Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Когда понимание становится оскорблением — к вопросу о семантике и роли неологизма “Putinversteher” в политическом медиадискурсе

Постановка проблемы

Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции не толь­ко созда­ют пло­щад­ку для обще­ствен­ной дис­кус­сии, но и посред­ством отбо­ра и интер­пре­та­ции фак­тов фор­ми­ру­ют и транс­ли­ру­ют осо­бую, не тож­де­ствен­ную дей­стви­тель­но­сти, медиа­ре­аль­ность, на кото­рой осно­вы­ва­ет­ся наше пред­став­ле­ние о мире [Luhmann 1995: 7]. Мас­сме­диа во мно­гом опре­де­ля­ют «угол зре­ния» на про­ис­хо­дя­щее в поли­ти­че­ской сфе­ре: рас­став­ля­ют при­о­ри­те­ты в поли­ти­че­ской повест­ке и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни вли­я­ют на образ того или ино­го носи­те­ля вла­сти в гла­зах общественности.

Зна­чи­тель­ность СМИ как соци­аль­но­го инсти­ту­та и «чет­вер­той вла­сти», осу­ществ­ля­ю­щей кри­ти­ку дей­ствий госу­дар­ствен­ной вла­сти и ее кон­троль и ока­зы­ва­ю­щей опре­де­ля­ю­щее вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние обще­ствен­но­го мне­ния, обу­слав­ли­ва­ет пози­ци­о­ни­ро­ва­ние жур­на­ли­сти­ки как опло­та «режи­ма прав­ды». По кон­цеп­ции тео­ре­ти­ка куль­ту­ры и соци­аль­ных наук фило­со­фа М. Фуко, «каж­дое обще­ство име­ет свой режим прав­ды, свою общую поли­ти­ку прав­ды, а имен­но типы дис­кур­сов, кото­рые оно при­ни­ма­ет и застав­ля­ет функ­ци­о­ни­ро­вать как прав­да» [Foucault 1978: 51]. Соглас­но это­му пред­став­ле­нию, инфор­ми­ро­ва­ние долж­но отве­чать кри­те­ри­ям объ­ек­тив­но­сти, взве­шен­но­сти, ней­траль­но­сти и точности.

Одна­ко в послед­ние годы в запад­ных иссле­до­ва­ни­ях в обла­сти меди­а­ком­му­ни­ка­ции доми­ни­ру­ет кри­ти­ка жур­на­ли­сти­ки и кон­ста­та­ция иска­же­ния демо­кра­тии в осо­бую фор­му «меди­а­кра­тии». Тер­мин «меди­а­кра­тия» ввел в науч­ный дис­курс поли­то­лог Томас Май­ер [Meyer 2001]. Дан­ный под­ход выде­ля­ет деструк­тив­ное вли­я­ние СМИ на поли­ти­че­ский про­цесс, меди­а­ти­за­цию поли­ти­ки: поли­ти­че­ская ком­му­ни­ка­ция и поли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние осу­ществ­ля­ют­ся в медий­ной, а не поли­ти­че­ской сфе­ре, адап­ти­ру­ясь по сво­ей фор­ме, содер­жа­нию и струк­ту­ре к логи­ке СМИ. Как спра­вед­ли­во отме­ча­ет С. C. Бодру­но­ва, про­ис­хо­дит «сра­ще­ние власт­ных (поли­ти­че­ских) и медий­ных инсти­ту­тов в сфе­ре инте­ре­сов и ком­му­ни­ка­ции; путем сра­ще­ния посред­ник (medium) ста­но­вит­ся аффи­ли­ро­ван­ным» [Бодру­но­ва 2012: 211].

В язы­ке СМИ Гер­ма­нии в насто­я­щее вре­мя соче­та­ют­ся две про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции. Пер­вая — это пре­об­ла­да­ние язы­ко­вых средств поли­ти­че­ской кор­рект­но­сти, что вле­чет за собой запрет на исполь­зо­ва­ние опре­де­лен­ных слов и выра­же­ний, спо­соб­ных вызы­вать нега­тив­ные ассо­ци­а­ции [Базы­лев 2007: 8]. С дру­гой сто­ро­ны, жан­ры ана­ли­ти­че­ской жур­на­ли­сти­ки и худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские тек­сты харак­те­ри­зу­ют­ся острой и выра­зи­тель­ной мане­рой, кото­рая допол­ня­ет сба­лан­си­ро­ван­ность и ней­траль­ность поли­ти­че­ской корректности.

Сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ные воз­мож­но­сти язы­ка слу­жат в текстах СМИ как сред­ством выра­зи­тель­но­сти, так и рыча­гом рече­во­го воз­дей­ствия на ауди­то­рию. Это воз­дей­ствие осу­ществ­ля­ет­ся за счет того, что в лек­си­че­ское зна­че­ние ново­об­ра­зо­ван­ной лек­се­мы как состав­ной эле­мент вхо­дит праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент, кото­рый пере­да­ет отно­ше­ние гово­ря­ще­го к объ­ек­ту и вклю­ча­ет в себя обще­ствен­но осо­знан­ные кон­но­та­ции куль­тур­но-исто­ри­че­ско­го харак­те­ра или инди­ви­ду­аль­но­пси­хо­ло­ги­че­ские коннотации.

Лек­си­че­ский состав язы­ка — это дина­ми­че­ская, откры­тая и измен­чи­вая систе­ма, кото­рая реа­ги­ру­ет на акту­аль­ную повест­ку дня, фор­ми­ру­е­мую СМИ, вклю­че­ни­ем в нее новых слов. Нео­ло­гиз­мы мож­но счи­тать мар­ке­ра­ми акту­аль­ной язы­ко­вой кар­ти­ны мира дан­но­го рече­во­го сооб­ще­ства. Под язы­ко­вой кар­ти­ной мира мы пони­ма­ем «ком­плекс суж­де­ний, более или менее закреп­лен­ных в язы­ке, содер­жа­щих­ся в зна­че­ни­ях слов или импли­ци­ро­ван­ных эти­ми зна­че­ни­я­ми, кото­рые гово­рят о при­зна­ках и спо­со­бах суще­ство­ва­ния объ­ек­тов вне­язы­ко­во­го мира» [Барт­минь­ский 2005: 305]. Язы­ко­вая кар­ти­на мира вклю­ча­ет в себя всю пол­но­ту «общих для дан­но­го язы­ко­во­го кол­лек­ти­ва зна­ний и пред­став­ле­ний о вне­язы­ко­вой дей­стви­тель­но­сти, содер­жа­щу­ю­ся в язы­ке в виде сум­мы лек­си­че­ских зна­че­ний и семан­ти­че­ских кон­но­та­ций его смыс­ло­вых еди­ниц, мате­ри­аль­но выра­жен­ную в кон­крет­ном (медиа)тексте» [Пет­ро­ва 2019: 105]. Таким обра­зом, идео­ло­ги­че­ский дис­курс вклю­ча­ет­ся в струк­ту­ру язы­ко­во­го вос­при­я­тия мира.

В дан­ной ста­тье рас­смат­ри­ва­ет­ся вопрос вли­я­ния поли­ти­че­ско­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства на семан­ти­ку сло­ва, а имен­но: про­бле­ма семан­ти­че­ско­го рас­хож­де­ния лек­си­че­ских еди­ниц язы­ков на при­ме­ре немец­ко­го нео­ло­гиз­ма “Putinversteher”, так­же “Putin-Versteher” (дослов­ный пере­вод с немец­ко­го язы­ка: «понимающий(ие) Пути­на»). Рабо­та посвя­ще­на подроб­но­му сло­во­об­ра­зо­ва­тель­но­му, сти­ли­сти­че­ско­му, семан­ти­че­ско­му видам ана­ли­за дан­ной лек­се­мы, кото­рая явля­ет­ся ярким пред­ста­ви­те­лем совре­мен­но­го поли­ти­че­ско­го «ново­яза», порож­ден­но­го инфор­ма­ци­он­ны­ми вой­на­ми в СМИ.

Зада­ча насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния — на осно­ве ана­ли­за тек­стов немец­ких СМИ опре­де­лить соот­но­ше­ние когни­тив­но­го и праг­ма­ти­че­ско­го ком­по­нен­тов зна­че­ния лек­се­мы “Putinversteher” и дать харак­те­ри­сти­ку семан­ти­че­ских изме­не­ний в интер­пре­та­ци­он­ном поле кон­цеп­та «пони­ма­ние» в немец­ком языке.

История вопроса

Суще­ствен­ной обла­стью в вопро­се изу­че­ния язы­ко­вой сто­ро­ны поли­ти­че­ско­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства высту­па­ет смыс­ло­вая сто­ро­на сло­ва: иссле­до­ва­ние аспек­тов лек­си­че­ско­го зна­че­ния и про­цес­са изме­не­ний зна­че­ний сло­ва. Как отме­чал выда­ю­щий­ся рус­ский линг­вист и лите­ра­ту­ро­вед XX века В. В. Вино­гра­дов, фор­ми­ро­ва­ние ново­го поня­тия или новое пони­ма­ние поня­тия «осу­ществ­ля­ет­ся на базе име­ю­ще­го­ся язы­ко­во­го мате­ри­а­ла», ста­но­вясь «эле­мен­том смыс­ло­вой струк­ту­ры дан­но­го язы­ка в целом» [Вино­гра­дов 1977: 164].

Цен­траль­ны­ми поня­ти­я­ми семан­ти­ки явля­ют­ся поня­тия «кон­цепт» и «сема». И кон­цепт, и сема — это эле­мен­ты смыс­ло­вой струк­ту­ры язы­ка, кото­рые, одна­ко, слу­жат еди­ни­ца­ми опи­са­ния раз­лич­ных аспек­тов семан­ти­ки — когни­тив­но­го содер­жа­ния (кон­цепт) и семан­ти­че­ско­го содер­жа­ния (сема).

Кон­цепт — тер­мин когни­тив­ной линг­ви­сти­ки и линг­во­куль­ту­ро­ло­гии. В свя­зи с меж­дис­ци­пли­на­ро­но­стью кате­го­рии в линг­ви­сти­ке обра­зо­ва­лось несколь­ко под­хо­дов к пони­ма­нию кон­цеп­та. Пред­ста­ви­те­ли пер­во­го под­хо­да (Е. С. Куб­ря­ко­ва, И. А. Стер­нин, Н. А. Бол­ды­рев) интер­пре­ти­ру­ют кон­цепт как мыс­ли­тель­ный кон­структ инди­ви­ду­аль­но­го созна­ния чело­ве­ка, «отра­жа­ю­щий когни­тив­ную связь меж­ду чело­ве­ком и позна­ва­е­мым им миром» [Куди­но­ва 2008: 49]. Пред­ста­ви­те­ли вто­ро­го под­хо­да (Н. Д. Арутю­но­ва, А. Веж­биц­кая, В. И. Кара­сик, М. М. Анге­ло­ва) рас­смат­ри­ва­ют кон­цепт как кол­лек­тив­ное мен­таль­ное обра­зо­ва­ние с этно­куль­тур­ной спецификой.

