Воскресенье, Май 26Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

УПОТРЕБЛЕНИЕ СНИЖЕННЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ В РУССКОЙ ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ «METRO»

В статье анализируются некоторые факты употребления сниженных слов и выражений в российской версии газеты «Metro». Выявлены источники, условия, функции и этнокультурная специфика такого использования. Как и в ранее рассмотренных нами газетах, на страницах «Metro» преобладает употребление сниженной лексики в контактоустанавливающей (создание взаимопонимания между журналистом и читателями) и оценочной функциях. Высокая политизированность материалов отличает российскую газету «Metro» от ее британской версии. При этом журналисты российской «Metro» нередко навязывают аудитории собственные мнения и взгляды, используя сниженную лексику в качестве инструмента вербальной агрессии. Насыщенность газетного текста сниженными словами и выражениями становится привычной для читателей, формирует речевую моду, тем самым негативно влияя на состояние русского языка.

THE USAGE OF SUBSTANDARD WORDS AND PHRASES IN RUSSIAN VERSION OF NEWSPAPER “METRO” 

The article presents the analysis of some examples of substandard vocabulary in Russian version of the newspaper “Metro”. The sourses, conditions, functions and cultural differences of its usage are identified. As we have previously observed in some other newspapers, the main functions of substandard vocabulary usage in “Metro” is achieving mutual understanding between the journalist and the audience and evaluation and criticism. Higly politicized materials distinguish Russian version of the newspaper from the British one. However it should be noted that Russian version of “Metro” forces its own views and opinions on its readers, using substandard vocabulary as a tool of verbal agression. The newspaper that is filled with substandard vocabulary becomes familiar to its readers, it affects the trends in speech and thus has a negative impact on the Russian language as a whole.

Ангелина Игоревна Матяшевская, кандидат филологических наук, доцент кафедры английского языка и межкультурной коммуникации Саратовского национального исследовательского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского 

E-mail: angelinacaribe@gmail.com

Angelina Igorevna Matyashevskaya, Candidate of Philology, Associate Professor of the Department of English Language and Intercultural Communication, Saratov National Research State University named after N. G. Chernyshevsky 

E-mail: angelinacaribe@gmail.com

Матяшевская А. И. Употребление сниженных слов и выражений в русской версии газеты «Metro» // Медиалингвистика. 2016. № 4 (14). С. 83–89. URL: https://medialing.ru/upotreblenie-snizhennyh-slov-i-vyrazhenij-v-russkoj-versii-gazety-metro/ (дата обращения: 26.05.2019).

Matyashevskaya A. I. The usage of substandard words and phrases in Russian version of newspaper “Metro”. Media Linguistics, 2016, No. 4 (14), pp. 83–89. Available at: https://medialing.ru/upotreblenie-snizhennyh-slov-i-vyrazhenij-v-russkoj-versii-gazety-metro/ (accessed: 26.05.2019). (In Russian)

УДК 811.161.1'271.12+811.161.1'271.16 
ББК 81.2Рус 
ГРНТИ 16.21 
КОД ВАК 10.02.19

Поста­нов­ка про­бле­мы. В куль­ту­ре речи и линг­во­эко­ло­гии осо­бое вни­ма­ние тра­ди­ци­он­но уде­ля­ет­ся про­бле­ме появ­ле­ния в СМИ лек­си­ки раз­ной сте­пе­ни сни­жен­но­сти. Под сни­жен­ной лек­си­кой пони­ма­ет­ся упо­треб­ле­ние как соб­ствен­но раз­го­вор­ных, так и более гру­бых обо­зна­че­ний, а так­же нахо­дя­щих­ся за пре­де­ла­ми лите­ра­тур­но­го язы­ка про­сто­реч­ных, жар­гон­ных и обсцен­ных слов и устой­чи­вых обо­ро­тов. Про­бле­ма состо­ит в реше­нии вопро­са о допу­сти­мо­сти и целях их упо­треб­ле­ния. 

Исто­рия вопро­са. Линг­ви­сты гово­рят о раз­мы­ва­нии гра­ниц меж­ду пись­мен­ной (более офи­ци­аль­ной, под­го­тов­лен­ной) и уст­ной (спон­тан­ной) речью, о повы­ше­нии общей эмо­ци­о­наль­но­сти и выра­зи­тель­но­сти медий­ных сооб­ще­ний [Пет­ро­ва, Раци­бур­ская 2011; Кор­ми­ли­цы­на, Сиро­ти­ни­на 2015]. Рас­смот­рен­ное нами в дис­сер­та­ци­он­ном иссле­до­ва­нии [Матя­шев­ская 2014б] повы­ше­ние экс­прес­сив­но­сти газет­но­го тек­ста с помо­щью сни­жен­ной лек­си­ки тоже отме­ча­ет­ся, как и дру­ги­ми иссле­до­ва­те­ля­ми, в раз­ных линг­во­куль­ту­рах [Доб­рос­клон­ская 2008; Шахов­ский 2013; Мустай­о­ки 2013], при неце­ле­со­об­раз­ном исполь­зо­ва­нии таких слов и выра­же­ний такая тен­ден­ция может порож­дать целый ряд серьез­ных ком­му­ни­ка­тив­ных рис­ков [Риско­ген­ность… 2015].

