та­ет слож­ную ана­ли­ти­че­скую ста­тью, уси­ли­ва­ет сме­хо­вое про­стран­ство совре­мен­ных медиа, из кото­рых фак­ти­че­ски исчез такой жанр, как фелье­тон. Оче­вид­но, что язы­ко­вая игра поз­во­ля­ет жур­на­ли­сту мгно­вен­но при­влечь вни­ма­ние адре­са­та к пуб­ли­ка­ции и создать атмо­сфе­ру непри­нуж­ден­но­го диалога.

Част­ным про­яв­ле­ни­ем язы­ко­вой игры явля­ет­ся дефра­зео­ло­ги­за­ция. Этот про­цесс свя­зан с деста­би­ли­за­ци­ей фра­зео­ло­ги­че­ской нор­мы: раз­ру­ше­ни­ем целост­ной струк­ту­ры иди­о­мы, мета­фо­ри­че­ским пере­осмыс­ле­ни­ем ее содер­жа­ния и пр. [Кукли­на 2006]. Фра­зео­ло­ги­за­ция и дефра­зео­ло­ги­за­ция — про­ти­во­по­лож­ные аспек­ты семан­ти­ко-грам­ма­ти­че­ско­го явле­ния, отра­жа­ю­ще­го тен­ден­цию язы­ка к посто­ян­но­му раз­ви­тию и обновлению.

Целью дан­ной рабо­ты явля­ет­ся изу­че­ние ком­му­ни­ка­тив­ных функ­ций транс­фор­ми­ро­ван­ных фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц в совре­мен­ных печат­ных СМИ.

История вопроса

В руси­сти­ке суще­ству­ет два под­хо­да к пони­ма­нию фра­зео­ло­гиз­мов: «узкий» и «широ­кий». «Сто­рон­ни­ки узко­го под­хо­да (С. И. Оже­гов, В. В. Вино­гра­дов, Н. Н. Амо­со­ва, В. П. Жуков, А. И. Молот­ков, Е. А. Иван­ни­ко­ва и др.) при опре­де­ле­нии пред­ме­та фра­зео­ло­гии вклю­ча­ют в ее состав толь­ко язы­ко­вые еди­ни­цы, оформ­лен­ные по схе­ме сло­во­со­че­та­ния, все ком­по­нен­ты кото­ро­го пере­осмыс­ле­ны, либо пере­осмыс­лен хотя бы один из лек­си­че­ских ком­по­нен­тов (фра­зео­ло­ги­че­ские един­ства, фра­зео­ло­ги­че­ские сра­ще­ния, фра­зео­ло­ги­че­ские соче­та­ния)» [Иеру­са­лим­ская 2014: 194]. При широ­ком под­хо­де к обла­сти фра­зео­ло­гии отно­сят не толь­ко соб­ствен­но фра­зео­ло­гиз­мы, но и самые раз­но­об­раз­ные устой­чи­вые соче­та­ния: кры­ла­тые выра­же­ния, афо­риз­мы, рече­вые штам­пы и пр. В дан­ной рабо­те мы будем при­дер­жи­вать­ся «узко­го», тра­ди­ци­он­но­го пони­ма­ния фразеологизмов.

В рус­ском язы­ке фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы регу­ляр­но под­вер­га­ют­ся семан­ти­че­ским и сти­ли­сти­че­ским пре­об­ра­зо­ва­ни­ям. Это явле­ние, без­услов­но, при­вле­ка­ет вни­ма­ние уче­ных [Бод­ро­ва 2022; Гене­ра­ло­ва 2021; Илья­со­ва 2015; Илья­со­ва 2020; Кукли­на 2006; Мака­ро­ва 2017; Мок­и­ен­ко, Ники­ти­на 2022; Оголь­це­ва 2021; Пар­фё­но­ва 2017; Рома­но­ва 2018; Тре­тья­ко­ва 2011; Хач­ма­фо­ва, Овча­рен­ко 2022; Шан­ский 1996; Щер­ба­ко­ва, Шеве­ле­ва 2020]. Стрем­ле­ние к транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­гиз­мов объ­яс­ня­ет­ся кре­а­тив­ным мыш­ле­ни­ем адре­сан­та. Фор­маль­ные и семан­ти­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния фра­зео­ло­гиз­мов, по нашим наблю­де­ни­ям, обла­да­ют мень­шей часто­той упо­треб­ле­ния в СМИ, чем тра­ди­ци­он­ные сред­ства созда­ния выра­зи­тель­но­сти выска­зы­ва­ния (эпи­те­ты, срав­не­ния и др.).

Транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­мов явля­ет­ся одним из акту­аль­ных спо­со­бов отфра­зео­ло­ги­че­ской дери­ва­ции, откры­ва­ю­щей широ­кие воз­мож­но­сти для попол­не­ния фра­зео­ло­ги­че­ско­го и лек­си­че­ско­го соста­ва язы­ка [Бож­ко 2015]. Как вер­но заме­ча­ет И. Н. Кукли­на, транс­фор­ма­ция устой­чи­вых выра­же­ний свя­за­на со «стрем­ле­ни­ем к реа­ли­за­ции потен­ци­а­ла язы­ка в обла­сти кон­стру­и­ро­ва­ния и варьи­ро­ва­ния узу­аль­ных форм и зна­че­ний; интен­ци­о­наль­но­стью — уста­нов­кой на твор­че­ство» [Кукли­на 2006: 89], а так­же со стрем­ле­ни­ем к раз­ру­ше­нию шаб­ло­нов (для реше­ния адре­сан­том сти­ли­сти­че­ских задач).

