Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Перед лицом угрозы: исследование политического дискурса на материале речей американских президентов

Постановка проблемы

В инфор­ма­ци­он­ном обще­стве опо­сре­до­ван­ность вза­и­мо­дей­ствия поли­ти­че­ско­го лиде­ра с ауди­то­ри­ей при­во­дит к тому, что одним из важ­ней­ших средств его вли­я­ния на пуб­ли­ку ста­но­вит­ся ком­му­ни­ка­ция. Суть поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции, соглас­но англий­ско­му поли­то­ло­гу Р. Бер­ки, заклю­ча­ет­ся в том, что «поли­ти­ка пред­по­ла­га­ет… созда­ние понят­но­го для всех субъ­ек­тов язы­ка (вер­баль­но­го и сим­во­ли­че­ско­го), спо­соб­но­го обес­пе­чить эффек­тив­ное вза­и­мо­дей­ствие и вза­и­мо­по­ни­ма­ние меж­ду все­ми чле­на­ми дан­но­го сооб­ще­ства» [Berki 1977: 7]. При этом любое ком­му­ни­ка­тив­ное дей­ствие в сфе­ре, где функ­ци­о­ни­ру­ют власт­ные отно­ше­ния, направ­ле­но на фор­ми­ро­ва­ние и струк­ту­ри­ро­ва­ние поли­ти­че­ской жиз­ни обще­ства, и выбор средств интерак­ции свя­зан с праг­ма­ти­че­ской уста­нов­кой речи на эффек­тив­ность. Сего­дня в усло­ви­ях обостре­ния инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­сто­я­ния поли­ти­че­ских акто­ров ана­лиз струк­тур­ных эле­мен­тов медиа­про­стран­ства высту­па­ет акту­аль­ным сред­ством рас­кры­тия меха­низ­мов, кото­рые фор­ми­ру­ют обще­ствен­ное мне­ние, кон­стру­и­руя обра­зы соци­аль­но зна­чи­мых собы­тий, и, сле­до­ва­тель­но, вли­я­ют на их даль­ней­шее развитие.

В пер­вой в оте­че­ствен­ной поли­то­ло­гии фун­да­мен­таль­ной рабо­те, охва­ты­ва­ю­щей основ­ные кате­го­рии этой нау­ки, утвер­жда­ет­ся, что «…ана­лиз функ­ций язы­ка в поли­ти­че­ских дей­стви­ях, язы­ко­вых кодов, при­су­щих тем или иным поли­ти­че­ским ори­ен­та­ци­ям, а так­же поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ско­го содер­жа­ния систем мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций и мас­со­во­го искус­ства необ­хо­дим для пони­ма­ния веч­но­го кон­флик­та меж­ду обще­че­ло­ве­че­ски­ми цен­но­стя­ми и реаль­ной поли­ти­кой» [Аве­рья­нов 1993: 407]. Поэто­му бла­го­да­ря совре­мен­ным мето­дам ана­ли­за поли­ти­че­ско­го дис­кур­са пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным соот­но­сить зна­ко­вые струк­ту­ры, исполь­зо­ван­ные в тек­сте, с систе­мой экс­тра­линг­ви­сти­че­ских пред­став­ле­ний субъ­ек­та, а зна­чит, в неко­то­ром смыс­ле с вне­язы­ко­вой реальностью.

В дан­ном иссле­до­ва­нии ана­ли­зи­ру­ют­ся две речи пре­зи­ден­тов США перед Кон­грес­сом (так назы­ва­е­мое State of the Union Addresses): Джор­джа Буша от 28 янва­ря 2003 г.1 и Джо Бай­де­на от 1 мар­та 2022 г.2 Пер­вич­ное иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на мате­ри­а­ле речи 2003 г. [Вави­ло­ва 2005]. Повтор­ный ана­лиз на новом мате­ри­а­ле ини­ци­и­ро­ван в свя­зи с инте­ре­сом авто­ров к обна­ру­же­нию парал­ле­лей меж­ду язы­ко­вы­ми про­яв­ле­ни­я­ми в сход­ных кон­текстах меж­ду­на­род­ных кон­флик­тов, вклю­чая теку­щий, — в чем и заклю­ча­ет­ся цель и новиз­на насто­я­щей рабо­ты; в обо­их обра­ще­ни­ях акцен­ти­ру­ет­ся роль США в миро­вом сооб­ще­стве как гаран­та мира во всем мире, выяв­ля­ет­ся образ «вра­га», а так­же отра­жа­ет­ся акту­аль­ная для каж­дой речи повест­ка дня. Авто­ри­тет­ный иссле­до­ва­тель поли­ти­че­ско­го дис­кур­са Т. ван Дейк кон­ста­ти­ру­ет, что подоб­ный ана­лиз часто сво­дит­ся к уста­нов­ле­нию при­чин изме­не­ний, наблю­да­е­мых в язы­ко­вом про­яв­ле­нии поли­ти­ки [van Dijk 1997]. Пред­став­ля­ет­ся логич­ным фик­си­ро­вать эти изме­не­ния в обра­ще­ни­ях пре­зи­ден­тов к Кон­грес­су раз­ных лет.

