Понедельник, 2 августаИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СОВРЕМЕННАЯ МЕДИЙНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ В УКРАИНСКИХ СМИ: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

К поста­нов­ке про­бле­мы. В совре­мен­ном мас­сме­дий­ном про­стран­стве фор­ми­ру­ет­ся тен­ден­ция к исполь­зо­ва­нию нео­ло­ги­че­ских еди­ниц (от слов к сло­во­со­че­та­ни­ям) в раз­ных жан­рах СМИ — от корот­ких инфор­ма­тив­ных до слож­ных, ана­ли­ти­че­ских. Эта тен­ден­ция свя­за­на преж­де все­го с экс­тра­линг­ви­сти­че­ски­ми фак­то­ра­ми раз­ви­тия СМИ, в частности: 

1) гло­баль­ны­ми про­цес­са­ми в обще­стве (поли­ти­че­ски­ми, эко­но­ми­че­ски­ми, куль­тур­ны­ми и др.); 

2) рас­ши­ре­ни­ем гра­ниц ком­му­ни­ка­тив­но-инфор­ма­ци­он­но­го поля, основ­ные функ­ции кото­ро­го преду­смат­ри­ва­ют не толь­ко инфор­ми­ро­ва­ние, но и вли­я­ние на мас­со­вое язы­ко­вое сознание; 

3) поли­куль­тур­но­стью, кото­рая вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние прин­ци­пи­аль­но ново­го лек­си­ко-фра­зео­ло­ги­че­ско­го язы­ко­во­го фонда; 

4) рас­ши­ре­ни­ем инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства раз­ных сфер чело­ве­че­ско­го бытия; 

5) рас­про­стра­не­ни­ем явле­ния так назы­ва­е­мой язы­ко­вой моды — упо­треб­ле­ния в язы­ке раз­ных СМИ (от печат­ных до элек­трон­ных) новых лек­сем и фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц, кото­рые исполь­зу­ют­ся в новых инфор­ма­ци­он­ных реа­ли­ях с новы­ми семан­ти­кой и функциями. 

Л. Шев­чен­ко ука­зы­ва­ет на то, что в язы­ке СМИ про­ис­хо­дит «фор­ми­ро­ва­ние тен­ден­ции к уни­вер­са­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ры» [Шев­чен­ко 2001: 357]; в част­но­сти, речь идет и о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии уни­вер­саль­ных язы­ко­вых еди­ниц, кото­рые в новых интер­нет-СМИ и совре­мен­ных элек­трон­ных сред­ствах свя­зи игра­ют роль опре­де­лен­ных соци­аль­ных мар­ке­ров медий­ных тек­стов. Этот тезис под­твер­жда­ет и тот факт, что фра­зео­ло­гиз­мы в медиа­сфе­ре исполь­зу­ют­ся все чаще (и речь идет о раз­ных типах меди­а­тек­стов, их ком­по­зи­ци­онн­ных частях, медиажанрах). 

В совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­ке в послед­нее вре­мя осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся спе­ци­аль­но­му опи­са­нию и сти­ли­сти­че­ско­му ана­ли­зу язы­ко­во­го ресур­са и язы­ко­вых интен­ций, кото­рые вли­я­ют на потен­ци­аль­но­го реци­пи­ен­та и его созна­ние. Актив­ное исполь­зо­ва­ние в язы­ке СМИ лек­си­че­ских инно­ва­ций при­во­дит к рас­ши­ре­нию их функ­ций в мас­сме­дий­ном тек­сте / дис­кур­се. Об акту­аль­но­сти иссле­до­ва­ния фра­зео­ло­ги­че­ско­го уров­ня в совре­мен­ных язы­ках сла­вян­ско­го мира выска­зы­ва­лись чле­ны Фра­зео­ло­ги­че­ской комис­сии при Меж­ду­на­род­ном коми­те­те сла­ви­стов еще во вре­мя ее созда­ния (1978 г.). На актив­ном вли­я­нии мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции на совре­мен­ный язык и осо­бую роль в нем фра­зео­ло­гии акцен­ти­ро­ва­ли вни­ма­ние и чле­ны Медиа­линг­ви­сти­че­ской (2013 г.) и Сти­ли­сти­че­ской (2014 г.) комис­сий при Меж­ду­на­род­ном коми­те­те сла­ви­стов (URL: http://www.stylistic-mks.com/index.php/o‑nas). Отдель­ный и крайне важ­ный аспект медиа­линг­ви­сти­ки — «иссле­до­ва­ние язы­ка СМИ как мета­тек­ста, с объ­яс­не­ни­ем его интра­линг­валь­ных воз­мож­но­стей и экс­тра­линг­валь­ных харак­те­ри­стик» [Шев­чен­ко 2013: 7]. В усло­ви­ях дина­ми­че­ско­го раз­ви­тия жан­ров СМИ и «меди­аль­ной рево­лю­ции, т. е. появ­ле­ния наря­ду с уст­ны­ми и пись­мен­ны­ми фор­ма­ми пере­да­чи элек­трон­ных медиа во гла­ве с Интер­не­том» [Гай­да 2015: 13], роль медий­ных фра­зео­ло­гиз­мов осо­бо воз­рос­ла. Фра­зео­ло­ги­че­ский ресурс теперь слу­жит не толь­ко сред­ством лако­нич­но­го или образ­но­го выра­же­ния мыс­ли авто­ра, но и отоб­ра­жа­ет акту­аль­ные соци­аль­ные, поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, куль­тур­ные, спор­тив­ные и дру­гие про­цес­сы современности. 

