Суббота, Май 21Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Дискурсивная картина мира конвергентного радио: аспекты аксиологического моделирования

Постановка проблемы

Совре­мен­ное радио, транс­фор­ми­ро­ван­ное под вли­я­ни­ем интер­не­та в кон­вер­гент­ный муль­ти­ме­дий­ный источ­ник, реа­ли­зу­ет зна­чи­тель­ный объ­ем интер­ак­тив­но­го веща­ния, рас­про­стра­ня­е­мо­го в том чис­ле в про­стран­стве соци­аль­ных сетей (Facebook*, «ВКон­так­те» и др.). Резуль­та­том тех­но­ло­ги­че­ской и куль­тур­ной инте­гра­ции радио и интер­не­та ста­но­вит­ся пар­ти­ци­пар­ный медий­ный про­дукт [Вар­та­но­ва 1999] — инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ный кон­тент, фор­ми­ру­е­мой в про­цес­се диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия инсти­ту­ци­о­наль­ных аген­тов и адре­са­тов-поль­зо­ва­те­лей. В ста­тье дея­тель­ность субъ­ек­тов, направ­лен­ная на созда­ние медий­но­го тек­ста, рас­смат­ри­ва­ет­ся с точ­ки зре­ния дис­кур­сив­но­го под­хо­да, учи­ты­ва­ю­ще­го ком­плекс­ный харак­тер язы­ко­вых и неязы­ко­вых фак­то­ров, вклю­чая меха­низ­мы реа­ли­за­ции инсти­ту­ци­о­наль­но­го кон­тро­ля [Дейк 2013; Jäger, Maier 2009; Kress, Van Leeuwen 2001; Fairclough 1992; Holl 1980]. Оче­вид­но, что в сре­де ком­му­ни­ка­ции, ини­ци­и­ру­е­мой в рав­ной сте­пе­ни авто­ра­ми и адре­са­та­ми, меха­низ­мы управ­ле­ния дей­стви­я­ми субъ­ек­тов не про­яв­ля­ют­ся экс­пли­цит­но: адре­сат, реа­ли­зу­ю­щий себя как пол­но­прав­ный участ­ник медий­ной ком­му­ни­ка­ции, вли­я­ет на выбор темы и харак­тер ее раз­ви­тия в обсуж­де­нии, т. е. в опре­де­лен­ной сте­пе­ни ини­ци­и­ру­ет «повест­ку дня» медий­но­го источника.

Учи­ты­вая роль адре­са­та, вклю­чен­но­го в про­цесс фор­ми­ро­ва­ния медий­но­го тек­ста через диа­лог с инсти­ту­ци­о­наль­ны­ми аген­та­ми и поль­зо­ва­те­ля­ми ресур­са, сле­ду­ет гово­рить об иной фоку­си­ров­ке в ана­ли­зе цен­ност­но-смыс­ло­вой про­ек­ции обра­за мира, фор­ми­ру­е­мо­го в медий­ном про­стран­стве — дис­кур­сив­ной кар­ти­ны мира (ДКМ) медиа.

Про­цесс фор­ми­ро­ва­ния ДКМ про­ис­хо­дит в диа­ло­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции субъ­ек­тов, усва­и­ва­ю­щих или отвер­га­ю­щих транс­ли­ру­е­мые смыс­лы, коор­ди­ни­ру­ю­щих свои речеп­си­хи­че­ские реак­ции и цен­ност­ные миры. Меха­низ­ма­ми акту­а­ли­за­ции кар­ти­ны мира ста­но­вят­ся аксио­ло­ги­че­ские доми­нан­ты — дина­ми­че­ские мен­таль­но-вер­баль­ные еди­ни­цы, функ­ци­о­ни­ру­ю­щие в цен­ност­но-смыс­ло­вом про­стран­стве дис­кур­са в каче­стве опо­зна­ва­те­лей фор­мат­ной кон­цеп­ции кана­ла, ука­зы­ва­ю­щие на опре­де­лен­ные пра­ви­ла выбо­ра сце­на­ри­ев пове­де­ния, акту­аль­ные с точ­ки зре­ния аксио­ло­ги­че­ских уста­но­вок фор­ма­та, напри­мер участ­во­вать в дис­кус­си­он­ном обще­нии, зани­мая кон­фликт­ную сто­ро­ну в пере­да­чах инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ских кана­лов, или всту­пать в мало­со­дер­жа­тель­ную бесе­ду фати­че­ской направ­лен­но­сти в раз­вле­ка­тель­ных интер­ак­тив­ных программах.

История вопроса

В совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­ке образ мира, транс­ли­ру­е­мый инфор­ма­ци­он­ным источ­ни­ком, рас­смат­ри­ва­ет­ся в аспек­те диа­ло­ги­че­ских форм ком­му­ни­ка­ции [Алек­сан­дро­ва, Слав­кин 2015] с точ­ки зре­ния когни­тив­но-язы­ко­вых спо­со­бов отра­же­ния интер­пре­ти­ру­е­мой дей­стви­тель­но­сти в рус­ле линг­во­ри­то­ри­че­ско­го, линг­во­сти­ли­сти­че­ско­го направ­ле­ний [Доб­рос­клон­ская 2008; Дус­ка­е­ва, Сали­мов­ский 2012; Солга­ник 2009]. Авто­ра­ми отме­ча­ет­ся резуль­та­тив­ный (цен­ност­но-дескрип­тив­ный) харак­тер кар­ти­ны мира, реа­ли­зу­е­мой через сум­му пред­став­ле­ний, иде­а­лов, цен­но­стей «сово­куп­ность зна­ний о дей­стви­тель­но­сти, кото­рые сфор­ми­ро­ва­лись в обще­ствен­ном (груп­по­вом, инди­ви­ду­аль­ном) созна­нии [Попо­ва, Стер­нин 2015], и функ­ци­о­ни­ру­ю­щей в опре­де­лен­ной сти­ли­сти­че­ской форме.

