Понедельник, Сентябрь 16Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СИСТЕМА ПРЕЗЕНТАЦИИ МЕДИАТЕКСТА

В работе разрабатывается содержание категории система презентации медиатекста. Последняя понимается как совокупность элементов дизайна, заголовочного ансамбля, вспомогательных текстов, инфографики, изображений. Функциональное назначение — установить контакт с читателем с целью вызвать желание прочитать текст.

SYSTEM OF MEDIA TEXTS PRESENTATION 

In the article the category “system of media text presentation” is developed. System of media text presentation is understood as a set of design elements, the header of the ensemble, the subsidiary texts, infographics, images, the main function of which is to establish contact with the reader and cause a desire to read the text.

Владимир Иванович Коньков, доктор филологических наук, профессор кафедры речевой коммуникации Санкт-Петербургского государственного университета 

E-mail: v_konkov@mail.ru

Vladimir Ivanovich Konkov, PhD, Professor, Chair of Speech Communication, St Petersburg State University

E-mail: v_konkov@mail.ru

Коньков В. И. Система презентации медиатекста // Медиалингвистика. 2015. № 2 (8). С. 35–44. URL: https://medialing.ru/sistema-prezentacii-mediateksta/ (дата обращения: 16.09.2019).

Konkov V. I. System of media texts presentation // Media Linguistics, 2015, No. 2 (8), pp. 35–44. Available at: https://medialing.ru/sistema-prezentacii-mediateksta/ (accessed: 16.09.2019). (In Russian)

УДК 81’33 
ББК 81’1 
ГРНТИ 16.31.51 
КОД ВАК 10.02.19

Поло­же­ние о воз­дей­ству­ю­щем харак­те­ре меди­а­тек­ста ста­ло общим местом [Рус­ская речь… 2007]. Одна­ко в линг­ви­сти­ке эта про­бле­ма­ти­ка обсуж­да­ет­ся в основ­ном на уровне ана­ли­за вер­баль­но­го ряда. Неза­ви­си­мо от работ линг­ви­стов воз­дей­ству­ю­щий харак­тер меди­а­тек­ста обсуж­да­ет­ся теми, кто зани­ма­ет­ся про­бле­ма­ми верст­ки, дизай­на газе­ты. Ещё один аспект изу­че­ния воз­дей­ствен­но­сти тек­ста — ана­лиз заго­ло­воч­но­го ком­плек­са. Но и в дан­ном слу­чае изу­ча­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но вер­баль­ный ряд [Лаза­ре­ва 2004; Лыса­ко­ва 1989].

На наш взгляд, про­бле­ма газет­ной верст­ки и про­бле­ма заго­ло­воч­но­го ком­плек­са пред­став­ля­ют собой раз­ные сто­ро­ны одной более общей про­бле­мы. Это про­бле­ма пози­ци­о­ни­ро­ва­ния газет­но­го мате­ри­а­ла, пред­став­ле­ния тек­ста чита­те­лю. Иссле­до­ва­ние дан­ной про­бле­ма­ти­ки может носить толь­ко ком­плекс­ный харак­тер, посколь­ку пред­сто­ит изу­чить еди­ный целост­ный функ­ци­о­наль­ный ком­плекс, обра­зо­ван­ный с помо­щью несколь­ких семи­о­ти­че­ских систем.

Перед тем как ана­ли­зи­ро­вать дан­ный функ­ци­о­наль­ный ком­плекс, обра­тим вни­ма­ние на неко­то­рые свой­ства меди­а­тек­ста, кото­рые для нас при­ме­ни­тель­но к обсуж­да­е­мой про­бле­ма­ти­ке явля­ют­ся прин­ци­пи­аль­но важ­ны­ми.

Ком­му­ни­ка­тив­ная ситу­а­ция чте­ния меди­а­тек­ста прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет­ся от ситу­а­ции чте­ния, напри­мер, худо­же­ствен­но­го тек­ста. Худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние чита­тель ищет для себя сам и само­сто­я­тель­но (или по реко­мен­да­ции, что не меня­ет сути дела), как пра­ви­ло зара­нее, реша­ет, читать или не читать дан­ное про­из­ве­де­ние. При этом худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние не обя­за­тель­но читать в момент его появ­ле­ния, оно может быть про­чи­та­но и позд­нее.

Что каса­ет­ся мате­ри­а­ла, опуб­ли­ко­ван­но­го в газе­те, то его чте­ние име­ет смысл, как пра­ви­ло, толь­ко в день выхо­да номе­ра. Сего­дняш­няя газе­та зав­тра мало кому инте­рес­на, а через несколь­ко дней она не нуж­на нико­му. Поэто­му текст СМИ в газе­те или жур­на­ле вхо­дит в жизнь чита­те­ля прин­ци­пи­аль­но иным обра­зом, чем худо­же­ствен­ный текст. Изда­те­лю необ­хо­ди­мо сде­лать все воз­мож­ное, что­бы чита­тель про­чи­тал мате­ри­ал имен­но сей­час, что­бы он не отло­жил его на потом, что­бы он не про­пу­стил текст вооб­ще.

Чита­тель газе­ты поэто­му дол­жен быть постав­лен в такую ситу­а­цию, что­бы, столк­нув­шись с тек­стом, он не смог бы этот текст не заме­тить. Что­бы момент сопри­кос­но­ве­ния с тек­стом был бы одно­вре­мен­но и момен­том нача­ла его чте­ния. Необ­хо­ди­мо пред­ста­вить чита­те­лю текст таким обра­зом, что­бы чита­тель почув­ство­вал инте­рес к тек­сту, жела­ние про­честь его. И что­бы затем ему мож­но было лег­ко, без затруд­не­ний вой­ти в смыс­ло­вое про­стран­ство тек­ста.

