Понедельник, Январь 21Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ИНФОРМАЦИИ КАК ТЕНДЕНЦИЯ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ТЕКСТА

В статье прослеживается тенденция современного текста к визуализации информации во всех сферах общения, независимо от способа передачи информации — письменного или устного. На конкретных примерах рассматриваются способы креолизации (с помощью визуальных образов) текста в таких жанрах, как сообщение в Instagram и Pinterest, «аткрытки», блоги, статья в электронных и печатных СМИ, учебник и лекция. Визуализация представляется как один из способов привлечения и удержания внимания современного человека, находящегося в потоке постоянно поступающей информации. На примере функционирования демотиваторов исследуются способы тиражирования идеи с помощью самих пользователей, участвующих в создании демотиваторов-мемов. Выделяются типичные способы креативной переработки демотиватора путем замены комментария, слогана, визуального образа, ситуации использования. Доказывается, что визуализации идеи в демотиваторе приводит к быстрому ее распространению и усвоению. Таким образом, успешность и скорость декодирования информации в современном тексте во многом зависит от способности автора включить в структуру своего продукта визуальный код. В Заключении делаются выводы о необходимости при создании современного текста в любой сфере общения (учебной, научной, деловой, художественной, межличностной) учитывать склонность современного человека к визуальному коду при восприятии информации.

VISUALIZATION OF INFORMATION AS THE MODERN TEXT DEVELOPMENT TREND 

The article examines the trend of modern text development to visualize information in all spheres of communication, irrespective of the method of transmitting information (written or oral). We consider specific examples of text creolization (using visual images), we analyze such genres as Instagram and Pinterest messages, “atkrytki” (“kardz”), blogs, articles in the electronic and conventional media, textbooks and lectures. Visualization is presented as one of the ways to attract and retain the attention of a modern person who is constantly in the flow of incoming information. Ways of replication of ideas are investigated by the example of the operation of demotivators. We analyze production of users involved in creation of the demotivators-memes. Our analysis highlights the typical ways of creative recycling of demotivators by replacing a comment, a slogan, a visual image, a situation of use. It is proved that the visualization of an idea in demotivators leads to its rapid dissemination and assimilation. Therefore the success and speed of decoding the information in the modern text is largely dependent on the author’s ability to include the visual code into the structure of the product. The report concludes with the need to create a modern text in any field of communication (educational, scientific, business, art, interpersonal) taking into account the tendency of a modern individual to use the visual code in the perception of information.

Татьяна Игоревна Попова, профессор кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: popova-sakura2005@ya.ru

Дарья Владимировна Колесова, доцент кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: dkolessova@gmail.com

Tatiana Igorevna Popova, PhD, Professor of the Department of Russian as a foreign language and methodic of its teaching of the Faculty of Philology at Saint-Petersburg State University

E-mail: popova-sakura2005@ya.ru

Daria Vladimirovna Kolesova, PhD, Associate Professor of the Department of Russian as a foreign language and methodic of its teaching of the Faculty of Philology at Saint-Petersburg State University

E-mail: dkolessova@gmail.com

Попова Т. И., Колесова Д. В. Визуализация информации как тенденция развития современного текста // Медиалингвистика. 2015. № 4 (10). С. 83–94. URL: https://medialing.ru/vizualizaciya-informacii-kak-tendenciya-razvitiya-sovremennogo-teksta/ (дата обращения: 21.01.2019).

Popova T. I., Kolesova D. V. Vizualization of information as the modern text development trend. Media Linguistics, 2015, No. 4 (10), pp. 83–94. Available at: https://medialing.ru/vizualizaciya-informacii-kak-tendenciya-razvitiya-sovremennogo-teksta/ (accessed: 21.01.2019). (In Russian)

УДК 81
ББК Ш1; Ч6
ГРНТИ 16.21.33; 16.21.31 
КОД ВАК 10.02

Мето­до­ло­ги­че­ские осно­вы. Совре­мен­ный чело­век живет в пото­ке инфор­ма­ции, кото­рая посту­па­ет по раз­ным кана­лам, репре­зен­ти­ру­ет­ся раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми, а ее объ­ем во мно­го раз боль­ше, чем созна­ние чело­ве­ка спо­соб­но вос­при­нять. Вычле­нить важ­ное для опре­де­лен­ной ситу­а­ции — одна из пер­вей­ших задач наше­го совре­мен­ни­ка.

Усво­е­ние инфор­ма­ции зави­сит от кана­ла ее пере­да­чи: то, что пере­да­ет­ся тек­сто­вым сооб­ще­ни­ем, усва­и­ва­ет­ся лишь на 7%, аудио­код уве­ли­чи­ва­ет про­цент усво­е­ния до 38, а визу­аль­ный образ — до 55, и про­цент людей, ори­ен­ти­ро­ван­ных на аудио­ви­зу­аль­ный код, посте­пен­но уве­ли­чи­ва­ет­ся [подр. см.: Почеп­цов 2006]. Отме­тим так­же акту­аль­ность визу­аль­ных обра­зов в эпо­ху гло­ба­ли­за­ции, уско­ре­ния и стрем­ле­ния к эко­но­мии ресур­сов.

В то же вре­мя мы наблю­да­ем про­яв­ле­ния кли­по­во­го мыш­ле­ния (моза­и­ку «раз­роз­нен­ных, почти не свя­зан­ных меж­ду собой фак­тов, кото­рые посто­ян­но, как в калей­до­ско­пе, сме­ня­ют друг дру­га» [Яко­вле­ва 2013: 160]). Эти тен­ден­ции обу­слов­ли­ва­ют, в част­но­сти, ситу­а­цию, на кото­рую жалу­ют­ся учи­те­ля, писа­те­ли, режис­се­ры и жур­на­ли­сты: удер­жать вни­ма­ние реци­пи­ен­та ста­но­вит­ся все слож­нее. Уче­ни­ку, чита­те­лю, зри­те­лю труд­но кон­цен­три­ро­вать­ся на одном пред­ме­те, осо­бен­но если он тре­бу­ет его интен­сив­ной умствен­ной дея­тель­но­сти.