Кон­вер­гент­ный харак­тер радио­ве­ща­ния, опи­сы­ва­е­мый в рус­ле дис­кур­сив­но­го ана­ли­за [Бара­но­ва 2017; Несте­ро­ва 2013], направ­ля­ет вни­ма­ние к тем спо­со­бам вопло­ще­ния кар­ти­ны мира, кото­рые ста­но­вят­ся содер­жа­тель­ны­ми доми­нан­та­ми ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия субъ­ек­тов дис­кур­са. С точ­ки зре­ния дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, кото­рый учи­ты­ва­ет актив­ный харак­тер адре­са­та, интер­пре­ти­ру­ю­ще­го транс­ли­ру­е­мые обра­зы в ответ­ных реак­ци­ях, пра­во­мер­но гово­рить о дея­тель­ност­ном харак­те­ре кар­ти­ны мира, кото­рый обес­пе­чи­ва­ет­ся «интер­пре­та­ци­он­ной направ­лен­но­стью тема­ти­че­ских доми­нант, един­ством базо­вых цен­но­стей и фор­ми­ру­е­мых моде­лей рече­во­го пове­де­ния» [Реза­но­ва, Ермо­лен­ки­на, Костя­ши­на и др. 2011: 57] ком­му­ни­кан­тов, усва­и­ва­ю­щих или оттор­га­ю­щих транс­ли­ру­е­мые обра­зы и цен­ност­ные смыслы.

В таком аспек­те реа­ли­за­ции дис­кур­сив­ная кар­ти­на мира медиа интер­пре­ти­ру­ет­ся не толь­ко как поня­тий­ный посред­ник, но и как актив­ная сре­да цен­ност­но-смыс­ло­вой коор­ди­на­ции ком­му­ни­кан­тов. В каче­стве дис­кур­сив­ных меха­низ­мов орга­ни­за­ции вза­и­мо­дей­ствия функ­ци­о­ни­ру­ют цен­ност­но-смыс­ло­вые доми­нан­ты, кото­рые явля­ют­ся отра­же­ни­ем аксио­ло­ги­че­ско­го про­фи­ля кана­ла, его фор­мат­ной кон­цеп­ции. В иссле­до­ва­ни­ях мас­сме­дий­ной ком­му­ни­ка­ции фор­мат интер­пре­ти­ру­ет­ся с точ­ки зре­ния огра­ни­че­ний, кото­рые тре­бу­ют кон­стру­и­ро­ва­ния инфор­ма­ции [Чер­ных 2015]. В дан­ном слу­чае мож­но гово­рить о том, что кон­вер­гент­ное радио функ­ци­о­ни­ру­ет на пере­се­че­нии цен­ност­но-смыс­ло­вых пози­ций (мак­ро­струк­тур, по Т. А. ван Дей­ку) ана­ло­го­во­го источ­ни­ка радио и ком­му­ни­ка­ци­он­ной сре­ды интернета.

Таким обра­зом, в рабо­те пред­став­лен вари­ант под­хо­да к изу­че­нию спо­со­бов фор­ми­ро­ва­ния дис­кур­сив­ной кар­ти­ны мира как дина­ми­че­ской про­ек­ции язы­ко­вой кар­ти­ны мира, фор­ми­ру­е­мой в про­цес­се онлайн-ком­му­ни­ка­ции субъ­ек­тов дис­кур­са кон­вер­гент­но­го радио. В каче­стве базо­вых когни­тив­но-ком­му­ни­ка­тив­ных меха­низ­мов моде­ли­ро­ва­ния ДКМ рас­смат­ри­ва­ют­ся аксио­ло­ги­че­ские доми­нан­ты, акту­а­ли­зи­ру­ю­щие идео­ло­гию дис­кур­са в систе­ме цен­ност­ных уста­но­вок, зна­чи­мых для раз­ви­тия ком­му­ни­ка­ции и оце­ноч­но-интер­пре­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти субъ­ек­тов дис­кур­са. Функ­ци­о­наль­ная зна­чи­мость аксио­ло­ги­че­ских струк­тур радио опре­де­ля­ет­ся их спо­соб­но­стью направ­лять вни­ма­ние субъ­ек­тов интерак­ций и воз­дей­ство­вать на их ком­му­ни­ка­тив­ную активность.

Описание методики исследования

Осо­бен­но­сти дис­кур­сив­ной реа­ли­за­ции аксио­ло­ги­че­ских доми­нант рас­смат­ри­ва­ют­ся на осно­ве мето­ди­ки каче­ствен­но­го кри­ти­че­ско­го дис­курс-ана­ли­за, осно­ван­но­го на опи­са­нии типо­вых с точ­ки зре­ния раз­ви­тия темы фраг­мен­тов, обра­зу­ю­щих смыс­ло­вые после­до­ва­тель­но­сти — «дис­кур­сив­ные нити» [Jäger, Maier 2009]. Дан­ная мето­ди­ка поз­во­ля­ет про­сле­дить, как про­ис­хо­дит ситу­а­тив­ное фор­ми­ро­ва­ние ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий, как кон­стру­и­ру­ет­ся диа­лог под вли­я­ни­ем цен­ност­но-смыс­ло­вых струк­тур дискурса.

