Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

РЕЧЕВЫЕ ТАКТИКИ СПИНДОКТОРИНГА В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ

Поста­нов­ка про­бле­мы. Поли­ти­че­ская ком­му­ни­ка­ция пред­по­ла­га­ет фор­ми­ро­ва­ние лояль­но­го отно­ше­ния мас­со­во­го адре­са­та к обще­ствен­но­му дея­те­лю (субъ­ек­ту речи) посред­ством мас­сме­диа [Гав­ра 1994; Крав­цов 2005; Камин­ская 2008]. Поли­ти­че­ская рито­ри­ка в сво­ем арсе­на­ле име­ет боль­шое коли­че­ство спо­со­бов эффек­тив­но­го воз­дей­ствия на мас­со­во­го адре­са­та и мето­дов ней­тра­ли­за­ции нега­тив­но­го воз­дей­ствия со сто­ро­ны поли­ти­че­ских кон­ку­рен­тов в медиа­сре­де [Лебон 1996; Дэн­к­эн, 1993]. 

В медиа­сре­де осо­бая роль отво­дит­ся кате­го­рии диа­ло­гич­но­сти [Дус­ка­е­ва, 2004]. Диа­ло­гич­ность созда­ет­ся не толь­ко отпра­ви­те­лем, но и полу­ча­те­лем сооб­ще­ния [Бах­тин 1975: 281–328]. Выска­зы­ва­ния, вос­при­ни­ма­е­мые адре­са­том в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции, акту­а­ли­зи­ру­ют мен­таль­ную схе­му — фрейм. Чело­век видит, слы­шит, чув­ству­ет не то, что ему сооб­ща­ет­ся отпра­ви­те­лем, а то, что сам полу­ча­тель хочет слы­шать, видеть, чув­ство­вать или уже зна­ет это зара­нее [Викен­тьев 2002: 51; Быко­ва 2011].

Для эффек­тив­ной поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции важ­но «попасть во фрейм» сво­ей целе­вой ауди­то­рии [Дейк 1989]. Фрей­мы рас­по­зна­ют­ся чита­те­лем в тек­сте с помо­щью клю­че­вых слов — мар­ке­ров типо­вой, узна­ва­е­мой ситу­а­ции: Крым — Рос­сия — вос­со­еди­не­ние или Крым — Укра­и­на — аннек­сия в оппо­зи­ции «свой  чужой» [Чер­няв­ская, Моло­ды­чен­ко 2014: 28]. В тек­сте фрейм может акту­а­ли­зи­ро­вать­ся при помо­щи устой­чи­вых лек­си­ко-фра­зео­ло­ги­че­ских мифо­ге­нов [Васи­льев 2014: 138]. Если у чита­те­ля еще до нача­ла ком­му­ни­ка­ции сфор­ми­ро­ван тот же фрейм (мен­таль­ная схе­ма), что и у отпра­ви­те­ля, то чита­тель лоя­лен. Если фрей­мы отпра­ви­те­ля не сов­па­да­ют с фрей­мом полу­ча­те­ля, содер­жа­ние тек­ста вос­при­ни­ма­ет­ся чита­те­лем кри­ти­че­ски или не вос­при­ни­ма­ет­ся вовсе [Быко­ва, Гав­ра 2016: 122123]. На этом фено­мене осно­вы­ва­ет­ся так­ти­ка спиндок­то­рин­га: изло­же­ние собы­тий в поль­зу опре­де­лен­но­го лица или орга­ни­за­ции с целью удер­жа­ния лояль­ной целе­вой ауди­то­рии и при­вле­че­ния новых сто­рон­ни­ков, при обра­ще­нии к ней с каким-либо явным или скры­тым при­зы­вом. Вла­де­ние при­е­ма­ми спиндок­то­рин­га важ­но для пуб­лич­но­го дея­те­ля, посколь­ку ошиб­ки в пре­зен­та­ции поли­ти­че­ско­го кре­до могут отри­ца­тель­но ска­зать­ся на репу­та­ции поли­ти­ка в фор­ма­те стра­те­ги­че­ских коммуникаций.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Рас­смот­рим при­ме­ры тек­стов, в кото­рых про­яв­ля­ют­ся рече­вые при­е­мы спиндок­то­рин­га как мето­да рабо­ты с инфор­ма­ци­ей, и выявим мен­таль­ные схе­мы, акту­а­ли­зи­ро­ван­ные во фрей­мах, транс­ли­ру­е­мых мас­со­во­му адре­са­ту. В ана­ли­зи­ру­е­мых пуб­ли­ка­ци­ях авто­ры выра­жа­ют свое мне­ние отно­си­тель­но про­ис­шед­ше­го собы­тия и дают ему свою оценку. 

