Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

«…Это сделали советские ученые»: репрезентации научных социальных практик в советских детских журналах (1980‑е годы)

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но за счет гран­та Рос­сий­ско­го науч­но­го фон­да № 22–28-00775, про­ект «Меди­а­ти­зи­ро­ван­ная модель совет­ско­го обще­ства в дет­ской пери­о­ди­ке», https://rscf.ru/project/22–28-00775/.

The research was done with the support of Russian Science Foundation, project no. 22–28-00775 “Mediatised model of the Soviet society in children’s periodicals”, https://rscf.ru/project/22–28-00775/.

Постановка проблемы

В совет­скую эпо­ху раз­ви­тие нау­ки и тех­ни­ки было закреп­ле­но в каче­стве одно­го из госу­дар­ствен­ных при­о­ри­те­тов. Про­грам­мы КПСС от 19611 и затем 19862 г. выде­ля­ли в отдель­ный пара­граф зада­чи госу­дар­ства в обла­сти нау­ки: «Поли­ти­ка пар­тии в обла­сти нау­ки наце­ле­на на созда­ние бла­го­при­ят­ных усло­вий для дина­мич­но­го про­грес­са всех отрас­лей зна­ния, кон­цен­тра­цию кад­ров, мате­ри­аль­ных и финан­со­вых ресур­сов на наи­бо­лее пер­спек­тив­ных направ­ле­ни­ях, при­зван­ных уско­рять дости­же­ние наме­ча­е­мых эко­но­ми­че­ских и соци­аль­ных целей, духов­ное раз­ви­тие обще­ства, обес­пе­чи­вать надеж­ную обо­ро­но­спо­соб­ность стра­ны»3. Более того, само опре­де­ле­ние ком­му­низ­ма как конеч­ной цели раз­ви­тия госу­дар­ства ста­ви­ло одним из усло­вий иде­аль­но­го обще­ствен­но­го поряд­ка посто­ян­ное раз­ви­тие нау­ки и тех­ни­ки: «Ком­му­низм — это бес­клас­со­вый обще­ствен­ный строй с еди­ной обще­на­род­ной соб­ствен­но­стью на сред­ства про­из­вод­ства, пол­ным соци­аль­ным равен­ством всех чле­нов обще­ства, где вме­сте со все­сто­рон­ним раз­ви­ти­ем людей вырас­тут и про­из­во­ди­тель­ные силы на осно­ве посто­ян­но раз­ви­ва­ю­щих­ся нау­ки и тех­ни­ки, все источ­ни­ки обще­ствен­но­го богат­ства польют­ся пол­ным пото­ком и осу­ще­ствит­ся вели­кий прин­цип “От каж­до­го — по спо­соб­но­стям, каж­до­му — по потреб­но­стям”»4 (жир­ный шрифт наш. — Т. Д.).

При­о­ри­тет нау­ки в СССР не толь­ко декла­ри­ро­вал­ся в про­грамм­ных доку­мен­тах пар­тии, но и реа­ли­зо­вы­вал­ся на прак­ти­ке. Как отме­ча­ют созда­те­ли сбор­ни­ка «Нау­ка в СССР: Совре­мен­ная зару­беж­ная исто­рио­гра­фия», «высо­кий пре­стиж нау­ки в СССР и мас­со­вое увле­че­ние тех­ни­кой состав­ля­ли суще­ствен­ную харак­те­ри­сти­ку совет­ско­го обще­ства», а «науч­ные дости­же­ния Совет­ско­го Сою­за… внес­ли столь суще­ствен­ный вклад в фор­ми­ро­ва­ние его меж­ду­на­род­но­го пре­сти­жа в после­во­ен­ные годы» [Боль­ша­ко­ва 2014: 5]. Ины­ми сло­ва­ми, нау­ка явля­лась одной из важ­ней­ших соци­аль­ных прак­тик совет­ско­го общества.

В струк­ту­ре любой соци­аль­ной прак­ти­ки Н. Фэрк­лоф выде­ля­ет сле­ду­ю­щие эле­мен­ты: дей­ствие и вза­и­мо­дей­ствие, соци­аль­ные отно­ше­ния, люди с их убеж­де­ни­я­ми, уста­нов­ка­ми и лич­ны­ми исто­ри­я­ми, мате­ри­аль­ный мир и дис­курс. При этом дис­курс, реа­ли­зу­е­мый через пись­мо, гово­ре­ние и дру­гие фор­мы семио­зи­са, явля­ет­ся одним из спо­со­бов дей­ствия и вза­и­мо­дей­ствия, созда­ю­щим раз­лич­ные репре­зен­та­ции мате­ри­аль­но­го мира [Fairclough 2004: 25–26]. Мы при­ни­ма­ем эту пози­цию как базо­вую пред­по­сыл­ку и более подроб­но не оста­нав­ли­ва­ем­ся на при­ро­де дискурса.

При­ме­ни­тель­но к наше­му иссле­до­ва­нию тезис о реа­ли­за­ции соци­аль­ных прак­тик посред­ством прак­тик дис­кур­сив­ных озна­ча­ет не толь­ко то, что в науч­ных прак­ти­ках язык исполь­зу­ет­ся для систе­ма­ти­за­ции науч­но­го зна­ния, созда­ния и пре­зен­та­ции науч­ной кар­ти­ны мира, но и то, что язык и дру­гие семи­о­ти­че­ские ресур­сы задей­ство­ва­ны в созда­нии стра­те­ги­че­ски выве­рен­ных репре­зен­та­ций обще­ствен­ных прак­тик, быту­ю­щих в науч­ной сфе­ре. Такие репре­зен­та­ции харак­тер­ны для медий­ных тек­стов, кото­рые, с одной сто­ро­ны, рас­про­стра­ня­ют науч­ное зна­ние, адап­ти­руя его для опре­де­лен­ной ауди­то­рии, а с дру­гой сто­ро­ны, транс­ли­ру­ют аксио­ло­ги­че­ские уста­нов­ки, свя­зан­ные с нау­кой как частью обще­ствен­ной жиз­ни. Имен­но они явля­ют­ся объ­ек­том наше­го иссле­до­ва­ния. В дан­ной ста­тье мы ста­вим зада­чи выявить прин­ци­пи­аль­ные харак­те­ри­сти­ки репре­зен­та­ций мира нау­ки в совет­ских дет­ских жур­на­лах, сте­пень отра­же­ния в них поли­ти­ки руко­вод­ства стра­ны, а так­же опре­де­лить, какие семи­о­ти­че­ские ресур­сы были задей­ство­ва­ны для транс­ля­ции взрос­лых соци­аль­ных прак­тик с уче­том ори­ен­та­ции жур­на­ла на дет­скую ауди­то­рию. В более общем смыс­ле полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ля­ют сде­лать выво­ды тео­ре­ти­че­ско­го харак­те­ра — о спе­ци­фи­ке тек­стов о нау­ке в дет­ском жур­на­ле совет­ско­го времени.

История вопроса

Источ­ни­ки, непо­сред­ствен­но свя­зан­ные с объ­ек­том наше­го иссле­до­ва­ния, мож­но раз­де­лить на две основ­ные груп­пы: 1) рабо­ты, осве­ща­ю­щие раз­ные сто­ро­ны функ­ци­о­ни­ро­ва­ния дет­ской прес­сы в Совет­ском Сою­зе; 2) рабо­ты, авто­ры кото­рых обсуж­да­ют соци­аль­ные и язы­ко­вые аспек­ты репре­зен­та­ции нау­ки в медиа. Что каса­ет­ся пер­вой груп­пы иссле­до­ва­ний, то мы под­го­то­ви­ли подроб­ный обзор этих тру­дов [Мусо­ри­на, Дуб­ров­ская 2022]. Обоб­щая напи­сан­ное ранее, мож­но ска­зать, что вза­и­мо­связь совет­ско­го обще­ства, СМИ и дет­ства изу­ча­лась с точ­ки зре­ния куль­тур­ной поли­ти­ки в части фор­ми­ро­ва­ния ново­го чело­ве­ка [De la Fe 2013; Balina, Oushakine 2021], с пози­ции ана­ли­за тен­ден­ций раз­ви­тия СМИ в совет­скую эпо­ху [Капу­сти­на 2014; Кон­дра­тен­ко 2014] и пред­став­лен­ных в дет­ской пери­о­ди­че­ской печа­ти моде­лей госу­дар­ства и обще­ства [Кра­вчен­ко 2015; Мухи­но­ва 2016]. Оте­че­ствен­ные и зару­беж­ные иссле­до­ва­ния выяв­ля­ют роль совет­ских СМИ как «орга­ни­за­то­ра масс» и утвер­жда­ют, что, выпол­няя роль ком­му­ни­ка­то­ра меж­ду вла­стью и обще­ством, офи­ци­аль­ные совет­ские газе­ты и жур­на­лы созда­ва­ли общее ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство для фор­ми­ро­ва­ния фено­ме­на «совет­ский народ», частью кото­ро­го было под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние. Через приз­му дет­ской пери­о­ди­ки были пред­став­ле­ны раз­ные аспек­ты жиз­ни совет­ских школь­ни­ков, вклю­чая уче­бу и труд, цен­но­сти и иде­а­лы, их повсе­днев­ность. Доми­ни­ру­ю­щая пози­ция иссле­до­ва­те­лей состо­ит в при­зна­нии совет­ской дет­ской пери­о­ди­ки инстру­мен­том идео­ло­ги­че­ской про­па­ган­ды, одна­ко авто­ры отме­ча­ют и кон­струк­тив­ную роль дет­ской прес­сы в фор­ми­ро­ва­нии нрав­ствен­ной, интел­лек­ту­аль­но раз­ви­той и актив­ной личности.