Иссле­ду­е­мый мате­ри­ал — интер­ак­тив­ная ком­му­ни­ка­ция поль­зо­ва­те­лей кон­вер­гент­но­го ресур­са радио, обсуж­да­ю­щих в жан­ре ком­мен­та­рия инсти­ту­ци­о­наль­ный текст (редак­тор­ский пост), — поз­во­ля­ет гово­рить о том, что функ­ци­о­наль­ная при­ро­да аксио­ло­ги­че­ских доми­нант близ­ка мотив­ной струк­ту­ре тек­ста — «дина­ми­че­ской смыс­ло­вой еди­ни­це повест­во­ва­ния», реа­ли­зу­е­мой на уровне темы, про­бле­мы, идеи» [Силан­тьев 2006: 46] и ука­зы­ва­ю­щей на то, что раз­но­об­раз­ные линг­ви­сти­че­ские сти­му­лы, име­ю­щие схо­жее функ­ци­о­наль­ное зна­че­ние, могут потен­ци­аль­но про­во­ци­ро­вать схо­жие реак­ции, кото­рые мож­но вос­при­ни­мать как «резуль­тат дей­ствия линг­во­ко­гни­тив­ных меха­низ­мов, пре­об­ра­зу­ю­щих мно­же­ство нере­че­вых сти­му­лов в экви­ва­лент­ные рече­вые реак­ции» [Иссерс 2015: 33].

Так­же поня­тие аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты вос­хо­дит к про­то­ти­пи­че­ским пред­став­ле­ни­ям о кон­цеп­те (мен­таль­но-вер­баль­ной еди­ни­це, спе­ци­фи­ци­ру­ю­щей спо­со­бы осмыс­ле­ния и пере­жи­ва­ния той или иной реа­лии, зна­чи­мой для цен­ност­ной кар­ти­ны мира носи­те­ля язы­ка), но отли­ча­ет­ся дина­ми­че­ски­ми свой­ства­ми по отно­ше­нию к ком­му­ни­ка­тив­но­му вза­и­мо­дей­ствию в гра­ни­цах дискурса.

Выде­лен­ные в резуль­та­те кон­цеп­то­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за цен­ност­но-смыс­ло­вые струк­ту­ры диа­ло­ги­че­ской речи поз­во­ля­ют интер­пре­ти­ро­вать ДКМ радио с точ­ки зре­ния дис­кур­сив­ной коге­рент­но­сти — свя­зан­но­сти раз­лич­ных участ­ков ком­му­ни­ка­ции аксио­ло­ги­че­ски­ми смыс­ла­ми, кото­рые фор­ми­ру­ют в созна­нии субъ­ек­тов дис­кур­са опре­де­лен­ную модаль­ную (идео­ло­ги­че­скую) рам­ку вос­при­я­тия инфор­ма­ции и обу­слов­ли­ва­ют выбор ком­му­ни­кан­та­ми опре­де­лен­ных сце­на­ри­ев вза­и­мо­дей­ствия, реа­ли­зу­е­мых в направ­лен­ных на согласованное/конфликтное обще­ние ком­му­ни­ка­тив­ных тактиках.

Анализ материала

Ана­лиз дис­кур­сив­но орга­ни­зо­ван­ной рече­вой прак­ти­ки пред­по­ла­га­ет выяв­ле­ние прин­ци­пов и меха­низ­мов фор­ми­ро­ва­ния ДКМ как интер­пре­та­ци­он­ных аксио­ло­ги­че­ских моде­лей, кото­рые орга­ни­зу­ют опыт участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции, оста­ва­ясь при этом нете­ма­ти­зи­ро­ван­ны­ми в явном виде. В этом слу­чае мож­но гово­рить о той вла­сти дис­кур­са, кото­рая выра­ба­ты­ва­ет пра­ви­ла накоп­ле­ния, исклю­че­ния и реак­ти­ва­ции оце­нок и смыс­лов и опре­де­ля­ет направ­ле­ние ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия. Рече­вая дея­тель­ность ком­му­ни­кан­тов в дис­кур­сив­ном про­стран­стве кон­вер­гент­но­го радио — это спон­тан­ное вза­и­мо­дей­ствие в гра­ни­цах инсти­ту­ци­о­наль­но­го дис­кур­са, пред­по­ла­га­ю­щее, по А. А. Киб­ри­ку, элек­трон­ный модус как «нечто сред­нее меж­ду уст­ной и пись­мен­ной фор­мой обще­ния — гра­фи­че­ский спо­соб фик­са­ции и мимо­лет­ность, нефор­маль­ность обще­ния» [Киб­рик 2009: 8]. В каче­стве про­то­ти­пи­че­ской фор­мы соеди­не­ния уст­но­го и пись­мен­но­го режи­мов рече­вой дея­тель­но­сти иссле­до­ва­те­лем выде­ля­ет­ся жан­ро­вая фор­ма talk (chat). Исполь­зуя воз­мож­но­сти одно­мо­мент­но­го вза­и­мо­дей­ствия, субъ­ек­ты могут всту­пать в обще­ние, ими­ти­ру­ю­щее уст­ную ком­му­ни­ка­цию. Функ­ци­о­ни­руя в каче­стве дис­кур­сив­но­го меха­низ­ма акту­а­ли­за­ции ДКМ, аксио­ло­ги­че­ские доми­нан­ты опре­де­ля­ют диа­па­зон ожи­да­е­мых реак­ций адре­са­та, сле­ду­ю­щих на инсти­ту­ци­о­наль­но орга­ни­зо­ван­ный сти­мул — текст (редак­тор­ский пост), пред­на­зна­чен­ный для ком­мен­та­рия и обсуж­де­ния пользователями.

