Суббота, 1 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Бразильский медианарратив о России: конструирование реальности и корреляция с американскими медиа

Постановка проблемы

Исто­рия средств мас­со­вой инфор­ма­ции Бра­зи­лии начи­на­ет­ся с при­бы­тия пор­ту­галь­ской коро­лев­ской семьи в 1808 г. во вре­мя напо­лео­нов­ских втор­же­ний. Сто­ле­тие спу­стя с раз­ви­ти­ем радио­ве­ща­ния в 1920‑х годах уда­лось охва­тить боль­шую часть насе­ле­ния, начи­на­лось актив­ное раз­ви­тие прес­сы [Miranda 2007]. С кон­ца 1940‑х годов по насто­я­щее вре­мя самым попу­ляр­ным сред­ством мас­со­вой инфор­ма­ции с тира­жом более мил­ли­о­на экзем­пля­ров в Бра­зи­лии по пра­ву счи­та­ет­ся еже­не­дель­ный жур­нал Veja. По сло­вам Перей­ры [Pereira 2013], жур­нал Veja адре­со­ван пред­ста­ви­те­лям бра­зиль­ской эли­ты, кото­рая, в свою оче­редь, исполь­зу­ет его в сво­их идео­ло­ги­че­ских инте­ре­сах. Бра­зиль­ский Veja, вдох­нов­лен­ный аме­ри­кан­ским жур­на­лом Time, охва­ты­ва­ет такие темы, как миро­вые ново­сти, нау­ка и тех­но­ло­гии, биз­нес, исто­рия, зна­ме­ни­то­сти, здо­ро­вье, бла­го­со­сто­я­ние, обще­ство, образ жиз­ни, мода, куль­ту­ра, кино, рели­гия и мно­гие другие.

Veja начи­нал как лево­цен­трист­ский жур­нал, но после 1990‑х годов стал все боль­ше скло­нять­ся «впра­во». Хотя у него нет пред­ста­ви­тельств в зару­беж­ных стра­нах, но есть проч­ные свя­зи с аме­ри­кан­ским пра­ви­тель­ствен­ным мейн­стри­мом, кото­рый тра­ди­ци­он­но обес­пе­чи­вал редак­цию Veja зару­беж­ны­ми ново­стя­ми. Поэто­му жур­нал явля­ет­ся важ­ным объ­ек­том для наше­го иссле­до­ва­ния, в кото­ром мы ста­вим цель про­ана­ли­зи­ро­вать гене­зис меж­ду­на­род­но­го дис­кур­са жур­на­ла как веду­ще­го рупо­ра ново­стей в Бра­зи­лии. Насто­я­щая рабо­та пред­ла­га­ет ана­лиз фено­ме­нов совре­мен­ных меди­а­ком­му­ни­ка­ций Бра­зи­лии о России.

В целях наше­го иссле­до­ва­ния мы так­же срав­ни­ли облож­ки Veja с ана­ло­гич­ны­ми по вре­ме­ни выпус­ка и дизай­ну аме­ри­кан­ско­го жур­на­ла Time, вхо­дя­ще­го в десят­ку веду­щих жур­на­лов США. Это сде­ла­но с целью крат­ко, в пре­де­лах ста­тьи, оце­нить вли­я­ние одно­го жур­на­ла на другой.

Дис­кур­сив­ный ана­лиз средств мас­со­вой инфор­ма­ции в Бра­зи­лии оста­ет­ся мало­изу­чен­ным. Рабо­ты, поль­зу­ю­щи­е­ся боль­шой извест­но­стью в этой обла­сти, кажут­ся скуд­ны­ми, хотя суще­ству­ет ощу­ще­ние кон­сен­су­са в отно­ше­нии пред­взя­то­го дис­кур­са, исполь­зу­е­мо­го жур­на­лист­ски­ми и теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ны­ми агентствами.

Насто­я­щая ста­тья явля­ет­ся частью боль­шо­го иссле­до­ва­ния, кото­рое вклю­ча­ет в себя сопо­ста­ви­тель­ный ана­лиз бра­зиль­ской прес­сы о Рос­сии, ее нар­ра­ти­ва и под­вер­жен­но­сти вли­я­нию запад­ных медиа, а так­же вопро­сы фило­соф­ско­го харак­те­ра созда­ния вто­ро­го, тре­тье­го и после­ду­ю­щих уров­ней медиа­ре­аль­но­сти, наблю­да­е­мой на совре­мен­ном эта­пе раз­ви­тия журналистики.

История вопроса и описание методики исследования

Одна из самых рас­про­стра­нен­ных тео­ре­ти­че­ских школ в изу­че­нии меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний сего­дня — это шко­ла кон­струк­ти­виз­ма. Заро­див­шись в нача­ле ХХ в., фило­со­фия кон­струк­ти­виз­ма ста­ла одной из мод­ных идей, при­ня­той самы­ми раз­ны­ми отрас­ля­ми нау­ки и искус­ства, в том чис­ле жур­на­ли­сти­кой. Суть ее сво­дит­ся к тому, что реаль­ность фор­ми­ру­ет­ся (кон­стру­и­ру­ет­ся) через опыт отдель­но­го инди­ви­ду­у­ма. Чело­век, таким обра­зом, высту­па­ет в виде субъ­ек­та кон­стру­и­ро­ва­ния реаль­но­сти. Одна­ко постичь все обла­сти жиз­ни и зна­ний через свой опыт чело­век не может, поэто­му он вынуж­ден при­бе­гать к внеш­ним кон­струк­ци­ям (схе­мам), фор­ми­ру­е­мым вне его лич­но­го опы­та. Субъ­ект, не вовле­чен­ный лич­но в меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния, потреб­ляя инфор­ма­цию создан­ной кем-то реаль­но­сти или медиа­ре­аль­но­сти, пре­вра­ща­ет­ся, таким обра­зом, в объ­ект, на кото­рый направ­ле­на инфор­ма­ция. В свою оче­редь, кар­ти­на мира, созда­ва­е­мая СМИ, явля­ет­ся про­из­вод­ной от цен­ност­но-моти­ва­ци­он­нои. сфе­ры жур­на­ли­ста или редак­ции, а так­же от соци­аль­но-поли­ти­че­ских инте­ре­сов, язы­ко­вых моде­лей и соци­о­куль­тур­ных осо­бен­но­стей сре­ды [Пет­рен­ко 2010; Чис­ло­ва 2013; Смир­но­ва, Лазу­ти­на, Дени­со­ва 2021; Adler 2013].

«Пере­ва­ри­вая» инфор­ма­цию и выстра­и­вая затем свою кар­ти­ну мира, потре­би­тель из объ­ек­та вновь ста­но­вит­ся субъ­ек­том, но вто­ро­го поряд­ка. СМИ, в свою оче­редь, пред­ла­га­ют некие заго­тов­лен­ные кон­струк­ции (схе­мы), кото­рые помо­га­ют потре­би­те­лю не толь­ко ори­ен­ти­ро­вать­ся, но и вос­про­из­во­дить создан­ные про­стые кон­струк­ции объ­яс­не­ния слож­но­го и мно­го­об­раз­но­го мира. Чем про­ще и устой­чи­вее эти схе­мы, осно­ван­ные часто на оппо­зи­ции «свой — чужой», чем менее измен­чи­вы, тем более они жиз­не­спо­соб­ны в куль­тур­ном про­стран­стве чело­ве­ка (Prinzip der Viabilita.t [Merten 2015]).

Осо­бую роль в про­цес­се кон­стру­и­ро­ва­ния медиа­ре­аль­но­сти отво­дит­ся язы­ку, на кото­ром созда­ют­ся обра­зы позна­ва­е­мо­го и кото­рый поз­во­ля­ет СМИ балан­си­ро­вать меж­ду медиа­кон­струк­ти­виз­мом и созна­тель­ной мани­пу­ля­ци­ей созна­ни­ем. Имен­но язык опре­де­ля­ет, явля­ет­ся ли медиа­ре­аль­ность наме­рен­ной мани­пу­ля­ци­ей созна­ни­ем. Уже сего­дня в жур­на­лист­ской дея­тель­но­сти исполь­зу­ют­ся так назы­ва­е­мые гибри­ды, выра­жен­ные через появ­ле­ние новых жан­ров: infotainment как сов­ме­ще­ние information + entertainment (раз­вле­че­ние), faction как балан­си­ро­ва­ние меж­ду fact (факт) и fiction (вымы­сел), infomercials (information + commercials — /реклама/) и т. д. Иссле­до­ва­ния вли­я­ния новых форм жур­на­ли­сти­ки на раз­лич­ные груп­пы насе­ле­ния уже про­во­дят­ся [Van Cauwenberge 2015].

Еще Л. Выгот­ский в клас­си­че­ских рабо­тах, посвя­щен­ных ана­ли­зу худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния, пред­ла­гал выде­лять два струк­тур­ных эле­мен­та: фор­му и мате­ри­ал, — отно­ше­ния меж­ду кото­ры­ми есть не содей­ствие, а борь­ба. С его точ­ки зре­ния, удач­но то про­из­ве­де­ние, в кото­ром фор­ма одер­жи­ва­ет верх. Имен­но в этом слу­чае про­ис­хо­дит некий энер­ге­ти­че­ский выплеск, кото­рый он назы­ва­ет эсте­ти­че­ской реак­ци­ей, — эсте­ти­че­ский кон­струк­ти­визм [Выгот­ский 2017]. Про­во­дя парал­лель меж­ду худо­же­ствен­ным сооб­ще­ни­ем и медиа­со­об­ще­ни­ем, мож­но ска­зать, что язык медиа­со­об­ще­ний пред­ла­га­ет свою медиа­ре­аль­ность, про­во­ци­руя опре­де­лен­ную эмо­ци­о­наль­ную реак­цию у потре­би­те­ля. «И чем мощ­нее фор­ма, чем силь­нее эта реак­ция, тем более оче­вид­на мани­пу­ля­ция созна­ни­ем как конеч­ная цель аген­та кон­стру­и­ро­ва­ния медий­ной реаль­но­сти» [Salbuchi 2012: 2]. Таким обра­зом, язык медиа­со­об­ще­ния, вклю­чая невер­баль­ный, пре­ва­ли­ру­ю­щий над его содер­жа­ни­ем, может слу­жить лак­му­со­вой бумаж­кой при­сут­ствия в медиа­со­об­ще­нии мани­пу­ля­ции созна­ни­ем [Выгот­ский 2017]. Наря­ду с тер­ми­на­ми «инфор­ма­ци­он­ная вой­на» и «медиа­ре­аль­ность» в совре­мен­ной бло­го­сфе­ре все чаще стал исполь­зо­вать­ся тер­мин «мен­таль­ная вой­на», целью кото­рой явля­ет­ся изме­не­ние мен­таль­ной — циви­ли­за­ци­он­ной — осно­вы обще­ства противника.

В инфор­ма­ци­он­ной войне, состав­ной части холод­ной вой­ны (1946–1980), есть пря­мое инфор­ма­ци­он­ное воз­дей­ствии через СМИ на фор­ми­ро­ва­ние кон­тек­стов, интер­пре­та­ций, на сме­ще­ние акцен­тов. Здесь мы гово­рим о воз­дей­ствии инфор­ма­ции на раци­о­наль­ную сто­ро­ну рас­суд­ка, когда мож­но при­ни­мать навя­зы­ва­е­мые идеи, пони­мать их и даже озву­чи­вать, но мен­таль­но, эмо­ци­о­наль­но, под­со­зна­тель­но оттор­гать, чув­ствуя непри­язнь и отчуж­ден­ность, даже испы­ты­вать состо­я­ние когни­тив­но­го диссонанса.

Мен­таль­ная вой­на слож­нее, она под­ра­зу­ме­ва­ет воз­дей­ствие на субъ­ек­тив­ность, душев­ные, эмо­ци­о­наль­ные ощу­ще­ния и под­со­зна­тель­ные реак­ции. Она ведет­ся ско­рее на уровне куль­ту­ры, сме­щая куль­тур­ные коды, когда меня­ет­ся куль­тур­ная мат­ри­ца базо­во­го обще­ства. Осо­бая роль в этом отво­дит­ся визу­аль­но­му язы­ку СМИ, «кото­рый выпол­ня­ет не толь­ко эсте­ти­че­скую, но и когни­тив­ную функ­цию» [Volkova 2017: 37]. Сов­ме­ще­ние тек­ста и визу­аль­ной кар­тин­ки, т. е. кросс­ме­дий­ность, созда­ют раз­лич­ные эмо­ци­о­наль­ные ощу­ще­ния, напри­мер страх, угро­зу, тре­вож­ность. Такое сов­ме­ще­ние меди­а­ин­фор­ма­ции, когда вер­баль­ный и невер­баль­ный язык допол­ня­ют и отте­ня­ют друг дру­га, мож­но отне­сти к мега­нар­ра­ти­ву, «круп­ной целост­ной поли­дис­кур­сив­ной еди­ни­це в медиа­про­стран­стве, кото­рую необ­хо­ди­мо иссле­до­вать в сово­куп­но­сти» [Чаны­ше­ва 2021: 218]. Этим актив­но зани­ма­ет­ся линг­ви­сти­ка с кон­ца ХХ в. (И. Б. Алек­сан­дро­ва, Н. И. Клу­ши­на, З. З. Чаны­ше­ва, В. В. Вол­ко­ва, М. И. Чис­ло­ва, Е. Е. Ани­си­мо­ва, В. В. Бог­да­нов и мно­гие дру­гие). Осо­бая роль отво­дит­ся облож­кам жур­на­лов, вно­ся­щим допол­ни­тель­ные оттен­ки в содер­жа­ние. Облож­ка, таким обра­зом, высту­па­ет поли­ко­до­вым тек­стом или «пара­линг­ви­сти­че­ски актив­ным тек­стом» [Ани­си­мо­ва 1992], в кото­ром зако­ди­ро­ва­на раз­но­род­ны­ми сред­ства­ми, вер­баль­ны­ми и невер­баль­ны­ми ком­по­нен­та­ми, спе­ци­аль­но заго­тов­лен­ная инфор­ма­ция пси­хо­ло­ги­че­ско­го воздействия.

