Вторник, Январь 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

УБЕЖДАЮЩИЕ ТЕКСТЫ В СФЕРЕ СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ: ОПЫТ ИНТЕНЦИОНАЛЬНО-СТИЛИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА. Статья 1

В статье рассматриваются специфика убеждающих текстов, функционирующих в сфере связей с общественностью. Характеризуя интенциональность данной группы текстов, автор выявляет отражение их интенциональных качеств в композиции и речевой структуре текстов. В первой статье рассматриваются жанры кейс-стори и заявления для СМИ.

PERSUASIVE TEXTS IN PUBLIC RELATIONS: 
AN INTENTIONAL STYLISTIC ANALYSIS. 
Article 1 

The article describes persuasive genres functioning in the sphere of public relations. Exploring the intentionality of such texts, the author reveals how their intentional traits can be traced in their structure and verbal means used. In the first article press statements and case stories are analyzed.

Алексей Александрович Горячев, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры речевой коммуникации Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: aga@list.ru

Alexey Alexandrovich Goryachev, PhD, Senior Lecturer of the Department of Speech Communication, St. Petersburg State University 

E-mail: aga@list.ru

Горячев А. А. Убеждающие тексты в сфере связей с общественностью: опыт интенционально-стилистического анализа. Статья 1 // Медиалингвистика. 2015. № 1 (6). С. 77–88. URL: https://medialing.ru/ubezhdayushchie-teksty-v-sfere-svyazej-s-obshchestvennostyu-opyt-intencionalno-stilisticheskogo-analiza-statya-1/ (дата обращения: 22.01.2019).

Goryachev A. A. Persuasive texts in public relations: an intentional stylistic analysis. Article 1 // Media Linguistics, 2015, No. 1 (6), pp. 77–88. Available at: https://medialing.ru/ubezhdayushchie-teksty-v-sfere-svyazej-s-obshchestvennostyu-opyt-intencionalno-stilisticheskogo-analiza-statya-1/ (accessed: 22.01.2019). (In Russian)

УДК 81’42 
ББК 81.2 
ГРНТИ 16.21.55 
КОД ВАК 10.02.19

Вопрос о типо­ло­гии PR-тек­стов к насто­я­ще­му момен­ту более или менее деталь­но осве­щён в ряде источ­ни­ков [Кри­во­но­сов 2001; Поно­ма­рёв 2001; Бого­яв­лен­ский 2004; Дани­ли­на, Лука­ни­на, Мина­е­ва, Сали­е­ва 2008; Шля­хо­ва 2009, Бала­хон­ская, Быков 2011 и др.], при этом наи­бо­лее извест­ной явля­ет­ся клас­си­фи­ка­ция жан­ров PR-ком­му­ни­ка­ции, пред­ло­жен­ная А. Д. Кри­во­но­со­вым, кото­рый выде­ля­ет жан­ры опе­ра­тив­но-новост­ные (пресс-релиз, при­гла­ше­ние); иссле­до­ва­тель­ско-новост­ные (бэк­гра­ун­дер, лист вопро­сов-отве­тов); фак­то­ло­ги­че­ские (факт-лист, био­гра­фия); иссле­до­ва­тель­ские (заяв­ле­ние) и образ­но-новост­ные (бай­лай­нер, поздрав­ле­ние, пись­мо) [Кри­во­но­сов 2001]. Эта клас­си­фи­ка­ция важ­на в прак­ти­че­ском плане, одна­ко, стре­мясь выявить раз­ли­чия в рече­вой спе­ци­фи­ке отдель­ных жан­ров, мы попы­та­ем­ся рас­смот­реть PR-жан­ры под дру­гим углом, обра­тив вни­ма­ние на сти­ли­сти­че­скую спе­ци­фи­ку тек­сто­ти­пов. Исполь­зуя интен­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ский под­ход [Дус­ка­е­ва 2004, 2012, 2013] к ана­ли­зу PR-тек­ста, рас­смот­рим рече­вые жан­ры (по М. М. Бах­ти­ну, тема­ти­че­ские и ком­по­зи­ци­он­но-сти­ли­сти­че­ские един­ства), в кото­рых реа­ли­зу­ют­ся свя­зи с обще­ствен­но­стью как вид про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти. Для это­го обо­зна­чим ком­му­ни­ка­тив­ные интен­ции адре­сан­та и соот­не­сем их с потреб­но­стя­ми адре­са­та и ситу­а­ци­ей воз­дей­ствия.

Нач­нём с того, что в сфе­ре свя­зей с обще­ствен­но­стью име­ет место опо­сре­до­ван­ное непря­мое вза­и­мо­дей­ствие. PR-ком­му­ни­ка­цию осу­ществ­ля­ет тех­но­ло­ги­че­ский субъ­ект PR, в то вре­мя как зада­чи и отча­сти содер­жа­ние ком­му­ни­ка­ции опре­де­ля­ет базис­ный субъ­ект. Цель PR-воз­дей­ствия мож­но опре­де­лить как созда­ние или изме­не­ние ими­джа базис­но­го субъ­ек­та PR, что под­ра­зу­ме­ва­ет в том чис­ле вли­я­ние на пред­став­ле­ние ауди­то­рии о пред­ме­тах и ситу­а­ци­ях, пря­мо или кос­вен­но свя­зан­ных с дея­тель­но­стью базис­но­го субъ­ек­та. Гово­рят так­же о потреб­но­сти базис­но­го субъ­ек­та PR в опти­ми­за­ции сво­ей ком­му­ни­ка­ци­он­ной сре­ды и фор­ми­ро­ва­нии паб­ли­цит­но­го капи­та­ла. Суще­ству­ет и рас­ши­ри­тель­ная трак­тов­ка поня­тия PR, пред­по­ла­га­ю­щая, что PR-воз­дей­ствие может иметь целью фор­ми­ро­ва­ние нега­тив­но­го ими­джа кон­ку­ри­ру­ю­щих субъ­ек­тов, созда­ние кри­зис­ных ситу­а­ций (в этом слу­чае одни авто­ры гово­рят о так назы­ва­е­мых «нега­тив­ных» PR-тех­но­ло­ги­ях [Оль­шев­ский, Оль­шев­ская 2004], дру­гие — о «чёр­ном пиа­ре» [Пони­дел­ко, Лука­шев 2000], тре­тьи же про­ти­во­по­став­ля­ют “PR” как «инстру­мент ком­му­ни­ка­ции» мани­пу­ля­тив­но­му «пиа­ру» [Ани­си­мо­ва 2013]). Когда речь идёт о про­фес­си­о­наль­ных жан­рах PR, паб­лик рилейшнз пони­ма­ет­ся как «искус­ство и нау­ка дости­же­ния гар­мо­нии посред­ством вза­и­мо­по­ни­ма­ния, осно­ван­но­го на прав­де и пол­ной инфор­ма­ции» [Блэк 1990: 45]. При этом необ­хо­ди­мо уточ­нить, что воз­дей­ствие субъ­ек­та PR на целе­вые ауди­то­рии вклю­ча­ет в себя «управ­ле­ние состо­я­ни­ем обще­ствен­но­го мне­ния в опре­де­лён­ной сфе­ре» [Чуми­ков, Боча­ров 2003: 18] и пото­му осу­ществ­ля­ет­ся через отбор и опти­ми­зи­ро­ван­ную пода­чу PR-инфор­ма­ции. Инфор­ма­ция отби­ра­ет­ся в стро­гом соот­вет­ствии с целью воз­дей­ствия: так, что­бы полу­чен­ные адре­са­том бло­ки инфор­ма­ции вызва­ли у него жела­е­мые ассо­ци­а­ции и при­ве­ли к тре­бу­е­мым выво­дам — это поз­во­ля­ет гово­рить о селек­тив­но­сти, или «огра­ни­чен­но-целе­вом» инфор­ми­ро­ва­нии [Кри­во­но­сов 2001: 24–25]. Даже куль­тур­но-про­све­ти­тель­ские эле­мен­ты, кото­рые могут вклю­чать­ся в тек­сты самых раз­ных PR-жан­ров [Дус­ка­е­ва 2012; Коня­е­ва 2014], слу­жат цели воз­дей­ствия. Стрем­ле­ние PR воз­дей­ство­вать на адре­са­та скры­ва­ет­ся за тща­тель­но созда­ва­е­мой иллю­зи­ей объ­ек­тив­но­сти, что прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет PR-текст от реклам­но­го, где адре­са­ту пред­ла­га­ют­ся по боль­шей части уже сфор­му­ли­ро­ван­ные выво­ды и гото­вые реше­ния, в луч­шем слу­чае снаб­жён­ные крат­ко изло­жен­ны­ми аргу­мен­та­ми.