Пер­вый при­мер при­над­ле­жит оппо­зи­ци­о­не­ру Миха­и­лу Ходор­ков­ско­му: «В нашей исто­рии постав­ле­на еще одна страш­ная точ­ка». Текст опуб­ли­ко­ван на ресур­се «Ходорковский.ру» (URL: http://​khodorkovsky​.ru/​m​b​h​/​s​t​a​t​e​m​e​n​t​s​/​n​e​m​t​s​o​v​-​r​ip/) и обо­зна­чен в под­за­го­лов­ке как «Заяв­ле­ние Миха­и­ла Ходор­ков­ско­го в свя­зи с убий­ством Бори­са Немцова»:

Уби­ли Бори­са. В 100 мет­рах от Крем­ля. В самом цен­тре горо­да, навод­нен­но­го тыся­ча­ми поли­цей­ских и сотруд­ни­ков спецслужб. 

Сего­дня мы все скор­бим. Все, кто мно­го лет знал и любил это­го жиз­не­ра­дост­но­го, сме­ло­го чело­ве­ка. Страш­но тяже­ло его род­ным, маме. Мыс­лен­но я с ними и раз­де­ляю их горе. Мы про­во­ди­ли мно­гих. Но каж­дый раз это рубец на сердце. 

Уже год на нас со всех экра­нов льет­ся кон­цен­три­ро­ван­ная нена­висть. И сей­час мно­гие, от рядо­во­го бло­ге­ра до пре­зи­ден­та Пути­на, ищут вра­гов и обви­ня­ют друг дру­га в про­во­ка­ции. Что с нами? Мы ведь сограж­дане, мы ведь люди одной стра­ны. Нам же жить рядом. Как же мож­но так друг дру­га ненавидеть? 

Знаю, смерть Бори­са ста­нет Руби­ко­ном настоль­ко для мно­гих, что вся стра­на может стать дру­гой. Но какой? Еще бли­же сто­я­щей к про­па­сти вой­ны всех про­тив всех? Или мы най­дем в себе силы понять, что за все­ми поли­ти­че­ски­ми раз­но­гла­си­я­ми надо оста­вать­ся людь­ми? Что жизнь чело­ве­ка слиш­ком доро­га, что­бы так про­сто к ней отно­сить­ся? Что, созда­вая атмо­сфе­ру нена­ви­сти, при­ни­жая цену жиз­ни людей, упро­щая отно­ше­ние к наси­лию, мы сами раз­ру­ша­ем свою Россию? 

В нашей общей исто­рии постав­ле­на еще одна страш­ная точ­ка. Что будет за этим пово­ро­том — зави­сит от каж­до­го из нас.

Текст насы­щен импли­цит­ной инфор­ма­ци­ей, кото­рую адре­сат само­сто­я­тель­но извле­ка­ет из тек­ста на осно­ве общей с субъ­ек­том речи когни­тив­ной базы. Для акту­а­ли­за­ции фрей­ма «мы — оппо­зи­ция», «власть они» отпра­ви­тель исполь­зу­ет место­име­ние мы. 

Оппо­зи­ция свой / чужой репре­зен­ти­ро­ва­на исполь­зо­ва­ни­ем имен­но дан­но­го место­име­ния. Мы про­во­ди­ли мно­гих автор пуб­ли­ка­ции наме­ка­ет чита­те­лю на нерас­кры­тые поли­ти­че­ские убий­ства Дмит­рия Холо­до­ва, Анны Полит­ков­ской, Гали­ны Ста­ро­вой­то­вой, испол­ни­те­ли и заказ­чи­ки кото­рых так и не были най­де­ны непо­сред­ствен­но после совер­ше­ния пре­ступ­ле­ния. Здесь содер­жит­ся и скры­тый про­гноз: убий­ство Бори­са Нем­цо­ва тоже не будет рас­кры­то по горя­чим сле­дам. Про­гноз стро­ит­ся на осно­ве импли­ци­ро­ван­но­го сил­ло­гиз­ма: мно­гие оппо­зи­ци­о­не­ры уже уби­ты, их убий­цы не най­де­ны. Борис Нем­цов убит, его убий­цы тоже не будут найдены.

Уже год на нас со всех экра­нов льет­ся кон­цен­три­ро­ван­ная нена­висть — адре­сат деко­ди­ру­ет сооб­ще­ние с опо­рой на общие фоно­вые зна­ния: ситу­а­ция на Укра­ине после Май­да­на 2015 г., вой­на в Дон­бас­се, про­ти­во­сто­я­ние Рос­сии и Укра­и­ны, вве­де­ние анти­рос­сий­ских санк­ций и рос­сий­ских кон­тр­санк­ций, сби­тый «Боинг», воз­вра­ще­ние Кры­ма в состав Рос­сии и пр. М. Ходор­ков­ский, в заяв­ле­нии предъ­яв­ля­ет пре­тен­зии в раз­жи­га­нии нена­ви­сти толь­ко одной сто­роне кон­флик­та — рос­сий­ской вла­сти, кон­тро­ли­ру­ю­щей все цен­траль­ные теле­ка­на­лы в стране и опре­де­ля­ю­щей общую тональ­ность медий­ной повест­ки отно­си­тель­но укра­и­но-рос­сий­ско­го кон­флик­та. Тен­ден­ци­оз­ная интер­пре­та­ция поли­ти­че­ской ситу­а­ции без при­ве­де­ния аль­тер­на­тив­ной точ­ки зре­ния — один из основ­ных при­е­мов спиндокторинга.

