Пятница, Ноябрь 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ЖАНРЫ ЭЗОТЕРИЧЕСКОГО ДИСКУРСА В МАССМЕДИЙНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

В статье рассматривается проблема появления и укрепления в медиапространстве дискурсов, сформированных иррациональными ментальными установками социума. Особое внимание уделяется эзотерическому дискурсу. Дискурс оценивается как диагностический инструмент и по отношению к языку (так как он фиксирует специализацию языковых средств относительно комплекса параметров), и по отношению к социокультурным состояниям общества, его ментальным установкам и типам общественного сознания. В качестве примеров текстов эзотерического дискурса в статье анализируются астрологические прогнозы и эзотерическая реклама. Специфическими со стороны их речевого построения признаются особые стратегии называния, которые наряду с другими речевыми стратегиями позволяют адресанту формировать новую картину мира у адресата. Анализ текстов данного дискурса демонстрирует их речевую системность в отборе и качестве языковых средств для создания порядка дискурса. 

ESOTERIC DISCOURSE GENRES IN THE SPACE OF MASS MEDIA

In the article the author describes appearance and growth of such discourses in the media landscape, which were formed by irrational mental orientation of society. Special focus is on esoteric discourse. Discourse is regarded as a diagnostic tool either towards language (as it establishes specialization of its means on the basis of set of parametres), or towards sociocultural state of society, its mental orientation and forms of social conscience. The analysis is made on the basis of such texts belonging to esoteric discourse, as astrological forecast and esoteric advertising. Among specific features of their linguistic arrangement there are particular strategies of naming, which — along with other linguistic strategies — let the addresser form the new addressee's worldview. The analysis shows also these texts' systemacity in selection and quality of language means, which create the discourse's order. 

Зоя Леонидовна Новожёнова, доктор филологических наук, профессор кафедры восточнославянского языкознания и переводоведения Гданьского университета 

E-mail: zln@o2.pl

Zoya Leonidovna Novozhenova, Doctor of Philology, Uniwerstet Gdański 

E-mail: zln@o2.pl

Новоженова З. Л. Жанры эзотерического дискурса в массмедийном пространстве // Медиалингвистика. 2016. № 4 (14). С. 90–100. URL: https://medialing.ru/zhanry-ehzotericheskogo-diskursa-v-massmedijnom-prostranstve/ (дата обращения: 22.11.2019).

Novozhenova Z. L. Esoteric discourse genres in the space of mass media. Media Linguistics, 2016, No. 4 (14), pp. 90–100. Available at: https://medialing.ru/zhanry-ehzotericheskogo-diskursa-v-massmedijnom-prostranstve/ (accessed: 22.11.2019). (In Russian)

УДК 81-13 
ББК 81.2-5 
ГРНТИ 16 21 
КОД ВАК 10.02.01

Поста­нов­ка про­бле­мы. Сего­дня мы наблю­да­ем, что мас­сме­дий­ное про­стран­ство ста­но­вит­ся сре­дой, в кото­рой фор­ми­ру­ют­ся и функ­ци­о­ни­ру­ют дис­кур­сив­ные фор­ма­ции и пото­ки, обна­ру­жи­ва­ю­щие новые соци­аль­но-куль­тур­ные каче­ства и мен­таль­ные состо­я­ния рос­сий­ско­го обще­ства. Уро­вень осмыс­ле­ния и опи­са­ния медиа­про­стран­ства, пред­ла­га­е­мый совре­мен­ной нау­кой, рас­кры­ва­ет его свой­ства как «сре­ды оби­та­ния» дис­кур­сов: 1) медиа­про­стран­ство зави­сит от тен­ден­ции раз­ви­тия обще­ства; 2) медиа­про­стран­ство — это место реа­ли­за­ции пуб­лич­ной ком­му­ни­ка­ции; 3) медиа­про­стран­ство обла­да­ет меха­низ­ма­ми кон­стру­и­ро­ва­ния кар­ти­ны мира и навя­зы­ва­ния, внед­ре­ния кар­ти­ны мира как в обще­ствен­ное, так и в инди­ви­ду­аль­ное созна­ние. 

В то же вре­мя совре­мен­ная линг­ви­сти­че­ская нау­ка демон­стри­ру­ет устой­чи­вый инте­рес ко всем «видам исполь­зо­ва­ния язы­ка» и преж­де все­го к дис­кур­сам. Вот дале­ко не пол­ный пере­чень дис­кур­сов, ана­лиз кото­рых мож­но обна­ру­жить в науч­ной лите­ра­ту­ре: спор­тив­ный, кули­нар­ный, рели­ги­оз­ный, поли­ти­че­ский, кон­фликт­ный, офи­ци­аль­ный, педа­го­ги­че­ский, дипло­ма­ти­че­ский, юри­ди­че­ский, меди­цин­ский, фар­ма­ко­ло­ги­че­ский, юмо­ри­сти­че­ский, риту­аль­ный, сакраль­ный, эзо­те­ри­че­ский, оце­ноч­ный, эти­че­ский, толе­рант­ный, жур­на­лист­ский, новост­ной, реклам­ный, совет­ский, повсе­днев­ный, эпи­сто­ляр­ный и др. В дан­ной ста­тье будет рас­смот­ре­на язы­ко­вая спе­ци­фи­ка двух жан­ров эзо­те­ри­че­ско­го дис­кур­са.

Исто­рия вопро­са. Нель­зя не заме­тить, что про­цесс обще­ствен­ной реа­би­ли­та­ции и лега­ли­за­ции дела­ет все более оче­вид­ны­ми в медиа­про­стран­стве дис­кур­сы и тек­сты с ирра­ци­о­наль­ной мен­таль­ной уста­нов­кой: рели­ги­оз­ный, мисти­че­ский, фило­соф­ский, эзо­те­ри­че­ский, лите­ра­тур­но-эзо­те­ри­че­ский, кол­дов­ской дис­курс, а так­же раз­лич­но­го рода эзо­те­ри­че­ские жан­ры, рекла­му, горо­ско­пы, цер­ков­но-рели­ги­оз­ную пуб­ли­ци­сти­ку и др. [см.: Nowożenowa 2013: 53]. Все эти рече­вые обра­зо­ва­ния при всем их раз­но­об­ра­зии и раз­ли­чи­ях могут быть объ­еди­не­ны таким типом мен­таль­ной уста­нов­ки, как ирра­ци­о­наль­ность: ирра­ци­о­наль­ное созна­ние, миро­воз­зре­ние пред­по­ла­га­ет суще­ство­ва­ние обла­стей недо­ступ­ных разу­му и пости­жи­мых толь­ко через инту­и­цию, чув­ства, инстинкт, откро­ве­ние, веру, про­зре­ние. Оно стре­мит­ся к исклю­че­нию раци­о­наль­но­го, логи­че­ско­го, реаль­но­го из про­цес­са пони­ма­ния и объ­яс­не­ния мно­гих собы­тий и фак­тов окру­жа­ю­ще­го мира; в нем пре­об­ла­да­ет стрем­ле­ние инту­и­тив­но­го, рели­ги­оз­но­го, мисти­че­ско­го спо­со­ба пости­же­ния дей­стви­тель­но­сти. «Ирра­ци­о­наль­ное — это то, что не схва­ты­ва­ет­ся поня­тий­ным мыш­ле­ни­ем… Ирра­ци­о­наль­ность, гру­бо гово­ря, пред­став­ля­ет собой апел­ля­цию к вне­ло­ги­че­ским мето­дам мыш­ле­ния» [Сур­ков 2012: 152]. Пока­за­тель­ны заме­ча­ния иссле­до­ва­те­лей о неко­то­рых общих момен­тах в при­ро­де эзо­те­ри­че­ско­го и рели­ги­оз­но­го тек­стов: инту­и­тив­но-духов­ный метод позна­ния сбли­жа­ет эзо­те­ри­че­ские тек­сты с тек­ста­ми рели­ги­оз­ны­ми, в кото­рых про­воз­гла­ша­ет­ся, сооб­ща­ет­ся об исти­нах, не нуж­да­ю­щих­ся в каких-либо внеш­них, фор­маль­но-логи­че­ских дока­за­тель­ствах: «логич­ность и дока­за­тель­ность при изло­же­нии цер­ков­ных дог­ма­тов неприн­ци­пи­аль­ны» [Мишла­нов, Худя­ко­ва 2008]. В свою оче­редь, С. И. Кузь­мин­ская пишет «…любой текст, попа­да­ю­щий под опре­де­ле­ние эзо­те­ри­че­ский, в зна­чи­тель­ной мере пред­по­ла­га­ет ирра­ци­о­наль­ное пони­ма­ние сущ­но­сти рас­смат­ри­ва­е­мой про­бле­мы» [Кузь­мин­ская 2014]. Необ­хо­ди­мо так­же отме­тить, что несмот­ря на общ­ность ирра­ци­о­наль­ной уста­нов­ки, эти два типа дис­кур­са харак­те­ри­зу­ют­ся глу­бо­ки­ми прин­ци­пи­аль­ны­ми раз­ли­чи­я­ми [см.: Nowożenowa 2013]. 