Рас­смот­рим, как пла­ни­ру­ет­ся этот про­цесс сопри­кос­но­ве­ния чита­те­ля с тек­стом СМИ.

Преж­де все­го, сле­ду­ет отме­тить, что мы име­ем дело с поли­ко­до­вым тек­стом, содер­жа­ние кото­ро­го фор­ми­ру­ет­ся несколь­ки­ми семи­о­ти­че­ски­ми систе­ма­ми. В дан­ном слу­чае перед нами осо­бая раз­но­вид­ность пись­мен­ной речи, кото­рую мы назы­ва­ем печат­ной речью и кото­рая име­ет ряд отли­чи­тель­ных осо­бен­но­стей.

Печат­ная речь мно­го­ка­наль­на. Смысл тек­ста фор­ми­ру­ет­ся не толь­ко вер­баль­ным рядом. Свою леп­ту в содер­жа­ние тек­ста вно­сят раз­лич­но­го рода изоб­ра­же­ния (фото­гра­фии, рисун­ки), инфо­гра­фи­ка, харак­тер верст­ки, тип исполь­зу­е­мо­го шриф­та и др. Дан­ное утвер­жде­ние никак не всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с извест­ной рабо­той Б. М. Гас­па­ро­ва «Уст­ная речь как объ­ект семи­о­ти­че­ско­го иссле­до­ва­ния», в кото­рой автор одно­ка­наль­ной пись­мен­ной речи про­ти­во­по­став­ля­ет мно­го­ка­наль­ную уст­ную речь. В рабо­те не гово­рит­ся о кон­крет­ных раз­но­вид­но­стях пись­мен­ной или уст­ной речи, а про­ти­во­по­став­ля­ют­ся уст­ная и пись­мен­ная фор­мы ком­му­ни­ка­ции, взя­тые в сво­ем наи­бо­лее отвле­чен­ном, абстракт­ном виде [Гас­па­ров 1978].

Если же мы будем гово­рить о реаль­но суще­ству­ю­щих, есте­ствен­но сло­жив­ших­ся раз­но­вид­но­стях речи, как пись­мен­ной, так и уст­ной, то ни одна из них не может не быть мно­го­ка­наль­ной по той при­чине, что эта речь чело­ве­че­ская и пред­на­зна­чен­на так­же для чело­ве­ка. В фор­ми­ро­ва­нии любой раз­но­вид­но­сти уст­ной или пись­мен­ной речи при­ни­ма­ют уча­стие несколь­ко зна­ко­вых систем, и любое обще­ние неиз­беж­но осу­ществ­ля­ет­ся как поли­ко­до­вое по сво­ей онто­ло­гии.

Мы не рас­смат­ри­ва­ем здесь такие фор­мы ком­му­ни­ка­ции, как азбу­ка Мор­зе, сиг­наль­ные систе­мы и т.п., так как эти фор­мы ком­му­ни­ка­ции носят искус­ствен­ный харак­тер. Они или созда­ны для спе­ци­аль­ных целей, или обу­слов­ле­ны в сво­ем суще­ство­ва­нии тех­ни­че­ски­ми и тех­но­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми ком­му­ни­ка­ции.

Мы так­же долж­ны отме­тить, что печат­ная газет­ная речь в реаль­ных усло­ви­ях ком­му­ни­ка­ции при­об­ре­та­ет ста­тус, отли­ча­ю­щей­ся свой­ством необ­ра­ти­мо­сти. Тео­ре­ти­че­ски газе­та, тот или иной печат­ный мате­ри­ал, может быть про­чи­та­на и два­жды, и три­жды. Одна­ко в реаль­но­сти газе­та или про­чи­ты­ва­ет­ся с пер­во­го раза или не про­чи­ты­ва­ет­ся вовсе. Имен­но по этой при­чине лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ские тре­бо­ва­ния к тек­сту, рас­счи­тан­но­му на мас­со­вую ауди­то­рию, осо­бые. И преж­де все­го в этом плане нуж­но ука­зать на глав­ный кон­струк­тив­ный прин­цип газет­ной речи — прин­цип чере­до­ва­ния экс­прес­сии и стан­дар­та [Косто­ма­ров 1971; 2005].

Посколь­ку печат­ная речь по фак­ту необ­ра­ти­ма, то предъ­яв­ля­ют­ся осо­бые, повы­шен­ные тре­бо­ва­ния к пози­ци­о­ни­ро­ва­нию тек­ста, к при­е­мам его пред­став­ле­ния чита­те­лю. Газет­ный мате­ри­ал дол­жен быть пре­под­не­сен таким обра­зом, что­бы у чита­те­ля воз­ни­ка­ла потреб­ность в его про­чте­нии при пер­вом же кон­так­те с тек­стом.

Высо­кие тре­бо­ва­ния, предъ­яв­ля­е­мые к каче­ству пози­ци­о­ни­ро­ва­ния меди­а­тек­ста, обу­слов­ле­ны еще одним обсто­я­тель­ством. Тек­сты СМИ по сво­им онто­ло­ги­че­ским харак­те­ри­сти­кам явля­ют­ся тек­ста­ми-дей­стви­я­ми, тек­ста­ми-пер­фор­ма­ти­ва­ми. Идея, соглас­но кото­рой целый текст может быть рас­смот­рен как пер­фор­ма­тив, при­над­ле­жит Ю. Хабер­ма­су. Автор в одной из сво­их работ [Хабер­мас 1989] рас­смат­ри­вал ситу­а­цию само­пре­зен­та­ции лич­но­сти в тек­сте и при­шел к выво­ду, что текст-само­пре­зен­та­ция может рас­смат­ри­вать­ся как пер­фор­ма­тив.