Смерть Бори­са ста­нет Руби­ко­ном — транс­фор­ми­ро­ван­ный фра­зео­ло­гизм перей­ти Руби­кон осмыс­ля­ет­ся как заяв­ле­ние о готов­но­сти оппо­зи­ции к реши­тель­ным дей­стви­ям. Убий­ство Нем­цо­ва пред­став­ле­но в тек­сте как точ­ка невоз­вра­та оппо­зи­ци­он­ных обще­ствен­ных дви­же­ний на преж­ние выжи­да­тель­ные пози­ции. Исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­ги­че­ских обо­ро­тов, кры­ла­тых фраз, цити­ро­ва­ние извест­ных писа­те­лей, поли­ти­ков, фило­со­фов — это рито­ри­че­ский при­ем при­со­еди­не­ния к авто­ри­те­ту и одна из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных тех­но­ло­гий спиндокторинга. 

Стра­на может стать дру­гой — поли­ти­че­ский дис­курс скло­нен к про­ви­ден­ци­аль­но­сти и про­гно­зи­ро­ва­нию с акту­а­ли­за­ци­ей обя­за­тель­ных усло­вий для адре­са­та: если адре­сат перей­дет от слов к делу. Фра­за содер­жит скры­тый при­зыв к действию.

Миха­ил Ходор­ков­ский, имея вид на житель­ство в Швей­ца­рии, пишет в сво­ем заяв­ле­нии: все мы граж­дане одной стра­ны, нам же жить рядом. Номи­на­ция в фор­ме пер­во­го лица мно­же­ствен­но­го чис­ла в соче­та­нии с кон­струк­ци­ей, пред­став­ля­ю­щей буду­щее как нечто неиз­беж­ное, репре­зен­ти­ру­ет намек на воз­вра­ще­ние опаль­но­го оли­гар­ха из-за гра­ни­цы в Рос­сию. Этот текст отсы­ла­ет чита­те­ля к париж­ско­му заяв­ле­нию М. Ходор­ков­ско­го (2014 г.) о пре­зи­дент­ских амби­ци­ях и кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ме Рос­сии. После этой пуб­ли­ка­ции пре­це­дент­ное выра­же­ние кри­зис­ный мене­джер ста­ло вто­рич­ной номи­на­ци­ей по отно­ше­нию к М. Ходор­ков­ско­му в мас­со­вом тек­сте, частот­ной в интер­нет-ком­мен­та­ри­ях к публикациям.

Импли­ка­ту­ры в сово­куп­но­сти с акту­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми рече­вы­ми фраг­мен­та­ми транс­ли­ру­ют чита­те­лю скры­тый кос­вен­ный при­зыв, оформ­лен­ный как бес­со­юз­ное пред­ло­же­ние: Что будет за этим пово­ро­том — зави­сит от каж­до­го из нас. Тире здесь — силь­ный знак пре­пи­на­ния, посколь­ку репре­зен­ти­ру­ет импли­ци­ро­ван­ные при­чин­но-след­ствен­ные отно­ше­ния в созна­нии либе­раль­но настро­ен­ной оппо­зи­ци­он­ной ауди­то­рии и акту­а­ли­зи­ру­ет фрейм: в стране про­из­вол спец­служб — леги­ти­ми­за­ция наси­лия — убий­ство сме­ло­го бор­ца — стра­на может стать дру­гой — каж­дый дол­жен осо­знать необ­хо­ди­мость пере­мен. Этот фрейм содер­жит кос­вен­ный при­зыв к смене поли­ти­че­ско­го режи­ма. Клю­че­вое сло­во во фра­зе — дру­гой.

Вто­рой при­мер при­над­ле­жит мос­ков­ско­му оппо­зи­ци­о­не­ру, лиде­ру заре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Демо­кра­ти­че­ский выбор» Вла­ди­ми­ру Мило­ву, кото­рый опуб­ли­ко­ван на лич­ной стра­ни­це поли­ти­ка в Живом жур­на­ле (URL: http://v‑milov.livejournal.com/404003.html):

Пого­во­рил тут со зна­ко­мы­ми быв­ши­ми сотруд­ни­ка­ми спец­служб, все мень­ше сомне­ний в том, что за убий­ством Бори­са Нем­цо­ва сто­ят вла­сти. Я пони­маю все рас­суж­де­ния про «Путин не мог», «ему это невы­год­но» и так далее.