Соглас­но М. М. Анге­ло­вой, в линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ском кон­тек­сте кон­цепт пред­став­ля­ет собой еди­ни­цу кол­лек­тив­но­го созна­ния, обла­да­ю­щую язы­ко­вым выра­же­ни­ем, этно­куль­тур­ной спе­ци­фи­кой и отра­жа­ю­щую выс­шие духов­ные цен­но­сти [Анге­ло­ва 2004: 6].

Кон­цепт обла­да­ет слож­ной, неод­но­род­ной струк­ту­рой. Раз­ли­ча­ют базо­вый когни­тив­ный слой, или ядро кон­цеп­та, и интер­пре­та­ци­он­ное поле, то есть когни­тив­ные слои, выра­жа­ю­щие допол­ни­тель­ные когни­тив­ные при­зна­ки. Интер­пре­та­ци­он­ное поле кон­цеп­та так­же назы­ва­ют его пери­фе­ри­ей. Интер­пре­та­ци­он­ное поле отра­жа­ет «интер­пре­та­цию отдель­ных кон­цеп­ту­аль­ных при­зна­ков и их соче­та­ний в виде утвер­жде­ний, уста­но­вок созна­ния, выте­ка­ю­щих в дан­ной куль­ту­ре из содер­жа­ния кон­цеп­та» [Тито­ва 2010: 17].

Струк­ту­ра зна­че­ния сло­ва — это слож­ный фено­мен, кото­рый так же, как и кон­цепт, мож­но раз­ло­жить на мик­ро­эле­мен­ты. Мини­маль­ная еди­ни­ца зна­че­ния сло­ва обо­зна­ча­ет­ся в линг­ви­сти­ке тер­ми­ном «сема». Если кон­цепт пред­став­ля­ет собой эле­мент кон­цеп­ту­аль­ной систе­мы, то сема — это эле­мент семан­ти­че­ско­го содер­жа­ния, выра­жен­ный в лек­си­че­ской фор­ме (лек­се­ме) или ее части, ср.: [Куди­но­ва 2008: 49]. Семы, обра­зу­ю­щие струк­ту­ру зна­че­ния лек­се­мы, неод­но­род­ны. В. Г. Гак, автор фун­да­мен­таль­ных тру­дов по семан­ти­ке и лек­си­ко­ло­гии, кото­рые зало­жи­ли осно­вы совре­мен­ных науч­ных пред­став­ле­ний в обла­сти семан­ти­ки, раз­ли­ча­ет ядер­ные семы, или семы родо­во­го зна­че­ния лек­се­мы («архи­се­мы»), диф­фе­рен­ци­аль­ные семы видо­во­го зна­че­ния и потен­ци­аль­ные семы, отра­жа­ю­щие побоч­ные харак­те­ри­сти­ки обо­зна­ча­е­мо­го объ­ек­та [Гак 1972]. В каче­стве инстру­мен­тов семан­ти­че­ско­го ана­ли­за в совре­мен­ной линг­ви­сти­ке широ­ко исполь­зу­ет­ся ана­лиз лек­си­ко-семан­ти­че­ских полей и лек­си­ко-семан­ти­че­ских групп. Дан­ные виды ана­ли­за поз­во­ля­ют вычле­нить когни­тив­ный и праг­ма­ти­че­ский ком­по­нен­ты семан­ти­ки лек­се­мы и опре­де­лить ее валентность.

Изу­че­ние кон­цеп­тов и раз­бор семан­ти­че­ской струк­ту­ры сло­ва вза­и­мо­обу­слов­ле­ны: если оно­ма­сио­ло­гия, нау­ка об обо­зна­че­нии вещей и кон­цеп­тов, изу­ча­ет номи­на­цию и идет от вещи, явле­ния и кон­цеп­тов (как мен­таль­ных кон­струк­тов вещей или явле­ний в кол­лек­тив­ном этно­куль­тур­ном созна­нии) к обо­зна­че­нию их сред­ства­ми язы­ка, то сема­сио­ло­гия, нау­ка о семан­ти­че­ском зна­че­нии лек­си­че­ских еди­ниц язы­ка, идет от лек­си­че­ской фор­мы к зна­че­нию, поня­тий­но­му содер­жа­нию [Оси­пов 2015].

Таким обра­зом, в каче­стве объ­ек­та иссле­до­ва­ния мож­но выде­лить семан­ти­че­ское зна­че­ние лек­се­мы “Putinversteher” и кон­цепт «пони­ма­ние», акту­а­ли­зо­ван­ный в неко­то­рой сово­куп­но­сти тек­стов немец­ких СМИ, а в каче­стве пред­ме­та иссле­до­ва­ниясоот­но­ше­ние когни­тив­но­го и праг­ма­ти­че­ско­го ком­по­нен­тов зна­че­ния лек­се­мы “Putinversteher” и харак­те­ри­сти­ки интер­пре­та­ци­он­но­го поля кон­цеп­та «пони­ма­ние».

Описание методики исследования

Мето­до­ло­ги­че­ской осно­вой дан­ной рабо­ты явля­ют­ся сле­ду­ю­щие прин­ци­пы линг­ви­сти­че­ско­го ана­ли­за. Метод кван­ти­та­тив­но­го кон­тент-ана­ли­за поз­во­лил отсле­дить частот­ность упо­треб­ле­ния лек­се­мы и про­ана­ли­зи­ро­вать, в текстах каких жан­ров и в каких тема­ти­че­ских бло­ках она встре­ча­ет­ся чаще все­го. При­вле­ка­лись базо­вые прин­ци­пы и мето­ды фило­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за осо­бен­но­стей язы­ка и сти­ля иссле­ду­е­мых мате­ри­а­лов. Через выде­ле­ние семан­ти­че­ских ком­по­нен­тов было уста­нов­ле­но соот­но­ше­ние когни­тив­но­го и праг­ма­ти­че­ско­го ком­по­нен­тов зна­че­ния лек­се­мы “Putinversteher”. Кон­тек­сту­аль­ный ана­лиз исполь­зо­вал­ся для изу­че­ния функ­ци­о­наль­ной спе­ци­фи­ки ком­по­зи­ту­ма “Putinversteher”. Отдель­ные эле­мен­ты кон­цеп­ту­аль­но­го ана­ли­за были при­ме­не­ны при ана­ли­зе язы­ко­вых поня­тий и их тол­ко­ва­ния в сло­вар­ных ста­тьях. Метод сопо­ста­ви­тель­но­го лек­си­ко-семан­ти­че­ско­го ана­ли­за номи­на­тив­ных еди­ниц был задей­ство­ван при рас­смот­ре­нии лек­си­ко­се­ман­ти­че­ской груп­пы (ЛСГ) «лица, демон­стри­ру­ю­щие пони­ма­ю­щее отно­ше­ние»; метод ана­ли­за сло­вар­ных дефи­ни­ций и метод ком­по­нент­но­го ана­ли­за поз­во­ли­ли дать харак­те­ри­сти­ку мини­маль­ным семан­ти­че­ским состав­ля­ю­щим сло­во­форм. Дис­крип­тив­ный метод исполь­зо­вал­ся при опи­са­нии функ­ци­о­ни­ро­ва­ния лек­се­мы в немец­ко­языч­ных меди­а­текстах и при харак­те­ри­сти­ке лек­си­ко-семан­ти­че­ской груп­пы слов.

В каче­стве мате­ри­а­ла иссле­до­ва­ния исполь­зо­ва­лись сле­ду­ю­щие источники:

1. Мате­ри­а­лы немец­ких новост­ных СМИ раз­лич­ной поли­ти­че­ской направ­лен­но­сти и пери­о­дич­но­сти, в частности:

— архи­вы онлайн-вер­сий веду­щих обще­на­ци­о­наль­ных газет: «Шпи­гель» (Der Spiegel), «Шпи­гель онлайн» (Spiegel online)1, «Тагес­шпи­гель» (Der Tagesspiegel)2, «Зюд­дой­че Цай­тунг» (Süddeutsche Zeitung, SZ)3, «Тагес­цай­тунг, тац» (Die Tageszeitung, taz)4, «Цайт» (Die Zeit), «Цайт онлайн» (Zeit online)5, «Вельт» (Die Welt), «Вельт онлайн» (Welt online)6, «Бильд» (Bild), «Бильд онлайн» (Bild online)7, «Юнге Вельт» (junge Welt)8;

— архи­вы ряда реги­о­наль­ных газет: «Мэр­ки­ше Аль­ге­майне Цай­тунг, МАЦ» (Märkische Allgemeine Zeitung, MAZ)9, «Франк­фур­тер Аль­ге­майне Цай­тунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, FAZ)10, «Хам­бур­гер Абенд­б­латт» (Hamburger Abendblatt)11;

— архи­вы немец­ких новост­ных сай­тов и интер­нет-изда­ний, онлайн-жур­на­лов: «Хай­зе онлайн» (Heise online)12, «Блэтт­хен» (Das Blättchen)13, «Нах­Денк­Зай­тен» (NachDenkSeiten)14;

— кор­пу­сы новост­ных тек­стов: «Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн» (Leipzig Corpora Collection)15, «Дже­ниос онлайн-прес­се­ар­хив» (GENIOS Online-Pressearchiv)16, кор­пу­сы циф­ро­во­го сло­ва­ря немец­ко­го язы­ка (Коrpora im DWDS)17, в том чис­ле кор­пус «Ди Цайт ДВДС» (Korpus Die ZEIT des Digitalen Wörterbuchs der deutschen Sprache)18.

2. Онлайн-сло­ва­ри: циф­ро­вой сло­варь немец­ко­го язы­ка (DWDS)19, орфо­гра­фи­че­ский сло­варь немец­ко­го язы­ка «Дуден» (Duden)20.

Отбор источ­ни­ков осу­ществ­лял­ся исхо­дя из прин­ци­пов реле­вант­но­сти СМИ в систе­ме мас­со­вой прес­сы, а так­же коли­че­ства упо­ми­на­ний сло­ва. Мате­ри­а­лы иссле­до­ва­ния были ото­бра­ны путем выяв­ле­ния в меди­а­текстах (в заго­ло­воч­ных кор­пу­сах и текстах ста­тей) лек­се­мы “Putinversteher”, так­же “Putin-Versteher”. С помо­щью само­сто­я­тель­но­го под­сче­та опре­де­ле­на частот­ность упо­ми­на­ния ком­по­зи­та в пери­од с кон­ца 2013 по 2018 г.

Хро­но­ло­ги­че­ские рам­ки иссле­до­ва­ния — c кон­ца 2013 по 2018 г. — обу­слов­ле­ны как исто­ри­ко-поли­ти­че­ским кон­тек­стом, так и мак­си­маль­ной частот­но­стью упо­ми­на­ний сло­ва и его про­из­вод­ных в этот вре­мен­ной пери­од, кото­рый мож­но обо­зна­чить как пер­вый этап кри­зи­са рос­сий­ско-евро­пей­ских отношений.