Такое мен­таль­ное воз­дей­ствие созда­ет более тон­кие кон­струк­ции, но с более глу­бин­ным фун­да­мен­том, а зна­чит, более «жиз­не­спо­соб­ные». Отсут­ствие внут­рен­не­го оттор­же­ния — резуль­тат мен­таль­но­го воз­дей­ствия. Кон­стру­и­ро­ва­ние реаль­но­стей — бес­ко­неч­ный, спи­ра­ле­вид­ный про­цесс борь­бы с объ­ек­тив­ной реаль­но­стью. Вслед за Вебе­ром зада­дим­ся вопро­сом: «Это агент, кото­рый созда­ет мир (кон­струк­ти­визм), или это мир, кото­рый вли­я­ет на объ­ект (реа­лизм)?» [Weber 2002].

Итак, объ­ек­тив­ная реаль­ность в СМИ ста­но­вит­ся фор­ми­ру­е­мой жур­на­ли­стом медиа­ре­аль­но­стью, кото­рая затем кон­стру­и­ру­ет­ся во вто­рич­ную реаль­ность потре­би­те­ля инфор­ма­ции, т. е. субъ­ек­та вто­ро­го поряд­ка. В про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия с обще­ством потре­би­тель вос­со­зда­ет эту реаль­ность, поль­зу­ясь набо­ром при­об­ре­тен­ных жиз­не­спо­соб­ных схем в дан­ной соци­о­куль­тур­ной сре­де, кон­стру­и­руя после­ду­ю­щую, тре­тью, медиа­ре­аль­ность. И так до бес­ко­неч­но­сти, подоб­но непре­рыв­ной спирали.

Глав­ное, что­бы пред­ла­га­е­мые схе­мы нахо­ди­лись в одном куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ском поле и обес­пе­чи­ва­ли жиз­не­спо­соб­ность создан­ных кон­струк­ций. Лом­ка пред­став­ле­ний о кар­тине мира все­гда тра­гич­на и в обла­сти меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний чре­ва­та гео­по­ли­ти­че­ски­ми ката­клиз­ма­ми. При­ме­ра­ми осо­бен­но изоби­лу­ет исто­рия смен фор­ма­ций в Рос­сии. Но и неиз­мен­ность медиа­ре­аль­но­сти в совре­мен­ном быст­ро меня­ю­щем­ся мире неиз­беж­но стал­ки­ва­ет­ся с вопро­са­ми прав­ды и лжи в сфе­ре поли­ти­че­ско­го нарратива.

Изу­че­ние меж­ду­на­род­ных и эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний одно­вре­мен­но с изу­че­ни­ем ком­му­ни­ка­ции не ново (медиа­сти­ли­сти­ка, меди­а­нар­ра­то­ло­гия, поли­ти­че­ская линг­ви­сти­ка). Но в послед­ние годы оно при­об­ре­ло боль­шое зна­че­ние из-за миро­вой рас­ста­нов­ки сил после холод­ной вой­ны и при­хо­да новой гло­ба­ли­за­ции. В каче­стве сред­ства дости­же­ния сво­их целей и задач раз­лич­ные госу­дар­ства, осо­бен­но самые могу­ще­ствен­ные, исполь­зу­ют нар­ра­тив как инстру­мент веде­ния вой­ны. В этих слу­ча­ях он изве­стен как стра­те­ги­че­ский нар­ра­тив и может быть опре­де­лен как «сред­ство поли­ти­че­ских субъ­ек­тов кон­стру­и­ро­вать общее зна­че­ние меж­ду­на­род­ной поли­ти­ки для фор­ми­ро­ва­ния пове­де­ния внут­рен­них и меж­ду­на­род­ных игро­ков» [Miskimmon, O’Louchlin, Rosele 2012: 1]. Важ­но, что рас­про­стра­ни­те­ля­ми нар­ра­ти­ва явля­ют­ся не толь­ко пра­ви­тель­ствен­ные орга­ны или аген­ты, напря­мую свя­зан­ные с госу­дар­ством, но и чле­ны раз­лич­ных обще­ствен­ных элит, интел­лек­ту­а­лы, спе­ци­а­ли­сты, поли­ти­че­ские ана­ли­ти­ки, жур­на­ли­сты и СМИ [Miskimmon, O’Louchlin, Rosele 2012].

Меж­ду­на­род­ную жур­на­ли­сти­ку при этом часто обви­ня­ют в «лег­ко­мыс­лен­ном обра­ще­нии с зару­беж­ны­ми стра­на­ми», посколь­ку она сооб­ща­ет толь­ко о кри­зи­сах, вой­нах, ката­стро­фах, болез­нях, пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции. Осо­бен­но это отме­ча­ет­ся в США, где в прес­се чаще, чем где-либо, упо­ми­на­ют­ся стра­ны, вовле­чен­ные в кон­флик­ты, а так­же стра­ны, в кото­рых слу­ча­ют­ся круп­ные про­ис­ше­ствия, сти­хий­ные бед­ствия. Обще­ствен­ная и куль­тур­ная жизнь не при­вле­ка­ет их вни­ма­ния в доста­точ­ной сте­пе­ни. Более того, репре­зен­та­ция стран во мно­гом обу­слов­ле­на наци­о­наль­ны­ми инте­ре­са­ми госу­дарств, а так­же внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми и гео­по­ли­ти­че­ски­ми свя­зя­ми. В этом смыс­ле самой часто упо­ми­на­е­мой стра­ной на стра­ни­цах аме­ри­кан­ской прес­сы высту­па­ет Рос­сия. Раз­ви­ва­ю­щи­е­ся же стра­ны, напро­тив, боль­шее вни­ма­ние уде­ля­ют так назы­ва­е­мым элит­ным стра­нам, осо­бен­но США [Kолес­ни­чен­ко 2020]. Вни­ма­ние жур­на­ла Veja к Рос­сии зна­чи­тель­но мень­ше, неже­ли у аме­ри­кан­ских жур­на­лов. Поэто­му ана­лиз таких пуб­ли­ка­ций пред­став­ля­ет осо­бен­ный интерес.

Нако­нец, необ­хо­ди­мо под­черк­нуть важ­ность постро­е­ния нар­ра­ти­ва в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях для под­дер­жа­ния меж­ду­на­род­ной систе­мы в рав­но­ве­сии. При­ни­мая во вни­ма­ние тот факт, что вели­кие дер­жа­вы — это те, кото­рые наи­бо­лее актив­но рабо­та­ют над фор­ми­ро­ва­ни­ем гло­баль­но­го нар­ра­ти­ва, мож­но сде­лать вывод о том, что мас­со­вое вос­при­я­тие реаль­но­сти меж­ду­на­род­ной поли­ти­ки явля­ет­ся важ­ным фак­то­ром в балан­се сил, и нар­ра­тив гос­под­ству­ю­щей вла­сти — тот, кото­рый пре­об­ла­да­ет. После окон­ча­ния Вто­рой миро­вой и холод­ной вой­ны имен­но нар­ра­тив Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки полу­чил наи­боль­шую обос­но­ван­ность и при­зна­ние во всем мире [Onuf 1998], в том чис­ле в бра­зиль­ских медиа.

Учи­ты­вая выше­ска­зан­ное, мы пред­ла­га­ем ана­лиз выска­зы­ва­ний совре­мен­ных СМИ Бра­зи­лии о Рос­сии в све­те тео­рии кон­струк­ти­виз­ма. Мето­ди­ка заклю­ча­ет­ся в обоб­щен­ной харак­те­ри­сти­ке содер­жа­ния жур­наль­ных мате­ри­а­лов, про­во­дит­ся ана­лиз обло­жек как поли­ко­до­во­го тек­ста и ста­тей. В иссле­до­ва­нии исполь­зо­ва­ны мето­ды нар­ра­тив­но­го ана­ли­за и при­е­мы линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ской интер­пре­та­ции язы­ко­вых осо­бен­но­стей текста.

Иссле­до­ва­ние акту­аль­но как с жур­на­лист­ской, так и с поли­то­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния. Новиз­на обу­слов­ле­на преж­де все­го харак­те­ром иссле­ду­е­мо­го мате­ри­а­ла — нар­ра­тив бра­зиль­ской прес­сы о Рос­сии и ее кор­ре­ля­ция с аме­ри­кан­ски­ми медиа.

Анализ материала. СМИ в Бразилии. Журнал VEJA

В 1940‑х годах пра­ви­тель­ство США запу­сти­ло новый про­ект «Поли­ти­ка доб­ро­со­сед­ства», при­зван­ный повли­ять на стра­ны Латин­ской Аме­ри­ки, что­бы они отда­ли­лись от нацист­ско-фашист­ских стран и евро­пей­ских идей [Martins Junior 2015]. Сре­ди раз­лич­ных стра­те­гий этой поли­ти­ки — так назы­ва­е­мая куль­тур­ная дипло­ма­тия, посред­ством кото­рой пра­ви­тель­ство Соеди­нен­ных Шта­тов пыта­лось про­де­мон­стри­ро­вать аме­ри­кан­ским граж­да­нам раз­ви­тие Бра­зи­лии, а так­же уста­но­вить свя­зи с бра­зиль­ским наро­дом. Имен­но в этом кон­тек­сте пра­ви­тель­ство США ста­ло финан­си­ро­вать рабо­ту Уол­та Дис­нея по созда­нию пер­со­на­жей, пред­став­ляв­ших куль­ту­ры стран к югу от Аме­ри­ки. В слу­чае с Бра­зи­ли­ей таким пер­со­на­жем стал зна­ме­ни­тый попу­гай O Zé Carioca. Эти­мо­ло­гия оче­вид­на: карио­ка — так назы­ва­ют себя жите­ли шта­та Рио-де-Жаней­ро. Пра­во пуб­ли­ка­ции полу­чи­ло неболь­шое изда­тель­ство, гла­вой кото­ро­го был Вик­тор Чиви­та и кото­рое уже рабо­та­ло над пуб­ли­ка­ци­ей комик­сов Дис­нея в Ита­лии. Спа­са­ясь от анти­се­ми­тиз­ма, В. Чиви­та с семьей эми­гри­ро­вал в Бра­зи­лию и создал изда­тель­ство Editora Abril, пре­вра­тив неболь­шое ита­льян­ское пред­при­я­тие в бра­зиль­ский наци­о­наль­ный медиахолдинг.

Veja (в пере­во­де с пор­ту­галь­ско­го — «Смот­ри») как куль­тур­ный про­ект был создан с наме­ре­ни­ем про­дви­гать­ся парал­лель­но с модер­ни­за­ци­ей Бра­зи­лии и зна­ме­но­вал собой окон­ча­тель­ное утвер­жде­ние капи­та­лиз­ма [Villalta 2002]. Кро­ме того, Veja поло­жил нача­ло жур­на­лист­ским рас­сле­до­ва­ни­ям в Бра­зи­лии. Поми­мо сооб­ще­ния ново­стей, в нем печа­та­ют­ся ана­ли­ти­че­ские ста­тьи о свя­зях меж­ду фак­та­ми и их при­чи­на­ми. Бла­го­да­ря это­му жур­нал полу­чил широ­кое при­зна­ние у насе­ле­ния Бра­зи­лии, в основ­ном сре­ди сред­не­го клас­са, кото­рый счи­та­ет его «вест­ни­ком бра­зиль­ской интел­ли­ген­ции» [Villalta 2002: 6].

Жур­на­лист­ская линия Veja на про­тя­же­нии холод­ной вой­ны согла­со­вы­ва­лась с офи­ци­аль­ным нар­ра­ти­вом Соеди­нен­ных Шта­тов не толь­ко по собы­ти­ям, свя­зан­ным с соци­а­ли­сти­че­ским бло­ком, но и по меж­ду­на­род­ным и реги­о­наль­ным проблемам.

1968, 1988, 1989 годы

Пер­вый номер жур­на­ла Veja (рис. 1), вдох­нов­лен­ный аме­ри­кан­ским жур­на­лом Time, вышел в сен­тяб­ре 1968 г. с кар­тин­кой сер­па и моло­та на облож­ке и фра­зой «Вели­кая дуэль в ком­му­ни­сти­че­ском мире». После отно­си­тель­но недав­не­го госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та, в резуль­та­те кото­ро­го было сме­ще­но пра­ви­тель­ство пре­зи­ден­та Бра­зи­лии Жуа­на Гулар­та (João Goulart), извест­но­го дру­же­ски­ми отно­ше­ни­я­ми с СССР, это было медий­ное выступ­ле­ние пра­вя­щей пар­тии в кон­тек­сте меж­ду­на­род­ной холод­ной войны.