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Для дан­но­го иссле­до­ва­ния нами были выбра­ны отдель­ные номе­ра рус­ско­языч­ной вер­сии газе­ты «Metro» за 2015–2016 гг. (все­го 32 номе­ра). Газе­та бес­плат­но рас­про­стра­ня­ет­ся в обще­ствен­ном транс­пор­те (мет­ро, поез­да, авто­бу­сы), офис­ных и тор­го­вых цен­трах, проб­ках на ожив­лен­ных маги­стра­лях, а так­же име­ет онлайн-вер­сию. Изда­ние ори­ен­ти­ро­ва­но на моло­дых актив­ных жите­лей круп­ных горо­дов, поэто­му поми­мо мно­же­ства мате­ри­а­лов раз­вле­ка­тель­но­го харак­те­ра (мода и стиль, пси­хо­ло­гия, сове­ты и жиз­нен­ные исто­рии, ново­сти шоу-биз­не­са и про­вер­ка слу­хов), при­зван­ных скра­сить вре­мя доро­ги до рабо­ты и обрат­но, в нем при­сут­ству­ют ост­рые пуб­ли­ка­ции, каса­ю­щи­е­ся соци­аль­ных про­блем, и даже новост­ная ана­ли­ти­ка. 

Целью дан­ной ста­тьи явля­ет­ся сбор новых фак­тов [Алпа­тов 2015] и оцен­ка допу­сти­мо­сти упо­треб­ле­ния отме­чен­ных сни­жен­ных слов и устой­чи­вых обо­ро­тов с точ­ки зре­ния линг­во­эко­ло­ги­че­ской без­опас­но­сти язы­ка. Реа­ли­за­ция постав­лен­ной цели пред­по­ла­га­ет опре­де­ле­ние функ­ций сни­жен­ных слов и обо­ро­тов, а так­же оцен­ку допу­сти­мо­сти и целе­со­об­раз­но­сти их исполь­зо­ва­ния. При этом сни­жен­ным мы будем счи­тать упо­треб­ле­ние как раз­го­вор­ных слов, так и более гру­бых выра­же­ний, выхо­дя­щих за пре­де­лы лите­ра­тур­но­го язы­ка. Ква­ли­фи­ка­ция ста­ту­са сни­жен­но­сти дает­ся на осно­ве име­ю­щих­ся сло­ва­рей [Тол­ко­вый сло­варь… 2007; Совре­мен­ный… 2004; Нови­ков 2012], а так­же вос­при­я­тия респон­ден­та­ми при про­ве­де­нии экс­пе­ри­мен­та.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Сни­жен­ная лек­си­ка явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мой частью само­го фор­ма­та газе­ты «Metro»: номе­ров без раз­го­вор­ных слов и выра­же­ний не встре­ти­лось. Ста­вя зада­чу уста­нов­ле­ния дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с чита­тель­ской ауди­то­ри­ей, жур­на­ли­сты газе­ты посто­ян­но исполь­зу­ют мно­го­чис­лен­ные воз­мож­но­сти рито­ри­че­ской кате­го­рии раз­го­вор­но­сти [Сиро­ти­ни­на 1998; Иван­чук 2004]: Изме­нит­ся «тишь и бла­го­дать» (разг.) в Петер­бур­ге акку­рат (прост.) к выход­ным. В пят­ни­цу к реги­о­ну при­бли­зит­ся цик­лон и атмо­сфер­ный фронт будет нега­тив­но вли­ять на пого­ду (2015. 19 окт.); Сего­дня, 17 фев­ра­ля, один из тех меж­ду­на­род­ных празд­ни­ков, кото­рый спер­ва кажет­ся наду­ман­ным (разг.), назва­ние даже зву­чит как-то через пень коло­ду (разг.) — День спон­тан­но­го про­яв­ле­ния доб­ро­ты (2016. 17 февр.); На поди­у­мах шор­ты обос­но­ва­лись все­рьёз и надол­го (разг.) (2016. 30 мая) (здесь и далее выде­ле­ния и под­чер­ки­ва­ния наши. — А. М.).

