Пятница, Март 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

К ВОПРОСУ О РОЛИ ПРОЗВИЩНОЙ НОМИНАЦИИ В СОЗДАНИИ ОБРАЗА ПОЛИТИКА

В статье исследуется роль прозвищ в создании имиджа политика. Исследование проведено на материале прозвищ, которые были даны американскому бизнесмену и политическому деятелю Дональду Трампу. Изучены мотивационные признаки прозвищ, лежащие в основе номинации, способы словообразования и стилистические приемы, создающие экспрессивно-оценочный потенциал прозвищ. Сравнение современных прозвищ с прозвищами политиков прошлого выявило преобладающую тенденцию к созданию в прессе многочисленных пейоративных единиц вторичной номинации. Исследование также показало, что один и тот же признак может служить основанием создания противоположных по знаку оценки полионимических прозвищ, которые создают два различных образа. Сделан вывод о том, что референтная закрепленность определенных признаков за эпонимом путем создания многочисленных полионимов является фактором формирования образа политика.

THE ROLE OF NICKNAMING PRACTICES IN CREATING THE IMAGE OF A POLITICIAN 

This article examines the role of nicknames in creating the image of a politician. The research was conducted on the material of the nicknames that were given to an American businessman and politician Donald Trump. The sources of nicknaming and motivational criteria were studied, as well as the derivational patterns and stylistic devices that create an affective and emotional meaning of the nicknames. Comparison of modern nicknames with nicknames of politicians of the past revealed a predominant tendency of mass media to create numerous pejorative units of secondary nomination. The study also showed that the same feature can underlie nicknames with the opposite evaluative meanings, thus aiming to construct two polar images. It is concluded that creation of numerous synonymic nicknames that highlight certain features, real or ascribed to a politician, is used by mass media to form a desired politician’s public image.

Татьяна Александровна Ненашева, кандидат филологических наук, доцент департамента прикладной лингвистики и иностранных языков факультета гуманитарных наук национального исследовательского университета Высшая школа экономики, Нижегородский филиал НИУ ВШЭ 

E-mail: tnenasheva@hse.ru

Эдита Николаевна Меркулова, кандидат филологических наук, доцент департамента литературы и межкультурной коммуникации факультета гуманитарных наук национального исследовательского университета Высшая школа экономики, Нижегородский филиал НИУ ВШЭ 

E-mail: emerkulova@hse.ru

Tat’jana Aeksandrvna Nenasheva, Candidate of Philology, Associate Professor of the Applied Linguistics and Foreign Languages Department, Faculty of Humanities, National Research University Higher School of Economics, Nizhny Novgorod branch 

E-mail: tnenasheva@hse.ru

Edita Nikolaevna Merkulova, Candidate of Philology, Associate Professor of the Literature and Intercultural Communication Department, Faculty of Humanities, National Research University Higher School of Economics, Nizhny Novgorod branch 

E-mail: emerkulova@hse.ru

Ненашева Т. А., Меркулова Э. Н. К вопросу о роли прозвищной номинации в создании образа политика // Медиалингвистика. 2016. № 4 (14). С. 70–80. URL: https://medialing.ru/k-voprosu-o-roli-prozvishchnoj-nominacii-v-sozdanii-obraza-politika/ (дата обращения: 22.03.2019).

Nenasheva T. A., Merkulova E. N. The role of nicknaming practices in creating the image of a politician. Media Linguistics, 2016, No. 4 (14), pp. 70–80. Available at: https://medialing.ru/k-voprosu-o-roli-prozvishchnoj-nominacii-v-sozdanii-obraza-politika/ (accessed: 22.03.2019). (In Russian)

УДК 811.111 
ББК 81. 373.2 
ГРНТИ 16.21.27 
КОД ВАК 10.02.04

Поста­нов­ка про­бле­мы. Для аме­ри­кан­ской линг­во­куль­ту­ры все­гда было харак­тер­но широ­кое рас­про­стра­не­ние про­звищ пуб­лич­ных лиц и преж­де все­го про­звищ поли­ти­ков. Про­хо­дя­щая в насто­я­щее вре­мя пред­вы­бор­ная кам­па­ния спо­соб­ству­ет акти­ви­за­ции это­го про­цес­са. Один из глав­ных участ­ни­ков кам­па­нии Дональд Трамп изве­стен сво­ей мане­рой давать про­зви­ща кон­ку­рен­там по пред­вы­бор­ной борь­бе. Поли­ти­ки, став­шие мише­нью Трам­па, отве­ча­ют ему тем же. Быст­ро вклю­чи­лась в игру прес­са, жур­на­ли­сты изоб­ре­та­ют все новые хлест­кие эпи­те­ты, харак­те­ри­зу­ю­щие кан­ди­да­та, и вот уже в Интер­не­те под заго­лов­ка­ми “Donald Trump’s nicknames”, “Donald Trump’s Top 20 nicknames” пред­став­ле­ны спис­ки, содер­жа­щие огром­ное коли­че­ство про­звищ­ных име­но­ва­ний поли­ти­ка, все­го более 300 поли­о­ни­мов. Такое оби­лие про­звищ вызы­ва­ет зако­но­мер­ный вопрос: зачем? Ведь даже у А. Лин­коль­на, одно­го из самых попу­ляр­ных пре­зи­ден­тов за всю исто­рию США, сло­варь К. Сифа­ки­са зафик­си­ро­вал все­го два­дцать семь про­звищ [Sifakis 1984]. Л. Шэд­дик счи­та­ет, что в поло­жи­тель­ной реак­ции изби­ра­те­лей на про­зви­ща про­яв­ля­ет­ся их под­со­зна­тель­ное жела­ние клас­си­фи­ци­ро­вать и накле­и­вать ярлы­ки для того, что­бы вне­сти бо́льшую ясность в ситу­а­цию и облег­чить при­ня­тие реше­ния в изби­ра­тель­ной кам­па­нии [Shaddick 2016]. В насто­я­щей ста­тье выдви­га­ет­ся гипо­те­за о том, что мно­го­чис­лен­ные поли­о­ни­мы, в том чис­ле про­зви­ща-сино­ни­мы, акту­а­ли­зи­ру­ю­щие те или иные при­зна­ки эпо­ни­ма, целе­на­прав­лен­но созда­ют­ся сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции с целью фор­ми­ро­ва­ния опре­де­лен­но­го обра­за поли­ти­ка. 

Исто­рия вопро­са. В совре­мен­ной оте-чествен­ной оно­ма­сти­ке тра­ди­ци­он­но пони­ма­ние про­зви­ща в соот­вет­ствии с извест­ным опре­де­ле­ни­ем Н. В. Подоль­ской: «Про­зви­ще — вид антро­по­ни­ма. Допол­ни­тель­ное имя, дан­ное чело­ве­ку окру­жа­ю­щи­ми людь­ми в соот­вет­ствии с его харак­тер­ной чер­той, сопут­ству­ю­щим его жиз­ни обсто­я­тель­ством или какой-либо ана­ло­гии» [Подоль­ская 1978]. Х. Валь­тер и В. М. Мок­и­ен­ко в пре­ди­сло­вии к сло­ва­рю про­звищ опре­де­ля­ют про­зви­ще как «назва­ние, дан­ное чело­ве­ку поми­мо его име­ни и содер­жа­щее в себе ука­за­ние на какую-либо замет­ную чер­ту харак­те­ра, наруж­но­сти, дея­тель­но­сти дан­но­го лица» [Валь­тер, Мок­и­ен­ко 2007]. 