Одна­ко пред­став­ля­ет­ся, что ста­ти­сти­ка про­цен­тов инфор­ма­ции долж­на вызы­вать не толь­ко печаль, но и жела­ние най­ти при­ме­не­ние извест­но­му кана­лу воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та. Идея визу­а­ли­за­ции зна­ния и инфор­ма­ции не нова (народ­ная муд­рость «Луч­ше один раз уви­деть…» пред­ва­ря­ет совре­мен­ные когни­тив­ные изыс­ка­ния отно­си­тель­но кана­лов пости­же­ния ново­го). Исто­рия визу­аль­но­го пред­став­ле­ния инфор­ма­ции — инте­рес­ный и уже доста­точ­но хоро­шо опи­сан­ный пред­мет [см.: Зен­ко­ва 2004а; 2004б], мы же хотим посмот­реть на воз­мож­но­сти, кото­рые предо­став­ля­ет исполь­зо­ва­ние визу­аль­но­го кода [см.: А. Заха­ро­ва, А. Шкляр] в совре­мен­ных текстах раз­лич­ных сфер ком­му­ни­ка­ции (о важ­но­сти визу­аль­но­го кода в биз­нес-сфе­ре убе­ди­тель­но пишет Д. Сиб­бет [Sibbet 2002]).

Мы обра­ща­ем­ся к тек­стам, идея кото­рых пере­да­ет­ся не толь­ко вер­баль­ным кодом, но и изоб­ра­зи­тель­ным, т. е. гово­рим о кре­о­ли­зо­ван­ных текстах («тек­сты, фак­ту­ра кото­рых состо­ит из двух него­мо­ген­ных частей: вер­баль­ной (язы­ко­вой / рече­вой) и невер­баль­ной (при­над­ле­жа­щей к дру­гим зна­ко­вым систе­мам, неже­ли есте­ствен­ный язык)» [Соро­кин, Тара­сов 1990: 180]; важ­но, что при рецеп­ции тако­го тек­ста осу­ществ­ля­ет­ся двой­ное деко­ди­ро­ва­ние инфор­ма­ции, в резуль­та­те чего созда­ет­ся еди­ный общий кон­цепт (смысл) тек­ста. Подоб­ные тек­сты в послед­нее деся­ти­ле­тие ста­ли объ­ек­том при­сталь­но­го вни­ма­ния линг­ви­стов [см.: Ани­си­мо­ва 2003; Воро­ши­ло­ва 2006; Чига­ев 2010, и др.]; мы про­дол­жа­ем эти наблю­де­ния, при­дер­жи­ва­ясь праг­ма­линг­ви­сти­че­ско­го угла зре­ния, т. е. раз­мыш­ля­ем над тек­стом как над резуль­та­том сов­мест­ной дея­тель­но­сти авто­ра и реци­пи­ен­та: автор коди­ру­ет, а реци­пи­ент рас­ко­ди­ру­ет смысл [Удод 2013: 78].

Кре­о­ли­зо­ван­ные тек­сты раз­лич­ных сфер ком­му­ни­ка­ции. При­вле­ка­тель­ность кар­тин­ки демон­стри­ру­ет попу­ляр­ность таких ресур­сов, как Instagram или Pinterest. Нель­зя ска­зать, что тек­сто­вая состав­ля­ю­щая одно­знач­но при­но­сит боль­ший успех авто­ру фото­вы­ска­зы­ва­ния, одна­ко наблю­де­ния за функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем объ­ек­тов в этих сетях дают воз­мож­ность оце­нить важ­ность визу­аль­ной состав­ля­ю­щей сооб­ще­ния для совре­мен­но­го реци­пи­ен­та. Текст игра­ет вто­ро­сте­пен­ную роль; без визу­аль­но­го обра­за в этой обла­сти ком­му­ни­ка­ции автор не суще­ству­ет.

«Аткрыт­ки» в Рос­сии появи­лись как под­ра­жа­ние англо­языч­но­му фор­ма­ту, при этом сего­дня они силь­но отли­ча­ют­ся от источ­ни­ка. Англо­языч­ный вари­ант — это поже­ла­ние или афо­ризм в свя­зи с собы­ти­ем, на открыт­ке есть при­ят­ное гла­зу изоб­ра­же­ние (как и на бумаж­ном про­то­ти­пе элек­трон­но­го жан­ра). В рус­ско­языч­ной вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции это, ско­рее, шут­ка, изоб­ра­жен­ная на кар­точ­ке. Сего­дня мож­но уви­деть дви­же­ние от одно­ко­до­во­го тек­ста к кре­о­ли­зи­ро­ван­но­му, срав­нив при­ме­ры на соот­вет­ству­ю­щем сай­те-кол­лек­ции (http://​atkritka​.com) и на дру­гих сай­тах. В кол­лек­ции собра­ны открыт­ки, где текст соеди­ня­ет­ся с кари­ка­ту­рой (обыч­но это сти­ли­зо­ван­ные изоб­ра­же­ния, вызы­ва­ю­щее у реци­пи­ен­та вос­по­ми­на­ние о сереб­ря­ном веке в рус­ской куль­ту­ре, что при­вно­сит идею о веч­ной истин­но­сти выска­зы­ва­ния. Кар­тин­ки поз­во­ля­ют с пер­во­го взгля­да опре­де­лить тему: отно­ше­ния полов, рабо­та, пра­виль­ное пита­ние и т. д.). Напри­мер, в кол­лек­ции есть открыт­ка № 362366 (дати­ро­ван­ная 20 янва­ря 2015 г.), изоб­ра­жа­ю­щая муж­чи­ну, спя­ще­го в неудоб­ной позе на диване. Текст сооб­ща­ет: «Здо­ро­вый сон не толь­ко про­дле­ва­ет жизнь, но и сокра­ща­ет рабо­чий день» (рис.1).

Пример «аткрытки». Журнал Медиалингвистика
Рис. 1. При­мер «аткрыт­ки»

Поиск в вир­ту­аль­ной сети пока­зы­ва­ет, что эта шут­ка ста­ла извест­на поль­зо­ва­те­лям как мини­мум с 2009 г. (URL: http://​otvet​.mail​.ru/​q​u​e​s​t​i​o​n​/​1​1​5​3​2​356). Ее актив­но цити­ро­ва­ли при­мер­но два года, затем три года не вспо­ми­на­ли — и в кон­це 2014 г. она появи­лась вновь, но уже в жан­ре «аткрыт­ки» (сна­ча­ла напи­сан­ной на цвет­ной кар­точ­ке, а теперь и с пол­но­цен­ной визу­а­ли­за­ци­ей). Обра­тим вни­ма­ние на то, что новый фор­мат (сна­ча­ла кар­точ­ка как реа­ли­за­ция мне­мо­ни­че­ско­го при­е­ма, а затем и зри­тель­ный образ) выде­ля­ет шут­ку из пото­ка и застав­ля­ет реци­пи­ен­та задер­жать на ней вни­ма­ние. 

