Четверг, 13 июняИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Лингвопрагматические характеристики современного поликодового-мультимодального медиатекста в контексте информационно-психологического воздействия

Постановка проблемы

Широ­кий спектр средств ком­му­ни­ка­ции и инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, а так­же эффект их вли­я­ния на фор­ми­ро­ва­ние обще­ства и моде­ли­ро­ва­ние обще­ствен­но­го мне­ния нача­ли изу­чать­ся в 1950‑х годах. Соглас­но точ­ке зре­ния М. Маклю­эна, доми­ни­ру­ю­щие сред­ства ком­му­ни­ка­ции детер­ми­ни­ру­ют струк­ту­ру обще­ствен­но­го зна­ния и фор­ми­ру­ют основ­ные спо­со­бы вос­при­я­тия чело­ве­ком про­стран­ства и вре­ме­ни. В то же вре­мя фун­да­мен­таль­ное изме­не­ние ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий в раз­ные пери­о­ды раз­ви­тия чело­ве­че­ства ста­ло одним из основ­ных фак­то­ров раз­ви­тия эко­но­ми­ки, соци­аль­ной сфе­ры и поли­ти­че­ской инфра­струк­ту­ры обще­ства. Так, изоб­ре­те­ние кни­го­пе­ча­та­ния и после­до­вав­шее за этим посте­пен­ное рас­про­стра­не­ние печат­ных средств мас­со­вой инфор­ма­ции ока­за­ли самое непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на демо­кра­ти­за­цию чело­ве­че­ско­го обще­ства и раз­ви­тие пред­при­ни­ма­тель­ства [Маклю­эн, 2015].

М. Маклю­эн отме­ча­ет, что в совре­мен­ной реаль­но­сти вся жизнь чело­ве­ка и обще­ства осу­ществ­ля­ет­ся на осно­ве моза­ич­но­го резо­нан­са, кото­рый дости­га­ет­ся путем исполь­зо­ва­ния совре­мен­ных СМИ и раз­но­об­раз­ных устройств, кото­рые в зна­чи­тель­ной мере облег­ча­ют мно­гие про­цес­сы в жиз­ни инди­ви­да и обще­ства. В рам­ках «тео­рии рас­ши­ре­ния чело­ве­ка» элек­три­че­ству и элек­трон­ным сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции отво­дит­ся функ­ция цен­траль­ной нерв­ной систе­мы чело­ве­ка, кото­рая назы­ва­ет­ся «гло­баль­ны­ми объ­я­ти­я­ми» и свя­зы­ва­ет воеди­но его пси­хи­че­скую дея­тель­ность и раз­лич­ные сфе­ры обще­ствен­ной жиз­ни. Неиз­беж­ным след­стви­ем непре­рыв­но­го и опе­ра­тив­но­го обнов­ле­ния инфор­ма­ции в моза­ич­но­ре­зо­нанс­ном медиа­про­стран­стве ста­но­вит­ся миф, на осно­ве кото­ро­го созда­ет­ся авто­ном­ная от окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти гипер­ре­аль­ность, в рам­ках кото­рой удер­жи­ва­ет­ся под кон­тро­лем инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ский кли­мат целых куль­тур. Уни­каль­ность совре­мен­ных мас­сме­диа состо­ит в их амби­ва­лент­но­сти: с одной сто­ро­ны, они явля­ют­ся частью куль­ту­ры и обще­ства, а с дру­гой — пра­вят ими и опре­де­ля­ют век­тор их раз­ви­тия [Маклю­эн, 2015]. Эпо­ха гло­ба­ли­за­ции ста­ла логич­ным след­стви­ем совер­шен­ство­ва­ния СМИ, нау­ки и тех­но­ло­гий. Вен­цом и одно­вре­мен­но ката­ли­за­то­ром гло­ба­ли­за­ци­он­ных про­цес­сов стал интер­нет, пре­вра­тив­шись из сугу­бо тех­ни­че­ско­го изоб­ре­те­ния в ком­форт­ную для абсо­лют­но­го боль­шин­ства жите­лей пла­не­ты парал­лель­ную реаль­ность. Интер­нет «живет» круг­ло­су­точ­но, не обра­щая вни­ма­ния на часо­вые поя­са и вре­мя суток, обла­да­ет наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ной сре­ди всех средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции ауди­то­ри­ей и соче­та­ет все воз­мож­ные на сего­дня фор­мы вза­и­мо­дей­ствия ком­му­ни­ка­то­ра и адре­са­та, в резуль­та­те чего имен­но в этом медий­ном про­стран­стве чело­век ста­но­вит­ся осо­бен­но уяз­ви­мым и под­вер­жен­ным вли­я­нию инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воздействия.

С появ­ле­ни­ем интер­не­та пара­диг­ма транс­ля­ции мас­со­вой инфор­ма­ции пре­тер­пе­ла фун­да­мен­таль­ные изме­не­ния, окон­ча­тель­но осу­ще­ствив пере­ход из пре­иму­ще­ствен­но плос­кост­ной в объ­ем­ную и мно­го­слой­ную струк­ту­ру ком­му­ни­ка­тив­ной сре­ды, вклю­ча­ю­щую кро­ме язы­ко­вых еди­ниц раз­лич­ные зву­ко­вые эффек­ты и визу­аль­ные обра­зы. Более слож­ная, трех­ком­по­нент­ная ком­му­ни­ка­тив­ная орга­ни­за­ция «язык-изоб­ра­же­ние-звук», при­су­щая совре­мен­но­му инфор­ма­ци­он­но­му про­стран­ству, обра­зо­ва­ла меди­а­текст как новую фор­му суще­ство­ва­ния тек­ста в мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Синер­ге­ти­че­ское соче­та­ние в меди­а­тек­сте зна­ко­вых еди­ниц язы­ко­вой и неязы­ко­вой при­ро­ды обес­пе­чи­ло его мно­го­ка­наль­ность, мно­го­слой­ность и мно­го­мер­ность, зна­чи­тель­но повы­сив эффек­тив­ность инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия на реципиента.

Таким обра­зом, целью дан­ной ста­тьи явля­ет­ся опи­са­ние линг­во­праг­ма­ти­че­ских харак­те­ри­стик совре­мен­но­го поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­но­го меди­а­тек­ста, функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го в кон­тек­сте гло­баль­ной инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской вой­ны, веду­щей­ся гео­по­ли­ти­че­ски­ми акто­ра­ми в инте­ре­сах реа­ли­за­ции сво­их циви­ли­за­ци­он­но-исто­ри­че­ских пла­нов нево­ен­ны­ми средствами.

История вопроса

Ком­би­ни­ро­ван­ная осно­ва тек­ста отме­ча­лась в линг­ви­сти­ке и ранее: «Текст пред­став­ля­ет собой слож­ное целое, состо­я­щее не толь­ко из вер­баль­ных, но и невер­баль­ных эле­мен­тов — рисун­ков, фото­гра­фий, схем, таб­лиц и т. д.» [Бара­нов 2013: 275]. Непре­рыв­ное совер­шен­ство­ва­ние тра­ди­ци­он­ных и появ­ле­ние новых средств мас­со­вой инфор­ма­ции вслед за услож­не­ни­ем ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства зако­но­мер­но при­ве­ли к тер­ми­но­ло­ги­че­ско­му обнов­ле­нию пер­во­на­чаль­но в рам­ках линг­ви­сти­ки тек­ста, а затем изме­не­ни­ям была под­верг­ну­та тер­ми­но­ло­гия дру­гих линг­ви­сти­че­ских направ­ле­ний, таких как, напри­мер, медиа­линг­ви­сти­ки. Изна­чаль­но было при­ня­то гово­рить о кре­о­ли­зо­ван­ном тек­сте, соче­та­ю­щем вер­баль­ную состав­ля­ю­щую и ста­тич­ную кар­тин­ку. Затем пони­ма­ние тек­ста подоб­ной при­ро­ды рас­ши­ри­лось в свя­зи с актив­ным рас­про­стра­не­ни­ем ани­ми­ро­ван­ных кар­ти­нок, видео и появ­ле­ни­ем тех­но­ло­гий web 2.0, кото­рые дали воз­мож­ность соеди­нить в еди­ный муль­ти­мо­даль­ный текст видео и вер­баль­ных уст­ный и пись­мен­ный тек­сты. Так, в актив­ный линг­ви­сти­че­ский оби­ход посте­пен­но вхо­ди­ли сле­ду­ю­щие тер­ми­ны: видео­вер­баль­ный текст [Беля­ков, Мак­си­мен­ко 2009], семи­о­ти­че­ски ослож­нен­ный [Мар­ди­е­ва 2014], поли­ко­до­вый [Чер­няв­ская 2009], муль­ти­мо­даль­ный [Саба­дин 2022], поли­ко­до­во-поли­мо­даль­ный [Евгра­фо­ва 2020] или поли­ко­до­вый муль­ти­мо­даль­ный [Миля­ко­ва 2022] тексты.

Пер­су­а­зив­но-образ­ный потен­ци­ал кре­а­ли­зо­ван­но­го тек­ста актив­но исполь­зо­вал­ся и про­дол­жа­ет исполь­зо­вать­ся тра­ди­ци­он­ны­ми мас­сме­диа, так как подоб­ный текст спо­со­бен реа­ли­зо­вать основ­ную функ­цию меди­а­тек­ста — воз­дей­ствие на адре­са­та. М. Б. Воро­ши­ло­ва опи­сы­ва­ет кре­а­ли­зо­ван­ный текст так: «…это осо­бый фено­мен, в кото­ром вер­баль­ный и невер­баль­ный ком­по­нен­ты обра­зу­ют одно визу­аль­ное, струк­тур­ное, смыс­ло­вое и функ­ци­о­ни­ру­ю­щее целое, что пред­по­ла­га­ет его ком­плекс­ное праг­ма­ти­че­ское воз­дей­ствие на адре­са­та» [Воро­ши­ло­ва 2013а: 177]. В моно­гра­фии «Поли­ти­че­ский кре­о­ли­зо­ван­ный текст: клю­чи к про­чте­нию» М. Б. Воро­ши­ло­ва уточ­ня­ет опре­де­ле­ние это­го ком­му­ни­ка­тив­но­го фено­ме­на: «… текст, обла­да­ю­щий слож­ной фор­мой, то есть осно­ван­ный на соче­та­нии еди­ниц двух и более раз­лич­ных семи­о­ти­че­ских систем, кото­рые всту­па­ют в отно­ше­ния вза­и­мо­свя­зи, вза­и­мо­до­пол­не­ния, вза­и­мо­вли­я­ния, что обу­слов­ли­ва­ет необ­хо­ди­мость мно­го­ка­наль­но­го вос­при­я­тия тек­ста, а зна­чит — и ком­плекс­ное воз­дей­ствие на адре­са­та» [Воро­ши­ло­ва 2013б: 22]. Это пред­став­ля­ет­ся вполне обос­но­ван­ным, посколь­ку для отра­же­ния пол­но­го набо­ра ком­му­ни­ка­тив­ных средств воз­дей­ствия совре­мен­но­го медиа­со­об­ще­ния в допол­не­ние к вер­баль­но­му и визу­аль­но­му ком­по­нен­там необ­хо­ди­мо при­ло­же­ние ком­по­нен­та ауди­аль­но­го, кото­рый поз­во­ля­ет так­же охва­тить сфе­ры мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, вклю­ча­ю­щие уст­ную речь и невер­баль­ные зву­ко­вые эле­мен­ты, такие как радио­эфир, теле­ви­де­ние, кино, теат­раль­ные и кон­церт­ные пред­став­ле­ния и т. д. (кино­ин­ду­стрия, теат­ры, реклам­но-идео­ло­ги­че­ские пла­ка­ты и дру­гие источ­ни­ки вхо­дят в сфе­ру мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, так как явля­ют­ся «фор­ма­ми ком­му­ни­ка­тив­но­го воз­дей­ствия на мас­сы» [Зелин­ский 2018: 12]).

