Четверг, Сентябрь 20Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СОВРЕМЕННАЯ МЕДИЙНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ В УКРАИНСКИХ СМИ: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

В статье на материале украинских медиаресурсов (печатных, электронных, визуально-рекламных) проанализирована современная медийная фразеология как новый пласт языковых единиц. Акцент сделан на стилистическо-функциональном потенциале современной фразеологии в СМИ, рассмотрены коммуникативные стратегии и тактики использования устойчивых словосочетаний и трансформированных фразеологизмов в разных медийных сферах (телевидение, радио, печать, Интернет, реклама и PR). Доказано, что фразеологические единицы в украинских массмедиа вербализируют актуальные вопросы современности, они могут использоваться как в самих текстах, так и в заголовках. Употребление фразеологизмов в структуре медиастатьи имеет положительное значение для развития медийного дискурса в целом, так как придает функциональное разнообразие языку СМИ, а трансформация фразеологизма способствует образности и определенному символизму высказывания.

MODERN MEDIA PHRASEOLOGY USAGE IN UKRAINIAN MASS MEDIA: STYLISTIC ANALYSIS 

The essay analyses modern media phraseology as a new lexical layer in Ukrainian mass media (print, electronic and visual ads). The main idea focuses on stylistic-functional potential of modern media phraseology in Mass Media, as well as various communicative strategies and tactics of set phrases and transformational phraseologisms usage in different media spheres (television, radio, print media, the Internet, advertising and PR). It is proved that phraseological units in Ukrainian mass media verbalizing relevant current issues can be used either in texts or in headlines. Phraseologism usage in media article is of importance for the development of media discourse as a whole, because it gives the media language multisidedness, as well as phraseological transformations make for figurativeness and certain symbolism.

Дмитрий Юрьевич Сизонов, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории и стилистики украинского языка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко 

E-mail: dm_sizonov@ukr.net

Dmytro Yurievich Syzonov, PhD, Associate Professor at the Department of History and Stylistics of the Ukrainian Language of Taras Shevchenko National University of Kiev 

E-mail: dm_sizonov@ukr.net

УДК 811.161.2
ББК 81.2
ГРНТИ 16.21.55
КОД ВАК 10.02.01 (Украина)

К постановке проблемы. В современном массмедийном пространстве формируется тенденция к использованию неологических единиц (от слов к словосочетаниям) в разных жанрах СМИ — от коротких информативных до сложных, аналитических. Эта тенденция связана прежде всего с экстралингвистическими факторами развития СМИ, в частности: 

1) глобальными процессами в обществе (политическими, экономическими, культурными и др.); 

2) расширением границ коммуникативно-информационного поля, основные функции которого предусматривают не только информирование, но и влияние на массовое языковое сознание; 

3) поликультурностью, которая влияет на формирование принципиально нового лексико-фразеологического языкового фонда; 

4) расширением  информационного пространства разных сфер человеческого бытия; 

5) распространением явления так называемой языковой моды — употребления в языке разных СМИ (от печатных до электронных) новых лексем и фразеологических единиц, которые используются в новых информационных реалиях с новыми семантикой и функциями. 

Л. Шевченко указывает на то, что в языке СМИ происходит «формирование тенденции к универсализации коммуникативной сферы» [Шевченко 2001: 357]; в частности, речь идет и о функционировании универсальных языковых единиц, которые в новых интернет-СМИ и современных электронных средствах связи играют роль определенных социальных  маркеров медийных текстов. Этот тезис подтверждает и тот факт, что фразеологизмы в медиасфере используются все чаще (и речь идет о разных типах медиатекстов, их композиционнных частях, медиажанрах). 

В современной медиалингвистике в последнее время особое внимание уделяется специальному описанию и стилистическому анализу языкового ресурса и языковых интенций, которые влияют на потенциального реципиента и его сознание. Активное использование в языке СМИ лексических инноваций приводит к расширению их функций в массмедийном тексте / дискурсе. Об актуальности исследования фразеологического уровня в современных языках славянского мира высказывались члены Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов еще во время ее создания (1978 г.). На активном влиянии массовой коммуникации на современный язык и особую роль в нем фразеологии акцентировали внимание и члены Медиалингвистической (2013 г.) и Стилистической (2014 г.) комиссий при Международном комитете славистов (URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o-nas). Отдельный и крайне важный аспект медиалингвистики — «исследование языка СМИ как метатекста, с объяснением его интралингвальных возможностей и экстралингвальных характеристик» [Шевченко 2013: 7]. В условиях динамического развития жанров СМИ и «медиальной революции, т. е. появления наряду с устными и письменными формами передачи электронных медиа во главе с Интернетом» [Гайда 2015: 13], роль медийных фразеологизмов особо возросла. Фразеологический ресурс теперь служит не только средством лаконичного или образного выражения мысли автора, но и отображает актуальные социальные, политические, экономические, культурные, спортивные и другие процессы современности. 