Посмот­рим на ситу­а­цию в бло­го­сфе­ре. Если верить раз­но­об­раз­ным рей­тин­гам попу­ляр­но­сти (http://​top​-50​.ru/; http://​www​.epochta​.ru/​r​a​t​i​ng/; http://​yablor​.ru/; http://​top​.artlebedev​.ru/ и т. д.), то в неиз­мен­ных лиде­рах вне зави­си­мо­сти от источ­ни­ка рей­тин­га ока­зы­ва­ет­ся блог Ильи Вар­ла­мо­ва (http://​zyalt​.livejournal​.com/). Дру­гой блог, кото­рый появ­ля­ет­ся в пер­вых строч­ках несколь­ких рей­тин­гов, — это уже СМИ (http://​bigpicture​.ru/: «Ново­сти в фото­гра­фи­ях». Заме­тим, что и здесь фото­гра­фии слу­жат для при­вле­че­ния вни­ма­ния чита­те­ля: интри­гу­ю­щая кар­тин­ка при­зы­ва­ет перей­ти на тек­сто­вую стра­нич­ку). Дума­ет­ся, что И. Вар­ла­мов име­ет устой­чи­во боль­шую ауди­то­рию бла­го­да­ря уме­нию соеди­нять визу­аль­ный и вер­баль­ный канал пере­да­чи инфор­ма­ции. Почти каж­дый пост — это серия каче­ствен­ных фото­гра­фий, при­чем не все­гда они при­над­ле­жат авто­ру бло­га (в подоб­ных слу­ча­ях Вар­ла­мов ука­зы­ва­ет фото­гра­фа — см., напри­мер, серию от 1 фев­ра­ля 2015 г. «Дебаль­це­во, эва­ку­а­ция»). Чаще все­го автор дает воз­мож­ность реци­пи­ен­ту соста­вить свое впе­чат­ле­ние о месте / явле­нии имен­но с помо­щью фото­гра­фий, его ком­мен­та­рии носят допол­ни­тель­ный харак­тер. Риск­нем пред­по­ло­жить, что такая фор­ма сооб­ще­ния, кото­рая вос­при­ни­ма­ет­ся как мак­си­маль­но объ­ек­тив­ная (реци­пи­ент состав­ля­ет свое мне­ние как бы сам, на осно­ва­нии подроб­ных и раз­но­об­раз­ных фото­гра­фий), явля­ет­ся наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ной для совре­мен­но­го актив­но­го поль­зо­ва­те­ля Интер­не­та (дру­ги­ми сло­ва­ми — для актив­ной части насе­ле­ния). 

Перей­дем к ана­ли­зу пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов. Возь­мем для при­ме­ра изда­ние, адре­со­ван­ное широ­кой ауди­то­рии, — «Аргу­мен­ты и фак­ты». 

Мы рас­смат­ри­ва­ем здесь один номер (№ 5 от 28 янва­ря 2015 г.), одна­ко общая ситу­а­ция оста­ет­ся неиз­мен­ной. Тема­ти­ка — от внеш­ней поли­ти­ки РФ до розыг­ры­ша при­зов в Госло­то; соот­вет­ствен­но мате­ри­а­лы раз­ли­ча­ют­ся с точ­ки зре­ния клю­че­вых слов (в иной мето­до­ло­ги­че­ской систе­ме — акти­ви­зи­ру­е­мых фрей­мов), при­о­ри­тет­ных экс­прес­сив­ных средств выра­зи­тель­но­сти, пре­об­ла­да­ю­щих ассо­ци­а­тив­ных полей. Одна­ко прин­цип пода­чи инфор­ма­ции на сай­те это­го СМИ един: в сред­нем в каж­дом мате­ри­а­ле есть 1–2 фото­гра­фии (чаще все­го порт­ре­ты), 3–4 ссыл­ки на похо­жие по теме мате­ри­а­лы, а так­же 1–2 врез­ки с допол­ни­тель­ной инфор­ма­ци­ей. В сред­нем в каж­дом чет­вер­том мате­ри­а­ле мож­но уви­деть инфо­гра­фи­ку. 

В бумаж­ном фор­ма­те того же выпус­ка газе­ты нет ссы­лок на дру­гие мате­ри­а­лы (хотя на неко­то­рых поло­сах вни­зу есть ука­за­ние на мате­ри­а­лы, с кото­ры­ми мож­но позна­ко­мить­ся на сай­те). Здесь мень­ше фото­гра­фий, зато появ­ля­ют­ся кари­ка­ту­ры, кото­рых нет на сай­те. Врез­ки и инфо­гра­фи­ка при­сут­ству­ет в обо­их вари­ан­тах газе­ты. 

Сокра­тим поле срав­не­ния и оста­но­вим­ся на мате­ри­а­лах с кари­ка­ту­ра­ми и на тех же мате­ри­а­лах без кари­ка­тур, но со ссыл­ка­ми. На с. 5 бумаж­ной вер­сии газе­ты нахо­дит­ся мате­ри­ал Ю. Круп­но­ва «Как оста­но­вить рост цен?», в элек­трон­ной вер­сии выпус­ка эта ста­тья тоже есть. Чита­тель тра­ди­ци­он­но­го фор­ма­та видит фото­порт­рет авто­ра и кари­ка­ту­ру (ора­тор взле­та­ет из-за три­бу­ны, дер­жа в руках боль­шую лож­ку, к кото­рой при­вя­за­ны воз­душ­ные шары с бук­ва­ми, скла­ды­ва­ю­щи­ми­ся в над­пись «курс $». Из рук ора­то­ра пада­ют стра­ни­цы, оза­глав­лен­ные «План»). Текст ста­тьи — мне­ние авто­ра о при­чи­нах кри­зи­са в Рос­сии (моно­по­ли­за­ция рын­ка, зави­си­мость внут­рен­не­го рын­ка от дру­гих стран, невер­ное дей­ствие пра­ви­тель­ства в финан­со­вой сфе­ре) и о воз­мож­ном пути выхо­да из кри­зи­са (печать новых денег под про­мыш­лен­ный кре­дит). Автор ниче­го не гово­рит о подъ­еме кур­са дол­ла­ра или о том, насколь­ко этот подъ­ем вли­я­ет на пла­ны и речи поли­ти­ков, хотя имен­но эти идеи зало­же­ны в кари­ка­ту­ре. Чита­те­лю нуж­но выбрать одну из воз­мож­ных интер­пре­та­ций это­го поли­ко­до­во­го тек­ста: либо кар­тин­ка сооб­ща­ет еще о двух при­чи­нах кри­зи­са (или о воз­мож­ном пути реше­ния кри­зи­са — уда­ле­нии поли­ти­ков, кото­рые гонят­ся за валю­той), либо кар­тин­ка не свя­за­на с иде­я­ми тек­ста. Посколь­ку кари­ка­ту­ра может быть истол­ко­ва­на дву­мя про­ти­во­по­лож­ны­ми спо­со­ба­ми, она не явля­ет­ся зве­ном кре­о­ли­зи­ро­ван­но­го тек­ста. Изоб­ра­же­ние меша­ет одно­знач­но­му пони­ма­нию, что сни­жа­ет инфор­ма­тив­ность пуб­ли­ци­сти­че­ско­го мате­ри­а­ла.