Что каса­ет­ся вто­рой груп­пы работ, то вза­и­мо­связь нау­ки и медиа изу­ча­ет­ся как в рам­ках соци­аль­ных наук, так и в линг­ви­сти­че­ских тер­ми­нах. Социо­ло­ги Р. Н. Абра­мов и А. А. Кожа­нов, кон­цеп­ту­а­ли­зи­руя фено­мен popular science, обсуж­да­ют тео­ре­ти­че­ские моде­ли попу­ляр­ной нау­ки и моде­ли ком­му­ни­ка­ции [Абра­мов, Кожа­нов 2015]. Важ­ны­ми для наше­го иссле­до­ва­ния пред­став­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие выдви­ну­тые уче­ны­ми тези­сы: гра­ни­цы меж­ду соб­ствен­но науч­ным и науч­но-попу­ляр­ным зна­ни­ем про­ни­ца­е­мы; в совет­ском обще­стве суще­ство­ва­ла тес­ная связ­ка нау­ки, обще­ства и медиа; нау­ка — часть госу­дар­ствен­но­го аппа­ра­та, кото­рая рабо­та­ет на повы­ше­ние его кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Социо­ло­га­ми и поли­то­ло­га­ми так­же изу­ча­ют­ся моде­ли про­из­вод­ства и пере­да­чи науч­но­го зна­ния в обще­стве, основ­ные обще­ствен­ные запро­сы для полу­ча­е­мой науч­ной инфор­ма­ции и новые фор­ма­ты пуб­лич­но­сти в усло­ви­ях воз­рос­шей тех­но­ло­гич­но­сти [Кирил­лов 2012; Еме­лья­но­ва 2018].

В рам­ках дис­кур­сив­ных иссле­до­ва­ний ста­вит­ся вопрос о сущ­но­сти и основ­ных харак­те­ри­сти­ках науч­но-попу­ляр­но­го дис­кур­са, отме­ча­ет­ся его цен­ност­ная ори­ен­та­ция на пре­умно­же­ние объ­ек­тив­но­го зна­ния [Баги­ян 2014], выде­ля­ют­ся осо­бен­но­сти рече­во­го фор­му­ли­ро­ва­ния в науч­но-попу­ляр­ном тек­сте [Чер­няв­ская 2005: 43–45], новые кана­лы ком­му­ни­ка­ции науч­но­го зна­ния [Beacco, Claudel, Doury et al. 2002] и жан­ры науч­ной жур­на­ли­сти­ки [Пас­ту­хов 2018], обсуж­да­ет­ся мно­же­ствен­ность ролей адре­са­та науч­но-попу­ляр­но­го тек­ста и обу­слов­лен­ность тема­ти­ки госу­дар­ствен­ны­ми при­о­ри­те­та­ми [Костя­ши­на 2010].

При всем богат­стве тема­ти­ки работ и углов зре­ния вни­ма­ние дис­курс-ана­ли­ти­ков направ­ле­но исклю­чи­тель­но на совре­мен­ное состо­я­ние меди­а­ти­за­ции науч­но­го зна­ния. Меж­ду тем это не новое явле­ние. Что­бы точ­нее опре­де­лить харак­тер вза­и­мо­свя­зи меж­ду обще­ством, госу­дар­ством, нау­кой и медиа, важ­но рас­смат­ри­вать дан­ный фено­мен в исто­ри­че­ской пер­спек­ти­ве. Обра­ще­ние к мате­ри­а­лам совет­ской дет­ской пери­о­ди­ки поз­во­лит оце­нить созда­ва­е­мые репре­зен­та­ции с точ­ки зре­ния их соци­аль­ных импли­ка­ций и в неко­то­рой сте­пе­ни запол­нить ука­зан­ный пробел.

Описание методики исследования

Мате­ри­ал для ана­ли­за выбран из жур­на­лов «Пио­нер» и «Костер» (1982, 1986– 1989 гг.) и вклю­ча­ет 76 пуб­ли­ка­ций на науч­ную тема­ти­ку (54 из «Пио­не­ра» и 22 из «Кост­ра»). Коли­че­ствен­ное раз­ли­чие обу­слов­ле­но тем, что «Костер» обыч­но раз­ме­щал один мате­ри­ал о нау­ке, но он был объ­ем­ный и зани­мал целый раз­во­рот. «Пио­нер» чаще раз­ме­щал серию неболь­ших по объ­е­му мате­ри­а­лов, объ­еди­нен­ных одной руб­ри­кой. Одна­ко, посколь­ку такие мате­ри­а­лы были ком­по­зи­ци­он­но завер­ше­ны и тема­ти­че­ски само­сто­я­тель­ны, мы счи­та­ем их отдель­ны­ми еди­ни­ца­ми ана­ли­за. Обра­бот­ка мате­ри­а­ла про­во­ди­лась мето­дом кон­тент-ана­ли­за. Дан­ные о раз­ных пуб­ли­ка­ци­ях были вне­се­ны в коди­ро­воч­ную таб­ли­цу, в ней были отра­же­ны сле­ду­ю­щие инте­ре­су­ю­щие нас аспек­ты: область нау­ки, экс­перт­ный ста­тус источ­ни­ка науч­но­го зна­ния, наличие/отсутствие идео­ло­ги­че­ских мар­ке­ров. В осно­ве каче­ствен­но­го ана­ли­за — дис­курс-ана­лиз, постро­ен­ный на выяв­ле­нии типич­ных семи­о­ти­че­ских форм транс­ля­ции науч­но­го зна­ния, вклю­чая лек­си­че­ские еди­ни­цы и их семан­ти­ку, син­так­си­че­ское стро­е­ние пред­ло­же­ний, сти­ли­сти­че­ские ресур­сы, аргу­мен­та­тив­ную струк­ту­ру тек­стов, эле­мен­ты визу­а­ли­за­ции. Такая ком­би­ни­ро­ван­ная мето­ди­ка обра­бот­ки мате­ри­а­ла поз­во­ля­ет избе­жать излишне субъ­ек­тив­ных интер­пре­та­ций, а так­же пред­ста­вить неко­то­рые коли­че­ствен­ные пока­за­те­ли для под­твер­жде­ния наших выводов.

Анализ материала и результаты исследования

Поли­ти­ка КПСС, наце­лен­ная на раз­ви­тие в стране нау­ки и тех­ни­ки, реа­ли­зо­вы­ва­лась в зна­чи­тель­ной мере посред­ством СМИ, важ­ная роль кото­рых при­зна­ва­лась офи­ци­аль­но: «Рабо­та печа­ти, теле­ви­де­ния и радио­ве­ща­ния долж­на отли­чать­ся поли­ти­че­ской ясно­стью и целе­устрем­лен­но­стью, глу­би­ной содер­жа­ния, опе­ра­тив­но­стью, инфор­ма­ци­он­ной насы­щен­но­стью, ярко­стью и доступ­но­стью выступ­ле­ний. Пар­тия и впредь будет ока­зы­вать прес­се, всем сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции и про­па­ган­ды актив­ную под­держ­ку и помощь»5. Оче­вид­но, что дет­ские СМИ не ста­ли исклю­че­ни­ем: имен­но посред­ством дет­ских СМИ про­ис­хо­ди­ла соци­а­ли­за­ция под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния, кото­ро­му при­ви­ва­лись акту­аль­ные цен­но­сти и уста­нов­ки. Обсуж­дая жур­нал «Пио­нер», Н. И. Мару­ги­на выде­ля­ет цен­ност­но ори­ен­ти­ро­ван­ную и куль­тур­но-обра­зо­ва­тель­ную функ­ции совет­ских дет­ских изда­ний [Мару­ги­на 2018].