Сего­дня все чаще при­ня­то гово­рить о поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ном тек­сте, кото­рый объ­еди­ня­ет все вари­ан­ты наиме­но­ва­ния семан­ти­че­ски ослож­нен­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства, а интер­нет-про­стран­ство добав­ля­ет к это­му воз­мож­но­сти мно­го­сто­рон­не­го вза­и­мо­дей­ствия адре­сан­та и адре­са­тов, авто­ра и зри­те­лей (чита­те­лей). Это тре­бу­ет когни­тив­но-дис­кур­сив­но­го, кон­тек­сту­аль­но­го и ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ско­го ана­ли­за как основ­ной семан­ти­че­ской, так и допол­ни­тель­ной части тек­ста, доступ­ной в слу­чае воз­мож­но­сти оце­ни­ва­ния и ком­мен­ти­ро­ва­ния со сто­ро­ны ауди­то­рии. Бла­го­да­ря пере­хо­ду основ­ных СМИ в онлайн-сре­ду, что в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни рас­ши­ря­ет их веща­тель­ные и инфор­ма­ци­он­ные воз­мож­но­сти, мы счи­та­ем, что умест­но гово­рить о поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ном медиатексте.

Целью про­во­ди­мо­го иссле­до­ва­ния явля­ет­ся рас­смот­ре­ние воз­мож­но­стей инфор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­но­го тек­ста в усло­ви­ях его функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в совре­мен­ной мно­го­слой­ной медиа сре­де, состо­я­щей как из тра­ди­ци­он­ных СМИ и их онлайн-вер­сий, а так­же из искон­но интер­нет-СМИ, не име­ю­щих печат­ных ана­ло­гов. Бес­спор­но, совре­мен­ный поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ный текст явля­ет­ся иде­аль­ным инстру­мен­том воз­дей­ствия в медиа­сре­де, так как не толь­ко соот­вет­ству­ет глав­но­му сущ­ност­но­му при­зна­ку совре­мен­но­го медиа­со­об­ще­ния — нали­чию эле­мен­тов раз­лич­ных семи­о­ти­че­ских систем, но и под­ра­зу­ме­ва­ет вос­при­я­тие инфор­ма­ции раз­ны­ми кана­ла­ми («при помо­щи раз­лич­ных модаль­но­стей» [Саба­дин 2022: 2020]), что явля­ет­ся одной из пред­по­сы­лок рас­смот­ре­ния его в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки как одной из форм суще­ство­ва­ния медиатекста.

Вслед за Т. Г. Доб­рос­клон­ской мы рас­смат­ри­ва­ем меди­а­текст как основ­ную дис­крет­ную еди­ни­цу медиа­по­то­ка, кото­рая мак­си­маль­но учи­ты­ва­ет осо­бен­но­сти кана­ла ком­му­ни­ка­ции: «Мож­но ска­зать, что текст — это сооб­ще­ние, меди­а­текст — это сооб­ще­ние плюс канал» [Доб­рос­клон­ская 2008: 52–53, 200]. Син­кре­ти­че­ская орга­ни­за­ция меди­а­тек­ста, отра­жа­ю­щая его объ­ем­ную и мно­го­уров­не­вую струк­ту­ру, обес­пе­чи­ва­ет в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции дости­же­ние синер­ге­ти­че­ско­го эффек­та, кото­рый про­яв­ля­ет­ся в когни­тив­ном, семан­ти­че­ском и мани­пу­ля­тив­ном аспек­тах. Соеди­не­ние язы­ко­вых и неязы­ко­вых (медий­ных) ком­по­нен­тов внут­ри поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­но­го тек­ста мно­го­крат­но уси­ли­ва­ет когни­тив­ную дея­тель­ность реци­пи­ен­та, кон­стру­и­ру­ет более слож­ные кон­цеп­ту­аль­ные смыс­лы и поз­во­ля­ет вли­ять на его интен­ци­о­наль­ные и идео­ло­ги­че­ские уста­нов­ки. Это­му так­же спо­соб­ству­ет выход меди­а­тек­ста за пре­де­лы не толь­ко тра­ди­ци­он­ных СМИ, таких как радио и теле­ви­де­ние, но и интер­нет-СМИ в дру­гие моду­сы интер­нет-дис­кур­са: соци­аль­ные сети, бло­ги или кана­лы (кото­рые тем не менее с функ­ци­о­наль­но-содер­жа­тель­ной точ­ки зре­ния так­же высту­па­ют сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции). Сего­дня меди­а­текст по сво­ей струк­ту­ре, содер­жа­нию и цели созда­ния уже далек от сво­е­го пер­во­на­чаль­но­го фор­ма­та и име­ет сле­ду­ю­щие дис­крет­ные харак­те­ри­сти­ки: откры­тость и опе­ра­тив­ность обнов­ле­ния кон­тен­та, поли­ко­до­вость, муль­ти­мо­даль­ность, гипер­тек­сту­аль­ность, высо­кая ком­му­ни­ка­тив­ность и поли­ло­гич­ность (бла­го­да­ря воз­мож­но­стям дву­сто­рон­ней и мно­го­сто­рон­ней свя­зи). По этим пара­мет­рам меди­а­текст схо­ден с поли­ко­до­во-мель­ти­мо­даль­ным тек­стом, рас­смат­ри­ва­е­мым в совре­мен­ной линг­ви­сти­ке тек­ста. Таким обра­зом, мы можем гово­рить о совре­мен­ном меди­а­тек­сте как о четы­рех­ком­по­нент­ной ком­му­ни­ка­тив­ной струк­ту­ре, кото­рая вклю­ча­ет текст, гипер­текст, изоб­ра­же­ние (дина­мич­ное и/или ста­тич­ное) и звук.

Таким обра­зом, сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что в меди­а­тек­сте, о необ­хо­ди­мо­сти все­сто­рон­не­го иссле­до­ва­ния кото­ро­го писа­ли еще Р. Водак и Б. Буш [Wodak, Busch 2004: 106], реа­ли­зу­ет­ся не толь­ко рече­вое воз­дей­ствие. Эле­мен­ты раз­лич­ных семи­о­ти­че­ских систем, функ­ци­о­ни­ру­ю­щие в совре­мен­ных сред­ствах ком­му­ни­ка­ции, выво­дят сте­пень их ком­му­ни­ка­тив­но­го вли­я­ния на адре­са­та на каче­ствен­но иной уро­вень инфор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия, делая его инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ским, кото­рое впи­сы­ва­ет­ся в совре­мен­ную кон­цеп­цию веде­ния инфор­ма­ци­он­ной вой­ны, или ýже — инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской вой­ны, опре­де­ля­ю­щей­ся как «про­ти­во­бор­ство сто­рон, кото­рое воз­ни­ка­ет из-за кон­флик­та инте­ре­сов и/или идео­ло­гий и осу­ществ­ля­ет­ся путем наме­рен­но­го, преж­де все­го язы­ко­во­го воз­дей­ствия на созна­ние про­тив­ни­ка (наро­да, кол­лек­ти­ва или отдель­ной лич­но­сти) для его когни­тив­но­го подав­ле­ния и/или под­чи­не­ния, а так­же посред­ством исполь­зо­ва­ния мер инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты от тако­го воз­дей­ствия» [Ско­во­род­ни­ков, Коп­ни­на 2016: 43]. Век­тор осу­ществ­ле­ния успеш­но­го инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та зави­сит от ряда фак­то­ров и праг­ма­ти­че­ских уста­но­вок: фак­тор адре­сан­та и адре­са­та, т. е. сов­па­де­ние их кон­цеп­ту­аль­ных кар­тин мира; а так­же обя­за­тель­ный учет воз­мож­но­сти воз­ник­но­ве­ния кон­траст­ной уста­нов­ки на вос­при­я­тие тек­ста, при­во­дя­щей к бло­ки­ро­ва­нию вос­при­ни­ма­е­мой инфор­ма­ции и отка­зу от чте­ния интер­нет-ресур­сов, не сов­па­да­ю­щих с соци­аль­но-поли­ти­че­ски­ми воз­зре­ни­я­ми авто­ра и потен­ци­аль­ной ауди­то­рии. Изу­че­ние упо­мя­ну­тых выше аспек­тов тре­бу­ет более деталь­ной и глу­бо­кой про­ра­бот­ки дан­ной темы с пози­ций пси­хо­ло­гии, поли­то­ло­гии и праг­ма­ти­ки, что не вхо­дит в зада­чи дан­но­го исследования.

Обще­при­зна­но, что совре­мен­но­го чело­ве­ка мож­но счи­тать осо­бен­но вос­при­им­чи­вым к вли­я­нию и мани­пу­ля­ции, что поз­во­ля­ет осу­ществ­лять каче­ствен­ное инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие на его мен­таль­ную сфе­ру бла­го­да­ря ряду вза­и­мо­свя­зан­ных фак­то­ров, кото­рые мож­но услов­но раз­де­лить на соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские и ком­му­ни­ка­тив­ные. Под пер­вы­ми из них авто­ры под­ра­зу­ме­ва­ют наме­рен­ное при­уче­ние чело­ве­ка к потреб­ле­нию спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ной инфор­ма­ции и лише­ние его спо­соб­но­сти кри­ти­че­ски ее оце­ни­вать. Это ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря повсе­мест­но­му фор­ми­ро­ва­нию обще­ства потреб­ле­ния через реклам­ный дис­курс, кото­рый в чис­ле дру­гих сопут­ству­ю­щих про­яв­ле­ний мас­со­вой куль­ту­ры опо­сре­до­ван­но создал у людей тоталь­ную зави­си­мость от полу­че­ния гото­вых мате­ри­аль­ных и нема­те­ри­аль­ных про­дук­тов. Кро­ме того, пред­ста­ви­те­ли совре­мен­но­го обще­ства были при­уче­ны к жиз­ни в усло­ви­ях мак­си­маль­но­го ком­фор­та и со вре­ме­нем ста­ли не гото­вы к изме­не­нию при­выч­но­го укла­да жиз­ни. Спе­ци­а­ли­сты мар­ке­тин­га и полит­тех­но­ло­гий исполь­зо­ва­ли это обсто­я­тель­ство в каче­стве осно­вы кам­па­ний, направ­лен­ных на фор­ми­ро­ва­ние и изме­не­ние обще­ствен­но­го мнения.