На сай­те газе­ты в рас­смат­ри­ва­е­мой ста­тье есть две ссыл­ки на визу­аль­ные обра­зы по теме: одна из них вхо­дит в этот же выпуск газе­ты (чинов­ни­ки реа­ги­ру­ют на рост цен на про­дук­ты), дру­гая была опуб­ли­ко­ва­на дву­мя неде­ля­ми рань­ше (про­гноз инфля­ции в 2015 г.). Текст обре­та­ет еще два визу­аль­ных обра­за и потен­ци­аль­ную глу­би­ну чте­ния (реци­пи­ент может позна­ко­мить­ся с дол­го­вре­мен­ным про­гно­зом и с акту­аль­ной кар­ти­ной). Обе ссыл­ки свя­за­ны с семан­ти­че­ской струк­ту­рой основ­ной ста­тьи (кри­зис-инфля­ция; кри­зис-рост потре­би­тель­ских цен). В дан­ном слу­чае чита­тель полу­ча­ет боль­ше инфор­ма­ции, чем при чте­нии моно­ко­до­во­го тек­ста, и редак­ция может ожи­дать, что воз­дей­ству­ю­щий эффект будет силь­нее (допол­ни­тель­ные мате­ри­а­лы слу­жат аргу­мен­та­ми, при­во­дя­щи­ми к согла­сию с авто­ром ста­тьи). 

Обра­тив­шись к СМИ, адре­со­ван­но­му дру­гой ауди­то­рии, мы уви­дим иную про­пор­цию, но ту же тен­ден­цию. Газе­та «Ком­мер­сант» в элек­трон­ном виде пред­ла­га­ет чита­те­лю текст, кото­рый сопро­вож­да­ет­ся 1–2 фото­гра­фи­я­ми и 2–3 ссыл­ка­ми на мате­ри­а­лы по той же теме (тако­вы в сред­нем 65–70% мате­ри­а­лов). При­мер­но в тре­ти мате­ри­а­лов ссы­лок нет (может быть, это свя­за­но с тем, что изда­ние часто пишет о том, что ранее не ста­но­ви­лось инфор­ма­ци­он­ным пово­дом). Это же СМИ в бумаж­ном фор­ма­те в сред­нем пуб­ли­ку­ет на одной поло­се 3–4 мате­ри­а­ла, на каж­дой поло­се — 1–2 фото­гра­фии (чаще все­го порт­ре­ты). Инфо­гра­фи­ка встре­ча­ет­ся доволь­но часто, что обыч­но свя­за­но с необ­хо­ди­мо­стью пред­ста­вить финан­со­вую, эко­но­ми­че­скую, гео­гра­фи­че­скую и т. п. справ­ку. Дру­гих изоб­ра­же­ний (спо­соб­ству­ю­щих появ­ле­нию визу­аль­ных обра­зов в созна­нии реци­пи­ен­та) в этой газе­те прак­ти­че­ски не встре­ча­ет­ся. Таким обра­зом, здесь допол­ни­тель­ные изоб­ра­же­ния не отвле­ка­ют чита­те­ля от глав­но­го, но и не помо­га­ют ему вос­при­нять инфор­ма­цию и начать ее осмыс­лять. 

В общем, в совре­мен­ных СМИ типич­ным явля­ет­ся кре­о­ли­зо­ван­ный текст [Кор­да 2013], а текст без опо­ры на визу­аль­ный ряд стал при­над­леж­но­стью спе­ци­аль­ной прес­сы, ори­ен­ти­ро­ван­ной на про­фес­си­о­наль­ную ауди­то­рию. Сред­ства кре­о­ли­за­ции зави­сят от кон­цеп­ции и целе­вой ауди­то­рии изда­ния, но в любом слу­чае элек­трон­ные изда­ния и элек­трон­ные вер­сии тра­ди­ци­он­ных изда­ний исполь­зу­ют зна­чи­тель­но боль­ше кодов для пере­да­чи инфор­ма­ции, что дает им кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство в совре­мен­ном медиа­про­стран­стве.

Нако­нец, ска­жем несколь­ко слов о науч­ном дис­кур­се. По объ­ек­тив­ным при­чи­нам науч­ная ком­му­ни­ка­ция — самая кон­сер­ва­тив­ная, одна­ко и в ней про­яв­ля­ют­ся отме­чен­ные выше тен­ден­ции. Лек­тор, кото­рый стре­мит­ся к тому, что­бы сту­ден­ты на его заня­тии углуб­ля­ли свои зна­ния, не может сего­дня 90 минут моно­тон­ным голо­сом читать лек­цию, не отры­ва­ясь от сво­е­го кон­спек­та. Каж­дые 10–15 минут лек­тор дол­жен пре­ры­вать свой моно­лог, что­бы задать вопро­сы, пред­ло­жить зада­чу или зада­ние (что соот­но­си­мо с врез­ка­ми в пуб­ли­ци­сти­че­ском тек­сте). Суще­ству­ют раз­лич­ные спо­со­бы эффек­тив­но­го вовле­че­ния ауди­то­рии в про­цесс позна­ния, сре­ди них важ­ное место зани­ма­ют при­е­мы, свя­зан­ные с визу­а­ли­за­ци­ей идей и при­вле­ка­е­мых к объ­яс­не­нию поня­тий. 

Более того, в науч­ных изда­ни­ях про­яв­ля­ют­ся чер­ты, зна­ко­мые нам по СМИ: в жур­на­лах все чаще мож­но уви­деть выде­ле­ние важ­ных для авто­ра мыс­лей шриф­том и место­по­ло­же­ни­ем на стра­ни­це. В учеб­ни­ках ново­го поко­ле­ния мы видим неболь­шие пара­гра­фы, при­вет­ству­ют­ся вопро­сы и тесты после каж­до­го пара­гра­фа; ста­вят­ся вопро­сы о соот­но­ше­нии тек­ста, иллю­стра­ции, под­пи­си к ней [Беге­не­ва 2009]. Пред­став­ля­ет­ся, что и в науч­ной сфе­ре обще­ния для удер­жа­ния вни­ма­ния реци­пи­ен­та теперь недо­ста­точ­но линей­ной после­до­ва­тель­но­сти слов, какую бы глу­бо­кую мысль они ни пере­да­ва­ли (мы не дума­ем, что подоб­ное пони­ма­ние харак­те­ри­зу­ет лишь наше вре­мя, одна­ко имен­но в послед­ние годы ста­ла изме­нять­ся при­выч­ная фор­ма пода­чи мате­ри­а­ла в науч­ном дис­кур­се). 