Вни­ма­ние линг­ви­стов, обра­ща­ю­щих­ся к семан­ти­ке про­зви­ща, в основ­ном сосре­до­то­че­но на их дескрип­тив­ной функ­ции, спо­соб­но­сти харак­те­ри­зо­вать инди­ви­да. Одна­ко дру­гая сто­ро­на про­зви­ща, а имен­но то, что оно явля­ет­ся еди­нич­ным (соб­ствен­ным) име­нем и обла­да­ет его свой­ства­ми в пол­ной мере, обыч­но отхо­дит на вто­рой план. Меж­ду тем имен­но при­зна­ки соб­ствен­но­го име­ни [Линг­ви­сти­че­ский… 1990: 473] поз­во­ля­ют отли­чить про­зви­ща от сво­бод­ных пери­фра­сти­че­ских соче­та­ний: в отли­чие от опи­са­ния, про­зви­ще гаран­ти­ру­ет зна­чи­мую иден­ти­фи­ка­цию лица [Leslie, Skipper 1990: 275–276]. Кро­ме того, как извест­но, соб­ствен­ное имя, в отли­чие от нари­ца­тель­но­го, вна­ча­ле при­сва­и­ва­ет­ся опре­де­лен­но­му инди­ви­ду. Акт наре­че­ния име­нем все­гда пред­ше­ству­ет исполь­зо­ва­нию это­го име­ни. Наре­че­ние име­нем может быть обду­ман­ным или спон­тан­ным, но оно все­гда име­ет место [Algeo 1973: 75]. Функ­ци­о­ни­руя в опре­де­лен­ных груп­пах, про­зви­ща преж­де все­го выпол­ня­ют рефе­рент­ную функ­цию. Иссле­до­ва­тель пуб­лич­ных про­звищ пре­зи­ден­тов А. Н. Глад­ко­ва ука­зы­ва­ет на важ­ность кри­те­рия узна­ва­е­мо­сти со сто­ро­ны чле­нов обще­ства [Gladkova 2003]. Итак, пол­но­цен­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние пуб­лич­но­го про­зви­ща как номи­на­тив­ной еди­ни­цы воз­мож­но толь­ко при одно­знач­ной рефе­рент­ной отне­сен­но­сти про­зви­ща с его носи­те­лем в рам­ках все­го соци­у­ма. В насто­я­щей рабо­те при­мем сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние пуб­лич­но­го про­зви­ща: пуб­лич­ное про­зви­ще — допол­ни­тель­ное неофи­ци­аль­ное имя извест­но­го лица, дан­ное в соот­вет­ствии с харак­тер­ной чер­той или собы­ти­ем, узна­ва­е­мое чле­на­ми соци­у­ма и исполь­зу­ю­ще­е­ся ими для име­но­ва­ния.

Пуб­лич­ные про­зви­ща слу­жат сред­ством кос­вен­ной номи­на­ции. Обыч­но они обра­зо­ва­ны из ком­по­нен­тов с про­зрач­ной внут­рен­ней фор­мой, каж­дый из кото­рых может функ­ци­о­ни­ро­вать в язы­ке как общее имя. Зна­че­ние про­зви­ща, одна­ко, не сво­дит­ся к сум­ме зна­че­ний его ком­по­нен­тов, а обу­слов­ле­но, в первую оче­редь, при­зна­ка­ми эпо­ни­ма. Про­зви­ща явля­ют­ся сво­е­го рода «дето­на­то­ра­ми», про­буж­да­ю­щи­ми всю име­ю­щу­ю­ся у носи­те­ля язы­ка инфор­ма­цию об объ­ек­те номи­на­ции. Воз­ни­ка­ю­щие ассо­ци­а­ции зави­сят от лич­но­го инфор­ма­ци­он­но­го фон­да реци­пи­ен­та. Фоно­вые зна­ния ком­му­ни­кан­тов могут рас­ши­рять, обоб­щать или, наобо­рот, кон­кре­ти­зи­ро­вать зафик­си­ро­ван­ный про­зви­щем при­знак. Так, за про­зви­щем Т. Рузвель­та Sphynx сто­ит вполне кон­крет­ный намек на его неже­ла­ние сооб­щить, будет ли он бал­ло­ти­ро­вать­ся на вто­рой срок, а не харак­те­ри­сти­ка его мол­ча­ли­во­сти вооб­ще, как мож­но было бы пред­по­ло­жить, исхо­дя из зна­че­ния нари­ца­тель­ной антро­по­лек­се­мы.

Харак­те­ри­зуя инди­ви­да, про­зви­ща одно­вре­мен­но оце­ни­ва­ют его. Оце­ноч­ность зало­же­на в самой при­ро­де про­звищ, так как «почти любой при­знак лица пред­по­ла­га­ет оцен­ку» [Вольф 1985: 29]. Поэто­му в семан­ти­ке про­зви­ща обя­за­тель­но содер­жит­ся оце­ноч­ная сема поло­жи­тель­ной или отри­ца­тель­ной оцен­ки. Знак оцен­ки скла­ды­ва­ет­ся на осно­ве соб­ствен­ных при­зна­ков объ­ек­тов, но через приз­му отно­ше­ния к ним рефе­рен­тов. Оце­ноч­ный и дескрип­тив­ный аспек­ты зна­че­ния тес­но свя­за­ны, сов­ме­ще­ны в язы­ко­вой еди­ни­це. Иссле­до­ва­те­ли оце­ноч­но­го зна­че­ния отме­ча­ют слож­ное вза­и­мо­дей­ствие субъ­ек­тив­ных и объ­ек­тив­ных свойств в оце­ноч­ных струк­ту­рах, труд­ность диф­фе­рен­ци­а­ции соб­ствен­ных свойств объ­ек­та и при­зна­ков, кото­рые им при­пи­сы­ва­ет субъ­ект оцен­ки.

В соот­вет­ствии с резуль­та­та­ми иссле­до­ва­ний линг­ви­сти­че­ских средств выра­же­ния оцен­ки (В. И. Шахов­ский, Е. М. Вольф, Т. А. Кули­ги­на, С. С. Хиде­кель и Г. Г. Кошель, В. Н. Телия и др.) к ним отно­сят­ся сле­ду­ю­щие: исполь­зо­ва­ние соб­ствен­но оце­ноч­ной лек­си­ки и эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ных слов, оце­ноч­ных и эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ных суф­фик­сов и пре­фик­сов; упо­треб­ле­ние дескрип­тив­но-оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных и суще­стви­тель­ных; исполь­зо­ва­ние сти­ли­сти­че­ски мар­ки­ро­ван­ных еди­ниц. При­ме­ни­тель­но к про­звищ­ным антро­по­ни­мам нами был пред­ло­жен [Нена­ше­ва 2012] еще один фак­тор оце­ноч­но­сти: апел­ля­ция к фоно­вым зна­ни­ям рефе­рен­та, рас­смат­ри­ва­е­мая как част­ный слу­чай социо­линг­ви­сти­че­ской обу­слов­лен­но­сти оцен­ки.

Важ­ным для изу­че­ния осо­бен­но­стей семан­ти­ки пуб­лич­ных про­звищ пред­став­ля­ет­ся заме­ча­ние о том, что само исполь­зо­ва­ние каких-либо при­зна­ков эпо­ни­ма в про­зви­щах ока­зы­ва­ет вли­я­ние на ста­тус этих при­зна­ков [Walton, Banaji 2004]. Посколь­ку про­зви­ще как линг­ви­сти­че­ская фор­ма пред­по­ла­га­ет упо­треб­ле­ние суще­ствен­ных при­зна­ков объ­ек­та, то исполь­зо­ва­ние любо­го при­зна­ка в про­зви­ще застав­ля­ет поль­зо­ва­те­лей язы­ка пред­по­ло­жить, что это свой­ство явля­ет­ся харак­тер­ным для эпо­ни­ма, силь­ным и устой­чи­вым при­зна­ком. Как спра­вед­ли­во отме­ча­ет С. Ван­гу­ри, «подоб­но тому как язык созда­ет нашу реаль­ность, име­на созда­ют сво­их носи­те­лей» [Vanguri 2016].