Неко­то­рые ста­тьи пред­став­ля­ют собой повест­во­ва­ние авто­ра о себе и о сво­их впе­чат­ле­ни­ях, кото­ры­ми он по-дру­же­ски делит­ся с чита­те­ля­ми: Что­бы вы пони­ма­ли, девуш­ка я, мяг­ко гово­ря, упи­тан­ная. Поку­шать (прост.) люб­лю с дет­ства. Пом­ню, роди­те­ли, наблю­дая, как их пух­лень­кая (разг.) дочь с аппе­ти­том упле­та­ет (разг.) бутер­бро­ды, пыта­лись меня оста­но­вить, но бабуш­ка авто­ри­тет­но обе­ща­ла — девоч­ка «израстет­ся» (разг.) или сама поху­де­ет (2016. 17 апр.); А меди­ци­на всё-таки шар­ла­тан­ство (разг.). Когда мне, взрос­ло­му чело­ве­ку, дру­гие взрос­лые люди с дипло­ма­ми вра­чей на пол­ном серьё­зе (разг.) гово­рят, что рабо­тать надо не более 8 часов, спать не менее 7 часов, не нерв­ни­чать, не пить, не курить и про­чий подоб­ный бред (разг.), как-то инстинк­тив­но кула­ки сжи­ма­ют­ся и вспо­ми­на­ет­ся ненор­ма­тив­ная лек­си­ка. Нет, навер­ное, если жить в режи­ме ово­ща (разг.), то орга­низм ока­жет­ся в поряд­ке. 

Какое-то вре­мя. Но при таком режи­ме, во-пер­вых, на чер­та нуж­ны (разг.) все эти вра­чи, а, во-вто­рых, насколь­ко нор­маль­но­го чело­ве­ка хва­тит, чтоб не свих­нуть­ся (разг.) от пато­ло­ги­че­ско­го без­де­лья? (2015. 16 дек.). 

Добав­ле­ние раз­го­вор­ной лек­си­ки дела­ет сове­ты и реко­мен­да­ции более убе­ди­тель­ны­ми, созда­вая впе­чат­ле­ние, что автор хоро­шо осве­дом­лен в дан­ном вопро­се: Выбор штор, или мате­ри­а­ла для них ничем не огра­ни­чен, одна­ко най­ти «свою» швею крайне затруд­ни­тель­но — велик риск нарвать­ся (разг.) на мошен­ни­ков, коих в наше вре­мя мно­го. Этот вари­ант так же не подой­дет тем, кто не дру­жит (разг.) с рулет­кой и про­чи­ми изме­ри­тель­ны­ми при­бо­ра­ми (2016. 22 апр.); Рас­ши­рен­ный частот­ный диа­па­зон, зна­чи­тель­ная глу­би­на зву­ка, отчет­ли­вые верх­ние и ниж­ние часто­ты поз­во­ли­ли смарт­фо­ну «пере­плю­нуть» (разг.) мно­гие моде­ли аудио­пле­е­ров (2016. 1 июля).

Встра­и­вая раз­го­вор­ные сло­ва и раз­го­вор­ные упо­треб­ле­ния типа при­ве­ден­но­го выше дру­жит в текст мате­ри­а­ла, жур­на­лист стре­мит­ся пока­зать чита­те­лям, что газе­та явля­ет­ся отра­же­ни­ем их мне­ний и взгля­дов: Мало, видать (разг.), пока­за­лось. Полез­ли (разг.) в Сирию. Нена­дол­го. Толь­ко побом­бить. Ника­кой назем­ной опе­ра­ции. Эда­кая (разг.) «малень­кая побе­до­нос­ная вой­на», кото­рая всё спи­шет: кор­руп­цию, недее­спо­соб­ные пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, аго­ни­зи­ру­ю­щую соци­ал­ку (разг.), раз­ру­шен­ное ЖКХ (2015. 6 окт.); Ещё совет­ская про­па­ган­да вко­ла­чи­ва­ла нашим людям в моз­ги (разг.), что «аме­ри­кан­ский импе­ри­а­лизм не даёт людям выбо­ра» (кто бы гово­рил! (разг.)), что их рес­пуб­ли­кан­цы и демо­кра­ты — один чёрт (разг.), срос­лись воеди­но для «экс­плу­а­та­ции тру­дя­щих­ся» (2016. 15 июня). При этом счи­та­ет­ся, что меж­ду авто­ром и его ауди­то­ри­ей уста­но­ви­лось пол­ное и глу­бо­кое пони­ма­ние: Санк­ции пере­жи­вём, а вот отдать Крым, осо­бен­но после все­го, что было за этот год и что ещё пред­сто­ит, — это будет нача­лом кон­ца Рос­сии. Это­го не пере­жи­вём точ­но. Думаю, раз­жё­вы­вать (разг.) не надо (2015. 16 мар­та).