Подоб­ное утвер­жде­ние в еще боль­шей сте­пе­ни при­ме­ни­мо к тек­стам СМИ [Конь­ков 2013; 2014]. Они по опре­де­ле­нию пред­на­зна­че­ны быть инстру­мен­та­ми воз­дей­ствия на жизнь как отдель­но­го чело­ве­ка, так и раз­лич­ных обще­ствен­ных групп и обще­ства в целом.

В этой свя­зи необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на тот факт, что тео­рия пер­фор­ма­ти­ва, раз­ра­бо­тан­ная на осно­ве ана­ли­за функ­ций отдель­ных выска­зы­ва­ний, рече­вых актов, ква­ли­фи­ци­ру­ет выска­зы­ва­ние как пер­фор­ма­тив по его вклю­чен­ность в общее невер­баль­ное тече­ние жиз­ни, в прак­ти­ку. Воз­мож­но­сти рас­смат­ри­вать рече­вое дей­ствие, выска­зы­ва­ние, как дей­ствие, рав­но­цен­ное дей­стви­ям невер­баль­но­го харак­те­ра и явля­ю­ще­е­ся эле­мен­том прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти, поз­во­ля­ет ква­ли­фи­ци­ро­вать выска­зы­ва­ние как пер­фор­ма­тив [Арутю­но­ва 1990].

Из ска­зан­но­го сле­ду­ет, что меди­а­текст ути­ли­та­рен по при­ро­де, он — часть обще­го тече­ния жиз­ни. Меди­а­текст име­ет смысл сво­е­го суще­ство­ва­ния толь­ко в опре­де­лен­ном месте и в опре­де­лен­ное вре­мя. Текст, напе­ча­тан­ный город­ской газе­той сего­дня не име­ет ника­кой цен­но­сти в дру­гом горо­де и в дру­гое вре­мя. Поэто­му тек­сту СМИ дает­ся один един­ствен­ный шанс быть пред­став­лен­ным чита­те­лю, и сде­лать это нуж­но таким обра­зом, что­бы этот шанс не был упу­щен.

Когда про­хо­дит акту­аль­ное вре­мя суще­ство­ва­ния меди­а­тек­ста, он ста­но­вит­ся фак­том когни­тив­ной сфе­ры, пред­ме­том рефлек­сии. В этом слу­чае (под­шив­ка газет в читаль­ном зале) спо­со­бы пози­ци­о­ни­ро­ва­ния тек­ста утра­чи­ва­ют свою акту­аль­ность. Иссле­до­ва­тель будет искать тек­сты по сво­им лич­ным при­чи­нам, не обра­щая вни­ма­ния на то, как пло­хо или как хоро­шо пози­ци­о­ни­ру­ет­ся текст.

Рас­смот­рим те кон­крет­ные при­е­мы пред­став­ле­ния тек­ста чита­те­лю, кото­рые выра­бо­та­ла рече­вая прак­ти­ка СМИ с целью более агрес­сив­но­го внед­ре­ния тек­ста в созна­ние чита­те­ля.

Вся систе­ма вер­баль­ных и невер­баль­ных эле­мен­тов газет­но­го дизай­на направ­ле­на на то, что­бы сде­лать текст мак­си­маль­но удоб­ным для чте­ния и лег­ко заме­ча­е­мым в каче­стве отдель­но­го тек­ста [Гер­чук 2000; Куд­ряв­цев 2003; Чихольд 1980]. Оформ­ле­ние газет­ной поло­сы обя­за­тель­но учи­ты­ва­ет инте­ре­сы чита­те­ля, его при­выч­ки, сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся при чте­нии печат­ной прес­сы: «Вли­я­ние послед­ней (чита­тель­ской ауди­то­рии. — В. К.) на внеш­ний облик изда­ний мож­но рас­смат­ри­вать и в каче­стве отдель­но­го — чита­тель­ско­го фор­мо­об­ра­зу­ю­ще­го фак­то­ра, непо­сред­ствен­но или кос­вен­но отра­жа­ю­ще­го мне­ния чита­те­лей о содер­жа­нии и фор­ме изда­ний, пред­ло­же­ния и поже­ла­ния об изме­не­ни­ях в их струк­ту­рах, в спо­со­бах пода­чи пуб­ли­ка­ций, в под­бо­ре шриф­тов и т. д. Сам харак­тер чита­тель­ской ауди­то­рии каж­до­го кон­крет­но­го изда­ния, ее соци­аль­ный, про­фес­си­о­наль­ный, воз­раст­ной состав уже во мно­гом опре­де­ля­ют осо­бен­но­сти его оформ­ле­ния» [Лаза­ре­вич 2004: 7].

Так, в част­но­сти, чле­не­ние при печа­ти газет­но­го мате­ри­ал на столб­цы обу­слов­ле­но тем, что имен­но такая дли­на стро­ки дела­ет ее наи­бо­лее удоб­ной для чте­ния: «Уста­нов­ле­но, что при очень длин­ных (более 7 квад­ра­тов, или 126 мм) или очень корот­ких (до 2 квад­ра­тов, или 36 мм) стро­ках сни­жа­ет­ся ско­рость чте­ния. Наи­бо­лее удоб­ной для вос­при­я­тия счи­та­ет­ся дли­на стро­ки в 2,5 — 4 квад­ра­та (соот­вет­ствен­но 45 и 72 мм)» [Там же: 19].

