Пятница, Сентябрь 20Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СОВРЕМЕННАЯ МЕДИЙНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ В УКРАИНСКИХ СМИ: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

В статье на материале украинских медиаресурсов (печатных, электронных, визуально-рекламных) проанализирована современная медийная фразеология как новый пласт языковых единиц. Акцент сделан на стилистическо-функциональном потенциале современной фразеологии в СМИ, рассмотрены коммуникативные стратегии и тактики использования устойчивых словосочетаний и трансформированных фразеологизмов в разных медийных сферах (телевидение, радио, печать, Интернет, реклама и PR). Доказано, что фразеологические единицы в украинских массмедиа вербализируют актуальные вопросы современности, они могут использоваться как в самих текстах, так и в заголовках. Употребление фразеологизмов в структуре медиастатьи имеет положительное значение для развития медийного дискурса в целом, так как придает функциональное разнообразие языку СМИ, а трансформация фразеологизма способствует образности и определенному символизму высказывания.

MODERN MEDIA PHRASEOLOGY USAGE IN UKRAINIAN MASS MEDIA: STYLISTIC ANALYSIS 

The essay analyses modern media phraseology as a new lexical layer in Ukrainian mass media (print, electronic and visual ads). The main idea focuses on stylistic-functional potential of modern media phraseology in Mass Media, as well as various communicative strategies and tactics of set phrases and transformational phraseologisms usage in different media spheres (television, radio, print media, the Internet, advertising and PR). It is proved that phraseological units in Ukrainian mass media verbalizing relevant current issues can be used either in texts or in headlines. Phraseologism usage in media article is of importance for the development of media discourse as a whole, because it gives the media language multisidedness, as well as phraseological transformations make for figurativeness and certain symbolism.

Дмитрий Юрьевич Сизонов, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории и стилистики украинского языка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко 

E-mail: dm_sizonov@ukr.net

Dmytro Yurievich Syzonov, PhD, Associate Professor at the Department of History and Stylistics of the Ukrainian Language of Taras Shevchenko National University of Kiev 

E-mail: dm_sizonov@ukr.net

Сизонов Д. Ю. Современная медийная фразеология в украинских СМИ: стилистический анализ // Медиалингвистика. 2015. № 4 (10). С. 97–107. URL: https://medialing.ru/sovremennaya-medijnaya-frazeologiya-v-ukrainskih-smi-stilisticheskij-analiz/ (дата обращения: 20.09.2019).

Sizonov D. Yu. Modern media phraseology usage in Ukrainian mass media: stylistic analysis. Media Linguistics, 2015, No. 4 (10), pp. 97–107. Available at: https://medialing.ru/sovremennaya-medijnaya-frazeologiya-v-ukrainskih-smi-stilisticheskij-analiz/ (accessed: 20.09.2019). (In Russian)

УДК 811.161.2
ББК 81.2
ГРНТИ 16.21.55
КОД ВАК 10.02.01 (Украина)

К поста­нов­ке про­бле­мы. В совре­мен­ном мас­сме­дий­ном про­стран­стве фор­ми­ру­ет­ся тен­ден­ция к исполь­зо­ва­нию нео­ло­ги­че­ских еди­ниц (от слов к сло­во­со­че­та­ни­ям) в раз­ных жан­рах СМИ — от корот­ких инфор­ма­тив­ных до слож­ных, ана­ли­ти­че­ских. Эта тен­ден­ция свя­за­на преж­де все­го с экс­тра­линг­ви­сти­че­ски­ми фак­то­ра­ми раз­ви­тия СМИ, в част­но­сти: 

1) гло­баль­ны­ми про­цес­са­ми в обще­стве (поли­ти­че­ски­ми, эко­но­ми­че­ски­ми, куль­тур­ны­ми и др.); 

2) рас­ши­ре­ни­ем гра­ниц ком­му­ни­ка­тив­но-инфор­ма­ци­он­но­го поля, основ­ные функ­ции кото­ро­го преду­смат­ри­ва­ют не толь­ко инфор­ми­ро­ва­ние, но и вли­я­ние на мас­со­вое язы­ко­вое созна­ние; 

3) поли­куль­тур­но­стью, кото­рая вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние прин­ци­пи­аль­но ново­го лек­си­ко-фра­зео­ло­ги­че­ско­го язы­ко­во­го фон­да; 

4) рас­ши­ре­ни­ем инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства раз­ных сфер чело­ве­че­ско­го бытия; 

5) рас­про­стра­не­ни­ем явле­ния так назы­ва­е­мой язы­ко­вой моды — упо­треб­ле­ния в язы­ке раз­ных СМИ (от печат­ных до элек­трон­ных) новых лек­сем и фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц, кото­рые исполь­зу­ют­ся в новых инфор­ма­ци­он­ных реа­ли­ях с новы­ми семан­ти­кой и функ­ци­я­ми. 

Л. Шев­чен­ко ука­зы­ва­ет на то, что в язы­ке СМИ про­ис­хо­дит «фор­ми­ро­ва­ние тен­ден­ции к уни­вер­са­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ры» [Шев­чен­ко 2001: 357]; в част­но­сти, речь идет и о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии уни­вер­саль­ных язы­ко­вых еди­ниц, кото­рые в новых интер­нет-СМИ и совре­мен­ных элек­трон­ных сред­ствах свя­зи игра­ют роль опре­де­лен­ных соци­аль­ных мар­ке­ров медий­ных тек­стов. Этот тезис под­твер­жда­ет и тот факт, что фра­зео­ло­гиз­мы в медиа­сфе­ре исполь­зу­ют­ся все чаще (и речь идет о раз­ных типах меди­а­тек­стов, их ком­по­зи­ци­онн­ных частях, меди­а­жан­рах). 

В совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­ке в послед­нее вре­мя осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся спе­ци­аль­но­му опи­са­нию и сти­ли­сти­че­ско­му ана­ли­зу язы­ко­во­го ресур­са и язы­ко­вых интен­ций, кото­рые вли­я­ют на потен­ци­аль­но­го реци­пи­ен­та и его созна­ние. Актив­ное исполь­зо­ва­ние в язы­ке СМИ лек­си­че­ских инно­ва­ций при­во­дит к рас­ши­ре­нию их функ­ций в мас­сме­дий­ном тек­сте / дис­кур­се. Об акту­аль­но­сти иссле­до­ва­ния фра­зео­ло­ги­че­ско­го уров­ня в совре­мен­ных язы­ках сла­вян­ско­го мира выска­зы­ва­лись чле­ны Фра­зео­ло­ги­че­ской комис­сии при Меж­ду­на­род­ном коми­те­те сла­ви­стов еще во вре­мя ее созда­ния (1978 г.). На актив­ном вли­я­нии мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции на совре­мен­ный язык и осо­бую роль в нем фра­зео­ло­гии акцен­ти­ро­ва­ли вни­ма­ние и чле­ны Медиа­линг­ви­сти­че­ской (2013 г.) и Сти­ли­сти­че­ской (2014 г.) комис­сий при Меж­ду­на­род­ном коми­те­те сла­ви­стов (URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o‑nas). Отдель­ный и крайне важ­ный аспект медиа­линг­ви­сти­ки — «иссле­до­ва­ние язы­ка СМИ как мета­тек­ста, с объ­яс­не­ни­ем его интра­линг­валь­ных воз­мож­но­стей и экс­тра­линг­валь­ных харак­те­ри­стик» [Шев­чен­ко 2013: 7]. В усло­ви­ях дина­ми­че­ско­го раз­ви­тия жан­ров СМИ и «меди­аль­ной рево­лю­ции, т. е. появ­ле­ния наря­ду с уст­ны­ми и пись­мен­ны­ми фор­ма­ми пере­да­чи элек­трон­ных медиа во гла­ве с Интер­не­том» [Гай­да 2015: 13], роль медий­ных фра­зео­ло­гиз­мов осо­бо воз­рос­ла. Фра­зео­ло­ги­че­ский ресурс теперь слу­жит не толь­ко сред­ством лако­нич­но­го или образ­но­го выра­же­ния мыс­ли авто­ра, но и отоб­ра­жа­ет акту­аль­ные соци­аль­ные, поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, куль­тур­ные, спор­тив­ные и дру­гие про­цес­сы совре­мен­но­сти. 