Н. М. Шан­ский, изу­чив при­е­мы твор­че­ско­го пре­об­ра­зо­ва­ния устой­чи­вых выра­же­ний в худо­же­ствен­ной про­зе, пред­ло­жил типо­ло­гию спо­со­бов транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­гиз­мов. К ним он отно­сил «напол­не­ние фра­зео­ло­ги­че­ско­го обо­ро­та новым содер­жа­ни­ем при сохра­не­нии его лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ской цело­сти», заме­ну одно­го из ком­по­нен­тов фра­зео­ло­гиз­ма или изме­не­ние его соста­ва; исполь­зо­ва­ние в каче­стве сво­бод­но­го соче­та­ния слов; реа­ли­за­цию одно­вре­мен­но и пря­мо­го, и пере­нос­но­го зна­че­ний ком­по­нен­тов фра­зео­ло­гиз­ма; обра­зо­ва­ние новых фра­зео­ком­плек­сов по ана­ло­гии с суще­ству­ю­щи­ми, кон­та­ми­на­цию двух устой­чи­вых выра­же­ний, пере­осмыс­ле­ние «обще­го обра­за или содер­жа­ния» фра­зео­ло­гиз­ма [Шан­ский 1996: 174–178]. Как видим, такая типо­ло­гия учи­ты­ва­ет как фор­маль­ные, так и семан­ти­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния фразеологизмов.

По мне­нию И. Н. Кукли­ной, облик фра­зео­ло­ги­че­ской еди­ни­цы «может транс­фор­ми­ро­вать­ся в двух направ­ле­ни­ях: в направ­ле­нии бук­ва­ли­за­ции и в направ­ле­нии услож­не­ния, изме­не­ния отдель­ных фраг­мен­тов, а часто все­го обра­за в целом» [Кукли­на 2006: 90]. В ее дис­сер­та­ци­он­ном иссле­до­ва­нии пред­ла­га­ет­ся мно­го­ас­пект­ная типо­ло­гия при­е­мов транс­фор­ма­ции устой­чи­вых выра­же­ний, вклю­ча­ю­щая в себя:

    1. экс­пли­ка­цию внут­рен­ней фор­мы (отку­да про­изо­шло выра­же­ние «абсо­лют­но фио­ле­то­во»: фио­ле­то­вый цвет нахо­дит­ся на самом краю види­мо­го спек­тра);
    2. бук­ва­ли­за­цию зна­че­ния (при­крыл мед­ным тазом, точ­нее, ско­во­ро­дой);
    3. двой­ную акту­а­ли­за­цию (пока не нало­ма­ешь дров, на душе не потеп­ле­ет!);
    4. фра­зео­ло­ги­че­скую кон­та­ми­на­цию (шило в меш­ке ногам покоя не дает);
    5. фра­зео­ло­ги­че­ский эллип­сис (гора с плеч);
    6. рас­ши­ре­ние зна­че­ния (воло­сы на лыси­нах вста­ют дыбом);
    7. обыг­ры­ва­ние струк­тур­но-семан­ти­че­ской моде­ли (два­жды насту­па­ли на коро­лев­ские граб­ли);
    8. заме­ну ком­по­нен­тов фра­зео­ло­ги­че­ской еди­ни­цы (меня голы­ми нога­ми не возь­мешь!) [Кукли­на 2006].

В док­тор­ской дис­сер­та­ции И. Ю. Тре­тья­ко­вой ана­ли­зи­ру­ет­ся 10 при­е­мов окка­зи­о­наль­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния фра­зео­ло­ги­че­ских единств: рас­ши­ре­ние ком­по­нент­но­го соста­ва (съесть сто пудов соли); фра­зео­ло­ги­че­ский эллип­сис (подлить мас­ла); заме­на ком­по­нен­та (тер­тый мужик); кон­та­ми­на­ция (стро­ить воз­душ­ные зам­ки на пес­ке); моди­фи­ка­ция моде­ли (под­ли­ва­ние мас­ла в огонь; огонь с мас­лом); сег­мен­та­ция (Руби­кон вме­сто перей­ти Руби­кон); обра­зо­ва­ние окка­зи­о­наль­но­го фра­зео­ло­гиз­ма по язы­ко­вой моде­ли (ухо за ухо, нос за нос); роле­вая инвер­сия (делать из сло­на муху); двой­ная акту­а­ли­за­ция и бук­ва­ли­за­ция зна­че­ния фра­зео­ло­гиз­ма [Тре­тья­ко­ва 2011].

Во мно­гом похо­жую типо­ло­гию спо­со­бов транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­гиз­мов пред­ла­га­ет и Н. А. Бож­ко, изу­ча­ю­щая дан­ное явле­ние на при­ме­ре про­из­ве­де­ний В. Тока­ре­вой. Она выде­ля­ет сле­ду­ю­щие при­е­мы пре­об­ра­зо­ва­ния устой­чи­вых выра­же­ний: заме­ну язы­ко­вой еди­ни­цы, сег­мен­та­цию, импли­ка­цию, кон­та­ми­на­цию, агглю­ти­на­цию, при кото­рой ком­по­нен­ты фра­зео­ло­гиз­ма полу­ча­ют ста­тус мор­фем про­из­вод­но­го сло­ва (бело­во­рот­нич­ко­вый); рас­ши­ре­ние ком­по­нент­но­го соста­ва, обра­зо­ва­ние окка­зи­о­наль­ных фра­зео­ло­гиз­мов по суще­ству­ю­щим моде­лям, созда­ние автор­ских афо­риз­мов, осно­вы­ва­ю­щих­ся на фра­зео­ло­гиз­мах [Бож­ко 2015].