Медийные источники и методы научного исследования. Проводя исследование (2014 — июнь 2015 г.), мы изначально выбрали разноаспектные (по тематике и возрастному принципу) и полижанровые (печатные и электронные) СМИ. Для анализа нами взято по три телевизионных канала общенационального (ТРК «Украина», «Интер», «1+1») и регионального (ТРК «Киев», «Zik» г. Львова, «АТН» г. Харькова) значения, информационные программы «Факты» («ICTV»), «Новини № 1» («112. Украина»), «Час новин» («5 канал»), информационно-развлекательные программы «ТСН. Особливе» («1+1»), «Люди. Hard Talk» («112. Украина»), «EmOneNews» («м1»). Также для анализа взяты три печатных издания общенационального («Газета по-українськи», «Сегодня», «День») и регионального («Деловая столица», «Вечерний Харьков», «Галицькі контракти») значения.

В анализе рассматриваются также интернет-порталы деловой и экономической тематики: «Корреспондент» (http://korrespondent.net/), «Бізнес» (http://businessua.com/), «Экономические известия» (http://eizvestia.com/). Также для анализа использовались материалы  информагентств «Украинформ», «Униан» и «Українська правда», радио «Вести» и «Наше радіо». 

Основными методами исследования медийного текста, которые нами использовались для анализа медийной фразеологии, были метод прагмалингвистического  мониторинга (Т. Добросклонская связывает его с  беспрерывным сбором информации  в разных источниках за определенный отрезок времени [Добросклонская 2008: 252]),  метод критического анализа медиатекста (с помощью данного метода в контексте социально-политических преобразований анализировались фразеологические единицы в разных текстах СМИ), метод дискурс-анализа (заключается в идентификации и подсчетах языковых единиц, которые используются в определенном медиатексте и, по словам В. Иванова (URL: http://journlib.univ.kiev.ua/index.php? act=article&article=1278), включает в себя элементы статистического подсчета и тем самым позволяет медиалингвисту максимально объективно исследовать сферу СМИ в контексте медиакартины мира),  метод лингвокультурного анализа  в медиа (позволил нам исследовать медийную фразеологию в контексте развития языков и культур иных стран) и др. 

Стилистические функции медийной фразеологии. Как известно, стиль массовой коммуникации — один из наиболее «открытых» функциональных стилей, характерной особенностью которого является социальная оценка. Одним из главных языковых средств, реализующих эту оценку в массмедийном дискурсе, являются фразеологизмы. Именно фразеологические единицы помогают авторам создать комплексное представление о реальности благодаря образному обобщению и эмоциональному описанию действительности, воздействуя на сознание реципиента. Выразительные особенности фразеологизмов опираются на высокую степень обобщенности значения, на экспрессивную наполненность, наличие стилистической окраски и образность, что, в свою очередь, приводит к широким возможностям их использования в языке массовой коммуникации.

Украинское медиапространство, которое сегодня стремительно развивается, насыщено различными фразеологизмами — традиционными и новыми, возникающими в соответствии с временными рамками и имеющими тенденцию активного тиражирования в социуме. Автор, работающий, например, в политическом издании, обязан ориентироваться на речевой и профессиональный опыт политиков (это подчеркивает и Н. Кузьмина: журналист обязан  «знать  соответствующие языковые и социальные коды — лексику и фразеологию, прецедентные  имена  и  ситуации,  политические, музыкальные  и  кинематографические вкусы, соответствующий дресс‐код и проч.)» [Кузьмина 2001: 24]. Устойчивые выражения, афоризмы, крылатые фразы и цитаты, широко распространенные в газетах (особенно в заголовках), могут и далее тиражироваться, если они удачно использованы автором с целью привлечения внимания читателя: Человек — это звучит гордо!, Человек с большой буквы, Размаха шаги саженьи, Революцией мобилизованный и призванный, Этапы большого пути, Живинка в деле, Люди с чистой совестью, Зеленый друг, Чувство семьи единой и др. (фактологическая аргументация Г. Солганика. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_01).