Медий­ные источ­ни­ки и мето­ды науч­но­го иссле­до­ва­ния. Про­во­дя иссле­до­ва­ние (2014 — июнь 2015 г.), мы изна­чаль­но выбра­ли раз­но­ас­пект­ные (по тема­ти­ке и воз­раст­но­му прин­ци­пу) и поли­жан­ро­вые (печат­ные и элек­трон­ные) СМИ. Для ана­ли­за нами взя­то по три теле­ви­зи­он­ных кана­ла обще­на­ци­о­наль­но­го (ТРК «Укра­и­на», «Интер», «1+1») и реги­о­наль­но­го (ТРК «Киев», «Zik» г. Льво­ва, «АТН» г. Харь­ко­ва) зна­че­ния, инфор­ма­ци­он­ные про­грам­мы «Фак­ты» («ICTV»), «Нови­ни № 1» («112. Укра­и­на»), «Час новин» («5 канал»), инфор­ма­ци­он­но-раз­вле­ка­тель­ные про­грам­мы «ТСН. Особ­ли­ве» («1+1»), «Люди. Hard Talk» («112. Укра­и­на»), «EmOneNews» («м1»). Так­же для ана­ли­за взя­ты три печат­ных изда­ния обще­на­ци­о­наль­но­го («Газе­та по-українсь­ки», «Сего­дня», «День») и реги­о­наль­но­го («Дело­вая сто­ли­ца», «Вечер­ний Харь­ков», «Гали­ць­кі кон­трак­ти») зна­че­ния.

В ана­ли­зе рас­смат­ри­ва­ют­ся так­же интер­нет-пор­та­лы дело­вой и эко­но­ми­че­ской тема­ти­ки: «Кор­ре­спон­дент» (http://​korrespondent​.net/), «Біз­нес» (http://​businessua​.com/), «Эко­но­ми­че­ские изве­стия» (http://​eizvestia​.com/). Так­же для ана­ли­за исполь­зо­ва­лись мате­ри­а­лы инфор­ма­гентств «Укра­ин­форм», «Уни­ан» и «Українсь­ка прав­да», радио «Вести» и «Наше радіо». 

Основ­ны­ми мето­да­ми иссле­до­ва­ния медий­но­го тек­ста, кото­рые нами исполь­зо­ва­лись для ана­ли­за медий­ной фра­зео­ло­гии, были метод праг­ма­линг­ви­сти­че­ско­го мони­то­рин­га (Т. Доб­рос­клон­ская свя­зы­ва­ет его с бес­пре­рыв­ным сбо­ром инфор­ма­ции в раз­ных источ­ни­ках за опре­де­лен­ный отре­зок вре­ме­ни [Доб­рос­клон­ская 2008: 252]), метод кри­ти­че­ско­го ана­ли­за меди­а­тек­ста (с помо­щью дан­но­го мето­да в кон­тек­сте соци­аль­но-поли­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний ана­ли­зи­ро­ва­лись фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы в раз­ных текстах СМИ), метод дис­курс-ана­ли­за (заклю­ча­ет­ся в иден­ти­фи­ка­ции и под­сче­тах язы­ко­вых еди­ниц, кото­рые исполь­зу­ют­ся в опре­де­лен­ном меди­а­тек­сте и, по сло­вам В. Ива­но­ва (URL: http://​journlib​.univ​.kiev​.ua/​i​n​d​e​x​.​php? act=article&article=1278), вклю­ча­ет в себя эле­мен­ты ста­ти­сти­че­ско­го под­сче­та и тем самым поз­во­ля­ет медиа­линг­ви­сту мак­си­маль­но объ­ек­тив­но иссле­до­вать сфе­ру СМИ в кон­тек­сте меди­а­кар­ти­ны мира), метод линг­во­куль­тур­но­го ана­ли­за в медиа (поз­во­лил нам иссле­до­вать медий­ную фра­зео­ло­гию в кон­тек­сте раз­ви­тия язы­ков и куль­тур иных стран) и др. 

Сти­ли­сти­че­ские функ­ции медий­ной фра­зео­ло­гии. Как извест­но, стиль мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции — один из наи­бо­лее «откры­тых» функ­ци­о­наль­ных сти­лей, харак­тер­ной осо­бен­но­стью кото­ро­го явля­ет­ся соци­аль­ная оцен­ка. Одним из глав­ных язы­ко­вых средств, реа­ли­зу­ю­щих эту оцен­ку в мас­сме­дий­ном дис­кур­се, явля­ют­ся фра­зео­ло­гиз­мы. Имен­но фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы помо­га­ют авто­рам создать ком­плекс­ное пред­став­ле­ние о реаль­но­сти бла­го­да­ря образ­но­му обоб­ще­нию и эмо­ци­о­наль­но­му опи­са­нию дей­стви­тель­но­сти, воз­дей­ствуя на созна­ние реци­пи­ен­та. Выра­зи­тель­ные осо­бен­но­сти фра­зео­ло­гиз­мов опи­ра­ют­ся на высо­кую сте­пень обоб­щен­но­сти зна­че­ния, на экс­прес­сив­ную напол­нен­ность, нали­чие сти­ли­сти­че­ской окрас­ки и образ­ность, что, в свою оче­редь, при­во­дит к широ­ким воз­мож­но­стям их исполь­зо­ва­ния в язы­ке мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции.

