Воскресенье, 23 январяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Эволюция терминов русской журналистики: от ведомостей до медиа

Постановка проблемы

В насто­я­щее вре­мя в рус­ском язы­ке наблю­да­ет­ся актив­ное исполь­зо­ва­ние тер­ми­на медиа, под кото­рым пони­ма­ют­ся все про­дук­ты жур­на­ли­сти­ки, суще­ству­ю­щие в печат­ной, зву­ко­вой или аудио­ви­зу­аль­ной фор­ме. Встре­ча­ет­ся так­же слож­ный тер­мин мас­сме­диа с неустой­чи­вым орфо­гра­фи­че­ским оформ­ле­ни­ем: в Боль­шом тол­ко­вом сло­ва­ре — через дефис [Куз­не­цов 1998: 523], в Рус­ском орфо­гра­фи­че­ском сло­ва­ре — слит­но [Лопа­тин, Ива­но­ва 2018]. Отме­ча­ет­ся боль­шое коли­че­ство дери­ва­тов от тер­ми­на медиа, рас­ши­ря­ют­ся его соче­та­тель­ные воз­мож­но­сти. Вме­сте с тем не все­гда чет­ко уяс­ня­ет­ся пре­ем­ствен­ность с преды­ду­щи­ми тер­ми­на­ми и при­чи­ны их посте­пен­ной арха­и­за­ции. Оста­но­вим­ся на исто­рии тер­ми­нов жур­на­ли­сти­ки и при­чи­нах их сме­ны в про­цес­се раз­ви­тия язы­ка и общества.

До сере­ди­ны ХХ в. у всех про­дук­тов жур­на­лист­ско­го тру­да не было в рус­ском язы­ке обоб­ща­ю­ще­го тер­ми­на. Для отдель­ных пери­о­ди­че­ских изда­ний уже в нача­ле XVIII в. исполь­зо­ва­лись обо­зна­че­ния газе­та, жур­нал, аль­ма­нах, куран­ты, ведо­мо­сти, в ХХ в. появи­лись радио, кино­жур­нал и теле­ви­де­ние, к кон­цу века — интер­нет. У этих слов име­ют­ся убе­ди­тель­ные этимологии.

Предыс­то­ри­ей рос­сий­ской пери­о­ди­ки ста­ли «Вести-Куран­ты», или «Весто­вые пись­ма», как услов­но назва­ли в иссле­до­ва­ни­ях пер­вое рус­ское повре­мен­ное руко­пис­ное изда­ние, выхо­див­шее с 1600 (регу­ляр­но — с 1621 г.) до нача­ла XVIII в. [Шамин 2011]. Посто­ян­но­го назва­ния у это­го изда­ния не было. Это был свое­об­раз­ный сим­би­оз уст­но-пись­мен­но­го изда­ния, посколь­ку тек­сты гото­ви­ли в несколь­ких экзем­пля­рах дья­ки Посоль­ско­го при­ка­за, а затем одним из них зачи­ты­ва­лись вслух царю и его при­бли­жен­ным («госу­да­рю чте­но и боярам»). Инфор­ма­ция чер­па­лась из ино­стран­ных газет и сооб­ще­ний ино­стран­ных кор­ре­спон­ден­тов. Бóль­шая часть «Вестей-Куран­тов» пере­из­да­на во вто­рой поло­вине ХХ — нача­ле XXI в., пер­вые тома выхо­ди­ли тира­жом 2800–4000 экзем­пля­ров, послед­ний — толь­ко 300 экзем­пля­ров [Вомпер­ский 1996; Кот­ков 1972; 1976; 1980; 1983; Крысь­ко, Май­ер 2017; Мол­до­ван, Май­ер 2008; 2009]. Пер­вая часть назва­ния явля­ет­ся плю­раль­ной фор­мой древ­не­рус­ско­го сло­ва вѣсть ‘изве­стие, сооб­ще­ние’, быту­ю­ще­го с XI в., оно встре­ча­ет­ся в Остро­ми­ро­вом еван­ге­лии (1056–1057): Вѣсть же при­имъ [Срез­нев­ский 1989: 494]. Это сло­во ста­ло осно­вой для обра­зо­ва­ния в буду­щем наиме­но­ва­ний пери­о­ди­че­ских изда­ний вест­ник, изве­стия. От этой же осно­вы обра­зо­ва­но при­ла­га­тель­ное весто­вой ‘содер­жа­щий изве­стия, ново­сти’, кото­рое вошло в состав вто­ро­го геме­ро­ни­ма это­го изда­ния. В совре­мен­ном язы­ке при­ла­га­тель­ное в этом зна­че­нии арха­и­зи­ро­ва­лось, в воен­ной тер­ми­но­ло­гии закре­пи­лось в сло­во­со­че­та­ни­ях весто­вой огонь, весто­вая пуш­ка, а так­же суб­стан­ти­ви­ро­ва­лось: весто­вой ‘рядо­вой, назна­ча­е­мый для выпол­не­ния пору­че­ний’ [Куз­не­цов 1998: 122].

Сло­во куран­ты заим­ство­ва­но, веро­ят­но, из нидер­ланд­ско­го язы­ка в самом нача­ле под­го­тов­ки повре­мен­ных руко­пис­ных вестей. М. Фасмер пред­по­ла­га­ет, что язы­ком-источ­ни­ком был немец­кий, в кото­ром упо­треб­ля­лось сло­во Courant ‘ходя­чие вести, изве­стия’, вос­хо­дя­щее к фран­цуз­ско­му courant ‘бегу­щий’ [Фасмер 1986–1987: 423]. П. Я. Чер­ных не без осно­ва­ний отно­сит сло­во к заим­ство­ва­ни­ям из нидер­ланд­ско­го язы­ка, в кото­ром оно обо­зна­ча­ло не толь­ко ‘теку­щий, бегу­щий’, но и ‘газе­та’ [Чер­ных 1999: 456], точ­нее, это сло­во вхо­ди­ло в геме­ро­ни­мы несколь­ких нидер­ланд­ских газет XVII в. В поль­зу нидер­ланд­ско­го про­ис­хож­де­ния сло­ва гово­рит и то, что одним из дея­тель­ных зару­беж­ных кор­ре­спон­ден­тов рос­сий­ской газе­ты был купец, путе­ше­ствен­ник и дипло­мат Иса­ак Мас­са (1586–1643), кото­рый с 1601 по 1609 г. нахо­дил­ся в Москве, затем сно­ва при­е­хал в 1612 г., спу­стя два года зна­чит­ся «моло­дым чело­ве­ком, житель­ству­ю­щим в Мос­ко­вии», а в 1615 г. отме­ча­ет­ся: «И гол­ланд­ский послан­ник Иса­ак Абра­мов гово­рит, что в Гол­ланд­ской зем­ле он не бывал уже дол­гое вре­мя» [Моро­зов 1937; Keuning 1953]. Мас­са опуб­ли­ко­вал кни­гу о Рос­сии, кото­рая два­жды была пере­ве­де­на на рус­ский язык. Вто­рой раз пере­вод осу­ще­ствил извест­ный совет­ский лите­ра­ту­ро­вед, фольк­ло­рист, пере­вод­чик Алек­сандр Анто­но­вич Моро­зов (1906–1992). Кни­га была изда­на тира­жом в 10 тысяч экзем­пля­ров [Мас­са 1937].