Ино­гда жур­на­лист выстра­и­ва­ет текст, ими­ти­ру­ю­щий «глас наро­да», сопро­вож­дая «выска­зы­ва­ния наро­да» при­зы­ва­ми к раз­мыш­ле­нию и пред­ска­за­ни­я­ми: И глав­ная прось­ба (к Роспо­треб­над­зо­ру. — А. М.): не тре­ти­руй­те (разг.) про­вер­ка­ми и штра­фа­ми, а пре­ду­пре­ди­те, научи­те, если ошиб­ка допу­ще­на впер­вые. <…> А то с наши­ми нало­га­ми чёрт ногу сло­мит (разг.) (2016. 22 янв.); или же при­гла­ша­ет ауди­то­рию к актив­но­му диа­ло­гу: Доиг­ра­лись (разг.): ждём не дождём­ся (разг.), отпра­вят нашу стра­ну пин­ком (разг.) с Олим­пий­ских игр в Рио или нет? И это — зуб даю! (разг.) — дале­ко не всё. Уви­ди­те, ещё и на наше пра­во про­ве­сти чем­пи­о­нат мира по фут­бо­лу 2018 года посяг­нут. Давай­те раз­би­рать­ся (2016. 20 июля); Во-пер­вых, 50 лет — это, давай­те дого­во­рим­ся, со все­ми натяж­ка­ми (разг.) не такая уж и (разг.) моло­дость (2016. 25 февр.); В общем, что я вам тут рас­ска­зы­ваю (разг.)? Думаю, каж­дый житель Рос­сии хоть раз в жиз­ни стал­ки­вал­ся со сног­ши­ба­тель­но (разг.) эффек­тив­ной рабо­той наших служб ЖКХ (2015. 30 июля).

Рас­ска­зы­вая исто­рии про­стых людей, жур­на­ли­сты «Metro», с одной сто­ро­ны, исполь­зу­ют раз­го­вор­ные сло­ва и выра­же­ния для того, что­бы заста­вить ауди­то­рию сопе­ре­жи­вать геро­ям и вызвать инте­рес к их судь­бе: Оказа­лось, наве­да­лись (разг.) двое тор­гов­цев, муж­чи­на и девуш­ка. Всу­чи­ли (разг.) бес­по­мощ­но­му чело­ве­ку ненуж­ную дрянь (разг.), а тётя Рая про­тя­ну­ла коше­лёк (2016. 17 февр.); Бол­та­ясь (разг.) по съём­ной квар­ти­ре без рабо­ты, она наткну­лась (разг.) на свой диплом учи­те­ля. В шко­лу сунуть­ся (разг.) ей духу не хва­ти­ло (разг.), а вот в садик при­шла. Заве­ду­ю­щая взя­ла её без раз­го­во­ров (разг.) — детей мно­го, вос­пи­та­те­лей не хва­та­ет. Прав­да (разг.), все пер­вые меся­цы Ири­ша (разг.) полу­ча­ла выго­во­ры от грым­зы (разг.) — началь­ни­цы за внеш­ний вид: «воло­сы убе­ри — ты не на дис­ко­те­ке», «что ты в лоси­ны выря­ди­лась — попой перед моло­ды­ми отца­ми кру­тить (разг.)?», «блуз­ку заме­ни, ног­ти отпи­ли, кос­ме­ти­ку смой» (2016. 15 февр.). 

С дру­гой сто­ро­ны, раз­го­вор­ная лек­си­ка поз­во­ля­ет жур­на­ли­стам эффек­тив­но исполь­зо­вать воз­мож­но­сти ком­му­ни­ка­тив­ной кате­го­рии «свой — чужой» [Хоро­шая речь 2015], под­черк­нув остро­ту про­ти­во­ре­чия «про­стые чест­ные люди, вынуж­ден­ные выжи­вать» — «вору­ю­щая народ­ные день­ги эли­та и лжи­вые чинов­ни­ки, кото­рым доз­во­ле­но всё» [Демен­тьев 2013]: Или мода послед­них лет: обгон сто­я­щих на све­то­фо­ре зако­но­по­слуш­ных «лохов» (разг.) по край­ней пра­вой поло­се пово­ро­та напра­во с после­ду­ю­щим пово­ро­том через несколь­ко полос нале­во, а то и вовсе раз­во­рот. Кру­тые (разг.), блин (разг.)! Торо­пят­ся! И не надо лап­ши (разг.) о каме­рах: у нас на пло­ща­ди Гага­ри­на в фев­ра­ле 2010-го было 16 камер! И на спец­трас­се, где каж­дый божий день кор­теж, ни одна каме­ра — по вер­сии ГИБДД! — не зафик­си­ро­ва­ла, как столк­ну­лись «мер­се­дес» вице-пре­зи­ден­та «Лукой­ла» с «сит­ро­е­ном» с дву­мя жен­щи­на­ми-вра­ча­ми! (2016. 24 мар­та); У стра­ны, где про­фес­сор полу­ча­ет зар­пла­ту, более похо­жую на пода­я­ние, — а ведь есть ещё менее «доро­го­сто­я­щие» доцен­ты-асси­стен­ты! — нау­ки быть не может. Про­сто для того, что­бы прой­ти от аспи­ран­та до про­фес­со­ра, нуж­но было рань­ше лет 20–25 вка­лы­вать по выбран­ной про­фес­сии и думать, думать… О рабо­те, а не о том, как бы не сдох­нуть с голо­ду (разг.) само­му и не умо­рить (разг.) семью (2015. 25 авг.). 