Укра­ин­ское медиа­про­стран­ство, кото­рое сего­дня стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ет­ся, насы­ще­но раз­лич­ны­ми фра­зео­ло­гиз­ма­ми — тра­ди­ци­он­ны­ми и новы­ми, воз­ни­ка­ю­щи­ми в соот­вет­ствии с вре­мен­ны­ми рам­ка­ми и име­ю­щи­ми тен­ден­цию актив­но­го тира­жи­ро­ва­ния в соци­у­ме. Автор, рабо­та­ю­щий, напри­мер, в поли­ти­че­ском изда­нии, обя­зан ори­ен­ти­ро­вать­ся на рече­вой и про­фес­си­о­наль­ный опыт поли­ти­ков (это под­чер­ки­ва­ет и Н. Кузь­ми­на: жур­на­лист обя­зан «знать соот­вет­ству­ю­щие язы­ко­вые и соци­аль­ные коды — лек­си­ку и фра­зео­ло­гию, пре­це­дент­ные име­на и ситу­а­ции, поли­ти­че­ские, музы­каль­ные и кине­ма­то­гра­фи­че­ские вку­сы, соот­вет­ству­ю­щий дресс-код и проч.)» [Кузь­ми­на 2001: 24]. Устой­чи­вые выра­же­ния, афо­риз­мы, кры­ла­тые фра­зы и цита­ты, широ­ко рас­про­стра­нен­ные в газе­тах (осо­бен­но в заго­лов­ках), могут и далее тира­жи­ро­вать­ся, если они удач­но исполь­зо­ва­ны авто­ром с целью при­вле­че­ния вни­ма­ния чита­те­ля: Чело­век — это зву­чит гор­до!, Чело­век с боль­шой бук­вы, Раз­ма­ха шаги саже­ньи, Рево­лю­ци­ей моби­ли­зо­ван­ный и при­зван­ный, Эта­пы боль­шо­го пути, Живин­ка в деле, Люди с чистой сове­стью, Зеле­ный друг, Чув­ство семьи еди­ной и др. (фак­то­ло­ги­че­ская аргу­мен­та­ция Г. Солга­ни­ка. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_01).

Имен­но поэто­му в мас­сме­диа не могут функ­ци­о­ни­ро­вать фра­зео­ло­гиз­мы, кото­рые не извест­ны совре­мен­но­му реци­пи­ен­ту или не акту­аль­ны в дан­ное вре­мя в опре­де­лен­ной ситу­а­ции. К тому же сами фра­зео­ло­гиз­мы могут быть акту­аль­ны в соот­вет­ствии с акту­аль­ной ситу­а­ци­ей (музы­каль­ной, спор­тив­ной, поли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской и др.): «Scorpions» зно­ву на сцені, а фани — на сьо­мо­му небі від щастя (собы­тие 2012 г. «Газе­та по-українсь­ки»); Риб­ка піс­ля повер­нен­ня у «Дина­мо» на сьо­мо­му небі від щастя (собы­тие 2013 г. «Час новин», «5 канал»); На седь­мом небе от сча­стья: Луцен­ко уже на сво­бо­де (собы­тие 2013 года) [«Кор­ре­спон­дент»], З коли­ван­ням кур­су на сьо­мо­му небі від щастя лише спе­ку­лян­ти (собы­тие 2014 г. ТРК «Киев»); На седь­мом небе от сча­стья: Гага­ри­на при­нес­ла Рос­сии сереб­ро на музы­каль­ном кон­кур­се (собы­тие 2015 г. «Интер»); На сьо­мо­му небі від щастя: поці­но­ву­ва­чі музи­ки «Оке­ан Ель­зи» заспі­ва­ли у Льво­ві разом із Вакар­чу­ком (собы­тие 2015 г. «ТСН. Особ­ли­ве», «1+1»).

Инте­рес­но, что фра­зео­ло­гизм в раз­ное вре­мя может иметь раз­лич­ные семан­ти­че­ские оттен­ки и исполь­зо­вать­ся в совер­шен­но раз­ных кон­текстах. Ср.: Або все, або нічо­го: Пре­зи­ден­та заста­ви­ли біг­ти (о собы­ти­ях, свя­зан­ных с Евро­май­да­ном-2014 г. «ТСН», «1+1»); Міс­цеві вибо­ри по-ново­му: або все, або нічо­го («Фак­ти», «ICTV»); Новая ста­рая Кон­сти­ту­ция: или все, или ниче­го (о кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ме 2015 г. «Кор­ре­спон­дент»); Евро по-наше­му: или все, или ниче­го (о ква­ли­фи­ка­ции в груп­пы фут­боль­но­го чем­пи­о­на­та «Евро-2016» — радио «Вести»); Або все, або нічо­го: на «Нашо­му радіо» стар­тує інте­лек­ту­аль­на супер-вік­то­ри­на «Вигра­вай мільй­он!» («Наше радіо»). Ср.: Белая воро­на совре­мен­но­го поли­ти­ку­ма (о Дар­те Вей­де­ре в каче­стве кан­ди­да­та в депу­та­ты Киев­ско­го сове­та ТРК «Укра­и­на»); Белая воро­на про­тив Чер­но­го воро­на (о кан­ди­да­тах в пре­зи­ден­ты Тимо­шен­ко и Яну­ко­ви­че) («Интер»); Шоу з білою воро­ною на чолі (о побе­де К. Вюрст на песен­ном кон­кур­се «Евро­ви­де­ние-2014) («112. Укра­и­на»); Біла воро­на феєрич­но виграє (о побе­де коман­ды «Метал­лург» г. Запо­ро­жье над коман­дой «Говер­ла» г. Ужго­род  «Уни­ан») и др.

Семан­ти­че­ская при­ро­да фра­зео­ло­гиз­мов, как извест­но, неод­но­знач­на, а ино­гда даже про­ти­во­ре­чи­ва. Фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы имен­но в язы­ке СМИ могут иметь не толь­ко усто­яв­ше­е­ся, тра­ди­ци­он­ное зна­че­ние, но и не стан­дарт­ное, что при­да­ет язы­ку СМИ боль­шую экс­прес­сию. Ср.: Клич­ко дав гар­бу­за росія­ни­ну Повєт­кі­ну («ZiK»); Тимо­шен­ків­ці дали Тур­чи­но­ву гар­бу­за: назад до пар­тії прий­ма­ти одіоз­но­го політи­ка вони не хочуть («Українсь­ка прав­да»); «Металіст» отри­мав гар­бу­за від Мілевсь­ко­го: про­по­зи­цію фут­боліст від­хи­лив, споді­ва­ю­чись на кра­щі кон­трак­ти («112. Укра­и­на»); Отри­ма­ти гар­бу­за від Рудь­ковсь­ко­го за щастя рей­тин­го­вим політи­кам — політо­лог («Уни­ан»). Важ­но отме­тить, что оце­ноч­ность явля­ет­ся общей сти­ле­вой чер­той всех газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов, она свой­ствен­на даже инфор­ма­ци­он­ным жан­рам [Дус­ка­е­ва 2012: 147]. Имен­но поэто­му фра­зео­ло­гиз­мы явля­ют­ся смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми всех без исклю­че­ния газет­ных жан­ров. Ср. заго­лов­ки инфор­ма­ци­он­ных ста­тей изда­ния «Газе­та по-українсь­ки»: Бар­хат­ний сезон в Одесі; Вер­хов­на рада сьо­год­ні б’є бай­ди­ки; Май­данів­ці за милу душу кушту­ва­ли куліш; Лиха доля горе-мініст­ра Шев­чен­ко и др., заго­лов­ки ана­ли­ти­че­ских ста­тей изда­ния «Дело­вая сто­ли­ца»: Зай­ти в тупик: Раду могут рас­пу­стить; Клич­ко водит за нос зай­строй­щи­ков; Гра­нит нау­ки и ЗНО: ана­лиз глав­но­го теста стра­ны в сто­ли­це; Аль­фа и Оме­га Поро­шен­ко: мне­ния экс­пер­тов и др.