В нашем слу­чае рас­смат­ри­ва­ет­ся мате­ри­ал соци­аль­но-сете­вой вер­сии радио­стан­ции «Эхо Моск­вы»** (акка­унт «ВКон­так­те»). Канал пози­ци­о­ни­ру­ет себя как раз­го­вор­ный, ори­ен­ти­ро­ван­ный на про­све­ти­тель­скую направ­лен­ность, где любой радио­слу­ша­тель име­ет воз­мож­ность стать интер­ак­тив­ным поль­зо­ва­те­лем портала.

Спе­ци­фи­ка веща­тель­ной кон­цеп­ции кана­ла про­яв­ля­ет­ся в дис­кус­си­он­ном харак­те­ре обсуж­де­ния акту­аль­ных про­блем соци­аль­ной и поли­ти­че­ской дей­стви­тель­но­сти, осве­ще­нии зна­чи­мых сто­рон жиз­ни обще­ства. Как пра­ви­ло, сту­дий­ный спо­соб рабо­ты с подоб­ны­ми тема­ми пред­по­ла­га­ет поли­фо­ни­че­скую фор­му — обсуж­де­ние с уча­сти­ем экс­пер­тов, поли­ти­ков, извест­ных пуб­лич­ных дея­те­лей. Кон­цеп­ция соци­аль­но-сете­во­го радио­ве­ща­ния обу­слов­ле­на тех­но­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми плат­фор­мы: текст на веб-стра­ни­це сай­та обыч­но не пре­вы­ша­ет 100–150 слов, пред­став­ляя зна­чи­тель­ную редук­цию ана­ло­го­во­го пре­це­ден­та. Основ­ное отли­чие тек­ста сете­во­го фор­ма­та заклю­ча­ет­ся в его сжа­то­сти и выра­жен­ном эмо­ци­о­наль­ном посы­ле, неза­ви­си­мо от жан­ро­вой направленности.

Ана­ли­зи­ру­е­мый мате­ри­ал пред­став­лен тек­ста­ми-ком­мен­та­ри­я­ми, логи­ка наблю­де­ния кото­рых стро­ит­ся по схе­ме, учи­ты­ва­ю­щей ком­му­ни­ка­тив­ное вза­и­мо­дей­ствие ини­ци­и­ру­ю­ще­го тек­ста и реак­ции поль­зо­ва­те­лей на него, а так­же на тек­сты дру­гих поль­зо­ва­те­лей, спро­во­ци­ро­ван­ные обсуж­да­е­мым текстом.

Интерак­ции, акту­а­ли­зи­ру­е­мые обсуж­да­е­мым тек­стом, струк­ту­ри­ру­ют­ся теми кон­цеп­ту­аль­ны­ми смыс­ла­ми, кото­рые оста­ют­ся в импли­ка­ции, но опре­де­ля­ют ком­му­ни­ка­тив­ный сце­на­рий вза­и­мо­дей­ствия, выбор участ­ни­ка­ми ком­му­ни­ка­тив­ных и язы­ко­вых средств орга­ни­за­ции диа­ло­га. Резуль­тат усво­е­ния транс­ли­ру­е­мых смыс­лов фик­си­ру­ет­ся 1) лек­си­че­ски­ми, оце­ноч­но-смыс­ло­вы­ми пере­клич­ка­ми в текстах поль­зо­ва­те­лей, 2) топи­ка­ли­за­ци­ей темы в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия и ее интер­пре­та­ци­ей с точ­ки зре­ния той модаль­но­сти, кото­рая зада­на обсуж­да­е­мым текстом.

В ста­тье пред­став­лен мате­ри­ал двух интер­ак­тив­ных сес­сий (22 стра­ни­цы пись­мен­ной син­хрон­ной и асин­хрон­ной ком­му­ни­ка­ции), участ­ни­ки кото­рых ком­мен­ти­ро­ва­ли редак­тор­ские посты.

В циф­ро­вой сре­де интер­не­та ини­ци­и­ру­ю­щий текст реа­ли­зу­ет ком­плекс­ный, поли­ко­до­вый харак­тер на пере­се­че­нии раз­лич­ных средств вер­баль­ной и невер­баль­ной семи­о­ти­ки. Прин­цип обу­слов­лен­но­сти тек­ста медий­ной плат­фор­мой — кана­лом пере­да­чи — детер­ми­ни­ру­ет рав­но­цен­ность семи­о­ти­че­ских кодов. В рас­смат­ри­ва­е­мом при­ме­ре фото­гра­фия, раз­ме­щен­ная на стра­ни­це интер­нет-источ­ни­ка, и вер­баль­ный текст сооб­ща­ют о визи­те поли­ти­че­ско­го дея­те­ля. Визу­аль­ный код пере­да­ет смыс­лы, важ­ные для орга­ни­за­ции вни­ма­ния адре­са­тов, его направ­лен­но­сти в эмо­ци­о­наль­но-кри­ти­че­ское рус­ло интер­пре­та­ции (неуве­рен­ность, рас­те­рян­ность жен­ской фигу­ры, пере­дви­га­ю­щей­ся под зон­том). Кадр, транс­ли­ру­ю­щий эмо­тив­ный аспект поли­ко­до­во­го тек­ста, опре­де­ля­ет век­тор эмо­ци­о­наль­но­го вос­при­я­тия, по сути, играя роль визу­аль­но­го нар­ра­ти­ва. Кон­цеп­то­ло­ги­че­ские смыс­лы тек­ста опре­де­ля­ют цен­ност­но-смыс­ло­вую заост­рен­ность на про­ти­во­ре­чии меж­ду долж­ным и налич­ным: поли­ти­че­ская фигу­ра пока­за­на в кон­тек­сте, дис­кре­ди­ти­ру­ю­щем ее с точ­ки зре­ния эмо­ци­о­наль­ной сто­ро­ны вос­при­я­тия, что под­дер­жи­ва­ет­ся вер­баль­ным сообщением.