Акту­а­ли­за­ция науч­но ори­ен­ти­ро­ван­ных прак­тик осу­ществ­ля­лась в зна­чи­тель­ной мере спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми дет­ско-юно­ше­ски­ми жур­на­ла­ми, таки­ми как «Юный тех­ник», «Тех­ни­ка — моло­де­жи», «Юный нату­ра­лист». В то же вре­мя изда­ния, выпол­няв­шие функ­ции лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ных и обще­ствен­но-поли­ти­че­ских жур­на­лов, так­же вклю­ча­ли мате­ри­а­лы о науч­ных откры­ти­ях и рас­ска­зы о том, как рабо­та­ют уче­ные. К таким жур­на­лам отно­сят­ся рас­смат­ри­ва­е­мые нами жур­на­лы «Пио­нер» и «Костер». Нау­ка выде­ле­на как одна из клю­че­вых тем жур­на­ла «Пио­нер» в рабо­те Я. А. Бло­хи­ной [Бло­хи­на 2022].

Набор жан­ров и руб­рик, осве­ща­ю­щих вопро­сы нау­ки, доста­точ­но широк и раз­но­об­ра­зен. В жур­на­ле «Пио­нер» суще­ство­ва­ло несколь­ко регу­ляр­ных руб­рик, в той или иной фор­ме репре­зен­ти­ру­ю­щих мир нау­ки. Руб­ри­ка с экс­пли­цит­ным назва­ни­ем «На науч­ной волне» вклю­ча­ла несколь­ко под­раз­де­лов, кото­рые мог­ли менять­ся от жур­на­ла к жур­на­лу. Раз­дел «Дело для XXI века» обыч­но содер­жал ста­тью с опи­са­ни­ем ново­го изоб­ре­те­ния, еще не став­ше­го рас­про­стра­нен­ным, но пред­став­лен­но­го как рево­лю­ци­он­ное и реша­ю­щее важ­ную прак­ти­че­скую зада­чу. Осно­вой раз­де­ла «Зачем и поче­му?» высту­пал вопрос, задан­ный в пись­ме школь­ни­ка, ответ на кото­рый давал спе­ци­а­лист в соот­вет­ству­ю­щей сфе­ре зна­ний. Похо­жей, но более объ­ем­ной руб­ри­кой в жур­на­ле «Костер» была руб­ри­ка «Знак вопро­са», вклю­ча­ю­щая вопрос чита­те­ля и раз­вер­ну­тый (на 2–3 стра­ни­цы) ответ на него. Но спе­ци­аль­ные руб­ри­ки о нау­ке не един­ствен­ный источ­ник репре­зен­та­ций мира нау­ки в дет­ских жур­на­лах. В ряде пуб­ли­ка­ций тема науч­но­го позна­ния мира и чело­ве­ка как дви­жу­щей силы науч­но­го про­грес­са явля­ет­ся побоч­ной, вспо­мо­га­тель­ной. К при­ме­ру, в одном из мате­ри­а­лов посто­ян­ной руб­ри­ки «Клуб сила­чей», цель кото­рой состо­ит в побуж­де­нии чита­те­ля к гар­мо­нич­но­му физи­че­ско­му раз­ви­тию, обсуж­да­ют­ся вопро­сы: «Нуж­на ли физи­че­ская сила людям умствен­но­го тру­да?» и «Как она вли­я­ет на их рабо­ту?». В каче­стве поло­жи­тель­ных при­ме­ров успеш­но­го сов­ме­ще­ния интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти с физи­че­ской актив­но­стью при­ве­де­ны име­на и фраг­мен­ты био­гра­фий уче­ных раз­ных стран и эпох, вклю­чая Лео­нар­до да Вин­чи, ака­де­ми­ка И. П. Пав­ло­ва, авиа­ци­он­но­го кон­струк­то­ра А. А. Мику­ли­на6.

Рис. 1. Рас­пре­де­ле­ние пуб­ли­ка­ций по отрас­лям знаний

Из диа­грам­мы, пред­став­ля­ю­щей рас­пре­де­ле­ние пуб­ли­ка­ций по отрас­лям зна­ний (рис. 1.), вид­но, что основ­ная часть пуб­ли­ка­ций каса­лась есте­ствен­ных и точ­ных наук. Лиде­ра­ми были био­ло­гия (34 %) и физи­ка (32 %). Не все­гда пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным одно­знач­но опре­де­лить отрасль науч­но­го зна­ния: в мате­ри­а­лах по био­ло­гии неред­ко речь идет так­же и об эко­ло­ги­че­ском пони­ма­нии окру­жа­ю­ще­го мира, а пуб­ли­ка­ции о поко­ре­нии или устрой­стве кос­мо­са чаще все­го обра­ще­ны к физи­че­ским явле­ни­ям, и мы отнес­ли их к этой категории.

Явный при­о­ри­тет точ­но­го и есте­ствен­но-науч­но­го зна­ния в дет­ских жур­на­лах мож­но объ­яс­нить, с одной сто­ро­ны, поли­ти­кой госу­дар­ства, направ­лен­ной на раз­ви­тие наук, обес­пе­чи­ва­ю­щих про­мыш­лен­ный рост, стро­и­тель­ство и обо­ро­но­спо­соб­ность, т. е. выпол­не­ние праг­ма­ти­че­ских задач. С дру­гой сто­ро­ны, акцент на точ­ных и есте­ствен­ных нау­ках обу­слов­лен тем, что в отли­чие от гума­ни­тар­ных и обще­ствен­ных наук они пред­став­ля­ют более одно­знач­ную и менее идео­ло­ги­зи­ро­ван­ную кар­ти­ну мира. Это поз­во­ля­ло редак­ции избе­гать про­ти­во­ре­чи­вых или идео­ло­ги­че­ски неодоб­ря­е­мых интер­пре­та­ций обще­ствен­но­го развития.

Таким обра­зом, тема нау­ки и чело­ве­ка нау­ки зани­ма­ет зна­чи­тель­ное место в совет­ских дет­ских жур­на­лах, а репре­зен­та­ции мира нау­ки и чело­ве­ка нау­ки име­ют ряд типич­ных харак­те­ри­стик, кото­рые мы рас­смат­ри­ва­ем далее.

Важность экспертного мнения

Обра­ще­ние за экс­перт­ным мне­ни­ем обра­зу­ет одну из суще­ствен­ных харак­те­ри­стик пуб­ли­ка­ций о нау­ке в нашем мате­ри­а­ле. Если клас­си­фи­ци­ро­вать рас­смат­ри­ва­е­мый мате­ри­ал как науч­но-попу­ляр­ные тек­сты, в кото­рых осу­ществ­ля­ет­ся «ком­му­ни­ка­ция меж­ду уче­ным-спе­ци­а­ли­стом и неспе­ци­а­ли­стом, диле­тан­том о пред­ме­те, отно­ся­щем­ся к сфе­ре науч­ных позна­ний уче­но­го» [Чер­няв­ская 2005: 42], то экс­пли­цит­ные ука­за­ния на авто­ри­тет­ный ста­тус уче­но­го как гаран­тия досто­вер­но­сти зна­ний зако­но­мер­ны. В дет­ских жур­на­лах, как и в дис­кур­се взрос­лых, язы­ко­вы­ми мар­ке­ра­ми обще­ствен­но­го при­зна­ния высту­па­ют уче­ные сте­пе­ни, уче­ные зва­ния, зани­ма­е­мые долж­но­сти, госу­дар­ствен­ные награ­ды, кото­рые все­гда ука­зы­ва­ют­ся рядом с име­нем экс­пер­та. Так, 29 (38,15 %) из 76 рас­смот­рен­ных пуб­ли­ка­ций или напи­са­ны спе­ци­а­ли­ста­ми в опре­де­лен­ной обла­сти нау­ки, или содер­жат ссыл­ки на экс­перт­ные мне­ния с ука­за­ни­ем име­ни и ста­ту­са науч­но­го авто­ри­те­та. Таким обра­зом, нау­ка в дет­ских жур­на­лах в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни персонализирована.

Экс­перт может быть непо­сред­ствен­ным авто­ром жур­наль­ной ста­тьи: Мурад Аджи­ев, кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук7; Г. С. Воро­нов, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук8; Ака­де­мик Э. Л. Анд­ро­ни­ка­шви­ли9. Спе­ци­а­ли­сты так­же при­гла­ша­ют­ся в каче­стве рас­сказ­чи­ков или ком­мен­та­то­ров, и тогда их «появ­ле­нию» пред­ше­ству­ет мета­тек­сто­вая ввод­ная ремар­ка журналиста.

(1) Об эко­ло­гии север­но­го запо­вед­ни­ка рас­ска­зы­ва­ет кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских наук Вита­лий Вита­лье­вич Биан­ки10.

Авто­ри­тет­ный ста­тус дис­кур­сив­но кон­стру­и­ру­ет­ся не толь­ко через экс­пли­цит­ное ука­за­ние на долж­ность экс­пер­та, но и посред­ством точ­но­го назва­ния науч­но­го локу­са и его мате­ри­аль­ных атри­бу­тов, свя­зан­ных в наив­ном созна­нии со сфе­рой науки.