В отли­чие от сло­во­со­че­та­ний, зна­че­ние фра­зео­ло­гиз­мов как устой­чи­вой еди­ни­цы явля­ет­ся иди­о­ма­ти­че­ским, и в этом фра­зео­ло­гизм сбли­жа­ет­ся со сло­вом. В медий­ном кон­тек­сте фра­зео­ло­гиз­мы иди­о­ма­ти­че­ско­го харак­те­ра при­да­ют выска­зы­ва­нию допол­ни­тель­ную экс­прес­сию: Пра­ви­ти тере­вені — це ще не керу­ва­ти вла­дою («Газе­та по-українсь­ки»); Каж­до­го укра­ин­ца заде­ва­ет за живое ситу­а­ция с цена­ми (ТРК «Укра­и­на»); Оче­вид­но, що півза­хис­ник ловив ґав на полі, про­пу­стив­ши кіль­ка момен­тів із м’ячем (ТРК «Киев»); Тер­пе­ние лоп­ну­ло уже и у дипло­ма­тов: они тре­бу­ют обна­ро­до­ва­ния пол­но­го теле­фон­но­го раз­го­во­ра экс-поли­ти­ков («Интер»); Кашу цю зава­рив сам Данил­ко і тепер важ­ко буде втри­ма­тись на п’єдесталі сла­ви («ТСН. Особ­ли­ве», «1+1») и др.

Выпол­няя номи­на­тив­ную функ­цию, фра­зео­ло­гиз­мы в язы­ке СМИ назы­ва­ют еди­ные поня­тия, явле­ния, каче­ства, харак­те­ри­сти­ки и при­зна­ки. Поэто­му часто фра­зео­ло­гиз­мы могут заме­нять­ся сино­ни­мич­ны­ми сло­ва­ми, в медий­ной ком­му­ни­ка­ции они осо­бен­но акту­аль­ны для опи­са­ния опре­де­лен­ных про­цес­сов: на каж­дом шагу вез­де, всю­ду (Пат­ри­о­тизм на каж­дом шагу: ули­цы сто­ли­цы ста­ли жел­то-голу­бы­ми. — ТРК «Укра­и­на»); при­ку­сить язык — замол­чать (При­ку­сить язык поли­ти­кам поз­во­лил новый анти­рей­тинг самых кор­рум­пи­ро­ван­ных депу­та­тов в Вер­хов­ной Раде. «Кор­ре­спон­дент»); точ­ка зре­ния — мне­ние (Эту точ­ку зре­ния Гри­цен­ко теперь будут рас­смат­ри­вать в суде. — «Интер»); пра­вая рука — помощ­ник (Пра­вая рука Ющен­ко так­же сре­ди бомон­да «поро­шен­ков­цев». «Интер»); кни­га за семью печа­тя­ми — тай­на (Бюд­жет-2013 — кни­га за семью печа­тя­ми. «Укрин­форм»]).

Одна­ко знак равен­ства меж­ду зна­че­ни­я­ми фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц в СМИ и зна­че­ни­я­ми слов, с кото­ры­ми они иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся, как пра­ви­ло, ста­вить нель­зя. Фра­зео­ло­ги­че­ское зна­че­ние в медиа отли­ча­ет­ся преж­де все­го сте­пе­нью интен­сив­но­сти про­яв­ле­ния харак­те­ри­сти­ки и допол­ни­тель­ной сти­ли­сти­че­ской оцен­ки: Денег у пре­мье­ра — куры не клю­ют («Интер») — не про­сто мно­го, а очень мно­го; Гро­шей, що дали МВФ — кіт напла­кав («112. Укра­и­на») — не про­сто мало, а слиш­ком мало; Зако­ны о кор­руп­ции откла­ды­ва­ют в дол­гий ящик («Укрин­форм») — не про­сто на какой-то срок, а на неопре­де­лен­ное вре­мя. В боль­шин­стве слу­ча­ев фра­зео­ло­гиз­мы и соот­но­си­мые с ними сло­ва раз­ли­ча­ют­ся сти­ли­сти­че­ской окрас­кой, а пото­му по отно­ше­нию к отдель­ным сло­вам эти фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы высту­па­ют в основ­ном в роли сти­ли­сти­че­ских, а не идео­гра­фи­че­ских сино­ни­мов. Ср.: Алек­сандр Усик порвал в пух и прах Дани­эл­ла Брю­е­ра («Кор­ре­спон­дент») — Побе­да Уси­ка была яркой и силь­ной («Укрин­форм»); А для уль­трас «Роми» санк­ціїяк з гуся вода («Газе­та по-українсь­ки») — Актив­ні вболі­валь­ни­ки італійсь­кої «Роми» бай­ду­же поста­ви­лись до санк­цій УЄФА («112. Укра­и­на»). 

Оце­ноч­ность, как одна из функ­ций язы­ка СМИ, вно­сит кор­рек­ти­ров­ку и в функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ко­вых еди­ниц [Дус­ка­е­ва 2006: 667]. Мно­гие ранее ней­траль­ные (или с пози­тив­ной оцен­кой) фра­зео­ло­гиз­мы при­об­ре­та­ют нега­тив­ную сти­ли­сти­че­скую окрас­ку: «Зір­ко­вий час»: Як зга­нь­би­вся Потап на сто­лич­но­му кон­цер­ті («EmOneNews», «м1»); «Кри­ча­ти не своїм голо­сом», або депу­та­ти і три­бу­на в Раді («Фак­ты», «ICTV»); Одеть ребен­ка с иго­лоч­ки — доро­го! («Подроб­но­сти», «Интер»).

Как видим, исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в язы­ке СМИ при­да­ет боль­шую экс­прес­сив­ность выска­зы­ва­нию и эмо­ци­о­наль­но силь­нее и луч­ше вос­при­ни­ма­ет­ся реци­пи­ен­том.

Стра­те­гии и так­ти­ки исполь­зо­ва­ния медий­ной фра­зео­ло­гии. Сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти тек­стов СМИ про­яв­ля­ют­ся вслед­ствие спе­ци­аль­но­го отбо­ра и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния экс­прес­сив­ных лек­си­че­ских еди­ниц, в част­но­сти фра­зео­ло­гиз­мов. Еще Г. Вино­кур пола­гал, что язык газет насквозь «фра­зео­ло­ги­зи­ро­ван» [Вино­кур 2000], посколь­ку стан­дарт­ность, «кли­ши­ро­ван­ность» мно­гих типич­но газет­ных выра­же­ний, а так­же исполь­зо­ва­ние афо­риз­мов явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым свой­ством язы­ка СМИ.