Вна­ча­ле дадим крат­кую харак­те­ри­сти­ку ана­ли­зи­ру­е­мо­му жан­ру. В сво­ем еже­год­ном обра­ще­нии к Кон­грес­су пре­зи­дент США раз­вер­ты­ва­ет план пред­сто­я­щей дея­тель­но­сти: речь обыч­но вклю­ча­ет инфор­ма­цию о госу­дар­ствен­ном бюд­же­те, эко­но­ми­ке, ново­стях, акту­аль­ной повест­ке дня, а так­же дости­же­ни­ях, при­о­ри­те­тах пре­зи­ден­та и его зако­но­да­тель­ных пред­ло­же­ни­ях [Kreiser et al. 2021]. Посколь­ку осу­ществ­ля­ет­ся пря­мая транс­ля­ция обра­ще­ния и его текст выкла­ды­ва­ет­ся на офи­ци­аль­ном веб-сай­те Бело­го дома, пре­зи­дент высту­па­ет не толь­ко перед чле­на­ми Кон­грес­са, но и перед насе­ле­ни­ем стра­ны, а так­же перед гло­баль­ным сооб­ще­ством. Таким обра­зом, посла­ние к Кон­грес­су адре­со­ва­но как веду­щим поли­ти­че­ским дея­те­лям госу­дар­ства и мира, так и обыч­ным граж­да­нам, чем во мно­гом опре­де­ля­ет­ся спе­ци­фи­ка это­го жанра.

Отме­тим, что ана­ли­зи­ру­е­мые тек­сты не име­ют спон­тан­но­го харак­те­ра — напро­тив, они были тща­тель­но под­го­тов­ле­ны коман­дой про­фес­си­о­на­лов: спи­чрай­те­ров, ими­дж­мей­ке­ров, име­ю­щих перед собой чет­ко сфор­му­ли­ро­ван­ные зада­чи. В свя­зи с этим опре­де­ля­ю­щи­ми для нас явля­ют­ся не лич­ност­ные харак­те­ри­сти­ки пре­зи­ден­тов, кото­рые так или ина­че выра­жа­ют­ся в их выступ­ле­ни­ях, а крип­то­ком­по­нен­ты — скры­тые аспек­ты мани­фе­ста­ции лидер­ства, выяв­ля­ю­щи­е­ся в обе­их речах, — и спо­со­бы их медий­ной репрезентации.

История вопроса

Посколь­ку «поли­ти­че­ский дис­курс поз­во­ля­ет нагру­жать язы­ко­вой знак смыс­ла­ми, кото­рые при­вно­сят­ся сооб­раз­но идео­ло­ги­че­ской уста­нов­ке созда­те­ля поли­ти­че­ско­го меди­а­тек­ста» [Ива­но­ва 2018: 206], рас­кры­тие его крип­то­ком­по­нен­та долж­но при­ве­сти иссле­до­ва­те­лей к обна­ру­же­нию этой уста­нов­ки. В част­но­сти, изу­че­ние речей пре­зи­ден­та может дать пред­став­ле­ние об ори­ен­ти­рах и при­о­ри­те­тах власт­ных струк­тур; иссле­дуя пре­зи­дент­скую рито­ри­ку, уче­ные опре­де­ля­ют сте­пень вли­я­ния пре­зи­дент­ской повест­ки на зако­но­да­тель­ство, обще­ствен­ное мне­ние или сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции [Hughes 2009].