(2) Мы сидим с экс­пер­том-хими­ком Алек­се­ем Ива­но­ви­чем Гвы­тье­вым в лабо­ра­то­рии науч­но-тех­ни­че­ско­го отде­ла Глав­но­го управ­ле­ния внут­рен­них дел. Кру­гом кол­бы, про­бир­ки, горел­ки, вытяж­ные шка­фы — пред­ме­ты, зна­ко­мые по школь­ным уро­кам химии. Но есть и зага­доч­ные, непо­нят­ные при­бо­рыслож­ная аппа­ра­ту­ра в метал­ли­че­ской броне11.

Спе­ци­фи­ка меди­а­тек­ста обу­слов­ли­ва­ет выход за рам­ки соб­ствен­но нау­ки. Эпи­те­ты (зага­доч­ные, непо­нят­ные, слож­ная) и мета­фо­ра (аппа­ра­ту­ра в броне) ори­ен­ти­ро­ва­ны на наив­ное, а не соб­ствен­но науч­ное вос­при­я­тие тек­ста чита­те­лем. Инфор­ма­ция о фор­маль­ном ста­ту­се уче­ных, ука­за­ния на кото­рый было бы доста­точ­но в ака­де­ми­че­ской сре­де, допол­ня­ет­ся в меди­а­тек­сте оце­ноч­ным компонентом.

(3) Рас­ска­зать о зав­траш­нем дне голо­гра­фии мы попро­си­ли одно­го из веду­щих спе­ци­а­ли­стов в этой обла­сти чле­на-кор­ре­спон­ден­та АН СССР, про­фес­со­ра Юрия Нико­ла­е­ви­ча Дени­сю­ка. <…> Раз­го­вор про­дол­жа­ет науч­ный сотруд­ник Госу­дар­ствен­но­го опти­че­ско­го инсти­ту­та (а в про­шлом юнкор «Кост­ра») В. Пар­фе­нов12.

Высо­кая оцен­ка науч­но­го ста­ту­са одно­го спе­ци­а­ли­ста и ссыл­ка на бли­зость к дет­ской жур­на­ли­сти­ке дру­го­го реа­ли­зу­ют типич­ные харак­те­ри­сти­ки меди­а­тек­ста: оце­ноч­ность и инти­ми­за­цию обще­ния с читателем.

Таким обра­зом, будучи ори­ен­ти­ро­ван­ным на непро­фес­си­о­наль­ную невзрос­лую ауди­то­рию и выпол­няя функ­цию попу­ля­ри­за­ции нау­ки и науч­но­го зна­ния, меди­а­текст о нау­ке в совет­ском дет­ском жур­на­ле выхо­дит за рам­ки стро­го ака­де­ми­че­ско­го дис­кур­са и сти­ли­сти­че­ски, и содер­жа­тель­но, вклю­ча­ет жур­на­лист­скую мета­тек­сто­вую рам­ку, оце­ноч­ные ком­по­нен­ты и лек­си­че­ские мар­ке­ры наив­но­го вос­при­я­тия науч­но­го мира. В то же вре­мя такие тек­сты осно­ва­ны на дове­рии к при­гла­шен­ным уче­ным и их обще­ствен­но­му ста­ту­су, что транс­ли­ру­ет взрос­лые соци­аль­ные прак­ти­ки и уста­нов­ки, а имен­но, при­зна­ние науч­ной кар­ти­ны мира и важ­но­сти науч­ных исследований.

Трансляция агональности в медиатекстах

Нау­ка как сфе­ра дея­тель­но­сти пред­по­ла­га­ет аго­наль­ность, суще­ство­ва­ние аль­тер­на­тив­ных точек зре­ния, осо­бен­но на мало­изу­чен­ные явле­ния в при­ро­де и обще­стве, и необ­хо­ди­мость аргу­мен­ти­ро­ван­но защи­щать свои убеж­де­ния. (Об аго­наль­но­сти в соб­ствен­но науч­ном дис­кур­се см. рабо­ты Е. В. Соло­вья­но­вой: [Соло­вья­но­ва 2021].) Это свой­ство науч­ной ком­му­ни­ка­ции транс­ли­ру­ет­ся чита­те­лю в рас­смат­ри­ва­е­мых нами жур­наль­ных пуб­ли­ка­ци­ях. Меди­а­текст как муль­ти­мо­даль­ный ком­плекс задей­ству­ет спе­ци­фи­че­ские ресур­сы для акту­а­ли­за­ции аго­наль­но­сти. Рас­смот­рим их на при­ме­ре ста­тьи «Ско­ро ли кон­чит­ся нефть?»13. Само назва­ние, име­ю­щее вопро­си­тель­ную фор­му, про­во­ка­тив­но, посколь­ку это не рито­ри­че­ский вопрос, а спор­ная тема для обсуж­де­ния, мар­ки­ро­ван­ная лек­се­мой «спо­рят» в пер­вом пред­ло­же­нии ста­тьи, обо­зна­ча­ю­щем проблему.

(4) Более двух веков уче­ные все­го мира спо­рят о про­ис­хож­де­нии неф­ти14.

Далее сле­ду­ет крат­кий экс­курс в исто­рию вопро­са с упо­ми­на­ни­ем тео­рий и назва­ний работ Ломо­но­со­ва и Мен­де­ле­е­ва. Этот экс­курс под­во­дит к совре­мен­но­му состо­я­нию про­бле­мы и опре­де­ле­нию прак­ти­че­ской цен­но­сти ее решения.

(5) <…> Спор, нача­тый Ломо­но­со­вым с самим собой, с осо­бой силой раз­го­рел­ся в 80‑х годах про­шло­го века, когда Д. И. Мен­де­ле­ев опуб­ли­ко­вал свою мине­раль­ную (неор­га­ни­че­скую) гипо­те­зу про­ис­хож­де­ния неф­ти. Про­дол­жа­ет­ся он и сей­час. Дей­стви­тель­но, как же рож­да­ет­ся «чер­ное золо­то»? Уста­нов­ле­ние исти­ны в этом спо­ре име­ет огром­ное зна­че­ние для всех нас. Будут ли авто­мо­би­ли XXI века ездить на бен­зине, а в кух­нях будет гореть газ или мы будем вынуж­де­ны искать дру­гие источ­ни­ки энер­гии?15

Основ­ное «тело» ста­тьи состав­ля­ет дис­кус­сия двух при­гла­шен­ных уче­ных, при­дер­жи­ва­ю­щих­ся раз­ных тео­рий про­ис­хож­де­ния неф­ти. Пред­став­ляя экс­пер­тов, жур­на­лист назы­ва­ет их оппо­нен­та­ми, сра­зу опре­де­ляя их вза­им­ный науч­ный статус.

(6) Сего­дня в гостях у «Кост­ра» член-кор­ре­спон­дент Ака­де­мии наук СССР, заве­ду­ю­щий отде­лом науч­ных основ про­гно­за неф­те­га­зо­нос­но­сти Все­со­юз­но­го неф­тя­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та — Васи­лий Дмит­ри­е­вич Налив­кин. Его оппо­нент — стар­ший науч­ный сотруд­ник того же инсти­ту­та, кан­ди­дат гео­ло­го-мине­ра­ло­ги­че­ских наук Кирилл Алек­сан­дро­вич Ани­ки­ев16.

Дис­ку­ти­руя о про­ис­хож­де­нии неф­ти, гости «Кост­ра» выстра­и­ва­ют аргу­мен­та­цию в соот­вет­ствии с прин­ци­па­ми науч­ной коммуникации:

ссы­ла­ют­ся на исход­ные пред­по­сыл­ки (Если исхо­дить из ее неор­га­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния — буду­щее неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти в добы­че это­го сырья с боль­ших глу­бин: с точ­ки зре­ния орга­ни­че­ской тео­рии про­ис­хож­де­ния неф­ти, <…> ее про­мыш­лен­ные запа­сы огра­ни­че­ны…);

ука­зы­ва­ют на при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи (В резуль­та­те боль­шо­го дав­ле­ния и высо­кой тем­пе­ра­ту­ры из орга­ни­че­ско­го или­сто­го «бульо­на» нача­ла как бы «выва­ри­вать­ся» нефть; Если на сво­ем пути он (газ. — Т. Д.) наты­ка­ет­ся на плот­ную «кры­шу», начи­на­ет­ся накоп­ле­ние под ней неф­ти);

— при­ме­ня­ют опре­де­ле­ния (Метан — это основ­ной «стро­и­тель­ный» мате­ри­ал для всех угле­во­до­ро­дов);

— под­твер­жда­ют тези­сы прак­ти­че­ски­ми наблю­де­ни­я­ми (Мы неод­но­крат­но наблю­да­ли на прак­ти­ке, как в тече­ние очень корот­ко­го вре­ме­ни уже выра­бо­тан­ное место­рож­де­ние сно­ва запол­ня­ет­ся нефтью; Об этом сви­де­тель­ству­ют резуль­та­ты глу­бо­ко­го буре­ния в Аме­ри­ке…);

— выска­зы­ва­ют гипо­те­зы (Ско­рее все­го, она про­сто под­те­ка­ет из сосед­них плаcтов…).