Тем не менее в усло­ви­ях совре­мен­но­го инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства ком­му­ни­ка­тив­ная состав­ля­ю­щая инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия попреж­не­му оста­ет­ся доми­нант­ной. Более того, в кон­тек­сте обост­ря­ю­ще­го­ся про­ти­во­сто­я­ния меж­ду гло­баль­ны­ми акто­ра­ми ее зна­че­ние толь­ко рас­тет. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что глав­ной сфе­рой жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­ка сего­дня ста­но­вит­ся нема­те­ри­аль­ная сре­да, а пре­об­ла­да­ю­щей сфе­рой меж­лич­ност­но­го вза­и­мо­дей­ствия высту­па­ет интер­нет, в кото­ром может дости­гать­ся мак­си­маль­но допу­сти­мый при совре­мен­ных тех­ни­че­ских воз­мож­но­стях воз­дей­ству­ю­щий эффект. Он ста­но­вит­ся воз­мо­жен бла­го­да­ря вза­и­мо­дей­ствию язы­ко­вых средств (тек­ста), изоб­ра­же­ния и зву­ко­вых эффек­тов в ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве меди­а­тек­ста, кото­рый, в свою оче­редь, встра­и­ва­ет­ся в еди­ный гипер­текст как вза­и­мо­свя­зан­ную сово­куп­ность тек­стов (меди­а­тек­стов), состав­ля­ю­щих интер­нет-дис­курс. Ины­ми сло­ва­ми, совре­мен­ная ком­му­ни­ка­тив­ная струк­ту­ра интер­не­та сво­дит­ся к дис­кур­со­об­ра­зу­ю­щей цепоч­ке «текст-меди­а­текст-гипер­текст» (как уточ­не­ние ранее пред­ло­жен­ной три­а­ды «текст-дис­курс-гипер­текст» [Ахре­но­ва 2016: 5]).

Сопри­ка­са­ясь с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью, созда­ва­е­мой меди­а­тек­стом, и погру­жа­ясь в нее с помо­щью чув­ствен­ных ана­ли­за­то­ров, чело­век ока­зы­ва­ет­ся в пози­ции вос­при­ни­ма­ю­ще­го «про­стран­ство в про­стран­стве» и испы­ты­ва­ю­ще­го эффект при­сут­ствия в дру­гом ком­му­ни­ка­тив­ном изме­ре­нии. Та же осо­бен­ность пси­хо­эмо­ци­о­наль­но­го «затя­ги­ва­ния» в дру­гой мир и мен­таль­но­го «отклю­че­ния» от дей­стви­тель­но­сти в той или иной сте­пе­ни при­су­ща зри­те­лям теат­раль­ных пред­став­ле­ний и кон­цер­тов, посе­ти­те­лям кино­те­ат­ров и выста­вок, люби­те­лям чте­ния и музы­ки. С одной сто­ро­ны, ими овла­де­ва­ет явле­ние фас­ци­на­ции, сни­ма­ю­щее воз­мож­ные ком­му­ни­ка­тив­ные барье­ры и уси­ли­ва­ю­щее воз­дей­ству­ю­щий эффект; с дру­гой, одно­вре­мен­но с этим они под­со­зна­тель­но про­еци­ру­ют транс­ли­ру­е­мые соци­аль­ные роли на себя и под­клю­ча­ют вооб­ра­же­ние, обост­ряя свои чув­ствен­ные пере­жи­ва­ния. Субъ­ек­тив­ное ощу­ще­ние пре­бы­ва­ния в иллю­зор­ной реаль­но­сти, искус­ствен­но фор­си­ру­е­мое раз­ви­тие сюже­та и высо­кое инфор­ма­ци­он­ное дав­ле­ние на еди­ни­цу вре­ме­ни a priori обес­пе­чи­ва­ют более высо­кий уро­вень воз­дей­ствия, чем в при­выч­ных усло­ви­ях окру­жа­ю­щей действительности.

Описание методики исследования

Оче­вид­но, что совре­мен­ное медиа­про­стран­ство пред­став­ля­ет­ся неод­но­род­ным и мно­го­об­раз­ным. Наря­ду с госу­дар­ствен­ны­ми новост­ны­ми меди­а­ги­ган­та­ми (РИА Ново­сти, ИТАР-ТАСС, «Рос­сий­ская газе­та» и т. д.) в медий­ном сег­мен­те суще­ству­ет боль­шое коли­че­ство медиа­хол­дин­гов, кото­ры­ми вла­де­ют част­ные ком­па­нии (Царь­град ТВ, «Ком­со­моль­ская прав­да» и др.). Все СМИ име­ют свою целе­вую ауди­то­рию, про­во­дят соб­ствен­ную инфор­ма­ци­он­ную поли­ти­ку и т. д. Одна­ко есть общая чер­та, объ­еди­ня­ю­щая их все — это их струк­ту­ра. Круп­ней­шие новост­ные медиа­хол­дин­ги, соглас­но дан­ным Brand Analytics, пред­став­лен­ные на рис. 1, вклю­ча­ют, поми­мо тра­ди­ци­он­ной печат­ной или теле­ви­зи­он­ной вер­сии, интер­нет-пор­тал, име­ют свои стра­ни­цы во всех соци­аль­ных сетях, теле­грам-кана­лы, мик­роб­ло­ги и бло­ги, а так­же пред­став­ле­ны в мес­сен­дже­рах. Таким обра­зом, фор­ми­ру­ет­ся гло­баль­ный поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ный меди­а­текст, объ­еди­нен­ный в еди­ный гло­баль­ный гипертекст.

Рис. 1. Рей­тинг медиа­ре­сур­сов
Источ­ник: https://​br​-analytics​.ru/​m​e​d​i​a​t​r​e​n​d​s​/​m​e​d​ia/

Для ана­ли­за и срав­не­ния были выбра­ны медиа­сре­ды госу­дар­ствен­но­го медиа­хол­дин­га РИА Ново­сти1, зани­ма­ю­ще­го пер­вое место в рей­тин­ге, и част­но­го хол­дин­га Царь­град ТВ2, кото­рый доста­точ­но про­тя­жен­ный про­ме­жу­ток вре­ме­ни вхо­дит в «Топ-20» при­ве­ден­но­го выше рейтинга.

Кро­ме того, для иллю­стра­ции неко­то­рых поло­же­ний были исполь­зо­ва­ны при­ме­ры поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ных тек­стов из теле­грам-кана­ла SputnikInt, фран­цуз­ско­го теле­ви­зи­он­но­го кана­ла France 24, видео­хо­стин­га YouTube, про­ци­ти­ро­ван­ные на ресур­сах, исполь­зу­е­мых в ста­тье в каче­стве мате­ри­а­ла для исследования.

Для дости­же­ния постав­лен­ной цели и реше­ния задач были исполь­зо­ва­ны сле­ду­ю­щие мето­ды иссле­до­ва­ния, вклю­ча­ю­щие опи­са­тель­ный, син­хрон­но-диа­хрон­ный и функ­ци­о­наль­ный мето­ды иссле­до­ва­ния, а так­же мето­ды кон­тек­сту­аль­но­го и ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ско­го анализа.

Анализ материала и результаты исследования

Для полу­че­ния наи­бо­лее объ­ек­тив­ных выво­дов о пер­су­а­зив­ном потен­ци­а­ле поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­но­го меди­а­тек­ста необ­хо­ди­мо про­ве­сти ана­лиз на струк­тур­ном и линг­во­праг­ма­ти­че­ском уровнях.

Структурные особенности современного медиатекста

Линг­во­праг­ма­ти­че­ский потен­ци­ал меди­а­тек­ста заклю­ча­ет­ся в кано­ни­че­ски постро­ен­ном зву­ча­щем или печат­ном вер­баль­ном тек­сте, уси­лен­ном ярким и образ­ным язы­ком, а так­же объ­еди­нен­ным гипер­тек­стом и гра­мот­но подо­бран­ным видео- и/или фото­ря­дом. Медиа­со­об­ще­ние подоб­но­го харак­те­ра кон­стру­и­ру­ет­ся и функ­ци­о­ни­ру­ет по ана­ло­гии с реклам­ны­ми тек­ста­ми, пред­став­лен­ны­ми, напри­мер, в глян­це­вых жур­на­лах, на стра­ни­цах бло­ге­ров и т. д. Высо­кая чис­лен­ность ауди­то­рии дости­га­ет­ся нали­чи­ем у ком­му­ни­ка­то­ра допол­ни­тель­ных средств рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции. Так, напри­мер, как гово­ри­лось выше, круп­ные новост­ные агре­га­то­ры обра­зу­ют осо­бую эко­си­сте­му, где, кро­ме соб­ствен­но пор­та­ла, пред­став­ле­ны стра­ни­цы в соци­аль­ных сетях и опе­ра­тив­но обнов­ля­е­мые кана­лы в мес­сен­дже­рах типа теле­гра­ма, где опе­ра­тив­но пуб­ли­ку­ют­ся крат­кие замет­ки об акту­аль­ных собы­ти­ях или дуб­ли­ру­ют­ся сооб­ще­ния с основ­но­го сай­та. Несмот­ря на кажу­щу­ю­ся сво­бо­ду струк­ту­ры, такие меди­а­тек­сты име­ют устой­чи­вую систе­му. Неко­то­рые из них содер­жат эле­мен­ты сто­ри­тел­лин­га, в рам­ках кото­ро­го сна­ча­ла опи­сы­ва­ет­ся типич­ная ситу­а­ция, затем пред­ла­га­ет­ся точ­ка зре­ния экс­пер­тов на ситу­а­цию, рас­ска­зы­ва­ет­ся автор­ское виде­ние про­бле­мы и при­сут­ству­ет воз­мож­ность даль­ней­ше­го раз­ви­тия темы через обсуждение.