В свя­зи с обще­ствен­ной зна­чи­мо­стью дан­ных дис­кур­сов целе­со­об­раз­но про­ана­ли­зи­ро­вать при­чи­ны их появ­ле­ния и уси­ле­ния, кото­рые свя­за­ны, с одной сто­ро­ны, с соци­аль­но-поли­ти­че­ски­ми изме­не­ни­я­ми, про­изо­шед­ши­ми в Рос­сии, с дру­гой — с обще­ци­ви­ли­за­ци­он­ны­ми про­цес­са­ми, сви­де­тель­ству­ю­щи­ми об акти­ви­за­ции арха­и­че­ских форм созна­ния в опре­де­лен­ные момен­ты раз­ви­тия обще­ства.

Так, деидео­ло­ги­за­ция обще­ствен­ной жиз­ни, при­вед­шая к кру­ше­нию ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии, вызва­ла свое­об­раз­ный духов­ный ваку­ум. Имен­но эта «брешь» в обще­ствен­ном созна­нии нача­ла запол­нять­ся кон­гло­ме­ра­том не все­гда осо­знан­ных соци­у­мом рели­ги­оз­ных, фило­соф­ских, эзо­те­ри­че­ских и раз­но­го типа мисти­че­ских пред­став­ле­ний. Мож­но ска­зать, что пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных сло­ев рос­сий­ско­го обще­ства, име­ю­щие раз­ный уро­вень обра­зо­ва­ния, интел­лек­ту­аль­но­го и духов­но­го состо­я­ния, под­го­тов­лен­но­сти и воз­мож­но­сти при­нять новые фор­мы цен­но­стей, пред­став­ле­ний о дей­стви­тель­но­сти, обра­ти­лись к часто новым для них духов­ным сфе­рам. Поэто­му в рос­сий­ском обще­стве наблю­да­ет­ся свое­об­раз­ный ренес­санс цер­ков­ной духов­но­сти, воз­врат и укреп­ле­ние на обще­ствен­ной сцене основ­ных рели­гий: хри­сти­ан­ства, преж­де все­го пра­во­сла­вия, мусуль­ман­ства, буд­диз­ма, като­ли­циз­ма, а так­же обра­ще­ние к нетра­ди­ци­он­ным рели­ги­ям; акти­ви­за­ция эзо­те­ри­че­ских и тео­соф­ских тече­ний, обра­ще­ние к раз­лич­но­го рода маги­че­ским, кол­дов­ским, пара­фи­ло­соф­ским, пара­ре­ли­ги­оз­ным и пара­на­уч­ным прак­ти­кам [Лун­кин 2009: 335].

Кро­ме того, этот внут­рен­ний рос­сий­ский про­цесс под­дер­жи­ва­ет­ся тем, что совре­мен­ное куль­тур­ное созна­ние в целом «отме­че­но ослаб­ле­ни­ем тра­ди­ци­он­ных раци­о­на­ли­сти­че­ских струк­тур мыш­ле­ния и уси­ле­ни­ем ирра­ци­о­на­ли­сти­че­ских моти­вов и настро­е­ний» [Мас­со­вая куль­ту­ра 2004: 106]. Под натис­ком ирра­ци­о­наль­ных настро­е­ний дока­за­тель­ные зна­ния теря­ют свои пози­ции. Уче­ные кон­ста­ти­ру­ют, что, «дей­стви­тель­но, нау­ка и куль­ту­ра в послед­ние деся­ти­ле­тия испы­ты­ва­ют все более уси­ли­ва­ю­ще­е­ся дав­ле­ние со сто­ро­ны ирра­ци­о­наль­ных — рели­ги­оз­но-мисти­че­ских и эзо­те­ри­ко-маги­че­ских кон­цеп­тов и пред­став­ле­ний» [Чеш­ко и др. 2011: 69]. Отме­ча­ет­ся, что «на рубе­же 60–70‑х годов про­шло­го сто­ле­тия обо­зна­чи­лись пер­вые при­зна­ки „маги­че­ско­го ренес­сан­са“, а в нача­ле ХХI века он уже пре­вра­тил­ся в одну из глав­ных осо­бен­но­стей „ново­го куль­тур­но­го про­стран­ства“: не слу­чай­но пост­мо­дер­низм все чаще харак­те­ри­зу­ет­ся как „про­стран­ство неоар­ха­и­ки“» [Пели­пен­ко, Хача­ту­рян 2009: 35]. 

Диа­лек­ти­ка духов­но­го состо­я­ния рос­сий­ско­го обще­ства про­яв­ля­ет­ся и осо­зна­ет­ся имен­но через дис­кур­сив­ные пото­ки. И в этом смыс­ле ирра­ци­о­наль­ный дис­курс дает нам пред­став­ле­ние об осо­бом мен­таль­ном состо­я­нии рос­сий­ско­го обще­ства. Чаще все­го такой тип мыш­ле­ния свя­зы­ва­ет­ся с рели­ги­оз­ным дис­кур­сом. Вме­сте с тем мас­шта­бы и послед­ствия уси­ле­ния ирра­ци­о­наль­но­го нача­ла в духов­ной жиз­ни рос­си­ян не огра­ни­чи­ва­ют­ся толь­ко рели­ги­оз­ным дис­кур­сом, частью ирра­ци­о­наль­но­го дис­кур­са явля­ет­ся эзо­те­ри­че­ский дис­курс. Эзо­те­ри­че­ский дис­курс мож­но опре­де­лить как сово­куп­ность вер­баль­ных выска­зы­ва­ний и невер­баль­ных про­дук­тов, воз­ни­ка­ю­щих в свя­зи с обще­ствен­но-рече­вы­ми прак­ти­ка­ми в обла­сти эзо­те­ри­ки, а так­же прак­ти­ка­ми, допус­ка­ю­щи­ми пол­но­стью или частич­но зна­ния и убеж­де­ния эзо­те­ри­ки, при­ни­ма­ю­щи­ми эзо­те­ри­че­ское объ­яс­не­ние чело­ве­ка и мира. Основ­ны­ми функ­ци­я­ми эзо­те­ри­че­ско­го дис­кур­са явля­ет­ся изло­же­ние содер­жа­ния эзо­те­ри­че­ско­го миро­воз­зре­ния, про­па­ган­да эзо­те­ри­че­ских взгля­дов на мир, поис­ки адеп­тов, обслу­жи­ва­ние эзо­те­ри­че­ских прак­тик, исполь­зо­ва­ние эзо­те­ри­ки в целях мани­пу­ля­ции. Интер­пре­та­ция мира в этом типе дис­кур­са опре­де­ля­ет­ся эзо­те­ри­че­ской пози­ци­ей субъ­ек­тов дис­кур­са, систе­мой их цен­ност­ных эзо­те­ри­че­ских уста­но­вок. Эзо­те­ри­че­ский пони­ма­ет­ся и опре­де­ля­ет­ся как тай­ный, скры­тый, пред­на­зна­чен­ный для посвя­щен­ных. Имен­но такое пони­ма­ние пред­ла­га­ет Фило­соф­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь: «Эзо­те­ри­че­ский (греч. — направ­лен­ный внутрь) — пред­на­зна­чен­ный толь­ко для избран­ных, для спе­ци­а­ли­стов и понят­ный толь­ко им» [Фило­соф­ский… 2010: 833]. Эзо­те­ризм трак­ту­ет­ся как фило­соф­ское миро­воз­зре­ние субъ­ек­тив­но­го позна­ния при­ро­ды, доступ­ное лишь огра­ни­чен­но­му кру­гу лиц. Энцик­ло­пе­дия социо­ло­гии опре­де­ля­ет этот тер­мин сле­ду­ю­щим обра­зом: «Эзо­те­ризм (от греч. esoterikos — внут­рен­ний) — англ. esoterism; нем. Esoterik. Тай­ное, скры­тое от посто­рон­них глаз, уче­ние, зна­ние, пред­на­зна­чен­ное исклю­чи­тель­но для посвя­щен­ных (оккуль­тизм, мисти­ка, тео­со­фия и т. д.)» [Социо­ло­гия 2003: 1229]. Эзо­те­ризм про­ти­во­по­став­ля­ет­ся науч­но­му позна­нию, он исхо­дит из сакраль­ных зна­ний язы­че­ства и куль­ти­ви­ру­ет­ся во мно­гих куль­ту­рах как некое тай­ное зна­ние на уровне тео­со­фии и фило­со­фии древ­них и совре­мен­ных куль­тур. В сфе­ру эзо­те­риз­ма (эзо­те­ри­ки) вклю­ча­ют­ся так­же оккуль­тизм, магия, аст­ро­ло­гия, пара­пси­хо­ло­гия, тео­со­фия и антро­по­со­фия. Важ­но отме­тить, что эзо­те­ри­ка трак­ту­ет­ся совре­мен­ной нау­кой как вне­на­уч­ное зна­ние, не пред­став­ля­ю­щее собой одну тра­ди­цию или еди­ную систе­му зна­ний. 