Одна­ко есть объ­ек­тив­ные обстоятельства: 

— Убий­цы оста­ви­ли живо­го и нетро­ну­то­го непо­сред­ствен­но­го свидетеля. 

— Убий­ство про­изо­шло в широ­ко про­смат­ри­ва­е­мом и про­слу­ши­ва­е­мом рай­оне, где навер­ня­ка сохра­ни­лись все рекор­ды пере­ме­ще­ний авто­мо­би­лей и т. п.

— Судя по име­ю­щей­ся инфор­ма­ции, Нем­цов перед убий­ством был в одном из кафе в ГУМе. Никто не мог знать, когда он закон­чит там сидеть и куда он потом пой­дет. Это зна­чит, что навод­ка либо шла от его про­слуш­ки, либо маши­на долж­на была пастись в рай­оне Ильинки/Варварки, что опять же явля­ет­ся силь­но про­смат­ри­ва­е­мой и про­слу­ши­ва­е­мой тер­ри­то­ри­ей — это вот­чи­на адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та и ФСО. Т. е. если это какие-то посто­рон­ние вла­сти люди, то уже сей­час у вла­сти в руках есть пол­ный рас­клад пере­ме­ще­ний этих уро­дов по рай­о­ну Ильинки/Варварки в момент, когда Нем­цов сидел в ГУМе и потом выхо­дил отту­да. Убий­цы — а судя по точ­ным выстре­лам, пора­зив­шим серд­це, лег­кое, голо­ву и т. д., это были высо­ко­про­фес­си­о­наль­ные убий­цы — не мог­ли это­го не понимать.

Т. е. для про­фес­си­о­на­лов было оче­вид­но, что таким обра­зом они настоль­ко силь­но засве­чи­ва­ют­ся, что либо созна­тель­но дей­ство­ва­ли так дерз­ко (во что пове­рить крайне слож­но), либо были уве­ре­ны в сво­ей безнаказанности.

Но все это «цве­точ­ки» по срав­не­нию с глав­ным сооб­ра­же­ни­ем, кото­рое пере­ве­ши­ва­ет все остальные:

Менее чем за 48 часов до круп­ней­шей оппо­зи­ци­он­ной акции, по пово­ду кото­рой вла­сти были силь­но напря­же­ны, за Нем­цо­вым с огром­ной сте­пе­нью веро­ят­но­сти мог­ло вестись наруж­ное наблю­де­ние. «Наруж­ки» мог­ло и не быть, одна­ко кил­ле­ры были столь про­фес­си­о­наль­ны, что про­сто обя­за­ны были пред­по­ла­гать пре­об­ла­да­ю­щую веро­ят­ность попасть под «наруж­ку» в таком рас­кла­де. При любых моти­вах убий­ства, не исхо­дя­щих от вла­сти, про­ще было отло­жить его на более позд­ний и спо­кой­ный период. 

Посколь­ку никто ниче­го не опа­сал­ся и дей­ство­вал наг­ло, вывод напра­ши­ва­ет­ся толь­ко один. 

О моти­ве я вче­ра писал уже — посе­ять страх. 

Это толь­ко фак­ты. Свои умо­зри­тель­ные рас­суж­де­ния о том, что кому «выгод­но» или «невы­год­но», може­те оста­вить себе.

В тек­сте исполь­зу­ет­ся попу­лист­ский при­ем, исполь­зу­е­мый в спиндок­то­рин­ге: све­де­ние слож­но­го к про­сто­му. Пред­по­ло­же­ние, субъ­ек­тив­ное виде­ние серьез­ной про­бле­мы пода­ет­ся авто­ром в виде сово­куп­но­сти яко­бы оче­вид­ных фак­тов. Автор в утвер­ди­тель­ной фор­ме заяв­ля­ет: все мень­ше сомне­ний в том, что за убий­ством Нем­цо­ва сто­ят вла­сти. Аргу­мент, кото­рый при­во­дит­ся В. Мило­вым в под­твер­жде­ние этой точ­ки зре­ния, — лич­ная бесе­да поли­ти­ка с быв­ши­ми сотруд­ни­ка­ми спец­служб, име­на, фами­лии, зва­ния кото­рых в тек­сте не упо­ми­на­ют­ся. Лич­ное мне­ние пода­ет­ся чита­те­лю как дока­за­тель­ство: если пред­ста­ви­те­ли спец­служб при­част­ность к убий­ству отри­ца­ют, зна­чит ника­ких сомне­ний в при­част­но­сти вла­сти к убий­ству нет. Автор высту­па­ет перед чита­те­лем в роли неза­ви­си­мо­го детек­ти­ва и экс­пер­та-кри­ми­на­ли­ста, пере­чис­ля­ет набор обсто­я­тельств, кото­рые изла­га­ет в фор­ме сосла­га­тель­но­го накло­не­ния: При любых моти­вах убий­ства, не исхо­дя­щих от вла­сти, про­ще было отло­жить его на более позд­ний и спо­кой­ный пери­од. Как сред­ство выра­же­ния автор­ско­го «я» исполь­зу­ют­ся отри­ца­тель­ные место­име­ния: никто, ниче­го. 