Пер­вый номер, кото­рый, как пред­по­ла­га­ет­ся, осве­ща­ет идео­ло­ги­че­ский фун­да­мент редак­ции, вышел под лозун­гом необ­хо­ди­мо­сти избе­жать неми­ну­е­мой ком­му­ни­сти­че­ской рево­лю­ции в Бра­зи­лии. Редак­ци­он­ная ста­тья, оза­глав­лен­ная «Вос­ста­ние в крас­ной галак­ти­ке», была посвя­ще­на вво­ду совет­ских войск в Чехо­сло­ва­кию. Поз­же осно­ва­тель жур­на­ла Вик­тор Чиви­та рас­ска­зал, что он пожа­лел о совет­ской сим­во­ли­ке на облож­ке, «пото­му что мог­ло пока­зать­ся, что мы ведем про­па­ган­ду ком­му­ни­стов», хотя сам текст был как раз об обрат­ном [Villalta 2002: 5]. Про­хо­дит 20 лет, и ком­му­ни­сти­че­ская сим­во­ли­ка вновь попа­да­ет на облож­ку жур­на­ла, но теперь как сим­вол кра­ха совет­ской систе­мы (рис. 2). Пре­зи­дент США Рей­ган, как самый могу­ще­ствен­ный про­тив­ник ком­му­ни­стов, откры­тый защит­ник холод­ной вой­ны, назвав­ший Совет­ский Союз цар­ством зла, при­е­хал в Моск­ву и объ­явил конец холод­ной войне. Побе­ди­тель — вот глав­ный лейт­мо­тив ста­тьи. Ста­тьи жур­на­ла о Совет­ском Сою­зе за 1989 г. в основ­ном посвя­ще­ны эко­но­ми­че­ским про­бле­мам, заба­стов­кам, слож­ным выбо­рам, недо­воль­ству стран соци­а­ли­сти­че­ско­го лаге­ря поли­ти­кой и руко­вод­ством СССР. Апрель­ский номер Veja (рис. 3) вышел с облож­кой раз­би­то­го сер­па и моло­та — «Зем­ле­тря­се­ние реформ потряс­ло ком­му­низм. Ветер сво­бо­ды про­нес­ся по Восточ­ной Евро­пе». В это же вре­мя выхо­дит Time (рис. 4) почти с тем же сер­пом и моло­том на чер­ном фоне — «Новый СССР». Цве­то­вое соче­та­ние и отсут­ствие каких-либо допол­ни­тель­ных дета­лей под­чер­ки­ва­ют «похо­рон­ное» настро­е­ние кар­тин­ки. И хотя бес­по­ряд­ки, про­изо­шед­шие в Восточ­ной Евро­пе, финан­си­ро­ва­лись запад­ны­ми пра­ви­тель­ства­ми и ком­па­ни­я­ми, инфор­ма­ция об этом не обнародовалась.

Рис. 1. Облож­ка пер­во­го выпус­ка Veja, сен­тябрь 1968 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/revista-veja-as-capas-desde-ano-1968–42265

Рис. 2. Облож­ка Veja, июнь 1988 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-da-revista-veja-ano-1988–186743

Рис. 3. Облож­ка Veja, апрель 1989 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-da-revista-veja-ano-veja-1989–99085

Тол­пы людей, тре­вож­ные лица, крас­ные оттен­ки и при­выч­ный кон­структ — серп и молот — для созда­ния ощу­ще­ния неуправ­ля­е­мо­го госу­дар­ства. Таков харак­тер пуб­ли­ка­ций о Рос­сии того вре­ме­ни (рис. 5).

В про­ти­во­по­лож­ность мате­ри­а­лам о кру­ше­нии СССР спе­ци­аль­ный выпуск жур­на­ла Veja от 15 нояб­ря 1989 г. раз­ме­ща­ет редак­ци­он­ную ста­тью с под­за­го­лов­ком «Мир в шоке: пада­ет Бер­лин­ская сте­на», где с вос­тор­гом про­воз­гла­ша­ет­ся сво­бо­да: «Сте­на лик­ви­ди­ро­ва­на, восточ­ные нем­цы теперь стро­ят буду­щее свободы».

Несколь­ки­ми дня­ми ранее аме­ри­кан­ский Time (рис. 6) выхо­дит с ана­ло­гич­ны­ми по нар­ра­ти­ву ста­тья­ми: «Союз: дол­гая, упор­ная борь­ба. Исто­ри­че­ские и уди­ви­тель­ные выбо­ры — послед­ний пока­за­тель того, что, несмот­ря на все его про­бле­мы, рево­лю­ция Гор­ба­че­ва транс­фор­ми­ру­ет его нацию» (The Union: A Long, Mighty Struggle. A historic — and surprising — election is the latest indication that, for all his troubles, Gorbachev’s revolution is transforming his nation). Обра­тим вни­ма­ние на тот факт, что запад­ный медий­ный нар­ра­тив сов­па­да­ет и самым частот­ным в пуб­ли­ка­ци­ях того вре­ме­ни явля­ет­ся сло­во «сво­бо­да».

Рис. 4. Облож­ка Time, апрель 1989 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​1​9​89/

Рис. 5. Облож­ка Veja, июль 1989 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-da-revista-veja-ano-veja-1989–99085

Рис. 6. Облож­ка Veja, ноябрь 1989 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​1​9​89/

1991 год

Даже с окон­ча­ни­ем холод­ной вой­ны фор­ма повест­во­ва­ния не изме­ни­ла сво­ей цен­траль­ной линии (с уже отме­чен­ным пред­взя­тым отно­ше­ни­ем дис­кур­са США о СССР). В 1991 г. ситу­а­ция в Совет­ском Сою­зе осве­ща­лась в трех выпус­ках жур­на­ла Veja, кото­рые явно кор­ре­ли­ру­ют с пуб­ли­ка­ци­я­ми Time того вре­ме­ни. Клю­че­вое сло­во обло­жек — «Рево­лю­ция» (рис. 7), пуга­ю­щее неиз­вест­но­стью, уси­лен­ное крас­ным цве­том, визу­аль­ным рядом толп воз­буж­ден­ных людей, их тре­вож­ных поз и лиц. 

Номер Time в мар­те 1991 г. (рис. 8) выхо­дит с облож­кой «Борис Ель­цин: рус­ский Маве­рик, Борис Ель­цин, пло­хой маль­чик совет­ской поли­ти­ки, борет­ся с Гор­ба­че­вым в реша­ю­щем голо­со­ва­нии на этой неде­ле». Сати­ра заклю­ча­ет­ся в срав­не­нии Ель­ци­на с Маве­ри­ком (Maverick), кар­точ­ным шуле­ром, пер­со­на­жем извест­но­го одно­имен­но­го филь­ма. Под­за­го­ло­вок редак­ци­он­ной ста­тьи: «Пока люди голо­су­ют за буду­щее Сою­за, Гор­ба­чев и Ель­цин ведут вой­ну за остат­ки импе­рии» (As the people vote on the Union’s future, Gorbachev and Yeltsin war over the remains of the empire).

Спец­вы­пуск Veja в июле про­дол­жа­ет идею бес­ко­неч­но меня­ю­щих­ся мат­ре­шек с заго­лов­ком «Вто­рая рус­ская рево­лю­ция». Редак­ци­он­ная ста­тья стре­мит­ся осве­тить столк­но­ве­ние меж­ду пре­зи­ден­том СССР Миха­и­лом Гор­ба­че­вым и пре­зи­ден­том Рос­сии Бори­сом Ель­ци­ным. С этой целью жур­нал дает частич­ное опи­са­ние двух фигур, щед­ро снаб­див текст кон­но­та­тив­но окра­шен­ной лек­си­кой. Повто­ряя аме­ри­кан­ский мейн­стрим, ста­тья назы­ва­ет Ель­ци­на «вели­ким дема­го­гом», кото­рый «бро­дил по Рос­сии на кры­ше поез­да, поте­рял свою одеж­ду, играя в кар­ты с сол­да­та­ми» (Veja, 1991, июль, с. 34), и «Борис — один из тех людей, кото­рые блуж­да­ют меж­ду состо­я­ни­ем неве­же­ствен­но­го и инту­и­тив­но­го само­уч­ки. Он кое-что зна­ет, но ведет себя так, как буд­то ниче­го не зна­ет» (Veja, 1991, июль, с. 35).

С Гор­ба­че­вым редак­ция обра­ща­ет­ся не мяг­че: за его поли­ти­че­ское вос­хож­де­ние на него наве­ши­ва­ют ярлык «про­те­же мест­но­го вождя» и «рус­ский дере­вен­щи­на» (Veja, 1991, июль, с. 34). Он опи­сы­ва­ет­ся, как «живу­щий в рос­ко­ши особ­ня­ка на Ленин­ских горах, схо­жим с элит­ным рай­о­ном Морум­би в Сан-Пау­лу… с дву­мя зала­ми, семью спаль­ня­ми, биб­лио­те­кой, зим­ним садом, бильяр­дом, кино­те­ат­ром, кух­ней и холо­диль­ни­ком» (Veja, 1991, июль, с. 34). В ста­тье при­во­дит­ся фра­за собе­сед­ни­ка, кото­рый назы­ва­ет его прав­ле­ние «худ­шим со вре­мен Ста­ли­на». Тема богат­ства выбор­ных руко­во­ди­те­лей все­гда счи­та­лась под­хо­дя­щей для воз­буж­де­ния масс, гото­вой на гос­пе­ре­во­ро­ты. Тот же нар­ра­тив исполь­зу­ет­ся запад­ны­ми СМИ для опи­са­ния стран неза­пад­ных формаций.

В этом же номе­ре Veja есть еще две ста­тьи, посвя­щен­ные Рос­сии. Нар­ра­тив одно­зна­чен: импе­рия зла рас­па­да­ет­ся. Одна ста­тья оза­глав­ле­на «Аго­ния импе­рии. Побеж­ден­ный наро­да­ми, кото­рые он пора­бо­тил, совет­ский гигант каж­дый день теря­ет немно­го из того, что заво­е­ва­ли цари и Ста­лин» (Veja, 1991, июль, с. 40). Вто­рая име­ет заго­ло­вок «Раз­би­тая Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия демо­ра­ли­зо­ва­на, никто не хочет боль­ше знать о соци­а­лиз­ме, и опа­са­ет­ся, что рефор­мы при­ве­дут к поли­ти­че­ской неуда­че» (Veja, 1991, июль, с. 46).

Номер Time авгу­ста 1991 г. (рис. 9) откры­ва­ет­ся облож­кой «Рус­ская рево­лю­ция» с явным одоб­ре­ни­ем про­ис­хо­дя­ще­го. Как и на облож­ке номе­ра, посвя­щен­но­го паде­нию Бер­лин­ской сте­ны (Time, 20 нояб­ря 1989 г., см. рис. 6), фоно­вый цвет голу­бой. Под­за­го­ло­вок редак­ци­он­ной ста­тьи — «Рус­ская исто­рия — это чере­да лож­ных рас­све­тов, от Ека­те­ри­ны Вели­кой до Пет­ра Вели­ко­го, от боль­ше­вист­ской рево­лю­ции до хру­щев­ской отте­пе­ли. Про­шлая неде­ля выгля­де­ла как насто­я­щая» (Russian history is a progression of false dawns, from Catherine the Great to Peter the Great to the Bolshevik Revolution to the Khrushchev thaw. Last week’s looked like the real thing).

Рис. 7. Облож­ка Veja, июль 1991 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-da-revista-veja-ano-1991–366753/

Рис. 8. Облож­ка Time, март 1991 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​1​9​91/

Рис. 9. Облож­ка Time, август 1991 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​1​9​91/

Номер авгу­стов­ско­го Veja (рис. 10) так­же с вос­тор­гом кон­ста­ти­ру­ет жела­е­мое: «Рево­лю­ция! Люди охо­тят­ся на ком­му­ни­стов». Фото­гра­фия без­ли­кой тол­пы уже не так пуга­ет. Редак­ци­он­ная ста­тья, посвя­щен­ная Совет­ско­му Сою­зу, сфо­ку­си­ро­ва­на на неудач­ной попыт­ке воен­но­го пере­во­ро­та про­тив Гор­ба­че­ва, пред­при­ня­той чле­на­ми Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, кото­рая при­ве­ла к контр­пе­ре­во­ро­ту во гла­ве с Бори­сом Ель­ци­ным. Редак­ция Veja срав­ни­ла это с боль­ше­вист­ской рево­лю­ци­ей 1917 г. Народ­ная под­держ­ка Ель­ци­на была опи­са­на как «либер­та­ри­ан­ское дыха­ние, иде­ал созда­ния луч­шей брат­ской жиз­ни без угне­те­ния» (Veja, 1991, август, с. 19).