Эзо­те­ри­че­ское миро­по­ни­ма­ние обна­ру­жи­ва­ет­ся в науч­ном, фило­соф­ском, худо­же­ствен­ном, пуб­ли­ци­сти­че­ском и пуб­лич­ном мас­сме­дий­ном про­стран­ствах. Транс­ля­ция эзо­те­ри­че­ских смыс­лов про­ис­хо­дит через текст. Наря­ду с «книж­ной» фор­мой в про­па­ган­де и рас­про­стра­не­нии эзо­те­ри­че­ских взгля­дов при­ни­ма­ют уча­стие и мас­сме­дий­ные тек­сты. К пер­вой раз­но­вид­но­сти, назван­ной нами «книж­ной», надо отне­сти тек­сты, появив­ши­е­ся в рус­ской куль­ту­ре в XIX в. и встре­ча­ю­щи­е­ся на про­тя­же­нии ХХ и ХХI вв. К ним мож­но отне­сти тек­сты Е. Бла­ват­ской, Г. Оль­кот­та, А. Безант, Криш­на­мур­ти, Ауро­бин­до Гхо­ша, П. Успен­ско­го, Р. Штей­не­ра, Е. Рерих, К. Каста­не­ды, Д. Андре­ева, Д. Судзу­ки, А. Уот­са и др. Счи­та­ет­ся [Абле­ев 2006; Кузь­мин­ская 2014], что тек­сты «Писем Махатм», «Тай­ная Док­три­на», «Уче­ние Хра­ма», «Живая Эти­ка», «Гра­ни Агни Йоги» наи­бо­лее пол­но отра­жа­ют идеи Сокро­вен­ной Муд­ро­сти. Иссле­до­ва­те­ли так­же отме­ча­ют высо­кую сте­пень при­сут­ствия в рус­ском эзо­те­ри­че­ском дис­кур­се пере­вод­ной лите­ра­ту­ры [Ворож­би­то­ва, Рома­нен­ко 2013], кото­рая осо­бен­но уси­ли­лась в 90‑е годы ХХ в. (напри­мер: «Уче­ние Абра­ха­ма» Эстер и Джер­ри Хикс, серии книг Сан Лай­та, Робер­та Сто­у­на, «Жизнь без огра­ни­че­ний» Джо Вита­ле, про­из­ве­де­ния Фрэн­ка Кинслоу, Ога Ман­ди­но и др.). В куль­ту­ре XX–XXI вв. появи­лись тек­сты эзо­те­ри­ков «новой» вол­ны, неоэзо­те­ри­ков, тру­ды рос­сий­ских эзо­те­ри­ков (таких как С. Лаза­рев, М. Нор­би­ков, Н. Прав­дин, В. Зеланд, А. Лев­ши­нов, В. Шем­чук и др.). 

Одна­ко наря­ду с «книж­ной» фор­мой эзо­те­ри­че­ский дис­курс актив­но про­яв­ля­ет­ся в медиа­про­стран­стве. Актив­но раз­ви­ва­ет­ся эзо­те­ри­че­ская пуб­ли­ци­сти­ка. Появи­лись такие пери­о­ди­че­ские изда­ния, как «Ора­кул», «Эзо­те­ра», «Эзо­те­ри­че­ские ново­сти», «Аст­ро­ло­гия», «Магия и Жизнь», «Ваш талис­ман», «Апо­криф», «Раду­га», «Зер­ка­ло», «Милый Ангел», «Танец Орла», жур­на­лы «Рас­свет созна­ния», «Ава­тар», «Вест­ник магии и кол­дов­ства», «Небес­ная под­ко­ва», «Мысль» и др. Эзо­те­ри­че­ский дис­курс закре­пил­ся и на теле­ви­де­нии (эзо­те­ри­че­ские про­грам­мы и кана­лы «Душа ТВ», «Гра­ни Бытия», «Эзо-TV» и т. п.). Зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет­ся эзо­те­ри­че­ский дис­курс в интер­нет-про­стран­стве. Мы насчи­та­ли око­ло 130 эзо­те­ри­че­ских сай­тов (напри­мер: эзо­те­ри­че­ский форум «Живое зна­ние», «Меди­ту­рия — путе­ше­ствия в меди­та­ции», «Мате­ма­ти­ка Все­лен­ной», сай­ты «Таро­лог», «Мето­ди­ка очист­ки эво­лю­ци­он­но­го пути», «Маги­че­ское созвез­дие», «Тех­ни­ка Сво­бо­ды», «Создай себя», «Аст­ро-Оазис», бло­ги «UFO / Ино­пла­не­тяне», «Семи­на­ры / Мастер-клас­сы», «Мисти­фи­ка­ции», «Мифи­че­ские суще­ства», «Нау­ка и эзо­те­ри­ка», «Оккуль­тизм», «Парал­лель­ные циви­ли­за­ции» и др.). В интер­нет-про­стран­стве наблю­да­ет­ся боль­шое коли­че­ство сай­тов, пред­ла­га­ю­щих горо­ско­пы, нуме­ро­ло­гию, пред­ска­за­ния, сон­ни­ки и тай­ны снов, гада­ния, тол­ко­ва­ние име­ни, талис­ма­ны, при­ме­ты и др.

В этом сег­мен­те медиа­про­стран­ства наблю­да­ет­ся сво­е­го рода сра­ще­ние эзо­те­ри­че­ско­го дис­кур­са с тек­ста­ми мас­со­вой куль­ту­ры и рекла­мы. Тек­сты, демон­стри­ру­ю­щие сра­ще­ние эзо­те­ри­ки и мас­со­вой куль­ту­ры, неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют псев­до­эзо­те­ри­че­ски­ми, так как в них не выра­жа­ет­ся, а экс­плу­а­ти­ру­ет­ся эзо­те­ри­че­ская идея. Как уже гово­ри­лось ранее, тира­жи­ро­ва­ние идей эзо­те­ри­ки, кото­рая про­хо­дит под лозун­гом «Эзо­те­ри­ку — в мас­сы!», без­услов­но, при­во­дит к деваль­ва­ции и бана­ли­за­ции эзо­те­ри­че­ских идей. Мас­со­вая куль­ту­ра, как извест­но, каса­ясь даже самых слож­ным про­блем веры, инту­и­ции, иде­а­лов, бытия, созна­ния, Все­лен­ной и др., все­гда идет по пути упро­ще­ния. 