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Срав­ни­тель­ный ана­лиз совре­мен­ных про­звищ и про­звищ XX–XXI вв. на осно­ве моти­ва­ци­он­ных при­зна­ков пока­зал, что основ­ные моде­ли про­звищ­ной номи­на­ции оста­ют­ся преж­ни­ми: имя и фами­лия, осо­бен­но­сти внеш­но­сти, чер­ты харак­те­ра, осо­бен­но­сти пове­де­ния, при­выч­ки. 

Про­зви­ща Д. Трам­па на осно­ве име­ни или фами­лии состав­ля­ют самую мно­го­чис­лен­ную груп­пу и предо­став­ля­ют мно­го­об­раз­ные при­ме­ры рече­твор­че­ства: от про­сто­го про­зви­ща на осно­ве лич­но­го име­ни The Donald и вполне пред­ска­зу­е­мо­го Donald Duck к про­зви­щам, содер­жа­щим аллю­зии на чер­ты харак­те­ра кан­ди­да­та: ребяч­ли­вость и несе­рьез­ность — Donnybaby, Donnyboy, актив­ность и любовь к шоу — Donnybrook (donnybrook — шум­ное сбо­ри­ще), немец­кое про­ис­хож­де­ние — The Donaldmeister. Все про­зви­ща с исполь­зо­ва­ни­ем ком­по­нен­та Donny име­ют пей­о­ра­тив­ное оце­ноч­ное зна­че­ние: как отме­ча­ет А. Н. Глад­ко­ва, про­зви­ща поли­ти­ков, обра­зо­ван­ные от умень­ши­тель­ных форм лич­но­го име­ни с исполь­зо­ва­ни­ем суф­фик­сов -y и -ie, име­ют неодоб­ри­тель­ную окрас­ку), посколь­ку кон­но­ти­ру­ют «дет­скость», а ребяч­ли­вое пове­де­ние не подо­ба­ет поли­ти­ку [Глад­ко­ва 2003]. Обра­зо­ва­ние отфа­миль­ных про­звищ про­ис­хо­дит путем сло­во­об­ра­зо­ва­тель­но­го при­е­ма лек­си­че­ской кон­та­ми­на­ции — изме­не­ния фами­лии по моде­ли дру­го­го сло­ва: Trumpinator (от terminator), Trumpmeister (от meister), Trumpamaniac (от maniac), Trumpastrophie (от catastrophie), Trumpocalypse (от apocalypse), Trumpenstein (от Frankenstein). Про­зви­ще Trumpletoes обра­зо­ва­но путем кон­та­ми­на­ции гла­го­ла trample (топ­тать) и иди­о­мы to tread on one’s toes (заде­вать чув­ства, насту­пать на боль­ную мозоль). Оче­вид­но, что про­зви­ще дано из-за мане­ры Трам­па оскорб­лять и уни­жать сво­их поли­ти­че­ских оппо­нен­тов, и не толь­ко их. Встре­ча­ют­ся про­зви­ща, исполь­зу­ю­щие сти­ли­сти­че­ский при­ем калам­бу­ра, напри­мер, Humpty Trumpty (от Humpty Dumpty). В осно­ве про­зви­ща Trump of Doom тоже лежит калам­бур, аллю­зия на назва­ние кни­ги Р. Желяз­ны Trumps of Doom, а так­же на trumpets of doom (тру­бы Апо­ка­лип­си­са). Про­зви­ще Tricky Trump созда­но по ана­ло­гии с извест­ным про­зви­щем Р. Ник­со­на Tricky Dicky. Про­зви­ще не толь­ко харак­те­ри­зу­ет поли­ти­ка как «лов­ка­ча», «хит­ре­ца», но и про­во­дит парал­лель меж­ду пове­де­ни­ем Д. Трам­па и Р. Ник­со­на в пред­вы­бор­ной кам­па­нии. Как извест­но, послед­ний полу­чил свое про­зви­ще во вре­мя кам­па­нии 1950 г. по выбо­рам в сенат за уме­лую игру на анти­ком­му­ни­сти­че­ских настро­е­ни­ях изби­ра­те­лей. В част­но­сти, в поли­ти­че­ских деба­тах Ник­сон без­осно­ва­тель­но обви­нил свою сопер­ни­цу в сим­па­ти­ях к ком­му­ни­стам, что яви­лось одним из фак­то­ров его после­ду­ю­щей побе­ды на выбо­рах. Абсо­лют­ное боль­шин­ство про­звищ этой груп­пы име­ет деро­га­тив­ное оце­ноч­ное зна­че­ние. Даже ней­траль­ное на пер­вый взгляд про­зви­ще The Donald носит насмеш­ли­вый харак­тер бла­го­да­ря содер­жа­щей­ся в нем аллю­зии на без­гра­мот­ное упо­треб­ле­ние име­ни супру­гой поли­ти­ка Ива­ной Трамп, для кото­рой англий­ский не явля­ет­ся род­ным язы­ком. «Когда кто-то про­из­но­сит его [про­зви­ще] вслух, мы прак­ти­че­ски ощу­ща­ем, что оно заклю­че­но в иро­ни­че­ские кавыч­ки» [Argetsinger 2015]. 

Сле­ду­ю­щей по чис­лен­но­сти еди­ниц явля­ет­ся груп­па про­звищ, в осно­ве кото­рых лежат осо­бен­но­сти внеш­но­сти поли­ти­ка. Внеш­ность чело­ве­ка все­гда слу­жи­ла одним из основ­ных моти­ва­ци­он­ных при­зна­ков при созда­нии про­звищ. Сто­ит отме­тить, что наи­бо­лее рез­кие пей­о­ра­тив­ные кон­но­та­ции воз­ни­ка­ют у про­звищ, в осно­ве кото­рых лежит физи­че­ский недо­ста­ток. При­чи­ны это­го явле­ния не име­ют линг­ви­сти­че­ской осно­вы и свя­за­ны с пси­хо­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми лич­но­сти, все­гда ост­ро вос­при­ни­ма­ю­щей при­вле­че­ние обще­ствен­но­го вни­ма­ния к недо­стат­кам внеш­но­сти. Так, извест­но, что зна­ме­ни­тый ганг­стер Аль Капоне очень болез­нен­но отно­сил­ся к упо­треб­ле­нию в прес­се сво­е­го про­зви­ща Scarface (Лицо со шра­мом) и в 1922 г. даже обра­щал­ся к изда­те­лю газе­ты “Evening American” с про­те­стом по это­му пово­ду. Томас Люче­зе, один из глав­ных мафи­о­зи Аме­ри­ки, извест­ный как Three Finger Brown, запре­тил обра­щать­ся к себе по про­зви­щу, достиг­нув высо­ко­го поло­же­ния в клане [Нена­ше­ва 2012]. Про­зви­ща, моти­ви­ро­ван­ные харак­тер­ны­ми осо­бен­но­стя­ми внеш­но­сти, выде­ля­ю­щи­ми чело­ве­ка, не явля­ясь серьез­ны­ми недо­стат­ка­ми, так­же могут кон­но­ти­ро­вать сему отри­ца­тель­ной оцен­ки. Высо­кий или малень­кий рост, худо­ба, пол­но­та, рыжие воло­сы — эти при­зна­ки извест­но­го откло­не­ния от нор­мы чаще все­го слу­жат объ­ек­том насме­шек.