Отдель­ное суще­ство­ва­ние тек­ста на пло­ща­ди газет­ной поло­сы так­же явля­ет­ся важ­ным сред­ством при­вле­че­ния вни­ма­ния чита­те­ля: «…все свя­зан­ные меж­ду собой эле­мен­ты долж­ны отде­лять­ся оди­на­ко­вы­ми про­бе­ла­ми, и при этом они все­гда дела­ют­ся мень­ше, чем про­бе­лы в несвя­зан­ных эле­мен­тах (про­бел меж­ду рам­кой и тек­стом, кото­рый она обрам­ля­ет, мень­ше, чем меж­ду рам­кой и сосед­ним тек­стом, про­бел меж­ду заго­лов­ком и его тек­стом все­гда мень­ше рас­сто­я­ния меж­ду ним и пред­ше­ству­ю­щим тек­стом и т.д.)… <…> Таким обра­зом, про­ме­жут­ки меж­ду эле­мен­та­ми нель­зя рас­смат­ри­вать про­сто как остав­ши­е­ся сво­бод­ны­ми участ­ки поло­сы. На самом деле это очень важ­ный инстру­мент созда­ния при­вле­ка­тель­ной верст­ки» [Там же: 28].

Эле­мен­том систе­мы пози­ци­о­ни­ро­ва­ния печат­но­го тек­ста СМИ, без­услов­но, явля­ет­ся заго­ло­воч­ный ком­плекс во всей сово­куп­но­сти его эле­мен­тов. Об этом пишет в сво­их рабо­тах Э. А. Лаза­ре­ва. «Заго­ло­воч­ный ансамбль, — пола­га­ет автор, — вклю­ча­ет в себя заго­лов­ки, руб­ри­ки, под­за­го­лов­ки, ввод­ки (лиды), врез­ки (текст в тек­сте), анон­сы» [Лаза­ре­ва 2006: 158]. Функ­ци­о­наль­ное назна­че­ние эле­мен­тов заго­ло­воч­но­го ансам­бля состо­ит преж­де все­го в обес­пе­че­нии успеш­но­го вос­при­я­тия тек­ста чита­те­лем: «Вос­при­я­тие любо­го тек­ста в дис­кур­се — слож­ный про­цесс, в его орга­ни­за­ции важ­ную роль игра­ют ком­по­нен­ты, спе­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ные на адре­са­та, на выстра­и­ва­ние стра­те­гии его внед­ре­ния в сфе­ру дис­кур­са, на постро­е­ние его дея­тель­но­сти по интер­пре­та­ции. Эти ком­по­нен­ты орга­ни­че­ски при­су­щи про­из­ве­де­нию, за ними в про­цес­се его быто­ва­ния закре­пи­лась роль — быть тем фак­то­ром, кото­рый „отве­ча­ет“ за связь с реци­пи­ен­том» [Там же].

Так, в част­но­сти, заго­ло­воч­ный ансамбль может «ожи­вить фоно­вые зна­ния чита­те­ля», при­нять уча­стие «в кон­тро­ле за пони­ма­ни­ем про­из­ве­де­ния, сли­че­нии интер­пре­та­ции его с име­ю­щи­ми­ся в памя­ти моде­ля­ми и акту­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми фоно­вы­ми зна­ни­я­ми». Соб­ствен­но заго­ло­вок «помо­га­ет в первую оче­редь осо­знать смысл пуб­ли­ка­ции, понять жур­на­лист­скую кон­цеп­цию», «участ­ву­ет в фор­ми­ро­ва­нии эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия» [Там же: 159].

Осо­бен­но­стя­ми верст­ки и исполь­зо­ва­ни­ем назван­ных эле­мен­тов заго­ло­воч­но­го ансам­бля систе­ма пози­ци­о­ни­ро­ва­ния газет­но­го тек­ста дале­ко не исчер­пы­ва­ет­ся.

В насто­я­щее вре­мя состав заго­ло­воч­но­го ансам­бля ино­гда попол­ня­ет­ся за счет клю­че­вых слов, кото­рые печа­та­ют­ся обыч­но перед заго­лов­ком и ука­зы­ва­ют на харак­тер содер­жа­ния. Для ори­ен­та­ции чита­те­ля в поис­ках нуж­но­го ему мате­ри­а­ла клю­че­вое сло­во явля­ет­ся боль­шим под­спо­рьем: Поли­ти­ка. Нало­ги. Финан­сы. Цен­ные бума­ги. Авиа­пе­ре­воз­ки.

Кро­ме того, необ­хо­ди­мо отме­тить что в насто­я­щее вре­мя заго­ло­воч­ный ансамбль доста­точ­но часто пред­став­ля­ет собой поли­ко­до­вое обра­зо­ва­ние. В неко­то­рых изда­ни­ях в заго­ло­воч­ный ансамбль вклю­ча­ет­ся фото­гра­фия. Такая фото­гра­фия не несет само­сто­я­тель­ной цен­но­сти и оправ­ды­ва­ет свое суще­ство­ва­ние лишь в струк­ту­ре заго­ло­воч­но­го ансам­бля.

Так, в газе­те «Дело­вой Петер­бург был опуб­ли­ко­ван мате­ри­ал под назва­ни­ем «Ска­мей­ка запас­ных», где гово­ри­лось о том, что губер­на­тор ищет заме­ну пер­во­му вице-губер­на­то­ру Кон­стан­ти­ну Патра­е­ву. Рядом с заго­лов­ком и лидом, в кото­ром сооб­ща­лась суть содер­жа­ния, была поме­ще­на фото­гра­фия К. Патра­е­ва с над­пи­сью Пер­вый вице-губер­на­тор Ленобла­сти Кон­стан­тин Патра­ев. Фото­гра­фия подо­бра­на таким обра­зом, что­бы чита­тель видел выра­жен­ную на лице оза­бо­чен­ность. Фото­гра­фия как невер­баль­ный текст явля­ет­ся в нашем пони­ма­нии одним из при­е­мов пози­ци­о­ни­ро­ва­ния тек­ста.