Поз­же сло­во куран­ты было заим­ство­ва­но вто­рич­но из фран­цуз­ско­го язы­ка, в кото­ром с XVI в. суще­ство­ва­ло назва­ние тан­ца danse courante. Вско­ре в Евро­пе, а затем и в Рос­сии появи­лись часы, кото­рые наиг­ры­ва­ли мело­дию это­го тан­ца. Когда в сере­дине XIX в. такие часы с музы­каль­ным боем вышли из оби­хо­да, назва­ние было пере­не­се­но на музы­каль­ные башен­ные часы. В насто­я­щее вре­мя в нашей стране чаще все­го этим сло­вом назы­ва­ют­ся часы на Спас­ской башне Крем­ля [Шамин 2012].

Пер­вые номе­ра руко­пис­ной газе­ты «Вести-Куран­ты» появи­лись при Бори­се Году­но­ве, регу­ляр­но она ста­ла изго­тов­лять­ся при Миха­и­ле Федо­ро­ви­че Рома­но­ве, точ­нее, при его отце пат­ри­ар­хе Фила­ре­те, кото­рый был в то вре­мя реаль­ным пра­ви­те­лем Рос­сии. И во вре­мя прав­ле­ния юных царей Ива­на и Пет­ра Алек­се­е­ви­ча Рома­но­вых дья­ки ста­ра­тель­но запи­сы­ва­ли на боль­ших скле­ен­ных листах бума­ги дли­ной порой в несколь­ко мет­ров «куран­ты о вся­ких вестях» и потом зачи­ты­ва­ли их. Повзрос­лев и став еди­но­лич­ным пра­ви­те­лем Рос­сии, Петр I решил изда­вать пуб­лич­ную печат­ную газе­ту на рус­ском язы­ке. 16 и 17 декаб­ря 1702 г. им были изда­ны ука­зы об этом, после чего вышли не сохра­нив­ши­е­ся до наших дней проб­ные номе­ра. Регу­ляр­но газе­та ста­ла изда­вать­ся со 2(13) янва­ря 1703 г. под назва­ни­ем «Ведо­мо­сти о воен­ных и иных делах, достой­ных зна­ний и памя­ти». Геме­ро­ним начи­нал­ся со сло­ва ведо­мо­сти [Куз­не­цов 1998: 115], кото­рое сло­варь опре­де­ля­ет как тре­тье зна­че­ние сло­ва ведо­мость, одна­ко, види­мо, целе­со­об­раз­но счи­тать его омо­ни­мом плю­раль­ной фор­ме этой лек­се­мы, посколь­ку они разо­шлись семан­ти­че­ски и мор­фо­ло­ги­че­ски: сло­во ведо­мо­сти не име­ет фор­мы един­ствен­но­го чис­ла. Его сино­ни­ма­ми явля­ют­ся лек­си­че­ские еди­ни­цы сооб­ще­ние ‘то, что сооб­ща­ет­ся; изве­стие, све­де­ния, инфор­ма­ция, сооб­ща­е­мая, изла­га­е­мая кем-либо’ [Куз­не­цов 1998: 1235], изве­стие ‘сооб­ще­ние, све­де­ние о ком‑, чем-либо; весть’ [Куз­не­цов 1998: 379], све­де­ния ‘изве­стия, сооб­ще­ния о чем-либо’ [Куз­не­цов 1998: 1154]. Сло­варь сооб­ща­ет, что сло­ва ведо­мо­сти и изве­стия исполь­зу­ют­ся в соста­ве неко­то­рых пери­о­ди­че­ских названий.

Геме­ро­ним менял свой лек­си­че­ский состав: «Ведо­мо­сти», «Ведо­мо­сти Мос­ков­ско­го госу­дар­ства», «Пет­ров­ские ведо­мо­сти» и даже «Реля­ции». Сло­во реля­ция вошло в лек­си­че­ский состав рус­ско­го язы­ка в Пет­ров­ское вре­мя; пред­по­ла­га­ет­ся, что оно заим­ство­ва­но от поль­ско­го rеlасjа, обра­зо­ван­но­го от латин­ско­го relātiō ‘сооб­ще­ние’ [Фасмер 1986–1987: 467]. В доку­мен­тах Пет­ра I лек­се­ма фик­си­ру­ет­ся 28 июня 1709 г. [Обсто­я­тель­ная 1950: 258], часто встре­ча­ет­ся в «Гисто­рии Свей­ской вой­ны» [Пре­об­ра­жен­ский 2004]. В 1756 г. вышли в свет «Мос­ков­ские ведо­мо­сти», чем сло­во ведо­мо­сти в геме­ро­ни­ме полу­чи­ло закреп­ле­ние в язы­ке, сохра­нив­шись до наших дней: газе­ты «Ведо­мо­сти» (с 1999 г.), «Санкт-Петер­бург­ские ведо­мо­сти» (воз­об­нов­ле­ны в 1991 г.), «Ведо­мо­сти Мос­ков­ской город­ской Думы» (с 1994 г.) и пр.

Пер­вым редак­то­ром газе­ты был Федор Поли­кар­по­вич Поли­кар­пов-Орлов (конец 1660‑х / нача­ло 1670‑х — 1731), началь­ник «При­ка­за книг Печат­но­го Дво­ра» [Зибо­ров 1992]. Авто­ром мно­гих ста­тей и редак­то­ром неко­то­рых номе­ров высту­пил сам Петр I. С 1728 г. газе­та полу­ча­ет назва­ние «Санкт-Петер­бург­ские ведо­мо­сти», ее редак­тор Федор Ива­но­вич (Гер­хард Фри­дрих) Мил­лер (1705–1783) стал парал­лель­но изда­вать «Месяч­ные исто­ри­че­ские, гене­а­ло­ги­че­ские и гео­гра­фи­че­ские при­ме­ча­ния в Ведо­мо­стях» — пер­вый оте­че­ствен­ный журнал. 