Ана­лиз при­ве­ден­ных в науч­ной лите­ра­ту­ре коли­че­ствен­ных дан­ных пока­зы­ва­ет, что наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ны­ми при­е­ма­ми пре­об­ра­зо­ва­ния фра­зео­ло­гиз­мов явля­ют­ся рас­ши­ре­ние или суже­ние их соста­ва, заме­на одно­го из ком­по­нен­тов, объ­еди­не­ние несколь­ких иди­ом, бук­ва­ли­за­ция и двой­ная акту­а­ли­за­ция значения.

Описание методики исследования

Мате­ри­а­лом иссле­до­ва­ния слу­жат 120 устой­чи­вых выра­же­ний, под­верг­ших­ся струк­тур­ным, семан­ти­че­ским или струк­тур­но-семан­ти­че­ским пре­об­ра­зо­ва­ни­ям на стра­ни­цах прес­сы. При­ме­ры собра­ны мето­дом сплош­ной выбор­ки из попу­ляр­ных рос­сий­ских изда­ний раз­ной тема­ти­ки и направ­лен­но­сти, таких как «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» (МК), «Ком­со­моль­ская прав­да» (КП), «Ком­мер­сантъ» (К), «Рос­сий­ская газе­та» (РГ), «Аргу­мен­ты и фак­ты» (АиФ), «Лите­ра­тур­ная газе­та» (ЛГ). Мате­ри­ал дати­ру­ет­ся 2000–2022 гг. Для уточ­не­ния инфор­ма­ции о зна­че­нии и сти­ле­вой окрас­ке устой­чи­во­го выра­же­ния мы обра­ща­лись к ряду сло­ва­рей: «Уни­вер­саль­но­му фра­зео­ло­ги­че­ско­му сло­ва­рю рус­ско­го язы­ка» под ред. Т. Вол­ко­вой, «Фра­зео­ло­ги­че­ско­му сло­ва­рю рус­ско­го язы­ка» под ред. А. И. Молот­ко­ва, «Боль­шо­му сло­ва­рю рус­ской раз­го­вор­ной экс­прес­сив­ной речи» В. В. Химика.

Иссле­до­ва­ние бази­ру­ет­ся на при­ме­не­нии интро­спек­тив­но­го, интер­пре­та­тив­но­го и кон­тек­сту­аль­но­го мето­дов ана­ли­за, а так­же при­е­ма коли­че­ствен­ной обра­бот­ки мате­ри­а­ла. Исполь­зо­ва­ние дан­ной мето­ди­ки поз­во­ля­ет уста­но­вить зави­си­мость спо­со­бов транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц от их кон­текст­но­го окру­же­ния, опре­де­лить функ­ции изу­ча­е­мых еди­ниц в тек­сте жур­на­лист­ско­го мате­ри­а­ла, а так­же выде­лить пре­об­ла­да­ю­щие типы транс­фор­ма­ций фра­зео­ло­гиз­мов в совре­мен­ной прес­се. Опи­ра­ясь на кон­цеп­цию Сара­тов­ской шко­лы изу­че­ния функ­ци­о­ни­ро­ва­ния язы­ка, мы выстра­и­ва­ем ана­лиз с опо­рой на кон­крет­ный рече­вой мате­ри­ал, обоб­щая фак­ты, а не «под­стра­и­вая» их под задан­ную гипотезу.

Анализ материала

Про­бле­ма, рас­смат­ри­ва­е­мая в дан­ной рабо­те, без­услов­но, не нова. Акту­аль­ность иссле­до­ва­ния, одна­ко, видит­ся нам в самой новизне при­вле­ка­е­мо­го к ана­ли­зу мате­ри­а­ла, кото­рый сви­де­тель­ству­ет о том, что про­цесс транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц акти­вен в заго­лов­ках совре­мен­ной прессы.

При­ем транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­гиз­мов явля­ет­ся одним из спо­со­бов созда­ния язы­ко­вой игры и вме­сте с тем интел­лек­ту­а­ли­за­ции тек­ста, повы­ше­ния его смыс­ло­вой емко­сти. Транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы чаще все­го (в 86,5 % слу­ча­ев) встре­ча­ют­ся в заго­лов­ках, то есть в про­спек­тив­ных еди­ни­цах тек­ста, реа­ли­зу­ю­щих его важ­ней­шие функ­ции: инфор­ма­тив­ную, оце­ноч­ную и праг­ма­ти­че­скую [Мат­ве­е­ва 1990]. Заго­ло­вок — это не толь­ко силь­ная пози­ция тек­ста, но и его свое­об­раз­ная визит­ная кар­точ­ка. Он свя­зан с тек­стом как струк­тур­но, так и кон­цеп­ту­аль­но и выра­жа­ет содер­жа­ние мате­ри­а­ла с помо­щью экс­прес­сив­ных и одно­вре­мен­но инфор­ма­тив­ных язы­ко­вых средств. Про­яв­ляя забо­ту об адре­са­те, жур­на­лист обыч­но сопро­вож­да­ет твор­че­ски пере­осмыс­лен­ный фра­зео­ло­гизм пояс­не­ни­ем, вклю­чен­ным в заго­ло­воч­ный ком­плекс: «Взя­ли быка за рога»: сева­сто­поль­ский бычок Яшка пред­ска­зал, когда закон­чит­ся пан­де­мия коро­на­ви­ру­са (КП, 28.12.2020)1; В думе нало­ма­ли дров. Лес­ной кодекс оста­вил наро­ду гри­бы (МК, 09.11.2006).