Фото­гра­фия как эле­мент заго­ло­воч­но­го ансам­бля сопро­вож­да­ет­ся неболь­шим само­сто­я­тель­ным тек­стом, даю­щим неко­то­рую допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию. Одна­ко харак­тер этой инфор­ма­ции таков, что этот вспо­мо­га­тель­ный текст высту­па­ет в каче­стве еще одно­го сред­ства пози­ци­о­ни­ро­ва­ния основ­но­го тек­ста. Так, в мате­ри­а­ле под назва­ние «Доро­ги про­ва­ли­лись» в той же газе­те поме­ще­на фото­гра­фия гла­вы Коми­те­та по раз­ви­тию транс­порт­ной инфра­струк­ту­ры (КРТИ) Ана­то­лия Миша­но­ва. Под фото­гра­фи­ей под­пись И. о. гла­вы КРТИ Ана­то­лий Миша­нов не теря­ет надеж­ды начать мас­со­вый теку­щий ремонт дорог в этом году. Подоб­ные сло­ва А. Миша­но­ва в основ­ном тек­сте пуб­ли­ка­ции отсут­ству­ют. Пред­став­лен­ные в виде вспо­мо­га­тель­но­го тек­ста, они зна­ко­мят чита­те­ля с содер­жа­ни­ем тек­ста в целом.

С точ­ки зре­ния спо­со­бов пози­ци­о­ни­ро­ва­ния тек­ста пред­став­ля­ет инте­рес печа­та­е­мая до или после тек­ста фами­лия авто­ра пуб­ли­ка­ции. Чита­тель, более или менее зна­ко­мый с газе­той, име­ет при­мер­ное пред­став­ле­ние о кру­ге авто­ров и име­ет свои пред­по­чте­ния, пото­му что пред­став­ля­ет досто­ин­ства и недо­стат­ки отдель­ных авто­ров. Если чита­тель видит фами­лию авто­ра, кото­рый, с точ­ки зре­ния чита­те­ля, хоро­шо заре­ко­мен­до­вал себя и вооб­ще име­ет хоро­шую репу­та­цию, то чита­тель в этом слу­чае чув­ству­ет бóль­шую рас­по­ло­жен­ность к тек­сту.

Печа­та­е­мая фами­лия авто­ра может сопро­вож­дать­ся фото­гра­фи­ей авто­ра и адре­сом его элек­трон­ной почты, что еще боль­ше уси­ли­ва­ет пре­зен­та­ци­он­ные воз­мож­но­сти пуб­ли­ка­ции.

Ука­жем на ряд дру­гих при­е­мов, исполь­зу­ю­щих­ся для как мож­но более пол­но­го и раз­но­сто­рон­не­го пред­став­ле­ния тек­ста чита­те­лю. Возь­мем мате­ри­а­лы для ана­ли­за так­же из газе­ты «Дело­вой Петер­бург».

Преж­де все­го обра­тим вни­ма­ние на врез­ки. Само сло­ва врез­ка гово­рит толь­ко о том, что вспо­мо­га­тель­ный текст в плос­ко­сти пуб­ли­ка­ции вме­ща­ет­ся в плос­кость основ­но­го мас­си­ва тек­ста. Одна­ко во врез­ках поме­ща­ет­ся весь­ма раз­но­род­ный в функ­ци­о­наль­ном отно­ше­нии рече­вой мате­ри­ал. В одном мате­ри­а­ле может быть несколь­ко вре­зок, и оформ­ля­ют­ся в гра­фи­че­ском отно­ше­нии они по-раз­но­му.

Очень часто вве­де­ние вре­зок под­го­тов­ле­но лидом. Лид несет более общую инфор­ма­цию о тек­сте, а врез­ки дета­ли­зи­ру­ют ее. Так в мате­ри­а­ле «Доро­ги про­ва­ли­лись» (Дело­вой Петер­бург. 2014. 29 мая) лид выгля­дит сле­ду­ю­щим обра­зом: Петер­бург впер­вые на год оста­нет­ся без теку­ще­го ремон­та дорог, а дорож­ные стро­и­те­ли — без рабо­ты и зака­зов на 3,5 млрд руб­лей, так как чинов­ни­ки вовре­мя не про­ве­ли кон­кур­сы.

Далее сле­ду­ют врез­ки. В «Дело­вом Петер­бур­ге» в насто­я­щее вре­мя часто встре­ча­ют­ся врез­ки трех типов. Пер­вый тип — неболь­шой текст, где в каче­стве заго­лов­ка высту­па­ет циф­ра, а сле­ду­ю­щий далее текст дает ее интер­пре­та­цию.

Рис. 1

Обыч­но такая врез­ка раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вер­ти­каль­но. Мно­го вопро­сов вызы­ва­ет вер­баль­ная орга­ни­за­ция такой врез­ки, кото­рая по сути сво­ей явля­ет­ся моду­лем и тре­бу­ет более вни­ма­тель­но­го отно­ше­ния преж­де все­го к чле­не­нию вер­баль­но­го мате­ри­а­ла на стро­ки. Авто­ры, види­мо, берут обыч­ный текст и при пере­но­се его во врез­ку с помо­щью пере­но­сов делят текст на корот­кие стро­ки (рис. 1). Меж­ду тем извест­но, что пере­нос в моду­ле уби­ва­ет сло­во как тако­вое, как сло­во, пред­на­зна­чен­ное для чело­ве­ка. Текст для моду­ля дол­жен писать­ся спе­ци­аль­но с уче­том чле­не­ния на стро­ки и без пере­но­сов [Быко­ва 2011].