Описание методики исследования

Объ­ек­том иссле­до­ва­ния ста­тьи явля­ет­ся совре­мен­ная рус­ская жур­на­лист­ская тер­ми­но­ло­гия. Пред­ме­том рас­смот­ре­ния ста­ла эво­лю­ция исполь­зу­е­мых еди­ниц в исто­рии рус­ско­го язы­ка. Цель рабо­ты — изу­че­ние ста­нов­ле­ния тер­ми­но­си­сте­мы рус­ской жур­на­ли­сти­ки и опи­са­ние исто­рии отдель­ных тер­ми­нов. Основ­ной метод — опи­са­тель­ный с эле­мен­та­ми исто­ри­ко-эти­мо­ло­ги­че­ско­го и сопо­ста­ви­тель­но­го анализа.

Анализ материала

В рус­ском язы­ке в XVIII в. уже проч­но утвер­ди­лось сло­во газе­та. Эта лек­се­ма вос­хо­дит к ита­льян­ско­му назва­нию ста­рин­ной вене­ци­ан­ской моне­ты, кото­рой пла­ти­ли за один экзем­пляр руко­пис­но­го изда­ния. Про­изо­шел мето­ни­ми­че­ский пере­нос сло­ва со сред­ства опла­ты на опла­чен­ную вещь. В источ­ни­ках име­ют­ся раз­ные вер­сии о пер­во­на­чаль­ном назва­нии этих руко­пис­ных газет. Бóль­шая часть спе­ци­а­ли­стов отме­ча­ет, что вене­ци­ан­ские руко­пис­ные газе­ты назы­ва­лись авви­зи (от итал. avviso ‘сооб­ще­ние, изве­ще­ние’). Они были еже­не­дель­ны­ми, до наших дней дошел их ком­плект за 1566 г. [Пана­рин 2012]. На каком-то эта­пе сво­е­го суще­ство­ва­ния (или изна­чаль­но?) это изда­ние ста­ли назы­вать «La gazzetta dele novità» — «Ново­стей на (одну) газе­ту», после чего по зако­ну язы­ко­вой эко­но­мии геме­ро­ним сокра­тил­ся до «La gazzetta». В совре­мен­ном ита­льян­ском язы­ке это сло­во упо­треб­ля­ет­ся как одно из назва­ний книж­ных пери­о­ди­че­ских изда­ний (вест­ник), а на его место под вли­я­ни­ем фран­цуз­ско­го язы­ка при­шло сло­во giornale.

Впер­вые сло­во газе­та обна­ру­же­но в бума­гах Пет­ра I за 1707 г. [Фасмер 1986– 1987: 9]. Мно­гие эти­мо­ло­ги счи­та­ют, что это было заим­ство­ва­ние из фран­цуз­ско­го язы­ка [Фасмер 1986–1987: 9; Чер­ных 1999: 177; Orel 2007: 233]. Одна­ко М. Фасмер воз­во­дит сло­во к ита­льян­ско­му язы­ку, посколь­ку, как он пола­гал, его впер­вые в 1711 г. неод­но­крат­но по-рус­ски упо­тре­бил Борис Ива­но­вич Кура­кин (1676–1727) [Фасмер 1986–1987: 382]. Этот рус­ский поли­ти­че­ский дея­тель в мар­те 1697 г. в чис­ле 39 моло­дых людей был направ­лен для «науче­ния нау­кам нав­ти­че­ским» и овла­де­ния искус­ством судо­вож­де­ния имен­но в Вене­цию, где он хоро­шо выучил ита­льян­ской язык («доволь­но научась ита­льян­ско­му язы­ку») и в даль­ней­шем исполь­зо­вал его в тех ситу­а­ци­ях, когда хотел скрыть от неко­то­рых окру­жа­ю­щих содер­жа­ние сво­ей речи [Кар­пов 2007].

Одна­ко это ита­льян­ское сло­во было под­дер­жа­но фран­цуз­ским язы­ком, кото­рый поза­им­ство­вал у ита­льян­цев лек­се­му gazette и, в силу сво­ей боль­шей попу­ляр­но­сти в Рос­сии, помог ее закреп­ле­нию в рус­ском язы­ке [Шан­ский 1972: 9]. В нема­лой сте­пе­ни это­му спо­соб­ство­ва­ло появ­ле­ние во Фран­ции 30 мая 1631 г. пери­о­ди­че­ско­го изда­ния, кото­рое носи­ло назва­ние «La Gazette». Так Тео­фраст Рено­до (1586–1653) назвал свою газе­ту, изда­ва­е­мую «с при­ви­ле­ги­ей коро­ля». Это ино­стран­ное сло­во он выбрал в каче­стве наиме­но­ва­ния наме­рен­но, что­бы при­влечь вни­ма­ние чита­те­лей. Кро­ме того, оно соот­но­си­лось так­же с содер­жа­ни­ем пер­вых номе­ров, в кото­рых пуб­ли­ко­ва­лись преж­де все­го зару­беж­ные ново­сти [Тара­ка­но­ва 2011]. Геме­ро­ним стал мод­ным и полу­чил рас­про­стра­не­ние в сосед­них евро­пей­ских госу­дар­ствах. С 1641 по 1642 г. в Лис­са­боне выхо­ди­ла пер­вая пор­ту­галь­ская газе­та, нося­щая назва­ние «Gazeta». В 1661 г. пери­о­ди­че­ское изда­ние с назва­ни­ем «Gaceta» ста­ло выхо­дить в Мад­ри­де. Осе­нью 1665 г. двор англий­ско­го коро­ля Кар­ла II, спа­са­ясь от эпи­де­мии чумы, пере­брал­ся в Окс­форд, где 14 нояб­ря был издан пер­вый номер «The Oxford Gazette», после воз­вра­ще­ния дво­ра в сто­ли­цу изда­ние с № 24 от 5 фев­ра­ля 1666 г. полу­ча­ет назва­ние «The London Gazette» [The London Gazette 1666]. В 1703 г. начи­на­ет выхо­дить «The Edinburgh Gazette». В кон­це XVII в. сло­во die Gazette при­хо­дит в немец­кий язык, одна­ко в состав геме­ро­ни­ма не вхо­дит, посколь­ку полу­ча­ет пре­не­бре­жи­тель­ную кон­но­та­цию ‘несе­рьез­ное изда­ние, деше­вая газе­тен­ка’ (Groschenblatt) [Pfeifer 1995]. Одна­ко на фран­цуз­ском язы­ке газе­ты с таким назва­ни­ем выхо­ди­ли в Гер­ма­нии: в Кельне с 1734 по 1810 г. изда­ва­лась «La Gazette de Cologne». Поз­же эта модель ста­ла регу­ляр­ной в раз­ных стра­нах: с 1 фев­ра­ля 1798 г. в Швей­ца­рии выхо­ди­ла «La Gazette de Lausanne» [Clavien 1997].