В боль­шин­стве слу­ча­ев транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ком­плек­сы встре­ча­ют­ся в ана­ли­ти­че­ских ста­тьях, кото­рым свой­ствен­ны язы­ко­вая игра, иро­ни­че­ская тональ­ность осве­ще­ния собы­тий, импли­цит­ность пода­чи инфор­ма­ции: Чест­ные взят­ки глад­ки. Наши пред­при­ни­ма­те­ли не стес­ня­ют­ся гово­рить о мзде и ее при­чи­нах. «Пред­при­ни­ма­тель­ский кли­мат» Рос­сии, как ока­за­лось, в каж­дой обла­сти и крае раз­ный. А в неко­то­рых местах — до без­об­ра­зия отли­ча­ет­ся от основ­ной мас­сы. В чис­ле «неко­то­рых мест» — Ростов­ская область. Это область, где 84 % биз­не­сме­нов не про­сто дают взят­ки, но и не стес­ня­ют­ся об этом гово­рить (МК, 21.06.2011). Гораз­до реже транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­гиз­мы встре­ча­ют­ся в новост­ных замет­ках и рецензиях.

Оче­вид­но, что склон­ность жур­на­ли­ста к игре с устой­чи­вы­ми выра­же­ни­я­ми опре­де­ля­ет­ся его идио­сти­лем. Так, Вяче­слав Кости­ков, дирек­тор ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра ИД «Аргу­мен­ты и фак­ты», регу­ляр­но при­бе­га­ет к фор­маль­ным и семан­ти­че­ским транс­фор­ма­ци­ям фра­зео­ло­гиз­мов: Выброс реб­ром. Надо ли отправ­лять на помой­ку «сви­де­те­лей» ухо­дя­щих вре­мен? (АиФ, 08.06.2022); Кому пока­зы­вать «кузь­ки­ну мать»? Что Рос­сия мог­ла бы пред­ло­жить миру (АиФ, 18.05.2022); Китай­ская гра­мо­та. Сотруд­ни­чая с КНР, Рос­сия не долж­на забы­вать о выго­де (АиФ, 25.08.2021) и др.

Опи­ра­ясь на суще­ству­ю­щие типо­ло­гии спо­со­бов транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­гиз­мов, мы выяви­ли, что в совре­мен­ной прес­се встре­ча­ют­ся фор­маль­ные (заме­на, добав­ле­ние или устра­не­ние ком­по­нен­та, кон­та­ми­на­ция двух фра­зео­ло­гиз­мов) и семан­ти­че­ские (бук­ва­ли­за­ция и двой­ная акту­а­ли­за­ция зна­че­ния) пре­об­ра­зо­ва­ния дан­ных язы­ко­вых еди­ниц. При­чем семан­ти­че­ское пере­осмыс­ле­ние встре­ча­ет­ся чаще: на него при­хо­дит­ся 57,8 % от всех слу­ча­ев транс­фор­ма­ции устой­чи­вых выра­же­ний. Обра­тим­ся сна­ча­ла к ана­ли­зу семан­ти­че­ских спо­со­бов пре­об­ра­зо­ва­ния жур­на­ли­ста­ми фра­зео­ло­ги­че­ских единств.

Соглас­но про­ана­ли­зи­ро­ван­ным дан­ным, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным спо­со­бом транс­фор­ма­ции изу­ча­е­мых еди­ниц явля­ет­ся двой­ная акту­а­ли­за­ция, пред­став­лен­ная 30,8 % слу­ча­ев язы­ко­вой игры с фра­зео­ло­ги­че­ски­ми еди­ни­ца­ми. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что окка­зи­о­наль­ная фра­зео­ло­гия постро­е­на на прин­ци­пе «смыс­ло­вой дву­пла­но­во­сти зна­ка, спро­во­ци­ро­ван­ной кон­тек­стом», что, в свою оче­редь, явля­ет­ся одной из рас­про­стра­нен­ных форм язы­ко­вой игры [Гри­ди­на 1996: 5]. Так, в спор­тив­ном репор­та­же с заго­лов­ком Мак­си­моч­ки­на сду­ло вет­ром (РГ, 14.02.2014) гово­рит­ся о том, как во вре­мя тре­ни­ров­ки спортс­мен упал с трам­пли­на, полу­чил трав­мы и был достав­лен в боль­ни­цу. Оче­вид­цы и вра­чи пред­по­ла­га­ют, что это мог­ло про­изой­ти из-за рез­ко­го поры­ва вет­ра. В кон­тек­сте ста­тьи реа­ли­зу­ет­ся двой­ная акту­а­ли­за­ция смыс­ла выра­же­ния «сду­ло вет­ром»: сов­ме­ще­ние пря­мо­го и фра­зео­ло­ги­че­ско­го (в соста­ве фра­зео­ком­плек­са «как вет­ром сду­ло») зна­че­ний. С помо­щью тако­го при­е­ма жур­на­лист с неумест­ной иро­ни­ей наме­ка­ет на то, что в одно­ча­сье спортс­мен лишил­ся воз­мож­но­сти участ­во­вать в Олим­пий­ских играх. В каче­стве дру­го­го при­ме­ра мож­но при­ве­сти ста­тью с заго­лов­ком Поху­де­ли до смер­ти (РГ, 01.07.2013) о том, что упо­треб­ле­ние пре­па­ра­та для сни­же­ния веса при­ве­ло к несколь­ким леталь­ным исхо­дам. В кон­тек­сте ста­тьи акту­а­ли­зи­ру­ют­ся сра­зу два зна­че­ния имен­ной сло­во­фор­мы «до смер­ти»: пря­мое и фра­зео­ло­ги­че­ское раз­го­вор­ное («очень силь­но, крайне» [Химик 2004: 568]). При взгля­де на такой аттрак­тив­ный заго­ло­вок у чита­те­ля созда­ет­ся лож­ное впе­чат­ле­ние, буд­то бы герои мате­ри­а­ла наме­рен­но настоль­ко силь­но поху­де­ли, что это при­ве­ло к гибе­ли. Иро­ния при осве­ще­нии подоб­но­го рода тра­ги­че­ских собы­тий, на наш взгляд, не явля­ет­ся допу­сти­мой. Сов­ме­ще­ние пря­мо­го и мета­фо­ри­че­ско­го пла­нов наблю­да­ет­ся и в ста­тье с заго­лов­ком В Москве стро­ят воз­душ­ные зам­ки (МК, 27.05.2012), где жур­на­лист с сожа­ле­ни­ем отме­ча­ет, что про­ек­ты обу­строй­ства новых сто­лич­ных тер­ри­то­рий ото­рва­ны от реальности.