Анализ материала

В нача­ле 2000‑х годов Гер­ма­ния как стра­на-лидер Евро­пей­ско­го сою­за высту­па­ла за укреп­ле­ние и рас­ши­ре­ние сотруд­ни­че­ства с Рос­си­ей. Одна­ко к 2012 г. у части гер­ман­ско­го поли­ти­че­ско­го истеб­лиш­мен­та нарас­та­ет кри­ти­че­ское отно­ше­ние как к внут­рен­ней (состо­я­ние демо­кра­ти­че­ских инсти­ту­тов в РФ), так и внеш­ней поли­ти­ке Рос­сий­ской Феде­ра­ции (пози­ция РФ по Сирии, дей­ствия Рос­сии в ходе кон­флик­та меж­ду Гру­зи­ей и Южной Осе­ти­ей). Пово­рот­ной точ­кой, рез­ко обост­рив­шей отно­ше­ния меж­ду Бер­ли­ном и Моск­вой, стал укра­ин­ский кризис.

Собы­тия, раз­ви­ва­ю­щи­е­ся на Укра­ине с кон­ца 2013 г. (при­оста­нов­ле­ние Укра­и­ной под­пи­са­ния Согла­ше­ния об ассо­ци­а­ции меж­ду Укра­и­ной и Евро­пей­ским сою­зом в нояб­ре 2013 г.; выход полу­ост­ро­ва Крым из соста­ва Укра­и­ны; само­про­воз­гла­ше­ние народ­ных рес­пуб­лик на части тер­ри­то­рий Донец­кой и Луган­ской обла­стей вес­ной 2014 г.), ока­зы­ва­ют­ся в фоку­се евро­пей­ских, в том чис­ле немец­ких СМИ. Тем не менее, несмот­ря на рез­кую кри­ти­ку пози­ции Рос­сии в дан­ном кон­флик­те со сто­ро­ны выс­ше­го руко­вод­ства ФРГ, в гер­ман­ском поли­ти­че­ском сооб­ще­стве и биз­нес-кру­гах сохра­ня­ет­ся суще­ствен­ное коли­че­ство сто­рон­ни­ков сохра­не­ния свя­зей с РФ, укло­ня­ю­щих­ся от пуб­лич­но­го осуж­де­ния поли­ти­ки РФ.

Вслед за декла­ри­ру­е­мой вла­стью кри­ти­че­ской пози­ци­ей в отно­ше­нии Рос­сии в немец­ких СМИ при­ме­ни­тель­но к таким лицам начи­на­ют исполь­зо­вать­ся нега­тив­но окра­шен­ные лек­си­че­ские еди­ни­цы: “Putinversteher”, так­же “Putin-Versteher” и “Russlandversteher” (дослов­ный пере­вод с немец­ко­го язы­ка: «понимающий(ие) Рос­сию»), слу­жа­щие фор­ми­ро­ва­нию у чита­те­ля отри­ца­тель­но­го отно­ше­ния к сто­рон­ни­кам про­дол­же­ния диа­ло­га с РФ. В 2014 г. во мно­гих немец­ких СМИ сло­ва “Putinversteher” и “Russlandversteher” исполь­зо­ва­лись для стиг­ма­ти­за­ции пуб­лич­ных лиц, пре­иму­ще­ствен­но поли­ти­ков, кото­рых обви­ня­ли в избе­га­нии пуб­лич­ной кри­ти­ки в отно­ше­нии России.

Самое ран­нее упо­ми­на­ние cло­ва, най­ден­ное нами в архи­вах немец­ких СМИ, отно­сит­ся к 2011 г., оно появи­лось в ана­ли­ти­че­ском ком­мен­та­рии жур­на­ла «Шпи­гель»: Высо­ко­ме­рие пони­ма­ю­щих Пути­на (Die Arroganz der Putin-Versteher). Автор­ство мате­ри­а­ла при­над­ле­жит немец­ко­му жур­на­ли­сту Кри­сти­а­ну Нифу (Christian Neef). В дан­ном тек­сте речь идет о скан­да­ле, раз­го­рев­шем­ся вокруг при­суж­де­ния В. В. Пути­ну, зани­мав­ше­му на тот момент пост пре­мьер-мини­стра РФ, пре­мии «Квад­ри­га». Пере­чис­ля­ют­ся пред­по­ла­га­е­мые лоб­би­сты и выго­до­при­об­ре­та­те­ли это­го реше­ния со сто­ро­ны немец­ко­го поли­ти­че­ско­го и биз­нес-сооб­ществ (Шпи­гель. 2011. № 30. 24 июля).

Словообразовательный разбор слова

В состав ком­по­зи­та “Putinversteher” вхо­дит два ком­по­нен­та: имя соб­ствен­ное “Putin” («Путин») и отгла­голь­ный аффикс “-versteher” («пони­ма­ю­щий»), кото­рый, с нашей точ­ки зре­ния, мож­но рас­смат­ри­вать и как обра­зо­ван­ное от гла­го­ла “verstehen” («пони­мать») суще­стви­тель­ное “Versteher” муж­ско­го рода («лицо, демон­стри­ру­ю­щее пони­ма­ние или сочув­ствие»). Это заклю­че­ние поз­во­ля­ет сде­лать рав­но рас­про­стра­нен­ная в меди­а­текстах лек­си­ко­гра­фи­че­ская закреп­лен­ность ана­ло­гич­ных, обра­зо­ван­ных по дан­ной моде­ли ком­по­зи­тов, а имен­но их напи­са­ние через дефис, вто­рой ком­по­нент слож­но­го сло­ва при этом пишет­ся с заглав­ной бук­вы: Frauen-Versteher (понимающий(ая) жен­щин), KI-Versteher (понимающий(ая) иску­ствен­ный интел­лект), Pferde-Versteher (понимающий(ая) лоша­дей). Отме­тим, одна­ко, что тол­ко­вый сло­варь немец­ко­го язы­ка Duden рас­смат­ри­ва­ет “-versteher” не как пол­но­цен­ное суще­стви­тель­ное, а исклю­чи­тель­но как сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ный суф­фикс [Dudenredaktion 2022]. Соглас­но зна­че­нию, зафик­си­ро­ван­но­му в тол­ко­вом сло­ва­ре, суф­фикс “-versteher” в соче­та­нии с суще­стви­тель­ны­ми или име­на­ми соб­ствен­ны­ми обо­зна­ча­ет того, кто демон­стри­ру­ет осо­бое пони­ма­ние, сочув­ствие в отно­ше­нии лица или предмета.

Лек­се­мы, обра­зо­ван­ные по опи­сан­ной сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной моде­ли, отно­сят­ся к одной лек­си­ко-семан­ти­че­ской груп­пе слов. Лек­си­ко-семан­ти­че­ская груп­па объ­еди­ня­ет в себе сло­ва одной части речи (в нашем слу­чае суще­стви­тель­ные) с общим основ­ным ком­по­нен­том зна­че­ния. Рас­смат­ри­ва­е­мая сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ная модель явля­ет­ся про­дук­тив­ной, а сама ЛСГ, сле­до­ва­тель­но, потен­ци­аль­но откры­та для вхож­де­ния в ее состав новых лек­сем. Опор­ным и посто­ян­ным сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ным ком­по­нен­том лек­сем дан­ной ЛСГ явля­ет­ся отгла­голь­ный суф­фикс “-versteher”. Вто­рой ком­по­нент нео­ло­гиз­ма допол­ня­ет и кон­кре­ти­зи­ру­ет его в семан­ти­че­ском отношении.

Грам­ма­ти­че­ское оформ­ле­ние моде­ли допус­ка­ет вари­а­тив­ность напи­са­ния, но зада­ет стро­гую фик­са­цию место­по­ло­же­ния ком­по­нен­тов грам­ма­ти­че­ской формы.

Исхо­дя из выше­из­ло­жен­но­го, инте­ре­су­ю­щая нас лек­се­ма “Putinversteher” явля­ет­ся слож­ным суще­стви­тель­ным типи­зи­ро­ван­ной струк­ту­ры, орга­ни­зо­ван­ной по уже име­ю­щей­ся в систе­ме язы­ка дери­ва­ци­он­ной модели.

Контент-анализ

В ходе тема­ти­че­ско­го изу­че­ния мате­ри­а­лов был про­ве­ден кон­тент-ана­лиз ото­бран­ных для иссле­до­ва­ния меди­а­тек­стов. С помо­щью мето­дов под­сче­та и ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за 260 ста­тей и заго­ло­воч­ных ком­плек­сов уста­нов­ле­но коли­че­ство упо­ми­на­ний сло­ва “Putinversteher” и его про­из­вод­ных, кото­рое соста­ви­ло в общей слож­но­сти свы­ше 500 упо­ми­на­ний. Для под­сче­та были сфор­ми­ро­ва­ны тек­сто­вые мас­си­вы, исхо­дя из руб­ри­ки, в кото­рой раз­ме­щал­ся мате­ри­ал (из элек­трон­ных архи­вов изда­ний) в пери­од при­ня­тых хро­но­ло­ги­че­ских рамок иссле­до­ва­ния (с кон­ца 2013 по 2018 г.). Выяв­ле­но, что абсо­лют­ное боль­шин­ство тек­стов, в кото­рых встре­ча­ет­ся лек­се­ма “Putinversteher” и ее про­из­вод­ные, отно­сят­ся к поли­ти­че­ской сфе­ре и раз­ме­ще­ны в соот­вет­ству­ю­щих раз­де­лах изда­ний (72 % всех про­ана­ли­зи­ро­ван­ных тек­сто­вых мас­си­вов, при под­сче­те автор не делал раз­де­ле­ния на внут­рен­нюю и внеш­нюю поли­ти­ку), зна­чи­тель­но мень­ше — к куль­ту­ре (16,8 %) и эко­но­ми­ке (8 %). Остав­ши­е­ся 3,2 % при­хо­дят­ся на теле­ви­де­ние (2 %) и спорт (1,2 %). Что каса­ет­ся пред­став­лен­ных жан­ров, то речь идет преж­де все­го об ана­ли­ти­че­ских жан­рах (ста­тья, ком­мен­та­рий, мне­ние, ана­ли­ти­че­ское интер­вью) и худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ских (фелье­тон, сати­ри­че­ский ком­мен­та­рий, эссе, памфлет).