Пре­мьер-мини­стра Вели­ко­бри­та­нии Тере­зу Мэй не встре­ти­ли у авто­мо­би­ля, когда она при­е­ха­ла на пере­го­во­ры в Бер­лин. Как пишет бри­тан­ская газе­та Independent, когда маши­на с гла­вой пра­ви­тель­ства оста­но­ви­лась воз­ле рези­ден­ции канц­ле­ра Гер­ма­нии, Анге­ла Мер­кель не вышла на ули­цу. Впро­чем, после того как Тере­за Мэй зашла внутрь, оба лиде­ра еще раз вышли из рези­ден­ции, что­бы попри­вет­ство­вать жур­на­ли­стов. Мэй при­ле­те­ла в Бер­лин обсуж­дать новый пере­нос сро­ков выхо­да Вели­ко­бри­та­нии из Евро­со­ю­за (https://​echo​.msk​.ru/​n​e​w​s​/​2​4​0​4​7​3​7​-​e​c​h​o​.​h​tml).

В каче­стве интри­ги выде­лен момент отступ­ле­ния от регла­мен­та, кото­рый про­ин­тер­пре­ти­ро­ван с точ­ки зре­ния сим­во­ли­че­ско­го смыс­ла: «не встре­ти­ли» в этом кон­тек­сте озна­ча­ет «про­игно­ри­ро­ва­ли».

Отсут­ствие кате­го­рии авто­ра в новост­ном тек­сте — один из мар­ке­ров объ­ек­тив­но­сти, но в дан­ном слу­чае пози­ция дис­кур­са соци­аль­но-сете­во­го радио про­яв­ля­ет­ся в том, что­бы обес­пе­чить эмо­ци­о­наль­ный фон вос­при­я­тия, напра­вить вни­ма­ние адре­са­тов к эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­но­му аспек­ту сооб­ще­ния и акту­а­ли­зи­ро­вать интер­пре­та­ци­он­ную актив­ность. Меха­низ­мы дис­кур­сив­но­го управ­ле­ния реа­ли­зу­ют­ся через аксио­ло­ги­че­ские доми­нан­ты, опре­де­ля­ю­щие век­тор реа­ги­ро­ва­ния: отри­цать, кри­ти­ко­вать, осмеивать.

Прин­цип дей­ствия дис­кур­сив­но­го меха­низ­ма кон­тро­ля про­яв­ля­ет­ся в том, как в тек­сте выра­жа­ют­ся собы­тий­ные про­по­зи­ции. Если в реаль­ной жиз­ни при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи отра­жа­ют после­до­ва­тель­но про­изо­шед­шее, то в медий­ном повест­во­ва­нии собы­тия моде­ли­ру­ют­ся соглас­но фор­мат­ной кон­цеп­ции кана­ла. В дан­ном слу­чае текст демон­стри­ру­ет уста­нов­ку на псев­до­ка­у­за­тив­ные свя­зи: собы­тие про­изо­шло, но акту­аль­ным ста­но­вит­ся не сам факт в силу оче­вид­но­сти его поли­ти­че­ско­го смыс­ла, а некие атри­бу­тив­ные по отно­ше­нию к фак­ту дей­ствия: «не встре­ти­ли…», «…не вышла…». В резуль­та­те серьез­ность поли­ти­че­ско­го собы­тия (выход Вели­ко­бри­та­нии из ЕС) ниве­ли­ро­ва­на и пред­ло­же­на для интер­пре­та­ции в эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ном клю­че, акту­а­ли­зи­ро­ван­ном аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­той. Дис­кре­ди­ти­ру­ю­щие оце­ноч­ные смыс­лы ста­ли опре­де­ля­ю­щи­ми в интер­пре­та­ции пользователей:

Д. С.: Это баб­ские тер­ки
Борис Саве­льев: Она уто­ми­ла
Ангел Хра­ни­тель: Давай­те там эксит, а к нам энтер. Лон­дон це Рос­сия. Сла­ва импе­рии!
Yuri Nikolaev: Оби­де­лась… BRain’sEXIT (👎)
Миха­ил Беги­чев: Доро­гу покажешь? 

Аксио­ло­ги­че­ская доми­нан­та, кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ю­щая смысл несо­от­вет­ствия реаль­но­го и долж­но­го, опре­де­ля­ет фати­че­ский план ком­му­ни­ка­ции. Посыл дис­кур­са, акту­а­ли­зи­ру­е­мый в язы­ко­вом и визу­аль­ном спо­со­бах оформ­ле­ния инфор­ма­ции (уточ­не­ния, ввод­ные кон­струк­ции: Впро­чем, после того как Тере­за Мэй зашла внутрь, оба лиде­ра еще раз вышли из рези­ден­ции), опре­де­ля­ет выбор язы­ко­вых средств и стра­те­гий обще­ния. Боль­шин­ство участ­ни­ков исполь­зу­ют ком­му­ни­ка­тив­ные так­ти­ки дис­кре­ди­та­ции, акту­а­ли­зи­ру­е­мые на фати­че­ской осно­ве эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­но­го вза­и­мо­об­ме­на. Мне­ния, реа­ли­зу­ю­щие ана­ли­ти­че­ский план обсуж­де­ния, немно­го­чис­лен­ны и оста­ют­ся, как пра­ви­ло, без ответ­ных реакций.