Функ­ци­о­ни­ро­ва­ние кре­о­ли­зо­ван­но­го тек­ста в вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции на при­ме­ре демо­ти­ва­то­ров. Осо­бое явле­ние в функ­ци­о­ни­ро­ва­нии кре­о­ли­зо­ван­но­го интер­нет-тек­ста пред­став­ля­ет собой его рас­про­стра­не­ние в виде интер­нет-мема. Интер­нет-мем — это «еди­ни­ца инфор­ма­ции, объ­ект, кото­рый полу­чил попу­ляр­ность — как пра­ви­ло, спон­тан­но — в сре­де, обслу­жи­ва­е­мой инфор­ма­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми» [Щури­на 2012: 162]. Одной из самых попу­ляр­ных жан­ро­вых раз­но­вид­но­стей интер­нет-мемов явля­ют­ся демо­ти­ва­то­ры, бая­ны, эдвей­сы, комик­сы, кари­ка­ту­ры [см., напр.: Бас­ли­на, Ухо­ва 2014]. В этом ряду демо­ти­ва­то­ры выде­ля­ют­ся не про­сто спо­соб­но­стью к тира­жи­ро­ва­нию, но и к видо­из­ме­не­нию в ходе рас­про­стра­не­ния. Как и гены, явив­ши­е­ся ана­ло­гом для опи­са­ния эле­мен­тов хра­не­ния и рас­про­стра­не­ния куль­ту­ры в тео­рии Ричар­да Докин­за [Dawkins 1976], мемы (от гр. μίμημα — подо­бие) спо­соб­ны транс­ли­ро­вать смыс­лы в мас­со­вой куль­ту­ре. 

Мемы про­хо­дят три эта­па фор­ми­ро­ва­ния: на пер­вом эта­пе мем про­сто реп­ли­ци­ру­ет­ся в сход­ных кон­текстах; на вто­ром эта­пе мемы начи­на­ют пере­осмыс­лять­ся и упро­щать­ся, пере­ра­ба­ты­ва­ют­ся с помо­щью фото­мон­та­жа, допол­ня­ют­ся дру­ги­ми над­пи­ся­ми, т. е. актив­но участ­ву­ют в про­цес­се про­из­вод­ства тек­стов как гото­вые бло­ки; на тре­тьем эта­пе раз­ви­тия мем пре­об­ра­зу­ет­ся в знак, ука­зы­ва­ю­щий на некое обще­из­вест­ное содер­жа­ние, абстракт­ную гра­фе­му, обла­да­ю­щую соци­аль­но зна­чи­мой груп­по­об­ра­зу­ю­щей функ­ци­ей [см.: Савиц­кая 2013].

Что спо­соб­ству­ет пре­вра­ще­нию демо­ти­ва­то­ра в мем? Ответ на этот вопрос надо искать в диа­ло­ги­че­ской при­ро­де демо­ти­ва­то­ра. Появив­шись как реак­ция на сте­рео­тип­ность и пря­мо­ли­ней­ность моти­ва­то­ров (ана­ло­гов совет­ских агит­пла­ка­тов), исполь­зу­е­мых в аме­ри­кан­ских фир­мах для моти­ва­ции к рабо­те, демо­ти­ва­то­ры прин­ци­пи­аль­но стро­и­лись как тек­сты со слож­ной смыс­ло­вой струк­ту­рой, тре­бу­ю­щей от адре­са­та опре­де­лен­ной интер­пре­та­ции смыс­ла на осно­ве син­те­за вер­баль­но­го и визу­аль­но­го ком­по­нен­тов [см.: Баби­на 2013; Фоки­на 2012].

Сама ком­по­зи­ци­он­ная струк­ту­ра демо­ти­ва­то­ра тре­бу­ет ответ­ной мыс­ли­тель­ной реак­ции. В осно­ве соот­но­ше­ния визу­аль­но­го и вер­баль­но­го рядов чаще все­го лежит эффект обма­ну­то­го ожи­да­ния: изоб­ра­же­ние, пере­да­ю­щее дено­та­тив­ную ситу­а­цию, под­вер­га­ет­ся пере­осмыс­ле­нию в про­цес­се двой­но­го ком­мен­ти­ро­ва­ния. Ком­по­зи­ци­он­но демо­ти­ва­тор стро­ит­ся как изоб­ра­же­ние в чер­ной рам­ке, име­ю­щее две под­пи­си (обе сни­зу, или одна свер­ху, дру­гая сни­зу). Пер­вая под­пись / заго­ло­вок может быть в фор­ме абстракт­но­го суще­стви­тель­но­го, обо­зна­ча­ю­ще­го тему демо­ти­ва­то­ра, или афо­ризм / типич­ное выска­зы­ва­ние; ком­мен­ти­ру­ю­щая под­пись обла­да­ет пара­док­саль­но­стью, неожи­дан­но­стью. Эффект неожи­дан­но­сти может под­дер­жи­вать­ся на грам­ма­ти­че­ском уровне пар­цел­ля­ци­ей или раз­де­ле­ни­ем ком­мен­та­рия на две строч­ки: Вы все посту­пи­ли. Не туда; Устал в офи­се? Пони­маю…

Удо­воль­ствие, полу­ча­е­мое от пони­ма­ния смыс­ла непря­мо­го выска­зы­ва­ния, его выво­ди­мость, сти­му­ли­ру­ет кре­а­тив­ную дея­тель­ность адре­са­та: на шут­ку при­ня­то отве­чать шут­кой, на иро­нию — иро­ни­че­ским выска­зы­ва­ни­ем. Таким обра­зом, порож­де­ние ново­го демо­ти­ва­то­ра на осно­ве преды­ду­ще­го под­дер­жи­ва­ет­ся фати­че­ской функ­ци­ей ком­му­ни­ка­ции, реа­ли­зу­ю­щей­ся в фор­ме язы­ко­вой игры. Мно­го­чис­лен­ные гене­ра­то­ры мемов (см., напр., Рисовач.ру) име­ют авто­ма­ти­че­скую функ­цию «заме­нить сло­ган», «создать мем», под­тал­ки­вая поль­зо­ва­те­ля к сотвор­че­ству.