Име­ет­ся настой­чи­во повто­ря­ю­ща­я­ся в раз­ных источ­ни­ках народ­ная эти­мо­ло­гия ита­льян­ско­го сло­ва gazzеtta, кото­рая свя­зы­ва­ет лек­се­му со сло­вом gazza ‘соро­ка’. Яко­бы изоб­ра­же­ние этой пти­цы нахо­ди­лось на моне­те или на самой газе­те [Шан­ский 1972: 9]. Одна­ко нумиз­ма­ти­ка сви­де­тель­ству­ет, что на авер­се этой моне­ты, впер­вые отче­ка­нен­ной в 1539 г. из низ­ко­проб­но­го сереб­ра, пер­во­на­чаль­но изоб­ра­жал­ся сто­я­щий на коле­нях перед апо­сто­лом Мар­ком вене­ци­ан­ский дож, а на ревер­се было изоб­ра­же­ние Иису­са Хри­ста. В XVII в. на авер­се ста­ли раз­ме­щать вене­ци­ан­ско­го льва [Зва­рич 1980; Schrötter 1970: 211]. На руко­пис­ной газе­те изоб­ра­же­ния соро­ки так­же не обнаружено.

В самой Фран­ции сло­во gazette оста­лось толь­ко в соста­ве геме­ро­ни­мов, а для обо­зна­че­ния еже­днев­но­го изда­ния ста­ло упо­треб­лять­ся сло­во journal. Это сло­во вос­хо­дит к латин­ско­му diurnalis ‘еже­днев­ный’ (от сло­ва dies ‘день’). Пер­во­на­чаль­но так обо­зна­ча­лись кни­ги инвен­та­ри­за­ции и для запи­си еже­днев­ных сче­тов, поз­же так назы­ва­ли лич­ный днев­ник, затем сло­во­со­че­та­ние papier journal сокра­ти­лось до одно­го вто­ро­го сло­ва, кото­рым ста­ли обо­зна­чать еже­днев­ные изда­ния. В рус­ский язык сло­во вна­ча­ле при­шло в фор­ме юрнал: днев­ник 1‑го Азов­ско­го похо­да Пет­ра I назы­вал­ся «Юрнал о пут­ном шествии» [Рябов, Самой­лов, Супрун 1994: 10]. В 1720 г. в «Уста­ве мор­ском» упо­ми­на­ет­ся вах­тен­ный жур­нал [Фасмер 1986–1987: 68]. Пер­вым рос­сий­ским жур­на­лом при­ня­то счи­тать упо­мя­ну­тые выше «Месяч­ные исто­ри­че­ские, гене­а­ло­ги­че­ские и гео­гра­фи­че­ские при­ме­ча­ния в Ведо­мо­стях», кото­рые изда­ва­лись в 1728–1742 гг. За ним после­до­ва­ли «Еже­ме­сяч­ные сочи­не­ния к поль­зе и уве­се­ле­нию слу­жа­щие» (1755–1754), «Ака­де­ми­че­ские изве­стия» (1779– 1781) и «Новые еже­ме­сяч­ные сочи­не­ния». В 1791 г. Н. М. Карам­зин вклю­чил сло­во жур­нал в геме­ро­ним и стал изда­вать «Мос­ков­ский жур­нал» [Лот­ман 1987].

Нем­цы заим­ство­ва­ли сло­во das Journal у фран­цу­зов, они упо­треб­ля­ли его широ­ко для раз­лич­ных печат­ных изда­ний: еже­днев­ных, еже­не­дель­ных, еже­ме­сяч­ных. Было обра­зо­ва­но сло­во das Journalisticum. Соста­ви­тель сло­ва­ря немец­ко­го язы­ка Йоганн Кри­стоф Аде­лунг (1732–1806) вос­клик­нул по его пово­ду: «Какое чудо­вищ­ное сло­во!» (Welch ein Ungeheuer von einem Worte!) [Adelung 1796: 1441]. В Гер­ма­нии уже в 1639 г. начи­на­ет выхо­дить газе­та «Frankfurter Journal». В насто­я­щее вре­мя в этом немец­ком горо­де име­ет­ся интер­нет-пор­тал «Journalfrankfurt» (https://​www​.facebook​.com/​j​o​u​r​n​a​l​f​r​a​n​k​f​urt). В англий­ском язы­ке у сло­ва journal зна­че­ние ‘еже­днев­ное изда­ние’ появ­ля­ет­ся в 1728 г. (https://​www​.etymonline​.com/​s​e​a​r​c​h​?​q​=​j​o​u​r​nal). 

Сло­во аль­ма­нах пре­тер­пе­ло в рус­ском язы­ке, как и в дру­гих евро­пей­ских язы­ках, семан­ти­че­ское раз­ви­тие. Пер­во­на­чаль­но оно было заим­ство­ва­но для обо­зна­че­ния кален­да­ря с изло­же­ни­ем све­де­ний аст­ро­но­ми­че­ско­го, аст­ро­ло­ги­че­ско­го и ино­го харак­те­ра. Сло­во было извест­но уже в XVI в. Оно упо­треб­ля­лось во всех евро­пей­ских язы­ках. Лек­се­ма была заим­ство­ва­на из латы­ни, кото­рая, в свою оче­редь, взя­ла ее из древ­не­гре­че­ско­го язы­ка, а исход­ным эти­мо­ном было араб­ское сло­во со зна­че­ни­ем ‘опус­кать­ся на коле­ни (о вер­блю­дах)’ — так обо­зна­чал­ся при­вал кара­ва­на [Чер­ных 1999: 40]. Глав­ны­ми отли­чи­я­ми аль­ма­на­ха от жур­на­ла ста­ли непе­ри­о­дич­ность его изда­ния и вклю­че­ние в основ­ном лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний [Куз­не­цов 1998: 36].