Бук­ва­ли­за­ция про­яв­ля­ет­ся в упо­треб­ле­нии состав­ля­ю­щих фра­зео­ло­гизм ком­по­нен­тов в сво­их пря­мых, исход­ных зна­че­ни­ях. При этом про­ис­хо­дит ожив­ле­ние внут­рен­ней фор­мы устой­чи­во­го выра­же­ния: Яро­славль: жизнь бьет клю­чом, по голо­ве. Во вре­мя ссо­ры во дво­ре дома на ули­це Вете­ра­нов муж­чи­на 1982 года рож­де­ния гаеч­ным клю­чом избил сво­е­го более моло­до­го оппо­нен­та 1987 года рож­де­ния (МК, 28.11.2020); Как не про­тя­нуть ноги вари­ко­зу. Спа­сти вены от рас­ши­ре­ния мож­но сво­и­ми рука­ми. Мож­но помас­си­ро­вать их губ­кой или щет­кой. Или помас­си­ро­вать ноги рука­ми (МК, 01.04.2010); Диг­ге­ров доста­нут из-под зем­ли (МК, 24.04.2003). На при­ем бук­ва­ли­за­ции при­хо­дит­ся 27 % от всех слу­ча­ев язы­ко­вой игры с фра­зео­ло­гиз­ма­ми. Одна­ко его исполь­зо­ва­ние, на наш взгляд, не все­гда мож­но при­знать удач­ным спо­со­бом воз­дей­ствия на адре­са­та. Так, мате­ри­ал с заго­лов­ком Метать бисер (АиФ в Уфе, 02.11.2018) пред­став­ля­ет собой интер­вью с масте­ром бисе­ро­пле­те­ния. Жен­щи­на с любо­вью рас­ска­зы­ва­ет об осо­бен­но­стях твор­че­ско­го про­цес­са, труд­но­стях ремес­ла, о рабо­те на заказ. Отсыл­ка к нега­тив­но окра­шен­но­му устой­чи­во­му выра­же­нию «метать бисер перед сви­нья­ми» кажет­ся нам не совсем удач­ной. Ино­гда бук­ва­ли­за­ция зна­че­ний ком­по­нен­тов, вхо­дя­щих во фра­зео­ком­плекс, созда­ет неумест­ную сен­са­ци­он­ность: Фон­тан­ку сме­ша­ли с гря­зью. Сне­го­убор­щи­ки рас­ки­да­ли по льду серые ком­ки сне­га с реа­ген­та­ми (КП, 17.12. 2010); Досто­ев­ско­му утер­ли нос. В поне­дель­ник у памят­ни­ка Досто­ев­ско­му перед Рос­сий­ской госу­дар­ствен­ной биб­лио­те­кой про­шло меро­при­я­тие, назван­ное орга­ни­за­то­ра­ми «лите­ра­тур­ный суб­бот­ник» (К, 24.04.2003).

Сре­ди при­е­мов язы­ко­вой игры, при­во­дя­щих к транс­фор­ма­ции искон­ной фор­мы фра­зео­ком­плек­са и его семан­ти­ки (в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни), наи­бо­лее широ­ко рас­про­стра­нен при­ем заме­ны одно­го из ком­по­нен­тов. На него при­хо­дит­ся 19,2 % от всех про­ана­ли­зи­ро­ван­ных нами слу­ча­ев транс­фор­ма­ции устой­чи­вых выра­же­ний: Жизнь с бан­но­го листа (МК, 13.05.2013); Стык и срам. Игро­вое столк­но­ве­ние Вел­ли­то­на и Акин­фе­е­ва выли­лось в непри­стой­ный скан­дал (МК, 29.08.2011) и др. Сле­ду­ет отме­тить, что такая суб­сти­ту­ция, мгно­вен­но при­вле­ка­ю­щая вни­ма­ние чита­те­ля, обыч­но не затруд­ня­ет пони­ма­ние автор­ско­го замыс­ла. Так, в мате­ри­а­ле Через пень-льго­ту (МК, 12.05.2022) Е. Беля­ков рас­суж­да­ет о том, поче­му бан­ки замед­ля­ют выда­чу льгот­ных кре­ди­тов биз­не­су. Заме­на ком­по­нен­та фра­зео­ло­гиз­ма поз­во­ля­ет жур­на­ли­сту сде­лать заго­ло­вок акту­аль­ным, зло­бо­днев­ным и вме­сте с тем выра­зи­тель­ным. Кро­ме того, для пони­ма­ния тако­го транс­фор­ми­ро­ван­но­го выска­зы­ва­ния чита­те­лю не нуж­но при­кла­ды­вать интел­лек­ту­аль­ные уси­лия. Он лег­ко уга­да­ет искон­ный фра­зео­ло­гизм «через пень-коло­ду» и пой­мет, что жур­на­лист оце­ни­ва­ет орга­ни­за­цию про­цес­са выда­чи льгот нега­тив­но. Встре­ча­ют­ся, одна­ко, и исклю­че­ния. Так, в ста­тье с заго­лов­ком Не лыком shit (МК, 06.08.2005) вме­сто искон­но­го ком­по­нен­та фра­зео­ло­гиз­ма («шит») исполь­зо­ва­на омо­фо­нич­ная англий­ская бран­ная лек­се­ма. Она может быть незна­ко­ма чита­те­лю, не вла­де­ю­ще­му этим ино­стран­ным язы­ком. В замет­ке рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, как зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский пуб­ли­цист Роберт Новак, извест­ный сво­им кон­сер­ва­тиз­мом, неожи­дан­но рез­ко повел себя в ходе пуб­лич­ной теле­дис­кус­сии о выбо­рах в сенат США от шта­та Фло­ри­да. Не согла­сив­шись с мне­ни­ем оппо­нен­та, Новак гром­ко выру­гал­ся и демон­стра­тив­но поки­нул сту­дию. По мне­нию жур­на­ли­ста, аме­ри­ка­нец ока­зал­ся не таким кон­сер­ва­тив­ным и пред­ска­зу­е­мым, как мог­ло показаться.