Так, на струк­тур­ном уровне в уст­ном и пись­мен­ном меди­а­тек­сте мож­но выде­лить четы­ре основ­ные части по ана­ло­гии с тра­ди­ци­он­ным печат­ным тек­стом пуб­ли­ци­сти­че­ско­го сти­ля: заго­ло­вок, кото­рый часто явля­ет­ся сло­га­ном; вве­де­ние; основ­ной текст; заклю­че­ние, содер­жа­щее так назы­ва­е­мую эхо-фра­зу, пред­на­зна­чен­ную для пере­да­чи основ­ной идеи все­го повест­во­ва­ния, при­ме­ры кото­рых при­ве­де­ны ниже в таб­ли­це. Одна­ко для повы­ше­ния воз­дей­ствия на мас­со­вую ауди­то­рию авто­ры предо­став­ля­ют воз­мож­ность ком­мен­ти­ро­ва­ния сво­е­го сооб­ще­ния или выра­же­ния эмо­ци­о­наль­ной реак­ции с помо­щью эмод­зи, ярких сти­ке­ров и др. Эти эле­мен­ты мож­но счи­тать пятой состав­ной (факуль­та­тив­ной) частью, кото­рая харак­тер­на для меди­а­тек­ста, функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го в интер­не­те. Они созда­ют иллю­зию лич­но­го обще­ния адре­са­та и адре­сан­та, а так­же поз­во­ля­ют общать­ся ком­му­ни­кан­там на гори­зон­таль­ном уровне, что в усло­ви­ях огра­ни­чен­но­сти «живо­го» меж­лич­ност­но­го обще­ния мно­го­крат­но уве­ли­чи­ва­ет воз­дей­ству­ю­щий эффект. Он дости­га­ет­ся осо­бой атмо­сфе­рой вза­и­мо­дей­ствия, симу­ли­ро­ва­ни­ем «живой» сре­ды, где важ­но мне­ние каж­до­го, осу­ществ­ле­ни­ем обме­на опы­том и инфор­ма­ци­ей в режи­ме реаль­но­го времени.

Примеры оформления структурных частей медиатекста
Струк­тур­ный эле­ментРИА Ново­стиЦарь­град ТВ
Заго­ло­вок

1. На бор­ту «Луны-25» про­изо­шла нештат­ная ситуация

2. «Злость и бес­по­мощ­ность». Заха­ро­ва объ­яс­ни­ла сло­ва Бор­ре­ля о России

1. В ОДИНОЧКУ ПРОТИВ 50 СТРАН: СЕКРЕТ РУССКОГО ЧУДА ПОРАЗИЛ ИНОСТРАНЦЕВ.

2. ШКОЛЬНЫЙ АВТОБУС С ДЕТЬМИ ВЫЛЕТЕЛ С ТРАССЫ: ЖЕСТКОЕ ДТП ОБЕРНУЛОСЬ УГОЛОВНЫМ ДЕЛОМ

Вве­де­ние

1. Заха­ро­ва срав­ни­ла ЕС с банк­ро­том после оскорб­ле­ний Бор­ре­ля в адрес РФ.

2. «Рос­кос­мос» заявил о нештат­ной ситу­а­ции на бор­ту стан­ции «Луна-25»

1. Школь­ный авто­бус с детьми выле­тел с трас­сы в Перм­ском крае. Жест­кое ДТП обер­ну­лось уго­лов­ным делом. За рас­сле­до­ва­ние взя­лись сотруд­ни­ки СК России.

2. В рам­ках выстав­ки «Армия-2023» под руко­вод­ством заме­сти­те­ля мини­стра обо­ро­ны Рус­ла­на Цали­ко­ва и совет­ни­ка мини­стра обо­ро­ны Андрея Иль­ниц­ко­го про­шел круг­лый стол, посвя­щен­ный мен­таль­ной войне. Фак­ти­че­ски собрав­ши­е­ся круп­ней­шие экс­пер­ты гово­ри­ли о стра­те­гии побе­ды над Запа­дом. Не толь­ко на Укра­ине, но в миро­вом мас­шта­бе. Глав­ный бой, конеч­но, идет за умы. Но выиг­рать его невоз­мож­но без ядер­но­го оружия

Заклю­че­ние

После нача­ла рос­сий­ской воен­ной спе­цо­пе­ра­ции на Укра­ине запад­ные стра­ны уси­ли­ли санк­ци­он­ное дав­ле­ние на Моск­ву. По сло­вам пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на, поли­ти­ка сдер­жи­ва­ния и ослаб­ле­ния Рос­сии — дол­го­сроч­ная стра­те­гия Запа­да, но санк­ции нанес­ли серьез­ный удар по всей миро­вой экономике.

Как отме­чал пре­мьер-министр Миха­ил Мишу­ст­ин, сей­час рос­сий­ская эко­но­ми­ка пока­зы­ва­ет устой­чи­вый рост и инте­рес к ней рас­тет, несмот­ря на все попыт­ки оппо­нен­тов отре­зать ее от гло­баль­ных про­из­вод­ствен­ных цепо­чек, логи­сти­че­ских марш­ру­тов и систем финан­со­вых расчетов

Что с того

Будем чест­ны. Что­бы выиг­рать мен­таль­ную вой­ну, необ­хо­ди­мо пока­зать готов­ность к ядер­ной войне, к при­ме­не­нию ядер­но­го ору­жия. Это, пови­ди­мо­му, на сего­дня оста­ет­ся мне­ни­ем круп­ней­ших экс­пер­тов. Но это — усло­вие побе­ды необ­хо­ди­мое, но не доста­точ­ное. Доста­точ­ное в том, что­бы боль­шин­ство граж­дан ста­ли участ­ни­ка­ми пер­вой, вою­ю­щей Рос­сии. Рос­сия сто­лич­ная долж­на стать вою­ю­щей. Дру­го­го выхо­да нет

Заго­ло­вок мож­но счи­тать самой важ­ной частью меди­а­тек­ста, так как в нем отра­жа­ют­ся основ­ная тема и посыл все­го тек­ста. Его глав­ная зада­ча состо­ит в при­вле­че­нии вни­ма­ния и про­буж­де­нии инте­ре­са реци­пи­ен­та; в слу­чае с рекла­мой может при­сут­ство­вать при­зыв попро­бо­вать опре­де­лен­ный товар. Автор может исполь­зо­вать импе­ра­тив­ные и эмфа­ти­че­ские кон­струк­ции, напри­мер «Гово­рю вам, мы сле­ду­ю­щие! Шесть секунд пани­ки пре­мье­ра Сло­ва­кии», интер­текст в виде цита­ты, калам­бу­ра или сме­ше­ния семи­о­ти­че­ских кодов (напри­мер, циф­ро­вые обо­зна­че­ния и текст); не соблю­дать неко­то­рые грам­ма­ти­че­ские нор­мы (про­пус­ка­ет артик­ли, модаль­но­сти, вво­дит сокра­ще­ния и др.), что харак­тер­но для пра­вил постро­е­ния заго­лов­ков в печат­ной прес­се; исполь­зо­вать наро­чи­то раз­го­вор­ную лек­си­ку с целью пре­да­ния допол­ни­тель­ной эмо­ци­о­наль­но­сти, при­вле­че­нию более широ­кой ауди­то­рии чита­те­лей из раз­ных соци­аль­ных и куль­тур­ных сло­ев. Подоб­ная лек­си­ка чаще все­го встре­ча­ет­ся в текстах част­ной медиасреды.

Во вве­де­нии про­ис­хо­дит поста­нов­ка общей про­бле­мы меди­а­тек­ста, выде­ля­ют­ся клю­че­вые момен­ты, к кото­рым автор хотел бы при­влечь вни­ма­ние и кото­рые будут осве­ще­ны далее, в том чис­ле в обра­ще­нии к адресатам.

В зави­си­мо­сти от ком­му­ни­ка­тив­ной уста­нов­ки в вер­баль­ной (пись­мен­ной) части меди­а­тек­ста может быть несколь­ко абза­цев, каж­дый из кото­рых содер­жит отдель­ную интер­пре­ти­ру­е­мую авто­ром идею. С целью повы­ше­ния воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та авто­ры при­бе­га­ют как к раци­о­наль­ной, так и эмо­ци­о­наль­ной аргу­мен­та­ции, часто при­во­дит­ся пря­мая речь. Абзац основ­ной части обра­зу­ет свое­об­раз­ный фрейм, состо­я­щий из пред­ло­же­ния-тези­са, отра­жа­ю­ще­го основ­ную его идею, несколь­ких аргу­мен­тов, под­дер­жи­ва­ю­щих основ­ную идею, и пред­ло­же­ния-пере­хо­да к сле­ду­ю­ще­му абза­цу, сум­ми­ру­ю­ще­го ска­зан­ное в нем. Срав­ни­вая тек­сты основ­ной части ста­тей в при­ве­ден­ных изда­ни­ях, необ­хо­ди­мо отме­тить, что аргу­мен­та­ция быва­ет крат­кая, раз­вер­ну­тая и кон­ста­ти­ру­ю­щая. Одна­ко в текстах част­ных изда­ний пре­об­ла­да­ет раз­вер­ну­тая и кон­ста­ти­ру­ю­щая аргу­мен­та­ция, когда в госу­дар­ствен­ных СМИ, рас­счи­тан­ных на более широ­кую и раз­но­об­раз­ную ауди­то­рию, пре­об­ла­да­ет крат­кая и кон­ста­ти­ру­ю­щая типы аргументации.

В заклю­че­нии автор обоб­ща­ет все тези­сы, выска­зан­ные ранее, выра­жа­ет лич­ное мне­ние о пред­ме­те рас­суж­де­ния, часто при­гла­ша­ет к дис­кус­сии далее в ком­мен­та­ри­ях, дает­ся крат­кий обзор ситу­а­ции вокруг обсуж­да­е­мой про­бле­мы. Чаще все­го для это­го исполь­зу­ет­ся так назы­ва­е­мая эхо-фра­за, кото­рая, как пра­ви­ло, носит субъ­ек­тив­но-оце­ноч­ный и пре­це­дент­ный харак­тер. Она име­ет боль­шую важ­ность для меди­а­тек­ста, так как чаще все­го адре­сат, заин­те­ре­со­вав­шись заго­лов­ком, про­смат­ри­ва­ет текст и затем вни­ма­тель­но чита­ет имен­но заклю­че­ние. Как след­ствие, выво­ды дела­ют­ся на осно­ве эхо-фра­зы. Таким обра­зом, основ­ны­ми функ­ци­я­ми завер­ша­ю­щей части мож­но счи­тать: повто­ре­ние основ­ной мыс­ли тек­ста и при­да­ние ему закон­чен­но­сти. Так­же исполь­зу­ет­ся откры­тое заклю­че­ние (open-ending), либо заклю­че­ние, откры­то демон­стри­ру­ю­щее пози­цию авто­ра, что­бы спро­во­ци­ро­вать чита­те­ля оста­вить свой отзыв в ком­мен­та­ри­ях, напи­сать в соц­се­тях и т. д. Предо­став­ляя воз­мож­ность ком­мен­ти­ро­ва­ния, автор раз­ру­ша­ет некий барьер меж­ду ним и чита­те­лем, что поз­во­ля­ет создать иллю­зию важ­но­сти мне­ния чита­те­ля, а так­же спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию у него дове­ри­тель­но­го отно­ше­ния к пуб­ли­ка­ции. Таким вовле­че­ни­ем под­пис­чи­ков в обсуж­де­ние ком­му­ни­ка­тор фор­ми­ру­ет опре­де­лен­ную соци­аль­ную установку.