Геме­ро­ни­мы содер­жат в сво­ем соста­ве так­же сло­во бюл­ле­тень с ука­за­ни­ем выпус­ка­ю­ще­го учре­жде­ния, орга­ни­за­ции или обще­ства: «Бюл­ле­тень Коми­те­та тех­ни­че­ской тер­ми­но­ло­гии», «Бюл­ле­тень Все­со­юз­но­го аст­ро­ном-гео­де­зи­че­ско­го обще­ства», «Бюл­ле­тень Восточ­но-Сибир­ско­го науч­но­го цен­тра [АН СССР]» и др. К бюл­ле­те­ням отно­сят и инфор­ма­ци­он­ные изда­ния раз­лич­ной тема­ти­ки, не содер­жа­щие это­го тер­ми­на в геме­ро­ни­ме: «Теат­раль­но-кон­церт­ная Москва», «Спут­ник кино­зри­те­ля», «Новые филь­мы», «Новые това­ры», «Музы­каль­ный олимп ТАСС» и мн. др.

Науч­ные пери­о­ди­че­ские и непе­ри­о­ди­че­ские изда­ния вклю­ча­ют в свой состав сло­ва с геме­ро­ни­ми­че­ским зна­че­ни­ем уче­ные запис­ки, тру­ды, чте­ния, мате­ри­а­лы, ком­мен­та­рии, акты, мему­а­ры и др. В пер­вые годы суще­ство­ва­ния Ака­де­мии наук в Санкт-Петер­бур­ге ее изда­ния пуб­ли­ко­ва­лись на фран­цуз­ском и латин­ском язы­ках: «Mémoires de l’Académie impériale des sciences de St. Pétersbourg, Commentarii Academiae scientiarum imperiali» (1728–1751), «Acta Academiae scientiarum imperialis Petropolitanae» (1778–1786), «Nova Acta Academiae scientiarum imperialis Petropolitanae» (1787–1806), «Bulletin scientifique, Memoires» (1809–1897) [Пекар­ский 1870–1873].

В 1884 г. в англий­ском язы­ке появил­ся тер­мин tabloid как обо­зна­че­ние лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов в виде кап­сул и таб­ле­ток, в 1901 г. им ста­ли назы­вать буль­вар­ную прес­су, а с 1917 г. он начал исполь­зо­вать­ся как обо­зна­че­ние спе­ци­фи­че­ской фор­мы газет (https://​www​.etymonline​.com/​s​e​a​r​c​h​?​q​=​t​a​b​l​oid). В 1919 г. в США вышел пер­вый круп­ный таб­ло­ид «Illustrated Daily News». В кон­це ХХ в. сло­во вошло в рус­ский язык и ста­ло исполь­зо­вать­ся для обо­зна­че­ния газет, рас­ска­зы­ва­ю­щих о сен­са­ци­ях, раз­вле­че­ни­ях, скан­да­лах в жиз­ни зна­ме­ни­то­стей и пр. Защи­щен ряд дис­сер­та­ций о таб­ло­ид­ной прес­се в Рос­сии и дру­гих стра­нах [Мона­стыр­кая 2003; Сазо­нов 2004; Лес­ная 2010]. Это сло­во упо­тре­бил В. О. Пеле­вин в романе «Generation “П”» [Пеле­вин 1999]. А. В. Прыт­ков счи­та­ет, что тер­мин таб­ло­ид появил­ся в резуль­та­те стрем­ле­ния уйти от нега­тив­ной кон­но­та­ции, кото­рую нес­ли и про­дол­жа­ют нести поня­тия буль­вар­ная прес­са (gutter press) и жел­тая прес­са (yellow press) [Прыт­ков 2014: 14]. Но и этот тер­мин вско­ре полу­чил нега­тив­ную оцен­ку, в англий­ском язы­ке появи­лись выра­же­ния tabloid press, tabloid newspaper как сино­ни­мов gutter press, что при­ве­ло к появ­ле­нию ново­го сло­ва qualoid < quality tabloid ‘каче­ствен­ный таб­ло­ид’ [Прыт­ков 2014: 3].

Тер­мин радио (от лат. radiare, radio ‘испус­кать, облу­чать, излу­чать во все сто­ро­ны’) впер­вые ввел в обра­ще­ние англий­ский физик и химик, пре­зи­дент Лон­дон­ско­го Коро­лев­ско­го обще­ства Уильям Крукс (William Crookes). В 1873 г. он скон­стру­и­ро­вал изме­ри­тель­ный при­бор, кото­рый назвал radiometer. В фев­ра­ле 1892 г. У. Крукс опуб­ли­ко­вал в бри­тан­ском жур­на­ле «London Fortnightly Review» ста­тью «Неко­то­рые воз­мож­но­сти элек­три­че­ства», в кото­рой упо­тре­бил уже тер­мин radio. Ранее, в 1880 г., в Пари­же Эрнест Мер­ка­дье (Ernest Mercadier) упо­тре­бил тер­мин радио­фо­ния в кни­ге «Замет­ки о радио­фо­нии». В 1890 г. фран­цуз Эду­ард Бран­ли (Édouard Eugène Désiré Branly) изоб­рел полу­про­вод­ник, кото­рый назвал radioconducteur. 4–13 авгу­ста 1903 г. в Бер­лине состо­я­лась меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция по бес­про­во­лоч­ной теле­гра­фии, на кото­рой в при­вет­ствен­ной речи министр почт и теле­гра­фов Гер­ма­нии статс-сек­ре­тарь Роберт Крет­ке (Robert Kratke) отме­тил: «В 1895 г. Попов изоб­рел <…> пер­вый радио­гра­фи­че­ский аппа­рат». В нояб­ре 1903 г. бри­тан­ский про­фес­си­о­наль­ный жур­нал «The Electrician» опуб­ли­ко­вал обзор мате­ри­а­лов кон­фе­рен­ции, в кото­ром были исполь­зо­ва­ны тер­ми­ны radiotelegraphy, radiotelegram, radiogram, radiographic station [Пест­ри­ков 1998].