Медий­ные источ­ни­ки и мето­ды науч­но­го иссле­до­ва­ния. Про­во­дя иссле­до­ва­ние (2014 — июнь 2015 г.), мы изна­чаль­но выбра­ли раз­но­ас­пект­ные (по тема­ти­ке и воз­раст­но­му прин­ци­пу) и поли­жан­ро­вые (печат­ные и элек­трон­ные) СМИ. Для ана­ли­за нами взя­то по три теле­ви­зи­он­ных кана­ла обще­на­ци­о­наль­но­го (ТРК «Укра­и­на», «Интер», «1+1») и реги­о­наль­но­го (ТРК «Киев», «Zik» г. Льво­ва, «АТН» г. Харь­ко­ва) зна­че­ния, инфор­ма­ци­он­ные про­грам­мы «Фак­ты» («ICTV»), «Нови­ни № 1» («112. Укра­и­на»), «Час новин» («5 канал»), инфор­ма­ци­он­но-раз­вле­ка­тель­ные про­грам­мы «ТСН. Особ­ли­ве» («1+1»), «Люди. Hard Talk» («112. Укра­и­на»), «EmOneNews» («м1»). Так­же для ана­ли­за взя­ты три печат­ных изда­ния обще­на­ци­о­наль­но­го («Газе­та по-українсь­ки», «Сего­дня», «День») и реги­о­наль­но­го («Дело­вая сто­ли­ца», «Вечер­ний Харь­ков», «Гали­ць­кі кон­трак­ти») значения.

В ана­ли­зе рас­смат­ри­ва­ют­ся так­же интер­нет-пор­та­лы дело­вой и эко­но­ми­че­ской тема­ти­ки: «Кор­ре­спон­дент» (http://​korrespondent​.net/), «Біз­нес» (http://​businessua​.com/), «Эко­но­ми­че­ские изве­стия» (http://​eizvestia​.com/). Так­же для ана­ли­за исполь­зо­ва­лись мате­ри­а­лы инфор­ма­гентств «Укра­ин­форм», «Уни­ан» и «Українсь­ка прав­да», радио «Вести» и «Наше радіо». 

Основ­ны­ми мето­да­ми иссле­до­ва­ния медий­но­го тек­ста, кото­рые нами исполь­зо­ва­лись для ана­ли­за медий­ной фра­зео­ло­гии, были метод праг­ма­линг­ви­сти­че­ско­го мони­то­рин­га (Т. Доб­рос­клон­ская свя­зы­ва­ет его с бес­пре­рыв­ным сбо­ром инфор­ма­ции в раз­ных источ­ни­ках за опре­де­лен­ный отре­зок вре­ме­ни [Доб­рос­клон­ская 2008: 252]), метод кри­ти­че­ско­го ана­ли­за меди­а­тек­ста (с помо­щью дан­но­го мето­да в кон­тек­сте соци­аль­но-поли­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний ана­ли­зи­ро­ва­лись фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы в раз­ных текстах СМИ), метод дис­курс-ана­ли­за (заклю­ча­ет­ся в иден­ти­фи­ка­ции и под­сче­тах язы­ко­вых еди­ниц, кото­рые исполь­зу­ют­ся в опре­де­лен­ном меди­а­тек­сте и, по сло­вам В. Ива­но­ва (URL: http://​journlib​.univ​.kiev​.ua/​i​n​d​e​x​.​php? act=article&article=1278), вклю­ча­ет в себя эле­мен­ты ста­ти­сти­че­ско­го под­сче­та и тем самым поз­во­ля­ет медиа­линг­ви­сту мак­си­маль­но объ­ек­тив­но иссле­до­вать сфе­ру СМИ в кон­тек­сте меди­а­кар­ти­ны мира), метод линг­во­куль­тур­но­го ана­ли­за в медиа (поз­во­лил нам иссле­до­вать медий­ную фра­зео­ло­гию в кон­тек­сте раз­ви­тия язы­ков и куль­тур иных стран) и др. 

Сти­ли­сти­че­ские функ­ции медий­ной фра­зео­ло­гии. Как извест­но, стиль мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции — один из наи­бо­лее «откры­тых» функ­ци­о­наль­ных сти­лей, харак­тер­ной осо­бен­но­стью кото­ро­го явля­ет­ся соци­аль­ная оцен­ка. Одним из глав­ных язы­ко­вых средств, реа­ли­зу­ю­щих эту оцен­ку в мас­сме­дий­ном дис­кур­се, явля­ют­ся фра­зео­ло­гиз­мы. Имен­но фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы помо­га­ют авто­рам создать ком­плекс­ное пред­став­ле­ние о реаль­но­сти бла­го­да­ря образ­но­му обоб­ще­нию и эмо­ци­о­наль­но­му опи­са­нию дей­стви­тель­но­сти, воз­дей­ствуя на созна­ние реци­пи­ен­та. Выра­зи­тель­ные осо­бен­но­сти фра­зео­ло­гиз­мов опи­ра­ют­ся на высо­кую сте­пень обоб­щен­но­сти зна­че­ния, на экс­прес­сив­ную напол­нен­ность, нали­чие сти­ли­сти­че­ской окрас­ки и образ­ность, что, в свою оче­редь, при­во­дит к широ­ким воз­мож­но­стям их исполь­зо­ва­ния в язы­ке мас­со­вой коммуникации.

Укра­ин­ское медиа­про­стран­ство, кото­рое сего­дня стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ет­ся, насы­ще­но раз­лич­ны­ми фра­зео­ло­гиз­ма­ми — тра­ди­ци­он­ны­ми и новы­ми, воз­ни­ка­ю­щи­ми в соот­вет­ствии с вре­мен­ны­ми рам­ка­ми и име­ю­щи­ми тен­ден­цию актив­но­го тира­жи­ро­ва­ния в соци­у­ме. Автор, рабо­та­ю­щий, напри­мер, в поли­ти­че­ском изда­нии, обя­зан ори­ен­ти­ро­вать­ся на рече­вой и про­фес­си­о­наль­ный опыт поли­ти­ков (это под­чер­ки­ва­ет и Н. Кузь­ми­на: жур­на­лист обя­зан «знать соот­вет­ству­ю­щие язы­ко­вые и соци­аль­ные коды — лек­си­ку и фра­зео­ло­гию, пре­це­дент­ные име­на и ситу­а­ции, поли­ти­че­ские, музы­каль­ные и кине­ма­то­гра­фи­че­ские вку­сы, соот­вет­ству­ю­щий дресс-код и проч.)» [Кузь­ми­на 2001: 24]. Устой­чи­вые выра­же­ния, афо­риз­мы, кры­ла­тые фра­зы и цита­ты, широ­ко рас­про­стра­нен­ные в газе­тах (осо­бен­но в заго­лов­ках), могут и далее тира­жи­ро­вать­ся, если они удач­но исполь­зо­ва­ны авто­ром с целью при­вле­че­ния вни­ма­ния чита­те­ля: Чело­век — это зву­чит гор­до!, Чело­век с боль­шой бук­вы, Раз­ма­ха шаги саже­ньи, Рево­лю­ци­ей моби­ли­зо­ван­ный и при­зван­ный, Эта­пы боль­шо­го пути, Живин­ка в деле, Люди с чистой сове­стью, Зеле­ный друг, Чув­ство семьи еди­ной и др. (фак­то­ло­ги­че­ская аргу­мен­та­ция Г. Солга­ни­ка. URL: http://evartist.narod.ru/text12/15.htm#з_01).