Слож­но не заме­тить, что струк­ту­ра рас­смат­ри­ва­е­мой жур­наль­ной ста­тьи, по сути (хотя и в очень сжа­том виде), соот­вет­ству­ет струк­ту­ре науч­ной ста­тьи с обя­за­тель­ны­ми ее ком­по­нен­та­ми (поста­нов­ка про­бле­мы, сте­пень изу­чен­но­сти вопро­са / обзор лите­ра­ту­ры, резуль­та­ты иссле­до­ва­ния), а выде­лен­ные выше так­ти­ки аргу­мен­та­ции при веде­нии дис­кус­сии в пол­ной мере соот­вет­ству­ют прак­ти­кам ака­де­ми­че­ской сфе­ры. Ины­ми сло­ва­ми, уче­ные пере­но­сят типич­ные для них во взрос­лой жиз­ни фор­мы ком­му­ни­ка­ции на стра­ни­цы дет­ско­го жур­на­ла. Меж­ду тем созда­те­ли жур­на­ла меди­а­ти­зи­ру­ют нау­ку, исполь­зуя и дру­гие ресур­сы, в част­но­сти муль­ти­мо­даль­ные ком­плек­сы. В рас­смат­ри­ва­е­мом мате­ри­а­ле аго­наль­ность как прин­ци­пи­аль­ная харак­те­ри­сти­ка науч­ных прак­тик визу­а­ли­зи­ро­ва­на в виде рисун­ков, схе­ма­тич­но пред­став­ля­ю­щих две раз­ные тео­рии про­ис­хож­де­ния неф­ти, фото­гра­фий уче­ных-про­по­нен­тов, а так­же клю­че­вых тези­сов этих тео­рий, оформ­лен­ных в виде цитат (рис. 2).

Ком­му­ни­ка­тив­ная зада­ча тек­ста о нау­ке в дет­ском жур­на­ле не сво­дит­ся толь­ко лишь к пере­да­че науч­но­го зна­ния от адре­сан­та-экс­пер­та к адре­са­ту-обы­ва­те­лю и попу­ля­ри­за­ции науч­но­го зна­ния. Одно­вре­мен­но с этим про­ис­хо­дит еще один важ­ный про­цесс — про­цесс транс­ля­ции образ­цов взрос­лой жиз­ни, прин­ци­пов обще­ствен­но­го устрой­ства и ком­му­ни­ка­ции. Ины­ми сло­ва­ми, текст созда­ет не толь­ко есте­ствен­но-науч­ную кар­ти­ну мира, кото­рая усва­и­ва­ет­ся юным чита­те­лем, но и репре­зен­та­цию самой науч­ной сре­ды, вклю­чая чело­ве­ка нау­ки и при­ня­тых в этой сфе­ре соци­аль­ных прак­тик поис­ка исти­ны, осно­ван­ных на кри­ти­че­ском ана­ли­зе фактов.

Рис. 2. Иллю­стра­ция к ста­тье «Ско­ро ли кон­чит­ся нефть?»17

Место эмоций в медийных репрезентациях науки

Ука­за­ние на эмо­тив­ность совре­мен­ных медиа дав­но ста­ло общим местом в медиа­линг­ви­сти­ке. Рас­ту­щую эмо­ци­о­на­ли­за­цию как тен­ден­цию новост­но­го дис­кур­са отме­ча­ет Т. Г. Доб­рос­клон­ская, ссы­ла­ясь в том чис­ле и на зару­беж­ные рабо­ты [Dobrosklonskaya 2021]. Стра­те­гия эмо­ци­о­на­ли­за­ции выде­ля­ет­ся в совре­мен­ных иссле­до­ва­ни­ях как важ­ный инстру­мент созда­ния медий­ных репре­зен­та­ций самых раз­ных обще­ствен­ных явле­ний и отно­ше­ний [Sowińska, Dubrovskaya 2012; Дан­ко­ва 2016], а меж­ду­на­род­ный кол­лек­тив авто­ров отме­ча­ет так­же пер­су­а­зив­ную функ­цию эмо­ци­о­на­ли­за­ции: «Кон­стру­и­ро­ва­ние эмо­ций и апел­ля­ция к ним долж­ны в целом рас­смат­ри­вать­ся как инстру­мент, при­ме­ня­е­мый в рам­ках медий­ных пер­су­а­зив­ных стра­те­гий» [Zappettini, Ponton, Larina 2021: 589] (здесь и далее пере­вод наш. — Т. Д.). При этом эмо­ци­ям обыч­но при­пи­сы­ва­ет­ся отри­ца­тель­ный аксио­ло­ги­че­ский ста­тус и мани­пу­ля­тив­ный потен­ци­ал, кото­рый лиша­ет чело­ве­ка спо­соб­но­сти раци­о­наль­но мыс­лить: «В обще­стве пост­мо­дер­на утра­чи­ва­ют­ся сдер­жи­ва­ю­щие меха­низ­мы для эмо­ци­о­наль­ных флук­ту­а­ций. <…> Совре­мен­ный инди­вид гораз­до более раз­дра­жи­те­лен, импуль­си­вен, и вооб­ще измен­чив. В этом смыс­ле он даже чем-то при­бли­зил­ся к пер­во­быт­но­му состо­я­нию. Импуль­сив­ное эмо­ци­о­наль­ное пове­де­ние ста­но­вит­ся доми­ни­ру­ю­щим. Совре­мен­ный инди­вид ред­ко пред­по­сы­ла­ет соб­ствен­ной дея­тель­но­сти про­ду­ман­ное рас­суж­де­ние, апел­ли­ру­ю­щее к логи­ке» [Яку­ба 2014: 13].

Преж­де все­го отме­тим, что эмо­ци­о­на­ли­за­ция, кото­рую мы пони­ма­ем как наме­рен­ное созда­ние моду­са эмо­ци­о­наль­ной экс­прес­сии, не есть новая тен­ден­ция СМИ. Ско­рее, это онто­ло­ги­че­ская харак­те­ри­сти­ка медий­но­го тек­ста. Во-вто­рых, эмо­ци­о­на­ли­за­ция дале­ко не все­гда вытес­ня­ет кри­ти­че­ское и ана­ли­ти­че­ское вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти. Напро­тив, мар­ке­ры эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния могут допол­нять дик­тум­ную состав­ля­ю­щую и раци­о­наль­ные репре­зен­та­ции, как мы можем уви­деть это в факт-ори­ен­ти­ро­ван­ных текстах о нау­ке для детей. В‑третьих, эмо­ци­о­на­ли­за­ция не обя­за­тель­но име­ет отри­ца­тель­ный аксио­ло­ги­че­ский ста­тус и мани­пу­ля­тив­ную направ­лен­ность. Эмо­ци­о­на­ли­за­цию мож­но рас­смат­ри­вать в тер­ми­нах «пози­тив­ной про­па­ган­ды», то есть стра­те­ги­че­ских дей­ствий СМИ, кото­рые име­ют поло­жи­тель­ное воз­дей­ствие на обще­ство [Buşu, Teodorescu, Gîfu 2014].

Сфе­ра нау­ки и науч­но­го зна­ния пред­став­ля­ет собой глу­бо­ко раци­о­на­ли­зи­ро­ван­ную область соци­аль­ных прак­тик, о чем сви­де­тель­ству­ет набор аргу­мен­та­тив­ных так­тик, при­ме­ня­е­мых при акту­а­ли­за­ции аго­наль­но­сти. Обра­ще­ние к логи­ке, при­чин­но­след­ствен­ным свя­зям, обос­но­ва­ние исход­ных поло­же­ний — все это име­ет отно­ше­ние исклю­чи­тель­но к раци­о­наль­но­му типу мыш­ле­ния. В то же вре­мя науч­ная сфе­ра как объ­ект репре­зен­та­ции, поме­щен­ный в медий­ную рам­ку, при­об­ре­та­ет харак­те­ри­сти­ки объ­ек­та, спо­соб­но­го вызвать эмо­ци­о­наль­ный отклик как у людей, непо­сред­ствен­но вовле­чен­ных в науч­ную дея­тель­ность, так и у сто­рон­них наблюдателей.