Затем сло­во радио ста­ло упо­треб­лять­ся в раз­ных евро­пей­ских язы­ках. В Рос­сии пер­во­на­чаль­но оно исполь­зо­ва­лось в соста­ве слож­ных слов: радио­тех­ни­ка (1912), радио­те­ле­граф­ное депо (1913), радио­те­ле­граф­ный завод (1913), радио­те­ле­гра­фия (1917), жур­нал «Радио­тех­ник» (1918–1921), радио­ла­бо­ра­то­рия (1919), радио­ру­пор (1921), радио­стан­ция, радио­кон­церт (1922), радио­ве­ща­ние, жур­нал «Радио­лю­би­тель» (1924). К это­му вре­ме­ни сло­во радио посте­пен­но полу­ча­ет само­сто­я­тель­ное упо­треб­ле­ние в рус­ском язы­ке. Воз­не­сен­ская ули­ца в Москве 13 декаб­ря 1929 г. была пере­име­но­ва­на в ули­цу Радио (на ней нахо­ди­лась Радио­стан­ция име­ни Комин­тер­на, поз­же — Мос­ков­ская радио­те­ле­фон­ная стан­ция) [Вост­ры­шев 2010: 474–475]. Ули­цы Радио име­ют­ся в Ниж­нем Нов­го­ро­де, Сама­ре, Крас­но­да­ре, Вла­ди­во­сто­ке, Хаба­ров­ске, Бала­ши­хе, Рыбин­ске, Элек­тро­ста­ли, Аль­ме­тьев­ске, Ново­шах­тин­ске, Ногин­ске, Зеле­но­гра­де, Сим­фе­ро­по­ле, Кер­чи, Его­рьев­ске, Алек­сан­дро­ве, Алек­сан­дров­ске-Саха­лин­ском, в ныне зару­беж­ных горо­дах Донец­ке и Риге.

Сло­во теле­ви­де­ние при­ду­мал и ввел в оби­ход рус­ский инже­нер Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич Пер­ский (1854–1906). Пер­во­на­чаль­но тер­мин зву­чал как теле­ви­зи­ро­ва­ние в докла­де уче­но­го на 1‑м Все­рос­сий­ском элек­тро­тех­ни­че­ском съез­де в 1899 г. [Пер­ский 1901]. Тер­мин télévision он про­из­нес 18 авгу­ста 1900 г. на IV Меж­ду­на­род­ном элек­тро­тех­ни­че­ском кон­грес­се в Пари­же. Сло­во обра­зо­ва­но от гре­че­ско­го τηλε ‘дале­ко’ и латин­ско­го visio ‘виде­ние’. В обзо­ре мате­ри­а­лов кон­грес­са на англий­ском язы­ке было запи­са­но сло­во television. Это же сло­во упо­треб­ля­ет­ся в немец­ком (Television, но чаще каль­ка Fernsehen), ита­льян­ском (televisione), нидер­ланд­ском (televisie), пор­ту­галь­ском (televisão), румын­ском (televiziune), иди­ше (טעלעוויזיע [теле­ви­зие]), вен­гер­ском (televízió), албан­ском (televizioni), турец­ком (televizyon) и др. В испан­ском отме­чен так­же слож­ный тер­мин radiotelevisión, а так­же аббре­ви­и­ро­ван­ная фор­ма tele. Широ­ко рас­про­стра­не­на так­же аббре­ви­а­ту­ра tv/TV, исполь­зу­е­мая прак­ти­че­ски повсе­мест­но. В СССР неко­то­рое вре­мя кон­ку­ри­ро­ва­ли тер­ми­ны теле­ви­де­ние и даль­но­ви­де­ние, пер­вый пред­став­лял собой при­спо­соб­ле­ние тер­ми­на под рус­ское сло­во виде­ние (цер­ков­но­сла­вян­ско­го про­ис­хож­де­ния), а вто­рой был пол­ной каль­кой гре­ко-латин­ско­го тер­ми­на. Газе­та «Прав­да» 30 апре­ля 1931 г. напе­ча­та­ла сооб­ще­ние: «Зав­тра впер­вые в СССР будет про­из­ве­де­на опыт­ная пере­да­ча теле­ви­де­ния (даль­но­ви­де­ния) по радио. С корот­ко­вол­но­во­го пере­дат­чи­ка РВЭИ‑1 Все­со­юз­но­го элек­тро­тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та (Москва) на волне 56,6 мет­ра будет пере­да­вать­ся изоб­ра­же­ние живо­го лица и фото­гра­фии». В декаб­ре 1938 г. был запу­щен новый теле­центр на Шабо­лов­ке в Москве [Косто­усов 2014].

В кон­це ХХ в. про­изо­шли рево­лю­ци­он­ные изме­не­ния в раз­ви­тии обще­до­ступ­ных средств обще­ния людей: воз­ник интер­нет как новая сфе­ра ком­му­ни­ка­ции, обла­да­ю­щая осо­бы­ми соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми. Сло­во интер­нет обра­зо­ва­но от латин­ско­го пре­фик­са inter- ‘меж­ду’ и англий­ской лек­се­мы net ‘сеть, пау­ти­на’. Оно было каль­ки­ро­ва­но в рус­ском язы­ке, в сти­ли­сти­че­ских целях в текстах упо­треб­ля­ют­ся пол­ная каль­ка и опи­са­тель­ные наиме­но­ва­ния Все­мир­ная сеть, Гло­баль­ная сеть, Все­мир­ная пау­ти­на, Сеть и пр.

Счи­та­ет­ся, что сло­во воз­ник­ло в 1969 г. в рам­ках дея­тель­но­сти мини­стер­ства обо­ро­ны США, с 1990‑х годов лек­се­ма вошла в актив­ное упо­треб­ле­ние во всех евро­пей­ских язы­ках. Одна из пер­вых фик­са­ций в рус­ском язы­ке отно­сит­ся к 1990 г.: «А вече­ром Ася уез­жа­ла в интер­нет-кафе, что­бы про­дол­жить пере­го­во­ры вокруг рабо­ты: она про­шла кон­курс и от нее тре­бо­ва­лись адре­са тех, кому она пере­во­ди­ла, т. е. тех, кто мог дать реко­мен­да­ции» [Тка­чен­ко 1990]. В XXI в. было защи­ще­но несколь­ко дис­сер­та­ций о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии рус­ско­го язы­ка в интер­не­те [Тро­фи­мо­ва 2004; Гри­ши­на 2008; Хай­да­ро­ва 2011; Гори­на 2016; Поплав­ская 2016], издан сбор­ник тру­дов о рус­ском язы­ке в интер­не­те [Ахап­ки­на, Рахи­ли­на 2014], про­ве­де­ны мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния, посвя­щен­ные изу­че­нию раз­лич­ных аспек­тов язы­ка интер­не­та (А. А. Ата­бе­ко­ва, Д. Р. Валиа­х­ме­то­ва, Н. В. Вино­гра­до­ва, А. Е. Вой­скун­ский, Н. В. Гро­мы­ко, Г. Ч. Гусей­нов, О. В. Дедо­ва, Л. Ф. Ком­пан­це­ва, М. А. Крон­гауз, Е. И. Лит­нев­ская, М. Ю. Сидо­ро­ва и мн. др.).