Эту зако­но­мер­ность мож­но объ­яс­нить тем, что в зави­си­мо­сти от жан­ра меди­а­тек­ста, обще­го сти­ля и про­фи­ля источ­ни­ка пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­лы отли­ча­ют­ся сте­пе­нью эмо­ци­о­наль­ной язы­ко­вой выра­зи­тель­но­сти. Наи­ме­нее экс­прес­сив­ны­ми явля­ют­ся инфор­ма­ци­он­ные жан­ры жур­на­ли­сти­ки. Там авто­ры, как пра­ви­ло, сдер­жан­но исполь­зу­ют сред­ства язы­ко­вой выра­зи­тель­но­сти, огра­ни­чи­ва­ясь офи­ци­аль­но-дело­вым сти­лем. Более экс­прес­сив­ны­ми явля­ют­ся тек­сты ана­ли­ти­че­ских жан­ров, в кото­рых авто­ры име­ют воз­мож­ность наря­ду с офи­ци­аль­но-дело­вой лек­си­кой при­бе­гать к сти­ли­сти­че­ски окра­шен­ной лек­си­ке и иным сред­ствам язы­ко­вой выра­зи­тель­но­сти. Худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские жан­ры, нахо­дясь на сты­ке жур­на­ли­сти­ки и лите­ра­ту­ры, поз­во­ля­ют авто­рам быть наи­бо­лее сво­бод­ны­ми в выбо­ре изоб­ра­зи­тель­но-выра­зи­тель­ных средств. Кон­тент-ана­лиз тек­сто­вых мас­си­вов, сфор­ми­ро­ван­ных по тема­ти­че­ским руб­ри­кам, исхо­дя из раз­де­лов, в кото­рых были раз­ме­ще­ны дан­ные мате­ри­а­лы, пока­зал, что худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские тек­сты, содер­жа­щие лек­се­му “Putinversteher”, в боль­шин­стве сво­ем отно­сят­ся к жан­ру фелье­то­на. Палит­ра ана­ли­ти­че­ских жан­ров шире — это ста­тья, ком­мен­та­рий, мне­ние, ана­ли­ти­че­ское интервью.

Кон­тент-ана­лиз зна­чи­тель­ной доли кор­пус­ных архив­ных мате­ри­а­лов, про­ве­ден­ный авто­ма­ти­че­ски с помо­щью ана­ли­ти­че­ских про­грамм, доступ­ных поль­зо­ва­те­лям тек­сто­во­го хра­ни­ли­ща «Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн» (Leipzig Corpora Collection), поз­во­лил выявить наи­бо­лее частот­ные лек­си­че­ские еди­ни­цы, упо­треб­ля­е­мые с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher” в рам­ках иссле­ду­е­мо­го пери­о­да21 (рис. 1 и 2).

Рис. 1. Сло­ва, встре­ча­ю­щи­е­ся в одном предложении

Исхо­дя из отоб­ра­жен­ных гра­фи­че­ских пред­став­ле­ний, мы видим, что сло­ва, упо­треб­ля­е­мые с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher”, мож­но раз­де­лить на сле­ду­ю­щие зна­чи­мые группы:

Рис. 2. Граф слов

а) име­на соб­ствен­ные: Шумяц­кий (Boris Schumatsky, немец­ко­языч­ный писа­тель, жур­на­лист, автор кни­ги очер­ков «Новый вер­но­под­дан­ный. Попу­лизм, пост­мо­дер­низм, Путин») [Schumatsky 2016], Фий­он (François Fillon, поли­ти­че­ский дея­тель, кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Фран­ции на выбо­рах 2017 г.), Рос­сия, Путин;

б) слож­ные сло­ва, кото­рые были порож­де­ни­ем СМИ, либо попу­ля­ри­зо­ва­ны СМИ. Наи­бо­лее часто (67 раз) наря­ду с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher” фигу­ри­ру­ет нео­ло­гизм “Verschwörungstheoretiker” (сто­рон­ни­ки тео­рии заго­во­ра, кон­спи­ро­ло­ги). При­ве­дем при­ме­ры таких употреблений.

1. Тра­ди­ци­он­ные сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции клей­мят кри­ти­ков как «пони­ма­ю­щих Пути­на» и слиш­ком часто ста­вят на них штем­пель сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра (Vertreter der traditionellen Medien brandmarken die Kritiker als “Putinversteher” und stempeln sie allzu oft allgemein als Verschwörungstheoretiker ab) (Хай­зе онлайн. Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн. 2018).

2. Неред­ко из-за само­уве­рен­ной уста­нов­ки, в основ­ном пред­по­ла­га­ю­щей, что кри­ти­че­ски настро­ен­ный оппо­нент нахо­дит­ся не на той линии (пра­вый, кон­спи­ро­лог, пони­ма­ю­щий Пути­на или левый экс­тре­мист-вос­хва­ли­тель (Nicht selten aus einer selbstgewissen Haltung heraus, die dem kritischen Gegenüber grundsätzlich unterstellt, dass er auf der falschen Linie ist (rechts, Verschwörungstheoretiker, Putinversteher oder auch Linksextremisten-Verherrlicher) (Хай­зе онлайн. Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн. 2018).

3. Они назы­ва­ют это пике­та­ми за мир, мир­ной зимой или пике­та­ми по поне­дель­ни­кам. Оппо­нен­ты так­же назы­ва­ют их «алю­ми­ни­е­вы­ми шля­па­ми», «пони­ма­ю­щи­ми Пути­на» или «кон­спи­ро­ло­га­ми». С вес­ны 2014 года каж­дую неде­лю соби­ра­ют­ся раз­но­шерст­ные груп­пы, что­бы вый­ти на демон­стра­ции «за мир во всем мире», но и про­тив «убий­ствен­ной поли­ти­ки ФЕДа (Феде­раль­ной резерв­ной систе­мы. — М. П.) (Sie nennen es Friedensmahnwachen, Friedenswinter oder Montagsmahnwachen. Von ihren Gegnern werden sie auch “Aluhüte, “Putin-Versteher oder “Verschwörungstheoretiker genannt. Seit Frühjahr 2014 versammeln sich jede Woche bunt zusammengewürfelte Gruppen, um “für Frieden auf der Welt zu demonstrieren, aber auch gegen die “tödliche Politik der Fed) (Тагес­шпи­гель. 2014. 29 декаб­ря).

При­ме­ры 1–3 нагляд­но демон­стри­ру­ют, что тер­ми­но­ло­ги­че­ские еди­ни­цы “Putinversteher” и “Verschwörungstheoretiker” как сло­ва, при­над­ле­жа­щие к общей лек­си­ко-семан­ти­че­ской груп­пе (лица, име­ю­щие опре­де­лен­ные сомни­тель­ные убеж­де­ния), упо­треб­ля­ют­ся в одном ряду, что и обу­слав­ли­ва­ет высо­кую частот­ность сов­мест­но­го словоупотребления.

Нео­ло­гизм “Russlandversteher” (55 раз) сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как пол­ный сино­ним нео­ло­гиз­ма “Putinversteher”, так­же обла­да­ю­щий уни­чи­жи­тель­ным зна­че­ни­ем: тот, кто может понять либо оправ­ды­ва­ет дей­ствия России.

Автор­ство нео­ло­гиз­ма «вут­бюр­гер» (“Wutbürger” дослов­но: «разъ­ярен­ные граж­дане», 38 раз) при­над­ле­жит жур­на­ли­сту жур­на­ла «Шпи­гель» (Der Spiegel) Дир­ку Кур­бью­вей­ту (Шпи­гель. 2010. 11 нояб­ря). Вут­бюр­гер — соби­ра­тель­ный образ граж­да­ни­на, кото­рый «из-за разо­ча­ро­ва­ния в неко­то­рых поли­ти­че­ских реше­ни­ях очень бур­но пуб­лич­но про­те­сту­ет и выхо­дит на демон­стра­ции» [Dudenredaktion 2022]. Нео­ло­гизм был выбран Обще­ством немец­ко­го язы­ка (Gesellschaft für deutsche Sprache, GfdS) сло­вом 2010 г.;

в) назва­ние поли­ти­че­ских направ­ле­ний, идео­ло­гий: Antiamerikaner (анти­аме­ри­кан­цы), Linke (левые);

г) лек­се­мы, про­яв­ля­ю­щие инфор­ма­ци­он­ный повод или кон­текст: Forum (форум, в первую оче­редь Гер­ма­но-Рос­сий­ский форум); Medien (СМИ), bezeichnet (обо­зна­ча­ет): дан­ная соче­та­е­мость обу­слов­ле­на нали­чи­ем тол­ко­ва­ния нео­ло­гиз­ма в текстах;

д) грам­ма­ти­че­ские и лек­си­че­ские связ­ки: сою­зы, место­име­ния, вопро­си­тель­ные сло­ва: bin (есть, фор­ма 1 лица ед. ч. гла­го­ла «быть»), oder (или), ja (да), ich (я), weil (так как).

Сле­ду­ет отме­тить, что само­сто­я­тель­ный под­счет и кон­тент-ана­лиз ото­бран­но­го мате­ри­а­ла под­твер­жда­ют боль­шую частот­ность имен соб­ствен­ных в соче­та­нии с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher”. В осо­бен­но­сти в 2014 г. нео­ло­гизм актив­но исполь­зо­вал­ся в мас­сме­диа, в том чис­ле в каче­ствен­ной прес­се, как пори­ца­ю­щий ярлык в отно­ше­нии фигур пуб­лич­ной поли­ти­ки. При­ве­дем при­ме­ры таких употреблений.

1. Тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья, заго­ло­воч­ный ком­плекс: Экс-канц­лер Шре­дер о крым­ском кон­флик­те: пони­ма­ю­щий Пути­на (Ex-Kanzler Schröder zum Krim-Konflikt: Der Putinversteher) (Тагес­цай­тунг, тац. 2014. 9 сентября).

2. Раз­дел — поли­ти­ка, тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья: Штай­н­май­ер ни в коем слу­чае не хочет, что­бы в его свя­зи воз­ник, а точ­нее, воз­ро­дил­ся, образ пони­ма­ю­ще­го Пути­на. Имен­но поэто­му он меня­ет курс, в том чис­ле, из само­за­щи­ты. В послед­ние годы Штай­н­май­ер не раз выхо­дил из себя, когда его отно­ше­ние к Рос­сии при­рав­ни­ва­лось к пози­ции его быв­ше­го настав­ни­ка, экс-канц­ле­ра Гер­хар­да Шре­де­ра (СДПГ) (Steinmeier möchte um keinen Preis das Bild des Putin-Verstehers aufkommen, besser gesagt: wieder aufleben lassen. Genau deshalb steuert er nun um, und dies auch aus Selbstschutz. Aus der Haut fuhr Steinmeier in den vergangenen Jahren immer wieder, wenn seine Haltung zu Russland mit der Position seines einstigen Mentors, Ex-Bundeskanzler Gerhard Schröder (SPD), gleichgesetzt wurde) (Вельт онлайн. 2013. декабрь).

3. Тип пуб­ли­ка­ции — интер­вью: МАЦ: Гос­по­дин Стол­пе, Вы тоже пут­ин­фер­ште­ер? (MAZ: Herr Stolpe22, sind Sie auch ein Putin-Versteher?) (Мэр­ки­ше Аль­ге­майне Цай­тунг, МАЦ. 2014. 23 декаб­ря).

4. Тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья: Сре­ди при­мер­но 200 слу­ша­те­лей были вид­ные сто­рон­ни­ки Пути­на, такие как быв­ший феде­раль­ный пред­се­да­тель СДПГ и ныне пред­се­да­тель Немец­ко-рос­сий­ско­го фору­ма Мат­ти­ас Плат­цек и новый посол Рос­сии в Гер­ма­нии Сер­гей Неча­ев (Unter den etwa 200 Zuhörern waren so prominente Putinversteher wie der ehemalige Bundesvorsitzende der SPD und heutige Vorstandsvorsitzende des Deutsch-Russischen Forums Matthias Platzeck und der neue russische Botschafter in Deutschland, Sergej Netschajew) (Бильд. 2018. 2 апреля).

Сре­ди поли­ти­че­ских направ­ле­ний боль­ше всех попа­ли под медий­ное обви­не­ние в излиш­нем пони­ма­нии Рос­сии соци­ал-демо­кра­ты. Мише­нью кри­ти­ки СМИ ста­ли, напри­мер, экс-канц­ле­ры Гер­хард Шрё­дер и Гель­мут Шмидт, как и боль­шин­ство вид­ных чле­нов соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии: Зиг­мар Габ­ри­эль, Франк-Валь­тер Штай­н­май­ер, Эгон Бар. Пар­тии «Левых» (die Linke) и «Аль­тер­на­ти­ве для Гер­ма­нии» (Alternative für Deutschland, AfD) так­же вме­ня­ли про­рос­сий­скую позицию.

1. Раз­дел — поли­ти­ка, тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья, заго­ло­воч­ный ком­плекс: Левая пар­тия в крым­ском кри­зи­се. Пони­ма­ю­щие Пути­на. У Вла­ди­ми­ра Пути­на в Бер­лине все­го несколь­ко дру­зей, но рос­сий­ский пре­зи­дент может поло­жить­ся на «Левых». Сара Вагенк­нехт и дру­гие това­ри­щи с глу­бо­ким пони­ма­ни­ем отно­сят­ся к его крым­ско­му кур­су (Linkspartei in der Krim-Krise. Die Putin-Versteher. Wladimir Putin hat nur noch wenige Freunde in Berlin — doch auf die Linken kann sich Russlands Präsident verlassen. Sahra Wagenknecht und andere Genossen zeigen tiefes Verständnis für seinen Krim-Kurs) (Шпи­гель онлайн. 2014. 17 марта).

2. Тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья, раз­дел — поли­ти­ка: Кро­ме того, Гау­ланд23 про­бу­ет себя в каче­стве пони­ма­ю­ще­го Пути­на (Gauland versucht sich zudem als PutinVersteher) (Вельт онлайн. Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн. 2018).

Стилистический анализ

Важ­но отме­тить, что при­ме­не­ние авто­ра­ми нео­ло­гиз­ма “Putinversteher” высту­па­ет в первую оче­редь лек­си­че­ским сред­ством выра­зи­тель­но­сти и слу­жит для эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия на чита­те­ля или непо­сред­ствен­но на собе­сед­ни­ка (как в жан­ре интер­вью). Номи­на­тив­ная функ­ция допол­не­на обоб­ща­ю­щей (слу­жа­щей клас­си­фи­ка­ции объ­ек­тов окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти), оце­ноч­ной и экс­прес­сив­ной функ­ци­я­ми. Ее исполь­зо­ва­ние поз­во­ля­ет сде­лать поли­ти­че­скую дис­кус­сию не толь­ко более острой, захва­ты­ва­ю­щей, но и упро­ща­ет для ауди­то­рии слож­ное поли­ти­че­ское содер­жа­ние, «ужи­мая» его в одном сло­ве, уже содер­жа­щем гото­вую оценку.

Более того, исполь­зо­ва­ние сло­ва “Putinversteher” опре­де­лен­но сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как пря­мое про­яв­ле­ние рече­вой агрес­сии, то есть «исполь­зо­ва­ние язы­ко­вых средств для выра­же­ния непри­яз­ни, враж­деб­но­сти; мане­ра речи, оскорб­ля­ю­щая чье-либо само­лю­бие, досто­ин­ство» [Кожи­на 2006: 340]. В жан­ре интер­вью рече­вая агрес­сия созда­ет эмо­ци­о­наль­ный накал меж­ду собе­сед­ни­ка­ми, что поз­во­ля­ет при­влечь вни­ма­ние чита­те­ля: «гар­мо­ния ком­му­ни­кан­тов наме­рен­но при­но­сит­ся в жерт­ву пуб­ли­ци­сти­че­ской выра­зи­тель­но­сти» [Басов­ская 2004: 257]. Одна из клю­че­вых задач рече­вой агрес­сии в медиа­дис­кур­се — это созда­ние нега­тив­но­го впе­чат­ле­ния и воз­дей­ствие таким обра­зом на созна­ние адре­са­та [Саму­се­вич 2017: 48].

В слу­чае нали­чия нео­ло­гиз­ма “Putinversteher” в заго­ло­воч­ном ком­плек­се ста­тьи, в осо­бен­но­сти упо­треб­лен­но­го без кавы­чек, уже непо­сред­ствен­но из заго­ло­воч­но­го ком­плек­са мож­но «счи­тать» пози­цию авто­ра (и/или изда­ния) по тема­ти­ке пуб­ли­ка­ции. В сти­ли­сти­че­ском отно­ше­нии это — про­яв­ле­ние тен­ден­ци­оз­но­сти пода­чи материала.

С дру­гой сто­ро­ны, кон­тент-ана­лиз ото­бран­ных для иссле­до­ва­ния меди­а­тек­стов пока­зал, что исполь­зо­ва­ние кавы­чек в каче­стве сти­ли­сти­че­ско­го при­е­ма, на гра­фи­че­ском уровне поз­во­ля­ю­ще­го дистан­ци­ро­вать­ся от выска­зы­ва­ния, как пра­ви­ло, сви­де­тель­ству­ет о более взве­шен­ной пози­ции изда­ния (хотя быва­ют исклю­че­ния). Срав­ним примеры.

1. Раз­дел — поли­ти­ка, тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья: Поли­ти­че­ская опас­ность в крым­ском кон­флик­те состо­ит в том, что слож­ное дело лег­ко мож­но отра­вить мод­ны­ми сло­веч­ка­ми типа «пони­ма­ю­щий Пути­на». Воз­мож­но, Линднер так­же явля­ет­ся «пони­ма­ю­щим Евро­пу», кото­рый хочет улуч­шить пере­го­вор­ную пози­цию по отно­ше­нию к США Дональ­да Трам­па, пока­зав, что Евро­па может исполь­зо­вать и дру­гие аль­тер­на­ти­вы (Die politische Gefahr beim Krim-Konflikt besteht darin, dass sich die komplexe Materie leicht mit Schlagworten wie “Putinversteher” vergiften lässt. Vielleicht ist Lindner aber auch ein “Europaversteher”, der die Verhandlungsposition gegenüber Donald Trumps USA dadurch verbessern will, dass er aufzeigt, dass Europa auch andere Alternativen nutzen kann) (Мене­джер Мага­цин. 2017. 15 августа).

2. Тип пуб­ли­ка­ции — ста­тья: В совре­мен­ной поли­ти­ке появи­лись новые бое­вые тер­ми­ны: «Друг Рос­сии» и «пони­ма­ю­щий Пути­на» (Es gibt neue Kampfbegriffe in der aktuellen Politik: “Russenlandfreund” und “Putinversteher”) (Блэтт­хен. Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн. 2018).

3. Тип пуб­ли­ка­ции — ком­мен­та­рий, заго­ло­воч­ный ком­плекс: Малень­кая груст­ная исто­рия пони­ма­ю­щих Пути­на (Die kleine traurige Geschichte der Putin-Versteher) (Вельт онлайн. 2015. 27 июля).

Нель­зя ска­зать, что пер­вые два при­ме­ра лише­ны оце­ноч­но­сти и экс­прес­сив­но­сти, об их нали­чии сви­де­тель­ству­ет выбор лек­си­ки: «отра­вить», «мод­ные сло­веч­ки» (1) и «бое­вые тер­ми­ны» (2). Одна­ко на мета­язы­ко­вом уровне чита­тель рас­по­зна­ет раз­ни­цу меж­ду при­ме­ра­ми 1, 2 и при­ме­ром 3, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, за счет каких язы­ко­вых средств (смяг­че­ния, дистан­ци­ро­ва­ния или огруб­ле­ния, кон­ста­та­ции) и с какой целью автор пере­да­ет инфор­ма­цию (под­толк­нуть к раз­мыш­ле­нию или сфор­ми­ро­вать мнение).

Заго­ло­воч­ный ком­плекс тре­тье­го ком­мен­та­рия лако­ни­чен, но экс­прес­си­вен. Мне­ние авто­ра ста­тьи уже сфор­ми­ро­ва­но, оцен­ка собы­ти­ям выне­се­на — это «груст­ная исто­рия». Чита­те­лю пред­ла­га­ет­ся, таким обра­зом, про­чи­тав ста­тью, лишь при­со­еди­нит­ся к мне­нию автора.

Под­во­дя итог дан­но­го раз­де­ла, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что про­ве­де­ние кон­тент-ана­ли­за поз­во­ли­ло полу­чить чис­ло­вую оцен­ку упо­треб­ле­ния нео­ло­гиз­ма “Putinversteher” и каче­ствен­ную клас­си­фи­ка­цию мате­ри­а­ла с точ­ки зре­ния выяв­ле­ния тема­ти­че­ских, лек­си­че­ских, жан­ро­вых и сти­ли­сти­че­ских зако­но­мер­но­стей. Пони­ма­ние кон­тек­ста важ­но для осмыс­ле­ния отно­ше­ния обще­ствен­но­го созна­ния к инте­ре­су­ю­щим нас поня­тий­но-тема­ти­че­ским еди­ни­цам и для тол­ко­ва­ния интер­пре­та­ци­он­но­го поля концепта.

Семантический анализ

Кон­цепт «пони­ма­ние» пред­став­ля­ет собой уни­вер­саль­ное онто­ло­ги­че­ское поня­тие, кото­рое обозначает:

— спо­соб­ность вос­при­ни­мать и осмыс­ли­вать зна­че­ние и содер­жа­ние чего-либо;

— состо­я­ние созна­ния, при кото­ром ста­но­вит­ся ясным смысл чего-либо;

— нали­чие опре­де­лен­ной точ­ки зре­ния или интер­пре­та­ции чего-либо24.

Зада­ча насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния состо­я­ла в том, что­бы на осно­ве ана­ли­за кон­тек­сту­аль­ных упо­треб­ле­ний репре­зен­тан­та кон­цеп­та «пони­ма­ние» оха­рак­те­ри­зо­вать его интер­пре­та­ци­он­ное поле и опре­де­лить когни­тив­ный и праг­ма­ти­че­ский ком­по­нен­ты зна­че­ния лек­се­мы “Putinversteher”.