Нару­ше­ние логи­ки аргу­мен­та­ции есть в утвер­жде­нии либо созна­тель­но дей­ство­ва­ли так дерз­ко (во что пове­рить крайне слож­но), либо были уве­ре­ны в сво­ей без­на­ка­зан­но­сти. Повто­ря­ю­щий­ся союз либо-либо под­ра­зу­ме­ва­ет ситу­а­цию выбо­ра. В тек­сте этот выбор не обо­зна­чен: вто­рая часть слож­но­го пред­ло­же­ния ука­зы­ва­ет на при­чи­ну того, о чем гово­рит­ся в пер­вой части: созна­тель­но дей­ство­ва­ли дерз­ко, пото­му что были уве­ре­ны в сво­ей без­на­ка­зан­но­сти (читай: дей­ство­ва­ли по при­ка­зу властей). 

Заклю­че­ние автор фор­му­ли­ру­ет в нази­да­тель­ной тональ­но­сти: Это толь­ко фак­ты. Свои умо­зри­тель­ные рас­суж­де­ния о том, что кому «выгод­но» или «невы­год­но», може­те оста­вить себе.

Таким обра­зом, фрейм, кото­рый транс­ли­ру­ет текст Вла­ди­ми­ра Мило­ва: Борис Нем­цов убит по при­ка­зу Пре­зи­ден­та, что­бы запу­гать оппо­зи­цию. Дру­гих мне­ний нет и быть не может.

Сле­ду­ю­щие при­ме­ры взя­ты из постов на Facebook писа­тель­ни­цы Еле­ны Чуди­но­вой, пред­став­ля­ю­щей ради­каль­ный пат­ри­о­ти­че­ский дис­курс в соци­аль­ных сетях и на сай­тах Экс­перт, Рус­ский обо­зре­ва­тель, Рус­ское импер­ское движение.

Ну, все, понес­лось… «Воз­врат ко вре­ме­нам Ста­ли­на и Берии»… На мину­точ­ку, раз­ве при них хоть кого-то (Киров не в счет) уби­ва­ли на люд­ных ули­цах, на радость ино­стран­ным СМИ? Мне что-то кажет­ся, что зло­дей­ство­ва­ли тай­ком. Но они же вправ­ду в это верят. «Послед­ний боец небес­ной сот­ни», «сле­ду­ю­щая жерт­ва после Ново­двор­ской (sic!)»… Это начало.

Писа­тель­ни­ца Е. Чуди­но­ва фор­маль­но исполь­зу­ет рито­ри­че­ские при­ем избе­га­ния кон­флик­тов, не исполь­зу­ет слов-кон­флик­то­ге­нов все­гда, нико­гда, посто­ян­но, пре­под­но­сит чита­те­лю свою точ­ку зре­ния на собы­тие с исполь­зо­ва­ни­ем ввод­ных кон­струк­ций: на мину­точ­ку (в зна­че­нии, на мой взгляд), мне что-то кажет­ся. Автор выра­жа­ет свое иро­нич­ное отно­ше­ние к пара­фра­зам книж­но­го сти­ля: послед­ний боец небес­ной сот­ни, сле­ду­ю­щая жерт­ва после Ново­двор­ской. Автор­ская иро­ния выра­жа­ет отно­ше­ние Еле­ны Чуди­но­вой к пози­ции либе­раль­ных поли­ти­ков, под­чер­ки­ва­ет их интел­лек­ту­аль­ную и жур­на­лист­скую незрелость. 

Послед­ний при­мер из пуб­ли­ка­ции Е. Чуди­но­вой уже после похо­рон Бори­са Немцова.

А это как при­ка­же­те пони­мать? Вооб­ще-то за такие инте­рес­ные жесты таких послов и выдво­рить мож­но. «Посол США в РФ Джон Теффт в суб­бо­ту посе­тил место убий­ства рос­сий­ско­го поли­ти­ка Бори­са Нем­цо­ва. Посол при­был к месту убий­ства на Боль­шом Моск­во­рец­ком мосту в сопро­вож­де­нии сотруд­ни­ков дипмис­сии. На месте гибе­ли Бори­са Нем­цо­ва посол США воз­ло­жил букет цве­тов с фла­гом Украины».