Именно поэтому в массмедиа не могут функционировать фразеологизмы, которые не известны современному реципиенту или не актуальны в данное время в определенной ситуации. К тому же сами фразеологизмы могут быть актуальны в соответствии с актуальной ситуацией (музыкальной, спортивной, политической, экономической и др.): «Scorpions» знову на сцені, а фани  — на сьомому небі від щастя (событие 2012 г. «Газета по-українськи»); Рибка після повернення у «Динамо» на сьомому небі від щастя (событие 2013 г. «Час новин», «5 канал»); На седьмом небе от счастья: Луценко уже на свободе (событие 2013 года) [«Корреспондент»], З коливанням курсу на сьомому небі від щастя лише спекулянти (событие 2014 г. ТРК «Киев»); На седьмом небе от счастья: Гагарина принесла России серебро на музыкальном конкурсе (событие 2015 г. «Интер»); На сьомому небі від щастя: поціновувачі музики «Океан Ельзи» заспівали у Львові разом із Вакарчуком (событие 2015 г. «ТСН. Особливе», «1+1»).

Интересно, что фразеологизм в разное время может иметь различные семантические оттенки и использоваться в совершенно разных контекстах. Ср.: Або все, або нічого: Президента заставили бігти (о событиях, связанных с Евромайданом-2014 г. «ТСН», «1+1»); Місцеві вибори по-новому: або все, або нічого («Факти», «ICTV»); Новая старая Конституция: или все, или ничего (о конституционной реформе 2015  г. «Корреспондент»); Евро по-нашему: или все, или ничего (о квалификации в группы футбольного чемпионата «Евро-2016» — радио «Вести»); Або все, або нічого: на «Нашому радіо» стартує інтелектуальна супер-вікторина «Вигравай мільйон!» («Наше радіо»). Ср.: Белая ворона современного политикума (о Дарте Вейдере в качестве кандидата в депутаты Киевского совета ТРК «Украина»); Белая ворона против Черного ворона (о кандидатах в президенты Тимошенко и Януковиче) («Интер»); Шоу з білою вороною на чолі (о победе К. Вюрст на песенном конкурсе «Евровидение-2014) («112. Украина»); Біла ворона феєрично виграє (о победе команды «Металлург» г. Запорожье над командой «Говерла» г. Ужгород   «Униан») и др.

Семантическая природа фразеологизмов, как известно, неоднозначна, а иногда даже противоречива. Фразеологические единицы именно в языке СМИ могут иметь не только устоявшееся, традиционное значение, но и не стандартное, что придает языку СМИ большую экспрессию. Ср.: Кличко дав гарбуза росіянину Повєткіну («ZiK»); Тимошенківці дали Турчинову гарбуза: назад до партії приймати одіозного політика вони не хочуть («Українська правда»); «Металіст» отримав гарбуза від Мілевського: пропозицію футболіст відхилив, сподіваючись на кращі контракти («112. Украина»); Отримати гарбуза від Рудьковського за щастя рейтинговим політикам — політолог («Униан»). Важно отметить, что оценочность является общей стилевой чертой всех газетно-публицистических текстов, она свойственна даже информационным жанрам [Дускаева 2012: 147]. Именно поэтому фразеологизмы являются смысловыми центрами всех без исключения газетных жанров. Ср. заголовки информационных статей издания «Газета по-українськи»: Бархатний сезон в Одесі; Верховна рада сьогодні б’є байдики; Майданівці за милу душу куштували куліш; Лиха доля горе-міністра Шевченко и др., заголовки аналитических статей издания «Деловая столица»: Зайти в тупик: Раду могут распустить; Кличко водит за нос зайстройщиков; Гранит науки и ЗНО: анализ главного теста страны в столице; Альфа и Омега Порошенко: мнения экспертов и др.

В отличие от словосочетаний, значение фразеологизмов как устойчивой единицы является идиоматическим, и в этом фразеологизм сближается со словом. В медийном контексте фразеологизмы идиоматического характера придают высказыванию дополнительную экспрессию: Правити теревені — це ще не керувати владою («Газета по-українськи»); Каждого украинца задевает за живое ситуация с ценами (ТРК «Украина»); Очевидно, що півзахисник ловив ґав на полі, пропустивши кілька моментів із м’ячем (ТРК «Киев»); Терпение лопнуло уже и у дипломатов: они требуют обнародования полного телефонного разговора экс-политиков («Интер»); Кашу цю заварив сам Данилко і тепер важко буде втриматись на п’єдесталі слави («ТСН. Особливе», «1+1») и др.