При кон­та­ми­на­ции, на кото­рую при­хо­дит­ся 11,5 % от всех про­ана­ли­зи­ро­ван­ных нами слу­ча­ев транс­фор­ма­ции фра­зео­ком­плек­сов, про­ис­хо­дит объ­еди­не­ние двух фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц. В про­цес­се тако­го пре­об­ра­зо­ва­ния, как пра­ви­ло, наблю­да­ет­ся усе­че­ние ком­по­нен­тов одно­го или обо­их устой­чи­вых выра­же­ний. Так, в заго­лов­ке ста­тьи В. Кости­ко­ва Не лыком еди­ным (АиФ, 27.03.2013) объ­еди­ня­ют­ся две рече­вые еди­ни­цы: про­сто­реч­ный фра­зео­ло­гизм «не лыком шит» [Молот­ков 1994: 534] и книж­ное, биб­лей­ское по про­ис­хож­де­нию, кры­ла­тое выра­же­ние «не хле­бом еди­ным жив чело­век». Ср.: у Моск­вы сей­час и без Додо­на забот по гор­ло: ковид, Бело­рус­сия и Южный Кав­каз (МК, 16.11.2020). Ино­гда, одна­ко, жур­на­лист объ­еди­ня­ет две фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы: Как не про­тя­нуть ноги, затя­нув поя­са. Анти­кри­зис­ные сове­ты (МК, 03.02.2015).

Слу­чаи эли­ми­на­ции одно­го из ком­по­нен­тов устой­чи­во­го выра­же­ния, состав­ля­ю­щие 7,7 % от всех про­ана­ли­зи­ро­ван­ных транс­фор­ма­ций, свя­за­ны с реа­ли­за­ци­ей так­ти­ки умол­ча­ния, наме­ка. Опу­ще­ние одно­го из ком­по­нен­тов фра­зео­ло­гиз­ма, как пра­ви­ло, не при­во­дит к изме­не­нию его семан­ти­че­ской струк­ту­ры, а чита­тель лег­ко вос­ста­нав­ли­ва­ет искон­ное устой­чи­вое выра­же­ние. При­ве­дем при­ме­ры заго­лов­ков, в кото­рых исполь­зо­ван такой при­ем: Днем с огнем: Есть ли в Бар­нау­ле «пра­виль­ная» молоч­ная про­дук­ция (КП в Бар­нау­ле, 27.02.2019); «Пал­ки в коле­са». Кто может сто­ять за хай­пом в сети про­тив «Ново­тран­са» (АиФ, 15.11.2019); Как пять паль­цев (АиФ, 08.07.2015).

Добав­ле­ние ком­по­нен­та к искон­но­му фра­зео­ло­гиз­му, соглас­но нашим дан­ным, — один из самых ред­ких при­е­мов его транс­фор­ма­ции, состав­ля­ю­щих все­го 3,8 % слу­ча­ев. Как пра­ви­ло, он обу­слов­лен стрем­ле­ни­ем жур­на­ли­ста выра­зить выс­шую сте­пень про­яв­ле­ния при­зна­ка, пере­да­ва­е­мо­го устой­чи­вым выра­же­ни­ем, и тем самым уси­лить сте­пень воз­дей­ствия мате­ри­а­ла на чита­те­ля. Имен­но поэто­му в боль­шин­стве слу­ча­ев в струк­ту­ру фра­зео­ло­ги­че­ской еди­ни­цы вво­дит­ся атри­бу­тин­тен­си­фи­ка­тор: Дочи­тать с пер­во­го раза полу­чи­лось не каж­дое пись­мо. Заде­ва­ет за самое живое (МК, 20.04.2022); Ведь народ дей­стви­тель­но за эти 20 лет оста­ви­ли в пол­ных дура­ках (МК, 23.05.2013) и др.