Основ­ные мето­ды иссле­до­ва­ния. Дис­курс ста­но­вит­ся, и объ­ек­том, и мето­дом ана­ли­за, объ­еди­ня­ю­щим соци­о­куль­тур­ный, когни­тив­ный и праг­ма­ти­че­ский под­хо­ды ко всем видам упо­треб­ле­ния язы­ка. Он высту­па­ет как сво­е­го рода диа­гно­сти­че­ский инстру­мент и по отно­ше­нию к язы­ку (так как пока­зы­ва­ет воз­мож­ность спе­ци­а­ли­за­ции язы­ко­вых средств в опре­де­лен­ной сфе­ре отно­си­тель­но ком­плек­са пара­мет­ров), и к обще­ству, к раз­лич­ным про­яв­ле­ни­ям соци­о­куль­тур­ных состо­я­ний обще­ства, а так­же к его мен­таль­ным уста­нов­кам и типам обще­ствен­но­го созна­ния. На факт вза­и­мо­свя­зи дис­кур­сов с соци­о­куль­тур­ны­ми и мен­таль­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми соци­у­ма ука­зы­ва­ют и Ж. Дер­ри­да, и М. Фуко, и А. Грей­мас, а так­же Т. ван Дейк, Н. Фэрк­ло, Ю. С. Сте­па­нов и др., опе­ри­руя при этом таки­ми поня­ти­я­ми, как зна­ние, эпи­сте­ма (М. Фуко), куль­тур­ное зна­ние (ван Дейк), мен­таль­ные моде­ли (Н. Фэрк­ло, Ван Дейк), созна­ние (М. Фуко, А. Грей­мас, Т. ван Дейк, Ю. С. Сте­па­нов), соци­аль­ные прак­ти­ки (Н. Фэрк­ло). В гра­ни­цах функ­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ской пара­диг­мы эзо­те­ри­че­ский текст трак­ту­ет­ся как ком­му­ни­ка­тив­но-рече­вое про­из­ве­де­ние, опре­де­лен­ное коор­ди­на­та­ми сти­ля, дис­кур­са, жан­ра. Он рас­смат­ри­ва­ет­ся через ком­плекс пара­мет­ров: оппо­зи­ция «автор — адре­сат», в кото­рой веду­щей явля­ет­ся кате­го­рия авто­ра, через автор­ское нача­ло в тек­сте обна­ру­жи­ва­ют­ся такие мен­таль­ные кате­го­рии, как тип созна­ния, виды позна­ния, цен­ност­ные уста­нов­ки, миро­воз­зрен­че­ские пози­ции, сте­рео­ти­пы, кон­цеп­ты, идеи и неко­то­рые дру­гие. Имен­но они созда­ют содер­жа­тель­но-смыс­ло­вое и семан­ти­че­ское напол­не­ние эзо­те­ри­че­ских тек­стов. Сле­ду­ю­щий пара­метр — это праг­ма­ти­че­ские цели, уста­нов­ки, интен­ции рече­во­го субъ­ек­та. В эзо­те­ри­че­ском дис­кур­се реа­ли­зу­ют­ся спе­ци­фи­че­ские целе­уста­нов­ки. В отли­чие, напри­мер, от цер­ков­но-рели­ги­оз­но­го сти­ля [Роза­но­ва 2003: 343–360, Кара­сик 2004: 390], в кото­ром такой уста­нов­кой счи­та­ет­ся утвер­жде­ние веро­уче­ния, а молит­ва пред­став­ля­ет собой акт, реа­ли­зу­ю­щий само­до­вле­ю­щее обще­ние [Мишла­нов 2003: 290–302], эзо­те­ри­че­ский дис­курс име­ет иные цели. В их чис­ло вхо­дят поиск эзо­те­ри­че­ских зна­ков, сим­во­лов, отсю­да вни­ма­ние к древним тек­стам; эзо­те­ри­че­ская интер­пре­та­ция реаль­но­сти, пре­зен­та­ция эзо­те­ри­че­ско­го миро­воз­зре­ния, эзо­те­ри­че­ская дидак­ти­ка, при­зван­ная транс­фор­ми­ро­вать созна­ние и соот­вет­ству­ю­щее мен­таль­ные уста­нов­ки адре­са­та. Для груп­пы тек­стов, свя­зан­ных с эзо­те­ри­че­ски­ми пси­хи­че­ски­ми прак­ти­ка­ми, типич­ной явля­ет­ся убеж­да­ю­щая тек­сто­вая так­ти­ка: воз­дей­ствие на адре­са­та с целью пока­зать ему пути само­усо­вер­шен­ство­ва­ния. 

Праг­ма­ти­че­ские целе­уста­нов­ки, интен­ции эзо­те­ри­че­ско­го дис­кур­са фик­си­ру­ют­ся в спе­ци­фи­че­ских жан­рах. В соот­вет­ствии с праг­ма­ти­че­ски­ми целя­ми жан­ро­вые раз­но­вид­но­сти эзо­те­ри­че­ских тек­стов мож­но раз­де­лить на три груп­пы: 1) тек­сты, интер­пре­ти­ру­ю­щие и демон­стри­ру­ю­щие эзо­те­ри­че­ское зна­ние и позна­ние, тек­сты о миро­зда­нии (эссе, трак­та­ты, посла­ния, настав­ле­ния); 2) тек­сты суг­ге­стив­ные, опи­сы­ва­ю­щие прак­ти­ки само­усо­вер­шен­ство­ва­ния и про­па­ган­ди­ру­ю­щие воз­мож­но­сти и пути духов­но­го пере­рож­де­ния (настав­ле­ния, посла­ния и неко­то­рые дру­гие, инструк­ции по духов­ным прак­ти­кам); 3) тек­сты, ука­зы­ва­ю­щие на эзо­те­ри­че­ские зна­ки и сим­во­лы (сон­ни­ки, аст­ро­ло­ги­че­ские про­гно­зы, горо­ско­пы, сло­ва­ри имен соб­ствен­ных, про­фе­ти­че­ские тек­сты). Жан­ро­вое раз­но­об­ра­зие эзо­те­ри­че­ских тек­стов допол­ня­ют так­же мисти­че­ские и оккульт­ные тек­сты, про­ри­ца­ния, откро­ве­ния, про­фе­ти­че­ские тек­сты (про­ви­де­ния и пред­ска­за­ния), гри­му­а­ры, кото­рые пред­став­ля­ют собой учеб­ни­ки магии, инструк­ции по изго­тов­ле­нию аму­ле­тов, талис­ма­нов, вызо­ву духов, аст­ро­ло­ги­че­ские про­гно­зы, эзо­те­ри­че­ская пуб­ли­ци­сти­ка, бел­ле­три­сти­ка и др. 

Нако­нец, эзо­те­ри­че­ские тек­сты демон­стри­ру­ют спе­ци­фи­ку соста­ва язы­ко­вых средств и их рече­вой орга­ни­за­ции. Еще раз под­черк­нем, что в медиа­про­стран­стве раз­но­го типа дис­кур­сы фик­си­ру­ют­ся полу­ча­те­лем имен­но через набор соот­вет­ству­ю­щих язы­ко­вых средств. 

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Воз­мож­но, «глав­ны­ми» эзо­те­ри­че­ски­ми тек­ста­ми, кото­рые функ­ци­о­ни­ру­ют в мас­сме­дий­ном про­стран­стве, явля­ют­ся горо­ско­пы и эзо­те­ри­че­ская рекла­ма, так как имен­но они коли­че­ствен­но пре­об­ла­да­ют и целе­на­прав­лен­но про­еци­ру­ют неко­то­рые пред­став­ле­ния о дей­стви­тель­но­сти в мас­со­вое созна­ние соци­у­ма.

Обра­тим­ся сна­ча­ла к само­му, пожа­луй, попу­ляр­но­му из них — горо­ско­пу. Жанр аст­ро­ло­ги­че­ских горо­ско­пов пуб­ли­ку­ет­ся во мно­гих рос­сий­ских совре­мен­ных газе­тах и жур­на­лах, преж­де все­го в жур­на­лах мод и жен­ских жур­на­лах: «Elle», «Cosmopolitan», «Burda», «Кре­стьян­ка», «Лиза», «Ком­со­моль­ская прав­да» и др. Они поме­ща­ют­ся в интер­нет-пор­та­лах, суще­ству­ют отдель­ные сай­ты, посвя­щен­ные толь­ко эзо­те­ри­че­ским про­гно­зам. Клас­си­че­ски­ми при­ме­ра­ми горо­ско­пов могут быть сле­ду­ю­щие тек­сты:

ВЕСЫ — Теку­щее поло­же­ние звезд свой­ствен­но для нача­ла эмо­ци­о­наль­но­го раз­но­об­ра­зия. Имен­но это сей­час и про­ис­хо­дит в Вашем аст­ро­ло­ги­че­ском доме семьи, жилья и чувств. Что ж, не сто­ит и упо­ми­нать, как мно­го все­го про­ис­хо­дит в Вашей жиз­ни, даже если эти собы­тия не столь оче­вид­ны для сто­рон­них наблю­да­те­лей. Одна­ко ока­жи­те себе услу­гу. Возь­ми­те быка за рога и сами сде­лай­те пер­вый шаг. Если смо­же­те само­сто­я­тель­но во всем разо­брать­ся, у Вас будет реаль­ной повод для гор­до­сти (URL: http://​horo​.ukr​.net).