И если до это­го сло­во «рево­лю­ция» было сино­ни­мом кра­ха, все­гда пода­ва­лось с нега­тив­ной окрас­кой, то авгу­стов­ский выпуск жур­на­ла меня­ет акцен­ты по отно­ше­нию к рево­лю­ци­ям и под­чер­ки­ва­ет, что «реа­ли­за­ция этой меч­ты, кото­рая воз­мож­на толь­ко в рам­ках демо­кра­тии и тер­пи­мо­сти, явля­ет­ся вели­чай­шим вызо­вом рево­лю­ции, кото­рая при­ве­ла к взры­ву ком­му­низ­ма в Совет­ском Сою­зе» (Veja, 1991, август, с. 19). В ста­тье неод­но­крат­но повто­ря­ет­ся про­ти­во­по­став­ле­ние: «мра­ко­бе­сие» Совет­ско­го Сою­за и «сво­бо­да» Запа­да. Чело­век, кото­рый мог бы сме­нить Гор­ба­че­ва у вла­сти, тогдаш­ний вице-пре­зи­дент СССР Ген­на­дий Яна­ев, опи­сы­ва­ет­ся редак­то­ра­ми как «избран­ный в резуль­та­те сфаль­си­фи­ци­ро­ван­но­го голо­со­ва­ния <…> он при­над­ле­жал к тому типу празд­но­го бюро­кра­та, кото­рый встре­ча­ет гостей с газе­та­ми, откры­ты­ми на рабо­чем сто­ле» (Veja, 1991, август, с. 27).

По срав­не­нию с июль­ским выпус­ком 1991 г. опи­са­ние Ель­ци­на в авгу­сте того же года сме­ня­ет­ся на пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. Если в июле он был назван «неве­же­ствен­ным», «дема­го­гом» и «заяд­лым пья­ни­цей» (Veja, 1991, июль, с. 35), то теперь его честву­ют в ста­тье: «…спа­си­тель оте­че­ства. <…> воз­гла­вив сопро­тив­ле­ние, рос­сий­ский пре­зи­дент вопло­ща­ет в жизнь свою меч­ту, демон­стри­ру­ет чер­ты госу­дар­ствен­но­го дея­те­ля, вошед­ше­го в гале­рею геро­ев века» (Veja, 1991, август, с. 38). Более того, его назы­ва­ют «гиган­том» наря­ду с Шар­лем де Гол­лем и Уин­сто­ном Чер­чил­лем. Воз­гла­вив сопро­тив­ле­ние пере­во­ро­ту, чле­ны кото­ро­го про­зва­ны «вдо­ва­ми ста­ли­низ­ма», Борис Ель­цин про­явил «дока­за­тель­ство храб­ро­сти, хариз­мы и после­до­ва­тель­но­сти», он стал чело­ве­ком, обла­да­ю­щим «храб­ро­стью льва, руко­во­дил сопро­тив­ле­ни­ем до уни­зи­тель­но­го пора­же­ния сил тьмы» (Veja, 1991, август, с. 39). Про­шел все­го месяц с преды­ду­ще­го выпус­ка, а жур­нал уже кри­ти­ку­ет прес­су, кото­рая счи­та­ла Ель­ци­на «попу­ли­стом, водя­ни­стым и крик­ли­вым», хотя на самом деле он был «бор­цом за демо­кра­тию» (Veja, 1991, август, с. 41). Вне­зап­ное изме­не­ние речи, без­услов­но, неслу­чай­но и повто­ри­ло рито­ри­ку аме­ри­кан­ско­го мейн­стри­ма, испу­гав­ше­го­ся воз­вра­ще­ния СССР. 

Декабрь­ские выпус­ки Time и Veja (рис. 11, 12) кон­ста­ти­ру­ют побе­ду над СССР и рас­пад ком­му­ни­сти­че­ской импе­рии. Облож­ка Veja (рис. 11) «Конец импе­рии — СССР рас­па­да­ет­ся, и Гор­ба­чев пада­ет в исто­ри­че­ское про­шлое» кор­ре­ли­ру­ет с облож­кой Time (рис. 12): «Гор­ба­чев гово­рит, что будет бороть­ся, но он уже чело­век без страны».

Рис. 10. Облож­ка Veja, август 1991 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-darevista-veja-ano-1991–366753/

Рис. 11. Облож­ка Veja, декабрь 1991 г. Источ­ник: https://duronaqueda.blogs.sapo.pt/capas-darevista-veja-ano-1991–366753

Рис. 12. Облож­ка Time, декабрь 1991 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​1​9​91/

Под­за­го­ло­вок редак­ци­он­ной ста­тьи Time — «Конец СССР. Обод­рен­ные успе­хом захва­та неза­ви­си­мо­сти, рес­пуб­ли­ки объ­яви­ли Союз Миха­и­ла Гор­ба­че­ва мерт­вым и созда­ли новое, сла­бо спло­чен­ное Содру­же­ство. Но суме­ют ли они его постро­ить?» (The End of the U. S. S. R. Emboldened by their success in seizing independence, the republics have pronounced Mikhail Gorbachev’s union dead and patched together a new, loosely knit commonwealth. But do they know how to build?) (Time, декабрь 1991, с. 1).

Декабрь­ский выпуск Veja содер­жал наи­бо­лее бес­при­страст­ный и опи­са­тель­ный дис­курс. Тем не менее инте­рес­но отме­тить важ­ные дета­ли. В редак­ци­он­ной ста­тье Veja, оза­глав­лен­ной «Конец импе­рии. Совет­ский Союз объ­яв­лен исклю­чен­ным из исто­рии рес­пуб­ли­ка­ми, кото­рые его состав­ля­ли, а Гор­ба­чев остал­ся ненуж­ным у его ног», редак­ция попы­та­лась опи­сать поли­ти­че­ский про­цесс, в резуль­та­те кото­ро­го офи­ци­аль­но рас­пал­ся СССР. Она повест­ву­ет о сов­мест­ной акции пре­зи­ден­тов Рос­сии, Укра­и­ны и Бела­ру­си, а так­же о новых поли­ти­че­ских обра­зо­ва­ни­ях, кото­рые могут появить­ся на быв­шем пост­со­вет­ском про­стран­стве. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние заяв­ле­ние, повто­рен­ное вслед за аме­ри­кан­ским мейн­стри­мом, кото­рое сего­дня кате­го­ри­че­ски отвер­га­ют прак­ти­че­ски все запад­ные СМИ:

«Укра­и­на и Бела­русь <…> вме­сте с Рос­си­ей состав­ля­ют сла­вян­ское желез­ное трио. Рос­сия роди­лась в укра­ин­ском Кие­ве, пер­вой сто­ли­це нации, кото­рая, объ­еди­нив всех без исклю­че­ния буду­щих рус­ских, укра­ин­цев и бело­ру­сов, заро­ди­лась там око­ло 900 года. Этни­че­ская при­над­леж­ность оди­на­ко­ва, и раз­ли­чия меж­ду рус­ским, укра­ин­ским и бело­рус­ским язы­ка­ми, воз­мож­но, не боль­ше, чем меж­ду пор­ту­галь­ским Бра­зи­лии и пор­ту­галь­ским Пор­ту­га­лии. До про­шло­го века Укра­и­ну назы­ва­ли “Мало­рос­си­ей”, а Бела­русь — “Белой Рос­си­ей”. Дру­ги­ми сло­ва­ми, это была вся Рос­сия, и неда­ром царя назы­ва­ли царем “всея Руси”. Исто­ри­че­ские при­чи­ны, раз­де­ля­ю­щие сла­вян­ские рес­пуб­ли­ки, воз­мож­но, даже мень­шие, чем те, кото­рые в Вели­ко­бри­та­нии отде­ля­ют англи­чан от шот­ланд­цев и вал­лий­цев» (Veja, 1991, декабрь, с. 35).

Вто­рая ста­тья это­го номе­ра Veja назы­ва­ет­ся «Там намно­го хуже — стра­на в руи­нах, сиро­ты несу­ще­ству­ю­ще­го Совет­ско­го Сою­за пере­жи­ва­ют зиму; не хва­та­ет все­го, от еды до надеж­ды» (Veja, 1991, декабрь, с. 39). Ста­тья опи­сы­ва­ет эко­но­ми­че­скую тра­ге­дию на тер­ри­то­ри­ях, вхо­див­ших в состав быв­ше­го СССР, и при­во­дит интер­вью с неко­то­ры­ми семья­ми. Эту ситу­а­цию ста­тья посто­ян­но и выгод­но срав­ни­ва­ет с ситу­а­ци­ей в Бра­зи­лии, добав­ляя, что на пост­со­вет­ском про­стран­стве усло­вия гораз­до более суро­вые и неко­то­рые опро­шен­ные дума­ют эми­гри­ро­вать в Бразилию. 

1997 год

Сле­ду­ю­щая облож­ка жур­на­ла Veja, хотя и кос­вен­но касав­ша­я­ся Рос­сии, появи­лась толь­ко в мае 1997 г. (рис. 13) — «Мозг про­тив ком­пью­те­ра. Поеди­нок чем­пи­о­на мира по шах­ма­там Кас­па­ро­ва с Deep Blue». Облож­ка и ста­тья в Time даже содер­жит одну и ту же фото­гра­фию, взя­тую из кол­лек­ции Time Life Picture Collection (рис. 14) — оза­бо­чен­ное лицо Кас­па­ро­ва над шах­мат­ной доской.

Несмот­ря на то, что облож­ка име­ет очень сла­бый намек на Рос­сию, тем не менее редак­ция Veja исполь­зу­ет воз­мож­ность при­ни­зить вос­торг перед шах­мат­ной шко­лой СССР и поме­ща­ет в номер крат­кую ста­тью, оза­глав­лен­ную «Безум­ные по ука­зу. Дис­си­ден­ты в хос­пи­сах быв­ше­го СССР до сих пор счи­та­ют­ся пси­хи­че­ски боль­ны­ми» (Veja, 1997, май, с. 52). Ста­тья при­вле­ка­ет вни­ма­ние к слу­ча­ям поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний оппо­зи­ци­о­не­ров, кото­рые счи­та­лись сума­сшед­ши­ми в Совет­ском Сою­зе и борь­ба за кото­рых все еще ведется.

Рис. 13. Облож­ка Veja, май 1997 г. Источ­ник: https://​veja​.abril​.com​.br/​c​o​l​u​n​a​/​r​e​v​e​j​a​/​d​e​m​a​s​i​a​d​o​h​u​m​a​n​o​-​h​a​-​2​0​-​a​n​o​s​-​k​a​s​p​a​r​o​v​-​e​r​a​-​e​s​m​a​g​a​d​o​-​p​o​r​-​d​e​e​p​-​b​l​ue/

Рис. 14. Ста­тья в Time, май 1997 г. Источ­ник: https://​time​.com/​3​7​0​5​3​1​6​/​d​e​e​p​-​b​l​u​e​-​k​a​s​p​a​r​ov/

«Инсти­тут Серб­ско­го, выс­шее руко­вод­ство совет­ской пси­хи­ат­рии (в Рос­сии) в то вре­мя и до сего­дняш­не­го дня выно­сят вер­дикт в оцен­ке пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья людей, обви­ня­е­мых в пре­ступ­ле­ни­ях. Там исполь­зу­ют­ся и поныне мето­ды, чуж­дые тем, что прак­ти­ку­ют на Запа­де. Дирек­тор рос­сий­ско­го инсти­ту­та и министр здра­во­охра­не­ния Татья­на Дмит­ри­е­ва вла­де­ет клю­чом ко всем архи­вам рос­сий­ских хос­пи­сов — и не дума­ет откры­вать сек­рет­ные ящи­ки» (Veja, 1997, май, с. 53).

В послед­нем абза­це ста­тьи гово­рит­ся: «Это не про­сто позор­ный кусок про­шло­го. Есть све­де­ния, что в Рос­сии пси­хи­ат­рия на служ­бе репрес­сий все еще актив­на». Вдо­ба­вок «эта прак­ти­ка пере­ста­ла быть поли­ти­че­ской и ста­ла рели­ги­оз­ной. Пра­во­слав­ная цер­ковь пода­ет в суд на рели­ги­оз­ные сек­ты на том осно­ва­нии, что они при­чи­ня­ют пси­хо­ло­ги­че­ский вред рус­ско­му наро­ду» (Veja, 1997, май, с. 53). Не оста­нав­ли­ва­ясь на пред­став­ле­нии совет­ско-репрес­сив­но-пыточ­но­го сце­на­рия, ста­тья утвер­жда­ет, что сами пси­хи­ат­ры участ­во­ва­ли в схе­ме, что­бы зара­бо­тать день­ги, и что даже мафия была при­част­на к объ­яв­ле­нию безум­ны­ми бога­тых людей, что­бы во вре­мя их лече­ния поло­жить их день­ги в свой карман.

Что каса­ет­ся основ­ной редак­ци­он­ной ста­тьи к облож­ке о шах­мат­ном столк­но­ве­нии меж­ду Гари Кас­па­ро­вым и ком­пью­те­ром Deep Blue, то, что­бы отобрать у рос­сий­ской шах­мат­ной шко­лы ее заслу­ги, при­во­дят­ся сло­ва само­го Кас­па­ро­ва в пер­вом абза­це: «Если я не рус­ский, напо­ло­ви­ну еврей и напо­ло­ви­ну армя­нин, поче­му вы хоти­те водру­зить на моей сто­роне рос­сий­ский флаг? А поче­му аме­ри­кан­ский флаг рядом с ком­пью­те­ром? Все непра­виль­но. Мой флаг дол­жен при­над­ле­жать чело­ве­че­ству» (Veja, 1997, май, с. 114). 