Имен­но поэто­му в мас­сме­диа не могут функ­ци­о­ни­ро­вать фра­зео­ло­гиз­мы, кото­рые не извест­ны совре­мен­но­му реци­пи­ен­ту или не акту­аль­ны в дан­ное вре­мя в опре­де­лен­ной ситу­а­ции. К тому же сами фра­зео­ло­гиз­мы могут быть акту­аль­ны в соот­вет­ствии с акту­аль­ной ситу­а­ци­ей (музы­каль­ной, спор­тив­ной, поли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской и др.): «Scorpions» зно­ву на сцені, а фани — на сьо­мо­му небі від щастя (собы­тие 2012 г. «Газе­та по-українсь­ки»); Риб­ка піс­ля повер­нен­ня у «Дина­мо» на сьо­мо­му небі від щастя (собы­тие 2013 г. «Час новин», «5 канал»); На седь­мом небе от сча­стья: Луцен­ко уже на сво­бо­де (собы­тие 2013 года) [«Кор­ре­спон­дент»], З коли­ван­ням кур­су на сьо­мо­му небі від щастя лише спе­ку­лян­ти (собы­тие 2014 г. ТРК «Киев»); На седь­мом небе от сча­стья: Гага­ри­на при­нес­ла Рос­сии сереб­ро на музы­каль­ном кон­кур­се (собы­тие 2015 г. «Интер»); На сьо­мо­му небі від щастя: поці­но­ву­ва­чі музи­ки «Оке­ан Ель­зи» заспі­ва­ли у Льво­ві разом із Вакар­чу­ком (собы­тие 2015 г. «ТСН. Особ­ли­ве», «1+1»).

Инте­рес­но, что фра­зео­ло­гизм в раз­ное вре­мя может иметь раз­лич­ные семан­ти­че­ские оттен­ки и исполь­зо­вать­ся в совер­шен­но раз­ных кон­текстах. Ср.: Або все, або нічо­го: Пре­зи­ден­та заста­ви­ли біг­ти (о собы­ти­ях, свя­зан­ных с Евро­май­да­ном-2014 г. «ТСН», «1+1»); Міс­цеві вибо­ри по-ново­му: або все, або нічо­го («Фак­ти», «ICTV»); Новая ста­рая Кон­сти­ту­ция: или все, или ниче­го (о кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ме 2015 г. «Кор­ре­спон­дент»); Евро по-наше­му: или все, или ниче­го (о ква­ли­фи­ка­ции в груп­пы фут­боль­но­го чем­пи­о­на­та «Евро-2016» — радио «Вести»); Або все, або нічо­го: на «Нашо­му радіо» стар­тує інте­лек­ту­аль­на супер-вік­то­ри­на «Вигра­вай мільй­он!» («Наше радіо»). Ср.: Белая воро­на совре­мен­но­го поли­ти­ку­ма (о Дар­те Вей­де­ре в каче­стве кан­ди­да­та в депу­та­ты Киев­ско­го сове­та ТРК «Укра­и­на»); Белая воро­на про­тив Чер­но­го воро­на (о кан­ди­да­тах в пре­зи­ден­ты Тимо­шен­ко и Яну­ко­ви­че) («Интер»); Шоу з білою воро­ною на чолі (о побе­де К. Вюрст на песен­ном кон­кур­се «Евро­ви­де­ние-2014) («112. Укра­и­на»); Біла воро­на феєрич­но виграє (о побе­де коман­ды «Метал­лург» г. Запо­ро­жье над коман­дой «Говер­ла» г. Ужго­род  «Уни­ан») и др.

Семан­ти­че­ская при­ро­да фра­зео­ло­гиз­мов, как извест­но, неод­но­знач­на, а ино­гда даже про­ти­во­ре­чи­ва. Фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы имен­но в язы­ке СМИ могут иметь не толь­ко усто­яв­ше­е­ся, тра­ди­ци­он­ное зна­че­ние, но и не стан­дарт­ное, что при­да­ет язы­ку СМИ боль­шую экс­прес­сию. Ср.: Клич­ко дав гар­бу­за росія­ни­ну Повєт­кі­ну («ZiK»); Тимо­шен­ків­ці дали Тур­чи­но­ву гар­бу­за: назад до пар­тії прий­ма­ти одіоз­но­го політи­ка вони не хочуть («Українсь­ка прав­да»); «Металіст» отри­мав гар­бу­за від Мілевсь­ко­го: про­по­зи­цію фут­боліст від­хи­лив, споді­ва­ю­чись на кра­щі кон­трак­ти («112. Укра­и­на»); Отри­ма­ти гар­бу­за від Рудь­ковсь­ко­го за щастя рей­тин­го­вим політи­кам — політо­лог («Уни­ан»). Важ­но отме­тить, что оце­ноч­ность явля­ет­ся общей сти­ле­вой чер­той всех газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов, она свой­ствен­на даже инфор­ма­ци­он­ным жан­рам [Дус­ка­е­ва 2012: 147]. Имен­но поэто­му фра­зео­ло­гиз­мы явля­ют­ся смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми всех без исклю­че­ния газет­ных жан­ров. Ср. заго­лов­ки инфор­ма­ци­он­ных ста­тей изда­ния «Газе­та по-українсь­ки»: Бар­хат­ний сезон в Одесі; Вер­хов­на рада сьо­год­ні б’є бай­ди­ки; Май­данів­ці за милу душу кушту­ва­ли куліш; Лиха доля горе-мініст­ра Шев­чен­ко и др., заго­лов­ки ана­ли­ти­че­ских ста­тей изда­ния «Дело­вая сто­ли­ца»: Зай­ти в тупик: Раду могут рас­пу­стить; Клич­ко водит за нос зай­строй­щи­ков; Гра­нит нау­ки и ЗНО: ана­лиз глав­но­го теста стра­ны в сто­ли­це; Аль­фа и Оме­га Поро­шен­ко: мне­ния экс­пер­тов и др.