Что­бы еще силь­нее под­черк­нуть еди­не­ние со сво­и­ми чита­те­ля­ми [Урда­е­ва 2004], жур­на­ли­сты «Metro» широ­ко исполь­зу­ют обоб­щен­ные номи­на­ции мы, нас: Весь про­шлый год нас кор­ми­ли надеж­да­ми (разг.), что со дня на день (разг.) всё утря­сёт­ся (разг.) (2016. 15 янв.). Неред­ко инклю­зив­ное мы допол­не­но иро­ни­ей или рито­ри­че­ски­ми вопро­са­ми: Ну, мы все, конеч­но, верим, что Рож­ков и К — един­ствен­ные такие вымо­га­те­ли-взя­точ­ни­ки, а все дру­гие рос­сий­ские началь­ни­ки УВД и их кол­ле­ги взя­ток не вымо­га­ют, рей­дер­ством не про­мыш­ля­ют (разг.), не кры­шу­ют, зако­ны блю­дут (2015. 19 янв.); Как тут убе­речь­ся от рели­ги­оз­но­го фана­ти­ка или про­сто про­даж­ной тва­ри (груб. разг.), гото­вых риск­нуть — про­не­сти на борт или при­це­пить извне взрыв­чат­ку? Нынеш­нее цивиль­ное (разг.) пра­ви­тель­ство при­шло к вла­сти в Егип­те в резуль­та­те воен­но­го пере­во­ро­та, а егип­тяне-то в сво­ём боль­шин­стве голо­со­ва­ли за пар­тию рели­ги­оз­ных экс­тре­ми­стов. Труд­но ли сре­ди них най­ти мсти­те­ля за ИГИЛ? Ну, при­шлось нам влезть в сирий­ские раз­бор­ки (разг.). Может, будем пом­нить хоть какое-то вре­мя о неиз­беж­ных издерж­ках, повы­шен­ной опас­но­сти для каж­до­го из нас от иги­лов­ских мсти­те­лей? Может, будем осто­рож­нее? Может, попро­бу­ем неко­то­рое время, пока всё утря­сёт­ся (разг.), отды­хать, путе­ше­ствуя по соб­ствен­ной стране? (2015. 2 нояб­ря).

Жур­на­ли­сты «Metro» под­чер­ки­ва­ют, что выска­зы­ва­ют лишь соб­ствен­ное мне­ние: И я поду­ма­ла, что каж­дой семье нуж­на про­тив­ная подруж­ка жены или друг мужа — ред­чай­шая ско­ти­на (груб. разг.). Те, что «пор­тят» иде­аль­ный союз. Удоб­но спих­нуть (разг.) на тако­го «демо­на» всё внут­рен­нее семей­ное напря­же­ние. Ну, напри­мер, хоро­шо, если этот друг мужа — Анто­ха (разг.) — пре­лю­бо­дей и гуля­ка (разг.), ниче­го свя­то­го (разг.), позна­ко­мил мое­го непу­тё­во­го (разг.) Сер­гу­неч­ку (разг.) с этой шала­вой (груб.) и научил встре­чать­ся с любов­ни­цей! (2016. 1 апр.). При этом в боль­шин­стве слу­ча­ев авто­ры ста­тей бук­валь­но навя­зы­ва­ют чита­те­лю пред­взя­тое, одно­сто­рон­нее рас­смот­ре­ние ситу­а­ции, не при­во­дя доста­точ­ных аргу­мен­тов в поль­зу сво­ей точ­ки зре­ния: Резуль­тат: нет ЕЭС, аго­ни­зи­ру­ет ЕС, ора­ве (разг.) евро­пар­ла­мен­та­ри­ев, евро­по­ли­ти­ков, евро­бю­ро­кра­тов при­хо­дит­ся обес­пе­чи­вать рос­кош­ное, не по воз­мож­но­стям нынеш­них евро­бюд­же­тов суще­ство­ва­ние. А полу­чать вза­мен без­от­вет­ствен­ную бол­тов­ню (разг.), мерт­во­рож­дён­ные доро­го­сто­я­щие поли­ти­кан­ские (разг.) про­ек­ты, игры в пра­ва чело­ве­ка, санк­ции и про­чую муть (разг.). При этом все воз­ни­ка­ю­щие в госу­дар­ствах — чле­нах Евро­со­ю­за про­бле­мы реша­ют наци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства, а не брюс­сель­ские дар­мо­еды (разг.) (2016. 27 июня); От каж­дой стра­ны по пев­цу, жюри про­фес­си­о­наль­ное и народ­ное, поощ­ре­ние стра­ны пев­ца-побе­ди­те­ля про­ве­де­ни­ем оче­ред­но­го кон­кур­са… Толь­ко то, что име­ем «на выхо­де» — музы­каль­ная жуть (разг.) и пош­лое поли­ти­кан­ство (разг.) (2016. 17 мая). 