Внеш­ность Д. Трам­па, в осо­бен­но­сти его воло­сы и руки, поро­ди­ла огром­ное коли­че­ство про­звищ. Воло­сы кан­ди­да­та дав­но слу­жат мише­нью для его недоб­ро­же­ла­те­лей, и бла­го­да­ря их ста­ра­ни­ям эта тема уже ста­ла интер­нет-мемом. «Зна­ме­ни­тый начес стал объ­ек­том бес­чис­лен­ных при­ко­лов, фото­жаб, флеш­мо­бов, игр в Сети, паро­дий и шуток на ТВ, жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний в прес­се» [Чер­ных 2016]. Неуди­ви­тель­но, что про­зви­ща, в зна­че­нии кото­рых в том или ином виде содер­жит­ся намек на воло­сы, пред­став­ля­ют наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ную груп­пу после про­звищ с исполь­зо­ва­ни­ем име­ни или фами­лии. Orange Man, Orange Julius (от Julius Caesar), Don of Orange, Orange Knight, Slimy Orange Hair Ball (slimy — про­тив­ный, отвра­ти­тель­ный), Panda Hair, Screaming Carrot Demon, The Orange Hairball of Fear, Deeply Disturbed Fuzzy Orange, Orange Bozo (bozo — тип, иди­от), Tangerine-Tinted Trash-Can Fire, Orange Slug, Don of Orange, Orange Agent, Golden Wrecking Ball, The Great Orange Hairball of Death and Destruction, Captain Crunch (гото­вые зав­тра­ки на осно­ве куку­ру­зы и овса жел­то­ва­то-оран­же­во­го цве­та). В ряде про­звищ содер­жат­ся сло­ва «тык­ва», «куку­ру­за», «чипс»: Butternut Squash (butternut squash — сорт тык­вы гру­ше­вид­ной фор­мы и корич­не­ва­то-жел­то­го цве­та с ярко-оран­же­вой мяко­тью), Cheeto, The Big Cheeto, The Angry Cheeto, The Human Corncob (от corncob — стер­жень, серд­це­ви­на куку­руз­но­го почат­ка). Оче­ви­ден оскор­би­тель­но-насмеш­ли­вый харак­тер этих про­звищ. 

Мно­го­чис­лен­ны про­зви­ща Д. Трам­па, в кото­рых моти­ва­ци­он­ным при­зна­ком явля­ют­ся руки поли­ти­ка. Эти про­зви­ща отли­ча­ют­ся высо­кой сте­пе­нью экс­прес­сив­но­сти и эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия, кото­рая ста­но­вит­ся оче­вид­ной толь­ко с при­вле­че­ни­ем социо­линг­ви­сти­че­ской инфор­ма­ции. Напом­ним, что один из оппо­нен­тов кан­ди­да­та, Мар­ко Рубио, в ответ на полу­чен­ное им про­зви­ще Little Marco назвал Трам­па Little Hands. Вокруг это­го, каза­лось бы, совер­шен­но ничтож­но­го выпа­да Мар­ко Рубио в США разыг­ра­лась целая кам­па­ния, появи­лось мно­же­ство ста­тей в прес­се, дело закон­чи­лось изме­ре­ни­ем руки Трам­па в музее вос­ко­вых фигур. В ско­ром вре­ме­ни в прес­се появи­лись про­зви­ща: Tiny Hands Trump, Baby Fingers Trump, Stubby Fingers Trump (stubby — корот­кий, похо­жий на обру­бок, от stub — пень, огры­зок, коре­шок), The Tiny Fisted Emperor. Их пей­о­ра­тив­ное зна­че­ние уси­ле­но с помо­щью более выра­зи­тель­ных сино­ни­мов при­ла­га­тель­но­го small — tiny, кон­тек­сту­аль­ных сино­ни­мов baby и stubby, а так­же путем исполь­зо­ва­ния при­е­ма анти­те­зы, где иро­ния дости­га­ет­ся бла­го­да­ря кон­трасту обра­за импе­ра­то­ра, обыч­но вызы­ва­ю­ще­го ассо­ци­а­ции ‘вели­кий’, и эпи­те­та tiny fisted.

Про­зви­ща, моти­ви­ро­ван­ные осо­бен­но­стя­ми пове­де­ния кан­ди­да­та, так­же созда­ют обшир­ную груп­пу. Ребяч­ли­вое пове­де­ние Д. Трам­па, его зади­ри­стость и при­выч­ка давать обид­ные про­зви­ща послу­жи­ли осно­ва­ни­ем к созда­нию целой серии про­звищ, кон­но­ти­ру­ю­щих сему ‘ребе­нок, маль­чиш­ка’. Эта сема может быть пред­став­ле­на как экс­пли­цит­но (Man-Baby, 70-year-Old Toddler), так и импли­цит­но (Trumpster). Про­зви­ще Trumpster обра­зо­ва­но спо­со­бом кон­та­ми­на­ции, или теле­ско­пии (Trump + youngster). Доволь­но мно­го­чис­лен­ны про­зви­ща, в кото­рых поми­мо семы ‘ребе­нок’ оце­ноч­ное зна­че­ние созда­ет­ся путем исполь­зо­ва­ния дескрип­тив­но-оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных, ука­зы­ва­ю­щих на опас­ные для обще­ства чер­ты харак­те­ра поли­ти­ка. Они обра­зо­ва­ны по моде­ли про­звищ­ных пери­фра­зов про­шло­го (ср. The Father of American Pragmatism, The Radical Prophet of American Youth) [см. об этом: Нена­ше­ва 2012]. В отли­чие от про­звищ в тра­ди­ци­он­ном пони­ма­нии, они были доволь­но мно­го­слов­ны, име­ли опи­са­тель­ный харак­тер и мели­о­ра­тив­ное зна­че­ние. Их харак­тер­ной чер­той было исполь­зо­ва­ние ней­траль­ной или «высо­кой» лек­си­ки (The Lone Eagle, The Colossus of the Revolution). Сре­ди про­звищ­ных номи­на­ций вре­мен Аме­ри­кан­ской рево­лю­ции было мно­го титу­лов, отра­жа­ю­щих высо­кие иде­а­лы сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти, кото­рые утвер­жда­лись в Новом Све­те (The Great Pacificator, The Apostle of Liberty). Пери­фра­сти­че­ские про­зви­ща Д. Трам­па обла­да­ют все­ми эти­ми при­зна­ка­ми, кро­ме оце­ноч­но­го зна­че­ния — оно все­гда пей­о­ра­тив­но: Sociopathic 70-Year-Old Toddler, The Terroristic Man-Toddler. Отри­ца­тель­ная экс­прес­сив­ность про­зви­ща Poster Child of American Decline дости­га­ет­ся с помо­щью трех средств: исполь­зо­ва­ния сло­ва child, кото­рое по отно­ше­нию к поли­ти­ку одно­знач­но вос­при­ни­ма­ет­ся как отри­ца­тель­но-оце­ноч­ное, абсо­лю­ти­за­ции при­зна­ка посред­ством сло­во­со­че­та­ния poster child (архе­тип, вопло­ще­ние) и вклю­че­ния в состав про­зви­ща раци­о­наль­но-оце­ноч­но­го суще­стви­тель­но­го decline. 