1998 год

Через год, в сен­тяб­ре 1998 г., Рос­сия вер­ну­лась на облож­ку жур­на­ла Veja с заго­лов­ком «Мир в пани­ке» (рис. 15). В это же вре­мя выхо­дит Time c облож­кой «Help», обра­щен­ным ко все­му миро­во­му биз­не­су и инве­сто­рам. «Ель­цин колеб­лет­ся, Рос­сия рушит­ся — и инве­сто­ры раз­бе­га­ют­ся в поис­ках укры­тия» (Yeltzin totters, Russian tumbles — and investors everyvhere run for cover) (рис. 16).

В редак­ци­он­ной ста­тье Veja в луч­ших тра­ди­ци­ях поис­ка винов­но­го назы­ва­ет Рос­сию при­чи­ной воз­мож­но­го кри­зи­са капи­та­лиз­ма и гло­баль­ной рецес­сии. Ста­тья под назва­ни­ем «Тер­рор, исхо­дя­щий из Рос­сии. Москва вызы­ва­ет новый гло­баль­ный кри­зис с дефол­том в 32 мил­ли­ар­да дол­ла­ров» (Veja, 1998, сен­тябрь, с. 23) каса­ет­ся мора­то­рия, объ­яв­лен­но­го рос­сий­ским пра­ви­тель­ством, кото­рый не поз­во­лял част­ным ком­па­ни­ям выпла­чи­вать свои обя­за­тель­ства в тече­ние 90 дней, и его послед­ствий в мире.

Рис. 15. Облож­ка Veja, сен­тябрь 1998 г. Источ­ник: https://​produto​.mercadolivre​.com​.br/​M​L​B​-​7​1​5​1​6​7​8​1​1​-​v​e​j​a​-​o​-​m​u​n​d​o​-​e​m​-​p​n​i​c​o​-​c​n​c​e​r​-​m​a​r​k​-​a​b​e​n​e​-​_JM

Рис. 16. Облож­ка Time, сен­тябрь 1998 г. Источ­ник: http://​content​.time​.com/​t​i​m​e​/​c​o​v​e​rs/ asia/0,16641,19980907,00.html

Пер­вое пред­ло­же­ние ста­тьи Veja явно пред­взя­то: «То, чего Ста­лин, Хру­щев и Лео­нид Бреж­нев не смог­ли сде­лать за семь­де­сят лет ком­му­низ­ма, пре­зи­дент Рос­сии Борис Ель­цин добил­ся все­го за шесть: это заста­ви­ло капи­та­лизм задро­жать» (Veja, 1998, сен­тябрь, с. 120). Ста­тья опи­сы­ва­ет ново­го пре­мьер-мини­стра Рос­сии Вик­то­ра Чер­но­мыр­ди­на как «яро­го сто­рон­ни­ка эко­но­ми­че­ско­го цен­триз­ма и быв­ше­го бюро­кра­та», а так­же под­чер­ки­ва­ет, что «он даже полу­чил про­зви­ще: финан­со­вый Чер­но­быль» (Veja, 1998, сен­тябрь, с. 121).

Далее в тек­сте нари­со­ва­на тре­вож­ная кар­ти­на буду­ще­го Рос­сии. Один из респон­ден­тов утвер­жда­ет, что Рос­сия — «стра­на в про­цес­се декон­струк­ции», что «очень ско­ро <…> потре­бу­ет­ся помощь не МВФ, а гума­ни­тар­ных сил, кото­рые сей­час слу­жат Афри­ке» (Veja, 1998, сен­тябрь, с. 122). Оче­вид­ная гря­ду­щая ката­стро­фа Рос­сии про­воз­гла­ша­ет­ся через исто­ри­че­ские зако­но­мер­но­сти: «Исто­рия учит, что в слу­чае с Рос­си­ей худ­шие пред­ска­за­ния не толь­ко мате­ри­а­ли­зу­ют­ся, но и пре­вос­хо­дят пре­де­лы того, что мог пред­ви­деть самый тем­ный разум» (Veja, 1998, сен­тябрь, с. 122).

1999 год

В 1999 г. Рос­сия не попа­ла на облож­ки жур­на­ла Veja, но в номе­ре от 18 авгу­ста появ­ля­ет­ся ста­тья под назва­ни­ем «Шпи­он в Крем­ле. Когда в кана­ве вспы­хи­ва­ет оче­ред­ная вой­на, Ель­цин меня­ет пре­мьер-мини­стра на экс-гла­ву КГБ». Бро­са­ет­ся в гла­за сло­во «кана­ва», так мир отно­сит­ся к Рос­сии тех вре­мен. Ста­тья сооб­ща­ет о назна­че­нии «мало­из­вест­но­го шпи­о­на» Вла­ди­ми­ра Пути­на. Соглас­но жур­на­лу, «поли­ти­че­ская ситу­а­ция в Рос­сии на этот раз при­об­ре­та­ет гораз­до более зло­ве­щий отте­нок» (Veja, 1999, август, с. 50), посколь­ку Путин «выгля­дит так, как буд­то вышел из шпи­он­ских филь­мов вре­мен холод­ной вой­ны: сдер­жан­ный и невы­ра­зи­тель­ный, как робот» (Veja, 1999, август, с. 50). «Рос­сии труд­но изба­вить­ся от ста­рых при­вы­чек вре­мен ком­му­низ­ма. Одна из этих тра­ди­ций — изощ­рен­ные шпи­он­ские служ­бы», и, сле­до­ва­тель­но, «Путин — иде­аль­ный чело­век, что­бы отсле­жи­вать пове­де­ние поли­ти­ков [кото­рых Ель­цин стре­мил­ся нака­зать], даже исполь­зуя сек­рет­ную и потен­ци­аль­но ком­про­ме­ти­ру­ю­щую инфор­ма­цию, ту, что он нако­пил за свою шпи­он­скую карье­ру» (Veja, 1999, август, с. 52).

Неуди­ви­тель­но, что и Time в этом же меся­це пуб­ли­ку­ет ста­тью под назва­ни­ем «Вла­ди­мир Путин. Экс-шпи­он по типу Пите­ра Лор­ре стал пре­мьер-мини­стром Рос­сии. Не рас­па­ко­вы­вать: пред­ше­ствен­ник про­дер­жал­ся 82 дня» (VLADIMIR V. PUTIN. Peter Lorre-esque ex-spy becomes Russian Premier. Don’t unpack: predecessor lasted 82 days) (Time, 1999, август). Срав­не­ние с Пите­ром Лор­ре не слу­чай­но. Питер Лор­ре (Peter Lorre) — аме­ри­кан­ский актер с амплуа зло­дея, начав­ший свою карье­ру в филь­ме А. Хич­ко­ка «Чело­век, кото­рый слиш­ком мно­го знал» и затем неиз­мен­но играв­ший злоб­ных и ковар­ных иностранцев. 

2000 год

В нача­ле 2000 г. в номе­ре от 12 янва­ря Veja дела­ет еще один репор­таж о Путине. На этот раз ста­тья оза­глав­ле­на «В руках неиз­вест­но­го пре­зи­ден­та без про­шло­го, с вой­ной на зад­нем дво­ре и эко­но­ми­кой в руи­нах Рос­сия рис­ку­ет сво­ей уда­чей», в кото­рой вкрат­це гово­рит­ся об отстав­ке Бори­са Ель­ци­на и вос­хож­де­нии к вла­сти Пути­на. В ста­тье новый пре­зи­дент сно­ва опи­сы­ва­ет­ся как шпи­он, но уже осто­рож­но. Ста­тья с подо­зре­ни­ем отме­ча­ет, что Путин кля­нет­ся «в люб­ви к демо­кра­тии и эко­но­ми­че­ским рефор­мам» (Veja, 2000, январь, с. 51) и явля­ет­ся «без­жа­лост­ным истре­би­те­лем чечен­ских тер­ро­ри­стов» (Veja, 2000, январь, с. 51). Ста­тья так­же отме­ча­ет его физи­че­скую силу и жест­кую репу­та­цию. Одна­ко один из респон­ден­тов авто­ра утвер­жда­ет, что новый пре­зи­дент явля­ет­ся «про­дук­том СМИ» и кем-то, кто «одна­жды был никем, а на сле­ду­ю­щий день стал спа­си­те­лем оте­че­ства» (Veja, 2000, январь, с. 51). Крат­кая ста­тья закан­чи­ва­ет­ся заяв­ле­ни­ем о том, что «Рос­сия все боль­ше и боль­ше похо­жа на стра­ну тре­тье­го мира» (Veja, 2000, январь, с. 52), и вопро­сом, под­хо­дит ли Путин для исправ­ле­ния ситуации.

Time в это же вре­мя поме­ща­ет фото Пути­на на облож­ку с заго­лов­ком тре­вож­ной неиз­вест­но­сти «Из тени. Одна­ко чело­век, кото­рый может стать сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том Рос­сии, все еще оста­ет­ся загад­кой» (Out of the shadows. But the man, who would be Russia’s next president remains an enigma) (Time, 2000, март).

Со вре­ме­ни сво­е­го пер­во­го появ­ле­ния из тени не было дру­го­го миро­во­го поли­ти­ка, кото­рый бы появ­лял­ся на облож­ках Time чаще, чем Путин: 384 раза вдо­ба­вок к 1090 ста­тьям. Абсо­лют­но боль­шая часть обло­жек пред­став­ля­ет его с нега­тив­ной сто­ро­ны: он пред­ста­ет как шпи­он, царь, убий­ца, Гит­лер, крест­ный отец, Дра­ку­ла и т. д. (рис. 17). Поли­ко­до­вый текст и нар­ра­тив ста­тей такой же. Актив­но исполь­зу­ет­ся крас­ный цвет в соче­та­нии с чер­ным для созда­ния атмо­сфе­ры агрес­сии и тра­ге­дии. Все вме­сте — текст, кар­тин­ка, цвет, идея — это мега­нар­ра­тив, кон­стру­и­ру­ю­щий осо­бую медиа­ре­аль­ность для чита­те­лей, воз­дей­ствуя на пси­хи­ку и участ­вуя в мен­таль­ной войне за умы.

В 2000 г., 12 авгу­ста, Рос­сию потряс­ла тра­ге­дия с под­вод­ной лод­кой «Курск». Облож­ка жур­на­ла Veja поме­ща­ет фото лод­ки с назва­ни­ем «Дра­ма на мор­ском дне» (рис. 18). Тогда же выхо­дит ста­тья в Time тоже с фото лод­ки: «Погре­бен­ные. Как 118 рос­сий­ских моря­ков погиб­ли на дне моря. Кру­ше­ние Кур­ска» (Entombed. How 118 Russian sailors died on the sea floor. The wreck of the Kursk) (рис. 19). 

Рис. 17. Жур­на­лы Time и дру­гие с Пути­ным на обложке

Рис. 18. Облож­ка Veja, август 2000 г. Источ­ник: https://produto.mercadolivre.com.br/MLB-1270110683-revista-veja–1663-submarino-nuclear-kursk-c-a-montaner-2000-_JM

Рис. 19. Облож­ка Time, август 2000 г. Источ­ник: http://​content​.time​.com/​t​i​m​e​/​c​o​v​e​r​s​/​e​u​r​o​p​e​/​0​,​1​6​6​4​1​,​2​0​0​0​0​8​2​8​,​0​0​.​h​tml

Редак­ци­он­ная ста­тья Veja, име­ет еще более рез­кое назва­ние: «Ужас на дне моря и глу­пость над [ним]». Начи­ная с опи­са­ния зато­нув­шей под­вод­ной лод­ки, месте, коли­че­стве жертв, ста­тья воз­вра­ща­ет­ся к Совет­ско­му Сою­зу: «Ста­рые при­выч­ки дав­но умер­ли, но Москва дей­ству­ет соглас­но кодек­сам вре­мен ком­му­низ­ма, золо­тым пра­ви­лом кото­ро­го было хра­нить пол­ную тай­ну о воен­ных и тех­но­ло­ги­че­ских неуда­чах, неза­ви­си­мо от коли­че­ства погиб­ших» (Veja, 2000, август, с. 111). После крат­ких ком­мен­та­ри­ев по пово­ду отка­за пра­ви­тель­ства Рос­сии от полу­че­ния ино­стран­ной помо­щи жур­нал ком­мен­ти­ру­ет исто­рию «Кур­ска», вве­ден­но­го в строй в то вре­мя, когда «моск­ви­чам при­хо­ди­лось сто­ять в оче­ре­ди, что­бы купить хлеб» (Veja, 2000, август, с. 112). Далее в ста­тье под­чер­ки­ва­ет­ся пред­по­ла­га­е­мое без­раз­ли­чие пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на к собы­ти­ям. Как сле­ду­ет из ста­тьи, «Путин про­дол­жал нахо­дить­ся в отпус­ке на мор­ском курор­те на бере­гу Чер­но­го моря, <…> насла­ждал­ся ком­фор­том и даже напи­сал пись­мо извест­ной звез­де» (Veja, 2000, август, с. 113). Более того, пре­зи­дент, обе­щав­ший вос­ста­но­вить воен­ную гор­дость Рос­сии, «потер­пел фиа­ско» (Veja, 2000, август, с. 113). После сооб­ще­ния о воз­мож­ных при­чи­нах ава­рии, счи­тая взрыв тор­пед наи­бо­лее веро­ят­ной, ста­тья закан­чи­ва­ет­ся сло­ва­ми: «Эти тор­пе­ды были пер­вы­ми в серии оши­боч­ных реше­ний, кото­рые на море и на суше при­ве­ли к тра­ге­дии. Люди “Кур­ска” — сим­вол воен­но-поли­ти­че­ской глу­по­сти совре­мен­ной Рос­сии» (Veja, 2000, август, с. 114).