Сле­ду­ет заме­тить, что сти­ле­вая окрас­ка фра­зео­ло­гиз­мов, кото­рые жур­на­ли­сты изби­ра­ют объ­ек­том твор­че­ских транс­фор­ма­ций, во мно­гом зави­сит от харак­те­ра изда­ния. Так, у сотруд­ни­ков неза­ви­си­мых изда­ний «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» и «Ком­со­моль­ская прав­да», не огра­ни­чен­ных стро­ги­ми рам­ка­ми инфор­ма­ци­он­ных жан­ров, наблю­да­ет­ся уста­нов­ка на пуб­ли­ка­цию сен­са­ций, раз­об­ла­че­ний, скеп­ти­че­ских рас­суж­де­ний-пред­по­ло­же­ний. Они сво­бод­ны в выбо­ре тем, а так­же язы­ко­вых средств и спо­со­бов пере­да­чи инфор­ма­ции, отве­ча­ю­щей тре­бо­ва­ни­ям мас­со­вой ауди­то­рии. Имен­но поэто­му здесь гораз­до чаще, чем в дру­гих изда­ни­ях, встре­ча­ют­ся устой­чи­вые выра­же­ния, свой­ствен­ные раз­го­вор­ной речи и про­сто­ре­чию: уте­реть нос (прост.) [Вол­ко­ва 2001: 213]; сыг­рать в ящик (прост., вульг.) [Вол­ко­ва 2001: 463]; с жиру бесить­ся (прост.) [Молот­ков 1994: 35] и др.: Утер­ли «Зеле­ный мыс» (МК, 16.03.2011); Поче­му ТВ игра­ет в ящик? (КП, 14.12. 2011); С жиру бесят­ся: рос­си­яне про­дол­жа­ют есть «про запас» (МК, 22.03.2018). Неред­ко жур­на­ли­сты «Мос­ков­ско­го ком­со­моль­ца» мета­фо­ри­че­ски обыг­ры­ва­ют устой­чи­вые выра­же­ния, не свой­ствен­ные лите­ра­тур­но­му язы­ку, нося­щие гру­бый, вуль­гар­ный харак­тер. Тем не менее, выби­рая в каче­стве заго­лов­ков мате­ри­а­лов фра­зео­ло­гиз­мы, вклю­ча­ю­щие в свой состав ненор­ма­тив­ную лек­си­ку, жур­на­ли­сты почти все­гда ста­ра­ют­ся заме­нить ее эвфе­миз­ма­ми или транс­фор­ми­ро­вать фоне­ти­че­ский и гра­фи­че­ский облик. Нель­зя, одна­ко, счи­тать, что в таких слу­ча­ях соблю­да­ет­ся эти­че­ская кор­рект­ность, посколь­ку боль­шин­ству носи­те­лей язы­ка понят­но, какое имен­но сло­во скры­ва­ет­ся за ино­ска­за­ни­ем. В очер­ке с назва­ни­ем Всё через одно место (МК, 27.06.2011) М. Ростов­ский рас­суж­да­ет о том, что направ­ле­ние раз­ви­тия совре­мен­ной Рос­сии опре­де­ля­ет­ся дву­мя горо­да­ми: Моск­вой и Петер­бур­гом. Жур­на­лист исполь­зу­ет такой заго­ло­вок не про­сто для того, что­бы отра­зить идею эко­но­ми­че­ско­го и поли­ти­че­ско­го моно­по­лиз­ма (все реше­ния при­ни­ма­ют­ся в сто­ли­це), но преж­де все­го для того, что­бы дать отри­ца­тель­ную оцен­ку сло­жив­шей­ся ситу­а­ции. Заго­ло­вок явля­ет­ся транс­фор­ма­ци­ей устой­чи­во­го вуль­гар­но-про­сто­реч­но­го выра­же­ния, где ненор­ма­тив­ная лек­се­ма заме­не­на оби­ход­но-быто­вым эвфе­миз­мом «одно место». Ср.: Жири­нов­ский по уши в тюрь­ме (МК, 30.12.2008); Страннь гос­под­ня (МК, 14.03.2013) и др. При­е­мы транс­фор­ма­ции устой­чи­вых выра­же­ний, в резуль­та­те кото­рых нару­ша­ют­ся нор­мы эти­ки и мора­ли, С. В. Илья­со­ва пред­ла­га­ет счи­тать про­яв­ле­ни­я­ми не линг­во­кре­а­тив­но­сти, а линг­во­ци­нич­но­сти [Илья­со­ва 2020].

Основ­ная ауди­то­рия «Лите­ра­тур­ной газе­ты», в отли­чие от боль­шин­ства мас­со­вых изда­ний, — «широ­кий круг интел­ли­ген­ции»; ее «под­пис­чи­ка­ми явля­ют­ся спе­ци­а­ли­сты в обла­сти фило­ло­гии и жур­на­ли­сти­ки, име­ю­щие выс­шее обра­зо­ва­ние и уче­ную сте­пень» [Васи­лье­ва 2017: 103]. В мате­ри­а­лах дан­но­го изда­ния про­сле­жи­ва­ет­ся тен­ден­ция к интел­лек­ту­а­ли­за­ции инфор­ма­ции. Имен­но поэто­му здесь в язы­ко­вую игру вовле­ка­ют­ся фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы, име­ю­щие книж­ную окрас­ку (вла­чить жал­кое суще­ство­ва­ние [Вол­ко­ва 2001: 41], камень пре­ткно­ве­ния [Молот­ков 1994: 192], нить Ари­ад­ны [Молот­ков 1994: 280] и др.): …Эти писа­тель­ни­цы так и будут вла­чить пере­ме­жа­ю­ще­е­ся, лихо­ра­доч­ное лите­ра­тур­ное суще­ство­ва­ние (ЛГ, 18.09.2007); Кри­те­рии пре­ткно­ве­ния (заго­ло­вок ста­тьи в ЛГ, 18.03.2015); Сеть Ари­ад­ны (заго­ло­вок рецен­зии в ЛГ, 18.03.2015).