Вто­рой тип врез­ки — это модуль, раз­вер­ну­тый по гори­зон­та­ли и пред­став­ля­ю­щий собой раз­вер­ну­тое кон­цеп­ту­аль­ное по содер­жа­нию выска­зы­ва­ние, при­над­ле­жа­щее одно­му из лиц, о кото­рых идет речь в тек­сте, но во врез­ке не осу­ществ­ля­ет­ся авто­ри­за­ции инфор­ма­ции. Ука­за­ние на то, что это мне­ние авто­ри­зо­ван­ное, дает­ся толь­ко гра­фи­че­ски: в нача­ле врез­ки ста­вит­ся знак «кавыч­ки» (рис. 2).

Рис. 2

И в этом слу­чае перед нами текст модуль­но­го типа, в кото­ром чле­не­ние на стро­ки нару­ша­ет прин­ци­пы чле­не­ния тек­ста. Не сле­ду­ет закан­чи­вать стро­ку сою­зом, пред­ло­гом, нару­шать гра­ни­цы син­тагм.

Подоб­ные погреш­но­сти воз­ни­ка­ют пото­му, что не текст пишет­ся спе­ци­аль­но для дан­но­го моду­ля, а уже име­ю­щий­ся про­из­воль­но выбран­ный текст чисто фор­маль­но заклю­ча­ет­ся в гра­ни­цы моду­ля.

В неко­то­рых слу­ча­ях исполь­зу­ет­ся модуль, по фор­ме напо­ми­на­ю­щий запя­тую. Такой модуль впи­сы­ва­ют в плос­кость фото­гра­фии, а ост­рый угол моду­ля направ­лен на то лицо, к кото­ро­му отно­сят­ся содер­жа­щи­е­ся в моду­ле сло­ва. Такой модуль отли­ча­ет­ся тем­ной залив­кой и белым цве­том шриф­та (рис. 3).

Рис. 3

При­вле­ка­ют вни­ма­ние врез­ки, напе­ча­тан­ные с вер­ти­каль­ным рас­по­ло­же­ни­ем тек­ста.

Рис. 4

Такие врез­ки более чем какие-либо дру­гие свя­за­ны с кон­цеп­ци­ей оформ­ле­ния газет­ной поло­сы в целом. Так, в «Дело­вом Петер­бур­ге» (2014. 2 мая) был напе­ча­тан мате­ри­ал под назва­ни­ем В режи­ме огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стей. При этом заго­ло­вок рас­по­ла­гал­ся в левой части плос­ко­сти стра­ни­цы при вер­ти­каль­ном направ­ле­нии тек­ста. Через несколь­ко столб­цов парал­лель­но заго­лов­ку шла при­во­ди­мая здесь врез­ка (рис. 4). Оче­вид­но, что подоб­ное вза­и­мо­дей­ствие врез­ки с заго­лов­ком дела­ет текст более замет­ным для чита­те­ля, текст выде­ля­ет­ся на фоне дру­гих тек­стов.

С точ­ки зре­ния клас­си­че­ских тек­сто­вых кате­го­рий [Галь­пе­рин 1981] врез­ки не явля­ют­ся само­сто­я­тель­ны­ми тек­ста­ми. Они мини­маль­ны по объ­е­му и состо­ят, как пра­ви­ло, из одно­го пред­ло­же­ния. Врез­ка не име­ет нача­ла и не име­ет кон­ца в том смыс­ле, в каком нача­ло и конец пони­ма­ют­ся как тек­сто­вые кате­го­рии. Это одно рече­вое дей­ствие, одно выска­зы­ва­ние, сопро­вож­да­ю­щие весь текст в целом и сто­я­щее вне тек­ста. Врез­ка авто­ном­на в смыс­ло­вом отно­ше­нии. Ее ком­му­ни­ка­тив­ная цель носит дву­пла­но­вый харак­тер. С одной сто­ро­ны, это сооб­ще­ние мне­ния, одной или несколь­ких пор­ций инфор­ма­ции. С дру­гой сто­ро­ны, это акту­а­ли­за­ция того тек­ста, в кото­рый она вме­ще­на чисто внешне, меха­ни­че­ски, без како­го-либо вли­я­ния на его струк­ту­ру.

Еще один спо­соб пред­став­ле­ния тек­ста чита­те­лю — сопро­вож­да­ю­щие основ­ную пуб­ли­ка­цию тек­сты-ком­мен­та­рии. Так, ука­зан­ный выше мате­ри­ал «Доро­ги про­ва­ли­лись» сопро­вож­да­ет­ся дву­мя неболь­ши­ми ком­мен­та­ри­я­ми, напе­ча­тан­ны­ми под общим заго­лов­ком Недо­фи­нан­си­ро­ва­ние порож­да­ет дол­ги под руб­ри­кой Ком­мен­та­рий. Один ком­мен­та­рий при­над­ле­жит Юрию Пра­уш­ки­ну, ген­ди­рек­то­ру ООО «Лон­ма­ди» Санкт-Петер­бург» (тор­гу­ет дорож­ной тех­ни­кой JCB):

Недо­ста­точ­ное финан­си­ро­ва­ние стро­и­тель­ной отрас­ли, отсут­ствие зна­чи­тель­но­го объ­е­ма работ по срав­не­нию с про­шлы­ми года­ми при­ве­ли к тому, что наши кли­ен­ты отме­ча­ют исклю­чи­тель­но высо­кую дол­го­вую нагруз­ку: мно­гие дорож­ни­ки име­ют боль­шую деби­тор­скую задол­жен­ность, кото­рая не поз­во­ля­ет им рас­счи­тать­ся с постав­щи­ка­ми, обно­вить парк тех­ни­ки. Постав­щи­ки име­ют такую же «деби­тор­ку». А все упи­ра­ет­ся в конеч­ном сче­те в неис­поль­зо­ван­ные бюд­жет­ные сред­ства.

Далее сле­ду­ет тако­го же типа ком­мен­та­рий Свет­ла­ны Сира­же­вой, ком­мер­че­ско­го мене­дже­ра петер­бург­ско­го фили­а­ла FM Logistic.