Как наша жизнь непред­ска­зу­е­ма. Дума­ла ли год назад, что при­дет­ся защи­щать Пути­на? Мне, когда ходи­ла высту­пать про­тив него на митин­гах, на кото­рые, кста­ти, не ходил ни один из руко­по­жат­ных поли­ти­ков. Ибо в самом деле, ну какое им было дело до рос­сий­ской нау­ки? Мне, всю доро­гу живу­щей под дамо­кло­вым мечом 282 вви­ду его игр с ислам­ским миром. Но изви­ни­те, объ­ек­тив­ность важнее.

Итак, пер­вый кураж про­шел, бона­ко­ны стру­си­ли и частич­но отзы­ва­ют назад утвер­жде­ние «убий­ца и есть Путин», изре­чен­ное кон­крет­ны­ми физи­че­ски­ми лица­ми рос­сий­ско­го граж­дан­ства. Под­ста­тей­но все-таки. (Да оно и без надоб­но­сти уже, под­хва­ти­ли уже в загра­ни­цах, кого не при­вле­чешь). Но свою зад­ни­цу из-под уда­ра надо выво­дить. Как? Очень про­сто: Путин убий­ца пото­му, что он гла­ва госу­дар­ства, в кото­ром такой кро­меш­ный ужас про­изо­шел. Не при­де­решь­ся, да? Кра­си­во и почти правово?

Хоро­шо, доро­гие мои люби­те­ли шар­лей. Встре­тим­ся на суде над Оллан­дом. У него тоже, кажет­ся, что-то про­изо­шло. Нет?

Дан­ный текст апел­ли­ру­ет к тек­стам, напи­сан­ным в тональ­но­сти Вла­ди­ми­ра Мило­ва, в кото­рых до сооб­ще­ния о пер­вых резуль­та­тах рас­сле­до­ва­ния, ответ на вопрос о том, кто сто­ит за убий­ством, был оче­ви­ден. Свое отно­ше­ние к попыт­кам либе­ра­лов мани­пу­ли­ро­вать мас­со­вым адре­са­том на осно­ве субъ­ек­тив­ных умо­за­клю­че­ний Е. Чуди­но­ва выра­жа­ет в иро­нич­но-насмеш­ли­вом клю­че, исполь­зуя в тек­сте уни­чи­жи­тель­ные кон­но­та­ции по отно­ше­нию к поли­ти­че­ским оппо­нен­там: пер­вый кураж про­шел, бона­ко­ны стру­си­ли, частич­но отзы­ва­ют назад свое утвер­жде­ние, свою зад­ни­цу из-под уда­ра надо выво­дить. Намек на пуб­ли­ка­ции запад­ных СМИ и заяв­ле­ние М. Ходор­ков­ско­го содер­жит­ся в ско­боч­ной кон­струк­ции (Да оно и без надоб­но­сти уже, под­хва­ти­ли уже в загра­ни­цах, кого не привлечешь).

Автор Е. Чуди­но­ва про­во­дит ана­ло­гию с собы­ти­я­ми в Пари­же (рас­стрел жур­на­ли­стов редак­ции «Шар­ли Эбдо» ислам­ски­ми фун­да­мен­та­ли­ста­ми). Она опро­вер­га­ет умо­зри­тель­ное заклю­че­ние оппо­нен­тов о том, что убий­ство Бори­са Нем­цо­ва про­изо­шло по зака­зу рос­сий­ской вла­сти, и отка­зы­ва­ет оппо­зи­ции в исполь­зо­ва­нии при­е­ма двой­но­го стан­дар­та, отсы­лая к собы­ти­ям в Пари­же: Путин убий­ца пото­му, что он гла­ва госу­дар­ства, в кото­ром такой кро­меш­ный ужас про­изо­шел. Не при­де­решь­ся, да? Кра­си­во и почти пра­во­во? Хоро­шо, доро­гие мои люби­те­ли шар­лей. Встре­тим­ся на суде над Оллан­дом. У него тоже, кажет­ся, что-то про­изо­шло. Нет?

Сле­ду­ю­щий при­мер взят из ста­тьи Гле­ба Чер­ка­со­ва «Слиш­ком яркий», опуб­ли­ко­ван­ной в газе­те «Ком­мер­сантъ» (URL: http://​kommersant​.ru/​d​o​c​/​2​6​7​7​630).

Убит Борис Немцов

В ночь с пят­ни­цы на суб­бо­ту в цен­тре Моск­вы был убит Борис Нем­цов — один из самых извест­ных поли­ти­ков Рос­сии послед­них 25 лет. Вне зави­си­мо­сти от зани­ма­е­мой долж­но­сти он играл огром­ную роль и в поли­ти­ке, и в обще­ствен­ной жиз­ни, роль, кото­рую не совсем пра­виль­но оце­ни­ва­ли при жиз­ни и кото­рую еще толь­ко пред­сто­ит понять после его тра­ги­че­ской смерти.