Мно­гие иссле­до­ва­те­ли рас­смат­ри­ва­ют фра­зео­ло­гизм как целост­ную экс­прес­сив­ную уни­вер­са­лию сти­ля мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рая при­да­ет меди­а­тек­сту допол­ни­тель­ную эмо­ци­о­наль­ность. Напри­мер, в заго­лов­ке как уста­но­воч­ном эле­мен­те вос­при­я­тия медий­но­го тек­ста фра­зео­ло­гиз­мы долж­ны точ­но отоб­ра­жать настро­е­ние соци­у­ма, мен­таль­ные осо­бен­но­сти реци­пи­ен­та и быть ярки­ми мар­ке­ра­ми акту­аль­ных поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских, куль­тур­ных и дру­гих собы­тий, кото­рые про­ис­хо­дят в дан­ное вре­мя.

Очень инте­рес­ным со сти­ли­сти­че­ской точ­ки зре­ния явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках интер­нет-ста­тей. Ведь в медий­ный заго­ло­вок «вме­ще­ны основ­ная идея и автор­ский замы­сел, что ассо­ци­а­тив­но настра­и­ва­ет реци­пи­ен­та на вос­при­я­тие тек­ста» [Медіалінг­ві­сти­ка 2014: 55]. Исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках медий­ных тек­стов — это опре­де­лен­ная рас­ста­нов­ка акцен­тов и смыс­лов, кото­рые хотел выде­лить автор. Часто такие смыс­лы рас­став­ля­ют­ся как через пер­вич­ное исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов: Аль­фа и Оме­га гибрид­ной вой­ны («Укрин­форм»); Політич­ні тріум­фа­то­ри гра­ють­ся з вогнем («Уни­ан»); Мало­му і серед­ньо­му біз­не­су — кар­ти в руки («Українсь­ка прав­да») и др., — так и через их транс­фор­ма­цию: Один у полі — воїн: українсь­кі сол­да­ти під Іло­вайсь­ком («Українсь­ка прав­да»), Бюд­жет по осе­ни счи­та­ют («Кор­ре­спон­дент»), Украї­на та Сток­гольмсь­кий арбіт­раж: або пан, або Про­дан («Біз­нес») и др. 

Глав­ная функ­ция фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках СМИ — пер­вич­но воз­дей­ство­вать на реци­пи­ен­та. Пра­виль­но выбран­ный фра­зео­ло­гизм в струк­ту­ре заго­лов­ка — это уже успех для авто­ра, цель кото­ро­го — сти­му­ли­ро­вать реци­пи­ен­та про­чи­тать ста­тью и сде­лать выво­ды: Харь­ков­ский мэр пля­шет под чужую дуд­ку («АТН»); Рабо­тать спу­стя рука­ва, или Новое назна­че­ние глав­но­го про­ку­ро­ра («Сего­дня»); Ровен­ский янтарь сего­дня на вес золо­та: за ним гоня­ют­ся и про­стые люди, и мини­стры, за него уби­ва­ют (из интер­вью поли­то­ло­га В. Фесен­ко «Люди. Hard Talk», «112. Укра­и­на») и др. 

Часто в заго­лов­ке авто­ра­ми исполь­зу­ет­ся лишь один фра­зео­ло­гизм, кото­рый явля­ет­ся цен­траль­ным смыс­лом опи­сы­ва­е­мо­го собы­тия. Без под­за­го­лов­ков (либо пол­но­го тек­ста ста­тьи) понять, о чем идет речь в медий­ном тек­сте, невоз­мож­но: Клин кли­ном выби­ва­ет (ана­ли­ти­че­ская ста­тья о новых кор­руп­ци­он­ных схе­мах в сто­ли­це), Бабуш­ки­ны сказ­ки (ста­тья о выступ­ле­нии с три­бу­ны Вер­хов­ной Рады мини­стра финан­сов Н. Яресь­ко), Без зад­них ног (ста­тья-интер­вью с пре­мьер-мини­стром Укра­и­ны А. Яце­ню­ком после 100 дней рабо­ты) и др. Мы подо­зре­ва­ем, что исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­ма в заго­лов­ках явля­ет­ся так­ти­кой авто­ра меди­а­тек­ста, кото­рая исполь­зу­ет­ся для при­вле­че­ния к дан­но­му кон­тек­сту боль­ше­го вни­ма­ния со сто­ро­ны реци­пи­ен­та. 

Имен­но с помо­щью фра­зео­ло­гиз­ма автор может доне­сти до реци­пи­ен­та важ­ные жиз­нен­ные исти­ны и веч­ные цен­но­сти (о мора­ли, духов­но­сти, граж­дан­ской пози­ции). Часто в заго­лов­ки тек­стов выно­сят­ся фра­зео­ло­гиз­мы, кото­рые име­ют вос­пи­та­тель­ный харак­тер: Вік живи — вік учись: як пер­шо­клас­ник обі­грав у шахи мера («Zik»); Жити душа в душу, або Один день з жит­тя про­сто­го подруж­жя Вокаль­чуків («Наше радіо»); Борі­те­ся — побо­ре­те: прав­да про при­фрон­то­вий Дон­бас («День»), Ахил­ле­со­ва пята соци­аль­ной сфе­ры: поче­му харь­ков­чане ста­ли мень­ше помо­гать бежен­цам («Вечер­ний Харь­ков»).

Образ­ная функ­ция фра­зео­ло­гиз­мов заклю­ча­ет­ся в ком­плекс­ном исполь­зо­ва­нии фра­зео­ло­гиз­ма как фоно­вой лек­се­мы меди­а­тек­ста целост­ной кар­ти­ны опи­сы­ва­е­мо­го явле­ния: напри­мер, в ста­тье газе­ты «День» «Не ста­ло Вели­ко­го Бог­да­на» (2012 г.) (о смер­ти Бог­да­на Ступ­ки) исполь­зо­ва­ны раз­ные фра­зео­ло­гиз­мы для созда­ния пол­но­цен­но­го обра­за вели­ко­го акте­ра, кото­ро­го поте­ря­ло укра­ин­ское искус­ство: У місті каш­танів попро­ща­ли­ся з видат­ним акто­ром та генієм сценіч­но­го мистецтва Бог­да­ном Ступ­кою. Його Сізі­фо­ва пра­ця від­ро­ди­ти кла­сич­ний театр у сті­нах Фран­ка не зали­ши­лась не помі­че­ною. Адже золо­те пра­ви­ло кож­но­го, хто нале­жав до тру­пи теат­ру — слу­гу­ва­ти мистецтву і жити душа в душу з побра­ти­ма­ми, забу­ва­ю­чи про чва­ри та мисте­ць­кі роз­бра­ти. Йому не спі­ва­ли дифірам­би в вічі — він це не любив. Він хотів справж­ньої кри­ти­ки для себе та ото­чу­ю­чих…