БЛИЗНЕЦЫ — В ваших чув­ствах царит спо­кой­ствие и гар­мо­ния. Чет­верг и пят­ни­ца пре­крас­ны для встреч и сви­да­ний. Если вы были в ссо­ре с люби­мым чело­ве­ком, то обя­за­тель­но поми­ри­тесь. А вос­кре­се­нье — про­сто рай­ский день: в ваших отно­ше­ни­ях пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние и еди­но­ду­шие (URL: http://​www​.astromeridian​.ru). 

КОЗЕРОГ — Поста­рай­тесь сего­дня про­ве­сти немно­го вре­ме­ни на при­ро­де. Све­жий воз­дух и при­род­ные кра­со­ты ока­жут на Вас рас­слаб­ля­ю­щее дей­ствие — но в то же вре­мя, это взбод­рит Вас и даст несколь­ко идей на счёт того, чего Вы хоти­те от жиз­ни. К тому же, зани­ма­ясь обыч­ны­ми житей­ски­ми про­бле­ма­ми, Вы смо­же­те оста­вать­ся более при­зем­лён­ным и урав­но­ве­шен­ным. Вы пыта­лись най­ти какое-то реше­ние, и после вре­ме­ни, про­ве­дён­но­го на све­жем воз­ду­хе, Ваш разум (а вме­сте с ним и выбор) ста­нет яснее (URL: http://​orakul​.com).

«Клас­си­че­ский» эзо­те­ри­че­ский горо­скоп, поме­щен­ный в медиа­про­стран­стве, декла­ри­ру­ет зна­ния о вли­я­нии небес­ных тел на судь­бу людей и их зем­ные собы­тия, соглас­но кото­рой их мож­но пред­ска­зать по вза­им­но­му рас­по­ло­же­нию небес­ных тел. Таким обра­зом, эзо­те­ри­че­ской целью горо­ско­па явля­ет­ся сооб­ще­ние и фик­са­ция вли­я­ния рас­по­ло­же­ния звезд на каж­дый знак зоди­а­ка, т. е. на пред­ста­ви­те­лей того или ино­го зна­ка, и в свя­зи с этим даны реко­мен­да­ции для их пове­де­ния в опре­де­лен­ном отрез­ке вре­ме­ни. Одна­ко ком­му­ни­ка­тив­ная, праг­ма­ти­че­ская цель горо­ско­па в мас­сме­дий­ном про­стран­стве иная — раз­вле­ка­тель­ная. Мас­со­вая куль­ту­ра рас­ста­ви­ла иные акцен­ты, изме­ни­ла при­ро­ду это­го жан­ра. Мно­гие иссле­до­ва­те­ли отно­сят аст­ро­ло­ги­че­ский про­гноз к жан­рам мас­со­вой лите­ра­ту­ры, рас­счи­тан­но­го на чита­те­ля-потре­би­те­ля [см.: Баба­е­ва 2003; Кар­по­ва 2004]).

Для эзо­те­ри­че­ских и ква­зи­эзо­те­ри­че­ских тек­стов, к кото­рым необ­хо­ди­мо отне­сти горо­ско­пы, а так­же эзо­те­ри­че­скую рекла­му, о кото­рой мы будем гово­рить ниже, харак­тер­ны­ми явля­ют­ся осо­бые стра­те­гии назы­ва­ния, так как имен­но номи­на­тив­ные еди­ни­цы поз­во­ля­ют постро­ить дру­гую, мисти­че­скую, эзо­те­ри­че­скую реаль­ность, о кото­рой Ролан Барт пишет: «Эти тек­сты слу­жат, что­бы закли­нать реаль­ность, име­нуя ее» [Барт 2000: 209]. Таким обра­зом, пер­вая харак­тер­ная язы­ко­вая чер­та горо­ско­пов — это их лек­си­че­ское напол­не­ние: харак­тер номи­на­тив­ных рядов в них опре­де­ля­ет­ся ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ски­ми интен­ци­я­ми авто­ра и тема­ти­че­ской направ­лен­но­стью горо­ско­па (кото­рую мож­но опре­де­лить как пред­мет раз­го­во­ра, пред­мет ком­му­ни­ка­ции). Это, как пра­ви­ло, такие темы, как здо­ро­вье, карье­ра, новые зна­ком­ства, любовь, семей­ные отно­ше­ния, финан­сы и т. п., т. е. все то, что лежит в сфе­ре так назы­ва­е­мых лич­ных инте­ре­сов чело­ве­ка. Мож­но встре­тить­ся с утвер­жде­ни­ем, что «аст­ро­ло­ги­че­ский про­гноз как лите­ра­ту­ра „мел­ко­бур­жу­аз­но­го“ мира в кон­цен­три­ро­ван­ном виде пред­став­ля­ет идеи мас­со­вой лите­ра­ту­ры» [Кар­по­ва 2004: 253]. В целом это утвер­жде­ние вер­но, одна­ко в этой свя­зи хочет­ся вспом­нить выска­зы­ва­ние Эрне­ста Хемин­гу­ея о том, что «есть толь­ко три вещи, о кото­рых сле­ду­ет писать: любовь, смерть и день­ги». Пред­став­ля­ет­ся, что мас­со­вая лите­ра­ту­ра и куль­ту­ра отли­ча­ют­ся от «насто­я­щей» не столь­ко харак­те­ром про­блем, сколь­ко спо­со­бом их поста­нов­ки и раз­ре­ше­ния. 

Язы­ко­вые осо­бен­но­сти горо­ско­па, кото­рые несут на себе «тяжесть» реа­ли­за­ции постав­лен­ных праг­ма­ти­че­ских задач, обна­ру­жи­ва­ют спе­ци­фи­че­ские свой­ства не толь­ко на лек­си­че­ском уровне, о кото­рых речь шла выше, но и уровне ком­по­зи­ци­он­ном и син­так­си­че­ском. Ком­по­зи­ци­он­но-рече­вое постро­е­ние тек­ста горо­ско­па отве­ча­ет целям дан­но­го жан­ра. Так, со сто­ро­ны ком­по­зи­ци­он­но­го постро­е­ния тек­сты горо­ско­пов раз­де­ля­ют­ся на две части: пер­вая — это интер­пре­та­ция вли­я­ния поло­же­ния звезд на судь­бу людей и собы­тия; вто­рая — это реко­мен­да­ции, свя­зан­ные с пове­де­ни­ем людей. Для пер­вой части про­гно­зов харак­тер­но буду­щее вре­мя (у вас в судь­бе про­изой­дут зна­чи­тель­ные изме­не­ния, вас ждет финан­со­вых успех, наблю­да­ет­ся повы­ше­ние умствен­ных воз­мож­но­стей и т. д.) и осо­бая модаль­ность воз­мож­но­сти, кото­рая оформ­ля­ет­ся с помо­щью модаль­ных гла­го­лов может, може­те и модаль­ных слов воз­мож­но, может быть и т. п. Напри­мер: вы може­те допу­стить неточ­но­сти, вы може­те отка­зать­ся от допол­ни­тель­ной рабо­ты, в вашей жиз­ни может слу­чить­ся что-то при­ят­ное, воз­мож­но, вас посе­тит теща

Крат­кость, ясность рито­ри­че­ских при­е­мов дела­ет оче­вид­ным, доступ­ным содер­жа­ние горо­ско­па, не тре­бу­ю­ще­го от адре­са­та интел­лек­ту­аль­ных уси­лий, одна­ко созда­ю­ще­го неко­то­рый пси­хо­ло­ги­че­ский ком­форт, про­ис­те­ка­ю­щий из общей ком­пли­мен­тар­но­сти тек­ста и направ­лен­но­сти содер­жа­ния тек­ста на лич­ность чита­те­ля, что, в конеч­ном ито­ге, спо­соб­ству­ет реа­ли­за­ции в дан­ном типе тек­стов раз­вле­ка­тель­ной функ­ции. Аст­ро­ло­ги­че­ский про­гноз, реа­ли­зуя фак­тор адре­са­та, как пра­ви­ло, име­ет воз­раст­ную, соци­аль­ную или ген­дер­ную адре­со­ван­ность. 

Дру­гим жан­ром, актив­но функ­ци­о­ни­ру­ю­щим в медиа­про­стран­стве, явля­ет­ся эзо­те­ри­че­ская рекла­ма, обслу­жи­ва­ю­щая кол­дов­ские ирра­ци­о­наль­ные прак­ти­ки, дея­тель­ность магов, цели­те­лей, экс­тра­сен­сов и т. п. При­ме­ра­ми таких реклам могут быть сле­ду­ю­щие тек­сты: 

Меж­ду­на­род­ная Ака­де­мия Инно­ва­ци­он­ной Пара­пси­хо­ло­гии.