Выполняя номинативную функцию, фразеологизмы в языке СМИ называют единые понятия, явления, качества, характеристики и признаки. Поэтому часто фразеологизмы могут заменяться синонимичными словами, в медийной коммуникации они особенно актуальны для описания определенных процессов: на каждом шагу везде, всюду (Патриотизм на каждом шагу: улицы столицы стали желто-голубыми. — ТРК «Украина»); прикусить язык — замолчать (Прикусить язык политикам позволил новый антирейтинг самых коррумпированных депутатов в Верховной Раде. «Корреспондент»); точка зрения — мнение (Эту точку зрения Гриценко теперь будут рассматривать в суде. — «Интер»); правая рука — помощник (Правая рука Ющенко также среди бомонда «порошенковцев». «Интер»); книга за семью печатями — тайна (Бюджет-2013 — книга за семью печатями. «Укринформ»]).

Однако знак равенства между значениями фразеологических единиц в СМИ и значениями слов, с которыми они идентифицируются, как правило, ставить нельзя. Фразеологическое значение в медиа отличается прежде всего степенью интенсивности проявления характеристики и дополнительной стилистической оценки: Денег у премьера — куры не клюют («Интер») — не просто много, а очень много; Грошей, що дали МВФ — кіт наплакав («112. Украина») — не просто мало, а слишком мало; Законы о коррупции откладывают в долгий ящик («Укринформ») — не просто на какой-то срок, а на неопределенное время. В большинстве случаев фразеологизмы и соотносимые с ними слова различаются стилистической окраской, а потому по отношению к отдельным словам эти фразеологические единицы выступают в основном в роли стилистических, а не идеографических синонимов. Ср.: Александр Усик порвал в пух и прах Даниэлла Брюера («Корреспондент») — Победа Усика была  яркой и сильной («Укринформ»); А для ультрас «Роми» санкціїяк з гуся вода («Газета по-українськи») — Активні вболівальники італійської «Роми» байдуже поставились до санкцій УЄФА («112. Украина»). 

Оценочность, как одна из функций языка СМИ, вносит корректировку и в функционирование языковых единиц [Дускаева 2006: 667]. Многие ранее нейтральные (или с позитивной оценкой) фразеологизмы приобретают негативную стилистическую окраску: «Зірковий час»: Як зганьбився Потап на столичному концерті («EmOneNews», «м1»); «Кричати не своїм голосом», або депутати і трибуна в Раді («Факты», «ICTV»); Одеть ребенка с иголочки — дорого! («Подробности», «Интер»).

Как видим, использование фразеологизмов в языке СМИ придает большую экспрессивность высказыванию и эмоционально сильнее и  лучше воспринимается реципиентом.

Стратегии и тактики использования медийной фразеологии. Стилистические особенности текстов СМИ проявляются вследствие специального отбора и функционирования экспрессивных лексических единиц, в частности фразеологизмов. Еще Г. Винокур полагал, что язык газет насквозь «фразеологизирован» [Винокур 2000], поскольку стандартность, «клишированность» многих типично газетных выражений, а также использование афоризмов является неотъемлемым свойством языка СМИ.

Многие исследователи рассматривают фразеологизм как целостную экспрессивную универсалию стиля массовой информации, которая придает медиатексту дополнительную эмоциональность. Например, в заголовке как установочном элементе восприятия медийного текста фразеологизмы должны точно отображать настроение социума, ментальные особенности реципиента и быть яркими маркерами актуальных политических, экономических, культурных и других событий, которые происходят в данное время.

Очень интересным со стилистической точки зрения является использование фразеологизмов в заголовках интернет-статей. Ведь в медийный заголовок «вмещены основная идея и авторский замысел, что ассоциативно настраивает реципиента на восприятие текста» [Медіалінгвістика 2014: 55]. Использование фразеологизмов в заголовках медийных текстов — это определенная расстановка акцентов и смыслов, которые хотел выделить автор. Часто такие смыслы расставляются как через первичное использование фразеологизмов: Альфа и Омега гибридной войны («Укринформ»); Політичні тріумфатори граються з вогнем («Униан»); Малому і середньому бізнесу — карти в руки («Українська правда») и др., — так и через их трансформацию: Один у полі — воїн: українські солдати під Іловайськом («Українська правда»), Бюджет по осени считают («Корреспондент»), Україна та Стокгольмський арбітраж: або пан, або Продан («Бізнес») и др. 