Результаты исследования

Итак, мож­но про­сле­дить зави­си­мость исполь­зо­ва­ния язы­ко­вой игры, в кото­рую вовле­ка­ют­ся фра­зео­ло­гиз­мы, от идио­сти­ля сотруд­ни­ка газе­ты, жан­ра пуб­ли­ка­ции, кон­цеп­ции изда­ния. Склон­ность жур­на­ли­ста к пре­об­ра­зо­ва­нию устой­чи­вых выра­же­ний объ­яс­ня­ет­ся его твор­че­ским потен­ци­а­лом и нестан­дарт­ным мыш­ле­ни­ем. Она про­яв­ля­ет­ся в игре с язы­ко­вы­ми зна­ка­ми, кото­рая поз­во­ля­ет адре­сан­ту и адре­са­ту выстро­ить интел­лек­ту­аль­но насы­щен­ный, но отнюдь не скуч­ный диа­лог. Бла­го­да­ря транс­фор­ма­ции устой­чи­вых выра­же­ний жур­на­лист вво­дит в свой мате­ри­ал коми­че­ское нача­ло. Это поз­во­ля­ет авто­ру не толь­ко увлечь чита­те­ля, но и создать эффект непри­нуж­ден­ной дру­же­ской беседы.

Чаще все­го транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­гиз­мы встре­ча­ют­ся в заго­ло­воч­ном ком­плек­се ана­ли­ти­че­ской ста­тьи. Их сти­ле­вая окрас­ка во мно­гом зави­сит от харак­те­ра изда­ния. В прес­се, рас­счи­тан­ной на мас­со­вую ауди­то­рию, доволь­но часто встре­ча­ют­ся фра­зео­ло­гиз­мы, свой­ствен­ные раз­го­вор­ной речи, про­сто­ре­чию, жар­го­ну. В изда­ни­ях же, рас­счи­тан­ных на адре­са­та, более тре­бо­ва­тель­но и тре­пет­но отно­ся­ще­го­ся к фор­ме пода­чи мате­ри­а­ла, регу­ляр­но встре­ча­ют­ся устой­чи­вые выра­же­ния, свой­ствен­ные книж­ной речи.

Про­ве­ден­ный ана­лиз пока­зал, что в совре­мен­ной прес­се язы­ко­вая игра с фра­зео­ло­гиз­ма­ми осу­ществ­ля­ет­ся за счет при­е­мов их пере­осмыс­ле­ния или фор­маль­ной транс­фор­ма­ции (кон­та­ми­на­ции, а так­же заме­ны, добав­ле­ния, устра­не­ния ком­по­нен­та). Сре­ди дан­ных при­е­мов наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным явля­ет­ся двой­ная акту­а­ли­за­ция. С ее помо­щью жур­на­лист поме­ща­ет устой­чи­вое выра­же­ние в такой кон­текст, в кото­ром реа­ли­зу­ют­ся одно­вре­мен­но пря­мое и мета­фо­ри­че­ское зна­че­ние ком­по­нен­тов фразеокомплекса.

Выводы

Транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц на стра­ни­цах совре­мен­ной прес­сы явля­ет­ся частью гло­баль­ной тен­ден­ции СМИ к раз­ру­ше­нию язы­ко­вых сте­рео­ти­пов, вслед­ствие кото­рой на сме­ну вос­про­из­вод­ству фор­маль­ных и смыс­ло­вых струк­тур при­хо­дит их порож­де­ние. Такая игра со сло­вом отра­жа­ет спо­соб­ность жур­на­ли­ста к кре­а­тив­но­му, нестан­дарт­но­му мышлению.

Раз­ру­ше­ние фор­маль­ной струк­ту­ры фра­зео­ком­плек­са, ожив­ле­ние внут­рен­ней фор­мы состав­ля­ю­щих его ком­по­нен­тов явля­ют­ся одни­ми из акту­аль­ных при­е­мов язы­ко­вой игры с чита­те­лем. Они поз­во­ля­ют жур­на­ли­сту решить сра­зу три важ­ней­шие зада­чи. Во-пер­вых, спо­соб­ству­ют эффек­тив­ной реа­ли­за­ции стра­те­гии сбли­же­ния с ауди­то­ри­ей посред­ством уси­ле­ния эмо­ци­о­наль­но­сти и экс­прес­сив­но­сти тек­ста, «инти­ми­за­ции» и демо­кра­ти­за­ции речи. Не все­гда, одна­ко, такая игра с чита­те­лем ока­зы­ва­ет­ся эффек­тив­ной и эти­че­ски умест­ной. Во-вто­рых, при­е­мы транс­фор­ма­ции фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц помо­га­ют жур­на­ли­сту насы­тить текст импли­цит­ны­ми смыс­ла­ми, для пони­ма­ния кото­рых чита­те­лю при­дет­ся при­ло­жить интел­лек­ту­аль­ные уси­лия, ведь, что­бы понять автор­ский замы­сел, бег­ло­го зна­ком­ства с мате­ри­а­лом будет недо­ста­точ­но. Эти зада­чи, в свою оче­редь, слу­жат реа­ли­за­ции важ­ней­шей цели: мак­си­маль­но эффек­тив­но­му воз­дей­ствию на разум и чув­ства чита­те­ля. В‑третьих, транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­гиз­мы поз­во­ля­ют жур­на­ли­сту мет­ко и нетри­ви­аль­но выра­зить оцен­ку субъ­ек­тов и явле­ний, о кото­рых он пишет.

1 Цита­ты при­ве­де­ны без изме­не­ния.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 янва­ря 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 31 мар­та 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: January 10, 2023
Accepted: March 31, 2023