Мне­ние о пуб­ли­ка­ции, выска­зан­ное про­фес­си­о­на­лом и напе­ча­тан­ное рядом с тек­стом пуб­ли­ка­ции, — это, с одной сто­ро­ны, оцен­ка содер­жа­ще­го­ся в тек­сте ана­ли­за про­бле­мы и, с дру­гой сто­ро­ны, спо­соб при­влечь к тек­сту вни­ма­ние чита­те­ля.

Важ­ную роль в пред­став­ле­нии тек­ста чита­те­лю игра­ет инфо­гра­фи­ка. Напри­мер, назван­ный выше мате­ри­ал «Доро­ги про­ва­ли­лись» сопро­вож­да­ет­ся кар­той «Адрес­ная про­грам­ма теку­ще­го ремон­та дорог на 2014 год», на кото­рой поме­че­ны под­ле­жа­щие ремон­ту доро­ги. Здесь же дает­ся диа­грам­ма «Сто­и­мость теку­ще­го ремон­та дорог по рай­о­нам СПб, млн руб.», а так­же схе­ма «Основ­ные игро­ки дорож­но-стро­и­тель­но­го рын­ка, млрд руб.».

Не менее важ­ную роль в пози­ци­о­ни­ро­ва­нии дан­но­го тек­ста игра­ет фото­гра­фия, кото­рая в каче­стве эле­мен­та анон­са пред­ла­га­ет­ся чита­те­лю на пер­вой поло­се и зани­ма­ет бо́льшую часть ее пло­ща­ди. Верх­няя часть фото­гра­фии заня­та над­пи­сью Про­валь­ный сезон. На фото­гра­фии — асфаль­то­вое полот­но с обра­зо­вав­шим­ся на нем про­ва­лом, из кото­ро­го тор­чит знак «Дорож­ные рабо­ты». Перед чита­те­лем визу­аль­ная мета­фо­ра, кото­рая отча­сти разъ­яс­ня­ет­ся над­пи­сью Про­валь­ный сезон, но и сама, в свою оче­редь, рас­кры­ва­ет смысл язы­ко­вой игры вер­баль­но­го ком­по­нен­та, где одно­вре­мен­но реа­ли­зу­ет­ся пря­мое и пере­нос­ное зна­че­ние сло­ва про­валь­ный.

Итак, систе­ма пре­зен­та­ции печат­но­го тек­ста СМИ — это поли­ко­до­вая функ­ци­о­наль­ная систе­ма, пред­на­зна­чен­ная для пред­став­ле­ния тек­ста чита­те­лю и вклю­ча­ю­щая в себя эле­мен­ты газет­но­го дизай­на, заго­ло­воч­ный ансамбль, систе­му вспо­мо­га­тель­ных тек­стов, инфо­гра­фи­ку, раз­лич­но­го рода изоб­ра­же­ния. Систе­ма эта посто­ян­но меня­ет свои очер­та­ния как во вре­ме­ни, так и при пере­хо­де от одно­го сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции к дру­го­му. Каж­дое изда­ние стре­мит­ся быть отлич­ным от дру­го­го и узна­ва­е­мым, стре­мит­ся посто­ян­но изоб­ре­тать все новые и новые при­е­мы пре­зен­та­ции тек­ста.

По про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни газет­ный текст теря­ет свой ста­тус пер­фор­ма­ти­ва и ста­но­вит­ся эле­мен­том когни­тив­ной сфе­ры. Для нас прин­ци­пи­аль­но важ­но отме­тить, что при подоб­ном изме­не­нии ком­му­ни­ка­тив­но­го ста­ту­са текст в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни теря­ет эле­мен­ты систе­мы пре­зен­та­ции. Те, кто вто­рич­но вос­про­из­во­дит текст СМИ через неко­то­рое вре­мя после его выхо­да, видит в нем преж­де все­го источ­ник инфор­ма­ции и инту­и­тив­но избав­ля­ют­ся от боль­шин­ства эле­мен­тов систе­мы пре­зен­та­ции тек­ста, кото­рые к тому вре­ме­ни уже теря­ют свое функ­ци­о­наль­ное назна­че­ние. Так про­ис­хо­дит, когда текст появ­ля­ет­ся, напри­мер, на каком-либо спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном про­фес­си­о­наль­ном сай­те, в раз­лич­но­го рода дай­дже­стах, под­бор­ках и т. д.

Так, ука­зан­ный выше мате­ри­ал был вос­про­из­ве­ден на сай­те «ФМ Ложи­стик» (FM logistic) в сле­ду­ю­щем виде. Сна­ча­ла идет дан­ный в пол­ном виде основ­ной мас­сив тек­ста вме­сте с заго­лов­ком, внут­рен­ни­ми заго­лов­ка­ми и дву­мя тек­ста­ми-ком­мен­та­ри­я­ми. При этом были не вос­про­из­ве­де­ны лид, врез­ки, кар­та, две схе­мы, фото­гра­фия и. о. гла­вы коми­те­та по раз­ви­тию транс­порт­ной инфра­струк­ту­ры А. Миша­но­ва, под­пись, сопро­вож­да­ю­щая фото­гра­фию, а так­же заго­ло­вок, под кото­рым напе­ча­та­ны два ком­мен­та­рия.