Главная функция фразеологизмов в заголовках СМИ — первично воздействовать на реципиента. Правильно выбранный фразеологизм в структуре заголовка — это уже успех для автора, цель которого — стимулировать реципиента прочитать статью и сделать выводы: Харьковский мэр пляшет под чужую дудку («АТН»); Работать спустя рукава, или Новое назначение главного прокурора («Сегодня»); Ровенский янтарь сегодня на вес золота: за ним гоняются и простые люди, и министры, за него убивают (из интервью политолога В. Фесенко «Люди. Hard Talk», «112. Украина») и др. 

Часто в заголовке авторами используется лишь один фразеологизм, который является центральным смыслом описываемого события.  Без подзаголовков (либо полного текста статьи) понять, о чем идет речь в медийном тексте, невозможно: Клин клином выбивает (аналитическая статья о новых коррупционных схемах в столице), Бабушкины сказки (статья о выступлении с трибуны Верховной Рады министра финансов Н. Яресько), Без задних ног (статья-интервью с премьер-министром Украины А. Яценюком после 100 дней работы) и др. Мы подозреваем, что использование фразеологизма в заголовках является тактикой автора медиатекста, которая используется для привлечения к данному контексту большего внимания со стороны реципиента. 

Именно с помощью фразеологизма автор может донести до реципиента важные жизненные истины и вечные ценности (о морали, духовности, гражданской позиции). Часто в заголовки текстов выносятся фразеологизмы, которые имеют воспитательный характер: Вік живи — вік учись: як першокласник обіграв у шахи мера («Zik»); Жити душа в душу, або Один день з життя простого подружжя Вокальчуків («Наше радіо»); Борітеся — поборете: правда про прифронтовий Донбас («День»), Ахиллесова пята социальной сферы: почему харьковчане стали меньше помогать беженцам («Вечерний Харьков»).

Образная функция фразеологизмов заключается в комплексном использовании фразеологизма как фоновой лексемы медиатекста целостной картины описываемого явления: например, в статье газеты «День» «Не стало Великого Богдана» (2012 г.) (о смерти Богдана Ступки) использованы разные фразеологизмы для создания полноценного образа великого актера, которого потеряло украинское искусство: У місті каштанів попрощалися з видатним актором та генієм сценічного мистецтва Богданом Ступкою. Його Сізіфова праця відродити класичний театр у стінах Франка не залишилась не поміченою. Адже золоте правило кожного, хто належав до трупи театру — слугувати мистецтву і жити душа в душу з побратимами, забуваючи про чвари та мистецькі розбрати. Йому не співали дифірамби в вічі — він це не любив. Він хотів справжньої критики для себе та оточуючих…

Важная роль принадлежит фразеологизмам в заголовках, являющихся смысловым центром медиатекста. Фразеологизмы здесь выполняют смыслово-концептуальную функцию, ведь именно заголовок — это сильная, акцентирующая на главном, позиция СМИ: Пошел ва-банк (заголовок статьи на портале «Корреспондент.net» о внесении изменений в Конституцию Украины относительно полномочий Президента); Кров з молоком (заголовок новостной ленты музыкального телеканала «м1» о праздновании Дня молодежи в столице); Яблуко розбрату (заголовок статьи на портале «Корреспондент.net» о новой должности Председателя Конституционного суда Украины) и др.

Интересно, что в СМИ авторами иногда сознательно скрещиваются или изменяются значения фразеологизмов, что придает медиатексту (или его заголовку) большую экспрессию и эмоциональность, иногда — даже иронию: «Відкрити Америку»: перший «пишний» прийом президента Порошенка («ZiK»); «Віра горами рухає»: Ульянченко представила новий проект порятунку України («Факти», «ICTV»); «Далеко куцому до Зайця»: як РПЛ виключила зі списку бувалого депутата Івана Зайця («Українська правда»); «Звездный час»: одесский скандал с Лорак произвел фурор в информационнном пространстве СНГ («Сегодня»); Розпускати «язык», або як Рада хоче змінити мовну політику країни («ТСН», «1+1») и др.  