Рас­смот­рен­ные тек­сты о нау­ке в дет­ских жур­на­лах содер­жат зна­чи­тель­ное коли­че­ство лек­си­че­ских мар­ке­ров эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния и эмо­ци­о­наль­но­го отно­ше­ния. Клю­че­вой эмо­ци­ей, кон­стру­и­ру­е­мой в текстах, высту­па­ет удив­ле­ние. Л. Г. Бабен­ко так опи­сы­ва­ет типо­вую семан­ти­ку удив­ле­ния в сло­ва­ре-теза­у­ру­се эмо­тив­ной лек­си­ки: «Чув­ство, вызы­ва­е­мое обыч­но силь­ным впе­чат­ле­ни­ем от того, что пора­жа­ет неожи­дан­но­стью, стран­но­стью или непо­нят­но­стью. Объ­ект — источ­ник удив­ле­ния — нечто необыч­ное, неле­пое, необык­но­вен­ное, то, что неча­сто встре­ча­ет­ся в реаль­ной повсе­днев­ной жиз­ни, не явля­ет­ся обы­ден­ным явле­ни­ем, собы­ти­ем, пред­ме­том и др. и пора­жа­ет сво­и­ми при­зна­ка­ми, фор­мой, интен­сив­но­стью, осо­бен­но­стя­ми про­те­ка­ния раз­ных про­цес­сов дей­стви­тель­но­сти» [Бабен­ко 2021: 157–158].

В одном из жур­наль­ных мате­ри­а­лов встре­ча­ем опи­са­ние того, как эмо­ция удив­ле­ния, вызван­ная стран­ным физи­че­ским явле­ни­ем (в тек­сте — чудо), ста­но­вит­ся бази­сом для науч­ных открытий.

(7) А нача­лось-то все с чего? С удив­ле­ния, отче­го фос­фор вдруг пере­стал све­тить­ся. С неболь­шо­го чуда в кол­бе, за кото­рым зор­кий глаз уче­но­го раз­гля­дел важ­ней­ший закон при­ро­ды18.

В чис­ле лек­си­че­ских мар­ке­ров удив­ле­ния обна­ру­жи­ва­ем: пора­зи­тель­но, удив­ле­ние, уди­ви­тель­ный, недо­уме­ние, непо­нят­ный, захва­тить (в зна­че­нии увлечь), необык­но­вен­ный, неожи­дан­ный, зага­доч­ный, чудо, при­чу­ды, чер­тов­щи­на. Почти все эти лек­се­мы или про­из­вод­ные от них вклю­че­ны в сло­варь эмо­тив­ной лек­си­ки [Бабен­ко 2021] как репре­зен­тан­ты эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния, отно­ше­ния, воз­дей­ствия и харак­те­ри­за­ции, кото­рые свя­за­ны с удив­ле­ни­ем. Эмо­тив­ные мар­ке­ры могут высту­пать пре­ди­ка­та­ми как изу­ча­е­мых при­род­ных явле­ний (при­ме­ры 8–10), так и науч­ных раз­ра­бо­ток и откры­тий (при­ме­ры 11 и 12).

(8) Сек­рет уди­ви­тель­ной сверх­про­зрач­но­сти оке­ан­ской воды пока не открыт, хотя и пред­ла­га­ют­ся раз­ные гипо­те­зы…19; (9) Кос­мо­нав­ты неред­ко наблю­да­ют явле­ния, при­ро­да кото­рых непо­нят­на20; (10) Реак­ция гас­нет каж­дый раз при раз­ном дав­ле­нии воз­ду­ха. Чер­тов­щи­на какая-то!21; (11) Нет сомне­ний, что будут откры­ты новые, неожи­дан­ные свой­ства голо­грамм22; (12) И вот при­шел 1987 год — год уди­ви­тель­ных откры­тий23.

Удив­ле­ние как эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние харак­те­ри­зу­ет субъ­ек­та науч­ной дея­тель­но­сти (уче­но­го, испы­та­те­ля, космонавта).

(13) Такая вод­ная тол­ща, соглас­но зако­нам физи­ки, абсо­лют­но непро­зрач­на! Было от чего прий­ти в недо­уме­ние уче­ным24; (14) <…> этот кадр поста­вил меня в труд­ное поло­же­ние25.

Удив­ле­ние может быть выра­же­но мета­тек­сто­вой кон­струк­ци­ей, кото­рая в таком слу­чае транс­ли­ру­ет эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние авто­ра к опи­сы­ва­е­мо­му явле­нию или ситу­а­ции в целом.

(15) Пора­зи­тель­но, сколь раз­ные явле­ния ока­за­лись свя­зан­ны­ми друг с дру­гом одним и тем же зако­ном26.

Сопро­вож­да­ю­щее науч­ную рабо­ту удив­ле­ние неред­ко свя­за­но с неиз­вест­но­стью, нерас­кры­той тай­ной, загад­кой, и семан­ти­ка непо­нят­но­го и непо­знан­но­го реа­ли­зу­ет­ся как лек­си­че­ски, так и рече­вы­ми спо­со­ба­ми через анти­те­зы, рито­ри­че­ские вопро­сы и вопрос­но-ответ­ные ходы. Диа­ло­ги­че­ский харак­тер послед­них вовле­ка­ет в сфе­ру эмо­ци­о­наль­ных пере­жи­ва­ний и читателя.

(16) И все упор­нее начи­на­ют свя­зы­вать­ся эти новые откры­тия с тай­на­ми недр — с глу­бин­ны­ми меха­низ­ма­ми27; (17) Нау­ка зна­ет мно­гоОдна­ко дале­ко не всё28; (18) Что-то ждет впе­ре­ди поляр­ни­ков? Поже­ла­ем же им уда­чи!29; (19) Что это было? Никто не зна­ет…30

Таким обра­зом, для меди­а­ти­зи­ро­ван­ных репре­зен­та­ций мира нау­ки и науч­ной дея­тель­но­сти в совет­ских дет­ских жур­на­лах харак­те­рен модус эмо­ци­о­наль­ной экс­прес­сии, кото­рый допол­ня­ет стро­го раци­о­наль­ную дик­тум­ную состав­ля­ю­щую пуб­ли­ка­ций о явле­ни­ях при­ро­ды, науч­ных откры­ти­ях и людях нау­ки. Клю­че­вой эмо­ци­ей науч­ной сфе­ры высту­па­ет удив­ле­ние, кото­рое репре­зен­ти­ро­ва­но как необ­хо­ди­мое каче­ство людей нау­ки, увле­чен­ных сво­их делом и жела­ю­щих познать тай­ны при­ро­ды. Окру­жа­ю­ще­му миру же при­сва­и­ва­ет­ся свой­ство быть неис­чер­па­е­мым источ­ни­ком удив­ле­ния, веду­ще­го к откры­ти­ям и про­грес­су. Дет­ские жур­на­лы транс­ли­ру­ют модель мира, в кото­рой науч­ная дея­тель­ность — это не толь­ко стро­гий и фор­ма­ли­зо­ван­ный про­цесс раци­о­наль­но­го позна­ния, но и источ­ник поло­жи­тель­ных эмо­ци­о­наль­ных пере­жи­ва­ний. Модус эмо­ци­о­наль­ной экс­прес­сии обу­слов­лен, с одной сто­ро­ны, зада­ча­ми меди­а­тек­ста, пред­на­зна­чен­но­го для юно­го чита­те­ля, его зато­чен­но­стью на при­вле­че­ние и удер­жа­ние вни­ма­ния. С дру­гой сто­ро­ны, это стра­те­ги­че­ски выве­рен­ная репре­зен­та­ция нау­ки, направ­лен­ная на попу­ля­ри­за­цию не толь­ко зна­ний, но и самой сфе­ры дея­тель­но­сти, что соот­вет­ству­ет Про­грам­ме КПСС.

Идеологизация научных практик в медиа

Нау­ка в Совет­ском Сою­зе нико­гда не была пол­но­стью сво­бод­на от идео­ло­ги­че­ско­го кон­тро­ля. Иссле­до­ва­те­ли совет­ско­го про­шло­го утвер­жда­ют, что «почти сра­зу после уста­нов­ле­ния совет­ской вла­сти оте­че­ствен­ная нау­ка попа­ла под жест­кий идео­ло­ги­че­ский над­зор пра­вя­щей пар­тии» [Яко­влев 2017: 76–77]. Про­яв­ле­ния тако­го кон­тро­ля вклю­ча­ли запре­ты на неко­то­рые направ­ле­ния науч­ных иссле­до­ва­ний (напри­мер, кибер­не­ти­ку), репрес­сии и высыл­ку мно­гих уче­ных, в том чис­ле пред­ста­ви­те­лей есте­ствен­но-науч­но­го и гума­ни­тар­но­го зна­ния, пре­се­че­ние ина­ко­мыс­лия в исто­ри­че­ской нау­ке [Нико­но­ва 2015]. Ины­ми сло­ва­ми, «опре­де­ле­ние пра­виль­но­го науч­но­го пути осу­ществ­ля­лось по сооб­ра­же­ни­ям поли­ти­че­ско­го харак­те­ра» вплоть до кон­ца 1980‑х годов [Яко­влев 2017: 77].