В отли­чие от сло­во­со­че­та­ний, зна­че­ние фра­зео­ло­гиз­мов как устой­чи­вой еди­ни­цы явля­ет­ся иди­о­ма­ти­че­ским, и в этом фра­зео­ло­гизм сбли­жа­ет­ся со сло­вом. В медий­ном кон­тек­сте фра­зео­ло­гиз­мы иди­о­ма­ти­че­ско­го харак­те­ра при­да­ют выска­зы­ва­нию допол­ни­тель­ную экс­прес­сию: Пра­ви­ти тере­вені — це ще не керу­ва­ти вла­дою («Газе­та по-українсь­ки»); Каж­до­го укра­ин­ца заде­ва­ет за живое ситу­а­ция с цена­ми (ТРК «Укра­и­на»); Оче­вид­но, що півза­хис­ник ловив ґав на полі, про­пу­стив­ши кіль­ка момен­тів із м’ячем (ТРК «Киев»); Тер­пе­ние лоп­ну­ло уже и у дипло­ма­тов: они тре­бу­ют обна­ро­до­ва­ния пол­но­го теле­фон­но­го раз­го­во­ра экс-поли­ти­ков («Интер»); Кашу цю зава­рив сам Данил­ко і тепер важ­ко буде втри­ма­тись на п’єдесталі сла­ви («ТСН. Особ­ли­ве», «1+1») и др.

Выпол­няя номи­на­тив­ную функ­цию, фра­зео­ло­гиз­мы в язы­ке СМИ назы­ва­ют еди­ные поня­тия, явле­ния, каче­ства, харак­те­ри­сти­ки и при­зна­ки. Поэто­му часто фра­зео­ло­гиз­мы могут заме­нять­ся сино­ни­мич­ны­ми сло­ва­ми, в медий­ной ком­му­ни­ка­ции они осо­бен­но акту­аль­ны для опи­са­ния опре­де­лен­ных про­цес­сов: на каж­дом шагу вез­де, всю­ду (Пат­ри­о­тизм на каж­дом шагу: ули­цы сто­ли­цы ста­ли жел­то-голу­бы­ми. — ТРК «Укра­и­на»); при­ку­сить язык — замол­чать (При­ку­сить язык поли­ти­кам поз­во­лил новый анти­рей­тинг самых кор­рум­пи­ро­ван­ных депу­та­тов в Вер­хов­ной Раде. «Кор­ре­спон­дент»); точ­ка зре­ния — мне­ние (Эту точ­ку зре­ния Гри­цен­ко теперь будут рас­смат­ри­вать в суде. — «Интер»); пра­вая рука — помощ­ник (Пра­вая рука Ющен­ко так­же сре­ди бомон­да «поро­шен­ков­цев». «Интер»); кни­га за семью печа­тя­ми — тай­на (Бюд­жет-2013 — кни­га за семью печа­тя­ми. «Укрин­форм»]).

Одна­ко знак равен­ства меж­ду зна­че­ни­я­ми фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц в СМИ и зна­че­ни­я­ми слов, с кото­ры­ми они иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся, как пра­ви­ло, ста­вить нель­зя. Фра­зео­ло­ги­че­ское зна­че­ние в медиа отли­ча­ет­ся преж­де все­го сте­пе­нью интен­сив­но­сти про­яв­ле­ния харак­те­ри­сти­ки и допол­ни­тель­ной сти­ли­сти­че­ской оцен­ки: Денег у пре­мье­ра — куры не клю­ют («Интер») — не про­сто мно­го, а очень мно­го; Гро­шей, що дали МВФ — кіт напла­кав («112. Укра­и­на») — не про­сто мало, а слиш­ком мало; Зако­ны о кор­руп­ции откла­ды­ва­ют в дол­гий ящик («Укрин­форм») — не про­сто на какой-то срок, а на неопре­де­лен­ное вре­мя. В боль­шин­стве слу­ча­ев фра­зео­ло­гиз­мы и соот­но­си­мые с ними сло­ва раз­ли­ча­ют­ся сти­ли­сти­че­ской окрас­кой, а пото­му по отно­ше­нию к отдель­ным сло­вам эти фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы высту­па­ют в основ­ном в роли сти­ли­сти­че­ских, а не идео­гра­фи­че­ских сино­ни­мов. Ср.: Алек­сандр Усик порвал в пух и прах Дани­эл­ла Брю­е­ра («Кор­ре­спон­дент») — Побе­да Уси­ка была яркой и силь­ной («Укрин­форм»); А для уль­трас «Роми» санк­ціїяк з гуся вода («Газе­та по-українсь­ки») — Актив­ні вболі­валь­ни­ки італійсь­кої «Роми» бай­ду­же поста­ви­лись до санк­цій УЄФА («112. Украина»). 

Оце­ноч­ность, как одна из функ­ций язы­ка СМИ, вно­сит кор­рек­ти­ров­ку и в функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ко­вых еди­ниц [Дус­ка­е­ва 2006: 667]. Мно­гие ранее ней­траль­ные (или с пози­тив­ной оцен­кой) фра­зео­ло­гиз­мы при­об­ре­та­ют нега­тив­ную сти­ли­сти­че­скую окрас­ку: «Зір­ко­вий час»: Як зга­нь­би­вся Потап на сто­лич­но­му кон­цер­ті («EmOneNews», «м1»); «Кри­ча­ти не своїм голо­сом», або депу­та­ти і три­бу­на в Раді («Фак­ты», «ICTV»); Одеть ребен­ка с иго­лоч­ки — доро­го! («Подроб­но­сти», «Интер»).