Гипер­тек­сту­аль­ность совре­мен­ных СМИ и меди­а­тек­ста мож­но счи­тать зало­гом их ком­му­ни­ка­тив­ной эффек­тив­но­сти, что спо­соб­ству­ет транс­ля­ции соци­аль­но-полез­ных све­де­ний, прав­ди­вость и про­ве­ря­е­мость кото­рых дости­га­ет­ся через гиперс­сыл­ки на их пер­во­ис­точ­ни­ки. Кро­ме того, ссыл­ки на бло­ги, соци­аль­ные сети, теле­грам-кана­лы и дру­гие источ­ни­ки могут создать эффек­тив­но рабо­та­ю­щее про­стран­ство, где задан нуж­ный марш­рут поис­ка инфор­ма­ции с созвуч­ны­ми автор­ским аргу­мен­та­ми. В свя­зи с этим эффек­тив­ность инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия опре­де­ля­ет­ся про­цент­ным коли­че­ством субъ­ек­тов, под­дав­ших­ся вли­я­нию. Обще­при­знан­но, что подоб­ное вли­я­ние зави­сит от лич­ност­ных, соци­аль­ных и ситу­а­тив­ных фак­то­ров, а так­же от спо­со­ба пред­став­ле­ния инфор­ма­ции. Этот при­ем спо­соб­ству­ет охва­ту более широ­кой ауди­то­рии, делая пода­чу и пред­став­ле­ние мате­ри­а­ла более объ­ек­тив­ной и вызы­ва­ю­щей дове­рие у ауди­то­рии с целью удер­жа­ния ее вни­ма­ния, фор­ми­ро­ва­ния нуж­но­го вос­при­я­тия про­бле­мы сре­ди пред­ста­ви­те­лей раз­ных воз­раст­ных групп, типов лич­но­сти. Таким обра­зом, инфор­ма­ция, пред­став­лен­ная в гото­вом виде, поз­во­лит избе­жать чте­ния ресур­сов с про­ти­во­по­лож­ной точ­кой зре­ния и сфор­ми­ро­вать нуж­ное отпра­ви­те­лю мне­ние у реципиентов.

Эффек­тив­ность сооб­ще­ния зави­сит так­же и от пол­но­ты вос­при­ни­ма­е­мой реци­пи­ен­том инфор­ма­ции, кото­рая ока­зы­ва­ет­ся плос­кост­ной в резуль­та­те отсут­ствия визу­а­ли­за­ции, а так­же от запо­ми­на­ния им этой инфор­ма­ции, объ­ем кото­рой спу­стя две неде­ли не пре­вы­ша­ет 10 % от про­чи­тан­но­го [Lee, Reeves 2018]. Печат­ная или руко­пис­ная стра­ни­ца, содер­жа­щая лишь строч­ки язы­ко­вых зна­ков, состав­ля­ю­щих сплош­ной текст, остав­ля­ет реци­пи­ен­та без опо­ры на визу­а­ли­зи­ро­ван­ные обра­зы и неред­ко при­во­дит его к абстракт­но­му пони­ма­нию сооб­ще­ния. Отсю­да сле­ду­ет, что эффек­тив­ность сооб­ще­ния зави­сит и от его пра­виль­но­го пони­ма­ния ауди­то­ри­ей, кото­рое может кор­рек­ти­ро­вать­ся при его визу­аль­ном сопро­вож­де­нии. Ста­тич­ная кар­тин­ка или видео­ро­лик могут как допол­нять тек­сто­вую инфор­ма­цию, так и воз­дей­ство­вать изо­ли­ро­ван­но. Кро­ме того, они завер­ша­ют фор­ми­ро­ва­ние в созна­нии чело­ве­ка кон­цеп­ту­аль­ных смыс­лов и дела­ют финаль­ный инфор­ма­ци­он­ный посыл осо­бен­но емким (рис. 2): «Новая ком­му­ни­ка­тив­ная ситу­а­ция в мире потре­бо­ва­ла появ­ле­ния иных, сме­шан­ных типов репре­зен­та­ции инфор­ма­ции неред­ко с мини­маль­ным при­сут­стви­ем вер­баль­но­го тек­ста, понят­ных боль­шо­му чис­лу людей, то есть поли­ко­до­вых тек­стов» [Мак­си­мен­ко 2012: 95–96].

Рис. 2. Соче­та­ние вер­баль­ных и невер­баль­ных эле­мен­тов в меди­а­тек­сте
Источ­ник: https://t.me/SputnikInt.

При­ве­ден­ный при­мер слу­жит иллю­стра­ци­ей фор­ми­ро­ва­ния нега­тив­но­го отно­ше­ния к фак­ту обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти Лат­ви­ей, что на вер­баль­ном уровне под­креп­ля­ет­ся син­так­си­че­ски­ми при­е­ма­ми, а имен­но: 1) напи­са­ни­ем слов сво­бо­да и само­сто­я­тель­ность в кавыч­ках; 2) поста­нов­кой рито­ри­че­ско­го вопро­са, отве­том на кото­рый слу­жит инфо­гра­фи­ка в соче­та­нии с огла­ше­ни­ем шоки­ру­ю­ще­го фак­та, понят­но­го не толь­ко спе­ци­а­ли­стам, но и обы­ва­те­лям — зна­чи­тель­ное сни­же­ние рождаемости.

То же самое каса­ет­ся и инфор­ма­ции, вос­при­ни­ма­е­мой на слух: этот аку­сти­че­ский канал счи­та­ет­ся основ­ным сред­ством рече­вой ком­му­ни­ка­ции [Голи­цын, Пет­ров 2007: 177], через него про­ни­ка­ют не толь­ко вер­баль­ные, но и дру­гие зву­ко­вые эле­мен­ты сооб­ще­ния. Они при­да­ют послед­не­му допол­ни­тель­ные смыс­ло­вые оттен­ки, недо­ступ­ные при изо­ли­ро­ван­ном вос­при­я­тии уст­но­го тек­ста, и дела­ют усло­вия ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции более реа­ли­стич­ны­ми, пси­хо­ло­гич­ны­ми и при­вле­ка­тель­ны­ми (либо, наобо­рот, оттал­ки­ва­ю­щи­ми) для адре­са­та. С уче­том фоне­ти­че­ских осо­бен­но­стей речи гово­ря­ще­го это в конеч­ном сче­те ведет к повы­ше­нию воз­дей­ству­ю­ще­го потен­ци­а­ла сооб­ще­ния и его более пол­но­му пони­ма­нию. Типич­ны­ми при­ме­ра­ми подоб­но­го поли­ко­до­во­го воз­дей­ствия мож­но счи­тать радио­эфир, зву­ко­за­пись (аудиок­ни­ги, пес­ни и т. п.), неко­то­рые музы­каль­но-теат­раль­ные жан­ры и др.

Таким обра­зом, в набо­ре экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров осо­бую роль игра­ют неязы­ко­вые эле­мен­ты ауди­аль­но­го и визу­аль­но­го сопро­вож­де­ния, кото­рые выво­дят харак­те­ри­сти­ки ком­му­ни­ка­ции за пре­де­лы тра­ди­ци­он­но­го вер­баль­но­го вза­и­мо­дей­ствия в сфе­ру более объ­ем­но­го, поли­ко­до­во­го оформ­ле­ния. В этом слу­чае мно­го­мер­ное напол­не­ние сооб­ще­ния обес­пе­чи­ва­ет более высо­кий уро­вень воз­дей­ствия и вынуж­да­ет орга­ны слу­ха и зре­ния реци­пи­ен­та, кото­рые ранее ори­ен­ти­ро­ва­лись лишь на лек­си­че­ские, фоне­ти­че­ские и кине­ти­че­ские харак­те­ри­сти­ки адре­сан­та, под­клю­чать­ся к вос­при­я­тию допол­ни­тель­ной, аудио­ви­зу­аль­ной инфор­ма­ции. Нема­ло­важ­ным явля­ет­ся и тот факт, что инфор­ма­ция, выра­жен­ная неязы­ко­вы­ми сред­ства­ми, высту­па­ет осно­вой форм воз­дей­ствия, «направ­лен­ных преж­де все­го на под­со­зна­тель­ный ком­по­нент пси­хи­ки» [Пана­рин 2012: 66]. Нако­нец, в усло­ви­ях мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции ауди­то­рия обыч­но испы­ты­ва­ет боль­шее дове­рие имен­но к невер­баль­ной инфор­ма­ции, чем к вер­баль­ной [Пиро­го­ва 2001].

Основ­ные пер­цеп­тив­ные орга­ны чувств чело­ве­ка, зре­ние и слух, обес­пе­чи­ва­ют вос­при­я­тие свы­ше 90 % посту­па­ю­щей инфор­ма­ции [Pease 2000: 53]. Совре­мен­ный мир осно­ван на обра­зах и ассо­ци­а­ци­ях [Сухо­те­рин, Юдин­цев 2007: 181], кото­рые в усло­ви­ях визу­а­ли­за­ции инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства запо­ми­на­ют­ся луч­ше тек­ста в его язы­ко­вом про­яв­ле­нии. Еще эффек­тив­нее с точ­ки зре­ния закреп­ле­ния инфор­ма­ции в памя­ти визу­аль­ное наблю­де­ние за про­ис­хо­дя­щим и про­смотр видео­фраг­мен­тов: «Бла­го­да­ря уме­ло­му исполь­зо­ва­нию зву­ка и обра­за мы можем добить­ся отож­деств­ле­ния зри­те­ля с жиз­нен­ной ситу­а­ци­ей на экране. Это отож­деств­ле­ние обес­пе­чи­ва­ет эффек­тив­ную ком­му­ни­ка­цию» [Dale 1954: 214]. И, что самое глав­ное, визу­аль­ное неста­тич­ное изоб­ра­же­ние спо­соб­но изме­нять отно­ше­ние ауди­то­рии к тем или иным явле­ни­ям [Dale 1954: 215].