Дру­гой сто­ро­ной госу­дар­ствен­но­го кон­тро­ля была стра­те­ги­че­ски и идео­ло­ги­че­ски выстро­ен­ная попу­ля­ри­за­ция науч­но­го зна­ния, в том чис­ле через дет­ские жур­на­лы. Идео­ло­ги­за­ция науч­ной сфе­ры в пред­став­ле­нии для детей име­ла свои рекур­рент­ные фор­мы выра­же­ния, и, сле­до­ва­тель­но, мож­но гово­рить об их типичности.

1. Пуб­ли­ка­ции содер­жат инфор­ма­цию об оте­че­ствен­ных науч­ных иссле­до­ва­ни­ях, а обра­ще­ние к исто­рии нау­ки или зару­беж­ным дости­же­ни­ям обра­зу­ет фон для пред­став­ле­ния совет­ских дости­же­ний. Идео­ло­ги­че­ским мар­ке­ром высту­па­ют мно­го­чис­лен­ные упо­треб­ле­ния номи­на­тив­но­го сло­во­со­че­та­ния «совет­ские уче­ные»31. При этом неред­ко под­чер­ки­ва­ет­ся слож­ность решен­ной зада­чи и роль совет­ских уче­ных как первопроходцев.

(20) Теперь в этих слу­ча­ях на помощь вра­чу при­дет цвет­ной «тер­мо­метр». Сде­ла­ли его совет­ские уче­ные; (21) Отве­тить на этот вопрос ока­за­лось чрез­вы­чай­но труд­но. После мно­же­ства неудач­ных попы­ток это сде­ла­ли совет­ские уче­ные из Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской и экс­пе­ри­мен­таль­ной физи­ки32.

В при­ве­ден­ных при­ме­рах сто­ит обра­тить вни­ма­ние и на син­так­си­че­скую струк­ту­ру пред­ло­же­ний, а имен­но на тема-рема­ти­че­ское чле­не­ние. Ремой пред­ло­же­ний, кото­рая несет новую инфор­ма­цию и на кото­рую пада­ет логи­че­ское уда­ре­ние, высту­па­ет субъ­ект — совет­ские ученые.

2. Исполь­зо­ва­ние ряда идео­ло­гем, харак­тер­ных для совет­ско­го поли­ти­че­ско­го дис­кур­са и не име­ю­щих пря­мо­го отно­ше­ния к нау­ке, добав­ля­ет тек­стам о нау­ке допол­ни­тель­ный идео­ло­ги­че­ский под­текст и сиг­на­ли­зи­ру­ет об их соот­вет­ствии офи­ци­аль­ной поли­ти­че­ской линии. Идео­ло­ге­ма, по опре­де­ле­нию Г. Ч. Гусей­но­ва, — это «мини­маль­ный отре­зок пись­мен­но­го тек­ста или пото­ка речи, пред­мет или сим­вол, кото­рый вос­при­ни­ма­ет­ся авто­ром, слу­ша­те­лем, чита­те­лем как отсыл­ка — пря­мая или кос­вен­ная — к мета­язы­ку или к вооб­ра­жа­е­мо­му сво­ду миро­воз­зрен­че­ских норм и фун­да­мен­таль­ных идей­ных уста­но­вок, кото­ры­ми долж­но руко­вод­ство­вать­ся обще­ство» [Гусей­нов 2004: 28].

В чис­ле обна­ру­жен­ных идео­ло­гем, отсы­ла­ю­щих чита­те­лей к совет­ским идей­ным уста­нов­кам, сле­ду­ю­щие: Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия; съезд Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии; пяти­лет­ка; народ­ное хозяй­ство; Лео­нид Ильич Бреж­нев; Запад; лозунг Миру — мир! и др. Роль пар­тии и ее руко­во­ди­те­ля пред­став­ле­на как веду­щая в при­ня­тии реше­ний отно­си­тель­но раз­ви­тия тех­но­ло­гий, хотя оче­вид­но, что съезд как орган руко­вод­ства пар­ти­ей неком­пе­тен­тен в добы­че угля и любых дру­гих инже­нер­но-тех­ни­че­ских вопросах.

(22) На XXV съез­де Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии реше­но было по-ново­му добы­вать уголь в Кан­ско-Ачин­ском бас­сейне33.

В дру­гом тек­сте автор, объ­яс­няя прин­цип рабо­ты жид­ко­кри­стал­ли­че­ско­го цифер­бла­та, про­во­дит ана­ло­гию меж­ду дей­стви­я­ми моле­кул в жид­ком кри­стал­ле и людь­ми на боль­шом поле, выстра­и­ва­ю­щи­ми­ся так, что появ­ля­ют­ся сло­ва «Миру — мир!»34. Широ­ко извест­ный и часто вос­про­из­во­ди­мый в пуб­лич­ном про­стран­стве СССР лозунг «Миру — мир!» свя­зы­ва­ет сфе­ру нау­ки со сфе­рой идео­ло­гии и узна­ва­е­мой чита­те­ля­ми идей­ной уста­нов­кой, импли­цит­но мар­ки­руя «совет­скость» нау­ки. Вос­про­из­ве­де­ние лозун­га выпол­ня­ет не толь­ко праг­ма­ти­че­скую функ­цию в рам­ках объ­яс­не­ния прин­ци­пов рабо­ты устрой­ства, но и спо­соб­ству­ет под­дер­жа­нию озву­чен­ных идео­ло­ги­че­ских принципов.

3. Экс­пли­цит­ные или импли­цит­ные срав­не­ния совет­ской нау­ки с зару­беж­ной дис­кур­сив­но кон­стру­и­ру­ют ее осо­бый ста­тус, кото­рый опре­де­ля­ет­ся рядом характеристик:

— совет­ская нау­ка идет в ногу со вре­ме­нем и впи­сы­ва­ет­ся в миро­вой контекст.

(23) Рабо­та по созда­нию одной из пер­вых син­те­ти­че­ских тка­ней про­во­ди­лась в Нью-Йор­ке и Лон­доне одно­вре­мен­но. <…> Дру­гой мате­ри­ал, раз­ра­бо­тан­ный хими­ка­ми Гер­ман­ской Демо­кра­ти­че­ской Рес­пуб­ли­ки (сокра­щен­но ГДР, или поне­мец­ки про­из­но­сит­ся ДДР), назва­ли в честь нее «деде­рон». А син­те­зи­ро­ван­ную у нас ткань назва­ли пер­вы­ми бук­ва­ми создав­ше­го ее учре­жде­ния: Лабо­ра­то­рии высо­ко­мо­ле­ку­ляр­ных соеди­не­ний Ака­де­мии наук СССР. Ты, навер­ное, уже рас­шиф­ро­вал, что это всем извест­ный «лав­сан»35;

— неко­то­рые отрас­ли совет­ской нау­ки и их прак­ти­че­ские раз­ра­бот­ки зани­ма­ют пере­до­вые пози­ции в мире.

(24) По при­ме­ру совет­ских «шахт буду­ще­го» такие стан­ции под­зем­ной гази­фи­ка­ции стро­ят ныне во мно­гих дру­гих стра­нах — в США, ФРГ, Поль­ше, Бель­гии, Япо­нии, Ита­лии. Всю­ду36.

Акцент на про­рыв­ных дости­же­ни­ях Совет­ско­го Сою­за соот­вет­ству­ет духу Про­грам­мы КПСС, кото­рая утвер­жда­ла, что «выда­ю­щих­ся успе­хов доби­лись совет­ская нау­ка и тех­ни­ка. В Совет­ском Сою­зе постро­е­ны пер­вая атом­ная элек­тро­стан­ция и пер­вый атом­ный ледо­кол, запу­щен пер­вый искус­ствен­ный спут­ник Зем­ли, стар­то­вал пер­вый кос­ми­че­ский корабль с чело­ве­ком на бор­ту»37;

— рус­ские уче­ные и их после­до­ва­те­ли в совет­ской нау­ке без­за­вет­но пре­да­ны делу и спо­соб­ны пред­вос­хи­тить ход науч­ной мысли.

(25) Боль­шин­ство зоо­ло­гов в те вре­ме­на про­сто раз­гля­ды­ва­ли и опи­сы­ва­ли неиз­вест­ных зве­рей. Север­цов же этим не огра­ни­чи­вал­ся, он искал зако­ны, кото­рые управ­ля­ют стро­е­ни­ем и пове­де­ни­ем живых существ. <…> Позд­нее выяс­ни­лось, что он вме­сте с дру­ги­ми пер­во­про­ход­ца­ми начи­нал стро­ить уче­ние, важ­ность кото­ро­го оце­ни­ли лишь в наше вре­мя. Всем теперь извест­но сло­во «эко­ло­гия» — нау­ка об орга­ни­за­ции живых сооб­ществ38; (26) Нико­лай Алек­се­е­вич пере­нял увле­чен­ность зоо­ло­ги­ей от отца — и пере­дал ее сыну. Сын, Алек­сей Нико­ла­е­вич, стал круп­ным совет­ским био­ло­гом, ака­де­ми­ком39.