Как видим, исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в язы­ке СМИ при­да­ет боль­шую экс­прес­сив­ность выска­зы­ва­нию и эмо­ци­о­наль­но силь­нее и луч­ше вос­при­ни­ма­ет­ся реципиентом.

Стра­те­гии и так­ти­ки исполь­зо­ва­ния медий­ной фра­зео­ло­гии. Сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти тек­стов СМИ про­яв­ля­ют­ся вслед­ствие спе­ци­аль­но­го отбо­ра и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния экс­прес­сив­ных лек­си­че­ских еди­ниц, в част­но­сти фра­зео­ло­гиз­мов. Еще Г. Вино­кур пола­гал, что язык газет насквозь «фра­зео­ло­ги­зи­ро­ван» [Вино­кур 2000], посколь­ку стан­дарт­ность, «кли­ши­ро­ван­ность» мно­гих типич­но газет­ных выра­же­ний, а так­же исполь­зо­ва­ние афо­риз­мов явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым свой­ством язы­ка СМИ.

Мно­гие иссле­до­ва­те­ли рас­смат­ри­ва­ют фра­зео­ло­гизм как целост­ную экс­прес­сив­ную уни­вер­са­лию сти­ля мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рая при­да­ет меди­а­тек­сту допол­ни­тель­ную эмо­ци­о­наль­ность. Напри­мер, в заго­лов­ке как уста­но­воч­ном эле­мен­те вос­при­я­тия медий­но­го тек­ста фра­зео­ло­гиз­мы долж­ны точ­но отоб­ра­жать настро­е­ние соци­у­ма, мен­таль­ные осо­бен­но­сти реци­пи­ен­та и быть ярки­ми мар­ке­ра­ми акту­аль­ных поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских, куль­тур­ных и дру­гих собы­тий, кото­рые про­ис­хо­дят в дан­ное время.

Очень инте­рес­ным со сти­ли­сти­че­ской точ­ки зре­ния явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках интер­нет-ста­тей. Ведь в медий­ный заго­ло­вок «вме­ще­ны основ­ная идея и автор­ский замы­сел, что ассо­ци­а­тив­но настра­и­ва­ет реци­пи­ен­та на вос­при­я­тие тек­ста» [Медіалінг­ві­сти­ка 2014: 55]. Исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках медий­ных тек­стов — это опре­де­лен­ная рас­ста­нов­ка акцен­тов и смыс­лов, кото­рые хотел выде­лить автор. Часто такие смыс­лы рас­став­ля­ют­ся как через пер­вич­ное исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов: Аль­фа и Оме­га гибрид­ной вой­ны («Укрин­форм»); Політич­ні тріум­фа­то­ри гра­ють­ся з вогнем («Уни­ан»); Мало­му і серед­ньо­му біз­не­су — кар­ти в руки («Українсь­ка прав­да») и др., — так и через их транс­фор­ма­цию: Один у полі — воїн: українсь­кі сол­да­ти під Іло­вайсь­ком («Українсь­ка прав­да»), Бюд­жет по осе­ни счи­та­ют («Кор­ре­спон­дент»), Украї­на та Сток­гольмсь­кий арбіт­раж: або пан, або Про­дан («Біз­нес») и др. 

Глав­ная функ­ция фра­зео­ло­гиз­мов в заго­лов­ках СМИ — пер­вич­но воз­дей­ство­вать на реци­пи­ен­та. Пра­виль­но выбран­ный фра­зео­ло­гизм в струк­ту­ре заго­лов­ка — это уже успех для авто­ра, цель кото­ро­го — сти­му­ли­ро­вать реци­пи­ен­та про­чи­тать ста­тью и сде­лать выво­ды: Харь­ков­ский мэр пля­шет под чужую дуд­ку («АТН»); Рабо­тать спу­стя рука­ва, или Новое назна­че­ние глав­но­го про­ку­ро­ра («Сего­дня»); Ровен­ский янтарь сего­дня на вес золо­та: за ним гоня­ют­ся и про­стые люди, и мини­стры, за него уби­ва­ют (из интер­вью поли­то­ло­га В. Фесен­ко «Люди. Hard Talk», «112. Укра­и­на») и др. 

Часто в заго­лов­ке авто­ра­ми исполь­зу­ет­ся лишь один фра­зео­ло­гизм, кото­рый явля­ет­ся цен­траль­ным смыс­лом опи­сы­ва­е­мо­го собы­тия. Без под­за­го­лов­ков (либо пол­но­го тек­ста ста­тьи) понять, о чем идет речь в медий­ном тек­сте, невоз­мож­но: Клин кли­ном выби­ва­ет (ана­ли­ти­че­ская ста­тья о новых кор­руп­ци­он­ных схе­мах в сто­ли­це), Бабуш­ки­ны сказ­ки (ста­тья о выступ­ле­нии с три­бу­ны Вер­хов­ной Рады мини­стра финан­сов Н. Яресь­ко), Без зад­них ног (ста­тья-интер­вью с пре­мьер-мини­стром Укра­и­ны А. Яце­ню­ком после 100 дней рабо­ты) и др. Мы подо­зре­ва­ем, что исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­ма в заго­лов­ках явля­ет­ся так­ти­кой авто­ра меди­а­тек­ста, кото­рая исполь­зу­ет­ся для при­вле­че­ния к дан­но­му кон­тек­сту боль­ше­го вни­ма­ния со сто­ро­ны реципиента. 

Имен­но с помо­щью фра­зео­ло­гиз­ма автор может доне­сти до реци­пи­ен­та важ­ные жиз­нен­ные исти­ны и веч­ные цен­но­сти (о мора­ли, духов­но­сти, граж­дан­ской пози­ции). Часто в заго­лов­ки тек­стов выно­сят­ся фра­зео­ло­гиз­мы, кото­рые име­ют вос­пи­та­тель­ный харак­тер: Вік живи — вік учись: як пер­шо­клас­ник обі­грав у шахи мера («Zik»); Жити душа в душу, або Один день з жит­тя про­сто­го подруж­жя Вокаль­чуків («Наше радіо»); Борі­те­ся — побо­ре­те: прав­да про при­фрон­то­вий Дон­бас («День»), Ахил­ле­со­ва пята соци­аль­ной сфе­ры: поче­му харь­ков­чане ста­ли мень­ше помо­гать бежен­цам («Вечер­ний Харьков»).