С. Г. Кара-Мур­за в каче­стве при­ме­ра при­во­дит фено­мен теле­ви­де­ния, кото­рое «опе­ри­ру­ет одно­вре­мен­но тек­стом, музы­кой и зри­тель­но вос­при­ни­ма­е­мы­ми дви­жу­щи­ми­ся обра­за­ми», в резуль­та­те чего «обла­да­ет исклю­чи­тель­но высо­кой, маги­че­ской спо­соб­но­стью сосре­до­то­чи­вать, рас­се­и­вать и пере­клю­чать вни­ма­ние зри­те­ля» [Кара-Мур­за 2005: 198] (рис. 3). Эффек­тив­ность соче­та­ния раз­лич­ных форм вер­баль­но­го и невер­баль­но­го воз­дей­ствия заклю­ча­ет­ся в том, что такой под­ход «моби­ли­зу­ет пери­фе­ри­че­ские систе­мы вни­ма­ния» и «обес­пе­чи­ва­ет боль­шую избы­точ­ность инфор­ма­ции в цен­траль­ной инте­гри­ру­ю­щей систе­ме. Чем боль­ше избы­точ­ность, тем мень­ших уси­лий тре­бу­ет вос­при­я­тие сооб­ще­ния» [Кара-Мур­за 2005: 198].

Рис. 3. Меди­а­текст в теле­ви­де­нии
Источ­ник: https://​www​.france24​.com/

Визу­аль­ное вос­при­я­тие реци­пи­ен­том руко­твор­ных объ­ек­тов и кон­стру­и­ру­е­мых в медиа­про­стран­стве изоб­ра­же­ний ори­ен­ти­ру­ет­ся на сте­пень совер­шен­ства их форм, кото­рые дизай­не­ры, полит­тех­но­ло­ги и медиа­спе­ци­а­ли­сты стре­мят­ся при­бли­зить к иде­аль­ной про­пор­ции «золо­то­го сече­ния». Этот фено­мен широ­ко экс­плу­а­ти­ру­ет­ся в сфе­ре рекла­мы: «бла­го­да­ря встре­че с таки­ми фор­ма­ми акти­ви­зи­ру­ет­ся, ожив­ля­ет­ся весь про­цесс вос­при­я­тия, воз­ни­ка­ет поло­жи­тель­ная эмо­ция и уси­ли­ва­ет­ся воз­дей­ствие реклам­но­го сооб­ще­ния» [Голи­цын, Пет­ров 2007: 207]. На совер­шен­ство при­род­ных про­пор­ций ори­ен­ти­ру­ют­ся и в сфе­рах про­па­ган­ды и PR. Каж­дый из видов искус­ства (лите­ра­ту­ра, музы­ка, театр и др.), транс­ли­ру­ю­щий на мас­со­вую ауди­то­рию свои про­из­ве­де­ния (фак­ти­че­ски явля­ю­щи­е­ся меди­а­тек­ста­ми), осно­ван на «инфор­ма­ци­он­но-совер­шен­ству­ю­щем» воз­дей­ствии раз­ных типов (язы­ко­во­го, визу­аль­но­го или ауди­аль­но­го) [Голи­цын, Пет­ров 2007: 208].

Поли­ко­до­вое сооб­ще­ние ста­но­вит­ся муль­ти­мо­даль­ным при одно­вре­мен­ном задей­ство­ва­нии несколь­ких чув­ствен­ных ана­ли­за­то­ров реци­пи­ен­та. Так, кро­ме одно­вре­мен­но­го зри­тель­но­го вос­при­я­тия визу­аль­ной инфор­ма­ции и рече­во­го про­из­ве­де­ния пись­мен­но­го харак­те­ра, зву­ко­вой инфор­ма­ции неязы­ко­вой при­ро­ды и уст­но­го рече­во­го про­из­ве­де­ния воз­мож­ны иные вари­ан­ты соче­та­ния, напри­мер пере­крест­ные (зри­тель­ная инфор­ма­ция с уст­ной речью или ауди­аль­ная инфор­ма­ция с пись­мен­ной речью). Апо­ге­ем ком­плекс­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та высту­па­ют слу­чаи тех­ни­че­ски совер­шен­ных ком­би­на­ций аудио­ви­зу­аль­ной инфор­ма­ции с уст­ны­ми и пись­мен­ны­ми тек­ста­ми в интернете.

Хотя теле­ви­де­ние часто так­же отве­ча­ет этим харак­те­ри­сти­кам, вир­ту­аль­ная сре­да гло­баль­ной сети более совер­шен­на с точ­ки зре­ния воз­дей­ству­ю­ще­го эффек­та. Интер­нет стал квинт­эс­сен­ци­ей раз­ви­тия СМИ, вобрав и ретранс­ли­руя их в себе. Кро­ме того, что он обла­да­ет наи­боль­шей ауди­то­ри­ей, насчи­ты­ва­ю­щей несколь­ко мил­ли­ар­дов чело­век по все­му миру, в его ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве высо­ко­го уров­ня раз­ви­тия достиг­ла интер­ак­тив­ность, нахо­дя­щая свое выра­же­ние в непо­сред­ствен­ном обще­нии источ­ни­ка инфор­ма­ции и реци­пи­ен­тов через обрат­ную связь, воз­мож­ность остав­лять ком­мен­та­рии к ново­стям, под­клю­чать­ся к обсуж­де­нию кон­тен­та и т. д. Поль­зо­ва­тель может сле­дить за отве­та­ми на ком­мен­та­рии и всту­пать в ком­му­ни­ка­цию по сво­е­му усмот­ре­нию и раз­ме­щать какую-либо информацию.

Рис. 4. Гипер­тек­сту­аль­ность меди­а­тек­стов
Источ­ник: https://​www​.youtube​.com.

Вза­и­мо­дей­ствие ком­му­ни­кан­тов, про­хо­дя­щее вокруг опре­де­лен­но­го меди­а­тек­ста, есть не что иное, как про­из­вод­ство новых рече­вых и нере­че­вых про­из­ве­де­ний, новых медиа­со­об­ще­ний, состав­ля­ю­щих отдель­ный сег­мент гло­баль­но­го гипер­тек­ста, про­ни­зы­ва­ю­ще­го интер­нет-дис­курс и высту­па­ю­ще­го важ­ным линг­во­праг­ма­ти­че­ским фак­то­ром ком­му­ни­ка­ции (рис. 4).

Лингвопрагматические установки, стратегии и приемы организации информации в медиатексте

Основ­ные линг­во­праг­ма­ти­че­ские уста­нов­ки меди­а­тек­ста в кон­тек­сте инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия состо­ят в следующем:

1. Меди­а­тек­сты диф­фе­рен­ци­ро­ва­ны по жан­ру и адре­са­ту и ком­му­ни­ка­тив­но орга­ни­зо­ва­ны в соот­вет­ствии с эти­ми фак­то­ра­ми. Реци­пи­ент обра­ща­ет вни­ма­ние на тот меди­а­текст, кото­рый явля­ет­ся брос­ким, акту­аль­ным, реле­вант­ным и доста­точ­но лако­нич­ным с уче­том общей тен­ден­ции к сокра­ще­нию вер­баль­но­го ком­по­нен­та в сооб­ще­нии. На уровне созна­ния полу­ча­е­мая инфор­ма­ция про­хо­дит через внут­рен­ние миро­воз­зрен­че­ские уста­нов­ки и ком­плекс ассо­ци­а­ций, сте­рео­ти­пов и убеж­де­ний адресата.

2. Изоб­ра­же­ние (как и зву­ко­вой эле­мент) состав­ля­ет экс­тра­линг­ви­сти­че­скую и частич­но пара­линг­ви­сти­че­скую части сооб­ще­ния. Неза­ви­си­мо от доли невер­баль­но­го ком­по­нен­та в меди­а­тек­сте реци­пи­ент, как пра­ви­ло, в первую оче­редь обра­ща­ет вни­ма­ние имен­но на него (исклю­че­ни­ем явля­ют­ся видео­ро­ли­ки, не име­ю­щие функ­ции авто­вос­про­из­ве­де­ния). Затем адре­сат, руко­вод­ству­ясь прин­ци­па­ми про­смот­ро­во­го чте­ния, «захва­ты­ва­ет» взгля­дом текст, напи­сан­ный круп­ным шриф­том (имен­но поэто­му все заго­лов­ки мате­ри­а­лов Царь­град ТВ напи­са­ны про­пис­ны­ми бук­ва­ми), и видит его пол­но­стью или отдель­ные клю­че­вые лек­си­че­ские еди­ни­цы. До мел­кош­риф­то­во­го тек­ста он может и не добрать­ся — его про­чи­ты­ва­ют в послед­нюю оче­редь и дале­ко не все­гда. В этом слу­чае кон­цеп­ту­аль­ная уста­нов­ка сооб­ще­ния «дострук­ту­ри­ру­ет­ся» этой частью тек­ста и фор­ми­ру­ет­ся в его созна­нии в заду­ман­ном ком­му­ни­ка­то­ром виде. Так или ина­че сооб­ще­ние долж­но отве­чать тре­бо­ва­нию конгруэнтности.

3. Меди­а­текст, состо­я­щий исклю­чи­тель­но из язы­ко­вой части, потен­ци­аль­но сво­дит­ся к линей­но­му тек­сту, встра­и­ва­ясь при этом в общее ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство медиа­дис­кур­са (интер­нет-дис­кур­са). Он будет вос­тре­бо­ван при доста­точ­ной аргу­мен­ти­ро­ван­но­сти фак­та­ми, ста­ти­сти­кой и рас­суж­де­ни­я­ми авто­ра, сораз­мер­ной насы­щен­но­сти субъ­ек­тив­но-оце­ноч­ной и эмо­ци­о­наль­ной лек­си­кой, орга­нич­ном рито­ри­че­ском и син­так­си­че­ском оформ­ле­нии. Инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие в таком сооб­ще­нии сокра­ща­ет­ся до рече­во­го, но может сохра­нять опре­де­лен­ные аудио­ви­зу­аль­ные ком­по­нен­ты, при­су­щие гипер­тек­сту и кос­вен­но вли­я­ю­щие на адресата.