Напом­ним, что интер­пре­та­ци­он­ное поле кон­цеп­та обра­зу­ют те когни­тив­ные при­зна­ки, кото­рые не отно­сят­ся к ядру (инфор­ма­ци­он­но­му содер­жа­нию) кон­цеп­та, а интер­пре­ти­ру­ют или дают оцен­ку основ­но­му инфор­ма­ци­он­но­му содер­жа­нию. Посколь­ку любая лек­се­ма име­ет язы­ко­вое зна­че­ние, отоб­ра­жа­ю­щее в себе часть содер­жа­ния кор­ре­ли­ру­ю­ще­го кон­цеп­та, ана­лиз мен­таль­ной струк­ту­ры кон­цеп­та и язы­ко­во­го зна­че­ния взаимообусловлены.

Тол­ко­ва­ние зна­че­ния ком­по­зи­та “Putinversteher” как слож­но­го сло­ва скла­ды­ва­ет­ся из сум­мар­ной моти­ви­ров­ки зна­че­ний сла­га­е­мых ком­по­нен­тов и может быть све­де­но к фор­му­ли­ров­ке, варьи­ру­ю­щей­ся в зави­си­мо­сти от исто­ри­ко-поли­ти­че­ско­го кон­тек­ста: «чрез­мер­но пони­ма­ю­щий Пути­на», «оправ­ды­ва­ю­щий Пути­на» или «укло­ня­ю­щий­ся от кри­ти­ки Пути­на». Праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент зна­че­ния нео­ло­гиз­ма, то есть «та часть его содер­жа­ния, кото­рая оста­ет­ся в нем за выче­том когни­тив­но­го содер­жа­ния» [Касья­но­ва 2007: 37], может быть интер­пре­ти­ро­ван как «не заслу­жи­ва­ю­щая одоб­ре­ния про­рос­сий­ская позиция».

При­ве­дем цита­ту из пуб­ли­ка­ции извест­ной немец­кой жур­на­лист­ки, писа­тель­ни­цы Мели Кияк (Mely Kiyak) в еже­днев­ной над­ре­ги­о­наль­ной газе­те лево­ли­бе­раль­но­го тол­ка «Цайт» (Die Zeit) от 19 нояб­ря 2014 г., в кото­рой содер­жит­ся, на наш взгляд, одна из наи­бо­лее удач­ных и точ­ных интер­пре­та­ций зна­че­ния сло­ва “Putinversteher”: В послед­нее вре­мя, когда кто-то пыта­ет­ся понять поли­ти­че­ские дей­ствия авто­кра­та, неува­жи­тель­но гово­рит­ся, что он явля­ет­ся «пони­ма­ю­щим». Обо­зна­че­ние «пони­ма­ю­щий Пути­на» реа­ли­зу­ет утвер­ди­тель­ное пони­ма­ние поли­ти­ки Пути­на, в опре­де­лен­ном смыс­ле так­же одоб­ре­ние его воен­ной так­ти­ки. Одна­ко ярлы­ки на тех, кто пони­ма­ет Рос­сию и Пути­на, накле­и­ва­ют­ся сра­зу же, как поли­тик или жур­на­лист пыта­ет­ся прой­ти по пути позна­ния, преж­де чем при­сту­пить к поли­ти­че­ско­му ана­ли­зу. Все же, как при­бли­зить­ся к реше­нию, если не пони­ма­ешь про­ис­хо­дя­ще­го? Пони­ма­ние как руга­тель­ство — это доволь­но стран­но (Despektierlich heißt es ja neuerdings, wenn man versucht, das politische Handeln eines Autokraten nachzuvollziehen, man sei ein “Versteher”. Die Bezeichnung “Putinversteher” implementiert ein affirmatives Verständnis für Putins Politik, auf gewisse Art also auch eine Billigung seiner militärischen Taktik. Die Etiketten Russlandversteher und Putinversteher werden jedoch schon geklebt, sobald ein Politiker oder Journalist vor der politischen Analyse zunächst einmal den Weg der Erkenntnis abzustolpern versucht. Allein, wie soll man sich einer Lösung annähern, wenn man den Vorgang nicht nachvollzieht? Verständnis als Schimpfwort ist schon ganz schön skurril) (Цайт. 2014. 19 октября).

В дан­ном раз­вер­ну­том опре­де­ле­нии содер­жит­ся пря­мое ука­за­ние на праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент зна­че­ния лек­се­мы, а имен­но на то, что сло­во исполь­зу­ет­ся в поли­ти­че­ском медиа­дис­кур­се в каче­стве оце­ноч­ной и экс­прес­сив­ной харак­те­ри­сти­ки: «неува­жи­тель­но гово­рит­ся», «пони­ма­ние как ругательство».

В оце­ноч­но­сти Л. Ю. Касья­но­ва видит опре­де­ля­ю­щий мар­кер праг­ма­ти­че­ско­го эле­мен­та зна­че­ния сло­ва: «в отли­чие от когни­тив­ной инфор­ма­ции праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент явля­ет­ся носи­те­лем све­де­ний не о рефе­рен­тах, а об их вос­при­я­тии гово­ря­щи­ми» [Касья­но­ва 2007: 37]. Праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент зна­че­ния пере­да­ет отно­ше­ние гово­ря­ще­го к объ­ек­ту и вклю­ча­ет в себя обще­ствен­но осо­знан­ные кон­но­та­ции куль­тур­но-исто­ри­че­ско­го харак­те­ра или инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские кон­но­та­ции. Будучи допол­ни­тель­ным ком­по­нен­том смыс­ла, он кон­кре­ти­зи­ру­ет когни­тив­ный ком­по­нент, при­вно­ся в зна­че­ние сло­ва оцен­ку и экспрессивность.

Что­бы опре­де­лить и оха­рак­те­ри­зо­вать праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент зна­че­ния лек­се­мы, необ­хо­ди­мо было отде­лить его от когни­тив­ной инфор­ма­ции и опре­де­лить харак­тер семан­ти­че­ских отно­ше­ний меж­ду ком­по­нен­та­ми струк­ту­ры слова.

Немец­кий гла­гол «пони­мать», соглас­но сло­ва­рю «Дуден», явля­ет­ся мно­го­знач­ным и име­ет несколь­ко номи­на­тив­ных зна­че­ний. К основ­ным сво­бод­ным зна­че­ни­ям гла­го­ла, то есть, по В. В. Вино­гра­до­ву, таким зна­че­ни­ям, кото­рые непо­сред­ствен­но направ­ле­ны «на “пред­ме­ты”, явле­ния, дей­ствия и каче­ства дей­стви­тель­но­сти (вклю­чая сюда и внут­рен­нюю жизнь чело­ве­ка)» и отра­жа­ют их «обще­ствен­ное пони­ма­ние» [Вино­гра­дов 1977: 162], мож­но отне­сти сле­ду­ю­щие зна­че­ния: «чет­ко рас­слы­шать ска­зан­ное» и «уло­вить смысл, постичь». Осталь­ные зна­че­ния соот­но­сят­ся с основ­ным номи­на­тив­ным зна­че­ни­ем, но «уже, тес­нее и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­нее» [Моро­зо­ва 2017: 38], то есть явля­ют­ся номи­на­тив­но-про­из­вод­ны­ми, напри­мер тре­тье и чет­вер­тое зна­че­ния: 3a) «воз­мож­ность поста­вить себя на чье-то место; про­явить пони­ма­ние по отно­ше­нию к кому-то», 3б) «нахо­дить (чье-то пове­де­ние, отно­ше­ние, реак­цию, чув­ства с его точ­ки зре­ния) есте­ствен­ным, после­до­ва­тель­ным, пра­виль­ным, нор­маль­ным»; 4) «ладить с кем-то, иметь хоро­шие отно­ше­ния», ср.: [Dudenredaktion 2022].

Таким обра­зом, в семан­ти­че­ском соста­ве струк­ту­ры нео­ло­гиз­ма “Putinversteher”, поми­мо зна­че­ния име­ни соб­ствен­но­го “Putin” (фами­лия Пре­зи­ден­та РФ), пред­став­ле­ны номи­на­тив­но-про­из­вод­ные зна­че­ния (3a, 3б и 4) гла­го­ла “verstehen”. Cово­куп­ность дан­ных зна­че­ний мож­но счи­тать когни­тив­ным ком­по­нен­том семан­ти­че­ской струк­ту­ры слова.

Осталь­ное содер­жа­ние (уни­чи­жи­тель­ное и пори­ца­ю­щее отно­ше­ние гово­ря­ще­го) выхо­дит за рам­ки когни­тив­но­го зна­че­ния, а сле­до­ва­тель­но, явля­ет­ся праг­ма­ти­че­ским. Праг­ма­ти­че­ское содер­жа­ние отно­сит­ся к интер­пре­та­ци­он­но­му полю кон­цеп­та, посколь­ку интер­пре­ти­ру­ет и дает оцен­ку основ­но­му инфор­ма­ци­он­но­му содер­жа­нию концепта.

О нали­чии в лек­се­ме “Putinversteher” праг­ма­ти­че­ско­го ком­по­нен­та гово­рит и семан­ти­че­ская дву­пла­но­вость, то есть при­сут­ствие и нало­же­ние в созна­нии гово­ря­ще­го пря­мо­го, кон­крет­но-пред­мет­но­го и номи­на­тив­но-про­из­вод­ных зна­че­ний сло­ва [Чер­ка­со­ва 1968: 36]. Семан­ти­че­ская дву­пла­но­вость и нали­чие оце­ноч­но­го момен­та, в свою оче­редь, сви­де­тель­ству­ют о состо­яв­шей­ся мета­фо­ри­за­ции. Мета­фо­ри­за­ция пред­по­ла­га­ет рас­ши­ре­ние смыс­ло­во­го объ­е­ма сло­ва за счет вза­и­мо­дей­ствия «основ­но­го (пря­мо­го, кон­крет­но-пред­мет­но­го и про­из­вод­но­го зна­че­ний», кото­рое «видо­из­ме­ня­ет и ослож­ня­ет номи­на­тив­ную функ­цию сло­ва: оно уже слу­жит не толь­ко сред­ством наиме­но­ва­ния того или ино­го пред­ме­та», но и сред­ством выра­же­ния субъ­ек­тив­ной оцен­ки пред­ме­тов и явле­ний дей­стви­тель­но­сти со сто­ро­ны гово­ря­ще­го» [Чер­ка­со­ва 1968: 35]. Мета­фо­ри­за­ция — это одна из веду­щих тех­ник фрей­мин­га, зна­чи­мо­го сти­ли­сти­че­ско­го при­е­ма жур­на­ли­сти­ки. Фрей­ми­ниг, то есть «созда­ние опре­де­лен­ной схе­мы коди­ро­ва­ния реаль­но­сти» [Chong, Druckman 2007: 102] зада­ет реци­пи­ен­ту рам­ку вос­при­я­тия инфор­ма­ции, направ­ляя его вни­ма­ние на те свой­ства или дей­ствия объ­ек­та, на кото­рых ему сле­ду­ет сосре­до­то­чить­ся, под­во­дя его тем самым к опре­де­лен­но­му выво­ду или отношению.