Воз­мож­но­сти чело­ве­ка без­гра­нич­ны, их про­сто необ­хо­ди­мо раз­бло­ки­ро­вать. Обу­че­ние магии у Миха­и­ла Карс, поз­во­лит вам, не толь­ко про­фес­си­о­наль­но овла­деть маги­че­ски­ми тех­ни­ка­ми, но и научить­ся, более глу­бо­ко, про­ни­кать в суть выпол­ня­е­мых вами риту­а­лов.

Лабо­ра­то­рия прак­ти­че­ской магии.

Орга­ни­за­ция объ­еди­ня­ет луч­ших Алтай­ских магов и цели­те­лей, кото­рые ведут кон­суль­та­тив­но-прак­ти­че­скую дея­тель­ность в круг­ло­су­точ­ном режи­ме.

Маги­че­ская дина­стия. Тай­ные зна­ния древ­них. Воз­мож­но­сти совре­мен­но­сти.

Пря­мая диа­гно­сти­ка на фото, очно, через сред­ства вир­ту­аль­ной свя­зи Интер­нет. Про­смотр собы­тий­но­го ряда через кар­ты. Пря­мое ясно­ви­де­ние. Вызов покой­ных. Меди­ум… 

Я Вам помо­гу! Сня­тие сгла­за и пор­чи

Помощь в реше­нии семей­ных и лич­ных про­блем. Диа­гно­сти­ка кар­мы. Биз­нес про­гноз. Пред­про­даж­ная под­го­тов­ка эзо­те­ри­че­ским… 

Магия, пред­ска­за­ние, гада­ние, сня­тие пор­чи.

Магия, Тео­со­фия, Кар­ма, гип­ноз, гада­ния, так­же уви­деть пара­нор­маль­ные силы, кото­рые зало­же­ны в нас самих, это тоже види­мое про­яв­ле­ние Бога. 

Стань силь­нее кол­дов­ства и нега­тив­но­го воз­дей­ствия!

Заоч­ный тре­нинг — спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный эзо­те­ри­че­ский курс Защи­ты от нега­тив­но­го целе­на­прав­лен­но­го и быто­во­го воз­дей­ствия, для при­оста­нов­ле­ния теку­ще­го вли­я­ния… 

Дети до 10 лет кон­суль­ти­ру­ют­ся за сим­во­ли­че­скую пла­ту.

Вни­ма­ние: в июне состо­ят­ся посвя­ще­ния с 50% скид­кой в кана­лы: Св. Буд­да, Св. Мои­сей, Св. Мухам­мед, Св. Иисус, Агни, Хум, Агни-Хум. Инфор­ма­ция по теле­фо­ну 

Сеньо­ри­та Гиа­цин­та.

Пред­ска­за­ния и опре­де­ле­ние при­чин Ваших про­блем на Таро, Рунах, с помо­щью автор­ских мето­дик. Кор­рек­ция ситу­а­ции. — Кол­дов­ство любое на заказ: любов­ная и денеж­ная магия, откры­тие уда­чи, сня­тие нега­ти­ва и поста­нов­ка защи­ты, нака­за­ние вра­гов. — Лече­ние бес­пло­дия. — Обо мне: http://​www​.magic​-gallery​.com — Меди­цин­ские кон­суль­та­ции (аку­шер­ство и педи­ат­рия). — Помо­гаю спра­вить­ся с про­блем­ны­ми кожей и воло­са­ми и с лиш­ним весом. — Гостей не кон­суль­ти­рую.

Спе­ци­а­ли­за­ция: Эзо­те­ри­ка (Гада­ния онлайн, Магия, Био­энер­ге­ти­ка, Пара­пси­хо­ло­гия, Фэн-шуй, Хиро­ман­тия, Тол­ко­ва­ние сно­ви­де­ний, Таро, Руны, Цели­те­ли, Мисти­ка, Нуме­ро­ло­гия, Экс­тра­сен­сы, Обе­ре­ги, талис­ма­ны) Меди­ци­на (Фар­ма­ция, Гомео­па­тия, Педи­ат­рия, Бере­мен­ность и роды, Клас­си­че­ская меди­ци­на) Кра­со­та, Здо­ро­вье (Кос­ме­то­ло­гия, Нетра­ди­ци­он­ная меди­ци­на, Здо­ро­вое пита­ние, Спорт, Имидж и стиль, Восточ­ная меди­ци­на, Рэй­ки, Аюрве­да, Лито­те­ра­пия, Аро­ма­те­ра­пия).

Как вид­но из при­ве­ден­ных тек­стов, дис­кур­сив­ный код сов­ме­ща­ет в них чер­ты реклам­ных мани­пу­ля­ций и про­яв­ля­ет ирра­ци­о­наль­ные мен­таль­ные уста­нов­ки. Эти тек­сты име­ют неко­то­рые фор­маль­ные при­зна­ки рекла­мы: сло­ган, реклам­ный девиз, све­де­ния об услу­го­да­те­ле, инфор­ма­ция об услу­ге, рек­ви­зи­ты. Одна­ко ирра­ци­о­наль­ный век­тор отби­ра­ет для созда­ния тек­ста спе­ци­фи­че­ские язы­ко­вые еди­ни­цы. Так, в дан­ных текстах отсут­ству­ет харак­тер­ная для совре­мен­ной рекла­мы экс­прес­сив­ная состав­ля­ю­щая (экс­прес­сив­ная лек­си­ка, язы­ко­вая игра, фра­зео­ло­гиз­мы, жар­го­низ­мы), а харак­тер заим­ство­ва­ний отли­ча­ет­ся от типич­ных для рекла­мы (как пра­ви­ло, в них отсут­ству­ют англи­циз­мы и аме­ри­ка­низ­мы).

Смыс­ло­вое про­стран­ство эзо­те­ри­че­ско­го реклам­но­го тек­ста фор­ми­ру­ет­ся тема­ти­че­ски­ми цепоч­ка­ми номи­на­тив­но-лек­си­че­ских средств (теза­урс дис­кур­са / тек­ста). Лек­си­че­ский состав тек­стов с оче­вид­но­стью про­яв­ля­ет их ирра­ци­о­наль­ный модус: пор­ча, сглаз, родо­вое про­кля­тие, зер­каль­ная защи­та, гада­ния, отво­рот, при­во­рот, кор­рек­ция ауры, чак­ра, талис­ман-обе­рег, духов­ная чист­ка, руны, пред­ска­за­ния, кол­дов­ство, кар­ма, аст­рал, аюрве­да и под. П. Б. Пар­шин заме­ча­ет, что «в силу раз­но­об­ра­зия лек­си­че­ской семан­ти­ки выбор слов ока­зы­ва­ет­ся уни­вер­саль­ным инстру­мен­том, с помо­щью кото­ро­го осу­ществ­ля­ют­ся самые раз­ные виды воз­дей­ствия» [Пар­шин 2016].

Для дан­ных тек­стов харак­те­рен осо­бый кон­цеп­ту­аль­ный фон, кото­рый выра­жа­ет­ся через такие кон­цеп­ты, как судь­ба, посвя­ще­ние, любовь, болезнь, биз­нес, день­ги. Про­цес­сы семан­ти­че­ской изо­то­пии, воз­ни­ка­ю­щие в дис­кур­се, вызы­ва­ют в дан­ных текстах изме­не­ние семан­ти­ки слов и кон­цеп­ту­аль­ных смыс­лов, выра­жа­е­мых фун­да­мен­таль­ны­ми фило­соф­ски­ми и рели­ги­оз­ны­ми поня­ти­я­ми (напри­мер: Бог, вера, посвя­ще­ние и т. п.). Как пра­ви­ло, этот про­цесс ведет в сто­ро­ну их деваль­ва­ции. Так, в доста­точ­но малом тек­сто­вом про­стран­стве праг­ма­ти­ка ситу­а­ции объ­еди­ня­ет транс­цен­дент­ные и быто­вые смыс­лы: алтай­ские маги и цели­те­ли… ведут кон­суль­та­тив­но-прак­ти­че­скую дея­тель­ность в круг­ло­су­точ­ном режи­ме, …состо­ит­ся посвя­ще­ние с пяти­де­ся­ти­про­цент­ной скид­кой в кана­лы в режи­ме св. Буд­ды, св. Мои­сея и св. Иису­са… Диа­гно­сти­ка кар­мы и биз­нес-про­гноз; Любов­ная, денеж­ная магия. 