4. Вос­тре­бо­ван­ность меди­а­тек­ста повы­ша­ет так назы­ва­е­мый вирус право­ты [Илья­хов 2021: 110]. Ком­му­ни­ка­тор дол­жен быть хоро­шо осве­дом­лен о пред­по­чте­ни­ях сво­ей целе­вой ауди­то­рии. По ана­ло­гии с реклам­ным тек­стом меди­а­текст дол­жен вклю­чать абстрак­ции и при­ме­ры как из лич­но­го опы­та авто­ра или извест­ных медий­ных лич­но­стей, так и широ­ко извест­ные слу­чаи, уже вызвав­шие жела­е­мый и необ­хо­ди­мый для кон­тек­ста отклик или реак­цию; неба­наль­ное автор­ское мне­ние, кото­рое стро­ит­ся по фор­му­ле «про­бле­ма — обще­при­ня­тая точ­ка зре­ния — автор­ская пози­ция с воз­мож­ным реше­ни­ем». В дан­ном слу­чае эффек­тив­ным счи­та­ет­ся при­ве­де­ние точ­ки зре­ния при­знан­ных целе­вой ауди­то­ри­ей экс­пер­тов, оформ­лен­ной в виде цита­ты: «Так что все это ска­за­но Бор­ре­лем от зави­сти и бес­по­мощ­но­сти», — заклю­чи­ла Заха­ро­ва; «Рас­тет угро­за гло­баль­ной вой­ны. В этих усло­ви­ях мы долж­ны гово­рить миру, что мы сдер­жи­ва­ем гло­баль­ную вой­ну. Нуж­но пере­хо­дить в наступ­ле­ние в идей­ной обла­сти. Про­дви­гать рус­скую идею и меч­ту. Нуж­но гово­рить всем, каким мы хотим сде­лать мир. Запад уни­что­жа­ет в чело­ве­ке Бога. Мы долж­ны под­нять зна­мя ново­го гума­низ­ма. Смысл жиз­ни чело­ве­ка — в слу­же­нии. Мы за собор­ность», — ска­зал Сер­гей Караганов.

5. Несмот­ря на то, что в тра­ди­ци­он­ном тек­сте пуб­ли­ци­сти­че­ско­го жан­ра реко­мен­до­ва­но избе­гать пер­со­на­ли­за­ции, в совре­мен­ном меди­а­тек­сте, напро­тив, она исполь­зу­ет­ся для при­вле­че­ния вни­ма­ния ауди­то­рии и уста­нов­ле­ния с ней кон­так­та через лич­ное обра­ще­ние и нефор­маль­ную лек­си­ку. С одной сто­ро­ны, это спо­соб­ству­ет раз­ру­ше­нию барье­ров и ими­та­ции бли­зо­сти с адре­са­том сооб­ще­ния; с дру­гой — этот при­ем тре­бу­ет уме­ло­го и уме­рен­но­го исполь­зо­ва­ния, посколь­ку в опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах может пси­хо­ло­ги­че­ски оттал­ки­вать ауди­то­рию. Дан­ные при­ме­ры нагляд­но это демон­стри­ру­ют: Интел­лек­ту­аль­ная напря­жен­ность дис­кус­сии была такой, что ваше­му покор­но­му слу­ге оста­ет­ся лишь пере­ска­зать неко­то­рые из наи­бо­лее силь­ных выска­зы­ва­ний мэтров.

6. Вер­баль­ные и невер­баль­ные сред­ства, состав­ля­ю­щие меди­а­текст, долж­ны исполь­зо­вать­ся в рам­ках избран­ной ком­му­ни­ка­то­ром ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии, направ­лен­ной на фор­ми­ро­ва­ние и изме­не­ние уста­но­вок (мне­ний, взгля­дов) реци­пи­ен­та. С точ­ки зре­ния моду­са реа­ли­за­ции в меди­а­тек­сте и его линг­ви­сти­че­ской орга­ни­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ные (пер­су­а­зив­ные) стра­те­гии, назы­ва­е­мые част­ны­ми, под­раз­де­ля­ют­ся на цен­ност­ные, кото­рые направ­ле­ны на фор­ми­ро­ва­ние (изме­не­ние) цен­ност­но-миро­воз­зрен­че­ских уста­но­вок реци­пи­ен­та, раци­о­наль­ные, пыта­ю­щи­е­ся убе­дить его через логи­ко-поня­тий­ную инфор­ма­цию, и эмо­ци­о­наль­ные, ори­ен­ти­ро­ван­ные на его чув­ствен­но-эмо­ци­о­наль­ную сферу.

Праг­ма­ти­че­ские зада­чи совре­мен­но­го меди­а­тек­ста дости­га­ют­ся путем исполь­зо­ва­ния стра­те­гий, при­су­щих реклам­но­му дискурсу:

– при­вле­че­ния вни­ма­ния к обсуж­да­е­мо­му объ­ек­ту или событию;

– созда­ния поло­жи­тель­но­го ими­джа опре­де­лен­ной точ­ки зре­ния и отри­ца­тель­но­го — про­ти­во­по­лож­ной, ср.:Это не «кон­сер­ва­тив­ные» цен­но­сти, под­черк­нул Сер­гей Кара­га­нов. Это истин­но чело­ве­че­ские цен­но­сти. Мы — бого­из­бран­ный народ. Наше при­зва­ние — защи­тить сво­бо­ду всех стран и наро­дов;

– само­пре­зен­та­ции авто­ра через выра­же­ние соб­ствен­ной точ­ки зре­ния, что харак­тер­но для меди­а­тек­ста, быту­ю­ще­го на медиа­ре­сур­сах Царь­град ТВ, ср.: Будем чест­ны. Что­бы выиг­рать мен­таль­ную вой­ну, необ­хо­ди­мо пока­зать готов­ность к ядер­ной войне, к при­ме­не­нию ядер­но­го ору­жия. Это, по-види­мо­му, на сего­дня оста­ет­ся мне­ни­ем круп­ней­ших экс­пер­тов. Но это — усло­вие побе­ды необ­хо­ди­мое, но не доста­точ­ное. Доста­точ­ное в том, что­бы боль­шин­ство граж­дан ста­ли участ­ни­ка­ми пер­вой, вою­ю­щей Рос­сии. Рос­сия сто­лич­ная долж­на стать вою­ю­щей. Дру­го­го выхо­да нет;

– опти­маль­ной адресации.

Для реа­ли­за­ции ука­зан­ных стра­те­гий исполь­зу­ют­ся сле­ду­ю­щие техники:

– варьи­ро­ва­ния шриф­тов и гра­фи­че­ско­го оформления;

– фоне­ти­че­ско­го выдвижения;

 – вос­кли­ца­тель­но­го знака;

– созда­ния про­блем­ной ситу­а­ции, напри­мер: Фак­ти­че­ски собрав­ши­е­ся круп­ней­шие экс­пер­ты гово­ри­ли о стра­те­гии побе­ды над Запа­дом. Не толь­ко на Укра­ине, но в миро­вом мас­шта­бе. Глав­ный бой, конеч­но, идет за умы. Но выиг­рать его невоз­мож­но без ядер­но­го ору­жия;

– абсо­лю­ти­за­ции оцен­ки или при­пи­сы­ва­ния оце­ноч­ных харак­те­ри­стик, напри­мер: Нет идео­ло­гии рус­ской меч­ты. Меж­ду тем в мире, по мне­нию Кара­га­но­ва, оста­лось толь­ко два идео­ло­ги­че­ских направ­ле­ния. Кон­сер­ва­то­ры, они же нор­маль­ные. Это мы. Миро­вое боль­шин­ство. И либе­ра­лы-транс­гу­ма­ни­сты. Они мень­шин­ство, но с ресур­са­ми. Они отри­ца­ют саму сущ­ность чело­ве­ка как подо­бия Бога. А мы все еще боим­ся ска­зать, что их идео­ло­гия отри­ца­ет чело­ве­че­ское. Мы за цен­но­сти всех циви­ли­за­ций и рели­гий, кро­ме либе­раль­ной.

Для уси­ле­ния воз­дей­ствия ука­зан­ных праг­ма­ти­че­ских, ком­му­ни­ка­тив­ных, тек­сто­об­ра­зу­ю­щих и рито­ри­че­ских при­е­мов и тех­ник в совре­мен­ном меди­а­тек­сте адре­сан­том исполь­зу­ет­ся ряд линг­во­сти­ли­сти­че­ских и интер­тек­сту­аль­ных средств. Так, на лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ском уровне сле­ду­ет выде­лить оце­ноч­ные при­ла­га­тель­ные, пред­став­лен­ные сино­ни­ма­ми с раз­ны­ми экс­прес­сив­ны­ми оттен­ка­ми смыс­ла, раз­лич­ные интен­си­фи­ка­то­ры зна­че­ния и при­ла­га­тель­ные в пре­вос­ход­ной сте­пе­ни (часто суб­стан­ти­ви­ро­ван­ные), лек­си­че­ские еди­ни­цы, содер­жа­щие в сво­ей семан­ти­че­ской струк­ту­ре гене­ра­ли­за­цию, уни­вер­саль­ность, неогра­ни­чен­ность, уни­каль­ность, непо­вто­ри­мость и т. д. Это нагляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­но в при­ме­рах, при­ве­ден­ных выше, где в госу­дар­ствен­ных СМИ исполь­зу­ет­ся в основ­ном текст ней­траль­но­го сти­ля, когда в текстах Царь­град ТВ при­сут­ству­ет боль­шое коли­че­ство опи­са­тель­ных при­ла­га­тель­ных, оце­ноч­ной и раз­го­вор­ной лек­си­ки: высту­пал бес­ком­про­мисс­но, истин­но чело­ве­че­ские цен­но­сти, мощ­ный и неожи­дан­ный вывод, сто­нут от раз­гу­лаэтно­кри­ми­на­ла, кош­ма­рят мест­ных жите­лей и т. д.

На сти­ли­сти­че­ском уровне исполь­зу­ют­ся такие тра­ди­ци­он­ные сред­ства, как эпи­те­ты, срав­не­ния (Они отри­ца­ют саму сущ­ность чело­ве­ка как подо­бия Бога), лек­си­че­ские повто­ры (Это не «кон­сер­ва­тив­ные» цен­но­сти, под­черк­нул Сер­гей Кара­га­нов. Это истин­но чело­ве­че­ские цен­но­сти), оксю­мо­рон (Рос­сии уда­ет­ся про­ти­во­сто­ять коа­ли­ции 50 стран. Это — обык­но­вен­ное чудо), мета­фо­ры (После нача­ла СВО у нас появи­лось четы­ре Рос­сии. Есть Рос­сия вою­ю­щая, есть Рос­сия глу­бин­ная, есть Рос­сия сто­лич­ная, кото­рая не хочет все­го это­го видеть, есть Рос­сия уехав­шая. При­чи­на тако­го раз­де­ле­ния — гос­под­ство­вав­шая либе­раль­ная идео­ло­гия) в их самом широ­ком пони­ма­нии, сино­ни­мы и анто­ни­мы; пери­о­ди­че­ски про­яв­ля­ют­ся наро­чи­тая диа­ло­гич­ность и про­сто­реч­ность повест­во­ва­ния, как это было про­де­мон­стри­ро­ва­но в при­ме­рах, при­ве­ден­ных выше.