Всё не вос­про­из­ве­ден­ное при пере­пе­чат­ке — это эле­мен­ты систе­мы пози­ци­о­ни­ро­ва­ния тек­ста. Авто­ры пере­пе­чат­ки инту­и­тив­но чув­ство­ва­ли, что все эти эле­мен­ты име­ют смысл сво­е­го суще­ство­ва­ния толь­ко при пер­вом появ­ле­нии пуб­ли­ка­ции в ее ори­ги­на­ле. Что­бы дать пред­став­ле­ние об этой пуб­ли­ка­ции, они ниже при­ве­ли фото­гра­фию опуб­ли­ко­ван­но­го мате­ри­а­ла на газет­ной поло­се. Но сами эле­мен­ты пре­зен­та­ции тек­ста при его пере­пе­чат­ке с инфор­ма­ци­он­ной целью не были вос­про­из­ве­де­ны, посколь­ку они име­ют функ­ци­о­наль­ное назна­че­ние, не свя­зан­ное напря­мую с инфор­ма­ци­он­ной функ­ци­ей тек­ста.

© Конь­ков В. И., 2015

1. Арутюнова Н. Д. Перформатив // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1990. С. 372–373.

2. Быкова Е. В. Речевая организация модульного текста. СПб.: Рос. Рос. гос. гидрометеорол. ун-т, 2011.

3. Гаспаров Б. М. Устная речь как семиотический объект // Семантика номинации и семиотика устной речи: лингвистическая семантика и семиотика І: учен. зап. Тартуск. гос. ун-та. Вып. 442. Тарту, 1978. С. 63–112.

4. Герчук Ю. Я. История графики и искусства книги. М.: Аспект Пресс, 2000.

5. Коньков В. И. Текст СМИ как перформатив // Стилистика сегодня и завтра: матер. конф. Ч. 1. М.: Моск. гос. унт, Ф-т журн., 2014. С. 115–122.

6. Коньков В. И. Тексты-перформативы в аспекте категорий пространства-времени // Актуальные проблемы гуманитарного знания в техническом вузе. СПб.: С.-Петерб. горный ин-т, 2013. С. 27–30.

7. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1971.

8. Костомаров В. Г. Наш язык в действии: очерки современной русской стилистики. М.: Гардарики, 2005.

9. Кудрявцев А. И. Шрифт: история, теория, практика. М.: Ун-т Натальи Нестеровой, 2003.

10. Лазаревич Э. А. Дизайн периодических изданий. М.: Моск. гос. ун-т, 2004.

11. Лазарева Э. А. Заголовок в газете: учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004.

12. Лазарева Э. А. Заголовочный комплекс — средство организации и оптимизации восприятия // Изв. Урал. гос. ун-та. 2006. № 40. С. 158–166.

13. Лысакова И. П. Тип газеты и стиль публикации: опыт социолингв. исслед. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989.

14. Русская речь в средствах массовой информации: стилистический аспект / под ред. В. И. Конькова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007.

15. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности // Вопр. филос. 1989. № 2. С. 35–40.

16. Чихольд Ян. Облик книги: избранные статьи о книжном оформлении. М.: Книга, 1980.

1. Arutjunova N. D. Performativ [Performativ] // Linguistic encyclopedic dictionary [Lingvistichtskij entsiklopedicheskij slovar′]. Moscow, 1990. P. 372–373.

2. Bykova E. V. Speech Organization of unit text [Rechevaja organizacija modulnogo teksta]. St Petersburg, 2011.

3. Gasparov B. M. Speaking as a semiotic object [Ustnaja rech kak semioticheskij objekt] // Semantics of nomination and semiotics of public speaking: linguistic semantics and Semiotics I. Scientists note of Tartu State University. Is. 442 [Semantika nominatsii I semiotika ustnoj rechi: lingvisticheskaja semantika I semiotika І: uchon. zap. Tartusk. gos. un-ta. Vyp. 442]. Tartu, 1978. P. 63–112.

4. Gerchuk U. A. Graphics and art history books [Istoria grafiki i iskesstva knigi]. Moscow, 2000.

5. Konkov V. I. Text media as performative [Tekst SMI kak performativ] // Stylistics tonight and tomorrow: proceedings of the conf. [Stilistika segodnia I zavtra: mater. konfСтилистика сегодня и завтра: матер. конф.]. Moscow, 2014. P. 115–122.

6. Konkov V. I. Text performatives in terms of the categories of space-time [Teksty-performativy v aspekte kategorij prostranstva-vremeni] // Actual problems of the humanities in a technical college [aktual′nye problem gumanitarnogo znanija v tehnicheskom vuze]. St Petersburg, 2013. P. 27–30.

7. Kostomarov V. G. Russian language on a newspaper page [Russkij jazik na gazetnoj polose]. Moscow, 1971.

8. Kostomarov V. G. Our language in action: Essays on modern Russian style [Nash jazik v dejstvii: ocherki sovremennoj russkoj stilistiki]. Moscow, 2005.

9. Kudrjavcev A. I. Font: history, theory, practice [Shrift: istorija, teorija, praktika]. Moscow, 2003.

10. Lazarevich E. A. The design of newspapers and magazines [Disajn periodicheskih izdanij]. Moscow, 2004.

11. Lazareva L. A. Headline in the newspaper [Zagolovok v gazete]. Ekaterinburg, 2004.

12. Lazareva L. A. Header complex — a means of organizing and optimizing the perception [Zagolovochnij kompleks — sredstvo organizacii I optimizacii vosprijatija] // Izv. Ural. gos. un-ta. 2006. N 40. P. 158–166.

13. Lisakova I. P. Type and style of the newspaper publication: experience sociolinguistic research [Tip gazety I stil′ publikatsii: opuyt sotsiolingv. issled.]. Leningrad, 1989.

14. Russian speech in the media: the stylistic aspect [Russkaja rech v sredstvah massovoj informatsii: stilisticheskij aspekt]. St Petersburg, 2007.

15. Habermas J. The concept of individuality [Ponjatije individualnosti] // Vopr. philos. 1989. N 2. P. 35–40.

16. Chihold I. Appearance of a book: several articles about book design [Oblik knigi: izbrannije statji o knicznom oformlenii]. Moscow, 1980.