Харак­тер отно­ше­ний меж­ду тек­стом и реаль­но­стью, напро­тив, сбли­жа­ет PR-ком­му­ни­ка­цию с реклам­ной, прин­ци­пи­аль­но отли­чая их от жур­на­ли­сти­ки: имидж, про­ду­ци­ру­е­мый в сфе­ре PR, в боль­шей сте­пе­ни стре­мит­ся реаль­ность моди­фи­ци­ро­вать, неже­ли отра­жать. Доми­ни­ру­ю­щая интен­ция, про­дик­то­ван­ная спе­ци­фи­кой PR-дея­тель­но­сти, побуж­да­ет адре­сан­та забо­тить­ся о том, какой образ (имидж) реаль­но­сти создать у ауди­то­рии, что­бы полу­чить жела­тель­ный резуль­тат. По точ­но­му заме­ча­нию В. Пеле­ви­на, «мы име­ем дело с фено­ме­ном труд­но­по­сти­га­е­мой при­ро­ды — отра­же­ни­ем, суще­ству­ю­щим неза­ви­си­мо от отра­жа­е­мо­го» — соот­вет­ствен­но, «этот фено­мен пра­виль­нее назы­вать не ими­джем, а “вир­ту­аль­ным инфор­ма­ци­он­ным объ­ек­том”» [Пеле­вин]. Важ­но, что, фор­ми­руя у ауди­то­рии пред­став­ле­ние о дей­стви­тель­но­сти, PR-инфор­ма­ция долж­на закре­пить оце­ноч­ные зна­че­ния за внед­ря­е­мы­ми кон­цеп­та­ми — соот­вет­ствен­но, мож­но гово­рить об аксио­ло­ги­че­ской направ­лен­но­сти PR-тек­ста. Как пра­ви­ло, почти всё, что отно­сит­ся к базис­но­му субъ­ек­ту, оце­ни­ва­ет­ся поло­жи­тель­но. Автор стре­мит­ся к сдер­жан­но­сти в оцен­ках, но там, где оцен­ка не про­яв­ле­на, она под­ра­зу­ме­ва­ет­ся.

Итак, мастер­ство спе­ци­а­ли­ста по свя­зям с обще­ствен­но­стью заклю­ча­ет­ся в том, что­бы создать и закре­пить необ­хо­ди­мые эле­мен­ты в кар­тине мира адре­са­та, наде­лив их оце­ноч­ны­ми зна­че­ни­я­ми и не вызвав при этом его сопро­тив­ле­ния. Пони­ма­ние это­го поз­во­ля­ет нам обо­зна­чить систе­му интен­ций, реа­ли­зу­ю­щих­ся в сфе­ре тек­сто­вой PR-дея­тель­но­сти. Преж­де все­го, име­ет место (1) потреб­ность в воз­дей­ствии посред­ством инфор­ми­ро­ва­ния, предо­став­ле­ние адре­са­ту необ­хо­ди­мых све­де­ний о дея­тель­но­сти базис­но­го субъ­ек­та. Затем отме­тим (2) в тех слу­ча­ях, когда одно­го инфор­ми­ро­ва­ния недо­ста­точ­но, может потре­бо­вать­ся уси­ле­ние воз­дей­ству­ю­ще­го эффек­та. Нако­нец, (3) стрем­ле­ние уста­но­вить кон­такт с целе­вы­ми ауди­то­ри­я­ми, создать эмо­ци­о­наль­ный фон для после­ду­ю­ще­го вза­и­мо­дей­ствия. Интен­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ский ана­лиз пока­зы­ва­ет, что в кон­крет­ных текстах пере­чис­лен­ные нами интен­ции могут пере­пле­тать­ся, про­яв­лять­ся одно­вре­мен­но или после­до­ва­тель­но, одна­ко по интен­ци­о­наль­ной при­ро­де все PR-тек­сты мож­но раз­де­лить на три груп­пы — осве­дом­ля­ю­щие, фати­че­ские и убеж­да­ю­щие — в зави­си­мо­сти от того, какая интен­ция в каж­дой груп­пе тек­стов доми­ни­ру­ет, реа­ли­зу­ет­ся чаще все­го, пред­опре­де­ляя ком­по­зи­ци­он­но-сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти таких тек­стов. При этом интен­ция фор­ми­ро­ва­ния поло­жи­тель­но­го ими­джа при­су­ща тек­стам всех трёх групп. 

В убеж­да­ю­щих жан­рах, таких как заяв­ле­ние для СМИ и кейс-сто­ри, а так­же ими­д­же­вая ста­тья и ими­д­же­вое интер­вью, стрем­ле­ние субъ­ек­та речи повли­ять на адре­са­та про­яв­ля­ет­ся в уси­ле­нии воз­дей­ству­ю­ще­го эффек­та. Что­бы уви­деть рече­вые алго­рит­мы, отра­жа­ю­щи­е­ся в ком­по­зи­ци­он­но-сти­ли­сти­че­ских свой­ствах тек­сто­ти­пов, в пер­вой ста­тье рас­смот­рим рече­вые жан­ры, кото­ры­ми пред­став­ле­ны заяв­ле­ния для СМИ и кейс-сто­ри.

Заяв­ле­ние для СМИ содер­жит взгляд базис­но­го субъ­ек­та PR на ситу­а­цию (почти все­гда — кри­зис­ную). Целе­вая направ­лен­ность дан­но­го жан­ра пред­опре­де­ле­на стрем­ле­ни­ем базис­но­го субъ­ек­та: (1) сфор­ми­ро­вать или скор­рек­ти­ро­вать пред­став­ле­ние ауди­то­рии о происшедшем/происходящем с целью ока­зать вли­я­ние на даль­ней­шее раз­ви­тие ситу­а­ции; (2) опро­верг­нуть све­де­ния, угро­жа­ю­щие инте­ре­сам базис­но­го субъ­ек­та (в част­но­сти, предот­вра­тить репу­та­ци­он­ные поте­ри).