Выде­лен­ные идео­ло­ги­че­ские мар­ке­ры харак­те­ри­зу­ют 25 пуб­ли­ка­ций (32,89 %) из 76. Этот пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о нали­чии идео­ло­ги­че­ской рам­ки, в кото­рую поме­ща­лись фак­ты из науч­ной сфе­ры. Совет­ские жур­на­лы для детей не толь­ко транс­ли­ро­ва­ли науч­ное зна­ние, но и созда­ва­ли идео­ло­ги­че­ски нагру­жен­ные репре­зен­та­ции совет­ской нау­ки, кото­рые соот­вет­ство­ва­ли госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке. В то же вре­мя мно­гие мате­ри­а­лы были сво­бод­ны от идео­ло­ги­за­ции и выпол­ня­ли исклю­чи­тель­но обра­зо­ва­тель­ную функцию.

Выводы

Мате­ри­а­лам о нау­ке отво­дит­ся важ­ное место в совет­ских дет­ских жур­на­лах 1980‑х годов, при­чем основ­ная часть пуб­ли­ка­ций каса­ет­ся точ­ных и есте­ствен­но-науч­ных отрас­лей. Тек­сты раз­ных жан­ров, объ­е­мов и фор­ма­тов, посвя­щен­ные науч­но-прак­ти­че­ским дости­же­ни­ям, нере­шен­ным спор­ным вопро­сам и людям нау­ки, име­ют базо­вую функ­цию науч­но-попу­ляр­ных тек­стов: досто­вер­ная науч­ная инфор­ма­ция пере­да­ет­ся от спе­ци­а­ли­ста неспе­ци­а­ли­стам. При этом ста­тус экс­пер­та гаран­ти­ро­ван его обще­ствен­ным при­зна­ни­ем, долж­но­стью, науч­ны­ми рега­ли­я­ми, кото­рые экс­пли­цит­но ука­зы­ва­ют­ся для леги­ти­ми­за­ции предо­став­ля­е­мой инфор­ма­ции. Вклю­чен­ность в тек­сты пуб­ли­ка­ций так­тик аргу­мен­та­ции, харак­тер­ных для ака­де­ми­че­ской ком­му­ни­ка­ции, мар­ки­ру­ет их при­над­леж­ность к науч­ной ком­му­ни­ка­ции и одно­вре­мен­но созда­ет репре­зен­та­цию науч­ной сре­ды и прин­ци­пов науч­но­го иссле­до­ва­ния. Таким обра­зом, про­ис­хо­дит пере­нос взрос­лых соци­аль­ных прак­тик на стра­ни­цы дет­ско­го журнала.

Медий­ный фор­мат пред­став­ле­ния науч­ных соци­аль­ных прак­тик пред­опре­де­ля­ет такие харак­те­ри­сти­ки репре­зен­та­ций, как широ­кое исполь­зо­ва­ние муль­ти­мо­даль­ных ком­плек­сов и средств визу­а­ли­за­ции, выпол­ня­ю­щих одно­вре­мен­но и объ­яс­ни­тель­ную, и раз­вле­ка­тель­ную функ­ции. Кро­ме того, глу­бо­ко раци­о­на­ли­зи­ро­ван­ная сфе­ра нау­ки дис­кур­сив­но кон­стру­и­ру­ет­ся в медиа как источ­ник эмо­ци­о­наль­ных пере­жи­ва­ний. При этом клю­че­вой эмо­ци­ей высту­па­ет удив­ле­ние, вызван­ное при­род­ны­ми явле­ни­я­ми и науч­ны­ми откры­ти­я­ми, а носи­те­ля­ми удив­ле­ния явля­ют­ся сами уче­ные и авто­ры тек­стов, вовле­ка­ю­щие в сфе­ру сво­их пере­жи­ва­ний чита­те­ля. Дик­тум­ная состав­ля­ю­щая допол­ня­ет­ся моду­сом эмо­ци­о­наль­ной экс­прес­сии, кото­рый созда­ет­ся целым рядом лек­сем-репре­зен­тан­тов, мар­ке­ров удив­ле­ния, а так­же оце­ноч­ны­ми эле­мен­та­ми и сти­ли­сти­че­ски­ми при­е­ма­ми (оце­ноч­ная лек­си­ка, мета­фо­ры, эпитеты).

Посколь­ку обще­ствен­ные прак­ти­ки име­ют вза­и­мо­про­ни­ка­ю­щий харак­тер, репре­зен­та­ции науч­ных соци­аль­ных прак­тик в дет­ских медиа содер­жат мар­ке­ры идео­ло­ги­за­ции, что сви­де­тель­ству­ет о сохра­не­нии основ­ной функ­ции печат­ных изда­ний «Пио­нер» и «Костер» — быть печат­ным орга­ном ЦК ВЛКСМ, обще­ствен­но­по­ли­ти­че­ским жур­на­лом, инстру­мен­том диа­ло­га меж­ду вла­стью и под­рас­та­ю­щим поко­ле­ни­ем. Поко­ле­ние юных чита­те­лей вос­пи­ты­ва­лось в рам­ках стра­те­ги­че­ски выве­рен­ных идей­ных уста­но­вок, соот­вет­ству­ю­щих госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке и Про­грам­ме КПСС, в том чис­ле и отно­си­тель­но нау­ки: совет­ская нау­ка при­зна­ва­лась пере­до­вой, име­ю­щей бога­тые тра­ди­ции и иду­щей в ногу со вре­ме­нем, а совет­ские уче­ные — энту­зи­а­ста­ми сво­е­го дела, достой­ны­ми ува­же­ния. В идео­ло­ги­за­ции задей­ство­ва­ны совет­ские идео­ло­ге­мы и при­е­мы срав­не­ния, а про­блем­ные сто­ро­ны науч­ных прак­тик не затрагиваются.

Таким обра­зом, мож­но гово­рить о кон­вер­ген­ции науч­но­го, медий­но­го и поли­ти­че­ско­го типов дис­кур­са, про­ис­хо­дя­щей в про­цес­се пред­став­ле­ния науч­ных прак­тик в совет­ских дет­ских жур­на­лах. Резуль­ти­ру­ю­щие репре­зен­та­ции высту­па­ют сред­ством соци­аль­но­го регу­ли­ро­ва­ния и созда­ния аксио­ло­ги­че­ских уста­но­вок у под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния, под­дер­жи­ва­ют идей­ные ори­ен­ти­ры, фор­ми­ру­ют науч­ную и идео­ло­ги­че­скую кар­ти­ну мира.

1 Про­грам­ма Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Совет­ско­го Сою­за (1961). Элек­трон­ный ресурс http://​museumreforms​.ru/​n​o​d​e​/​1​3​891.

2 Новая редак­ция Про­грам­мы КПСС (1986). Элек­трон­ный ресурс http://музейреформ.рф/node/14030.

3 Там же.

4 Там же.

5 Новая редак­ция Про­грам­мы КПСС. (1986). Элек­трон­ный ресурс http://музейреформ.рф/node/14030.

6 Пио­нер (1987). № 9.

7 Пио­нер (1982). № 9.

8 Пио­нер (1982). № 9.

9 Пио­нер (1987). № 1.

10 Костер (1989). № 2.

11 Пио­нер (1982). № 9.

12 Костер (1988). № 7.

13 Костер (1988). № 9.

14 Костер (1988). № 9.

15 Костер (1988). № 9.

16 Костер (1988). № 9.

17 Костер (1988). № 9.

18 Пио­нер (1987). № 1.

19 Костер (1989). № 4.

20 Костер (1989). № 4.

21 Пио­нер (1987). № 1.

22 Костер (1988). № 7.

23 Пио­нер (1987). № 9.

24 Костер (1989). № 4.

25 Костер (1989). № 4.

26 Пио­нер (1987). № 1.

27 Костер (1988). № 9.

28 Пио­нер (1986). № 9.

29 Костер (1989). № 8.

30 Костер (1989). № 4.

31 Пио­нер (1987). № 7.

32 Пио­нер (1982). № 9.

33 Пио­нер (1982). № 9.

34 Пио­нер (1987). № 7.

35 Пио­нер (1988). № 2.

36 Пио­нер (1982). № 9.

37 Новая редак­ция Про­грам­мы КПСС. (1986). Элек­трон­ный ресурс http://музейреформ.рф/node/14030.

38 Пио­нер (1986). № 9.

39 Пио­нер (1986). № 9.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 янва­ря 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 14 апре­ля 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: January 10, 2023
Accepted: April 14, 2023