Вла­ди­слав Гор­дей­ко: мне кажет­ся бри­та­ния поста­ви­ла себя в такое поло­же­ние. что теперь брюс­сель понял что мож­но боль­ше выжать из выхо­да лон­до­на из ес.конечно бри­та­ния уже не вер­нет­ся в ес и вто­ро­го рефе­рен­ду­ма не будет.потому что если вдруг боль­ше будет за то что бы остать­ся в ес, то лон­дон лишит­ся всех при­ви­ле­гий что имел.

Поль­зо­ва­те­ли отме­ча­ют несо­от­вет­ствие спо­со­бов инфор­ми­ро­ва­ния пред­став­ле­ни­ям о стан­дар­тах новост­но­го жан­ра, но пред­ше­ству­ю­щий кон­текст сни­жа­ет кри­ти­че­ский посыл, пере­во­дя его в рус­ло анек­до­ти­че­ских реплик:

Вла­ди­мир Пота­пов: Тере­за с Анже­лой в кон­трах…. такие ново­сти гео­по­ли­ти­ки….
Серё­га Битт­нер: Еще напи­ши­те, где и когда она чих­ну­ла

В резуль­та­те ком­му­ни­ка­ци­он­но­го вза­и­мо­об­ме­на фор­ми­ру­ет­ся цен­ност­ный фраг­мент дис­кур­сив­ной кар­ти­ны мира, экс­пли­ци­ру­ю­щий пред­став­ле­ние как о самой поли­ти­че­ской реа­лии (с точ­ки зре­ния ее несо­от­вет­ствия некой нор­ме), так и о спо­со­бах ее вос­при­я­тия (дис­кре­ди­ти­ру­ю­ще­го харак­те­ра). В резуль­та­те вза­и­мо­дей­ствие ком­му­ни­кан­тов ста­но­вит­ся празд­но­ре­чи­вым и направ­лен­ным на эмо­ци­о­наль­ный план аргу­мен­та­ции. Нефор­маль­ный тон обще­ния сви­де­тель­ству­ет о важ­но­сти под­дер­жа­ния соци­аль­но­го кон­так­та, об уста­нов­ке на рекре­а­ци­он­ный харак­тер общения.

По прин­ци­пу типо­во­го тира­жи­ро­ва­ния подоб­ных уста­но­вок мож­но гово­рить о мотив­ном харак­те­ре реа­ли­за­ции аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты дис­кре­ди­та­ции, орга­ни­зу­ю­щей цен­ност­ное про­стран­ство дис­кур­са в моде­лях оце­ноч­но-интер­пре­та­ци­он­но­го взаимодействия.

Ком­му­ни­ка­тив­ное вза­и­мо­дей­ствие, орга­ни­зо­ван­ное сле­ду­ю­щим тек­стом, так­же демон­стри­ру­ет уста­нов­ку дис­кур­са на аксио­ло­ги­че­ский кон­фликт, акту­а­ли­зи­ро­ван­ный несо­от­вет­стви­ем цен­ност­но-смыс­ло­вой кон­цеп­ции фор­ма­та кана­ла «Эхо Моск­вы» и той пер­со­ны, кото­рая высту­па­ет в каче­стве спи­ке­ра. Выбор пре­це­дент­ной фигу­ры заве­до­мо опре­де­ля­ет модус ком­му­ни­ка­ции. В соци­аль­но-сете­вом фор­ма­те веща­ния поли­ти­че­ская новость про­ком­мен­ти­ро­ва­на инсти­ту­ци­о­наль­ным аген­том, Тиной Кан­де­ла­ки, пред­став­ле­ние о лич­но­сти и соци­аль­но-поли­ти­че­ском опы­те кото­рой слож­но «согла­су­ет­ся» с фор­ма­том кана­ла. Как пред­став­ля­ет­ся, этот «идео­ло­ги­че­ский зазор» стал пово­дом для кри­ти­ко­оце­ноч­ной дея­тель­но­сти адресатов.

Тина Кан­де­ла­ки, теле­ве­ду­щая, про­дю­сер: Москва при­ня­ла реше­ние. Сего­дня 9 апре­ля. Я этот день не забу­ду нико­гда. Мне было 14 лет. Вся ули­ца Руста­ве­ли была заби­та людь­ми… Мама ни за что не хоте­ла выпус­кать меня на ули­цу. Роди­те­ли, кото­рые мог­ли удер­жать сво­их детей дома, сто­я­ли насмерть. В воз­ду­хе вита­ла смерть. Ею пах­ло боль­ше, чем зацве­та­ю­щей сире­нью, гра­на­том и запа­хом Тби­ли­си, кото­рый невоз­мож­но забыть. Тби­ли­си был горо­дом, где на ули­цах бол­та­ли, пили кофе, влюб­ля­лись, но нико­гда не уби­ва­ли мир­ных людей. Каза­лось, что, даже несмот­ря на такое про­ти­во­сто­я­ние, при­каз никто не даст. Жда­ли Моск­ву. И Москва при­ня­ла реше­ние (https://​echo​.msk​.ru/​b​l​o​g​/​k​a​n​d​e​l​a​k​i​/​2​4​0​4​7​2​9​-​e​c​ho/).

В после­ду­ю­щих за тек­стом ком­мен­та­ри­ях ярко про­явил­ся аксио­ло­ги­че­ский кон­фликт, вскрыв­ший сте­пень несов­па­де­ния пуб­лич­ной фигу­ры попу­ляр­ной теле­ве­ду­щей и идео­ло­ги­че­ских уста­но­вок дис­кур­са радио­ка­на­ла. Испо­ве­даль­ный тон веду­щей, худо­же­ствен­ный стиль повест­во­ва­ния кон­тра­сти­ру­ют с зубо­скаль­ством ком­мен­та­то­ров, реа­ги­ру­ю­щих на нефор­мат­ную в дис­кур­сив­ном кон­тек­сте фигуру.