Необ­хо­ди­мо раз­ли­чать реак­ции на про­фес­си­о­наль­ные и люби­тель­ские демо­ти­ва­то­ры. Если реак­ция на про­фес­си­о­наль­ные демо­ти­ва­то­ры пред­ска­зу­е­ма, может быть про­счи­та­на и управ­ля­е­ма с помо­щью мани­пу­ля­тив­ных стра­те­гий [см., напр.: Каме­не­ва, Раб­ки­на 2013], то реак­ция на люби­тель­ские демо­ти­ва­то­ры более спон­тан­на и непред­ска­зу­е­ма, это само­ор­га­ни­зу­ю­ща­я­ся систе­ма. Функ­ци­о­ни­руя в Сети, «народ­ные» демо­ти­ва­то­ры пре­вра­ща­ют­ся в сете­вой фольк­лор, выпол­ня­ю­щий «свое­об­раз­ную функ­цию меха­низ­ма сохра­не­ния един­ства», не давая куль­ту­ре воз­мож­но­сти рас­пасть­ся на изо­ли­ро­ван­ные исто­ри­че­ские пла­сты [Савчен­ко, Сус­ло­ва 2008].

Какие люби­тель­ские демо­ти­ва­то­ры пре­вра­ща­ют­ся в мемы? В первую оче­редь идео­ло­ги­че­ские, в образ­ной фор­ме обра­ща­ю­щие вни­ма­ние на акту­аль­ные соци­аль­ные про­бле­мы, фор­му­ли­ру­ю­щие «народ­ные» цен­но­сти и опре­де­лен­ное эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к ним.

Рас­смот­рим демо­ти­ва­тор 2012 г. «Рас­ска­жи ему как ты устал в офи­се» (рис. 2). 

Демотиватор 2012 г. Журнал Медиалингвистика
Рис. 2. Демо­ти­ва­тор 2012 г.

Демо­ти­ва­тор акту­а­ли­зи­ру­ет пред­став­ле­ние о тяже­лом и лег­ком тру­де. Изоб­ра­же­ние ситу­а­ции (ремонт маши­ны) и сло­ган Рас­ска­жи ему зада­ют интер­пре­та­цию смыс­ла в рам­ках ситу­а­ции «Про­фес­си­о­наль­ная помощь», ком­мен­та­рий мел­ким шриф­том (как ты устал в офи­се) застав­ля­ет усты­дить­ся сво­им жало­бам на уста­лость от рабо­ты. В резуль­та­те сло­ган Рас­ска­жи ему ста­но­вит­ся заме­сти­те­лем неумест­но­сти жало­бы, осуж­де­ни­ем нытья, лег­кой жиз­ни.

В каче­стве реак­ции на этот (или схо­жий) демо­ти­ва­тор появ­ля­ют­ся демо­ти­ва­то­ры, в кото­рых меня­ет­ся напол­не­ние интер­пре­ти­ру­ю­щей стро­ки: Рас­ска­жи ему / им как ты устал от сес­сии /как тяже­ло учить­ся в шко­ле / как ты отси­дел жопу в офи­се / как тебе тяже­ло без кон­ди­ци­о­не­ра / как ты устал в ноч­ном клу­бе. Суть тира­жи­ро­ва­ния сво­дит­ся к уси­ле­нию кон­тра­ста визу­аль­но­го и вер­баль­но­го смыс­лов: про­ти­во­по­став­ля­ют­ся уже не тяже­лая и лег­кая рабо­та, а рабо­та и уче­ба, рабо­та и отдых.

Дру­гим спо­со­бом тира­жи­ро­ва­ния смыс­ла демо­ти­ва­то­ра явля­ет­ся заме­на визу­аль­но­го обра­за дру­гим визу­аль­ным обра­зом: тяже­лый труд сим­во­ли­зи­ру­ют шах­те­ры, пожар­ные, стро­и­те­ли, дети, воен­но­слу­жа­щие (рис. 3).

Демотиватор с измененным визуальным образом. Журнал Медиалингвистика
Рис. 3. Демо­ти­ва­тор с изме­нен­ным визу­аль­ным обра­зом

Как сле­ду­ю­щую сту­пень пере­рож­де­ния демо­ти­ва­то­ра в мем мож­но рас­смат­ри­вать исполь­зо­ва­ние обще­го смыс­ла демо­ти­ва­то­ра (осуж­де­ние нытья и лег­кой жиз­ни) в новом демо­ти­ва­то­ре с заме­ной изоб­ра­же­ния и само­го сло­га­на, напри­мер: Устал в офи­се? Пони­маю (рис. 4), Иди сюда, пожа­лею. Осуж­да­ю­щий эффект дан­но­го демо­ти­ва­то­ра воз­рас­та­ет бла­го­да­ря про­ти­во­по­став­ле­нию жан­ров нытья и сопе­ре­жи­ва­ния.

В каче­стве уси­ли­те­ля смыс­ла исполь­зу­ет­ся демо­ти­ва­тор с зер­каль­ной ситу­а­ци­ей: напри­мер, шах­те­ры жалу­ют­ся спя­щим в офи­се слу­жа­щим. При этом сло­ган Рас­ска­жи им сохра­ня­ет­ся, а ком­мен­та­рий меня­ет­ся (как ты устал сего­дня в шах­те).

Демотиватор с заменой слогана. Журнал Медиалингвистика
Рис. 4. Демо­ти­ва­тор с заме­ной сло­га­на.

Осо­бым слу­ча­ем явля­ет­ся демо­ти­ва­тор с заме­ной самой ситу­а­ции (тяже­лая / лег­кая рабо­та) на дру­гую ситу­а­цию, напри­мер, «Насто­я­щий пат­ри­от / муж­чи­на, защи­ща­ю­щий свой народ, — укло­нист». Так, демо­ти­ва­тор со сло­га­ном Рас­ска­жи им, какой ты пат­ри­от под фото­гра­фий бой­цов ДНР на фоне тан­ка и раз­ру­шен­но­го зда­ния удва­и­ва­ет его эмо­ци­о­наль­ное воз­дей­ствие, так как обви­ня­ет адре­са­та в двух гре­хах — отсут­ствии пат­ри­о­тиз­ма и неже­ла­нии зани­мать­ся серьез­ным тру­дом.