Таким обра­зом, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что номи­на­тив­ная функ­ция лек­се­мы “Putinversteher” допол­не­на обоб­ща­ю­щей (сиг­ни­фи­ка­тив­ной), оце­ноч­ной и экс­прес­сив­ной функ­ци­я­ми, что поз­во­ля­ет рас­смат­ри­вать нео­ло­гизм как мета­фо­ри­че­ский фрейм, кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ю­щий опре­де­лен­ное поли­ти­че­ское видение.

Критика неологизма

Кри­ти­че­ской оцен­ке сло­ва “Putinversteher” посвя­ще­на зна­чи­тель­ная доля ото­бран­ных для иссле­до­ва­ния мате­ри­а­лов. Исполь­зо­ва­ние ново­об­ра­зо­ва­ния вызва­ло широ­кую обще­ствен­ную нега­тив­ную реак­цию из-за пей­о­ра­тив­но­го харак­те­ра дан­но­го сло­ва, что счи­та­ет­ся непри­ем­ле­мым в инфор­ма­ци­он­ной жур­на­ли­сти­ке. Пер­вая нега­тив­ная оцен­ка ново­го сло­ва как мар­ке­ра поли­ти­че­ски анга­жи­ро­ван­ной жур­на­ли­сти­ки про­зву­ча­ла еще в 2014 г., когда нео­ло­гизм был номи­ни­ро­ван как «самое пло­хое сло­во года» (так­же «не-сло­во года», нем. “Unwort des Jahres”). Линг­ви­сти­че­ская кам­па­ния по кри­ти­ке язы­ка «Самое пло­хое сло­во года» направ­ле­на на при­вле­че­ние вни­ма­ния к обще­ствен­ным фор­мам исполь­зо­ва­ния язы­ка и на повы­ше­ние язы­ко­вой осо­знан­но­сти и вос­при­им­чи­во­сти к язы­ку сре­ди насе­ле­ния: «Рефлек­сия и кри­ти­ка исполь­зо­ва­ния “не-слов” направ­ле­ны на повы­ше­ние осве­дом­лен­но­сти о дис­кри­ми­на­ци­он­ном, стиг­ма­ти­зи­ру­ю­щем, эвфе­ми­сти­че­ском, вво­дя­щем в заблуж­де­ние или негу­ман­ном исполь­зо­ва­нии язы­ка и ответ­ствен­но­сти гово­ря­ще­го в отно­ше­нии язы­ко­вых дей­ствий»25. В ходе кон­курс­но­го голо­со­ва­ния в 2014 г. побе­дил тер­мин “Lügenpresse” («лжи­вая прес­са»), тема­ти­зи­ру­ю­щий ту же про­блем­ную сфе­ру, что при­влек­ло вни­ма­ние обще­ствен­но­сти к про­бле­ме аффи­ли­ро­ван­но­сти СМИ и поли­ти­ки как соци­аль­ных институтов.

В насто­я­щее вре­мя нео­ло­гизм зна­чи­тель­но реже появ­ля­ет­ся в СМИ. Тем не менее ана­ло­гич­ные лек­се­мы, обра­зо­ван­ные с исполь­зо­ва­ни­ем дан­ной сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной моде­ли (“Trump-Versteher”, “Macron-Versteher”, “Merkel-Versteher” и др.), пери­о­ди­че­ски встре­ча­ют­ся в меди­а­текстах для обо­зна­че­ния кру­га лиц, демон­стри­ру­ю­щих пока­за­тель­ную под­держ­ку дей­ствий того и ино­го поли­ти­ка. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что такая сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ная модель про­дук­тив­на и про­дол­жа­ет исполь­зо­вать­ся в поли­ти­че­ском медиадискурсе.

Результаты исследования

В ходе иссле­до­ва­ния нео­ло­гизм “Putinversteher” был рас­смот­рен с точ­ки зре­ния сло­во­об­ра­зо­ва­тель­но­го, сти­ли­сти­че­ско­го и семан­ти­че­ско­го видов ана­ли­за. Кро­ме того, были задей­ство­ва­ны мето­ди­ки кон­текст­но­го ана­ли­за и кван­ти­та­тив­но­го контент-анализа.

Пер­во­на­чаль­ный отбор источ­ни­ков осу­ществ­лял­ся исхо­дя из прин­ци­пов реле­вант­но­сти СМИ в систе­ме мас­со­вой прес­сы, а так­же коли­че­ства упо­ми­на­ний сло­ва. В иссле­до­ва­ние были вклю­че­ны мате­ри­а­лы немец­ких новост­ных СМИ раз­лич­ной поли­ти­че­ской направ­лен­но­сти и пери­о­дич­но­сти, как обще­на­ци­о­наль­ных, так и реги­о­наль­ных изда­ний, а так­же архи­вы немец­ких новост­ных сай­тов и интер­нет-изда­ний, онлайн-жур­на­лов. Для пере­про­вер­ки и пол­но­ты дан­ных исполь­зо­ва­лись кор­пу­сы новост­ных тек­стов, в первую оче­редь «Ляйп­циг Кор­по­ра Кол­лекшн» (Leipzig Corpora Collection) и кор­пу­сы циф­ро­во­го сло­ва­ря немец­ко­го язы­ка (Коrpora im DWDS). Вре­мен­ные рам­ки иссле­до­ва­ния — с кон­ца 2013 по 2018 г. — были инте­рес­ны для насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния тем, что это вре­мя закреп­ле­ния поли­ти­че­ско­го нео­ло­гиз­ма “Putinversteher” в немец­ком язы­ке и его широ­ко­го рас­про­стра­не­ния, в том чис­ле за пре­де­лы Германии.

Сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ный ана­лиз пока­зал, что нео­ло­гизм “Putinversteher” не обла­да­ет уни­каль­ной сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной струк­ту­рой, а орга­ни­зо­ван по уже име­ю­щей­ся в систе­ме язы­ка дери­ва­ци­он­ной моде­ли и вхо­дит в лек­си­ко-семан­ти­че­скую груп­пу слов одной части речи (суще­стви­тель­ные), объ­еди­нен­ных общим эле­мен­том зна­че­ния: «лица, демон­стри­ру­ю­щие осо­бое пони­ма­ние в отно­ше­нии лица или пред­ме­та». Лек­се­ма обла­да­ет вари­а­тив­но­стью напи­са­ния — слит­но и через дефис.

Кон­тент-ана­лиз мате­ри­а­ла, в ходе кото­ро­го были про­ана­ли­зи­ро­ва­ны 260 ста­тей и заго­ло­воч­ных ком­плек­сов, выявил, что 72 % тек­стов, содер­жа­щих лек­се­му “Putinversteher” и ее про­из­вод­ные, отно­сят­ся к поли­ти­че­ской сфе­ре и раз­ме­ще­ны в соот­вет­ству­ю­щих раз­де­лах изда­ний. Зна­чи­тель­но мень­шее коли­че­ство мате­ри­а­лов посвя­ще­но куль­тур­ной тема­ти­ке (16,8 %) и эко­но­ми­ке (8 %). Нео­ло­гизм “Putinversteher” встре­ча­ет­ся, глав­ным обра­зом, в худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ских и ана­ли­ти­че­ских жан­рах. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что в зави­си­мо­сти от жан­ра тек­сты ста­тей раз­ли­ча­ют­ся уров­нем лек­си­че­ской выра­зи­тель­но­сти: наи­ме­нее экс­прес­сив­но окра­ше­ны инфор­ма­ци­он­ные жан­ры, худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские жан­ры, нахо­дясь на сты­ке жур­на­ли­сти­ки и лите­ра­ту­ры, опе­ри­ру­ют наи­бо­лее широ­ки­ми воз­мож­но­стя­ми задей­ство­ва­ния изоб­ра­зи­тель­но-выра­зи­тель­ных средств.

Кон­тент-ана­лиз тек­сто­вых мас­си­вов, сфор­ми­ро­ван­ных по тема­ти­че­ским руб­ри­кам, исхо­дя из раз­де­лов, в кото­рых были раз­ме­ще­ны дан­ные мате­ри­а­лы, пока­зал, что худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские тек­сты, содер­жа­щие лек­се­му “Putinversteher”, в боль­шин­стве сво­ем отно­сят­ся к жан­ру фелье­то­на; палит­ра ана­ли­ти­че­ских жан­ров шире — это ста­тья, ком­мен­та­рий, мне­ние, ана­ли­ти­че­ское интервью.

С помо­щью ана­ли­ти­че­ских про­грамм, доступ­ных поль­зо­ва­те­лям баз дан­ных меди­а­тек­стов, была уста­нов­ле­на харак­тер­ная лек­си­че­ская соче­та­е­мость с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher”. Были выяв­ле­ны пять групп лек­си­че­ских еди­ниц, наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щих­ся с лек­се­мой в одном предложении:

1) име­на соб­ствен­ные состав­ля­ют наи­бо­лее обши­рую и раз­но­об­раз­ную группу;

2) нео­ло­гиз­мы слож­ной струк­ту­ры, кото­рые были порож­де­ны СМИ либо попу­ля­ри­зо­ва­ны СМИ. Наи­бо­лее часто (67 раз) наря­ду с ком­по­зи­ту­мом “Putinversteher” фигу­ри­ру­ет нео­ло­гизм “Verschwörungstheoretiker” (сто­рон­ни­ки тео­рии заго­во­ра, кон­спи­ро­ло­ги). Тер­ми­но­ло­ги­че­ские еди­ни­цы “Putinversteher” и “Verschwörungstheoretiker” мож­но отне­сти к одной лек­си­ко-семан­ти­че­ской груп­пе: лица, име­ю­щие опре­де­лен­ные сомни­тель­ные убеждения.

Нео­ло­гизм “Russlandversteher” (55 раз) сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как пол­ный сино­ним нео­ло­гиз­ма “Putinversteher”, так­же обла­да­ю­щий уни­чи­жи­тель­ным зна­че­ни­ем: кто-то, кто может понять, либо оправ­ды­ва­ет дей­ствия России;

3) назва­ние поли­ти­че­ских направ­ле­ний, идео­ло­гий и носи­те­ли соот­вет­ству­ю­щих идео­ло­гий: “Antiamerikanismus” (анти­аме­ри­ка­низм) “Antiamerikaner” (анти­аме­ри­кан­цы, 62 раза), “Linke” (Левая пар­тия, 24 раза);

4) лек­се­мы, про­яв­ля­ю­щие инфор­ма­ци­он­ный повод или контекст;

5) грам­ма­ти­че­ские и лек­си­че­ские связ­ки: сою­зы, место­име­ния, вопро­си­тель­ные слова.