Егор Зима: Гор­ба­че­ва в Гаа­гу!!!!
Иван Тро­пин: Так пусть она там и живет в Тби­ли­си род­ном. Забы­ла доба­вить- Имен­но поэто­му я в Москве.
Алек­сандр Соло­вьев: Иван, увез­ли в мос­ков­скую нево­лю, хочет вер­нуть­ся, да уже страш­но — дру­гая стра­на
Андрей Даш­ко: вся исто­рия Гру­зии — это исто­рия пре­да­тель­ства. Рос­сия, СССР — это без раз­ни­цы. Схе­ма гру­зин­ско­го мен­та­ли­те­та, порвав­ше­го со Хри­стом — обман хозя­и­на, ради лич­но­го ком­фор­та. Что иран­ско­го пра­ви­те­ля кинул Ирак­лий II, будучи как сын ему, что потом Рос­сию, что потом СССР — это всё одно и то же.
Kung Lao: Супер­кра­си­вая либе­ра­лоч­ка. Респект и ува­жу­ха (за внеш­ний вид).. (встав­ка 1+1)
Вале­ра Кры­лов: А. .она шубы любит… Шиншиловые..А там кро­ты не живут..
Andrey Zaharov: кто этой дуре дает микрофон? 

Кон­фликт­ная заря­жен­ность выска­зы­ва­ний под­дер­жи­ва­ет идео­ло­ги­че­ские уста­нов­ки дис­кур­са «Эха Моск­вы», что опре­де­ля­ет успеш­ность ком­му­ни­ка­ции с инсти­ту­ци­о­наль­ной точ­ки зре­ния. Пред­став­ля­ет­ся, что актив­ность адре­са­тов, гене­ри­ру­ю­щих инфор­ма­ци­он­ный кон­тент в раз­вле­ка­тель­ном клю­че, явля­ет­ся пока­за­те­лем успеш­но­сти дис­кур­сив­ной прак­ти­ки кана­ла в соци­аль­ных сетях. Поль­зо­ва­те­ли демон­стри­ру­ют свою вклю­чен­ность в про­цесс обсуж­де­ния, готов­ность сле­до­вать аксио­ло­ги­че­ским уста­нов­кам дис­кур­са — кон­фликт­ной моде­ли ком­му­ни­ка­ции, фор­ми­ру­е­мой на осно­ве тех аксио­ло­ги­че­ских смыс­лов, кото­рые экс­пли­ци­ро­ва­ны самой ситу­а­ци­ей — обсуж­де­ни­ем выска­зы­ва­ний лич­но­сти, нахо­дя­щей­ся за гра­ни­ца­ми пред­став­ле­ний о фор­мат­ной кон­цеп­ции канала.

Спе­ци­фи­ка реа­ли­за­ции аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты кон­фликт­но­сти в ана­ло­го­вом радио про­яв­ля­ет­ся в ее мотив­ном харак­те­ре — спо­соб­но­сти под­чи­нить дей­ствия ком­му­ни­кан­тов сце­нар­но­му ходу раз­ви­тия, соглас­но кото­ро­му в диа­ло­гах жур­на­ли­стов зна­чи­мо про­яв­ля­ет­ся уста­нов­ка на заост­ре­ние про­ти­во­ре­чий, поля­ри­за­цию оце­нок. Кон­вер­гент­ный харак­тер транс­ля­ции (рас­смат­ри­ва­ет­ся соци­аль­но-сете­вая вер­сия веща­ния) демон­стри­ру­ет акту­аль­ность этой же аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты дис­кур­са, спе­ци­фи­ка реа­ли­за­ции кото­рой обу­слов­ле­на тех­но­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми плат­фор­мы. Поль­зо­ва­те­ли ресур­са, обсуж­да­ю­щие собы­тий­ный пре­це­дент (жур­на­лист­ский пост), так­же сле­ду­ют уста­нов­ке на кон­фликт­ный харак­тер раз­ви­тия темы: обо­зна­че­ние зоны кон­флик­та в цен­ност­ном поле ком­му­ни­ка­ции через ука­за­ние на несо­от­вет­ствие некой нор­ме — с их точ­ки зре­ния она вопло­ща­ет­ся в фор­мат­ной кон­цеп­ции. В част­но­сти, цен­ност­ная неско­ор­ди­ни­ро­ван­ность пред­став­ле­ний об инсти­ту­ци­о­наль­ном аген­те с уста­нов­ка­ми фор­ма­та, кото­рые в дан­ном слу­чае ста­ли для ком­му­ни­кан­тов цен­ност­но ори­ен­ти­ру­ю­щи­ми (пред­став­ле­ния о вклю­чен­но­сти в груп­пу сво­их), спро­во­ци­ро­ва­ла аксио­ло­ги­че­ский дис­со­нанс, пере­ве­дя фокус вни­ма­ния от пре­це­ден­та в область фати­че­ской коммуникации.

Результаты исследования

Про­ана­ли­зи­ро­ван­ный мате­ри­ал демон­стри­ру­ет, что функ­ци­о­наль­ный харак­тер аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты обу­слов­лен цен­ност­ным содер­жа­ни­ем (кон­цеп­то­ло­ги­че­ский век­тор фор­ми­ро­ва­ния) и ком­му­ни­ка­тив­ным вопло­ще­ни­ем (стра­те­ги­че­ский харак­тер акту­а­ли­зи­ро­ва­ния). Вопло­ща­ясь в дис­кур­се, аксио­ло­ги­че­ские доми­нан­ты направ­ля­ют фоку­сы вни­ма­ния на зна­чи­мые для раз­вер­ты­ва­ния ком­му­ни­ка­ции смыс­лы, про­фи­ли­ру­ю­щие дис­кур­сив­ное пове­де­ние субъ­ек­тов: оце­ни­вать и ком­мен­ти­ро­вать то, что рас­смат­ри­ва­ет­ся в инсти­ту­ци­о­наль­ном тек­сте как откло­ня­ю­ще­е­ся от нормы.