Ирония, которая часто присутствует в заголовках, может передаваться именно с помощью лаконичного фразеологизма. Так, в материале под названием  «Після нас — хоч потоп?», опубликованном на страницах электронного издания «Бізнес» (2014 г.), говорится о безответственном отношении украинских чиновников к экологии. Заголовки с подобным фразеологизмом функционировали и в других статьях на спортивную (После нас — хоть потоп! В Белграде фаны разбили новый стадион и разобрали на брусчатку несколько десятков метров тротуара — и все это произошло после матча между сборными Сербия — Албания. — «Сегодня»), экономическую (После нас — хоть потоп,  — эксперт. Американские аналитики утверждают, что печать валюты повлияет не на сегодняшнее поколение, а новое, которому будут ощутимы «преимущества» дефолта США. «Экономические известия»), политическую (После нас — хоть потоп?! Нынешняя война — это дополнительные предвыборные очки и для власти, и для оппозиции. Но о реальных последствиях не думает никто. — «Корреспондент») тематики. Здесь основными смысловыми центрами уже выступают эхо-фразы статей, в которых растолковывается то, о чем идет речь далее. 

Стилистическая трансформация фразеологизмов в медийном дискурсе возможна только тогда, когда эти единицы известны широкой аудитории (эффект непредсказуемости, который считается основным в медийной коммуникации, будет возможен в трансформированном фразеологизме лишь при условии учета фоновых знаний реципиента): Налоги к люстрации доведут (трансформация фразеологизма «Язык до Киева доведет». — Д. С.) («Сегодня»), Поправки к голосованию добавили большую ложку дегтя в антикоррупционную бочку («ТСН»), Сім раз відміряй — один раз прийми: депутати Верховної Ради, не вагаючись, приймають нові закони (трансформация фразеологизма «Семь раз отмерь — один раз отрежь». — Д. С.) («112. Украина») и др. Трансформированные фразеологизмы в политическом дискурсе могут служить частью предвыборной агитации и вноситься в состав ядровой рекламной лексики: или публичной речи политиков: Досить точити ляси! Час діяти! (из интервью Ю. Тимошенко в программе «Факти», «ICTV»); Вони люблять Україну? То вилами по воді писане (из интервью О. Ляшко в программе «События», ТРК «Украина») и др.

Многие авторы (в особенности политических медийных текстов) используют фразеологизмы как  мощное орудие социальной пропаганды и политической агитации, формируя общественное мировоззрение, национальную идею и отражая мнение большинства членов социума. В политической лингвистике фразеологизмы считаются определенными смысловыми центрами в речи политиков и политологов [Современная политическая лингвистика 2011: 47], которые, используя эти языковые единицы, прежде всего сосредоточивают внимание потенциального избирателя на определенной проблеме или социальном явлении: Наша коаліційна угода писалася Україною останні 7 місяців, тому прошу не вигадувати велосипед; велосипед уже є, він вигаданий в ЄС (из интервью Премьер-министра Украины А. Яценюка 29 октября 2014 г.); А «Свободі», в цій ситуації, і море по коліно. Вони ж все одно не пройшли в парламент (из интервью лидера «Радикальной партии Украины» О. Ляшко журналу «Корреспондент» 13 октября 2014 г.); Хотілося б крокувати в ногу з Президентом і його командою (из официального заявления партии «Народний фронт» 24 октября 2014 г.); Кстати, история с 11 кубометрами газа времен Фирташа шита белыми нитками и вопросов к ней может быть очень много (из интервью президента центра глобалистики  «Стратегия XXI» М. Гончара телеканалу «112. Украина» в программе «Люди. Hard Talk» 28 сентября 2014 г.) и др.

В политическом дискурсе частым является употребление частично трансформированных фразеологизмов, когда стилистической трансформации поддается лишь часть фразеологизма. Замена фразеологических компонентов приводит к изменению в семантике фразеологизмов, а новая единица — к расстановке новых (особенно актуальных сегодня) акцентов: Баба з возу, а Яценюку не легше («Zik»); Под лежачий камень газ не течет («Экономические известия»); Скільки партію не годуй… (трансформация фразеологизма «Скільки вовка не годуй, а він у ліс дивиться». — Д. С.) («Бізнес») и др.