Еще одна ста­тья в том же выпус­ке жур­на­ла назы­ва­ет­ся «Коро­ли метал­ло­ло­ма. Обни­щав­шая Рос­сия ста­ла сви­де­те­лем дегра­да­ции фло­та, кото­рый когда-то был пред­ме­том гор­до­сти стра­ны» (Veja, 2000, август, с. 119). Она дает крат­кое опи­са­ние сокра­ще­ния бюд­же­та рос­сий­ско­го воен­но-мор­ско­го фло­та с кон­ца совет­ских вре­мен, общей кар­ти­ны мно­же­ствен­ных ава­рий и закан­чи­ва­ет язви­тель­ным заяв­ле­ни­ем: «Миха­ил Гор­ба­чев, рефор­ма­тор, а затем могиль­щик ком­му­низ­ма, под­нял эту тему, когда он ска­зал, что СССР может отправ­лять кораб­ли в кос­мос и про­из­во­дить меж­кон­ти­нен­таль­ные раке­ты, но не может про­из­во­дить теле­ви­зо­ры, кото­рые будут рабо­тать. Сей­час теле­ви­зо­ры рабо­та­ют, а все осталь­ное гни­ет» (Veja, 2000, август, с. 120). 

2008 год

Вой­на меж­ду Рос­си­ей и Гру­зи­ей в 2008 г. нахо­дит свое отра­же­ние на облож­ке Time и в ста­тье «Как оста­но­вить новую холод­ную вой­ну. Что рос­сий­ское втор­же­ние в Гру­зию гово­рит нам о сего­дняш­нем мире» (How to stop a new cold war. What Russian invasion of Georgia tells us about today’s world) (рис. 20). На облож­ке фото рос­сий­ско­го тан­ки­ста, пред­став­лен­но­го как хули­га­на: с повяз­кой, закры­ва­ю­щей лицо, и сига­ре­той в руке.

В этом же меся­це, несмот­ря на то, что вой­на не попа­ла на облож­ку бра­зиль­ско­го Veja, в номе­ре от 20 авгу­ста 2008 г. появи­лась ста­тья под назва­ни­ем «Вой­на в кон­це исто­рии». Ста­тья сна­ча­ла крат­ко опи­сы­ва­ет исто­рию Гру­зии, а потом пред­став­ля­ет пре­зи­ден­та этой неболь­шой стра­ны на юге Рос­сии как поли­ти­ка, кото­рый «хочет пре­вра­тить стра­ну в обра­зец демо­кра­тии и совре­мен­но­го капи­та­лиз­ма в реги­оне, кото­рый нико­гда не видел ниче­го подоб­но­го» (Veja, 2008, август, с. 68). Автор утвер­жда­ет, что вой­на была вызва­на тем, что пре­зи­дент «поте­рял тер­пе­ние» и послал свою «кро­шеч­ную армию» для ата­ки на сто­ли­цу сепа­ра­тист­ско­го реги­о­на Южная Осе­тия. Соглас­но ста­тье «реак­ция Рос­сии была жесто­кой» (Veja, 2008, август, с. 68). Цити­руя пре­зи­ден­та Рос­сии Дмит­рия Мед­ве­де­ва и пре­мьер-мини­стра Вла­ди­ми­ра Пути­на, жур­нал Veja назы­ва­ет рос­сий­ским оправ­да­ни­ем «мораль­ное обя­за­тель­ство помо­гать дру­же­ствен­но­му наро­ду» (Veja, 2008, август, с. 68), но не забы­ва­ет пред­ва­ри­тель­но упо­мя­нуть, что «в дей­стви­тель­но­сти пра­вил [Рос­си­ей] пре­мьер-министр Путин».

Veja утвер­жда­ет, что сооб­ще­ние, кото­рое Рос­сия хочет послать этой вой­ной, — это «нака­за­ние для стран [близ­ким к ее гра­ни­цам], кото­рые объ­еди­ня­ют свои силы с Запа­дом» (Veja, 2008, август, с. 68). Veja уве­ря­ет, что пре­зи­дент Гру­зии «позво­нил Пути­ну и напом­нил ему, что Запад гаран­ти­ру­ет тер­ри­то­ри­аль­ную целост­ность Гру­зии» (Veja, 2008, август, с. 68). Соглас­но Veja, Путин отве­тил гру­зи­нам, «куда послать эти запад­ные гаран­тии» (Veja, 2008, август, с. 68). Источ­ни­ки тако­го заяв­ле­ния, одна­ко, не ука­зы­ва­ют­ся. Ста­тья закан­чи­ва­ет­ся утвер­жде­ни­ем, что Рос­сии без­раз­лич­но, «что дума­ет меж­ду­на­род­ное сооб­ще­ство» (Veja, 2008, август, с. 68), а министр ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­гей Лав­ров ска­зал, что «гру­зи­ны могут забыть о любых пере­го­во­рах о целост­но­сти тер­ри­то­рии стра­ны» (Veja, 2008, август, с. 68). Нако­нец, дей­ствия Рос­сии оце­ни­ва­ют­ся как «воз­мож­ность изба­вить­ся от чув­ства уни­же­ния, испы­ты­ва­е­мо­го Моск­вой» и «месть запад­ным настро­е­ни­ям на Бал­ка­нах» (Veja, 2008, август, с. 68).

Рис. 20. Облож­ка Time, август 2008 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​2​0​08/

Рис. 21. Облож­ка Veja, 2014 г. Источ­ник: https://​produto​.mercadolivre​.com​.br/​M​L​B​-​1​5​6​0​9​8​2​8​13-
revista-veja-n-2383–23-jul-2014-eleicoes-putin-transformers-_JM

2014 год

Кари­ка­ту­ры на Пути­на на облож­ках Time и евро­пей­ских жур­на­лов не пере­ста­ют появ­лять­ся, но пик «попу­ляр­но­сти» при­хо­дит­ся на 2014 г. — воз­вра­ще­ние Кры­ма Рос­сии после народ­но­го рефе­рен­ду­ма жите­лей полу­ост­ро­ва, тра­ге­дия и тай­на сби­то­го мала­зий­ско­го пас­са­жир­ско­го боин­га MH17 Malaysia Airlines в укра­ин­ском небе. Собы­тие с само­ле­том, про­изо­шед­шее 17 июля 2014 г., вско­лых­ну­ло прес­су все­го мира, и лишь немно­гие СМИ ото­зва­лись о вине Рос­сии с осторожностью.

Абсо­лют­ное боль­шин­ство миро­вых СМИ вслед за аме­ри­кан­ским мейн­стри­мом на сле­ду­ю­щий же день после ката­стро­фы без уста­нов­ле­ния исти­ны объ­яви­ли Рос­сию и лич­но Пути­на винов­ным в рас­стре­ле само­ле­та (рис. 22). Тра­ге­дия до сих пор покры­та тай­на­ми и домыс­ла­ми, след­ствие все еще ведет­ся, при­ве­ден­ные фак­ты неубе­ди­тель­ны, но для чита­те­лей сра­зу после тра­ге­дии была скон­стру­и­ро­ва­на медиа­ре­аль­ность, в кото­рой акси­о­ма вины Рос­сии не тре­бу­ет дока­за­тельств, и эта кон­струк­ция под­дер­жи­ва­ет­ся поныне. Тон нар­ра­ти­ва самый агрес­сив­ный. Начи­ная от при­зы­вов «немед­лен­но оста­но­вить Пути­на» (Der Spiegel, 2014, август — рис. 22) и даже идей вой­ны: «Холод­ная вой­на II. Запад про­иг­ры­ва­ет опас­ную игру Пути­на» (Cold war II. The west is losing Putin’s dangerous game) (Time 2014, август — рис. 22) — до объ­яв­ле­ния Пути­на пари­ей и вра­гом номер один для Запа­да: «Пария. Внут­ри пуле­не­про­би­ва­е­мо­го мыль­но­го пузы­ря вра­га номер один для Запа­да» (Th Pariah. Inside the bullet proof bubble of the west public enemy number one) (Newsweek, 2014, август — рис. 22). 

Рис. 22. Облож­ки запад­ных жур­на­лов, 2014 г.

Спу­стя 14 лет после послед­ней облож­ки Veja о Рос­сии (тра­ге­дия с «Кур­ском») самая боль­шая стра­на в мире воз­вра­ща­ет­ся на облож­ку само­го чита­е­мо­го бра­зиль­ско­го жур­на­ла. Тон нар­ра­ти­ва еще более тен­ден­ци­оз­ный, чем послед­няя облож­ка 2000 г. Выпуск от 23 июля 2014 г. оза­глав­лен «Вина Пути­на. 283 пас­са­жи­ра Boeing были уби­ты в укра­ин­ском небе рос­сий­ской раке­той, что ста­ло самой серьез­ной угро­зой миру во всем мире в этом сто­ле­тии» (рис. 21).

Редак­ци­он­ная ста­тья, пожа­луй, самая агрес­сив­ная в отно­ше­нии Рос­сии с момен­та окон­ча­ния холод­ной вой­ны: «Риск для мира во всем мире — пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин ста­вит мир на грань воен­но­го кон­флик­та, финан­си­руя сепа­ра­ти­стов на восто­ке Укра­и­ны. Его спец­на­зов­цы сби­ли само­лет, на бор­ту кото­ро­го нахо­ди­лось 298 чело­век» (Veja, 2014, июль, с. 68).

Крат­кий и без­до­ка­за­тель­ный текст начи­на­ет­ся с утвер­жде­ния, что «все дока­за­тель­ства, пред­став­лен­ные до сих пор, ука­зы­ва­ют на сепа­ра­тист­ских опол­чен­цев, обу­чен­ных и нахо­дя­щих­ся под наблю­де­ни­ем рос­сий­ских войск» (Veja, 2014, июль, с. 68). Ста­тья не гну­ша­ет­ся откро­вен­ной лжи, напри­мер о яко­бы предо­став­лен­ных спут­ни­ко­вых фото­гра­фи­ях, кото­рые нико­гда не были обна­ро­до­ва­ны аме­ри­кан­ской сто­ро­ной: «Они [сепа­ра­ти­сты] име­ют кон­троль над тер­ри­то­ри­ей, на кото­рой они рас­по­ло­же­ны и отку­да, как пока­зы­ва­ют фото­гра­фии спут­ни­ков, взле­те­ла сверх­зву­ко­вая раке­та, пол­но­стью пора­зив­шая Боинг 777» (Veja, 2014, июль, с. 68).

Соглас­но жур­на­лу Veja, Путин «исполь­зу­ет экс­пан­си­о­низм как фор­му внут­ри­по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды» (Veja, 2014, июль, с. 71). Пере­хо­дя от Пути­на, жур­нал наме­ка­ет на то, что зло явля­ет­ся каче­ством все­го рос­сий­ско­го наро­да, кото­рый под­дер­жи­ва­ет такой «экс­пан­си­о­низм», заяв­ляя, что «пока мир с удив­ле­ни­ем наблю­дал за появ­ле­ни­ем одно­го за дру­гим дока­за­тельств непо­сред­ствен­ной при­част­но­сти рус­ских к опе­ра­ции, в резуль­та­те кото­рой погиб­ли почти 300 невин­ных пас­са­жи­ров, рей­тинг одоб­ре­ния Пути­на побил рекорд — 83 %» (Veja, 2014, июль, с. 71).

Основ­ная дис­кур­сив­ная линия «угро­за все­му миру» повто­ря­ет­ся в неболь­шой ста­тье три раза: «Уни­что­же­ние Боин­га 777 в при­гра­нич­ном реги­оне меж­ду Укра­и­ной и Рос­си­ей <…> явля­ет­ся самой серьез­ной угро­зой миру во всем мире в этом сто­ле­тии» (Veja, 2014, июль, с. 69). Идея угро­зы так­же уси­ли­ва­ет­ся путем мно­го­крат­но­го, более деся­ти раз повто­ре­ния фраз о невин­но уби­тых пас­са­жи­рах, каж­дый раз циф­ра уве­ли­чи­ва­ет­ся: «283 пас­са­жи­ра — 298 чело­век на бор­ту — почти 300 невин­ных пас­са­жи­ров». Эмо­ци­о­наль­ный нар­ра­тив ста­тьи, наце­лен­ный на чита­те­ля, кото­рый сам может ока­зать­ся в одном из таких слу­чай­ных само­ле­тов, кон­стру­и­ру­ет кар­ти­ну мира с ука­за­ни­ем на глав­ное зло — Рос­сию, от кото­ро­го любо­му хочет­ся дистан­ци­ро­вать­ся. Так дости­га­ет­ся мани­пу­ля­ция созна­ни­ем, так осу­ществ­ля­ет­ся мен­таль­ная война.