По био­гра­фии Бори­са Нем­цо­ва мож­но изу­чать исто­рию пост­со­вет­ской Рос­сии. Демо­крат пер­вой вол­ны, бла­го­да­ря сво­ей энер­гии и уме­нию раз­го­ва­ри­вать с людь­ми, став­ший сна­ча­ла депу­та­том, а потом губер­на­то­ром Ниже­го­род­ской обла­сти. Управ­ле­нец пер­во­го ель­цин­ско­го при­зы­ва, на сво­их ошиб­ках учив­ший­ся сам и учив­ший дру­гих. Губер­на­тор, высту­пив­ший про­тив поли­ти­ки феде­раль­но­го цен­тра в свя­зи с вой­ной в Чечне. Пер­вый вице-пре­мьер, в силу объ­ек­тив­ных и субъ­ек­тив­ных обсто­я­тельств начав­ший борь­бу с гос­мо­но­по­ли­я­ми и оли­гар­ха­ми. Поли­тик, участ­во­вав­ший в изби­ра­тель­ных кам­па­ни­ях вне зави­си­мо­сти от того, попут­ный или встреч­ный ветер дул в пару­са его пар­тий. Непри­ми­ри­мый оппо­зи­ци­о­нер, водив­ший друж­бу с пре­дель­но лояль­ны­ми вла­сти функ­ци­о­не­ра­ми. Бон­ви­ван и поли­ти­че­ский сто­ик, не сда­вав­ший сво­их пози­ций даже когда это мог­ло быть выгод­но. Чело­век, давав­ший пово­ды для анек­до­тов и не бояв­ший­ся рас­ска­зы­вать их — и про себя, и про других. 

Он все­гда был готов к дис­кус­сии, нико­гда не избе­гал спо­ра, в том чис­ле и в ауди­то­рии, кото­рая была настро­е­на про­тив него. 

У Бори­са Нем­цо­ва, после того как он ушел в жест­кую оппо­зи­цию к вла­сти, были воз­мож­но­сти отой­ти от дел и занять­ся част­ной жиз­нью. Он ими не вос­поль­зо­вал­ся — не счи­тал нужным.

Борис Нем­цов про­иг­ры­вал, но нико­гда не счи­тал себя про­иг­рав­шим. Он все­гда ста­рал­ся быть попу­ляр­ным, но не жерт­во­вал прин­ци­па­ми ради попу­ляр­но­сти. И вне зави­си­мо­сти от обсто­я­тельств Борис Нем­цов каж­дый день и каж­дый час дока­зы­вал, что рос­сий­ский поли­тик может и дол­жен быть живым чело­ве­ком, а не функ­ци­ей, оши­ба­ю­щим­ся и ищу­щим, а не ходя­чей дог­мой. Навер­ное, имен­но таким надо быть пуб­лич­но­му поли­ти­ку там, где есть пуб­лич­ная политика. 

Глеб Чер­ка­шин выдер­жи­ва­ет баланс объ­ек­тив­ной пода­чи инфор­ма­ции о тра­ги­че­ской гибе­ли поли­ти­ка, под­чер­ки­вая эту объ­ек­тив­ность оце­ноч­ной кон­струк­ци­ей в заго­лов­ке, силь­ной пози­ции тек­ста: Слиш­ком яркий. Номи­на­ции, кото­рые репре­зен­ти­ру­ют образ Бори­са Нем­цо­ва чита­те­лю, демон­стри­ру­ют тра­ди­ци­он­ный баланс экс­прес­сии стан­дар­та [Косто­ма­ров 1971] и соче­та­ни­ем сте­рео­тип­но­го и твор­че­ско­го в кон­крет­ном твор­че­ском акте [Дус­ка­е­ва 2012: 10]. Стан­дарт­ные номи­на­ции, жур­на­лист­ские кли­ше: один из самых извест­ных поли­ти­ков, демо­крат пер­вой вол­ны, управ­ле­нец пер­во­го ель­ци­нов­ско­го при­зы­ва, играл огром­ную роль в поли­ти­ке и обще­ствен­ной жиз­ни — пере­ме­жа­ют­ся в тек­сте с экс­прес­сив­ны­ми номи­на­ци­я­ми: непри­ми­ри­мый оппо­зи­ци­о­нер, бон­ви­ван и поли­ти­че­ский сто­ик, нико­гда не счи­тал себя про­иг­рав­шим, ста­рал­ся быть попу­ляр­ным, рос­сий­ский поли­тик — живой чело­век, а не функ­ция.