Таким обра­зом, в про­цес­се пре­вра­ще­ния люби­тель­ско­го демо­ти­ва­то­ра в мем про­ис­хо­дит, с одной сто­ро­ны, упро­ще­ние его смыс­ла путем уси­ле­ния кон­тра­ста меж­ду вер­баль­ным и визу­аль­ным обра­зом, с дру­гой — уси­ле­ние его эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия путем нагне­та­ния эмо­ций, насла­и­ва­ния несколь­ких ситу­а­ций, под­вер­га­ю­щих­ся осуж­де­нию. В све­те же общей тен­ден­ции к исполь­зо­ва­нию поли­ко­до­во­го тек­ста заме­тим, что демо­ти­ва­тор в крат­кой фор­ме спо­со­бен быст­ро и эффек­тив­но доне­сти идею авто­ра. Его образ­ность и эмо­ци­о­наль­ность спо­соб­ству­ет пре­вра­ще­нию в мем и исполь­зо­ва­нию в каче­стве зна­ка.

Заклю­че­ние. Наблю­де­ние за функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем совре­мен­но­го тек­ста поз­во­ля­ет утвер­ждать, что визу­а­ли­за­ция инфор­ма­ции — это необ­хо­ди­мая состав­ля­ю­щая дея­тель­но­сти адре­са­та при про­дук­ции тек­ста, вызван­ная, с одной сто­ро­ны, стрем­ле­ни­ем авто­ра при­влечь и удер­жать вни­ма­ние реци­пи­ен­та, с дру­гой — осо­бен­но­стя­ми мыш­ле­ния чело­ве­ка. Тен­ден­ция к визу­а­ли­за­ции охва­ты­ва­ет все сфе­ры ком­му­ни­ка­ции — от науч­ной до интер­нет-обще­ния.

Визу­а­ли­за­ция тек­ста — эффек­тив­ный спо­соб воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та:

— в меж­лич­ност­ном обще­нии (визу­а­ли­за­ция бытия);

— в про­цес­се обу­че­ния;

— при созда­нии новых ресур­сов (инфор­ма­ци­он­ных, позна­ва­тель­ных и др.);

— при гене­ри­ро­ва­нии кон­цеп­ции новых типов книг (всех сти­лей и жан­ров);

— при рас­про­стра­не­нии идей.

© Попо­ва Т. И., Коле­со­ва Д. В., 2015

1. Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов): учеб. пособие для студентов ф-тов иностр. языков вузов. М.: Академия, 2003. 128 с.

2. Бабина Л. В. Об особенностях демотиватора как полимодального текста // Грамота (Тамбов). 2013. № 2 (20). C. 28–33. URL: http://www.gramota.net/materials/2/2013/2/5.html.

3. Баслина Е. Ю., Ухова Л. В. Демотивационный постер как речевой жанр сетевого юмора // Яросл. пед. вестн. 2014. № 1. Т. I . Гуманитарные науки. С.135–140. URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2014_1g/23.pdf.

4. Бегенева Е. И. К проблеме контроля знаний: надтекст как базовый концепт учебного дискурса // Науч. вестн. Воронеж. гос. архитект.-строит. ун-та. Сер. Современные лингвистические и методико-дидактические исследования. 2008. Вып. 1 (11). C. 139–148

5. Ворошилова М. Б. Креолизованный текст: аспекты изучения // Политическая лингвистика. Вып. 20. Екатеринбург: Урал. пед. ун-т, 2006. С. 180–189.

6. Захарова А., Шкляр А. Метафоры визуализации // Научная визуализация. 2013. Т.5, № 2. С. 16–24. URL: http://sv-journal.org/2013-2/02/index.html (дата обращения 03.02.2015).

7. Зенкова А. Ю. Визуальная метафора в социально-политическом дискурсе: методологический аспект // Многообразие политического дискурса. Екатеринбург: Ин-т филос. и права УрО РАН, 2004. С. 39–54.

8. Зенкова А. Ю. Визуальные исследования как интегральная область социально-гуманитарного знания / Науч. ежегодник Ин-та филос. и права УрО РАН. 2004. Вып. 5. С. 184–193. URL: http://www.ifp.uran.ru/files/publ/eshegodnik/2004/9.pdf (дата обращения 02.02.2015).

9. Каменева В. А., Рабкина Н. В. Функциональный и прагматический потенциал демотиваторов как визуально-вербальной формы современной интернте-коммуникации // Полит. лингвистика. 2013. № 1 (43). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/funktsionalnyy-i-pragmaticheskiy-potentsial-demotivatorov-kak-vizualno-verbalnoy-formy-sovremennoy-internet-kommunikatsii.

10. Корда О. А. Креолизованный текст в современных печатных СМИ: структурно-функциональные характеристики: автореф. дис. … канд. филол. наук. Екатеринбург, 2013.

11. Почепцов Г. Г. Имиджелогия. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 2006. 575 с. 

12. Савицкая Т. Е. Интернет-мемы как феномен массовой культуры // Культура в современном мире. 2013. № 3. URL: http://infoculture.rsl.ru/NIKLib/althome/news/KVM_archive/articles/2013/03/2013-03_r_kvm-s3.pdf (дата обращения 02.02.2015).

13. Савченко А. В., Суслова Т. И. Философско-антропологические основания интернет-фольклора как формы коммуникации // CREDO NEW: теор. журн. 2008. URL: http://credonew.ru/content/view/777/60/ (дата обращения 02.02.2015).

14. Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция // Оптимизация речевого воздействия / отв. ред. Р. Г. Котов. М.: Наука, 1990. С. 180–186.

15. Удод Д. А. Креолизованный текст как особый вид паралингвистически активного текста // Современная филология: матер. II междунар. науч. конф. (г. Уфа, январь 2013 г.). Уфа: Лето, 2013. С. 97–99.

16. Фокина М. А. Демотиваторы в России и США: новые жанры интернет-коммуникации в глобализирующемся мире // Вестн. Нижегор. гос. лингв. ун-та им. Н. А. Добролюбова. 2012. № 20. С. 74–85.

17. Чигаев Д. П. Способы креолизации современного рекламного текста: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2010. URL: http://cheloveknauka.com/sposoby-kreolizatsii-sovremennogo-reklamnogo-teksta. 

18. Щурина Ю. В. Интернет-мемы как феномен интернет-коммуникации // Филология. 2012. № 3. С.160–172.

19. Яковлева Е. А. Юрислингвистика: креолизованные текст как объект экспертизы // Вестн. Челябин. гос. ун-та. 2013. № 1 (292). Филология. Искусствоведение. Вып. 73. С. 157–163.