На стра­ни­цах «Metro» эта тен­ден­ция сво­ей оцен­ки собы­тий осо­бен­но чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся в одно­бо­ком осве­ще­нии поли­ти­че­ских собы­тий на Укра­ине: Уже толь­ко любо­пыт­но, до чего эти неза­леж­ные кло­у­ны (разг.) доиг­ра­ют­ся (разг.). <…> Вер­хов­ная рада про­го­ло­со­ва­ла. И ока­за­лось, что за сохра­не­ние Яце­ню­ка с его шай­кой (разг.) высту­па­ют не толь­ко его одно­пар­тий­цы из «Народ­но­го фрон­та» (что логич­но), но и часть одно­пар­тий­цев пре­зи­ден­та, и очень зна­чи­тель­ная часть оппо­зи­ци­о­не­ров из чис­ла быв­ших лизо­блю­дов (пре­зр. разг.) оди­оз­но­го экс-пре­зи­ден­та Яну­ко­ви­ча — так назы­ва­е­мый Оппо­зи­ци­он­ный блок. В такой ситу­а­ции само­му пре­зи­ден­ту впо­ру (разг.) в отстав­ку смыть­ся (разг.) (2016. 18 февр.).

Широ­кое упо­треб­ле­ние раз­го­вор­ных слов и выра­же­ний объ­яс­ня­ет­ся так­же их яркой смыс­ло­вой насы­щен­но­стью и оце­ноч­но­стью: А неис­крен­ним изви­не­ни­ям грош цена (разг.) — сию­ми­нут­ный поли­ти­че­ский эффект для «мас­со­во­го зри­те­ля» (2016. 5 июля); И кани­тель (разг.) о про­клад­ке газ­про­мов­ской тру­бы тур­ки исполь­зу­ют, похо­же, лишь в каче­стве козы­ря в пере­го­во­рах с дру­ги­ми газо­экс­пор­тё­ра­ми — Сау­дов­ской Ара­ви­ей, Ира­ном, Ира­ком… (2016. 5 июля).

В отдель­ных слу­ча­ях жур­на­ли­сты «Metro» экс­пли­цит­но дистан­ци­ру­ют­ся от не вполне при­ем­ле­мо­го на стра­ни­цах газе­ты сни­жен­но­го сло­ва [Веп­ре­ва 2011]: Лич­но я бы редак­то­ров про­грам­мы хоро­шень­ко вздрю­чил (груб. разг.) (уж про­сти­те на таком сло­ве) за сла­бую про­ра­бот­ку темы, кли­ни­че­ское отсут­ствие кре­а­ти­ва в дан­ной кон­крет­ной пере­да­че — пред­ме­та спо­ра попро­сту не нашли (2016. 24 мая). При этом неко­то­рым из них уда­ет­ся пере­дать свое искрен­нее воз­му­ще­ние, избе­жав при этом упо­треб­ле­ния откро­вен­но гру­бых слов: Нор­ма­тив­ной лек­си­ки про­сто не хва­та­ет, когда зна­ко­мишь­ся с докла­дом Сове­та без­опас­но­сти Гол­лан­дии (DSB) о ката­стро­фе малай­зий­ско­го «боин­га» в небе над Ново­рос­си­ей. Боль­ше года яко­бы стро­го засек­ре­чен­но­го рас­сле­до­ва­ния — и при этом зара­нее рас­про­стра­ня­е­мые обви­не­ния в адрес Рос­сии (2015. 15 окт.).

Выво­ды. Как наблю­да­лось и в рас­смот­рен­ных нами ранее газе­тах [Матя­шев­ская 2014а, б], жур­на­ли­сты «Metro» актив­но насы­ща­ют свои мате­ри­а­лы раз­го­вор­ной лек­си­кой, чаще все­го исполь­зуя ее в кон­так­то­уста­нав­ли­ва­ю­щей и оце­ноч­ной функ­ции. При этом они не все­гда учи­ты­ва­ют неумест­ность упо­треб­ле­ния сни­жен­ных выра­же­ний, пре­вра­ща­ю­щих­ся на стра­ни­цах газе­ты в инстру­мент вер­баль­ной агрес­сии [Пет­ро­ва, Раци­бур­ская 2011]. Нель­зя не согла­сить­ся с О. Б. Сиро­ти­ни­ной в том, что посто­ян­ное упо­треб­ле­ние подоб­ных слов в газет­ном тек­сте застав­ля­ет чита­те­лей счи­тать общую агрес­сив­ность медиа­дис­кур­са нор­мой и фор­ми­ру­ет рече­вую моду, что, в конеч­ном ито­ге, ведет к «огруб­ле­нию, сни­же­нию их соб­ствен­ной речи» [Сиро­ти­ни­на 2007: 83]. В отли­чие от англий­ских газет, где чаще сни­жен­ная лек­си­ка исполь­зу­ет­ся в цита­тах чьих-то слов, в рос­сий­ских газе­тах, в том чис­ле в «Metro», она орга­нич­но вхо­дит в жур­на­лист­ский текст, что очень опас­но для судь­бы рус­ско­го язы­ка, спо­соб­ствуя его огруб­ле­нию. Срав­не­ние с бри­тан­ской вер­си­ей «Metro» пока­за­ло более высо­кую поли­ти­зи­ро­ван­ность рус­ско­языч­но­го ана­ло­га и под­твер­ди­ло зави­си­мость упо­треб­ле­ния сни­жен­ной лек­си­ки от типа газе­ты: в таб­ло­и­дах сни­жен­ность про­яв­ля­ет­ся осо­бен­но ярко и широ­ко.