В зави­си­мо­сти от доми­ни­ру­ю­щей интен­ции заяв­ле­ние для прес­сы может при­об­ре­тать несколь­ко рече­жан­ро­вых форм: заяв­ле­ние-опро­вер­же­ние (содер­жа­щее поле­ми­ку с ранее рас­про­стра­нен­ной инфор­ма­ци­ей), заяв­ле­ние-разъ­яс­не­ние (уточ­ня­ю­щее подроб­но­сти ситу­а­ции), заяв­ле­ние о наме­ре­ни­ях (при­да­ю­щее оглас­ке пла­ны базис­но­го субъ­ек­та), заяв­ле­ние-отчёт (сооб­ща­ю­щее о пред­при­ня­тых мерах и сде­лан­ных в резуль­та­те выво­дах). Раз­лич­ные виды заяв­ле­ний отли­ча­ют­ся друг от дру­га как ком­по­зи­ци­он­но, так и отбо­ром рече­вых средств.

Как пра­ви­ло, наи­бо­лее офи­ци­аль­ная тональ­ность при­су­ща заяв­ле­ни­ям-отчё­там, осо­бен­но если они исхо­дят от госу­дар­ствен­ных струк­тур. Важ­ней­шая интен­ция рече­во­го жан­ра — про­де­мон­стри­ро­вать дей­ствия базо­во­го субъ­ек­та, осу­ществ­лен­ные для устра­не­ния кри­зис­ной ситу­а­ции. При­мер — раз­ме­щён­ное на офи­ци­аль­ном сай­те Адми­ни­стра­ции Санкт-Петер­бур­га заяв­ле­ние для СМИ по фак­ту несчаст­но­го слу­чая паде­ния нале­ди с кры­ши зда­ния (http://​gov​.spb​.ru/​g​o​v​/​o​t​r​a​s​l​/​i​n​s​p​e​k​/​n​e​w​s​/​2​7​8​28/), здесь и далее в при­ме­рах сохра­не­но автор­ское напи­са­ние):

Заяв­ле­ние для СМИ по фак­ту несчаст­но­го слу­чая паде­ния нале­ди с кры­ши зда­ния по адре­су: Санкт-Петер­бург, Апрак­син пере­улок, д. 4, лите­ра А

28 декаб­ря 2012 г.

По фак­ту несчаст­но­го слу­чая паде­ния нале­ди с кры­ши зда­ния по адре­су: Санкт-Петер­бург, Апрак­син пере­улок, д. 4, лите­ра А, Инспек­ция сооб­ща­ет: по выше­ука­зан­но­му адре­су ООО «Глав­строй-СПб» уста­нов­ле­но вре­мен­ное ограж­де­ние опас­ной зоны в соот­вет­ствии с орде­ром ГАТИ от 15.04.2010, сро­ком дей­ствия до 30.06.2013 г., за кото­рое про­ход граж­дан запре­щен.

25.12.2012 Инспек­ци­ей была про­ве­де­на про­вер­ка, в резуль­та­те кото­рой выяв­ле­но нару­ше­ние сро­ков и поряд­ка про­ве­де­ния работ по убор­ке тер­ри­то­рии и очист­ке кро­вель зда­ний. В отно­ше­нии ООО «Глав­строй-СПб» воз­буж­де­но дело об адми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии по пунк­ту 2 ста­тьи 23 Зако­на «Об адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях в Санкт-Петер­бур­ге».

Наледь с кры­ши зда­ния упа­ла на ого­ро­жен­ную тер­ри­то­рию стро­и­тель­ной пло­щад­ки, при­над­ле­жа­щей «Глав­строй-СПб».

Ком­по­зи­ци­он­ное един­ство при­да­ет тек­сто­ти­пу цепоч­ка пре­ди­ка­тов в пас­сив­ных кон­струк­ци­ях — в дан­ном тек­сте уста­нов­ле­но, запре­щен, была про­ве­де­на, выяв­ле­но, воз­буж­де­но, кото­рые назы­ва­ют осу­ществ­лен­ные для устра­не­ния кри­зис­ной ситу­а­ции дей­ствия. Разу­ме­ет­ся, ощу­ще­ние офи­ци­аль­но­сти тек­ста воз­ни­ка­ет не толь­ко из-за оби­лия пас­сив­ных кон­струк­ций, но и в резуль­та­те типич­ной для доку­мен­тов избы­точ­но­сти (пер­вое пред­ло­же­ние пол­но­стью повто­ря­ет заго­ло­вок: «…по фак­ту несчаст­но­го слу­чая паде­ния нале­ди с кры­ши зда­ния по адре­су…») и за счёт упо­треб­ле­ния спе­ци­фи­че­ских обо­ро­тов (по фак­ту, по выше­ука­зан­но­му адре­су, сро­ком дей­ствия до, поря­док про­ве­де­ния работ и т. п.). Одна­ко имен­но пас­сив­ные кон­струк­ции несут в себе смыс­ло­вой стер­жень заяв­ле­ния-отчё­та, в них же реа­ли­зу­ет­ся при­су­щая PR-ком­му­ни­ка­ции селек­тив­ность: вни­ма­ние адре­са­та при­вле­ка­ет­ся к достиг­ну­тым резуль­та­там, в то вре­мя как про­цес­су­аль­ный аспект пред­ме­та речи оста­ёт­ся за кад­ром. Вне фоку­са вни­ма­ния ока­зы­ва­ет­ся так­же всё, что спо­соб­но испор­тить впе­чат­ле­ние о базис­ном субъ­ек­те — а имен­но те резуль­та­ты, кото­рые не были достиг­ну­ты, рав­но как и те «нега­тив­ные» резуль­та­ты, о кото­рых мож­но умол­чать. В при­ве­дён­ном нами тек­сте рас­ска­за­но о про­ве­де­нии про­вер­ки, изло­же­ны полу­чен­ные све­де­ния о ситу­а­ции и рас­ска­за­но о при­ня­тых в отно­ше­нии сло­жив­шей­ся ситу­а­ции мерах, одна­ко отсут­ству­ет какая-либо инфор­ма­ция о вре­ме­ни паде­ния нале­ди, а так­же о нали­чии постра­дав­ших и харак­те­ре ущер­ба (послед­нее осо­бен­но стран­но, ведь про­ис­ше­ствие оха­рак­те­ри­зо­ва­но как несчаст­ный слу­чай). По всей види­мо­сти, подоб­но­го рода фак­то­ло­ги­че­ское несо­вер­шен­ство может быть вызва­но ослож­не­ни­ем интен­ци­о­наль­ной струк­ту­ры тек­ста: при под­го­тов­ке заяв­ле­ния-отчё­та в наме­ре­ния соста­ви­те­ля может вхо­дить не толь­ко демон­стра­ция эффек­тив­но­сти базис­но­го субъ­ек­та (для чего пере­чис­ля­ют­ся пози­тив­ные резуль­та­ты дея­тель­но­сти), но и отвле­че­ние вни­ма­ния ауди­то­рии от про­бле­мы, демон­стра­ция кото­рой не выгод­на базис­но­му субъ­ек­ту.