Уме­ло исполь­зуя эмо­ци­о­наль­ный нар­ра­тив о сби­том само­ле­те, редак­ция пере­клю­ча­ет­ся на БРИКС и обви­ня­ет руко­во­ди­те­лей стран это­го сою­за в «эти­че­ской и мораль­ной несо­сто­я­тель­но­сти» за то, что они не осу­ди­ли Пути­на за сби­тый MH17. И нако­нец, редак­ция набра­сы­ва­ет­ся на тогда уже опаль­но­го пре­зи­ден­та Бра­зи­лии Дил­му Русеф за чекан­ку моне­ты «анти­аме­ри­кан­ских това­ри­щей»: Пути­на с Русеф.

Ста­тья закан­чи­ва­ет­ся утвер­жде­ни­ем, что глав­ная цель дей­ствий Рос­сии на Укра­ине и в Кры­му — «мак­си­маль­но затруд­нить воз­мож­ность сле­до­вать успеш­но­му пути дру­гих восточ­но-евро­пей­ских стран, кото­рые поки­ну­ли совет­ский лагерь, при­ня­ли демо­кра­тию и сво­бод­ный рынок и дистан­ци­ро­ва­лись от рос­сий­ской авто­кра­тии и эта­тиз­ма» (Veja, 2014, июль, с. 72).

Ста­тья явля­ет­ся ярким при­ме­ром лож­но­го поли­ти­че­ско­го нар­ра­ти­ва, «суть кото­ро­го сво­дит­ся к исполь­зо­ва­нию вымыш­лен­ных или реаль­ных фак­тов в заве­до­мо невер­ной или без­до­ка­за­тель­ной интер­пре­та­ции, идео­ло­ги­че­ски заря­жен­ной и отя­го­щен­ной опре­де­лен­ны­ми ком­му­ни­ка­тив­ны­ми интен­ци­я­ми обма­на или дез­ин­фор­ма­ции для оправ­да­ния сво­ей линии пове­де­ния» [Чаны­ше­ва 2021: 210].

Для уси­ле­ния кар­ти­ны зла и допол­ни­тель­ных напа­док на БРИКС в этом же номе­ре раз­ме­ще­на еще одна ста­тья, оза­глав­лен­ная «Мари­о­нет­ки Пути­на», в кото­рой дирек­тор аме­ри­кан­ской непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции, бази­ру­ю­щей­ся в Москве, дает интер­вью, где гово­рит: «Путин исполь­зу­ет это­го аме­ри­кан­ца [Эдвар­да Сно­уде­на] как инстру­мент для рекла­мы» (Veja, 2014, июль, с. 74), и под­чер­ки­ва­ет: «Путин поль­зу­ет­ся пре­иму­ще­ства­ми БРИКС, что­бы пред­ста­вить себя миро­вым лиде­ром», а так­же «хочет экс­пор­ти­ро­вать идею пре­об­ла­да­ния наци­о­наль­но­го суве­ре­ни­те­та над уни­вер­саль­но­стью прав чело­ве­ка» (Veja, 2014, июль, с. 75). 

2017 год

Сто­ле­тию Октябрь­ской рево­лю­ции уде­ля­ют вни­ма­ние веду­щие аме­ри­кан­ские и евро­пей­ские жур­на­лы. 7 октяб­ря 2017 г. Veja изда­ет спец­вы­пуск, посвя­щен­ный это­му исто­ри­че­ско­му собы­тию: «100 лет рус­ской рево­лю­ции: что зна­чит 1917 год сего­дня». Основ­ной лейт­мо­тив ста­тей выпус­ка — рево­лю­ция как побе­да ради­ка­лов над попыт­кой демо­кра­ти­че­ско­го прав­ле­ния и отсут­ствие сво­бод. Собы­тия сто­лет­ней дав­но­сти ана­ли­зи­ру­ют­ся с точ­ки зре­ния совре­мен­но­го чело­ве­ка и с тем же запад­ным нар­ра­ти­вом. По мне­нию авто­ра, рево­лю­ция была совер­ше­на мар­ги­на­ла­ми при попу­сти­тель­стве пас­сив­но наблю­да­ю­щих: «Основ­ная часть тол­пы на ули­цах наблю­да­ла, как хули­га­ны устра­и­ва­ют бес­по­ря­док и совер­ша­ют акты ван­да­лиз­ма» (Veja, 2017, октябрь, с. 22). А в каче­стве дока­за­тель­ства, что Рос­сия того вре­ме­ни была отста­лой стра­ной, при­во­дит­ся факт раз­ли­чия юли­ан­ско­го и гри­го­ри­ан­ско­го кален­да­рей: «Она [Рос­сия] на четыр­на­дцать дней отста­ва­ла от осталь­но­го мира» (Veja, 2017, октябрь, с. 20).

С одной сто­ро­ны, авто­ры ста­тей вынуж­де­ны при­знать, что стране уда­лось пре­вра­тить­ся в сверх­дер­жа­ву и что она пер­вой заво­е­ва­ла кос­мос, но, с дру­гой сто­ро­ны, они ука­зы­ва­ют на то, что Рос­сия все­гда шпи­о­ни­ла за сво­им наро­дом и отни­ма­ла у него свободы.

2018 год

Тема вме­ша­тель­ства Рос­сии в демо­кра­ти­че­ский выбор запад­ных стран плав­но пере­те­ка­ет из аме­ри­кан­ских жур­на­лов в бразильские.

Выпуск жур­на­ла Time от 28 июля 2018 г. (рис. 23) под назва­ни­ем «Кри­зис сам­ми­та» про­ил­лю­стри­ро­ван транс­фор­ми­ро­ван­ным изоб­ра­же­ни­ем пре­зи­ден­та Дональ­да Трам­па и пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на. В ста­тье объ­яс­ня­ет­ся, что Трамп обес­по­ко­ен иде­ей о том, что рос­сий­ское вме­ша­тель­ство может запят­нать его побе­ду, и поэто­му отвер­га­ет, что это мог­ло вооб­ще иметь место. Хотя, утвер­жда­ет ста­тья, ходят упор­ные слу­хи, что меж­ду пре­зи­ден­том США и Рос­си­ей был сговор.

Veja от 4 авгу­ста 2018 г. (рис. 24): «Дик­та­ту­ра с выбо­ра­ми: через голо­со­ва­ние авто­кра­ты при­хо­дят к вла­сти в Вене­су­э­ле, Рос­сии, Поль­ше, Вен­грии, на Филип­пи­нах… А мы? Пой­дем ли мы на этот риск?» — выска­зы­ва­ет идею о том, что демо­кра­ти­че­ский режим в этих стра­нах явля­ет­ся не чем иным, как иллю­зи­ей, посколь­ку выбо­ры про­хо­дят в соот­вет­ствии с пра­ви­ла­ми, навя­зан­ны­ми авто­кра­та­ми. Ста­тья пре­ду­пре­жда­ет, что попу­лист­ская рито­ри­ка — часть так­ти­ки и мето­ды, кото­рые режи­мы в этих стра­нах (в Рос­сии преж­де все­го) исполь­зу­ют для дости­же­ния вла­сти, и обви­ня­ет авто­кра­тов в фаль­си­фи­ка­ции выбо­ров, веду­щих к диктатуре.

Повто­ряя тему «исто­ри­че­ской похо­же­сти» спец­вы­пуск Veja от 4 авгу­ста июля 2018 г. «Чаша рус­ской души» име­ет целью напу­гать сво­их сооте­че­ствен­ни­ков на при­ме­ре «авто­ри­тар­ной и мили­та­рист­ской» Рос­сии. На облож­ке жур­на­ла на фоне пра­во­слав­ной церк­ви сто­ят два весе­лых рус­ских офи­це­ра поза­ди яко­бы импе­ра­то­ра с лицом одно­го из бра­зиль­ских кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты (рис. 25).

Рис. 23. Облож­ка Time, июль 2018 г. Источ­ник: https://​time​.com/​v​a​u​l​t​/​y​e​a​r​/​2​0​18/

Рис. 24. Облож­ка Veja, август 2018 г. Источ­ник: https://​veja​.abril​.com​.br/​e​d​i​c​o​e​s​-​v​e​j​a​/​2​5​94/

Рис. 25. Облож­ка Veja, июль 2018 г. Источ­ник: https://​veja​.abril​.com​.br/​e​d​i​c​o​e​s​-​v​e​j​a​/​2​5​86/

Номер пред­став­ля­ет собой сбор­ник из вось­ми ста­тей на 37 стра­ни­цах. Сре­ди них выде­ля­ют­ся две. Пер­вая ста­тья «Тур­нир рус­ских букв» (Veja, 2018, июль, с. 7), кото­рая, несмот­ря на оче­вид­ную похва­лу рус­ской лите­ра­ту­ре, пока­зы­ва­ет пери­од кон­ца цариз­ма как что-то крайне нега­тив­ное для стра­ны, посколь­ку «вели­кие рус­ские писа­те­ли чув­ство­ва­ли, что Рос­сия сто­ит на краю про­па­сти, из кото­рой она вырвется».

Сле­ду­ю­щая ста­тья «Коман­да из меня одно­го» (Veja, 2018, июль, с. 19) про­ил­лю­стри­ро­ва­на аль­бо­мом накле­ек с фут­боль­ны­ми игро­ка­ми. Но если при­гля­деть­ся, то все наклей­ки — это фото­гра­фии Пути­на. Ста­тья пред­став­ля­ет пре­зи­ден­та как авто­ри­тар­ную фигу­ру, делая сомни­тель­ные и иро­нич­ные заяв­ле­ния. В част­но­сти, упо­ми­на­ет­ся и кри­ти­ку­ет­ся фра­за Пути­на «У того, кто не сожа­ле­ет о рас­па­де Совет­ско­го Сою­за, нет серд­ца, но у того, кто хочет вос­ста­но­вить его, нет моз­га». Эта фра­за интер­пре­ти­ру­ет­ся как дву­смыс­лен­ный про­ект уве­ко­ве­че­ния само­го себя во власти. 

2019 год

Собы­тия в Вене­су­э­ле в 2019 г. не оста­ви­ли Бра­зи­лию рав­но­душ­ной, так как вся Латин­ская Аме­ри­ка потен­ци­аль­но может стать пред­ме­том деле­жа. 15 апре­ля 2019 г. Time выхо­дит с облож­кой, на кото­рой фигу­ра рос­сий­ско­го лиде­ра в реши­тель­ной позе глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го воз­вы­ша­ет­ся над зем­ным шаром, а на мате­ри­ках крас­ны­ми звез­да­ми обо­зна­че­ны ее точ­ки вли­я­ния (рис. 26). Аме­ри­кан­ское изда­ние пишет, что после окон­ча­ния холод­ной вой­ны в про­блем­ных стра­нах Афри­ки, Ближ­не­го Восто­ка и Латин­ской Аме­ри­ки обра­зо­ва­лись пусто­ты, остав­лен­ные без вни­ма­ния США. Опас­ность для мира, по мне­нию ста­тьи, заклю­ча­ет­ся в «ново­об­ре­тен­ной готов­но­сти Рос­сии, даже в ее стрем­ле­нии ввя­зы­вать­ся в вой­ны и куль­ти­ви­ро­вать режи­мы вез­де, где Москва видит шанс заявить о себе» (Time, 2019, апрель, с. 27).

Ста­тья выпус­ка Veja от 4 мая 2019 г. сле­ду­ет задан­ной теме. С одной сто­ро­ны, она посвя­ще­на Вене­су­э­ле, но назва­ние заго­лов­ка «пере­во­дит стрел­ки» на США и Рос­сию: «Вене­су­э­ла в смя­те­нии: как и во вре­мя холод­ной вой­ны, Соеди­нен­ные Шта­ты и Рос­сия спо­рят о кон­тро­ле над стра­ной, кото­рая вла­де­ет круп­ней­ши­ми запа­са­ми неф­ти в мире». И хотя ста­тья оправ­ды­ва­ет гео­по­ли­ти­че­ские инте­ре­сы любой нации инве­сти­ро­вать в вене­су­эль­ские запа­сы неф­ти, одна­ко, когда речь захо­дит о гео­по­ли­ти­че­ских инте­ре­сах Рос­сии, она пред­став­ле­на как наи­ме­нее жела­е­мая, посколь­ку явля­ет­ся «оппор­ту­ни­сти­че­ской и мсти­тель­ной» и даже более — «тяже­лой штан­гой» (Veja, 2019, май, с. 7).

2020–2021 годы

Этот пери­од поста­вил стра­ны мира перед зада­чей решать соб­ствен­ные про­бле­мы, свя­зан­ные с COVID-19. На облож­ке Veja от 26 мая 2021 г. мы видим кар­тин­ку шести ракет с наци­о­наль­ны­ми фла­га­ми, пять из кото­рых уже стар­то­ва­ли, сре­ди них Рос­сия (рис. 27). Раке­та Бра­зи­лии все еще сто­ит в лесах. Ста­тья «Несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный взлет» рас­суж­да­ет, поче­му мир гото­вит­ся к силь­ной экс­пан­сии из-за мас­со­вой вак­ци­на­ции про­тив COVID-19, а Бра­зи­лии оста­ет­ся толь­ко ждать резуль­та­тов борь­бы глав­ных игроков.