© Матя­шев­ская А. И., 2016

Алпатов В. М. Что и как изучает языкознание // Вопр. языкозн. 2015. № 3. С. 7–2.

Вепрева И. Т. Метаязыковые высказывания как сигналы стилистических сдвигов: к проблеме новых методов исследования // Stylistyka [Opole]. 2011. No. XX. С. 55–65.

Дементьев В. В. Об одной актуальной проблеме русской общественно-политической коммуникации // Экология языка и коммуникативная практика. 2013. № 1. С. 12–44.

Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: инновационный подход к изучению языка СМИ // Язык. Культура. Общение: сб. науч. трудов в честь юбилея заслуж. проф. МГУ им. М. В. Ломоносова С. Г. Тер-Минасовой. М.: Гнозис, 2008. С. 392–398.

Иванчук И. А. Риторическая категория разговорность в публичной речи носителей элитарного типа речевой культуры: её специфика и функции // Вестн. Томск. гос. пед. ун-та. 2004. № 1. С. 5–11.

Кормилицына М. А., Сиротинина О. Б. Язык СМИ: учеб. пособие. 2-е изд. М.: Флинта, Наука, 2015.

Матяшевская А. И. Сниженная лексика в газетных текстах как проявление общей тенденции к демократизации речи в СМИ // Изв. Сарат. ун-та. Новая серия. Сер. Филология. Журналистика. 2014а. Т. 14, № 1. С. 25–30.

Матяшевская А. И. Сниженная лексика в СМИ: классификация, употребление, этнокультурные различия: на матер. рос. и британ. газет: дис. … канд. филол. наук. Саратов, 2014б.

Мустайоки А. Разновидности русского языка: анализ и классификация // Вопр. языкозн. 2013. № 5. С. 3–27.

Новиков Вл. Словарь модных слов. М.: АСТ-Пресс Книга, 2012. 

Петрова Н. Е., Рацибурская Л. В. Язык современных СМИ: средства речевой агрессии: учеб. пособие. М.: Флинта, Наука, 2011. 

Рискогенность современной коммуникации и роль коммуникативной компетентности в ее преодолении / под ред. О. Б. Сиротининой и М. А. Кормилицыной. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2015. 

Сиротинина О. Б. О терминах «разговорная речь», «разговорность» и «разговорный тип речевой культуры» // Лики языка: к 45-летию науч. деятельности Е. А. Земской. М.: Наследие, 1998. С. 348–353.

Сиротинина О. Б. Два десятилетия «свободы» русской речи и факторы, вызвавшие изменения в русском языке // Современное состояние русского языка в фокусе взаимодействия различных факторов: динамика, тенденции, прогнозы. Самара, 2007. С. 78–88.

Современный толковый словарь русского языка / под ред. С. А. Кузнецова. М.: Ридерз Дайджест, 2004. 

Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов / под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Азбуковник, 2007. 

Урдаева Ю. В. Речевое манипулирование сознанием читателя в «Новой газете» // Речевое общение: специализир. вестн. / под ред. А. П. Сковородникова. Вып. 5–6 (13–14). Краснояр. гос. ун-т, 2004. С. 183–189.

Хорошая речь / под ред. М. А. Кормилицыной и О. Б. Сиротининой. М.: Изд-во ЛКИ, 2015. 

Шаховский В. И. Экология эмотивного языка: теоретические и практические аспекты // Экология языка и коммуникативная практика. 2013. № 1. С. 233–245.

Alpatov V. M. What does linguistics study [Chto i kak izuchaet jazykoznanie] // The issues of linguistics [Vopr. jazykozn.]. 2015. No. 3. P. 7–2.

Dement'ev V. V. One issue of Russian social and political communication [Ob odnoj aktual'noj probleme russkoj obshhestvenno-politicheskoj kommunikacii] // Ecology of language and communicative practice [Ekologija jazyka i kommunikativnaja praktika]. 2013. No. 1. P. 12–44.

Dobrosklonskaja T. G. Medialinguistics as the innovative method of massmedia language study [Medialingvistika: innovacionnyj podhod k izucheniju jazyka SMI] // Language. Culture. Communication [Jazyk. Kul'tura. Obshhenie: sb. nauch. trudov v chest' jubileja zasluzh. prof. MGU im. M. V. Lomonosova S. G. Ter-Minasovoj]. Moscow: Gnozis, 2008. P. 392–398.