20. Dawkins, Richard. The Selfish Gene. Oxford: Oxford Univ. Press, 1976.

21. Sibbet, David. Best Practice for Facilitation. San Francisco: The Grove Consultants International, 2002.

1. Anisimova E. E. Text linguistics and intercultural communication (based on texts creolized): tutorial [Lingvistika teksta i mezhkul’turnaia kommunikatsiia (na materiale kreolizovannykh tekstov): ucheb. posobie]. Moscow: Academy, 2003.

2. Babina L. V. On features of demotivators of as polymodal text [Ob osobennostiakh demotivatora kak polimodal’nogo teksta] // Gramota (Tambov). 2013. Vol. 2 (20). P. 28–33. URL: www.gramota.net/materials/2/2013/2/5.html.

3. Baslina E. Ju., Ukhova L. V. A Demotivational Poster as a Speech Genre of Network Humour [Demotivatsionnyi poster kak rechevoi zhanr setevogo iumora] // Yarosl. Ped. Bul. 2014. Vol. 1 (1). Humanitar. sci. P. 135–140. URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2014_1g/23.pdf. 

4. Begeneva E. I. On the problem of control of knowledge: nadtekst as a basic concept of academic discourse [K probleme kontrolia znanij: nadtekst kak bazovyj concept uchebnogo diskursa] // Sci. Bul. of the Voronezh State Architect. Univ. Ser. Modern linguistics and methodic and didactic researches. 2009. Is. 1 (11) [Nauch. vestn. Voronezch. gos. arkhitekt.-stroit. un-ta. Ser. Sovremennyje lingvisticheskije i metodiko-didfkticheskije issledovanija. 2009. Vyp.1 (11)]. P. 139–148.

5. Voroshilova M. B. Creolized text: aspects of the study [Kreolizovannyi tekst: aspekty izucheniia] // Political linguistics [Politicheskaia lingvistika]. Vol. 20. Ekaterinburg, 2006. P.180–189.

6. Zakharova A., Shkliar A. Visualization Metaphors [Metafory vizualizatsii] // Scientific visualization [Nauchnaja vizualizatsija]. 2013. Vol. 6, No. 2. URL: http://sv-journal.org/2013-2/02/index.html.

7. Zenkova A. Yu. Visual metaphor in social and political discourse: methodological aspects [Vizual’naia metafora v sotsial’no-politicheskom diskurse: metodologicheskii aspekt] // The diversity of political discourse [Mnogoobrazie politicheskogo diskursa]. Ekaterinburg, 2004. P.39–54.

8. Zenkova A. Yu. Visual studies as an integral area of social humanitarian knowledge [Vizual’nye issledovaniia kak integral’naia oblast’ sotsial’no-gumanitarnogo znaniia] // Sci. Yearbook of the Institute of philos. and law Ural branch of RAS. 2004. Vol. 5. S. 184–193. URL: http://www.ifp.uran.ru/files/publ/eshegodnik/2004/9.pdf.

9. Kameneva V. A., Rabkina N. V. The functional and pragmatic potential of demotivators as a visual-verbal form of modern Internet communication [Funktsional’nyi i pragmaticheskii potentsial demotivatorov kak vizual’no-verbal’noi formy sovremennoi internуеt-kommunikatsii] // Political linguistics [Politich. lingvistika]. 2013. Vol. 1 (43). P. 144–151. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/funktsionalnyy-i-pragmaticheskiy-potentsial-demotivatorov-kak-vizualno-verbalnoy-formy-sovremennoy-internet-kommunikatsii.

10. Korda O. A. Creolized text in modern printed mass media: structural and functional characteristics [Kreolizovannyi tekst v sovremennykh pechatnykh SMI: strukturno-funktsional’nye kharakteristiki: avtoref. dis. … kand. filol. nauk], Ekaterinburg, 2013.

11. Pocheptsov G. G. Imagology [Imidzhelogiia]. Moscow: Refl-book; Kiev: Vakler, 2006.

12. Savitskaia T. E. Internet memes as a phenomenon of mass culture [Internet-memy kak fenomen massovoi kul’tury] // Culture in the modern world [Kultura v sovremennom mire]. 2013. Vol. 3. URL: http://infoculture.rsl.ru/NIKLib/althome/news/KVM_archive/articles/2013/03/2013-03_r_kvm-s3.pdf.

13. Savchenko A. V., Suslova T. I. Philosophical-anthropological Foundation of Internet folklore as a form of communication [Filosofsko-antropologicheskie osnovaniia internet-fol’klora kak formy kommunikatsii] // CREDO NEW. 2008. URL: http://credonew.ru/content/view/777/60/.

14. Sorokin Yu. A., Tarasov E. F. Creolized texts and their communicative function [Kreolizovannye teksty i ikh kommunikativnaia funktsiia] // Optimization of speech influence [Optimizatsiia rechevogo vozdeistviia] / ed. by R. G. Koyov. Moscow: Nauka, P. 180–186.

15. Udod D. A. Creolized text as a special kind of paralinguisticly active text [Kreolizovannyi tekst kak osobyi vid paralingvisticheski aktivnogo teksta] // Modern philology [Sovremennaia filologiia]. Ufa: Leto, 2013. P. 97–99.

16. Fokina M. A. Demotivators in Russia and the USA: new genres of Internet communication in a globalizing world [Demotivatory v Rossii i SShA: novye zhanry internet-kommunikatsii v globaliziruiushchemsia mire] // Vestn. of N. Novgorod. Lingu. Univ. 2012. Is. 20. P. 74–85.

17. Chigaev D. P. Ways to creolization of contemporary advertising text [Sposoby kreolizatsii sovremennogo reklamnogo teksta: avtoref. dis. … kand. filol, nauk]. Moscow, 2010. URL: http://cheloveknauka.com/sposoby-kreolizatsii-sovremennogo-reklamnogo-teksta.

18. Shchurina Yu. Internet memes as a phenomenon of Internet communication [Inyernet-memy kak fenomen Internet-kommunikatsii] // Filologia. 2012. No. 3. P. 160–172.

19. Yakovleva E. A. Yurislingvistika: creolized text as an object of examination [Yurislingvistika: kreolizovannye tekst kak ob”ekt ekspertizy] // Bul. of the Chelyabinsk State Univ. [Vestn. Cheliabinsk. gos. un-ta]. 2013. No. 1 (292), Philology. Arts [Filologiia. Iskusstvovedenie]. Vol. 73. P. 157–163.

20. Dawkins, Richard. The Selfish Gene. Oxford: Oxford Univ. Press, 1976.

21. Sibbet, David. Best Practice for Facilitation. San Francisco: The Grove Consultants International, 2002.