 Важно отметить, что средства массовой информации являются зеркалом актуальных событий современности. Языковой материал, который тиражируется в СМИ, фактически является его инструментом в описании событий и явлений. А. Стишов акцентирует внимание на том, что новые слова возникают именно в текстах (как электронных, так и печатных) стиля массовой информации, ведь СМИ является индикатором актуальных событий, происходящих в социуме. Новые слова он называет медийными неолексемами, а новые фразеологизмы — неофраземами (URL: http://elibrary.kubg.edu.ua/2326/1/O_Styschov_NZ_GI.pdf). О формировании новых фразеологизмов говорит и С. Чемеркин, подчеркивая, что наибольшее их количество присутствует в сети Интернет, в частности в социальных сетях, чатах, блогах [Чемеркін 2009].

Поэтому массмедиа без преувеличения считаются главным источником новых слов и словосочетаний. Так, например, появляются и новые фразеологизмы, что также является важной экспрессивной тактикой автора, в целях заинтересованности материалом и читабельностью со стороны реципиента. Главными источниками новых фразеологизмов в СМИ, по нашим наблюдениям, являются: 

а) сами средства массовой информации, в которых в последнее время появилось множество новых устойчивых словосочетаний, которые массово тиражируются авторами: політичні переслідування, тіньова економіка, Європейське (світле) майбутнє, чорний долар, диктаторські закони, «ляшкові» будні, на городі Бузина, а в Києві Кличко;  

б) рекламные тексты и лозунги (их массовое появление в украинской медийной речи фиксируется в 90-х годах ХХ в. с приходом западных торговых марок): Не гальмуй — снікерсуй!, Летим на Марс вместе с «Марсом», Райська насолода «Bounty», Я це люблю, Солодкий знак якості, Об’єднані футболом

в) политические рекламные  тексты: Вона — працює (о Ю. Тимошенко), Жити по-новому, Сильний Президент — сильна країна, Від стабільності — до добробуту;

г) политические рекламные слоганы: Разом нас багато, Бандитам — тюрми, Схід і Захід — разом! (cлоганы «Оранжевой революции», 2004 г.), Ми — Є, Україна — це Європа (слоганы «Евромайдана», 2014 г.), Україна для людей!, Голосуй за українське», Захистимо українське село (слоганы политических партий, 2010 г.);

д) крылатые фразы известных деятелей культуры, спорта, искусства, кино и телевидения: Де правди шукати, коли брат на брата (А. Кузьменко, группа «Скрябин»), Я не хочу бути героєм України — Не цінує героїв моя країна! (С. Положинский, группа «Тартак»), Я не здамся без бою (С. Вакарчук, группа «Океан Эльзы»), Нації вмирають не від інфаркту (Л. Костенко);

е) крылатые фразы известных политиков: Маємо те, що маємо (Л. Кравчук), Любі друзі; Ці руки нічого не крали (В. Ющенко), Якщо куля в лоб, то куля в лоб (А. Яценюк) и др.

Выводы. Таким образом, анализ современных массмедийных текстов показал, что использование фразеологизмов в СМИ имеет большую практику. Это объясняется стремлением авторов придать текстам особый национальный колорит, реализовать потенциальную способность фразеологизмов актуализировать активную позицию в тексте и эмоционально воздействовать на реципиента. Выполняя разные стилистические функции, фразеологизмы в медиапространстве придают речи большую эмоциональность и влияют как на индивидуальное, так и на массовое сознание реципиента. 

Чаще фразеологические единицы в украинских медийных текстах вербализируют актуальные вопросы современности, они могут использоваться как в самих текстах, так и в заголовках (либо подзаголовковых частях). И в первом и во втором случаях употребление фразеологизмов в структуре медиастатьи имеет положительное значение на развитие медийного дискурса в целом, ведь именно фразеология придает разнообразие языку СМИ, а фразеологическая трансформация — образность и символизм высказыванию.

© Сизонов Д. Ю., 2015

1. Винокур Г. О. Собрание трудов: введение в изучение филологических наук. М.: Лабиринт, 2000.

2. Гайда С. Актуальные задачи стилистики // Актуальные проблемы стилистики. 2015. № 1.

3. Добросклонская Т. В. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: учеб. пособие. М.: Флинта, 2008.

4. Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: С.- Петерб. гос. ун-т, Филол. ф-т, 2012.

5. Дускаева Л. Р. Языково-стилистические изменения в современных СМИ // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта, Наука, 2006.

6. Іванов В. Дослідження змісту повідомлень. URL: http://journlib.univ.kiev.ua/index.php? act=article&article=1278.