Explanatory dictionary of contemporary Russian [Sovremennyj tolkovyj slovar' russkogo jazyka] / ed. by S. A. Kuznecova. Moscow: Riderz Dajdzhest, 2004. 

Explanatory dictionary of the Russian language including etymology [Tolkovyj slovar' russkogo jazyka s vkljucheniem svedenij o proishozhdenii slov] / pod red. N. Ju. Shvedovoj. Moscow: Azbukovnik, 2007.

Good speech [Horoshaja rech'] / pod red. M. A. Kormilitsynoj, O. B. Sirotininoj. Moscow: Izd-vo LKI, 2015. 

Ivanchuk I. A. Rhetoric category razgovornost' in public speech of people who belong to elite speech culture type: peculiarities and functions [Ritoricheskaja kategorija razgovornost' v publichnoj rechi nositelej jelitarnogo tipa rechevoj kul'tury: ejo specifika i funkcii] // Vestn. Tomsk. gos. ped. un-ta. 2004. No. 1. P. 5–11.

Kormilitsyna M. A., Sirotinina O. B. Massmedia language: the manual [Jazyk SMI: ucheb. posobie]. Moscow: Flinta, Nauka, 2015. 

Matyashevskaya A. I. Substandard vocabulary in massmedia: classification, usage, cultural differences: based on analysis of Russian and British newspapers [Snizhennaja leksika v SMI: klassifikacija, upotreblenie, jetnokul'turnye razlichija: na mater. ros. i britan. gazet: dis. … kand. filol. nauk]. Saratov, 2014b. 

Matyashevskaya A. I. Substandard vocabulary usage in newspapers as an evidence of the tendency of democratizaton of massmedia language [Snizhennaja leksika v gazetnyh tekstah kak projavlenie obshhej tendencii k demokratizacii rechi v SMI] // Izv. of Saratov Univ. New ser. Philology. Journalism. 2014a. T. 14, No. 1. P. 25–30.

Mustajoki A. Varieties of the Russian language; analysis and classification [Raznovidnosti russkogo jazyka: analiz i klassifikacija] // The issues of linguistics [Vopr. jazykozn.]. Moscow: Nauka, 2013. P. 3–27.

Novikov Vl. The dictionary of trendy words [Slovar' modnyh slov]. Moscow: AST-Press Kniga, 2012.

Petrova N. E., Raciburskaja L. V. Contemporary medialanguage: the tools of verbal agression6 manual [Jazyk sovremennyh SMI: sredstva rechevoj agresii: ucheb. posobie]. Moscow: Flinta, Nauka, 2011.

Risks of contemporary communication and the role of communicative competence in its overcoming [Riskogennost' sovremennoj kommunikacii i rol' kommunikativnoj kompetentnosti v ejo preodolenii] / pod red. O. B. Sirotininoj, M. A. Kormilicynoj. Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 2015.

Shahovskij V. I. Ecology of emotive language; theoretical and practical aspects [Jekologija jemotivnogo jazyka: teoreticheskie i prakticheskie aspekty] // Ecology of language and communicative practice [Jekologija jazyka i kommunikativnaja praktika]. 2013. No. 1. P. 233–245.

Sirotinina O. B. 20 years of unlimited freedom for the Russian language and the causes of its cahnges [Dva desjatiletija «svobody» russkoj rechi i faktory, vyzvavshie izmenenija v russkom jazyke] // Contemporary Russian language state under the impact of various factors: dynamics, tendencies, forecasts [Sovremennoe sostojanie russkogo jazyka v fokuse vzaimodejstvija razlichnyh faktorov: dinamika, tendencii, prognozy]. Samara, 2007. P. 78–88.

Sirotinina O. B. The terms “razgovornaja rech'”, “razgovornost'” and “razgovornyj tip rechevoj kul'tury” [O terminah «razgovornaja rech'», «razgovornost'» i «razgovornyj tip rechevoj kul'tury»] // Faces of language [Liki jazyka: k 45-letiju nauch. dejatel'nosti E. A. Zemskoj]. Moscow, 1998. P. 348–353.

Urdaeva Ju. V. Speech manipulation of consciousness of the readers of “Novaya gazeta” [Rechevoe manipulirovanie soznaniem chitatelja v «Novoj gazete»] // Speech communication: specializ. bul. [Rechevoe obshhenie: specializer. vestn.] / ed. by A. P. Skovorodnikova. Vol. 5–6 (13–14). Krasnojarsk: Krasnojar. gos. un-t, 2004. P. 183–189.

Vepreva I. T. Metalanguage statements as a signal of stylistic shifts: the issue of new research methods [Metajazykovye vyskazyvanija kak signaly stilisticheskih sdvigov: k probleme novyh metodov issledovanija] // Stylistyka [Opole]. 2011. No. XX. С. 55–65.