Экс­плу­а­та­ция эзо­те­ри­че­ско­го зна­ния спо­соб­ству­ет насы­ще­нию эзо­те­ри­че­ской рекла­мы спе­ци­аль­ной тер­ми­но­ло­ги­ей: меди­та­ция, нуме­ро­ло­гия, аст­ро­ло­гия, реин­кар­на­ция, магия, мисти­ка, оккуль­тизм, спи­ри­ту­а­лизм, каб­ба­ла, тео­со­фия, антро­по­со­фия, кос­мо­энер­ге­ти­ка, био­энер­ге­ти­ка, руны, таро, экс­тра­сен­сы, меди­ум, чак­ры и др., что спо­соб­ству­ет созда­нию осо­бой мисти­че­ской тональ­но­сти тек­стов [Ново­же­но­ва 2016: 179]. 

Выбор слов и экви­ва­лент­ных им соче­та­ний явля­ет­ся наи­бо­лее осво­ен­ным язы­ко­вым инстру­мен­том рече­во­го воз­дей­ствия в дис­кур­се. «Назы­вать соци­аль­ные явле­ния — зна­чит вызы­вать их к жиз­ни», — писал в свое вре­мя извест­ный социо­лог Б. Бур­дье [Бур­дье 1993]. Имен­но через номи­на­цию явле­ний в тек­сте совре­мен­ные маги, цели­те­ли, кол­ду­ны пока­зы­ва­ют свою власть над дей­стви­тель­но­стью. Сле­дуя мисти­че­ской и эзо­те­ри­че­ской логи­ке, собы­тия реаль­ной жиз­ни, фик­си­ру­е­мые эзо­те­ри­че­ской рекла­мой, опре­де­ле­ны «нера­ци­о­наль­ны­ми» обсто­я­тель­ства­ми: сгла­зом, пси­хо­энер­ге­ти­кой, нега­тив­ным воз­дей­стви­ем, родо­вым про­кля­ти­ем и т. п. Убеж­да­ю­щая мани­пу­ля­ция про­яв­ля­ет­ся в созда­нии ком­му­ни­ка­тив­ных типа­жей, масок. Этой цели слу­жат име­на соб­ствен­ные (Габ­ри­э­ла, Гиа­цин­та, Жер­ме­на и т. п.), исполь­зо­ва­ние ста­тус­ных титу­лов и зва­ний (ака­де­мик ясно­ви­де­ния и цели­тель­ства, Магистр Выс­шей Магии Меж­ду­на­род­но­го клас­са, потом­ствен­ная кол­ду­нья, Сеньо­ри­та Гиа­цин­та и т. п.). 

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Гене­раль­ной когни­тив­ной стра­те­ги­ей, кото­рая осу­ществ­ля­ет­ся в подоб­но­го типа текстах, явля­ет­ся стра­те­гия онто­ло­ги­за­ции зна­ний, т. е. инте­гра­ция зна­ний адре­сан­та в модель мира адре­са­та. Она про­ис­хо­дит при помо­щи вари­а­тив­ной интер­пре­та­ции дей­стви­тель­но­сти [Бара­нов, Пар­шин 1986] и так­ти­ки навя­зы­ва­ния пре­суп­по­зи­ции. В конеч­ном резуль­та­те это может при­ве­сти к фор­ми­ро­ва­нию новой кар­ти­ны мира у адре­са­та, или, в слу­чае непри­я­тия пред­ла­га­е­мой интер­пре­та­ции дей­стви­тель­но­сти, созда­ет у него когни­тив­ный и позна­ва­тель­ный дис­со­нанс, т. е. может выра­бо­тать пози­тив­ное или нега­тив­ное отно­ше­ние у адре­са­та к пред­ме­ту сооб­ще­ния. 

Выво­ды. Тек­сты про­ана­ли­зи­ро­ван­ных двух жан­ров — горо­ско­па и эзо­те­ри­че­ской рекла­мы — сви­де­тель­ству­ют о фор­ми­ро­ва­нии в мас­сме­дий­ном про­стран­стве дис­кур­сив­ных фор­ма­ций, про­яв­ля­ю­щих соци­аль­ные прак­ти­ки, мен­таль­ные уста­нов­ки и ком­му­ни­ка­тив­ные потреб­но­сти совре­мен­но­го рос­сий­ско­го обще­ства. Эзо­те­ри­че­ская рекла­ма и горо­скоп явля­ют­ся спе­ци­фи­че­ски­ми жан­ра­ми, созда­ва­е­мы­ми на осно­ве осо­бой ком­му­ни­ка­тив­но-когни­тив­ной про­грам­мы, вклю­ча­ю­щей в себя ирра­ци­о­наль­ные мен­таль­ные уста­нов­ки и праг­ма­ти­ку мас­со­вой куль­ту­ры. Эта про­грам­ма обу­слов­ли­ва­ет целе­на­прав­лен­ный отбор рече­вых и язы­ко­вых средств, направ­лен­ный, в конеч­ном ито­ге, на изме­не­ния как инди­ви­ду­аль­но­го, так и обще­ствен­но­го созна­ния, или, в тер­ми­нах когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, кар­ти­ны мира адре­са­та.

Мож­но утвер­ждать, что в совре­мен­ном медиа­про­стран­стве укреп­ля­ет­ся эзо­те­ри­че­ский дис­курс, кото­рый исполь­зу­ет дости­же­ния совре­мен­ной инфор­ма­ци­он­ной инду­стрии, экс­плу­а­ти­ру­ет поло­же­ния и поня­тия рели­гии и фило­соф­ско-интел­лек­ту­аль­ных тече­ний, а так­же исполь­зу­ет при­е­мы, мето­ды и «иде­а­лы» мас­со­вой куль­ту­ры, демон­стри­руя рече­вую систем­ность в отбо­ре и каче­стве язы­ко­вых средств для созда­ния поряд­ка дис­кур­са. 

© Ново­же­но­ва З. Л., 2016

Аблеев, Сергей. Махатмы и этический гнозис: формирование идейно-философской традиции антропокосмизма. Тула: Проект ММ, 2006.

Бабаева Е. В. Тексты гороскопов как отражение социальных ценностей и норм // Массовая культура на рубеже XX–XXI веков: человек и его дискурс / под ред. Ю. А. Сорокина, М. Р. Желтухиной; РАН, Ин-т языкознания. М.: Азбуковник, 2003. С. 212–220.

Баранов А. Н., Паршин П. Б. Языковые механизмы вариативной интерпретации действительности как средство воздействия на сознание // Роль языка в средствах массовой коммуникации. М.: ИНИОН, 1986.

Барт, Ролан. Мифологии: пер. с фр. М.: Изд-во Сабашниковых, 2000.

Бурдье, Пьер. Социология политики: пер. с фр. М.: Socio-Logos, 1993.

Ворожбитова А. А., Романенко Л. Л. Эзотерический дискурс-ансамбль в системе дискурсивных процессов гносеологически ориентированной коммуникации российского социокультурно-образовательного пространства // Изв. Сочин. гос. ун-та. 2013. № 3 (26). С. 189–193. 

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М.: Гнозис, 2004.

Карпова О. В. Астрологический прогноз как жанр массовой литературы: образ читателя-потребителя // Филология в системе современного университетского образования: матер. науч. конф. Вып. 7. М.: Ун-т рос. акад. образ., Фмлол. ф-т, 2004. С. 352–254. 

Кузьминская С. И. Некоторые характеристики эзотерического дискурса // Universum: филология и искусствоведение: электрон. науч. журн. 2014. № 7(9). URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/1455. 

Лункин Р. Н. Новые религиозные движения в России: христианство и постхристианство в зеркале новых богов и пророков // Двадцать лет религиозной свободы в России / под ред. А. В. Малашенко, С. Б. Филатова; Моск. Центр Карнеги. М.: Рос. полит. энцикл., 2009. С. 329–394. 

Массовая культура: учеб. пособие / К. З. Акопян, А. В. Захаров, С. Я. Кагарлицкая и др. М.: Альфа-М, ИНФРА-М, 2004.

Мишланов В. А. Молитва как речевой жанр // Прямая и непрямая коммуникация: сб. науч. ст. / под ред. В. В. Дементьева. Саратов: Колледж, 2003. С. 290–302. 

Мишланов В. А., Худякова Е. С. О жанровой специфике текстов церковно-религиозного стиля // Филологические заметки. Вып. 2008. Ч. 2. Речеведение и лингводидактика. URL: http://philologicalstudies.org/dokumenti/2008/.