Ряд про­звищ Д. Трам­па моти­ви­ро­ван его ком­му­ни­ка­тив­ны­ми свой­ства­ми и уме­ни­ем вести деба­ты. Одна­ко это, каза­лось бы, поло­жи­тель­ное каче­ство, нахо­дит свое выра­же­ние в отри­ца­тель­но-оце­ноч­ных про­зви­щах: Rable-Rousing Demagogue (rable — тол­па), Walking Talking Human, The Talking Yam (yam — слад­кий кар­то­фель). Насмеш­ли­вый харак­тер про­зви­ща Gentle Donald опре­де­ля­ет­ся иро­ни­че­ским упо­треб­ле­ни­ем лек­се­мы gentle (веж­ли­вый). При­ем анто­но­ма­сии исполь­зо­ван в про­зви­ще The Michelangelo of Ballyhoo (ballyhoo боль­шая актив­ность, часто без кон­крет­ной цели; реклам­ная шуми­ха). Заме­тим, что про­зви­ща-анто­но­ма­сии явля­ют­ся доволь­но рас­про­стра­нен­ной моде­лью про­звищ­ной номи­на­ции, но в про­зви­щах про­шло­го они, как пра­ви­ло, име­ли мели­о­ра­тив­ный харак­тер. В этих про­зви­щах при­ме­ня­ет­ся мета­фо­ри­ко-мето­ни­ми­че­ский пере­нос: носи­тель про­зви­ща срав­ни­ва­ет­ся по како­му-либо при­зна­ку с при­знан­ным эта­ло­ном это­го при­зна­ка. При этом наблю­да­ет­ся так­же мето­ни­ми­че­ское упо­треб­ле­ние име­ни: в про­зви­ще The American Socrates — мето­ни­ми­че­ское упо­треб­ле­ние име­ни Сократ в зна­че­нии ‘муд­рец’, в про­зви­ще The American Balzak — мето­ни­ми­че­ское упо­треб­ле­ние име­ни Баль­зак в зна­че­нии ‘вели­кий писа­тель’. В про­зви­ще The Michelangelo of Ballyhoo при­ем анто­но­ма­сии исполь­зу­ет­ся не вполне обыч­но. Сема ‘вели­кий’, содер­жа­ща­я­ся в име­ни Мике­лан­дже­ло, рабо­та­ет толь­ко для созда­ния анти­те­зы, про­ти­во­по­став­ле­ния отри­ца­тель­но-оце­ноч­но­му зна­че­нию сло­ва ballyhoo. Основ­ное же экс­прес­сив­ное воз­дей­ствие про­зви­ща реа­ли­зу­ет­ся бла­го­да­ря аллю­зии к фоно­вым зна­ни­ям аме­ри­кан­цев: в про­зви­ще импли­цит­но содер­жит­ся намек на скан­даль­ный слу­чай уста­нов­ки скульп­тур обна­жен­но­го Трам­па в несколь­ких горо­дах США. Таким обра­зом участ­ни­ки орга­ни­за­ции “Indecline” пыта­лись выра­зить свой про­тест про­тив уча­стия поли­ти­ка в выбо­рах пре­зи­ден­та. Сема име­ни Мике­лан­дже­ло ‘скуль­птор’ акту­а­ли­зи­ру­ет широ­ко извест­ную экс­тра­линг­ви­сти­че­скую инфор­ма­цию. Сово­куп­ность исполь­зо­ван­ных при­е­мов созда­ет рез­ко деро­га­тив­ное оце­ноч­ное зна­че­ние про­зви­ща.

При­стра­стие поли­ти­ка к обще­нию в Твит­те­ре вызва­ло появ­ле­ние мели­о­ра­тив­но­го про­зви­ща King Twit и пей­о­ра­тив­ных The Twitter Terror, Dire Abby. Про­зви­ще Dire Abby — калам­бур, обра­зо­ван­ный по ана­ло­гии с Dear Abby. Это назва­ние интер­нет-сай­та Аби­галь В. Бурен, в кото­ром аме­ри­кан­цам дают­ся сове­ты на самые раз­ные темы. Изме­не­ние dear (доро­гой) на dire (ужас­ный) отра­жа­ет оцен­ку каче­ства сове­тов поли­ти­ка. 

В про­зви­щах поли­ти­ка неиз­беж­но отра­же­ние его взгля­дов и убеж­де­ний. Мно­го­чис­лен­ные расист­ские и анти­му­суль­ман­ские заяв­ле­ния Д. Трам­па, в част­но­сти с его пред­ло­же­ни­я­ми депор­ти­ро­вать всех неле­галь­ных мигран­тов, запре­тить въезд мусуль­ман в стра­ну, воз­ве­сти сте­ну на гра­ни­це США и Мек­си­ки и т. п., вызва­ли появ­ле­ние таких про­звищ, как American Mussolini, Mango Mussolini, Herr Trump, Herr Furor Trump, Hair Furior, Mein Furor, Mein Trump, Der Trumpkopf, Short-Fingered Totalitarian. Воин­ствен­ные выска­зы­ва­ния поли­ти­ка нашли отра­же­ние в таких про­зви­щах, как The Fomentalist (от foment — раз­жи­гать, раз­ду­вать), Donald Ducknuke (nuke — разг. ядер­ная бом­ба), Daddy War Bucks, Vanilla ISIS. Поли­ти­че­ский оппо­нент Трам­па Хила­ри Клин­тон созда­ла про­зви­ща Dangerous Donald, Donald the Menace, акцен­ти­руя, таким обра­зом, потен­ци­аль­ную опас­ность кан­ди­да­та для стра­ны, если он будет избран пре­зи­ден­том. Сход­ный харак­тер име­ют про­зви­ща The Chaos Candidate, Donald Doom (doom — гибель, обре­чен­ность), America’s Burst Appendix, Captain Chaos. 

Экс­прес­сив­ный потен­ци­ал про­звищ, моти­ва­ци­он­ным при­зна­ком кото­рых явля­ет­ся лжи­вость кан­ди­да­та, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни осно­ван на дено­та­тив­ном зна­че­нии сло­ва liar. Выра­жая интел­лек­ту­аль­но-логи­че­скую оцен­ку, при исполь­зо­ва­нии в про­зви­ще это сло­во при­об­ре­та­ет силь­ную эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку. При этом еще боль­шее уси­ле­ние отри­ца­тель­ной оцен­ки дости­га­ет­ся несколь­ки­ми сред­ства­ми. Эпо­ним может быть пред­став­лен в про­зви­ще как эта­лон­ный носи­тель при­зна­ка посред­ством исполь­зо­ва­ния слов king, huge, или же вме­сто сло­ва lie упо­треб­ля­ет­ся более экс­прес­сив­ный сино­ним: King of the Whoppers (whopper — inform. наг­лая ложь), Yuge Liar (yuge — slang. huge). Сти­ли­сти­че­ская сни­жен­ность исполь­зу­е­мых еди­ниц так­же явля­ет­ся экс­прес­сив­ным сред­ством. Дру­гие про­зви­ща, экс­пли­цит­но назы­ва­ю­щие поли­ти­ка лже­цом, могут так­же отсы­лать к кон­крет­ным фак­там. Так, про­зви­ще In-Vet-Irate Liar дано за мно­го­чис­лен­ные обе­ща­ния Трам­па под­дер­жать вете­ра­нов, в то вре­мя как извест­на его ини­ци­а­ти­ва запре­тить вете­ра­нам тор­гов­лю вбли­зи Пятой аве­ню. 