7. Клушина Н. И. Общие особенности публицистического стиля. URL:  http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_03.

8. Кузьмина Н. А. Современный медиатекст. Омск, 2011.

9. Медіалінгвістика: словник термінів і понять / Л.І. Шевченко, Д. В. Дергач, Д. Ю.  Сизонов / За ред. Л.І. Шевченко. К., 2014.

10. Современная политическая лингвистика / Э.В. Будаев, М.Б. Ворошилова, Е.В. Дзюба, Н. А. Красильникова; отв. ред. А. П. Чудинов. Екатеринбург, 2011.

11. Солганик Г. Я. О языке и стиле газеты. URL:  http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_01.

12. Стилистическая комиссия при Международном комитете славистов. URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o-nas.

13. Стишов О. А. Оновлення сучасного українського лексикону. К., 2013.

14. Чемркін С, Г. Українська мова в Інтернеті: позамовні та внутрішньо-структурні процеси. К., 2009.

15. Шевченко Л. І. Інтелектуальна еволюція української літературної мови: теорія аналізу. К., 2001.

16. Шевченко Л. І. Медіалінгвістика в сучасній Україні: аналіз ситуації // Актуальні пробеми української лінгвістики: теорія і практика. К., 2013. Вип. 26. 

1. Vinokur G. O. Collection of scientific works: Introduction to the study of Philology [Sobranie trudov: vvedenie v izuchenie filologicheskih nauk]. Moscow, 2000.

2. Gajda S. Actual problems of stylistics [Aktualnye zadachi stilistiki] // Aktualnye problemy stilistiki. 2015. No. 1.

3. Dobrosklonskaja T. V. Medialinguistics: a systematic approach to language learning media [Medialingvistika: sistemnyj podhod k izucheniju jazyka SMI]. Moscow, 2008.

4. Duskaeva L. R. The dialogic nature of newspaper genres [Dialogicheskaja priroda gazetnyh rechevyh zhanrov. 2-e izd., ispr. i dop.]. St Petersburg, 2012.

5. Duskaeva L. R. Language and stylistic changes in modern media [Jazykovo-stilisticheskie izmenenija v sovremennyh SMI] // Stilisticheskij jenciklopedicheskij slovar russkogo jazyka / pod red. M. N. Kozhinoj. Moscow, 2006.

6. Іvanov V. The research content of messages [Doslіdzhennja zmіstu povіdomlen]. URL: http://journlib.univ.kiev.ua/index.php? act=article&article=1278

7. Klushina N. I. Total features of mass-media style [Obshhie osobennosti publicisticheskogo stilja]. URL:  http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#z_03

8. Kuzmina N. A. Modern media text [Sovremennyj mediatekst]. Omsk, 2011.

9. Medialinguistics: dictionary of terms and concepts [Medіalіngvіstika: slovnik termіnіv і ponjat] / L. І. Shevchenko, D.V. Dergach, D.Ju. Sizonov / Za red. L. І. Shevchenko. K., 2014.

10. Modern political language [Sovremennaja politicheskaja lingvistika] / Je.V. Budaev, M.B. Voroshilova, E. V. Dzjuba, N. A. Krasilnikova; otv. red. A. P. Chudinov. Ekaterinburg, 2011.

11. Solganik G. Ja. About the language and style of the newspaper [O jazyke i stile gazety]. URL:  http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#z_01

12. Stylistic commission [Stilisticheskaja komissija] pri Mezhdunarodnom komitete slavistov. URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o-nas

13. Stishov O. A. Updating the modern Ukrainian language  [Onovlennja suchasnogo ukraїnskogo leksikonu]. K., 2013.

14. Chemrkіn S. G. Ukrainian language in the Internet: extralinguistic, internal and structural processes [Ukraїnska mova v Іnternetі: pozamovnі ta vnutrіshno-strukturnі procesi]. K., 2009.

15. Shevchenko L. І. The intellectual evolution of the modern Ukrainian language: theory analysis [Іntelektualna evoljucіja ukraїnskoї lіteraturnoї movi: teorіja analіzu]. K., 2001.

16. Shevchenko L. І. Medialinguistics in modern Ukraine: analysis of the situation [Medіalіngvіstika v suchasnіj Ukraїnі: analіz situacії] // Aktualnі probemi ukraїnskoї lіngvіstiki: teorіja і praktika. K., 2013. Vip. 26.