Интер­нет стал уни­вер­саль­ным сред­ством ком­му­ни­ка­ции, все пред­ше­ству­ю­щие ему источ­ни­ки мас­со­вой инфор­ма­ции име­ют в нем свои пор­та­лы, сай­ты, стра­ни­цы. Ныне он вос­при­ни­ма­ет­ся как раз­но­вид­ность уже сфор­ми­ро­ван­ной инфор­ма­ци­он­ной сре­ды, кото­рую дол­жен исполь­зо­вать каж­дый, в том чис­ле редак­ции средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции [Кор­ко­но­сен­ко 2001]. Неко­то­рые газе­ты и жур­на­лы пре­кра­ти­ли пуб­ли­ко­вать печат­ные вари­ан­ты, суще­ству­ют толь­ко вир­ту­аль­но, что уве­ли­чи­ва­ет их доступ­ность, но вме­сте с тем таит в себе опас­ность исчез­но­ве­ния при изме­не­нии пара­мет­ров ком­пью­тер­ной тех­ни­ки и Гло­баль­ной сети. Их стре­ми­тель­ное раз­ви­тие при­во­дит к тому, что посто­ян­но меня­ют­ся, пере­ста­ют функ­ци­о­ни­ро­вать, исче­за­ют преж­ние хра­ни­те­ли инфор­ма­ции (флоп­пи-дис­ки, дис­ке­ты), появ­ля­ют­ся новые (флеш-кар­ты, облач­ные хра­ни­ли­ща), кото­рые могут со вре­ме­нем так­же уста­реть и быть пре­об­ра­зо­ван­ны­ми в новые типы и виды.

В 1970‑е годы в рус­ском язы­ке появи­лось сло­во­со­че­та­ние сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, каль­ка фран­цуз­ско­го тер­ми­на moyens d’information de masse, от него была обра­зо­ва­на аббре­ви­а­ту­ра СМИ, полу­чив­шая широ­кое рас­про­стра­не­ние в раз­лич­ных текстах. Это крат­кое сло­во удоб­но для про­из­но­ше­ния и запи­си, исполь­зу­ет­ся в речи как нескло­ня­е­мая еди­ни­ца, соче­та­ю­ща­я­ся в кон­тек­сте со сло­ва­ми в фор­ме мно­же­ствен­но­го чис­ла: кон­тро­ли­ру­е­мые СМИ [Скля­рев­ская 2004: 339], СМИ сооб­щи­ли и т. п. Аббре­ви­а­ту­ра вызва­ла рез­кое непри­я­тие про­фес­со­ра кафед­ры фило­со­фии МГИМО (У) МИД Рос­сии, док­то­ра социо­ло­ги­че­ских наук Вале­рия Пав­ло­ви­ча Тери­на, кото­рый пыта­ет­ся вме­сто нее внед­рить тер­мин сред­ства мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции и сокра­ще­ние СМК, кото­рое, как и все аббре­ви­а­ту­ры бук­вен­но­го типа, менее удоб­но при упо­треб­ле­нии в речи. Уче­ный пишет: «Когда же обра­ща­ешь вни­ма­ние на мас­ском­му­ни­ка­ци­он­ный пей­заж, сло­жив­ший­ся в рос­сий­ском обще­стве к насто­я­ще­му вре­ме­ни под акком­па­не­мент раз­го­во­ров о пере­хо­де к рын­ку, то обна­ру­жи­ва­ешь, что зало­жен­ная в поня­тии СМИ вер­ти­каль­ная одно­на­прав­лен­ность идей­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия сно­ва и сно­ва дает о себе знать, побуж­дая ста­вить вопрос о соот­вет­ствии тео­рии и прак­ти­ки мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции прин­ци­пам гло­баль­но­го управ­лен­че­ско­го под­хо­да. До сих пор мно­гим людям поня­тие СМИ пред­став­ля­ет­ся чуть ли не есте­ствен­ным» [Терин 2002]. Автор при­пи­сы­ва­ет сло­ву идео­ло­ги­че­скую состав­ля­ю­щую, забы­вая, что семан­ти­ка и кон­но­та­ции вкла­ды­ва­ют­ся в лек­се­мы носи­те­ля­ми язы­ка, могут менять­ся во вре­ме­ни и в раз­лич­ных обще­ствен­ных сло­ях, а жиз­не­спо­соб­ность сло­ва опре­де­ля­ет­ся зако­на­ми языка.

В XIX в. в Евро­пе полу­чи­ли рас­про­стра­не­ние меди­у­мы — лица, кото­рые яко­бы были посред­ни­ка­ми меж­ду миром людей и миром умер­ших (духов). Сло­во было заим­ство­ва­но из латы­ни, в кото­рой упо­треб­ля­лось как при­ла­га­тель­ное со зна­че­ни­ем ‘сред­нее’. Лек­се­ма встре­ча­лась в науч­ной тер­ми­но­ло­гии для обо­зна­че­ния рас­те­ний, меди­цин­ских поня­тий: Plantago medium ‘подо­рож­ник сред­ний’, меди­аль­ная кость в сто­пе и пр. В музы­ке меди­ум обо­зна­ча­ет сред­ний регистр пев­че­ских голосов.

Пред­ста­ви­те­ли Торонт­ской шко­лы ком­му­ни­ка­ций (Toronto School of Сommunication Theory) Г. Иннис и М. Маклю­эн в сере­дине ХХ в. вве­ли в науч­ный обо­рот суще­ство­вав­ший ранее (с 1927 г. для обо­зна­че­ния реклам­ных про­дук­тов) тер­мин медиа — плю­раль­ную фор­ма от меди­ум — для обо­зна­че­ния средств мас­со­вой инфор­ма­ции [Архан­гель­ская 2007]. Вско­ре этот тер­мин полу­чил рас­про­стра­не­ние в англо­языч­ной сре­де, затем был заим­ство­ван дру­ги­ми евро­пей­ски­ми язы­ка­ми, вклю­чая русский.