Образ­ная функ­ция фра­зео­ло­гиз­мов заклю­ча­ет­ся в ком­плекс­ном исполь­зо­ва­нии фра­зео­ло­гиз­ма как фоно­вой лек­се­мы меди­а­тек­ста целост­ной кар­ти­ны опи­сы­ва­е­мо­го явле­ния: напри­мер, в ста­тье газе­ты «День» «Не ста­ло Вели­ко­го Бог­да­на» (2012 г.) (о смер­ти Бог­да­на Ступ­ки) исполь­зо­ва­ны раз­ные фра­зео­ло­гиз­мы для созда­ния пол­но­цен­но­го обра­за вели­ко­го акте­ра, кото­ро­го поте­ря­ло укра­ин­ское искус­ство: У місті каш­танів попро­ща­ли­ся з видат­ним акто­ром та генієм сценіч­но­го мистецтва Бог­да­ном Ступ­кою. Його Сізі­фо­ва пра­ця від­ро­ди­ти кла­сич­ний театр у сті­нах Фран­ка не зали­ши­лась не помі­че­ною. Адже золо­те пра­ви­ло кож­но­го, хто нале­жав до тру­пи теат­ру — слу­гу­ва­ти мистецтву і жити душа в душу з побра­ти­ма­ми, забу­ва­ю­чи про чва­ри та мисте­ць­кі роз­бра­ти. Йому не спі­ва­ли дифірам­би в вічі — він це не любив. Він хотів справж­ньої кри­ти­ки для себе та оточуючих…

Важ­ная роль при­над­ле­жит фра­зео­ло­гиз­мам в заго­лов­ках, явля­ю­щих­ся смыс­ло­вым цен­тром меди­а­тек­ста. Фра­зео­ло­гиз­мы здесь выпол­ня­ют смыс­ло­во-кон­цеп­ту­аль­ную функ­цию, ведь имен­но заго­ло­вок — это силь­ная, акцен­ти­ру­ю­щая на глав­ном, пози­ция СМИ: Пошел ва-банк (заго­ло­вок ста­тьи на пор­та­ле «Корреспондент.net» о вне­се­нии изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию Укра­и­ны отно­си­тель­но пол­но­мо­чий Пре­зи­ден­та); Кров з моло­ком (заго­ло­вок новост­ной лен­ты музы­каль­но­го теле­ка­на­ла «м1» о празд­но­ва­нии Дня моло­де­жи в сто­ли­це); Яблу­ко роз­бра­ту (заго­ло­вок ста­тьи на пор­та­ле «Корреспондент.net» о новой долж­но­сти Пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда Укра­и­ны) и др.

Инте­рес­но, что в СМИ авто­ра­ми ино­гда созна­тель­но скре­щи­ва­ют­ся или изме­ня­ют­ся зна­че­ния фра­зео­ло­гиз­мов, что при­да­ет меди­а­тек­сту (или его заго­лов­ку) боль­шую экс­прес­сию и эмо­ци­о­наль­ность, ино­гда — даже иро­нию: «Від­кри­ти Аме­ри­ку»: пер­ший «пиш­ний» прий­ом пре­зи­ден­та Поро­шен­ка («ZiK»); «Віра гора­ми рухає»: Ульян­чен­ко пред­ста­ви­ла новий про­ект поря­тун­ку Украї­ни («Фак­ти», «ICTV»); «Дале­ко куцо­му до Зай­ця»: як РПЛ виклю­чи­ла зі спис­ку бува­ло­го депу­та­та Іва­на Зай­ця («Українсь­ка прав­да»); «Звезд­ный час»: одес­ский скан­дал с Лорак про­из­вел фурор в инфор­ма­ци­онн­ном про­стран­стве СНГ («Сего­дня»); Роз­пус­ка­ти «язык», або як Рада хоче змі­ни­ти мов­ну політи­ку краї­ни («ТСН», «1+1») и др. 

Иро­ния, кото­рая часто при­сут­ству­ет в заго­лов­ках, может пере­да­вать­ся имен­но с помо­щью лако­нич­но­го фра­зео­ло­гиз­ма. Так, в мате­ри­а­ле под назва­ни­ем «Піс­ля нас — хоч потоп?», опуб­ли­ко­ван­ном на стра­ни­цах элек­трон­но­го изда­ния «Біз­нес» (2014 г.), гово­рит­ся о без­от­вет­ствен­ном отно­ше­нии укра­ин­ских чинов­ни­ков к эко­ло­гии. Заго­лов­ки с подоб­ным фра­зео­ло­гиз­мом функ­ци­о­ни­ро­ва­ли и в дру­гих ста­тьях на спор­тив­ную (После нас — хоть потоп! В Бел­гра­де фаны раз­би­ли новый ста­ди­он и разо­бра­ли на брус­чат­ку несколь­ко десят­ков мет­ров тро­туа­ра — и все это про­изо­шло после мат­ча меж­ду сбор­ны­ми Сер­бия — Алба­ния. — «Сего­дня»), эко­но­ми­че­скую (После нас — хоть потоп, — экс­перт. Аме­ри­кан­ские ана­ли­ти­ки утвер­жда­ют, что печать валю­ты повли­я­ет не на сего­дняш­нее поко­ле­ние, а новое, кото­ро­му будут ощу­ти­мы «пре­иму­ще­ства» дефол­та США. «Эко­но­ми­че­ские изве­стия»), поли­ти­че­скую (После нас — хоть потоп?! Нынеш­няя вой­на — это допол­ни­тель­ные пред­вы­бор­ные очки и для вла­сти, и для оппо­зи­ции. Но о реаль­ных послед­стви­ях не дума­ет никто. — «Кор­ре­спон­дент») тема­ти­ки. Здесь основ­ны­ми смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми уже высту­па­ют эхо-фра­зы ста­тей, в кото­рых рас­тол­ко­вы­ва­ет­ся то, о чем идет речь далее. 