Заяв­ле­ния-опро­вер­же­ния инте­рес­ны тем, что они могут быть направ­ле­ны в том чис­ле на опро­вер­же­ние не име­ю­щей автор­ства инфор­ма­ции. Таков текст заяв­ле­ния, рас­про­стра­нён­но­го агент­ством «Рос­кос­мос» после ава­рии авто­ма­ти­че­ской меж­пла­нет­ной стан­ции. Заяв­ле­ние наце­ле­но на то, что­бы сдер­жать рас­про­стра­не­ние слу­хов (!), спо­соб­ных повре­дить не толь­ко репу­та­ции базис­но­го субъ­ек­та, но и, как отме­ча­ют авто­ры, «всей кос­ми­че­ской отрас­ли Рос­сии». 

Типич­ным для ком­по­зи­ции заяв­ле­ния-опро­вер­же­ния явля­ет­ся отра­же­ние в тек­сте двух смыс­ло­вых пози­ций — опро­вер­га­е­мой и утвер­жда­е­мой, кото­рые всту­па­ют в сопо­ста­ви­тель­но-про­ти­ви­тель­ные отно­ше­ния. В нача­ле заяв­ле­ния вво­дит­ся опро­вер­га­е­мая пози­ция: пред­ва­рён­ный стан­дарт­ной «шап­кой» пер­вый абзац пред­став­ля­ет собой кон­ста­та­цию при­чи­ны заяв­ле­ния.

Феде­раль­ное кос­ми­че­ское агент­ство
РОСКОСМОС
107996, ГСП-6, г. Москва, ул. Щеп­ки­на, д. 42. 
Симо­нов Денис тел.: (499) 975–44-58,
факс: (495) 631–92-95
e-mail: simonov23@mail.ru

Заяв­ле­ние для СМИ

16.04.2012

26 апре­ля дол­жен быть обна­ро­до­ван доклад о при­чи­нах ава­рии авто­ма­ти­че­ской меж­пла­нет­ной стан­ции (АМС) «Фобос-Грунт», одна­ко инфор­ма­ция о гипо­те­зах про­са­чи­ва­ет­ся в СМИ уже сей­час. Дан­ные пред­по­ло­же­ния под­ры­ва­ют не толь­ко пре­стиж Феде­раль­но­го кос­ми­че­ско­го агент­ства РОСКОСМОС, но и всей кос­ми­че­ской отрас­ли Рос­сии в целом. 

Затем откры­то заяв­ле­на цель тек­ста (предот­вра­тить рас­про­стра­не­ние недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции), после чего с помо­щью отри­ца­ю­щих кон­струк­ций цир­ку­ли­ру­ю­щие слу­хи после­до­ва­тель­но опро­вер­га­ют­ся. 

Во избе­жа­ние даль­ней­ше­го рас­про­стра­не­ния недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции счи­та­ем необ­хо­ди­мым сооб­щить сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции, что паде­ние АМС «Фобос-Грунт» не свя­за­но с аме­ри­кан­ской радио­ло­ка­ци­он­ной стан­ци­ей. Аме­ри­кан­ская стан­ция мощ­ным радио­лу­чом не мог­ла ока­зать воз­дей­ствие на элек­тро­ни­ку «Фобос-Грунт». Тео­ре­ти­че­ски это воз­мож­но, но на прак­ти­ке было уста­нов­ле­но, что про­цес­со­ры и элек­трон­ные систе­мы стан­ции устой­чи­вы к такой мощ­но­сти воз­дей­ствия.

Еще одно мне­ние, появив­ше­е­ся в прес­се, ука­зы­ва­ю­щее на то, что паде­ние Фобоса про­изо­шло по при­чине дивер­сии, не име­ет места. Прак­ти­че­ски со все­ми кос­ми­че­ски­ми дер­жа­ва­ми у нас успеш­но раз­ви­ва­ет­ся сотруд­ни­че­ство в обла­сти осво­е­ния кос­мо­са. Хоте­лось бы отме­тить, что ава­рий­ность — как при выве­де­нии раке­то­но­си­те­лей, так и при рабо­те кос­ми­че­ских аппа­ра­тов — во всех стра­нах при­мер­но оди­на­ко­вая, где-то 1 — 3 про­цен­та. Один-два пус­ка из ста по опре­де­ле­нию долж­ны быть ава­рий­ны­ми. Это­го не может избе­жать ни одна стра­на.

Обра­тим вни­ма­ние и на то, как обо­зна­ча­ет­ся опро­вер­га­е­мая пози­ция — сна­ча­ла как гипо­те­за, затем как недо­сто­вер­ная инфор­ма­ция, кото­рая не попа­да­ет, а про­са­чи­ва­ет­ся в СМИ. Далее, опро­вер­гая первую смыс­ло­вую пози­цию, авто­ры утвер­жда­ют дру­гую пози­цию, фор­му­ли­ру­е­мую в модаль­но­сти пол­ной право­ты; для это­го слу­жат как кон­струк­ции с отри­ца­ни­ем (не свя­за­но, не мог­ла, не име­ет места) или про­ти­ви­тель­ной семан­ти­кой (это воз­мож­но, но), так и пере­да­ю­щие без­апел­ля­ци­он­ность фор­му­ли­ров­ки (было уста­нов­ле­но, что и по опре­де­ле­нию долж­ны быть). 

Послед­ний абзац выпол­ня­ет кон­так­то­уста­нав­ли­ва­ю­щую функ­цию, фак­ти­че­ски пред­ла­гая пред­ста­ви­те­лям СМИ обра­щать­ся к пер­во­ис­точ­ни­ку за досто­вер­ной инфор­ма­ци­ей:

В заклю­че­нии под­черк­нем, пресс-служ­ба Феде­раль­но­го кос­ми­че­ско­го агент­ства РОСКОСМОС все­гда гото­ва в опе­ра­тив­ном режи­ме ком­мен­ти­ро­вать любые фак­ты, име­ю­щие отно­ше­ние или при­пи­сы­ва­е­мые к дея­тель­но­сти РОС­КОС­МО­Са и Науч­но-про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния им. С. А. Лавоч­ки­на.

Завер­ша­ет­ся текст рас­про­стра­нён­ным биз­нес-про­ща­ни­ем:

С надеж­дой на пони­ма­ние и 
кон­струк­тив­ное сотруд­ни­че­ство, 
Пресс-служ­ба Феде­раль­но­го 
кос­ми­че­ско­го агент­ства 
РОСКОСМОС

Тональ­ность заяв­ле­ния в целом ней­траль­ная, так как оно наце­ле­но на раз­вен­ча­ние слу­хов, а не на борь­бу с про­ти­во­сто­я­щи­ми базис­но­му субъ­ек­ту сила­ми. 