В рам­ках сти­ли­сти­че­ско­го ана­ли­за мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что исполь­зо­ва­ние сло­ва “Putinversteher” сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как пря­мое про­яв­ле­ние рече­вой агрес­сии с целью эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия на чита­те­ля или непо­сред­ствен­но на собе­сед­ни­ка, как, напри­мер, в жан­ре интер­вью. Таким обра­зом про­ис­хо­дит попыт­ка фор­ми­ро­ва­ния у ауди­то­рии пред­уста­нов­лен­но­го мне­ния о лице или груп­пе лиц, в отно­ше­нии кото­ро­го (кото­рых) упо­треб­ле­но дан­ное существительное.

С точ­ки зре­ния сти­ли­сти­ки мы рас­смат­ри­ва­ем такие тек­сты как про­яв­ле­ние тен­ден­ци­оз­но­сти в пода­че мате­ри­а­ла. В слу­чае нали­чия нео­ло­гиз­ма “Putinversteher” в заго­ло­воч­ном ком­плек­се ста­тьи уже из него счи­ты­ва­ет­ся мне­ние авто­ра (и изда­ния) по тема­ти­ке публикации.

Выде­ле­ние сло­ва “Putinversteher” кавыч­ка­ми, как пра­ви­ло, носит зна­чи­мый харак­тер в каче­стве сти­ли­сти­че­ско­го при­е­ма, на гра­фи­че­ском уровне поз­во­ля­ю­ще­го дистан­ци­ро­вать­ся от высказывания.

В каче­стве задач семан­ти­че­ско­го ана­ли­за в рам­ках дан­но­го иссле­до­ва­ния нами были выде­ле­ны две клю­че­вые зада­чи: во-пер­вых, на осно­ве ана­ли­за кон­тек­сту­аль­ных упо­треб­ле­ний репре­зен­тан­та кон­цеп­та оха­рак­те­ри­зо­вать интер­пре­та­ци­он­ное поле кон­цеп­та «пони­ма­ние»; во-вто­рых, опре­де­лить когни­тив­ный и праг­ма­ти­че­ский ком­по­нен­ты зна­че­ния лек­се­мы “Putinversteher”.

Дан­ные зада­чи тес­но свя­за­ны меж­ду собой, посколь­ку опи­сы­ва­ют одни и те же язы­ко­вые фак­ты с раз­ных сто­рон, ведь любая лек­се­ма име­ет язы­ко­вое зна­че­ние, отоб­ра­жа­ю­щее в себе часть мен­таль­но­го содер­жа­ния кор­ре­ли­ру­ю­ще­го концепта.

Кон­цепт «пони­ма­ние» пред­став­ля­ет собой уни­вер­саль­ное онто­ло­ги­че­ское поня­тие, в кото­ром нахо­дят отоб­ра­же­ние раз­лич­ные аспек­ты. В част­но­сти, он опи­сы­ва­ет непо­сред­ствен­но саму спо­соб­ность осмыс­лять зна­че­ние и содер­жа­ние чего-либо. Кро­ме того, «пони­ма­ние» отра­жа­ет состо­я­ние созна­ния, кото­ро­му ясен смысл пред­ме­та или явле­ния. Нако­нец, этот кон­цепт так­же отно­сит­ся к нали­чию раз­лич­ных точек зре­ния и тол­ко­ва­ний в отно­ше­нии рас­смат­ри­ва­е­мо­го объ­ек­та. Осталь­ное содер­жа­ние (в слу­чае лек­се­мы “Putinversteher” — это уни­чи­жи­тель­ное и пори­ца­ю­щее отно­ше­ние гово­ря­ще­го к обо­зна­ча­е­мо­му лицу или груп­пе лиц) выхо­дит за рам­ки ядра кон­цеп­та и отно­сит­ся к интер­пре­та­ци­он­но­му полю кон­цеп­та. Это праг­ма­ти­че­ское содер­жа­ние интер­пре­ти­ру­ет и дает оцен­ку ядру (инфор­ма­ци­он­но­му содер­жа­нию) концепта.

Семан­ти­че­ский ана­лиз язы­ко­вых зна­че­ний ком­по­зи­та “Putinversteher” был про­ве­ден на осно­ве ана­ли­за дефи­ни­ций тол­ко­вых сло­ва­рей рус­ско­го и немец­ко­го язы­ков. Была дана харак­те­ри­сти­ка когни­тив­но­го и праг­ма­ти­че­ско­го ком­по­нен­тов сло­ва. В струк­ту­ре рас­смат­ри­ва­е­мой лек­се­мы, поми­мо зна­че­ния име­ни соб­ствен­но­го “Putin”, пред­став­ле­ны номи­на­тив­но-про­из­вод­ные зна­че­ния (3a, 3б и 4) гла­го­ла “verstehen”. Cово­куп­ность дан­ных зна­че­ний и явля­ет­ся когни­тив­ным ком­по­нен­том семан­ти­че­ской струк­ту­ры сло­ва. Праг­ма­ти­че­ский ком­по­нент зна­че­ния нео­ло­гиз­ма, как то допол­ни­тель­ное содер­жа­ние, кото­рое при­вно­сит­ся в зна­че­ние, поми­мо когни­тив­но­го содер­жа­ния, может быть сфор­му­ли­ро­ван как «не заслу­жи­ва­ю­щая одоб­ре­ния про­рос­сий­ская пози­ция» или, в зави­си­мо­сти от кон­тек­ста, как «воз­дер­жа­ние от пуб­лич­ной кри­ти­ки поли­ти­че­ских дей­ствий РФ».

Праг­ма­ти­че­ский эле­мент зна­че­ния сло­ва по опре­де­ле­нию оце­но­чен и слу­жит для уве­ли­че­ния экс­прес­сив­но­сти тек­ста, пере­да­чи отно­ше­ния авто­ра выска­зы­ва­ния к объ­ек­ту. Отно­ше­ние авто­ра тек­ста счи­ты­ва­ет­ся за счет нали­чия в лек­си­че­ском зна­че­нии сло­ва “Putinversteher” обще­ствен­но осо­знан­ных кон­но­та­ций куль­тур­но-исто­ри­че­ско­го харак­те­ра. Номи­на­тив­ная функ­ция сло­ва, таким обра­зом, допол­ня­ет­ся обоб­ща­ю­щей, оце­ноч­ной и экс­прес­сив­ной функ­ци­я­ми. Нео­ло­гизм пред­став­ля­ет собой образ­ный (мета­фо­ри­че­ский) фрейм, посред­ством кото­ро­го те или иные обще­ствен­ные акто­ры (в том чис­ле СМИ) кон­стру­и­ру­ют выгод­ное им виде­ние и оцен­ку зна­чи­мых обще­ствен­но-поли­ти­че­ских собы­тий, кон­флик­тов, а так­же созда­ют имидж поли­ти­че­ских деятелей.

Выводы

На язы­ко­вую кар­ти­ну мира чле­на любо­го рече­во­го сооб­ще­ства в совре­мен­ном мире ока­зы­ва­ет огром­ное вли­я­ние меди­а­ти­зи­ро­ван­ная инфор­ма­ция, кото­рую он чер­па­ет из раз­лич­ных ком­му­ни­ка­ци­он­ных систем. СМИ, как клю­че­вые участ­ни­ки инфор­ма­ци­он­но­го поля, обла­да­ю­щие широ­той охва­та ауди­то­рии и нара­бо­тан­ным авто­ри­те­том в каче­стве источ­ни­ка полу­че­ния инфор­ма­ции, игра­ют зна­чи­мую роль в фор­ми­ро­ва­нии обще­ствен­но­го мне­ния и, в конеч­ном ито­ге, в при­ня­тии чле­на­ми обще­ства поли­ти­че­ских решений.

Меди­а­тек­сты как арте­фак­ты вре­ме­ни фик­си­ру­ют фрей­мы и повест­ку дня того или ино­го исто­ри­че­ско­го пери­о­да. Это «транс­ля­то­ры смыс­лов» [Чир­ко­ва 2018: 153], выра­жен­ных на лек­си­че­ском, син­так­ти­че­ском, мета­тек­сто­вом и гра­фи­че­ском уровнях.

Нео­ло­гизм “Putinversteher”, по сути, пред­став­ля­ет собой гото­вое суж­де­ние, образ­ный фрейм, закреп­ля­ю­щий на язы­ко­вом уровне опре­де­лен­ную поли­ти­че­скую идео­ло­гию, а имен­но осуж­де­ние и крайне нега­тив­ную оцен­ку той или иной поли­ти­че­ской силы или обще­ствен­но-поли­ти­че­ских акто­ров в свя­зи с их пози­ци­ей по отно­ше­нию к поли­ти­ке России.

1 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.spiegel​.de.

2 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.tagesspiegel​.de.

3 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.sueddeutsche​.de.

4 Элек­трон­ный ресурс https://​taz​.de.

5 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.zeit​.de/.

6 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.welt​.de.

7 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.bild​.de.

8 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.jungewelt​.de.

9 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.maz​-online​.de.

10 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.faz​.net/​a​k​t​u​e​ll/.

11 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.abendblatt​.de.

12 Элек­трон­ный ресурс https:// www​.heise​.de.

13 Элек­трон­ный ресурс https://​das​-blaettchen​.de.

14 Элек­трон­ный ресурс https://www.nachdenkseiten.de.

15 Элек­трон­ный ресурс https://​corpora​.uni​-leipzig​.de/​e​n​?​c​o​r​p​u​s​I​d​=​d​e​u​_​n​e​w​s​c​r​a​w​l​-​p​u​b​l​i​c​_​2​0​18/.

16 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.genios​.de/​p​r​e​s​s​e​-​a​r​c​h​iv/.

17 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.dwds​.de/​d​/​k​o​r​p​o​ra/.

18 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.dwds​.de/​d​/​k​o​r​p​o​r​a​/​z​e​it/.

19 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.dwds​.de.

20 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.duden​.de.

21 Элек­трон­ный ресурс https://​corpora​.uni​-leipzig​.de/​e​n​/​r​e​s​?​c​o​r​p​u​s​I​d​=​d​e​u​_​n​e​w​s​c​r​a​w​l​-​p​u​b​l​i​c​_​2​0​1​8​&​w​o​r​d​=​P​u​t​i​n​v​e​r​s​t​e​h​er/.

22 Ман­фред Штоль­пе, министр транс­пор­та и стро­и­тель­ства в 2002–2005 гг. Пре­мьер-министр зем­ли Бран­ден­бург в 1990–2002 гг.

23 Эбер­хардт Алек­сандр Гау­ланд, веду­щий кан­ди­дат от пар­тии АдГ на пар­ла­мент­ских выбо­рах 2017 г.

24 Ср. «пони­ма­ние» по тол­ко­во­му сло­ва­рю Оже­го­ва: [Оже­гов 2018].

25 Линг­ви­сти­че­ская кам­па­ния по кри­ти­ке язы­ка .Самое пло­хое сло­во года. (Sprachkritische Aktion “Unwort des Jahres”). Элек­трон­ный ресурс https://​www​.unwortdesjahres​.net/​i​n​d​e​x​.​p​h​p​?​i​d=2.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 20 янва­ря 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 17 мая 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: January 20, 2023
Accepted: May 17, 2023