Сти­ли­сти­че­ская транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­мов в медий­ном дис­кур­се воз­мож­на толь­ко тогда, когда эти еди­ни­цы извест­ны широ­кой ауди­то­рии (эффект непред­ска­зу­е­мо­сти, кото­рый счи­та­ет­ся основ­ным в медий­ной ком­му­ни­ка­ции, будет воз­мо­жен в транс­фор­ми­ро­ван­ном фра­зео­ло­гиз­ме лишь при усло­вии уче­та фоно­вых зна­ний реци­пи­ен­та): Нало­ги к люст­ра­ции дове­дут (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Язык до Кие­ва дове­дет». — Д. С.) («Сего­дня»), Поправ­ки к голо­со­ва­нию доба­ви­ли боль­шую лож­ку дег­тя в анти­кор­руп­ци­он­ную боч­ку («ТСН»), Сім раз від­міряй — один раз прий­ми: депу­та­ти Вер­хов­ної Ради, не вага­ю­чись, прий­ма­ють нові зако­ни (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Семь раз отмерь — один раз отрежь». — Д. С.) («112. Укра­и­на») и др. Транс­фор­ми­ро­ван­ные фра­зео­ло­гиз­мы в поли­ти­че­ском дис­кур­се могут слу­жить частью пред­вы­бор­ной аги­та­ции и вно­сить­ся в состав ядро­вой реклам­ной лек­си­ки: или пуб­лич­ной речи поли­ти­ков: Досить точи­ти ляси! Час дія­ти! (из интер­вью Ю. Тимо­шен­ко в про­грам­ме «Фак­ти», «ICTV»); Вони люб­лять Украї­ну? То вила­ми по воді писане (из интер­вью О. Ляш­ко в про­грам­ме «Собы­тия», ТРК «Укра­и­на») и др.

Мно­гие авто­ры (в осо­бен­но­сти поли­ти­че­ских медий­ных тек­стов) исполь­зу­ют фра­зео­ло­гиз­мы как мощ­ное ору­дие соци­аль­ной про­па­ган­ды и поли­ти­че­ской аги­та­ции, фор­ми­руя обще­ствен­ное миро­воз­зре­ние, наци­о­наль­ную идею и отра­жая мне­ние боль­шин­ства чле­нов соци­у­ма. В поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ке фра­зео­ло­гиз­мы счи­та­ют­ся опре­де­лен­ны­ми смыс­ло­вы­ми цен­тра­ми в речи поли­ти­ков и поли­то­ло­гов [Совре­мен­ная поли­ти­че­ская линг­ви­сти­ка 2011: 47], кото­рые, исполь­зуя эти язы­ко­вые еди­ни­цы, преж­де все­го сосре­до­то­чи­ва­ют вни­ма­ние потен­ци­аль­но­го изби­ра­те­ля на опре­де­лен­ной про­бле­ме или соци­аль­ном явле­нии: Наша коалі­цій­на уго­да писа­ла­ся Украї­ною остан­ні 7 міся­ців, тому про­шу не вига­ду­ва­ти вело­си­пед; вело­си­пед уже є, він вига­да­ний в ЄС (из интер­вью Пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны А. Яце­ню­ка 29 октяб­ря 2014 г.); А «Сво­боді», в цій ситу­а­ції, і море по колі­но. Вони ж все одно не прой­шли в пар­ла­мент (из интер­вью лиде­ра «Ради­каль­ной пар­тии Укра­и­ны» О. Ляш­ко жур­на­лу «Кор­ре­спон­дент» 13 октяб­ря 2014 г.); Хоті­ло­ся б кро­ку­ва­ти в ногу з Пре­зи­ден­том і його коман­дою (из офи­ци­аль­но­го заяв­ле­ния пар­тии «Народ­ний фронт» 24 октяб­ря 2014 г.); Кста­ти, исто­рия с 11 кубо­мет­ра­ми газа вре­мен Фир­та­ша шита белы­ми нит­ка­ми и вопро­сов к ней может быть очень мно­го (из интер­вью пре­зи­ден­та цен­тра гло­ба­ли­сти­ки «Стра­те­гия XXI» М. Гон­ча­ра теле­ка­на­лу «112. Укра­и­на» в про­грам­ме «Люди. Hard Talk» 28 сен­тяб­ря 2014 г.) и др.

В поли­ти­че­ском дис­кур­се частым явля­ет­ся упо­треб­ле­ние частич­но транс­фор­ми­ро­ван­ных фра­зео­ло­гиз­мов, когда сти­ли­сти­че­ской транс­фор­ма­ции под­да­ет­ся лишь часть фра­зео­ло­гиз­ма. Заме­на фра­зео­ло­ги­че­ских ком­по­нен­тов при­во­дит к изме­не­нию в семан­ти­ке фра­зео­ло­гиз­мов, а новая еди­ни­ца — к рас­ста­нов­ке новых (осо­бен­но акту­аль­ных сего­дня) акцен­тов: Баба з возу, а Яце­ню­ку не лег­ше («Zik»); Под лежа­чий камень газ не течет («Эко­но­ми­че­ские изве­стия»); Скіль­ки пар­тію не годуй… (транс­фор­ма­ция фра­зео­ло­гиз­ма «Скіль­ки вовка не годуй, а він у ліс дивить­ся». — Д. С.) («Біз­нес») и др.