Важ­ная роль при­над­ле­жит фра­зео­ло­гиз­мам в заго­лов­ках, явля­ю­щих­ся смыс­ло­вым цен­тром меди­а­тек­ста. Фра­зео­ло­гиз­мы здесь выпол­ня­ют смыс­ло­во-кон­цеп­ту­аль­ную функ­цию, ведь имен­но заго­ло­вок — это силь­ная, акцен­ти­ру­ю­щая на глав­ном, пози­ция СМИ: Пошел ва-банк (заго­ло­вок ста­тьи на пор­та­ле «Корреспондент.net» о вне­се­нии изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию Укра­и­ны отно­си­тель­но пол­но­мо­чий Пре­зи­ден­та); Кров з моло­ком (заго­ло­вок новост­ной лен­ты музы­каль­но­го теле­ка­на­ла «м1» о празд­но­ва­нии Дня моло­де­жи в сто­ли­це); Яблу­ко роз­бра­ту (заго­ло­вок ста­тьи на пор­та­ле «Корреспондент.net» о новой долж­но­сти Пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда Укра­и­ны) и др.

Инте­рес­но, что в СМИ авто­ра­ми ино­гда созна­тель­но скре­щи­ва­ют­ся или изме­ня­ют­ся зна­че­ния фра­зео­ло­гиз­мов, что при­да­ет меди­а­тек­сту (или его заго­лов­ку) боль­шую экс­прес­сию и эмо­ци­о­наль­ность, ино­гда — даже иро­нию: «Від­кри­ти Аме­ри­ку»: пер­ший «пиш­ний» прий­ом пре­зи­ден­та Поро­шен­ка («ZiK»); «Віра гора­ми рухає»: Ульян­чен­ко пред­ста­ви­ла новий про­ект поря­тун­ку Украї­ни («Фак­ти», «ICTV»); «Дале­ко куцо­му до Зай­ця»: як РПЛ виклю­чи­ла зі спис­ку бува­ло­го депу­та­та Іва­на Зай­ця («Українсь­ка прав­да»); «Звезд­ный час»: одес­ский скан­дал с Лорак про­из­вел фурор в инфор­ма­ци­онн­ном про­стран­стве СНГ («Сего­дня»); Роз­пус­ка­ти «язык», або як Рада хоче змі­ни­ти мов­ну політи­ку краї­ни («ТСН», «1+1») и др. 

Иро­ния, кото­рая часто при­сут­ству­ет в заго­лов­ках, может пере­да­вать­ся имен­но с помо­щью лако­нич­но­го фра­зео­ло­гиз­ма. Так, в мате­ри­а­ле под назва­ни­ем «Піс­ля нас — хоч потоп?», опуб­ли­ко­ван­ном на стра­ни­цах элек­трон­но­го изда­ния «Біз­нес» (2014 г.), гово­рит­ся о без­от­вет­ствен­ном отно­ше­нии укра­ин­ских чинов­ни­ков к эко­ло­гии. Заго­лов­ки с подоб­ным фра­зео­ло­гиз­мом функ­ци­о­ни­ро­ва­ли и в дру­гих ста­тьях на спор­тив­ную (После нас — хоть потоп! В Бел­гра­де фаны раз­би­ли новый ста­ди­он и разо­бра­ли на брус­чат­ку несколь­ко десят­ков мет­ров тро­туа­ра — и все это про­изо­шло после мат­ча меж­ду сбор­ны­ми Сер­бия — Алба­ния. — «Сего­дня»), эко­но­ми­че­скую (После нас — хоть потоп, — экс­перт. Аме­ри­кан­ские ана­ли­ти­ки утвер­жда­ют, что печать валю­ты повли­я­ет не на сего­дняш­нее поко­ле­ние, а новое, кото­ро­му будут ощу­ти­мы «пре­иму­ще­ства» дефол­та США. «Эко­но­ми­че­ские изве­стия»), поли­ти­че­скую (После нас — хоть потоп?! Нынеш­няя вой­на — это допол­ни­тель­ные пред­вы­бор­ные очки и для вла­сти, и для оппо­зи­ции. Но о реаль­ных послед­стви­ях не дума­ет никто. — «Кор­ре­спон­дент») тема­ти­ки. Здесь основ­ны­ми смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми уже высту­па­ют эхо-фра­зы ста­тей, в кото­рых рас­тол­ко­вы­ва­ет­ся то, о чем идет речь далее. 

Сти­ли­сти­че­ская транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­мов в медий­ном дис­кур­се воз­мож­на толь­ко тогда, когда эти еди­ни­цы извест­ны широ­кой ауди­то­рии (эффект непред­ска­зу­е­мо­сти, кото­рый счи­та­ет­ся основ­ным в медий­ной ком­му­ни­ка­ции, будет воз­мо­жен в транс­фор­ми­ро­ван­ном фра­зео­ло­гиз­ме лишь при усло­вии уче­та фоно­вых зна­ний реци­пи­ен­та): Нало­ги к люст­ра­ции дове­дут (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Язык до Кие­ва дове­дет». — Д. С.) («Сего­дня»), Поправ­ки к голо­со­ва­нию доба­ви­ли боль­шую лож­ку дег­тя в анти­кор­руп­ци­он­ную боч­ку («ТСН»), Сім раз від­міряй — один раз прий­ми: депу­та­ти Вер­хов­ної Ради, не вага­ю­чись, прий­ма­ють нові зако­ни (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Семь раз отмерь — один раз отрежь». — Д. С.) («112. Укра­и­на») и др. Транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­гиз­мы в поли­ти­че­ском дис­кур­се могут слу­жить частью пред­вы­бор­ной аги­та­ции и вно­сить­ся в состав ядро­вой реклам­ной лек­си­ки: или пуб­лич­ной речи поли­ти­ков: Досить точи­ти ляси! Час дія­ти! (из интер­вью Ю. Тимо­шен­ко в про­грам­ме «Фак­ти», «ICTV»); Вони люб­лять Украї­ну? То вила­ми по воді писане (из интер­вью О. Ляш­ко в про­грам­ме «Собы­тия», ТРК «Укра­и­на») и др.