В 2021 году внеш­не­по­ли­ти­че­ские вопро­сы прак­ти­че­ски ушли с обло­жек Time. И хотя сло­во «Рос­сия» в 2021 г. упо­ми­на­лось в жур­на­ле более 10 600 раз, облож­ки Time фоку­си­ро­ва­лись на внут­рен­них про­бле­мах стра­ны. Созда­ние эффек­тив­ной вак­ци­ны в фар­ма­гон­ке — это цель стран с веду­щи­ми фар­ма­цев­ти­че­ски­ми цен­тра­ми. Поэто­му в фоку­се посто­ян­ная медиа­а­на­ли­ти­ка, кто быст­рее и успеш­нее будет в этой гонке.

Так, ста­тья в Time от 2 авгу­ста 2021 г. «Поче­му китай­ские и рос­сий­ские вак­ци­ны не ста­ли гео­по­ли­ти­че­ски­ми побе­ди­те­ля­ми, хотя наде­я­лись» (Why the Chinese and Russian vaccines haven’t been the geopolitical win they were hoping for) (рис. 28) под­счи­ты­ва­ет уро­вень про­даж вак­цин по миру, утвер­ждая, что низ­кие про­да­жи — это «огром­ная упу­щен­ная воз­мож­ность для Моск­вы и Пеки­на» (Time, 2021, август, с. 34).

Рис. 26. Облож­ка Time, апрель 2019 г. Источ­ник: https://​www​.forumdaily​.com/​e​n​/​v​o​z​v​y​s​h​a​y​u​s​h​h​i​j​s​y​a​-​n​a​d​-​m​i​r​o​m​-​p​u​t​i​n​-​p​o​p​a​l​-​n​a​-​o​b​l​o​z​h​k​u​-​t​i​m​e​-​f​o​to/

Рис. 27. Облож­ка Veja, май 2021 г. Источ­ник: https://​www​.vercapas​.com​.br/​e​d​i​c​a​o​/​c​a​pa/ veja/2021–05-21/

Рис. 28. Облож­ка Veja, август 2018 г. Источ­ник: https://​veja​.abril​.com​.br/​e​d​i​c​o​e​s​-​v​e​j​a​/​2​5​94/

***

Мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли 53-лет­ний нар­ра­тив само­го попу­ляр­но­го жур­на­ла Veja, но дру­гие бра­зиль­ские медиа почти иден­тич­ны ему как глав­но­му бра­зиль­ско­му мейн­стри­му. Даже неболь­шое срав­не­ние обло­жек по дизай­ну и вре­ме­ни пуб­ли­ка­ций пока­зы­ва­ет кор­ре­ля­цию медиа­ре­аль­но­стей, созда­ва­е­мых бра­зиль­ской прес­сой вслед за аме­ри­кан­ской. Ана­лиз обло­жек Veja на про­тя­же­нии все­го пери­о­да суще­ство­ва­ния жур­на­ла, с 1968 по 2021 г., демон­стри­ру­ет явное сов­па­де­ние с мейн­стри­мом США и Запад­ной Евро­пы. Иссле­до­ва­ния дру­гих уче­ных при­хо­дят к ана­ло­гич­ным выво­дам о жур­на­лист­ской прак­ти­ке в Бра­зи­лии. Кру­пи­нис­кий пишет: «Мы уви­де­ли, что основ­ные печат­ные изда­ния, в кон­крет­ном слу­чае Бра­зи­лии, были учре­жде­ны как ком­мер­че­ские ком­па­нии, и такой орган печа­ти, как Veja <…>, стре­мит­ся полу­чить при­быль, что­бы про­дол­жать свою дея­тель­ность на рын­ке <…>. Кро­ме того, жур­нал защи­ща­ет инте­ре­сы опре­де­лен­ных клас­сов, как наци­о­наль­ной эли­ты, так и меж­ду­на­род­но­го капи­та­ла, в выс­шей сте­пе­ни аме­ри­кан­ско­го» [Krupinsniski 2011: 63].

Выводы

Тео­ре­ти­че­ские осно­вы кон­струк­ти­виз­ма поз­во­ля­ют опре­де­лен­но гово­рить о важ­но­сти в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях нар­ра­ти­ва для постро­е­ния медий­ной реаль­но­сти. Дис­курс не толь­ко воз­ни­ка­ет как резуль­тат вза­и­мо­дей­ствия людей, но и исполь­зу­ет­ся госу­дар­ства­ми в каче­стве стра­те­ги­че­ско­го ору­жия в стрем­ле­нии к поли­ти­че­ской вла­сти и леги­ти­ма­ции сво­их дей­ствий. Он часто иска­жен в про­па­ган­дист­ском смыс­ле и воз­ни­ка­ет при сов­ме­ще­нии вер­баль­но­го и невер­баль­но­го нар­ра­ти­ва, порож­дая мега­нар­ра­тив медиасообщений.

Тер­мин «холод­ная вой­на» ушел в про­шлое с рас­па­дом СССР, поэто­му сей­час зако­но­мер­но появ­ле­ние в бло­го­сфе­ре ново­го тер­ми­на — «мен­таль­ная вой­на», кото­рый под­ра­зу­ме­ва­ет воз­дей­ствие на образ мыш­ле­ния, эмо­ци­о­наль­ные ощу­ще­ния и под­со­зна­тель­ные реак­ции потре­би­те­ля инфор­ма­ции. Такое воз­дей­ствие созда­ет более тон­кие кон­струк­ции, но с более глу­бин­ным фун­да­мен­том, а зна­чит, они более жиз­не­спо­соб­ны. Отсут­ствие у инди­ви­да внут­рен­не­го оттор­же­ния инфор­ма­ции — резуль­тат мен­таль­но­го воздействия.

Объ­ек­тив­ная реаль­ность в СМИ ста­но­вит­ся медиа­ре­аль­но­стью, фор­ми­ру­е­мой жур­на­ли­стом. Затем она кон­стру­и­ру­ет­ся во вто­рич­ную реаль­ность потре­би­те­ля инфор­ма­ции, тот, в свою оче­редь, транс­ли­руя свои пред­став­ле­ния вовне, созда­ет после­ду­ю­щую медиа­ре­аль­ность, и так до бес­ко­неч­но­сти. Пред­ла­га­е­мые схе­мы под­дер­жи­ва­ют­ся в одном куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ском поле и обес­пе­чи­ва­ют жиз­не­спо­соб­ность кон­струк­ций. Лом­ка пред­став­ле­ний о кар­тине мира все­гда тра­гич­на, и в обла­сти меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний осо­бен­но неже­ла­тель­на для тех, кто заин­те­ре­со­ван сохра­нить скон­стру­и­ро­ван­ный ста­тус кво.

На при­ме­ре веду­ще­го жур­на­ла Veja мы про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что в бра­зиль­ском меж­ду­на­род­ном медий­ном про­стран­стве есть оче­вид­ная дис­кур­сив­ная линия, ана­ло­гич­ная той, кото­рую обыч­но назы­ва­ют «запад­ным нар­ра­ти­вом». Важ­но отме­тить, что Veja не рабо­та­ет под дик­тов­ку ино­стран­ных пра­ви­тельств, одна­ко в ходе иссле­до­ва­ния мы пока­за­ли фун­да­мен­таль­ную кор­ре­ля­цию с жур­на­лом Time, флаг­ма­ном аме­ри­кан­ско­го инфор­ма­ци­он­но­го мейнстрима.

Необ­хо­ди­мо обра­тить осо­бое вни­ма­ние на тер­мин «кор­ре­ля­ция» [Gerbis 2013; Velickovic 2015]. Он хоро­шо изу­чен пред­ста­ви­те­ля­ми науч­но-есте­ствен­ных направ­ле­ний, посколь­ку любое иссле­до­ва­ние слож­ных систем начи­на­ет­ся имен­но с изу­че­ния опре­де­лен­ных кор­ре­ля­ций меж­ду ними. Как пра­ви­ло, сна­ча­ла сле­ду­ет наблю­де­ние. И мы такую кор­ре­ля­цию наблю­да­ем. Сле­ду­ю­щим эта­пом наше­го иссле­до­ва­ния будет изу­че­ние фак­то­ров, кото­рые вли­я­ют на эту кор­ре­ля­цию. Мы не хотим упро­щать выво­ды и сво­дить их толь­ко к гео­по­ли­ти­че­ским инте­ре­сам или ссы­лать­ся толь­ко на тра­ди­цию повто­рять дис­курс англо-запад­ных цен­тров силы. «Сама по себе кор­ре­ля­ция не инфор­ма­тив­на, как и ее отсут­ствие. Могут ли суще­ство­вать более тон­кие зако­но­мер­но­сти, поми­мо кор­ре­ля­ций, кото­рые дей­стви­тель­но озна­ча­ют при­чин­ное вли­я­ние?» [Buchanan 2012: 1]. Глав­ный резуль­тат наше­го иссле­до­ва­ния на пер­вом эта­пе заклю­ча­ет­ся в том, что мы уста­но­ви­ли нали­чие кор­ре­ля­ций меж­ду совре­мен­ной бра­зиль­ской и аме­ри­кан­ской прес­сой. Эти кор­ре­ля­ции необ­хо­ди­мо изу­чить с точ­ки зре­ния куль­ту­ро­ло­гии и поли­то­ло­гии и, воз­мож­но, сов­мест­но с экс­пе­ри­мен­таль­ной пси­хо­линг­ви­сти­кой, зани­ма­ю­щей­ся пси­хо­ло­ги­че­ски­ми аспек­та­ми вос­при­я­тия в рам­ках конструктивизма.

Посколь­ку Veja зани­ма­ет вид­ное место в бра­зиль­ском медий­ном про­стран­стве, будучи самым попу­ляр­ным жур­на­лом в стране, то чрез­вы­чай­но важ­но под­черк­нуть, что скон­стру­и­ро­ван­ная им медиа­ре­аль­ность о Рос­сии жиз­не­спо­соб­на и име­ет зна­чи­тель­ное вли­я­ние в Латин­ской Аме­ри­ке. Кро­ме того, сред­ний, выс­ший и пра­вя­щий клас­сы в Бра­зи­лии, наи­бо­лее про­све­щен­ные и вли­я­тель­ные в обще­стве, стро­ят свое миро­воз­зре­ние на осно­ве нар­ра­ти­ва Veja как аген­та зна­ния, соот­вет­ствен­но ему интер­пре­ти­руя реальность.

Учи­ты­вая повто­ря­ю­щи­е­ся на про­тя­же­нии 53 лет кор­ре­ля­ции дис­кур­са о Рос­сии в бра­зиль­ских СМИ с дис­кур­сом запад­ных цен­тров силы, изме­не­ний в вос­при­я­тии Рос­сии насе­ле­ни­ем Бра­зи­лии не про­изой­дет, если толь­ко не появят­ся сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции с аль­тер­на­тив­ным дис­кур­сом. Уси­лия рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства по улуч­ше­нию ими­джа сво­ей стра­ны в меж­ду­на­род­ном обще­ствен­ном мне­нии хоро­шо извест­ны: созда­ны новост­ной сайт Sputnik, кото­рый уже суще­ству­ет в спе­ци­аль­ной вер­сии для Бра­зи­лии, инфор­ма­ци­он­ное агент­ство ТАСС в англий­ской вер­сии, теле­ком­па­ния RT, кото­рая доби­лась боль­шо­го успе­ха в сво­ей англо­языч­ной и испан­ской вер­си­ях, осо­бен­но после откры­тия сту­дии в Буэнос-Айре­се, сто­ли­це Арген­ти­ны. Одна­ко это­го недо­ста­точ­но, что­бы изме­нить медиа­ре­аль­ность, созда­ва­е­мую на про­тя­же­нии 53 лет. Отно­ше­ния меж­ду стра­на­ми БРИКС раз­ви­ва­ют­ся бла­го­да­ря заклю­че­нию раз­лич­ных тор­го­вых согла­ше­ний и учре­жде­нию Бан­ка БРИКС, одна­ко необ­хо­ди­мо так­же сотруд­ни­че­ство в дис­кур­сив­ной сфе­ре, без кото­ро­го невоз­мож­но добить­ся успеха.

Мы так­же про­ве­ли бег­лый осмотр несколь­ких китай­ских и индий­ских жур­на­лов. Наше пред­ва­ри­тель­ное наблю­де­ние не поз­во­ля­ет нам совер­шен­но точ­но отсле­дить кор­ре­ля­ции меж­ду тем, как пред­став­ля­ют Рос­сию в Китае и в Бра­зи­лии. Несмот­ря на тот факт, что Бра­зи­лия — пол­но­прав­ный член БРИКС, орга­ни­за­ции, кото­рая име­ет согла­со­ван­ные поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские цели и, по идее, долж­на вли­ять на опре­де­лен­ные кор­ре­ля­ции, тем не менее, на бег­лый взгляд, мы эти кор­ре­ля­ции меж­ду индий­ски­ми, китай­ски­ми и бра­зиль­ски­ми СМИ не усмат­ри­ва­ем. В то же вре­мя связь меж­ду бра­зиль­ски­ми, аме­ри­кан­ски­ми и евро­пей­ски­ми жур­на­ла­ми про­сле­жи­ва­ет­ся явно. Это пока­зы­ва­ет, что эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы Бра­зи­лии не кор­ре­ли­ру­ют с поли­ти­че­ски­ми, а ее медиа­ре­аль­ность не свя­за­на с инте­ре­са­ми БРИКС. Здесь мы так­же видим про­стор для даль­ней­ших исследований. 

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 16 октяб­ря 2021 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 мар­та 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2022

Received: October 16, 2021
Accepted: March 10, 2022