 Важ­но отме­тить, что сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции явля­ют­ся зер­ка­лом акту­аль­ных собы­тий совре­мен­но­сти. Язы­ко­вой мате­ри­ал, кото­рый тира­жи­ру­ет­ся в СМИ, фак­ти­че­ски явля­ет­ся его инстру­мен­том в опи­са­нии собы­тий и явле­ний. А. Сти­шов акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние на том, что новые сло­ва воз­ни­ка­ют имен­но в текстах (как элек­трон­ных, так и печат­ных) сти­ля мас­со­вой инфор­ма­ции, ведь СМИ явля­ет­ся инди­ка­то­ром акту­аль­ных собы­тий, про­ис­хо­дя­щих в соци­у­ме. Новые сло­ва он назы­ва­ет медий­ны­ми неолек­се­ма­ми, а новые фра­зео­ло­гиз­мы — неофра­зе­ма­ми (URL: http://​elibrary​.kubg​.edu​.ua/​2​3​2​6​/​1​/​O​_​S​t​y​s​c​h​o​v​_​N​Z​_​G​I​.​pdf). О фор­ми­ро­ва­нии новых фра­зео­ло­гиз­мов гово­рит и С. Чемер­кин, под­чер­ки­вая, что наи­боль­шее их коли­че­ство при­сут­ству­ет в сети Интер­нет, в част­но­сти в соци­аль­ных сетях, чатах, бло­гах [Чемер­кін 2009].

Поэто­му мас­сме­диа без пре­уве­ли­че­ния счи­та­ют­ся глав­ным источ­ни­ком новых слов и сло­во­со­че­та­ний. Так, напри­мер, появ­ля­ют­ся и новые фра­зео­ло­гиз­мы, что так­же явля­ет­ся важ­ной экс­прес­сив­ной так­ти­кой авто­ра, в целях заин­те­ре­со­ван­но­сти мате­ри­а­лом и чита­бель­но­стью со сто­ро­ны реци­пи­ен­та. Глав­ны­ми источ­ни­ка­ми новых фра­зео­ло­гиз­мов в СМИ, по нашим наблю­де­ни­ям, являются: 

а) сами сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, в кото­рых в послед­нее вре­мя появи­лось мно­же­ство новых устой­чи­вых сло­во­со­че­та­ний, кото­рые мас­со­во тира­жи­ру­ют­ся авто­ра­ми: політич­ні пере­слі­ду­ван­ня, тіньо­ва еко­но­міка, Євро­пейсь­ке (світ­ле) май­бут­нє, чор­ний долар, дик­та­торсь­кі зако­ни, «ляш­ко­ві» буд­ні, на городі Бузи­на, а в Києві Клич­ко

б) реклам­ные тек­сты и лозун­ги (их мас­со­вое появ­ле­ние в укра­ин­ской медий­ной речи фик­си­ру­ет­ся в 90‑х годах ХХ в. с при­хо­дом запад­ных тор­го­вых марок): Не галь­муй — сні­кер­суй!, Летим на Марс вме­сте с «Мар­сом», Райсь­ка насо­ло­да «Bounty», Я це люб­лю, Солод­кий знак яко­сті, Об’єднані фут­бо­лом

в) поли­ти­че­ские реклам­ные тек­сты: Вона — пра­ц­ює (о Ю. Тимо­шен­ко), Жити по-ново­му, Силь­ний Пре­зи­дент — силь­на краї­на, Від ста­біль­но­сті — до добробуту;

г) поли­ти­че­ские реклам­ные сло­га­ны: Разом нас бага­то, Бан­ди­там — тюр­ми, Схід і Захід — разом! (cло­га­ны «Оран­же­вой рево­лю­ции», 2004 г.), Ми — Є, Украї­на — це Євро­па (сло­га­ны «Евро­май­да­на», 2014 г.), Украї­на для людей!, Голо­суй за українсь­ке», Захи­сти­мо українсь­ке село (сло­га­ны поли­ти­че­ских пар­тий, 2010 г.);

д) кры­ла­тые фра­зы извест­ных дея­те­лей куль­ту­ры, спор­та, искус­ства, кино и теле­ви­де­ния: Де прав­ди шука­ти, коли брат на бра­та (А. Кузь­мен­ко, груп­па «Скря­бин»), Я не хочу бути героєм Украї­ни — Не цінує героїв моя краї­на! (С. Поло­жин­ский, груп­па «Тар­так»), Я не здам­ся без бою (С. Вакар­чук, груп­па «Оке­ан Эль­зы»), Нації вми­ра­ють не від інфарк­ту (Л. Костен­ко);

е) кры­ла­тые фра­зы извест­ных поли­ти­ков: Має­мо те, що має­мо (Л. Крав­чук), Любі друзі; Ці руки нічо­го не кра­ли (В. Ющен­ко), Якщо куля в лоб, то куля в лоб (А. Яце­нюк) и др.

Выво­ды. Таким обра­зом, ана­лиз совре­мен­ных мас­сме­дий­ных тек­стов пока­зал, что исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­гиз­мов в СМИ име­ет боль­шую прак­ти­ку. Это объ­яс­ня­ет­ся стрем­ле­ни­ем авто­ров при­дать тек­стам осо­бый наци­о­наль­ный коло­рит, реа­ли­зо­вать потен­ци­аль­ную спо­соб­ность фра­зео­ло­гиз­мов акту­а­ли­зи­ро­вать актив­ную пози­цию в тек­сте и эмо­ци­о­наль­но воз­дей­ство­вать на реци­пи­ен­та. Выпол­няя раз­ные сти­ли­сти­че­ские функ­ции, фра­зео­ло­гиз­мы в медиа­про­стран­стве при­да­ют речи боль­шую эмо­ци­о­наль­ность и вли­я­ют как на инди­ви­ду­аль­ное, так и на мас­со­вое созна­ние реципиента. 

Чаще фра­зео­ло­ги­че­ские еди­ни­цы в укра­ин­ских медий­ных текстах вер­ба­ли­зи­ру­ют акту­аль­ные вопро­сы совре­мен­но­сти, они могут исполь­зо­вать­ся как в самих текстах, так и в заго­лов­ках (либо под­за­го­лов­ко­вых частях). И в пер­вом и во вто­ром слу­ча­ях упо­треб­ле­ние фра­зео­ло­гиз­мов в струк­ту­ре медиа­ста­тьи име­ет поло­жи­тель­ное зна­че­ние на раз­ви­тие медий­но­го дис­кур­са в целом, ведь имен­но фра­зео­ло­гия при­да­ет раз­но­об­ра­зие язы­ку СМИ, а фра­зео­ло­ги­че­ская транс­фор­ма­ция — образ­ность и сим­во­лизм высказыванию.

© Сизо­нов Д. Ю., 2015