Совер­шен­но иная тональ­ность в сле­ду­ю­щем нашем при­ме­ре — в заяв­ле­нии для СМИ гене­раль­но­го дирек­то­ра ОАО «Афа­на­сий-пиво» В. В. Кар­пу­хи­на. В этом заяв­ле­нии, осве­ща­ю­щем ситу­а­цию биз­нес-кон­флик­та, уже в пер­вом абза­це пря­мо ука­за­но на опро­вер­га­е­мый доку­мент (заяв­ле­ние от 21 нояб­ря 2002 года) и назван кол­лек­тив­ный оппо­нент. Он оха­рак­те­ри­зо­ван как пред­ста­ви­те­ли быв­ше­го руко­вод­ства ОАО «Афа­на­сий-пиво», что уже явля­ет­ся инстру­мен­том воз­дей­ствия на ауди­то­рию: по име­ю­щим­ся в СМИ дан­ным, кри­ти­ку­е­мая сто­ро­на на момент кон­флик­та не счи­та­ла себя быв­шим руко­вод­ством и, в свою оче­редь, ста­ра­лась дис­кре­ди­ти­ро­вать В. В. Кар­пу­хи­на. 

21 нояб­ря 2002 года пред­ста­ви­те­ли быв­ше­го руко­вод­ства ОАО «Афа­на­сий-пиво» рас­про­стра­ни­ли инфор­ма­цию о сокра­ще­нии фон­да опла­ты тру­да на 30 про­цен­тов и пред­сто­я­щем сокра­ще­нии 170 работ­ни­ков пред­при­я­тия. В тек­сте заяв­ле­ния утвер­жда­лось, что этот шаг яко­бы явил­ся резуль­та­том «борь­бы с инве­сти­ци­он­ной груп­пой «Атон».

Сле­ду­ю­щий абзац обос­но­вы­ва­ет необ­хо­ди­мость пуб­ли­ка­ции заяв­ле­ния (осно­ва­ни­ем явля­ют­ся мно­го­чис­лен­ные обра­ще­ния работ­ни­ков пред­при­я­тия и пред­ста­ви­те­лей СМИ). Здесь же субъ­ект речи обо­зна­ча­ет свой ста­тус и под­креп­ля­ет его леги­тим­ность, делая отсыл­ку к про­це­ду­ре избра­ния. После­ду­ю­щие абза­цы, изоби­лу­ю­щие сред­ства­ми выра­же­ния автор­ской пози­ции, дают чита­те­лю воз­мож­ность понять, как В. В. Кар­пу­хин интер­пре­ти­ру­ет сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию. Дей­ствия оппо­нен­та М. Лари­на назва­ны откро­вен­ным и гру­бым шан­та­жом; речь идёт о гром­ких заяв­ле­ни­ях, войне с акци­о­не­ра­ми, кабаль­ных пла­те­жах — автор исполь­зу­ет как стан­дарт­ные, так и экс­прес­сив­ные образ­ные сред­ства, что­бы пока­зать дей­ствия оппо­нен­та в нега­тив­ном клю­че.

В свя­зи с мно­го­чис­лен­ны­ми обра­ще­ни­я­ми ко мне со сто­ро­ны работ­ни­ков пред­при­я­тия, а так­же пред­ста­ви­те­лей средств мас­со­вой инфор­ма­ции я, как руко­во­ди­тель ОАО «Афа­на­сий-пиво», избран­ный на вне­оче­ред­ном собра­нии акци­о­не­ров 29 авгу­ста 2002 года, счи­таю необ­хо­ди­мым заявить сле­ду­ю­щее:

Рас­про­стра­нен­ная инфор­ма­ция о ситу­а­ции на «Афа­на­сий-пиво» явля­ет­ся, по мое­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, откро­вен­ным и гру­бым шан­та­жом област­ных и город­ских вла­стей, а так­же пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов со сто­ро­ны быв­ше­го руко­во­ди­те­ля ОАО «Афа­на­сий-пиво» Мак­си­ма Лари­на. Цель подоб­ных гром­ких заяв­ле­ний — любы­ми путя­ми не допу­стить пере­да­чи пол­но­мо­чий ново­му руко­вод­ству и выпол­не­нию тем самым реше­ний обще­го собра­ния акци­о­не­ров ОАО «Афа­на­сий-пиво».

Счи­таю сво­им дол­гом еще раз одно­знач­но заявить, что на самом деле г-н Ларин борет­ся не с ИГ «Атон», а ведет вой­ну с акци­о­не­ра­ми — соб­ствен­ни­ка­ми пред­при­я­тия. Более того, теперь он пыта­ет­ся сде­лать залож­ни­ка­ми сво­их дей­ствий всех работ­ни­ков заво­да, чле­нов их семей, всех жите­лей Тве­ри, чья жизнь и рабо­та так или ина­че свя­за­ны с одним из круп­ней­ших в стране пиво­ва­рен­ных пред­при­я­тий.

Для того что­бы сохра­нить тру­до­вой кол­лек­тив и даже уве­ли­чить фонд опла­ты тру­да на заво­де, доста­точ­но пре­кра­тить кабаль­ные пла­те­жи за исполь­зо­ва­ние тор­го­вой мар­ки в адрес скан­даль­но извест­ной швей­цар­ской ком­па­нии, учре­жден­ной самим Лари­ным. Толь­ко с 8 мая по 18 июля это­го года в Швей­ца­рию было пере­чис­ле­но более 425 мил­ли­о­нов руб­лей. И при­быль «Афа­на­сий-пиво» выво­дит­ся с пред­при­я­тия до сих пор. А ведь если при­нять зара­бот­ную пла­ту уволь­ня­е­мых работ­ни­ков рав­ной 10 тыся­чам руб­лей в месяц, то толь­ко пере­чис­лен­ной в ука­зан­ные сро­ки сум­мы хва­тит на то, что­бы в тече­ние более чем 20 лет выпла­чи­вать им зар­пла­ту.

Я, как закон­но избран­ный акци­о­не­ра­ми дирек­тор ОАО «Афа­на­сий-пиво», офи­ци­аль­но заяв­ляю, что пред­при­я­тию нет ника­кой необ­хо­ди­мо­сти сокра­щать рабо­чие места. Более того, в насто­я­щее вре­мя конъ­юнк­ту­ра пив­но­го рын­ка тако­ва, что поз­во­ля­ет сотруд­ни­кам «Афа­на­сия» с опти­миз­мом смот­реть на свои про­из­вод­ствен­ные пер­спек­ти­вы.