В насто­я­щее вре­мя отме­ча­ет­ся дери­ва­ци­он­ный взрыв тер­ми­на медиа, от него обра­зо­ва­но боль­шое коли­че­ство про­из­вод­ных слов, гнез­до дери­ва­тов посто­ян­но попол­ня­ет­ся новы­ми еди­ни­ца­ми: меди­а­текст, медиа­про­стран­ство, меди­а­ис­сле­до­ва­ние, медиа­сфе­ра, меди­а­ком­пе­тент­ность, медиа­дан­ные, медиа­со­об­ще­ние, меди­аза­ви­си­мость, меди­а­ком­му­ни­ка­ция, медиа­ре­пре­зен­та­ция, медиа­линг­ви­сти­ка, медиа­речь, медиа­об­ра­зо­ва­ние, меди­сти­ли­сти­ка, медиа­дис­курс, меди­а­кар­ти­на, меди­а­гео­гра­фия, меди­а­жанр, медиа­дис­кур­со­ло­гия, меди­а­эко­ло­гия, псев­до­ме­диа­дис­курс, меди­а­миф, медиа­при­ме­та, меди­а­ти­за­ция и др. Рас­ши­ря­ют­ся соче­та­тель­ные воз­мож­но­сти тер­ми­на: язык медиа, грам­ма­ти­ка медиа, тео­рия медиа, исто­рия медиа, новые медиа, рос­сий­ские медиа, совре­мен­ные медиа, аль­тер­на­тив­ные медиа, соци­аль­ные медиа, медиа­линг­ви­сти­че­ская комис­сия, медиа­линг­ви­сти­че­ские дис­ци­пли­ны и пр. Создан тер­ми­но­ло­ги­че­ский сло­варь-спра­воч­ник медиа­линг­ви­сти­ки, в состав­ле­нии кото­ро­го при­ни­ма­ли уча­стие уче­ные из раз­ных вузов Рос­сии, Бело­рус­сии, Лит­вы и Поль­ши [Дус­ка­е­ва 2018]. Про­во­дят­ся науч­ные кон­фе­рен­ции по про­бле­мам иссле­до­ва­ния медиа в совре­мен­ном мире [Васи­лье­ва 2019]. Отме­ча­ет­ся мета­пред­мет­ность медиа­линг­ви­сти­ки: «Тек­сты мас­со­вой инфор­ма­ции изу­ча­ют­ся с помо­щью мето­дов когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, кри­ти­че­ской линг­ви­сти­ки, функ­ци­о­наль­ной сти­ли­сти­ки, праг­ма­ти­ки, рито­ри­че­ской кри­ти­ки» [Хами­до­ва 2018: 298]. Иссле­ду­ет­ся содер­жа­ние поня­тия и прин­ци­пы ана­ли­за медиа­ре­чи [Конь­ков 2016]. Обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на про­бле­мы медиа­сти­ли­сти­ки [Клу­ши­на 2014]. Иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют про­бле­мой совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­ки недо­ста­точ­но чет­кое раз­гра­ни­че­ние мани­пу­ля­тив­ной ново­сти, дез­ин­фор­ма­ции, лжи, кле­ве­ты и фей­ка, что тре­бу­ет изу­че­ния меха­низ­мов управ­ле­ния чело­ве­че­ским созна­ни­ем и постро­е­ния нуж­ной поли­ти­че­ско­му и соци­аль­но­му ком­му­ни­ка­то­ру когни­тив­ной кар­ти­ны мира реци­пи­ен­та [Фу 2019: 8]. Отме­ча­ет­ся излиш­нее упо­треб­ле­ние ино­языч­ных заим­ство­ва­ний в СМИ [Гуля­ев, Дени­сен­ко, Ники­ти­на 2021].

Выводы

Итак, за про­шед­шие три сто­ле­тия после появ­ле­ния газе­ты как пер­во­го сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции в Рос­сии про­изо­шло зна­чи­тель­ное попол­не­ние набо­ра лек­сем для обо­зна­че­ния раз­лич­ных изда­ний и пере­дач, а так­же их сово­куп­но­сти. Закре­пи­лись в язы­ке сло­ва газе­та, жур­нал, аль­ма­нах, вест­ник, ведо­мо­сти, радио, теле­ви­де­ние, интер­нет и др. В кон­це ХХ в. из англий­ско­го язы­ка было заим­ство­ва­но сло­во медиа, вос­при­ня­тое в рус­ском язы­ке как нескло­ня­е­мая еди­ни­ца муж­ско­го рода, при этом в дефи­ни­ции опре­де­ля­е­мая голов­ным сло­вом во мно­же­ствен­ном чис­ле. Эта лек­се­ма за счет сво­ей крат­ко­сти, удоб­ства для созда­ния слож­ных дери­ва­тов, понят­ной семан­ти­ки посте­пен­но наби­ра­ет частот­ность упо­треб­ле­ния, актив­но вхо­дит в сло­вар­ный запас носи­те­лей язы­ка раз­лич­ных соци­аль­ных сло­ев, преж­де все­го в науч­ном и пуб­ли­ци­сти­че­ском дис­кур­сах. При этом и аббре­ви­а­ту­ра СМИ про­дол­жа­ет сохра­нять­ся в язы­ке за счет тех же качеств крат­ко­сти и лег­ко­сти в про­из­но­ше­нии, понят­но­сти при рас­шиф­ров­ке, одна­ко не име­ет сколь­ко-нибудь удач­но обра­зо­ван­ных дери­ва­тов. Кон­ку­рен­ция меж­ду эти­ми дву­мя обо­зна­че­ни­я­ми одно­го и того же поня­тия про­дол­жит­ся. Воз­мож­но, в науч­ном и пуб­ли­ци­сти­че­ском мире закре­пит­ся тер­мин медиа, а в быто­вом обще­нии про­дол­жит свое суще­ство­ва­ние аббре­ви­а­ту­ра СМИ

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 5 мая 2021 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 23 авгу­ста 2021 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2021

Received: May 5, 2021
Accepted: August 23, 2021