Глеб Чер­ка­шин в еще одной силь­ной пози­ции тек­ста, заклю­че­нии, дела­ет вывод о том, что Борис Нем­цов явля­ет­ся при­ме­ром пуб­лич­но­го поли­ти­ка в демо­кра­ти­че­ском обще­стве: имен­но таким надо быть пуб­лич­но­му поли­ти­ку там, где есть пуб­лич­ная поли­ти­ка. В посто­ян­ном вза­и­мо­дей­ствии с пер­вой силь­ной пози­ци­ей тек­ста (заго­лов­ком Слиш­ком яркий) и оцен­кой-заклю­че­ни­ем (имен­но таким надо быть пуб­лич­но­му поли­ти­ку там, где есть пуб­лич­ная поли­ти­ка) фор­ми­ру­ет­ся содер­жа­ние тек­ста, обра­щен­но­го к мас­со­вой аудитории.

Мы видим, что, так­ти­ки спиндок­то­рин­га осо­бен­но ярко про­яв­ля­ют­ся в неофи­ци­аль­ном поли­ти­че­ском дис­кур­се. Попыт­ка мани­пу­ли­ро­вать мас­со­вым созна­ни­ем на осно­ве непод­твер­жден­ных фак­тов отри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на репу­та­ции субъ­ек­тов речи, посколь­ку раз­ви­тие собы­тий и след­ствие по делу убий­ства Бори­са Нем­цо­ва опро­верг­ли про­гно­зы одно­го и утвер­жде­ния дру­го­го оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка, кото­рые выда­ва­лись за неопро­вер­жи­мые доказательства. 

С точ­ки зре­ния стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций так­ти­ка спиндок­то­рин­га в заяв­ле­нии Гле­ба Чер­ка­ши­на про­ве­де­на более про­фес­си­о­наль­но по срав­не­нию с заяв­ле­ни­ем Миха­и­ла Ходор­ков­ско­го и Вла­ди­ми­ра Мило­ва, посколь­ку автор пуб­ли­ка­ции выра­зил лишь свое эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к тра­ги­че­ско­му собы­тию, что нель­зя под­верг­нуть сомне­нию или опро­верг­нуть вне зави­си­мо­сти от резуль­та­тов рас­сле­до­ва­ния. Заяв­ле­ние Чер­ка­ши­на не содер­жит ни явных, ни кос­вен­ных про­гно­зов отно­си­тель­но заказ­чи­ков и испол­ни­те­лей поли­ти­че­ско­го убийства.

Текст Еле­ны Чуди­но­вой, опуб­ли­ко­ван­ный после пер­вых задер­жа­ний подо­зре­ва­е­мых в убий­стве, нано­сит репу­та­ци­он­ный ущерб либе­раль­ной оппо­зи­ции, под­ры­вая дове­рие обще­ствен­но­сти к про­гно­зам ее пред­ста­ви­те­лей отно­си­тель­но убий­ства Бори­са Нем­цо­ва и раз­ви­тия поли­ти­че­ской ситу­а­ции в стране в целом.

Выво­ды. В аспек­те стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций в так­ти­ке спиндок­то­рин­га не реко­мен­ду­ет­ся при­бе­гать к мани­пу­ля­тив­ным так­ти­кам на осно­ве пред­по­ло­же­ний или непро­ве­рен­ных фак­тов, посколь­ку это отри­ца­тель­но ска­жет­ся впо­след­ствии на репу­та­ции субъ­ек­та речи: в луч­шем слу­чае авто­ра пуб­ли­ка­ции мож­но обви­нить в поли­ти­че­ском диле­тан­тиз­ме и пере­стать дове­рять его ана­ли­ти­че­ским про­гно­зам, в худ­шем — при­звать к ответ­ствен­но­сти при помо­щи суда. Одна­ко соци­аль­ные груп­пы, к кото­рым обра­ща­ют­ся авто­ры пуб­ли­ка­ций, очень вари­а­бель­ны. Суще­ству­ют цен­но­сти, кото­рые объ­еди­ня­ют наив­ных и цинич­ных акти­ви­стов в одну соци­аль­ную груп­пу, кото­рая может сыг­рать реша­ю­щую роль в поли­ти­че­ском про­ти­во­сто­я­нии, про­явив так назы­ва­е­мый кор­по­ра­тив­ный пат­ри­о­тизм [Дэн­к­эн 1993: 96].

Рече­вые так­ти­ки спиндок­то­рин­га при созда­нии клю­че­вых сооб­ще­ний кон­флик­то­ген­ны не толь­ко для адре­са­та, но и для само­го субъ­ек­та речи. Спе­ци­фи­ка интер­нет-ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ных сетях тако­ва, что вся инфор­ма­ция, даже один раз опуб­ли­ко­ван­ная в Сети, может всплыть вновь, даже если автор уда­лил пуб­ли­ка­цию в сво­ем бло­ге. Эта осо­бен­ность стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций осо­бен­но важ­на в пери­од выбо­ров, когда репу­та­ци­он­ные рис­ки могут сыг­рать реша­ю­щую роль для кандидата. 

© Быко­ва Е. В., 2016