Весь текст стро­ит­ся на анти­те­зе (ложь: «…пред­ста­ви­те­ли быв­ше­го руко­вод­ства ОАО “Афа­на­сий-пиво” рас­про­стра­ни­ли инфор­ма­цию…»; «…утвер­жда­лось, что…» и исти­на: «…Счи­таю сво­им дол­гом еще раз одно­знач­но заявить, что на самом деле…»). Что­бы при­влечь на свою сто­ро­ну ауди­то­рию, на про­тя­же­нии тек­ста автор исполь­зу­ет мно­же­ство воз­дей­ству­ю­щих рито­ри­че­ских при­ё­мов, сре­ди кото­рых мета­фо­ри­че­ская интер­пре­та­ция дей­ствий оппо­нен­та (вой­на с акци­о­не­ра­ми, кабаль­ные пла­те­жи), в одном слу­чае соеди­нён­ная с вос­хо­дя­щей гра­да­ци­ей (теперь он пыта­ет­ся сде­лать залож­ни­ка­ми сво­их дей­ствий всех работ­ни­ков заво­да, чле­нов их семей, всех жите­лей Тве­ри), нагляд­ное пред­став­ле­ние чис­ло­вых дан­ных (пере­чис­лен­ной в ука­зан­ные сро­ки сум­мы хва­тит на то, что­бы в тече­ние более чем 20 лет выпла­чи­вать им зар­пла­ту), отнюдь не лест­ные эпи­те­ты (скан­даль­но извест­ной швей­цар­ской ком­па­нии). Закан­чи­ва­ет­ся заяв­ле­ние обоб­щён­ной ито­го­вой оцен­кой (автор гово­рит о том, что необ­хо­ди­мо делать для обще­го бла­га):

Уве­рен, что в сло­жив­шей­ся после заяв­ле­ния Мак­си­ма Лари­на ситу­а­ции самым глав­ным явля­ет­ся сохра­не­ние ресур­сов пред­при­я­тия, интел­лек­ту­аль­но­го потен­ци­а­ла его мене­дже­ров и спе­ци­а­ли­стов для выпол­не­ния их пря­мых обя­зан­но­стей по про­из­вод­ству и про­да­же пива.

На пер­вый взгляд, перед нами сно­ва заяв­ле­ние-опро­вер­же­ние. Одна­ко рас­смот­ре­ние доми­ни­ру­ю­щих интен­ций поз­во­ля­ет утвер­ждать, что мы име­ем дело с ком­би­ни­ро­ван­ной жан­ро­вой раз­но­вид­но­стью: пред­став­лен­ный текст соче­та­ет в себе чер­ты заяв­ле­ния-опро­вер­же­ния и заяв­ле­ния-разъ­яс­не­ния: автор стре­мит­ся не толь­ко (1) обра­тить вни­ма­ние пуб­ли­ки на злой умы­сел оппо­нен­тов и недо­сто­вер­ность их выска­зы­ва­ний, но так­же (2), разъ­яс­нив соб­ствен­ную пози­цию, сори­ен­ти­ро­вать ауди­то­рию в слож­ной кри­зис­ной ситу­а­ции. В отли­чие от преды­ду­ще­го при­ме­ра, где в цен­тре вни­ма­ния была борь­ба смыс­ло­вых пози­ций, здесь веду­щая интен­ция свя­за­на с фор­ми­ро­ва­ни­ем у сотруд­ни­ков пред­при­я­тия опре­де­лён­но­го пред­став­ле­ния о ситу­а­ции. Таким обра­зом, клю­че­вым рефе­рен­том при созда­нии тек­ста дан­но­го рече­во­го жан­ра высту­па­ет сама ситу­а­ция, кото­рую нуж­но оха­рак­те­ри­зо­вать, а не опро­вер­га­е­мый тезис, кото­рый нуж­но раз­вен­чать (зна­чит, текст мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как заяв­ле­ние-разъ­яс­не­ние с эле­мен­та­ми опро­вер­же­ния).

Нетруд­но заме­тить, что послед­нее из рас­смот­рен­ных нами заяв­ле­ний для СМИ отли­ча­ет­ся от пер­вых двух наи­бо­лее ярким про­яв­ле­ни­ем автор­ско­го “я” и демон­стра­тив­ной субъ­ек­тив­но­стью автор­ской пози­ции. Пожа­луй, более откро­вен­ная субъ­ек­ти­ва­ция воз­мож­на лишь в кейс-сто­ри — жан­ре, изна­чаль­но под­ра­зу­ме­ва­ю­щем пред­став­ле­ние лич­но­го опы­та.

Жанр кейс-сто­ри в сфе­ре биз­нес-ком­му­ни­ка­ций пред­по­ла­га­ет нагляд­ный, снаб­жён­ный дета­ля­ми рас­сказ о слу­чае (case) исполь­зо­ва­ния потре­би­те­лем про­дук­та или услу­ги. Впро­чем, что­бы опре­де­ле­ние было при­ме­ни­мо не толь­ко к биз­нес-PR, допу­стим неко­то­рое обоб­ще­ние: кейс-сто­ри — это рас­сказ об удач­ном опы­те вза­и­мо­дей­ствия c базис­ным субъ­ек­том PR (в слу­чае с PR неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции вза­и­мо­дей­ствие с базис­ным субъ­ек­том может заклю­чать­ся не в потреб­ле­нии про­дук­та или услу­ги, а, напри­мер, в сотруд­ни­че­стве для дости­же­ния обще­ствен­но полез­ных целей).

Эмо­ци­о­наль­но насы­щен­ные раз­но­вид­но­сти кейс-сто­ри мож­но было наблю­дать в текстах печат­ной рекла­мы в те вре­ме­на, когда рекла­ма ещё допус­ка­ла воз­мож­ность мно­го­сло­вия (совре­мен­ная рекла­ма при­шла к сверх­крат­ким сооб­ще­ни­ям, и жанр кейс-сто­ри ока­зал­ся вытес­нен в сфе­ру PR, в рекла­ме от него оста­лась лишь сжа­тая до пре­де­ла сюжет­ная схе­ма). Совер­шен­но типич­ный, на наш взгляд, при­мер — отно­ся­ща­я­ся к 30-м годам XX века жур­наль­ная рекла­ма с изоб­ра­же­ни­ем шах­тё­ра в забое и изло­жен­ной от пер­во­го лица дра­ма­ти­че­ской исто­ри­ей: в тот день он, как обыч­но, спу­стил­ся в шах­ту, раз­ло­жил заря­ды дина­ми­та, под­жёг фити­ли — и в этот самый момент фонарь выпал у шах­тё­ра из рук и погас; герой остал­ся в тем­но­те сре­ди десят­ков дина­мит­ных шашек с подо­жжён­ны­ми фити­ля­ми, шан­сов най­ти выход в тем­но­те почти нет… но — ура! — у него с собой был элек­три­че­ский кар­ман­ный фонарь с бата­рей­ка­ми “Eveready”, кото­рые были ста­ры­ми, но сохра­ни­ли свои свой­ства, так как “Eveready” хра­нят­ся очень дол­го. Герой бла­го­по­луч­но выбрал­ся из шах­ты и остал­ся жив… бла­го­да­ря каче­ствен­ным бата­рей­кам! В дан­ном при­ме­ре при­сут­ству­ет типич­ная для ком­мер­че­ско­го кейс-сто­ри повест­во­ва­тель­ная струк­ту­ра, кото­рая вклю­ча­ет в себя три эле­мен­та: про­изо­шед­ший с пред­ста­ви­те­лем целе­вой ауди­то­рии слу­чай (1) — вза­и­мо­дей­ствие героя с про­дук­том (2) — бла­го­по­луч­ный финал (3). Сюжет­ность жан­ра даёт широ­кие воз­мож­но­сти вовле­че­ния адре­са­та в вос­при­я­тие тек­ста; для это­го важ­но, что­бы исто­рия была дина­мич­ной (жела­тель­но под­дер­жи­вать высо­кий темп повест­во­ва­ния), а герой мог бы вызы­вать у адре­са­та сопе­ре­жи­ва­ние. Пси­хи­че­ское зара­же­ние явля­ет­ся одним из инстру­мен­тов воз­дей­ствия, обес­пе­чи­ва­ю­щих эффек­тив­ность жан­ра кейс-сто­ри, поэто­му в тек­сте кейс-сто­ри, как пра­ви­ло, мно­го рече­вых кон­струк­ций, демон­стри­ру­ю­щих реак­цию героя на про­ис­хо­дя­щее. 