При­ем анто­но­ма­сии исполь­зу­ет­ся еще в несколь­ких про­зви­щах Д. Трам­па, харак­те­ри­зуя опре­де­лен­ное свой­ство рефе­рен­та или напо­ми­ная о фак­те био­гра­фии. Про­зви­ще Voldemort явля­ет­ся попыт­кой недоб­ро­же­ла­те­лей поли­ти­ка пред­ста­вить его стре­мя­щим­ся к вла­сти зло­де­ем на осно­ва­нии сход­ства с вымыш­лен­ным пер­со­на­жем серии рома­нов о Гар­ри Пот­те­ре. Про­зви­ще The Bush Master пред­став­ля­ет собой калам­бур (от Bushmaster ACR — ком­плекс стрел­ко­во­го ору­жия) и в то же вре­мя это намек на то, что он обо­шел в пред­вы­бор­ной гон­ке Дже­ба Буша. Про­зви­ща Дональ­да Трам­па Caesar, American Caesar появи­лись как аль­тер­на­ти­ва мно­го­чис­лен­ным про­зви­щам, срав­ни­ва­ю­щим его с Гит­ле­ром и Мус­со­ли­ни, и име­ли мели­о­ра­тив­ный харак­тер. Эти про­зви­ща уже не раз исполь­зо­ва­лись в аме­ри­кан­ской исто­рии: пре­зи­ден­та А. Лин­коль­на назы­ва­ли Caesar и American Caesar, а впо­след­ствии У. Грант так­же полу­чил сре­ди дру­гих и про­зви­ще American Caesar. Этим про­зви­щем был удо­сто­ен за воен­ные заслу­ги и лич­ную доб­лесть аме­ри­кан­ский вое­на­чаль­ник пер­вой поло­ви­ны XX в. гене­рал Дуглас Макар­тур. Лин­коль­на назы­ва­ли Цеза­рем за мно­гие каче­ства: он так­же был пре­вос­ход­ным ора­то­ром, уме­лым вое­на­чаль­ни­ком и силь­ным лиде­ром. Поку­ше­ние на Лин­коль­на, обо­рвав­шее жизнь пре­зи­ден­та, про­дол­жи­ло этот спи­сок ана­ло­гий, и сей­час в прес­се и исто­ри­че­ской лите­ра­ту­ре его часто назы­ва­ют Аме­ри­кан­ским Цеза­рем в мели­о­ра­тив­ном зна­че­нии. Одна­ко при ана­ли­зе оце­ноч­но­го зна­че­ния это­го про­зви­ща необ­хо­ди­мо учи­ты­вать мно­го­знач­ность ассо­ци­а­ций, вызы­ва­е­мых име­нем Caesar. Еще до захва­та Рима и при­хо­да к вла­сти Юлий Цезарь про­явил себя суро­вым вое­на­чаль­ни­ком, что все­ля­ло в рим­лян опа­се­ния тира­нии. Одна­ко впо­след­ствии они вос­хва­ля­ли Цеза­ря за муд­рое управ­ле­ние и стрем­ле­ние вер­нуть Риму былое вели­чие. В отли­чие от про­звищ Лин­коль­на и Макар­ту­ра, про­зви­ще пре­зи­ден­та У. Гран­та American Caesar содер­жа­ло отри­ца­тель­ную соци­аль­ную оцен­ку, посколь­ку было дано про­тив­ни­ка­ми Гран­та, кото­рые опа­са­лись, что он будет бал­ло­ти­ро­вать­ся в тре­тий раз и про­дол­жит то, что они счи­та­ли тира­ни­ей. Сема ‘силь­ный лидер’ в этом про­зви­ще акту­а­ли­зи­ру­ет­ся с отри­ца­тель­ным зна­ком оцен­ки — ‘тиран’. Про­зви­ща Д. Трам­па Caesar и American Caesar отсы­ла­ют к фак­ту само­по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ния Трам­па как народ­но­го три­бу­на, вос­став­ше­го про­тив лжи и кор­руп­ции, силь­но­го лиде­ра, стре­мя­ще­го­ся вер­нуть Аме­ри­ке сла­ву могу­ще­ствен­ной дер­жа­вы. Вско­ре после появ­ле­ния мели­о­ра­тив­ных про­звищ Трам­па в прес­се ста­ли появ­лять­ся про­зви­ща-паро­дии с отри­ца­тель­ным оце­ноч­ным зна­че­ни­ем: Two-Bit Caesar (two-bit — нику­дыш­ный, грош цена), K-Mart Caesar. Иро­ни­че­ское зна­че­ние послед­не­го ста­но­вит­ся оче­вид­ным толь­ко с уче­том фоно­вых зна­ний. Как извест­но, Kmart — это попу­ляр­ная сеть супер­мар­ке­тов, рас­счи­тан­ных на рядо­во­го аме­ри­кан­ца. Слу­чай, когда Трамп делал в этом мага­зине покуп­ки для сво­е­го сына, был широ­ко раз­ре­кла­ми­ро­ван во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии Трам­па как сви­де­тель­ство бли­зо­сти мил­ли­ар­де­ра к наро­ду. Срав­не­ние поли­ти­ка с Цеза­рем в таком кон­тек­сте созда­ет иро­ни­че­ское зна­че­ние про­зви­ща.

В про­зви­щах Д. Трам­па, как и в про­зви­щах поли­ти­ков про­шло­го, встре­ча­ют­ся сло­ва greatest, king, emperor, одна­ко их мели­о­ра­тив­ная окрас­ка, как пра­ви­ло, «гасит­ся» сле­ду­ю­щи­ми за ними ком­по­нен­та­ми: King of Sleaze (sleaze — амо­раль­ное, без­нрав­ствен­ное пове­де­ние), Unreality King, Two-bit Caesar, The Emperor with No Clothes. В луч­шем слу­чае про­зви­ще носит уме­рен­но неодоб­ри­тель­ный харак­тер: King of Ballyhoo. 

Неко­то­рые про­зви­ща отра­жа­ют стрем­ле­ние пока­зать сла­бость кан­ди­да­та и его несо­сто­я­тель­ность в пред­вы­бор­ной борь­бе: Loosing Donald, Weak Donald. Fragile Soul. Содер­жа­ние этих про­звищ не столь­ко отра­жа­ет реаль­ные свой­ства кан­ди­да­та, сколь­ко дает ему отри­ца­тель­ную оцен­ку, харак­тер кото­рой варьи­ру­ет­ся от иро­нич­но-насмеш­ли­во­го до оскор­би­тель­но­го. 

К мели­о­ра­тив­ным про­зви­щам, создан­ным коман­дой кан­ди­да­та, отно­сит­ся про­зви­ще Donald Drumpf. Это про­зви­ще явля­ет­ся, соб­ствен­но гово­ря, новым име­нем Трам­па, кото­рым он отныне про­сит сво­их изби­ра­те­лей име­но­вать себя. В сво­ей пред­вы­бор­ной кам­па­нии Трамп исполь­зо­вал свою семей­ную исто­рию о том, что когда-то их фами­лия Дрампф была изме­не­на на Трамп, но теперь он хотел бы вер­нуть­ся к ори­ги­на­лу и, соот­вет­ствен­но, выдви­нул лозунг: “Make Donald Drumpf Again”. Таким, обра­зом, в кон­тек­сте глав­но­го лозун­га Трам­па “Make America Great Again” имя Трам­па свя­зы­ва­ет­ся с Аме­ри­кой в еди­ное целое.