Новоженова З. Модальность и тональность в эзотеричсеком тексте // Категория модальности в речевой коммуникации: сб. науч. тр. / под ред. И. Ю. Куксы. Калининград: Изд-во Балт. федерал. ун-та им. И. Канта, 2016. С. 174–180.

Паршин П. Б. Речевое воздействие // Единая коллекция ЦОР. 2006–2016. ФГАУ ГНИИ ИТТ «Информика». URL: http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/4be4c290-3db5-c4ef-05a5-6aac5078c5b3/1009689A.htm.

Пелипенко А. А., Хачатурян В. М. Когнитивные истоки «магического Ренессанса» // Человек. 2009. № 3. С. 35–44. 

Розанова Н. Н. Сфера религиозной коммуникации: храмовая проповедь // Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация / под ред. Л. П. Крысина; РАН им. В. В. Виноградова. М.: Языки слав. культуры, 2003. С. 343–363. 

Сурков Д. В. Мистический текст как результат рационализации мистического опыта // Философские науки: омск. науч. вестн. 2012. № 4(111). С. 152–155. 

Социология: энциклопедия / сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелькин и др. Минск: Книж. дом, 2003.

Философский энциклопедический словарь / гл. ред.: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. М.: Сов. энцикл., 2010.

Чешко В. Ф., Иваницкая Л. В., Глазко В. И. Постиндустриальная наука ХХI века — рационализм versus иррационализм: эволюционно-философский аспект // Вестн. Рос. акад. естеств. наук. 2011. № 3. С. 68–77. 

Nowożenowa Z. Стили, жанры и дискурсы в коммуникативно-речевом пространстве современной России: иррациональный дискурс // Odmiany i style współczesnego jezyka polskiego i rosyjskiego. Katowice: Ofic. Wyd. Wacław Walasek, 2013. S. 53–78. 

Ableev S. R. Mahatm's and ethical gnosis: formation of ideological and philosophical tradition anthropocosmism [Makhatmy i eticheskiygnozis: formirovaniye ideyno-filosofskoy traditsii antropokosmizma]. Tula, 2006.

Babaeva E. V. Texts of horoscopes as a reflection of social values and norms [Teksty goroskopov kak otrazhenie social'nyh tsennostej i norm] // Mass culture at the turn of XX–XXI centuries: man and his discourse [Massovaya kultura na rubezhe XX–XXI: chelovek i ego diskurs] / ed. by Y. A. Sorokin, M. R. Zheltukhina; RAS, Institute of Linguistics. Moscow, 2003. P. 212–220.

Baranov A. N., Parshin P. B. Linguistic mechanisms of various interpretation of the reality as a means of affecting consciousness [Yazykovye mekhanizmy variativnoj interpretacii dejstvitel'nosti kak sredstvo vozdejstviya na soznanie] // Language role in communication media [Rol’ yazyka v sredstvah massovoi kommunikatsii]. Moscow: INION, 1986.

Bart R. Mythology [Mifologii]. Moscow, 2000.

Burd'e P. Sociology of Politics [Sotziologiya politiki]. Moscow: Socio-Logos, 1993. 

Cheshko V. F., Ivanitskaya L. V., Glazko V. I. Post-industrial science of XXI century — rationalism versus irrationalism: evolutionary and philosophical aspect [Postindustrial'naya nauka ХХI veka: ratsionalizm versus irratsionalizm: evolyutsionno-filosofskij aspekt] // Bul. of the Rus. Acad. of Natural Sci. [Vestn. Ros. akad. jestestv. nauk]. 2011. No. 3. P. 68–77.

Karasik V. I. Linguistic Circle: Personality, concepts, discourse [Yazyikovoy krug: lichnost, kontseptyi, diskurs]. Moscow: Gnosis, 2004.

Karpova O. V. Astrological forecast as a genre of mass literature: image of a reader-consumer [Astrologicheskij prognoz kak zhanr massovoj literatury: obraz chitatelya-potrebitelya] // Philology in the system of modern university education [Philologiya v systeme sovremennogo universitetskogo obrazovaniya]. 2004. Vol. 7. P. 352–254.

Kuzminskaya S. I. Some characteristics of esoteric discourse [Nekotorye harakteristiki ehzotericheskogo diskursa] // Universum: Philology and art criticism: electronic scientific journal [Universum: Filologiya I iskusstvovedeniye: elektronnii nauchnii zhurnal]. 2014. No. 7(9). URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/1455.

Lunkin R. N. New religious movements in Russia: Christianity and post-Christianity in the mirror of new gods and prophets [Novye religioznye dvizheniya v Rossii: hristianstvo i posthristianstvo v zerkale novyh bogov i prorokov] // Twenty years of religious freedom in Russia [Dvadtsat’ let religioznoi svobodi v Rossii] / Moscow Carnegie Center. Moscow: Ros. polit. entsikl., 2009.

Mass culture [Massovaja kul’tura: utcheb. posobije] / K. Z. Akopyan et al. Moscow, 2004.

Mishlanov V. A. Prayer as a speech genre [Molitva kak rechevoyzhanr] // Direct and indirect communication [Pryamaya i nepryamaya kommunikatsiya] / ed. by V. V. Dementiev. Saratov: College, 2003.

Mishlanov V. A., Khudyakova E. S. On genre specificities of church-religious texts' style [O zhanrovoj specifike tekstov tserkovno-religioznogo stilya] // Philological notes [Filologicheskiye zametki]. Is. 2008. Pt 2. URL: http://philologicalstudies.org/dokumenti/2008/1.pdf.

Novozhenova Z. Modality and tonality in the esoteric text [Modal'nost' i tonal'nost' v ezoterichsekom tekste] // Category of modality in speech communication: proceedings [Kategoriya modal’nosti v rechevoi kommunikatsii] / ed. by I. Y. Kuksa. Kaliningrad, 2016. P. 174–180.

Nowożenowa Z. Styles, genres and discourses in speech and communication environment of modern Russia: irrational discourse [Stili, zhanry i diskursy v kommunikativno-rechevom prostranstve sovremennoj Rossii: irracional'nyj diskurs] // Odmiany i style współczesnego jezyka polskiego i rosyjskiego. Katowice: Ofic. Wyd. Wacław Walasek, 2013. S. 53–78. 

Parshin P. B. Speech influence [Rechevoe vozdejstviye] // Unified collection of digital educational resources 2006–2016 FSSI GosNII ITT “Informika” [Yedinaya kollektsiya TER 2006–2016 FGAU GNII ITT «Informika»]. URL: http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/4be4c290-3db5-c4ef-05a5-6aac5078c5b3/1009689A.htm. 

Pelipenko A. A., Hachaturyan V. M. The cognitive origins of the “magic in the Renaissance” [Kognitivnye istoki «magicheskogo Renessansa»] // Human [Chelovek]. 2009. No. 3. P. 35–44.

Philosophical Encyclopedic Dictionary [Filosofskiy entsiklopedicheskiy slovar] / ed. L. F. Ilicheva, P. N. Fedoseyev, S. M. Kovalev, V. G. Panov. Moscow, 2010.

Rozanova N.N. Scope of religious communication: temple sermon [Sfera religioznoy kommunikatsii: hramovaya propoved’] // Modern Russian language: social and functional differentiation [Sovremennyiy russkiy yazyik: sotsialnaya i funktsionalnaya differentsiatsiya] / ed. by L. P. Krysin; RAN them V. V. Vinogradov. Moscow, 2003. 

Sociology: an Encyclopedia [Sotsiologiya: Entsiklopediya] // A. A. Gritsanov, V. L. Abushenko, G. M. Evelkin et al. Minsk, 2003.

Surkov D. V. The mystical text as a result of rationalization of mystical experience [Misticheskij tekst kak rezul'tat ratsionalizatsii misticheskogo opyta] // Philosophical sciences: Omsk Sci. Bul. [Filosofskiye nauki]. 2012. No. 4(111). P. 152–155.

Vorozhbitova A. A., Romanenko L. L. Esoteric discourse-ensemble in the system of discursive processes of gnosiological-oriented communication of Russian socio-cultural and educational environment [Ezotericheskiy diskurs-ansambl' v sisteme diskursivnykh protsessov gnoseologicheski oriyentirovannoy kommunikatsii rossiiyskogo sotsiokul'turno-obrazovatel'nogo prostranstva] // Sochi State Univ. Sci. Bul. [Izv. sochin. gos. un-ta]. 2013. No. 3. P. 189–193.