Мно­гие авто­ры (в осо­бен­но­сти поли­ти­че­ских медий­ных тек­стов) исполь­зу­ют фра­зео­ло­гиз­мы как мощ­ное ору­дие соци­аль­ной про­па­ган­ды и поли­ти­че­ской аги­та­ции, фор­ми­руя обще­ствен­ное миро­воз­зре­ние, наци­о­наль­ную идею и отра­жая мне­ние боль­шин­ства чле­нов соци­у­ма. В поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ке фра­зео­ло­гиз­мы счи­та­ют­ся опре­де­лен­ны­ми смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми в речи поли­ти­ков и поли­то­ло­гов [Совре­мен­ная поли­ти­че­ская линг­ви­сти­ка 2011: 47], кото­рые, исполь­зуя эти язы­ко­вые еди­ни­цы, преж­де все­го сосре­до­то­чи­ва­ют вни­ма­ние потен­ци­аль­но­го изби­ра­те­ля на опре­де­лен­ной про­бле­ме или соци­аль­ном явле­нии: Наша коалі­цій­на уго­да писа­ла­ся Украї­ною остан­ні 7 міся­ців, тому про­шу не вига­ду­ва­ти вело­си­пед; вело­си­пед уже є, він вига­да­ний в ЄС (из интер­вью Пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны А. Яце­ню­ка 29 октяб­ря 2014 г.); А «Сво­боді», в цій ситу­а­ції, і море по колі­но. Вони ж все одно не прой­шли в пар­ла­мент (из интер­вью лиде­ра «Ради­каль­ной пар­тии Укра­и­ны» О. Ляш­ко жур­на­лу «Кор­ре­спон­дент» 13 октяб­ря 2014 г.); Хоті­ло­ся б кро­ку­ва­ти в ногу з Пре­зи­ден­том і його коман­дою (из офи­ци­аль­но­го заяв­ле­ния пар­тии «Народ­ний фронт» 24 октяб­ря 2014 г.); Кста­ти, исто­рия с 11 кубо­мет­ра­ми газа вре­мен Фир­та­ша шита белы­ми нит­ка­ми и вопро­сов к ней может быть очень мно­го (из интер­вью пре­зи­ден­та цен­тра гло­ба­ли­сти­ки «Стра­те­гия XXI» М. Гон­ча­ра теле­ка­на­лу «112. Укра­и­на» в про­грам­ме «Люди. Hard Talk» 28 сен­тяб­ря 2014 г.) и др.

В поли­ти­че­ском дис­кур­се частым явля­ет­ся упо­треб­ле­ние частич­но транс­фор­ми­ро­ван­ных фра­зео­ло­гиз­мов, когда сти­ли­сти­че­ской транс­фор­ма­ции под­да­ет­ся лишь часть фра­зео­ло­гиз­ма. Заме­на фра­зео­ло­ги­че­ских ком­по­нен­тов при­во­дит к изме­не­нию в семан­ти­ке фра­зео­ло­гиз­мов, а новая еди­ни­ца — к рас­ста­нов­ке новых (осо­бен­но акту­аль­ных сего­дня) акцен­тов: Баба з возу, а Яце­ню­ку не лег­ше («Zik»); Под лежа­чий камень газ не течет («Эко­но­ми­че­ские изве­стия»); Скіль­ки пар­тію не годуй… (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Скіль­ки вовка не годуй, а він у ліс дивить­ся». — Д. С.) («Біз­нес») и др.

 Важ­но отме­тить, что сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции явля­ют­ся зер­ка­лом акту­аль­ных собы­тий совре­мен­но­сти. Язы­ко­вой мате­ри­ал, кото­рый тира­жи­ру­ет­ся в СМИ, фак­ти­че­ски явля­ет­ся его инстру­мен­том в опи­са­нии собы­тий и явле­ний. А. Сти­шов акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние на том, что новые сло­ва воз­ни­ка­ют имен­но в текстах (как элек­трон­ных, так и печат­ных) сти­ля мас­со­вой инфор­ма­ции, ведь СМИ явля­ет­ся инди­ка­то­ром акту­аль­ных собы­тий, про­ис­хо­дя­щих в соци­у­ме. Новые сло­ва он назы­ва­ет медий­ны­ми неолек­се­ма­ми, а новые фра­зео­ло­гиз­мы — неофра­зе­ма­ми (URL: http://​elibrary​.kubg​.edu​.ua/​2​3​2​6​/​1​/​O​_​S​t​y​s​c​h​o​v​_​N​Z​_​G​I​.​pdf). О фор­ми­ро­ва­нии новых фра­зео­ло­гиз­мов гово­рит и С. Чемер­кин, под­чер­ки­вая, что наи­боль­шее их коли­че­ство при­сут­ству­ет в сети Интер­нет, в част­но­сти в соци­аль­ных сетях, чатах, бло­гах [Чемер­кін 2009].

Поэто­му мас­сме­диа без пре­уве­ли­че­ния счи­та­ют­ся глав­ным источ­ни­ком новых слов и сло­во­со­че­та­ний. Так, напри­мер, появ­ля­ют­ся и новые фра­зео­ло­гиз­мы, что так­же явля­ет­ся важ­ной экс­прес­сив­ной так­ти­кой авто­ра, в целях заин­те­ре­со­ван­но­сти мате­ри­а­лом и чита­бель­но­стью со сто­ро­ны реци­пи­ен­та. Глав­ны­ми источ­ни­ка­ми новых фра­зео­ло­гиз­мов в СМИ, по нашим наблю­де­ни­ям, явля­ют­ся: 

а) сами сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, в кото­рых в послед­нее вре­мя появи­лось мно­же­ство новых устой­чи­вых сло­во­со­че­та­ний, кото­рые мас­со­во тира­жи­ру­ют­ся авто­ра­ми: політич­ні пере­слі­ду­ван­ня, тіньо­ва еко­но­міка, Євро­пейсь­ке (світ­ле) май­бут­нє, чор­ний долар, дик­та­торсь­кі зако­ни, «ляш­ко­ві» буд­ні, на городі Бузи­на, а в Києві Клич­ко

б) реклам­ные тек­сты и лозун­ги (их мас­со­вое появ­ле­ние в укра­ин­ской медий­ной речи фик­си­ру­ет­ся в 90‑х годах ХХ в. с при­хо­дом запад­ных тор­го­вых марок): Не галь­муй — сні­кер­суй!, Летим на Марс вме­сте с «Мар­сом», Райсь­ка насо­ло­да «Bounty», Я це люб­лю, Солод­кий знак яко­сті, Об’єднані фут­бо­лом

в) поли­ти­че­ские реклам­ные тек­сты: Вона — пра­ц­ює (о Ю. Тимо­шен­ко), Жити по-ново­му, Силь­ний Пре­зи­дент — силь­на краї­на, Від ста­біль­но­сті — до доб­ро­бу­ту;

г) поли­ти­че­ские реклам­ные сло­га­ны: Разом нас бага­то, Бан­ди­там — тюр­ми, Схід і Захід — разом! (cло­га­ны «Оран­же­вой рево­лю­ции», 2004 г.), Ми — Є, Украї­на — це Євро­па (сло­га­ны «Евро­май­да­на», 2014 г.), Украї­на для людей!, Голо­суй за українсь­ке», Захи­сти­мо українсь­ке село (сло­га­ны поли­ти­че­ских пар­тий, 2010 г.);

д) кры­ла­тые фра­зы извест­ных дея­те­лей куль­ту­ры, спор­та, искус­ства, кино и теле­ви­де­ния: Де прав­ди шука­ти, коли брат на бра­та (А. Кузь­мен­ко, груп­па «Скря­бин»), Я не хочу бути героєм Украї­ни — Не цінує героїв моя краї­на! (С. Поло­жин­ский, груп­па «Тар­так»), Я не здам­ся без бою (С. Вакар­чук, груп­па «Оке­ан Эль­зы»), Нації вми­ра­ють не від інфарк­ту (Л. Костен­ко);

е) кры­ла­тые фра­зы извест­ных поли­ти­ков: Має­мо те, що має­мо (Л. Крав­чук), Любі друзі; Ці руки нічо­го не кра­ли (В. Ющен­ко), Якщо куля в лоб, то куля в лоб (А. Яце­нюк) и др.