Обра­тим­ся к мате­ри­а­лу «Когда меч­та ста­но­вит­ся реаль­но­стью», про­дви­га­ю­ще­му потре­би­тель­ские кре­ди­ты «Сбер­бан­ка» (газе­та «Копил­ка», № 3(171) за 2012 г., изда­ёт­ся Севе­ро-Запад­ным бан­ком ОАО «Сбер­банк Рос­сии»). Раз­вёр­ну­тый лид цели­ком посвя­щен обос­но­ва­нию тези­са «потре­би­тель­ские кре­ди­ты очень попу­ляр­ны»: Что­бы убе­дить­ся в попу­ляр­но­сти потре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния, доста­точ­но про­сто вни­ма­тель­но посмот­реть по сто­ро­нам. Вот сосе­ду при­вез­ли куп­лен­ный в кре­дит диван. Кол­ле­га недав­но уго­ща­ла всех тор­том, испе­чен­ным в новой «кре­дит­ной» духов­ке. А дру­зья толь­ко вче­ра хва­ста­лись путев­кой, куп­лен­ной… тоже в кре­дит! Зна­ко­мая кар­ти­на? Тогда поче­му вы сами все еще копи­те день­ги на свою меч­ту, вме­сто того что­бы поз­во­лить ей осу­ще­ствить­ся с помо­щью совре­мен­ной бан­ков­ской услу­ги?

Не слу­чай­но, что пере­чис­ле­ние трёх типич­ных ситу­а­ций, в сово­куп­но­сти под­твер­жда­ю­щих выдви­ну­тый тезис, сопро­вож­да­ет­ся обра­щён­ным к чита­те­лю вопро­сом (Зна­ко­мая кар­ти­на?), смысл кото­ро­го — заво­е­ва­ние дове­рия адре­са­та (ско­рее все­го, мыс­лен­ной реак­ци­ей послед­не­го будет согла­сие: «Да, кар­ти­на зна­ко­мая», на что и рас­счи­ты­ва­ет автор).

Весь основ­ной текст пред­став­ля­ет собой повест­во­ва­ние от пер­во­го лица. Пер­вые два пред­ло­же­ния содер­жат завяз­ку сюже­та: обо­зна­ча­ет­ся про­бле­ма и пер­вый шаг геро­и­ни на пути к её реше­нию (сра­зу отме­тим: демон­стра­ция того, как реша­ет­ся типо­вая про­бле­ма адре­са­та, очень харак­тер­на для кейс-сто­ри): При­мер­но такой вопрос я зада­ла себе в тот день, когда ста­ло оче­вид­но, что соб­ствен­ных накоп­ле­ний на запла­ни­ро­ван­ный вес­ной ремонт не хва­тит. Посколь­ку внят­но­го отве­та на него у меня не нашлось, я воору­жи­лась поло­жи­тель­ным опы­том при­я­те­лей, уже имев­ших дело с кре­ди­та­ми и ничуть об этом не пожа­лев­ших, и отпра­ви­лась на раз­вед­ку в Сбер­банк. 

Сле­ду­ю­щий ожи­да­е­мый сюжет­ный эле­мент (раз­го­вор с мене­дже­ром) исполь­зу­ет­ся для озна­ком­ле­ния чита­те­ля с усло­ви­я­ми кре­ди­то­ва­ния: Из раз­го­во­ра с кре­дит­ным мене­дже­ром выяс­ни­лось, что Сбер­банк пред­ла­га­ет кли­ен­там три потре­би­тель­ские ссу­ды. Далее сле­ду­ет подроб­ный пере­сказ слов мене­дже­ра с ука­за­ни­ем кон­крет­ных харак­те­ри­стик пред­ло­же­ния (При­чем в зави­си­мо­сти от усло­вий про­грам­мы и име­ю­ще­го­ся дохо­да мож­но взять взай­мы от 15 000 до несколь­ких мил­ли­о­нов руб­лей. Так, Потре­би­тель­ский кре­дит без обес­пе­че­ния” предо­став­ля­ет­ся без зало­га и пору­чи­тельств в раз­ме­ре до 1 500 000 руб­лей, 50 000 дол­ла­ров США или 38 000 евро). Почти в каж­дом после­ду­ю­щем пред­ло­же­нии при­сут­ству­ют рече­вые эле­мен­ты, пере­да­ю­щие реак­цию геро­и­ни на услы­шан­ное: Увы, в этом спис­ке я не зна­чи­лась, зато меня жда­ла дру­гая при­ят­ная новость. Ока­за­лось, что кре­дит­ные заяв­ки тех кли­ен­тов, чья зара­бот­ная пла­та посту­па­ет на счет в Сбер­бан­ке, рас­смат­ри­ва­ют­ся в тече­ние все­го двух часов (в обыч­ном слу­чае ожи­да­ние может затя­нуть­ся до двух рабо­чих дней). При этом для оформ­ле­ния кре­ди­та нуж­ны лишь пас­порт и запол­нен­ная анке­та-заяв­ле­ние. И ника­ких спра­вок с места рабо­ты! Но и это еще не все: самым боль­шим сюр­при­зом для меня как дер­жа­те­ля зар­плат­ной кар­ты ста­ла пони­жен­ная про­цент­ная став­ка по кре­ди­ту. <…> Из про­чих усло­вий меня так­же пора­до­ва­ли отсут­ствие комис­сий и воз­мож­ность досроч­но­го пога­ше­ния кре­ди­та без штра­фов и огра­ни­че­ний по сум­мам. А в заклю­че­ние кре­дит­ный мене­джер рас­счи­тал при­мер­ный раз­мер кре­ди­та, на кото­рый я могу пре­тен­до­вать со сво­ей зар­пла­той. Чест­но гово­ря, резуль­тат пре­взо­шел мои ожи­да­ния, так что я все­рьез заду­ма­лась не толь­ко о ремон­те, но и о покуп­ке новой мебе­ли. 

Итак, мы видим, что кейс-сто­ри, без­услов­но, мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как убеж­да­ю­щий жанр, так как его кон­струк­тив­ные эле­мен­ты наце­ле­ны на актив­ное воз­дей­ствие: повест­во­ва­тель­ная осно­ва вовле­ка­ет чита­те­ля в вос­при­я­тие фак­тов и облег­ча­ет их запо­ми­на­ние, опи­са­тель­ные вкрап­ле­ния зна­ко­мят чита­те­ля с фак­та­ми, вли­я­ю­щи­ми на его пред­став­ле­ние о базис­ном субъ­ек­те и свя­зан­ных с ним пред­ме­тах; экс­пли­ци­ро­ван­ное отно­ше­ние героя к про­ис­хо­дя­ще­му созда­ёт у чита­те­ля пози­тив­ное ожи­да­ние и побуж­да­ет к высо­кой оцен­ке пред­ме­та речи.