В ходе изу­че­ния линг­ви­сти­че­ских кон­тек­стов, в кото­рых исполь­зо­ва­лись пуб­лич­ные про­зви­ща Д. Трам­па, была выяв­ле­на их непол­ная рефе­рент­ная само­сто­я­тель­ность. Так, автор ста­тьи “Donald Trump, America’s modern Mussolini” исполь­зу­ет про­зви­ще-анто­но­ма­сию. В тек­сте ста­тьи обос­но­вы­ва­ет­ся пра­во­мер­ность его созда­ния (сход­ство Трам­па с Мус­со­ли­ни: ярко выра­жен­ный под­бо­ро­док, харак­тер­ная жести­ку­ля­ция, заяв­ле­ния об огра­ни­че­нии въез­да мусуль­ман в США). Чаще все­го брос­кий эпи­тет выно­сит­ся в заго­ло­вок, что­бы при­влечь вни­ма­ние чита­те­ля, напри­мер: “‘The King of Whoppers’: Donald Trump”, а в тек­сте ста­тьи про­ис­хо­дит акт наре­че­ния объ­ек­та име­нем: “So, for the first time, we confer the title ‘King of Whoppers’.” Даль­ней­шая судь­ба про­звищ, обра­зо­ван­ных сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции, раз­лич­на. Неко­то­рые из них впо­след­ствии ста­но­вят­ся насто­я­щи­ми про­зви­ща­ми, посколь­ку начи­на­ют исполь­зо­вать­ся без под­держ­ки лич­но­го име­ни, что гово­рит об их одно­знач­ной рефе­рент­ной соот­не­сен­но­сти, напри­мер: “It appears, though, Cinnamon Hitler didn’t get the memo.” Таким обра­зом, мы наблю­да­ем про­цесс рож­де­ния про­зви­ща из эпи­те­та: вна­ча­ле про­ис­хо­дит номи­на­ция на осно­ве опре­де­лен­но­го при­зна­ка, затем наре­че­ние, созда­ние рефе­рен­ции, исполь­зо­ва­ние с под­держ­кой в виде ссы­лок и разъ­яс­не­ний, а затем без под­держ­ки. 

Резуль­та­ты. Иссле­до­ва­ние про­звищ Дональ­да Трам­па пока­за­ло, что боль­шин­ство их обра­зо­ва­но по про­дук­тив­ным моде­лям про­звищ­ной номи­на­ции, харак­тер­ной для аме­ри­кан­ских вто­рич­ных антро­по­ни­мов: Trump the Grump, King Twit, Amnesty Don и др. Клас­си­фи­ка­ция про­звищ по моти­ва­ци­он­ным при­зна­кам, лежа­щим в их осно­ве, сви­де­тель­ству­ет о сохра­не­нии основ­ных тен­ден­ций про­звищ­ной номи­на­ции. Наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ны­ми груп­па­ми про­звищ явля­ют­ся отфа­миль­ные и про­зви­ща с лич­ным име­нем в соста­ве, а так­же про­зви­ща на осно­ве физи­че­ских при­зна­ков эпо­ни­ма и его харак­тер­ных черт. Зако­но­мер­ным для про­звищ­ных име­но­ва­ний поли­ти­ка явля­ет­ся нали­чие боль­шо­го чис­ло про­звищ, отра­жа­ю­щих его поли­ти­че­ские взгля­ды. 

Оце­ноч­ное зна­че­ние про­звищ поли­ти­ка дости­га­ет­ся исполь­зо­ва­ни­ем сле­ду­ю­щих средств: раци­о­наль­но-оце­ноч­ная лек­си­ка (liar, fomentalist, destruction, damage, decline); эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ные еди­ни­цы (slimy, bozo, bratman); умень­ши­тель­ные суф­фик­сы -y, ie; апел­ля­ция к фоно­вым зна­ни­ям носи­те­лей язы­ка (Master Debater). Экс­прес­сив­ное воз­дей­ствие про­зви­ща уси­ли­ва­ет­ся вслед­ствие исполь­зо­ва­ния сти­ли­сти­че­ски мар­ки­ро­ван­ных еди­ниц (youge, whoppers). Высо­кой сте­пе­нью образ­но­сти, а сле­до­ва­тель­но, экс­прес­сив­но­сти отли­ча­ют­ся про­зви­ща, создан­ные посред­ством сти­ли­сти­че­ско­го при­е­ма анто­но­ма­сии (Michelangelo of Ballyhoo). Про­зви­ща на осно­ве калам­бу­ра не толь­ко име­ют шут­ли­вый харак­тер, но и, как пра­ви­ло, содер­жат аллю­зию на какой-либо при­знак и обла­да­ют опре­де­лен­ным оце­ноч­ным зна­че­ни­ем. Широ­ко исполь­зу­ет­ся при­ем анти­те­зы, созда­вая шут­ли­вый, иро­ни­че­ский или уни­чи­жи­тель­ный под­текст (Man-Baby, Two-Bit Caesar). Для мно­гих про­звищ харак­тер­но соче­та­ние несколь­ких при­е­мов, что опре­де­ля­ет их высо­кую экс­прес­сив­ность и силу праг­ма­ти­че­ско­го воз­дей­ствия.

В целом мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что про­зви­ща Д. Трам­па созда­ют два поляр­ных обра­за, с поло­жи­тель­ным и отри­ца­тель­ным зна­ком оцен­ки, при­чем про­зви­ща, созда­ю­щие отри­ца­тель­ный образ, суще­ствен­но более мно­го­чис­лен­ны. Сово­куп­ность отри­ца­тель­но-оце­ноч­ных про­звищ пред­став­ля­ет Дональ­да Трам­па как лжи­во­го и сла­бо­го поли­ти­ка с непри­вле­ка­тель­ной, комич­ной внеш­но­стью, кото­рый вына­ши­ва­ет нацист­ские пла­ны и пред­став­ля­ет угро­зу для стра­ны. Гораз­до менее мно­го­чис­лен­ная груп­па мели­о­ра­тив­ных про­звищ созда­ет образ Дональ­да Трам­па — силь­но­го лиде­ра, кото­рый дума­ет о бла­ге сво­ей стра­ны и вер­нет Аме­ри­ке былое могу­ще­ство. Про­ти­во­по­лож­ные по зна­ку оцен­ки обра­зы созда­ют­ся как с опо­рой на фак­ты, так и с помо­щью пря­мой оце­ноч­ной номи­на­ции. Исполь­зо­ва­ние одно­го при­зна­ка в раз­лич­ных по зна­ку оцен­ки про­звищ сви­де­тель­ству­ет о том, что опре­де­ля­ю­щим в оце­ноч­ном зна­че­нии про­зви­ща явля­ет­ся не свой­ство эпо­ни­ма, а стрем­ле­ние пред­ста­вить его как носи­те­ля это­го свой­ства. Суще­ствен­ное пре­об­ла­да­ние пей­о­ра­тив­ных еди­ниц мож­но объ­яс­нить стрем­ле­ни­ем оппо­нен­тов пред­ста­вить поли­ти­че­ско­го про­тив­ни­ка в нега­тив­ном све­те, исполь­зуя про­зви­ща как одно из средств пред­вы­бор­ной борь­бы. Изу­че­ние кон­тек­стов, в кото­рых были упо­треб­ле­ны эти язы­ко­вые еди­ни­цы, пока­за­ло, что боль­шин­ство из изу­чен­ных про­звищ пока не явля­ют­ся само­сто­я­тель­ны­ми еди­ни­ца­ми номи­на­ции, а исполь­зу­ют­ся с кон­тек­сту­аль­ной под­держ­кой в виде аргу­мен­та­ции в поль­зу их упо­треб­ле­ния. Какие из создан­ных про­звищ­ных нео­ло­гиз­мов выжи­вут и оста­нут­ся в язы­ке — пока­жет вре­мя.