Систе­мо­об­ра­зу­ю­щий харак­тер реа­ли­за­ции аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты про­яв­ля­ет­ся в акту­а­ли­за­ции цен­ност­но-смыс­ло­вых направ­ле­ний интер­пре­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти, в гра­ни­цах кото­рых раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вза­и­мо­дей­ствие субъ­ек­тов. Дан­ная дис­кур­сив­ная еди­ни­ца име­ет дву­на­прав­лен­ный харак­тер функ­ци­о­ни­ро­ва­ния: с одной сто­ро­ны, она обоб­ща­ет цен­ност­но-смыс­ло­вое пред­став­ле­ние об обсуж­да­е­мом рефе­рен­те, а с дру­гой — акту­а­ли­зи­ру­ет по отно­ше­нию к нему пове­ден­че­скую модель. Функ­ци­о­наль­ный потен­ци­ал аксио­ло­ги­че­ской доми­нан­ты кон­фликт­но­сти про­яв­ля­ет­ся, таким обра­зом, в уста­нов­ках на ком­му­ни­ка­тив­ную рекре­а­цию, удо­воль­ствие от про­цес­са вза­и­мо­дей­ствия, заря­жен­но­го кон­фликт­ны­ми смыслами.

Аксио­ло­ги­че­ская коге­рент­ность дис­кур­сив­ной кар­ти­ны мира медий­но­го источ­ни­ка обес­пе­чи­ва­ет­ся ее аксио­ло­ги­че­ски­ми струк­ту­ра­ми, транс­ли­ру­ю­щи­ми устой­чи­вые смыс­лы фор­мат­ной идео­ло­гии. В каче­стве доми­нант­но­го смыс­ла инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ско­го кана­ла высту­па­ет пред­став­ле­ние о кон­фликт­ном миро­устрой­стве (кон­цеп­то­ло­ги­че­ский уро­вень реа­ли­за­ции), обу­слов­ли­ва­ю­щее пове­ден­че­ские сце­на­рии — оце­ноч­ная поля­ри­за­ция отно­си­тель­но цен­ност­но­го век­то­ра «свои — чужие» (ком­му­ни­ка­тив­ный уро­вень актуализирования).

Выводы

Дея­тель­ност­ный харак­тер кар­ти­ны мира, транс­ли­ру­е­мый медиа, заклю­ча­ет­ся в том, что она фор­ми­ру­ет­ся в про­цес­сах интер­пре­та­ции адре­са­та­ми смыс­лов, транс­ли­ру­е­мых источ­ни­ком и акту­а­ли­зи­ру­е­мых в диа­ло­ги­че­ском вза­и­мо­дей­ствии друг с дру­гом. В этой свя­зи спо­соб выра­же­ния ДКМ мож­но рас­смат­ри­вать как выбор или невы­бор опре­де­лен­ных язы­ко­вых ресур­сов и опре­де­лен­ных сце­на­ри­ев пове­де­ния, под­хо­дя­щих имен­но для этой ситу­а­ции. Аксио­ло­ги­че­ское моде­ли­ро­ва­ние кар­ти­ны мира реа­ли­зу­ет­ся как ситу­а­тив­но обу­слов­лен­ная коор­ди­на­ция обра­зов мира ком­му­ни­кан­тов по сози­да­нию того оце­ноч­но-смыс­ло­во­го про­стран­ства, в кото­ром воз­мож­на диа­ло­ги­че­ская встре­ча их пози­ций. Откры­тый и дина­мич­ный харак­тер ДКМ явля­ет­ся, таким обра­зом, ее кон­сти­ту­и­ру­ю­щим при­зна­ком: момент актив­но­го вос­при­я­тия дис­кур­са, выра­жа­е­мый в оце­ноч­но-интер­пре­та­ци­он­ных дей­стви­ях ком­му­ни­кан­тов, опре­де­ля­ет собы­тий­ность дис­кур­са как встре­чу и диа­лог — с тек­стом или собе­сед­ни­ком. Про­цесс интер­пре­та­ции смыс­лов про­ис­хо­дит в про­стран­стве фор­ми­ру­е­мой дис­кур­сив­ной кар­ти­ны мира, обу­слов­ли­вая нели­ней­ный харак­тер дис­кур­са, реа­ли­зу­е­мый в непо­сред­ствен­ных соци­о­ре­че­вых дей­стви­ях участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции. Таким обра­зом, ДКМ медиа мож­но рас­смат­ри­вать как дина­ми­че­ский вари­ант язы­ко­вой кар­ти­ны мира. При этом стре­ми­тель­но меня­ю­щий­ся поток медий­ных собы­тий, обсуж­да­е­мых поль­зо­ва­те­ля­ми в кон­вер­гент­ном про­стран­стве радио, репре­зен­ти­ру­ет акту­аль­ный дина­ми­че­ский вари­ант кар­ти­ны мира — ее одно­мо­мент­ную вер­сию, фик­си­ру­е­мую гра­ни­ца­ми обсуждения. 

* Meta при­зна­на экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей в РФ.

** 4 мар­та 2022 г. дей­ствие СМИ пре­кра­ще­но, мате­ри­а­лы и акка­ун­ты в соци­аль­ных сетях удалены. 

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 25 авгу­ста 2021 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 13 декаб­ря 2021 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2022

Received: August 25, 2021
Accepted: December 13, 2021