Для син­так­си­че­ско­го уров­ня харак­тер­но повест­во­ва­ние от пер­во­го лица, исполь­зо­ва­ние одно­род­ных чле­нов пред­ло­же­ния, пар­цел­ля­ции, сег­мен­та­ции, кон­струк­ции с обособ­лен­ны­ми чле­на­ми пред­ло­же­ния, инвер­сии и т. д. Интер­тек­сту­аль­ный уро­вень обес­пе­чи­ва­ет зна­чи­тель­ное воз­дей­ствие на когни­тив­но-аксио­ло­ги­че­скую и чув­ствен­но-эмо­ци­о­наль­ные сфе­ры реци­пи­ен­та за счет аллю­зий, при­е­мов люди­че­ской игры (пара­фраз, калам­бур и др.) и т. д., выра­жен­ных как вер­баль­но, так и невер­баль­но. Посред­ством обра­ще­ния к пре­це­дент­ным про­из­ве­де­ни­ям искус­ства авто­ры стре­мят­ся затро­нуть куль­тур­ный код и мен­та­ли­тет сво­ей ауди­то­рии. Ср.: ПОНЯТЬ И ПРОСТИТЬ? РОССИЯ НЕ ПОЗВОЛИТ ЗАБЫТЬ ЦИНИЧНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ (аллю­зия на выска­зы­ва­ние из попу­ляр­но­го юмо­ри­сти­че­ско­го сери­а­ла «Боро­дач» с М. Галу­стя­ном в глав­ной роли); Рос­сии уда­ет­ся про­ти­во­сто­ять коа­ли­ции 50 стран. Это — обык­но­вен­ное чудо (аллю­зия на зна­ме­ни­тый худо­же­ствен­ный фильм М. Заха­ро­ва «Обык­но­вен­ное чудо») и т. д.

Изоб­ра­же­нию с фла­гом в ана­ли­ти­че­ской ста­тье пред­ше­ству­ет текст: Это не «кон­сер­ва­тив­ные» цен­но­сти, под­черк­нул Сер­гей Кара­га­нов. Это истин­но чело­ве­че­ские цен­но­сти. Мы — бого­из­бран­ный народ. Наше при­зва­ние — защи­тить сво­бо­ду всех стран и наро­дов. Фра­за «За веру и оте­че­ство!» явля­ет­ся пери­фра­зом зна­ме­ни­то­го в цар­ской Рос­сии при­зы­ва «За веру, царя и оте­че­ство!», изоб­ра­жен­но­го на жел­то-чер­ном импер­ском фла­ге рус­ско­го воин­ства. В совре­мен­ной вер­сии фла­га при­сут­ству­ют бук­вы Z и V, а так­же изоб­ра­же­ние Иису­са Хри­ста, ока­зы­ва­ю­ще­го покро­ви­тель­ство рос­сий­ско­му воин­ству (рис. 5).

Рис. 5. При­мер невер­баль­ной интер­тек­сту­аль­но­сти
Источ­ник: https://tsargrad.tv/articles/v‑odinochku-protiv-50-stran-sekret-russkogo-chuda-porazil-inostrancev_848901.

В соста­ве огром­но­го объ­е­ма раз­но­род­ной инфор­ма­ции, вос­при­ни­ма­е­мой чело­ве­ком в медиа­про­стран­стве через зри­тель­ный канал, сле­ду­ет преж­де все­го выде­лить сооб­ще­ния язы­ко­вой при­ро­ды, содер­жа­щие тра­ди­ци­он­ный вер­баль­ный текст как «объ­еди­нен­ную смыс­ло­вой свя­зью после­до­ва­тель­ность зна­ко­вых еди­ниц, основ­ны­ми свой­ства­ми кото­рой явля­ют­ся связ­ность и цель­ность» [Нико­ла­е­ва 1990: 507]. Как было про­де­мон­стри­ро­ва­но выше, праг­ма­ти­че­ский потен­ци­ал пись­мен­но­го тек­ста само­до­ста­то­чен и эффек­тив­ность сооб­ще­ния непо­сред­ствен­ным обра­зом зави­сит от уме­ло­го исполь­зо­ва­ния его авто­ром выбран­ных язы­ко­вых средств и сти­ли­сти­че­ских при­е­мов: обще­упо­тре­би­тель­ной лек­си­ки, син­так­си­че­ских средств, сти­ли­сти­че­ских, фоне­ти­че­ских, эле­мен­тов люди­че­ской игры, интер­тек­сту­аль­ных воз­мож­но­стей язы­ка и т. д.

Кро­ме это­го, сила вер­баль­но­го воз­дей­ствия заклю­ча­ет­ся в эле­мен­тах, «тре­ни­ру­ю­щих» инфор­ма­ци­он­ную струк­ту­ру чело­ве­че­ско­го созна­ния за счет сво­ей «резо­нанс­но­сти» на фоне­ти­че­ском уровне (ассо­нанс, асси­ми­ля­ция, созву­чие, риф­ма и др.), веду­щей к уси­ле­нию семан­ти­че­ско­го содер­жа­ния сооб­ще­ния. Подоб­ные фоне­ти­че­ские сред­ства актив­но при­ме­ня­ют­ся в заго­лов­ках с целью созда­ния нега­тив­но­го вос­при­я­тия собы­тий, опи­сан­ных в ста­тье: «Это позор». В США пришли в ужасиз-за ново­го «достижения» Зелен­ско­го», «Вид Зеленского на встрече с коро­лем Швеции вызвал шок в Сети».

Таким обра­зом, в общем виде напол­не­ние совре­мен­но­го меди­а­тек­ста изби­ра­ет­ся субъ­ек­том инфор­ма­ции в линг­во­праг­ма­ти­че­ском клю­че с уче­том ком­му­ни­ка­тив­ной цели, осо­бен­но­стей адре­са­та, усло­вий пере­да­чи сооб­ще­ния и дру­гих фак­то­ров. Зада­ча ком­му­ни­ка­то­ра состо­ит в гар­мо­нич­ном ком­би­ни­ро­ва­нии язы­ко­вых средств (при их нали­чии), изоб­ра­же­ния (изоб­ра­же­ний) и/или зву­ко­вых элементов.

Выводы

Под­во­дя ито­ги иссле­до­ва­ния, сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что совре­мен­ный меди­а­текст носит поли­ко­до­во-муль­ти­мо­даль­ный харак­тер и обра­зу­ет уни­каль­ное ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство, обла­да­ю­щее автор­ским замыс­лом, связ­но­стью и закон­чен­но­стью на осно­ве вза­и­мо­дей­ствия состав­ля­ю­щих его ком­по­нен­тов: тек­ста, гипер­тек­ста, дина­мич­но­го (ста­тич­но­го) изоб­ра­же­ния и зву­ка. Глав­ной функ­ци­ей и одно­вре­мен­но эффек­том меди­а­тек­ста явля­ет­ся инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие, кото­рое ока­зы­ва­ет­ся на ауди­то­рию уме­лым соче­та­ни­ем вер­баль­ных и невер­баль­ных еди­ниц в соот­вет­ствии с уни­вер­саль­ны­ми мате­ма­ти­че­ски­ми и эсте­ти­че­ски­ми пара­мет­ра­ми по пра­ви­лам реклам­ной инду­стрии. Емкость линг­во­праг­ма­ти­че­ско­го потен­ци­а­ла медиа­со­об­ще­ния зави­сит от эффек­тив­но­сти исполь­зо­ва­ния в нем линг­ви­сти­че­ских и нелинг­ви­сти­че­ских средств, кото­рые долж­ны обес­пе­чить его стро­гую логи­че­скую дока­за­тель­ность (в раци­о­наль­ном аспек­те), высо­кую пси­хо­ло­гич­ность (в эмо­ци­о­наль­ном аспек­те) и опре­де­лен­ную уста­но­воч­ность (в цен­ност­ном аспек­те). В то же вре­мя необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что инфор­ма­ция, кото­рую полу­ча­ет реци­пи­ент из внеш­них источ­ни­ков, про­хо­дит сквозь фильтр его тун­не­ля реаль­но­сти, и в свя­зи с этим одно­го сооб­ще­ния не все­гда доста­точ­но, что­бы вне­сти зна­чи­тель­ные кор­рек­ти­вы в его когни­тив­но-аксио­ло­ги­че­скую систе­му коор­ди­нат. Цели инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия дости­га­ют­ся ком­му­ни­ка­то­ра­ми «на боль­шой дистан­ции» в резуль­та­те систе­ма­ти­че­ско­го повто­ре­ния боль­шо­го коли­че­ства семан­ти­че­ски гомо­ген­ных меди­а­тек­стов и, как след­ствие, после­до­ва­тель­но­го постро­е­ния «аль­тер­на­тив­ной» реаль­но­сти в инфор­ма­ци­он­ном пространстве.

Наи­бо­лее эффек­тив­ным с точ­ки зре­ния дости­же­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го наме­ре­ния теперь ока­зы­ва­ет­ся такое сооб­ще­ние, в кото­ром наблю­да­ет­ся при­сут­ствие допол­ня­ю­щих друг дру­га гете­ро­ген­ных видов инфор­ма­ции. В интер­не­те воз­дей­ству­ю­щий эффект меди­а­тек­ста наи­бо­лее высок, посколь­ку он не толь­ко реа­ли­зу­ет­ся в поли­ко­до­вом и муль­ти­мо­даль­ном фор­ма­тах, задей­ству­ю­щем раз­лич­ные семи­о­ти­че­ские коды и чув­ствен­ные ана­ли­за­то­ры кол­лек­тив­но­го адре­са­та, но и обес­пе­чи­ва­ет послед­не­му ком­му­ни­ка­тив­ную воз­мож­ность оце­ни­ва­ния и ком­мен­ти­ро­ва­ния сооб­ще­ния. Гори­зон­таль­ное и вер­ти­каль­ное вза­и­мо­дей­ствие ком­му­ни­кан­тов в вир­ту­аль­ном про­стран­стве зна­чи­тель­но повы­ша­ет пси­хо­ло­ги­че­ский эффект меди­а­тек­ста, а ста­ти­сти­ка их эмо­ци­о­наль­ных реак­ций добав­ля­ет сооб­ще­нию убе­ди­тель­но­сти (или, наобо­рот, ниве­ли­ру­ет ее).

Элек­трон­ный ресурс https://​ria​.ru/
2 Элек­трон­ный ресурс https://​tsargrad​.tv

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 14 мар­та 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 29 авгу­ста 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: March 14, 2023 
Accepted: August 29, 2023