Выво­ды. Оби­лие инфор­ма­ции при отсут­ствии раз­ви­то­го кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния у боль­шо­го коли­че­ства изби­ра­те­лей созда­ет бога­тые воз­мож­но­сти созда­ния обще­ствен­но­го мне­ния о поли­ти­ке, в том чис­ле путем созда­ния про­звищ. Посколь­ку в про­зви­ще как спе­ци­фи­че­ском виде номи­на­ции изна­чаль­но зало­же­на дескрип­ция, харак­те­ри­сти­ка обо­зна­ча­е­мо­го объ­ек­та, то любой при­знак, отра­жен­ный в нем, вос­при­ни­ма­ет­ся носи­те­ля­ми язы­ка как сущ­ност­ный, даже если он толь­ко при­пи­сы­ва­ет­ся эпо­ни­му. Таким обра­зом, сфе­ра про­звищ ста­но­вит­ся широ­чай­шим полем кон­стру­и­ро­ва­ния ими­джа поли­ти­ка. Созда­ние про­звищ, в осно­ве кото­рых лежат опре­де­лен­ные, реаль­ные или мни­мые при­зна­ки, спо­соб­ству­ет закреп­ле­нию в мас­со­вом созна­нии того или ино­го обра­за поли­ти­ка. Повто­ря­ю­ще­е­ся исполь­зо­ва­ние сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции огром­но­го коли­че­ства про­звищ-поли­о­ни­мов, мно­гие из кото­рых явля­ют­ся сино­ни­мич­ны­ми, ведет к закреп­ле­нию в созна­нии изби­ра­те­лей опре­де­лен­ных при­зна­ков как инге­рент­ных свойств эпо­ни­ма. Боль­шин­ство из про­звищ рекур­рент­но в рам­ках обсуж­де­ния хода пред­вы­бор­ной кам­па­нии на стра­ни­цах раз­лич­ных пуб­ли­ци­сти­че­ских изда­ний и слу­жит опре­де­лен­ной праг­ма­ти­че­ской цели. 

© Нена­ше­ва Т. А., Мер­ку­ло­ва Э. Н., 2016

Donald Trump is the America’s Julius Caesar // Trump Pence, Make the America Great again! 2016/ URL: https://www.reddit.com/r/The_Donald/. 

TheKing of Whoppers’: Donald Trump // FactCheck.org. 2015. Dec. 21. 

The Hyper Texts. Donald Trump’s Nicknames. URL: http://www.thehypertexts.com/Donald%20Trump%20Nicknames.htm. 

The Man Who would be Caesar // U. S. News. 2016. Aug. 18. 

What could the Polls be Missing? // FiveThirtyEight. 2016. Sept. 28. 

Donald Trump, America’s modern Mussolini // Washington Post. 2015. 8 Dec.

Donald Trump is the America’s Julius Caesar // Trump Pence, Make the America Great again! 2016/ URL: https://www.reddit.com/r/The_Donald/. 

TheKing of Whoppers’: Donald Trump // FactCheck.org. 2015. Dec. 21. 

The Hyper Texts. Donald Trump’s Nicknames. URL: http://www.thehypertexts.com/Donald%20Trump%20Nicknames.htm. 

The Man Who would be Caesar // U. S. News. 2016. Aug. 18. 

What could the Polls be Missing? // FiveThirtyEight. 2016. Sept. 28. 

Donald Trump, America’s modern Mussolini // Washington Post. 2015. 8 Dec.

Вальтер Х., Мокиенко В. М. Большой словарь русских прозвищ. М.: Олма Медиа Групп, 2007. 

Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М.: Наука, 1985. 

Гладкова А. Н. Лингвокультурологический анализ прозвищных номинаций президентов США: автореф. дис. … канд. филол. наук. Н. Новгород, 2003. 

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1990; Олма Медиа Групп, 2007. 

Ненашева Т. А. Коннотативная семантика референтно однозначного имени: моногр. Новгород: Нижегород. тех. ун-т, 2012. 

Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. М.: Наука, 1978.

Черных, Евгений. Жгучая тайна прически Трампа // Комс. правда. 2016. 23 июля. 

Algeo J. On defining the Proper name. Gainesville: Univ. of Florida Press, 1973. 

Argetsinger A. Why does everyone call Donald Trump ‘The Donald’?: It’s an interesting story // Washington Post. 2015. 1 Sept. 

Gladkova A. The semantics of nicknames of the American Presidents // Proceedings of the 2002 Conference of the Australian Linguistic Society / ed. by P. Collins, M. Amberber. 2003. URL: http://www.als.asn.au. 

Leslie P. L., Skipper J. K. Toward a theory of nicknames: a case for Socio- Onomastics // Names. 1990. Vol. 38. No. 4. P. 273–282. 

Shaddick L. What’s in a nickname?: Lyin’ Ted, L’il Marco, and the art of the political catchphrase // Oxford Dictionaries, Language Matters Oxford Worlds blog. 2016. 3 May. URL: http://blog.oxforddictionaries.com/2016/05/political-catchphrases/. 

Sifakis C. The Dictionary of historic nicknames. New York: Facts on File Publications, 1984. 

Vanguri S. M. Rhetorics of names and naming: Introduction towards a Rhetorical Onomastics. New York: Routlege, 2016. 

Walton G. M., Banaji M. R. Вeing what you say: the effect of essentialist linguistic labels on preferences // Social Cognition. 2004. Vol. 22, No. 2. P. 193–213.

Algeo J. On defining the Proper name. Gainesville: Univ. of Florida Press, 1973. 

Argetsinger A. Why  does everyone call Donald Trump ‘The Donald’?: It’s an interesting story // Washington Post. 2015. 1 Sept. 

Valter H., Mokienko V. M. Big Dictionary of Russian nicknames [Bol’shoj slovar’ russkikh prozvishh]. Moscow: OLMA Media Group, 2007. 

Chernykh E. The Burning Secret of Trump’s Hairdo [Zhguchaya tajna pricheski Trampa] // Koms. Pravda. 2016. 23 Jul. 

Gladkova A. The semantics of nicknames of the American Presidents // Proceedings of the 2002 Conference of the Australian Linguistic Society / ed. by P. Collins, M. Amberber. 2003. URL: http://www.als.asn.au. 

Gladkova А. N. Lingvocultural Analysis on Nicknames Given to American Presidents [Lingvokul’turologicheskij analiz prozvishhnykh nominatsij prezidentov SSHА. — Аvtoref. dis. … kand. filol. nauk]. N. Novgorod, 2003. 

Leslie P. L., Skipper J. K. Toward a theory of nicknames: a case for Socio- Onomastics // Names. 1990. Vol. 38. No. 4. P. 273–282. 

Linguistic Encyclopedic Dictionary [Lingvisticheskij ehntsiklopedicheskij slovar’]. Moscow: Sov. encicl., 1990; OLMA Media Group, 2007. 

Nenasheva T. А. Connotative semantics of the monoreferential name [Konnotativnaya semantika referentno odnoznachnogo imeni: monogr.]. N. Novgorod, 2012. 

Podolskaya N. V. Dictionary of Russian onomastic terminology [Slovar’ russkoj onomasticheskoj terminologii]. Moscow: Nauka, 1978. 

Shaddick  L. What’s in a nickname?: Lyin’ Ted, L’il Marco, and the art of the political catchphrase // Oxford Dictionaries, Language Matters Oxford Worlds blog. 2016. 3 May. URL: http://blog.oxforddictionaries.com/2016/05/political-catchphrases/. 

Sifakis  C.  The  Dictionary  of  historic  nicknames. New  York:  Facts  on  File Publications, 1984. 

Vanguri S. M. Rhetorics of names and naming: Introduction towards a Rhetorical Onomastics. New York: Routlege, 2016. 

Walton G. M., Banaji M. R. Вeing what you say: the effect of essentialist linguistic labels on preferences // Social Cognition. 2004. Vol. 22, No. 2. P. 193–213. 

Wolf E. M. Functional semantics of evaluation [ Funktsional’naya semantika otsenki]. Moscow: Nauka, 1985.