Выво­ды. Таким обра­зом, ана­лиз совре­мен­ных мас­сме­дий­ных тек­стов пока­зал, что исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в СМИ име­ет боль­шую прак­ти­ку. Это объ­яс­ня­ет­ся стрем­ле­ни­ем авто­ров при­дать тек­стам осо­бый наци­о­наль­ный коло­рит, реа­ли­зо­вать потен­ци­аль­ную спо­соб­ность фра­зео­ло­гиз­мов акту­а­ли­зи­ро­вать актив­ную пози­цию в тек­сте и эмо­ци­о­наль­но воз­дей­ство­вать на реци­пи­ен­та. Выпол­няя раз­ные сти­ли­сти­че­ские функ­ции, фра­зео­ло­гиз­мы в медиа­про­стран­стве при­да­ют речи боль­шую эмо­ци­о­наль­ность и вли­я­ют как на инди­ви­ду­аль­ное, так и на мас­со­вое созна­ние реци­пи­ен­та. 

Чаще фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы в укра­ин­ских медий­ных текстах вер­ба­ли­зи­ру­ют акту­аль­ные вопро­сы совре­мен­но­сти, они могут исполь­зо­вать­ся как в самих текстах, так и в заго­лов­ках (либо под­за­го­лов­ко­вых частях). И в пер­вом и во вто­ром слу­ча­ях упо­треб­ле­ние фра­зео­ло­гиз­мов в струк­ту­ре медиа­ста­тьи име­ет поло­жи­тель­ное зна­че­ние на раз­ви­тие медий­но­го дис­кур­са в целом, ведь имен­но фра­зео­ло­гия при­да­ет раз­но­об­ра­зие язы­ку СМИ, а фра­зео­ло­ги­че­ская транс­фор­ма­ция — образ­ность и сим­во­лизм выска­зы­ва­нию.

© Сизо­нов Д. Ю., 2015

1. Винокур Г. О. Собрание трудов: введение в изучение филологических наук. М.: Лабиринт, 2000.

2. Гайда С. Актуальные задачи стилистики // Актуальные проблемы стилистики. 2015. № 1.

3. Добросклонская Т. В. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: учеб. пособие. М.: Флинта, 2008.

4. Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, Филол. ф-т, 2012.

5. Дускаева Л. Р. Языково-стилистические изменения в современных СМИ // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта, Наука, 2006.

6. Іванов В. Дослідження змісту повідомлень. URL: http://journlib.univ.kiev.ua/index.php?act=article&article=1278.

7. Клушина Н. И. Общие особенности публицистического стиля. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_03.

8. Кузьмина Н. А. Современный медиатекст. Омск, 2011.

9. Медіалінгвістика: словник термінів і понять / Л. І. Шевченко, Д. В. Дергач, Д. Ю. Сизонов / За ред. Л. І. Шевченко. К., 2014.

10. Современная политическая лингвистика / Э. В. Будаев, М. Б. Ворошилова, Е. В. Дзюба, Н. А. Красильникова; отв. ред. А. П. Чудинов. Екатеринбург, 2011.

11. Солганик Г. Я. О языке и стиле газеты. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_01.

12. Стилистическая комиссия при Международном комитете славистов. URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o-nas.

13. Стишов О. А. Оновлення сучасного українського лексикону. К., 2013.

14. Чемркін С. Г. Українська мова в Інтернеті: позамовні та внутрішньо-структурні процеси. К., 2009.

15. Шевченко Л. І. Інтелектуальна еволюція української літературної мови: теорія аналізу. К., 2001.

16. Шевченко Л. І. Медіалінгвістика в сучасній Україні: аналіз ситуації // Актуальні пробеми української лінгвістики: теорія і практика. К., 2013. Вип. 26. 

1. Vinokur G. O. Collection of scientific works: Introduction to the study of Philology [Sobranie trudov: vvedenie v izuchenie filologicheskih nauk]. Moscow, 2000.

2. Gajda S. Actual problems of stylistics [Aktualnye zadachi stilistiki] // Aktualnye problemy stilistiki. 2015. No. 1.

3. Dobrosklonskaja T. V. Medialinguistics: a systematic approach to language learning media [Medialingvistika: sistemnyj podhod k izucheniju jazyka SMI]. Moscow, 2008.

4. Duskaeva L. R. The dialogic nature of newspaper genres [Dialogicheskaja priroda gazetnyh rechevyh zhanrov. 2-e izd., ispr. i dop.]. St Petersburg, 2012.

5. Duskaeva L. R. Language and stylistic changes in modern media [Jazykovo-stilisticheskie izmenenija v sovremennyh SMI] // Stilisticheskij jenciklopedicheskij slovar russkogo jazyka / pod red. M. N. Kozhinoj. Moscow, 2006.

6. Іvanov V. The research content of messages [Doslіdzhennja zmіstu povіdomlen]. URL: http://journlib.univ.kiev.ua/index.php?act=article&article=1278

7. Klushina N. I. Total features of mass-media style [Obshhie osobennosti publicisticheskogo stilja]. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#z_03

8. Kuzmina N. A. Modern media text [Sovremennyj mediatekst]. Omsk, 2011.

9. Medialinguistics: dictionary of terms and concepts [Medіalіngvіstika: slovnik termіnіv і ponjat] / L. І. Shevchenko, D.V. Dergach, D. Ju. Sizonov / Za red. L. І. Shevchenko. K., 2014.

10. Modern political language [Sovremennaja politicheskaja lingvistika] / Je.V. Budaev, M. B. Voroshilova, E. V. Dzjuba, N. A. Krasilnikova; otv. red. A. P. Chudinov. Ekaterinburg, 2011.

11. Solganik G. Ja. About the language and style of the newspaper [O jazyke i stile gazety]. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#z_01

12. Stylistic commission [Stilisticheskaja komissija] pri Mezhdunarodnom komitete slavistov. URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o-nas

13. Stishov O. A. Updating the modern Ukrainian language [Onovlennja suchasnogo ukraїnskogo leksikonu]. K., 2013.

14. Chemrkіn S. G. Ukrainian language in the Internet: extralinguistic, internal and structural processes [Ukraїnska mova v Іnternetі: pozamovnі ta vnutrіshno-strukturnі procesi]. K., 2009.

15. Shevchenko L. І. The intellectual evolution of the modern Ukrainian language: theory analysis [Іntelektualna evoljucіja ukraїnskoї lіteraturnoї movi: teorіja analіzu]. K., 2001.

16. Shevchenko L. І. Medialinguistics in modern Ukraine: analysis of the situation [Medіalіngvіstika v suchasnіj Ukraїnі: analіz situacії] // Aktualnі probemi ukraїnskoї lіngvіstiki: teorіja і praktika. K., 2013. Vip. 26.