Таким обра­зом, рас­смот­ре­ние двух PR-жан­ров (заяв­ле­ния для СМИ и кейс-сто­ри) поз­во­ля­ет утвер­ждать, что с точ­ки зре­ния интен­ци­о­наль­но­сти они могут быть оха­рак­те­ри­зо­ва­ны как убеж­да­ю­щие. В сле­ду­ю­щей ста­тье мы рас­смот­рим тра­ди­ци­он­но выде­ля­е­мые ими­д­же­вую ста­тью и ими­д­же­вое интер­вью с точ­ки зре­ния пред­став­лен­но­сти в них рече­вых жан­ров.

© Горя­чев А. А., 2015

1. Анисимова Т. В. Пиар, PR и связи с общественностью // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2: Языкознание. 2013. №3(19). С. 121–128.

2. Балахонская Л. В., Быков И. А. Особенности создания и распространения электронных PR-текстов // Российская пиарология: тренды и драйверы: Сборник научных трудов / Отв. ред. К. В. Киуру. Челябинск, 2011. С. 20-25.

3. Блэк С. Паблик рилейшнз. Что это такое? М., 1990.

4. Богоявленский А. Е. Типы текстов паблик рилейшенз и носители ПР-сообщений // Вестн. ВГУ. Сер. Филология, журналистика. 2004. № 1. С. 150–157.

5. Данилина В. В., Луканина М. В., Минаева Л. В., Салиева Л. К. Связи с общественностью: составление документов: Теория и практика. М., 2008. 

6. Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. Под ред. М. Н. Кожиной. Пермь, 2004. 

7. Дускаева Л. Р. Культура и интенциональный стиль // Стиль и культура. Stylysika, Opole. 2013. С. 13–27.

8. Дускаева Л. Р. Типология речевых жанров журналистского дискурса // Медиалингвистика. Вып. 3. Речевые жанры в массмедиа: сб. статей / Под ред. Л. Р. Дускаевой. Отв. ред. Н. С. Цветова. СПб., 2014. С. 21–24. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1398323709_119.pdf

9. Дускаева Л. Р. Медиатекст как объект интенционально-стилистического изучения // Коммуникативистика в современном мире: эффективность и оптимизация речевого взаимодействия в социуме. Барнаул, 2012. С. 30–33.

10. Коняева Ю. М. Выражение диалогичности в PR-тексте (на материале байлайнера) // Мир русского слова. 2014. №1. С. 16–21.

11. Ольшевский А. С., Ольшевская А. С. Негативные PR-технологии. М., 2004.

12. Пелевин В. Виктор Пелевин спрашивает ПРов // URL: http://pelevin.nov.ru/rass/pe-ankt/1.html [Электронный ресурс].

13. Пониделко А. В., Лукашев А. В. Чёрный ПР. СПб., 2000.

14. Пономарев С. В. Вербальные коммуникации в системе паблик рилейшенз: дис. … канд. филол. наук. М., 2001. 

15. Чумиков А. Н., Бочаров М. П. Связи с общественностью: теория и практика. М., 2003.

16. Шляхова С. С. Русский PR-текст: 100%-ное достижение результата. Ростов-на-Дону, 2009.

1. Anisimova T. V. “Piar”, PR and public relations [Piar, PR i svyazi s obshchestvennost’yu] // Journal of Volgograd State University. Series 2: Linguistics [Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 2: Yazykoznanie]. 2013. №3(19). Pp. 121–128.

2. Balakhonskaya L. V., Bykov I. A. Peculiarities of creation and distribution of electronic PR-texts [Osobennosti sozdaniya i rasprostraneniya elektronnykh PR-tekstov] // Russian PR studies: trends and drivers: Сollection of scientific works [Rossiyskaya piarologiya: trendy i drayvery: Sbornik nauchnykh trudov] / Resp. red. K. V. Kiuru. Chelyabinsk, 2011. Pp. 20–25.

3. Black S. Public relations. What is it? [Pablik rileyshnz. Chto eto takoe?] Moscow, 1990.

4. Bogoyavlenskiy A. E. Types of public relations texts and media used for PR messages [Tipy tekstov pablik rileyshenz i nositeli PR-soobshcheniy] // Journal of St. Petersburg University. Series “Philology and Journalism” [Vestnik VGU. Ser. Filologiya, zhurnalistika]. 2004. № 1. Pp. 150–157.

5. Danilina V. V., Lukanina M. V., Minaeva L. V., Salieva L. K. Public relations: document writing: theory and practice [Svyazi s obshchestvennost’yu: sostavlenie dokumentov: Teoriya i praktika]. Moscow, 2008. 

6. Duskaeva L. R. Dialogical nature of newspaper genres [Dialogicheskaja priroda gazetnyh rechevyh zhanrov]. Perm, 2004.

7. Duskaeva L. R. Culture and intentional style [Kul’tura i intentsional’nyy stil’] // Style and culture. Stylistics [Stil’ i kul’tura. Stylystika]. Opole. 2013. Pp. 13–27.

8. Duskaeva L. R. Typology of genres of journalistic discourse [Tipologiya rechevykh zhanrov zhurnalistskogo diskursa] // Media linguistics. Vol. 3. Speech genres in mass media: a collection of articles [Medialingvistika. Vyp. 3. Rechevye zhanry v massmedia: sb. statey] / Ed. L. R. Duskaeva. Resp. ed. N. S. Tsvetova. St. Petersburg, 2014. Pp. 21–24. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1398323709_119.pdf.

9. Duskaeva L. R. Media text as the object of intentional stylistic study [Mediatekst kak ob”ekt intentsional’no-stilisticheskogo izucheniya] // Communication studies in the modern world: efficiency and optimization of speech interaction in the society [Kommunikativistika v sovremennom mire: effektivnost’ i optimizatsiya rechevogo vzaimodeystviya v sotsiume]. Barnaul, 2012. Pp. 30–33.

10. Konyaeva Yu. M. Expression of dialogic relations in PR texts (on the material of by-liner) [Vyrazhenie dialogichnosti v PR-tekste (na materiale baylaynera)] // The world of Russian words [Mir russkogo slova]. 2014. № 1. Pp. 16–21.

11. Olshevskiy A. S., Olshevskaya A. S. Negative PR technologies [Negativnye PR-tekhnologii]. Moscow, 2004.

12. Pelevin V. Viktor Pelevin asks the PR professionals [Viktor Pelevin sprashivaet PRov] // URL: http://pelevin.nov.ru/rass/pe-ankt/1.html.

13. Ponidelko A. V., Lukashev A. V. Black PR [Chyernyy PR]. St. Petersburg, 2000.

14. Ponomarev S. V. Verbal communication in the system of public relations: PhD thesis [Verbal’nye kommunikatsii v sisteme pablik rileyshenz: Dis. … kand. filol. nauk]. Moscow, 2001.

15. Chumikov A. N., Bocharov M. P. Public relations: theory and practice [Svyazi s obshchestvennost’yu: teoriya i praktika]. Moscow, 2003.

16. Shlyakhova S. S. Russian PR-text: 100% achievement of the result [Russkiy PR-tekst: 100%-noe dostizhenie rezul’tata]. Rostov-na-Donu, 2009.