Резуль­та­ты мно­го­чис­лен­ных науч­ных работ поз­во­ля­ют заклю­чить, что иссле­до­ва­ния язы­ка, в част­но­сти кон­цеп­ту­аль­ный ана­лиз, кон­тент- и дис­курс-ана­лиз выступ­ле­ний поли­ти­че­ских лиде­ров, предо­став­ля­ют нам воз­мож­ность фор­му­ли­ро­вать суж­де­ния каса­тель­но поли­ти­че­ской обста­нов­ки в мире [Khaziev, Khazieva, Klyushina 2015; Шкля­е­ва 2017; Churashova 2022; Люля­е­ва, Лука­шен­ко 2022]. Так, в недав­нем иссле­до­ва­нии рито­ри­ки миро­вых лиде­ров после фев­ра­ля 2022 г. резю­ми­ру­ет­ся, что в совре­мен­ной поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции дис­кре­ди­ти­ру­ет­ся имидж «неде­мо­кра­ти­че­ских» стран, огра­ни­чи­ва­ет­ся их вли­я­ние на миро­вую поли­ти­ку и меж­ду­на­род­ную инфор­ма­ци­он­ную повест­ку, обост­ря­ет­ся поля­ри­за­ция «сво­их — чужих»; фак­ти­че­ски уза­ко­ни­ва­ет­ся пре­вос­ход­ство демо­кра­ти­че­ских госу­дарств над дру­ги­ми [Churashova 2022].

Выяв­ле­ние ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий, исполь­зу­е­мых в речах аме­ри­кан­ских пре­зи­ден­тов, неред­ко ста­но­вит­ся целью науч­но­го ана­ли­за в рабо­тах оте­че­ствен­ных уче­ных [Чепур­ная 2022]. Иссле­до­ва­те­ли часто срав­ни­ва­ют речи пре­зи­ден­тов, дей­ство­вав­ших в раз­ные исто­ри­че­ские пери­о­ды, при этом мето­до­ло­гия иссле­до­ва­ний может быть раз­лич­ной. Ана­лиз четы­рех речей аме­ри­кан­ских пре­зи­ден­тов в кри­зис­ные момен­ты в пери­од с 2001 по 2021 г. (тер­ак­ты внут­ри стра­ны и вспыш­ки пан­де­мии), опуб­ли­ко­ван­ный в ста­тье [Люля­е­ва, Лука­шен­ко 2022], поз­во­ля­ет прий­ти к выво­ду, что все изу­ча­е­мые тек­сты харак­те­ри­зу­ют­ся кон­крет­но­стью и ясно­стью, про­стым син­так­си­сом, а из сти­ли­сти­че­ских средств выра­зи­тель­но­сти исполь­зу­ет­ся в основ­ном парал­ле­лизм; самы­ми вос­тре­бо­ван­ны­ми кон­цеп­та­ми ока­за­лись угро­за, опас­ность, ответ­ствен­ность, забо­та, помощь. В рабо­те [Шкля­е­ва 2017] дис­кур­са­на­лиз поз­во­ля­ет обна­ру­жить общие темы в речах двух аме­ри­кан­ских пре­зи­ден­тов: Дж. Кен­не­ди и Б. Оба­мы, каж­дый из кото­рых про­ти­во­по­став­лял образ Гер­ма­нии как парт­не­ра и союз­ни­ка обра­зу Рос­сии (СССР) как анта­го­ни­ста; важ­ным в обе­их речах явля­ет­ся кон­цепт свободы.

Иссле­до­ва­ния речей 43-го пре­зи­ден­та США Джор­джа Буша доста­точ­но попу­ляр­ны сре­ди линг­ви­стов. В тру­де [Kellner 2007] фор­му­ли­ру­ет­ся тезис о том, что адми­ни­стра­ция Буша при под­держ­ке аме­ри­кан­ских СМИ про­во­ди­ла «поли­ти­ку стра­ха», спе­ку­ли­руя тема­ми пат­ри­о­тиз­ма, необ­хо­ди­мо­сти нара­щи­ва­ния воен­ной мощи США и интер­вен­ции в Афга­ни­стан и Ирак. Ана­лиз рито­ри­ки Буша при­во­дит авто­ра к обна­ру­же­нию прин­ци­пов «буш­с­пи­ка» и поли­ти­ки лжи. Рас­смат­ри­вая обра­ще­ния к Кон­грес­су Дж. Буша с 2002 по 2008 г., дру­гой автор кон­ста­ти­ру­ет, что наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ны­ми тема­ми в выступ­ле­ни­ях были эко­но­ми­че­ский рост и рефор­мы, само­вос­хва­ле­ние, защи­та США от буду­щих тер­ро­ри­сти­че­ских атак и уста­нов­ле­ние мир­ной демо­кра­тии, а так­же соци­аль­ные про­бле­мы внут­ри стра­ны и за рубе­жом [Hughes 2009: 32]. В более позд­нем иссле­до­ва­нии тео­рия рече­вых актов поз­во­ли­ла выявить, что речи Буша в основ­ном стро­ят­ся на инфор­ма­тив­ных актах, пре­сле­дуя цель деталь­но про­ин­фор­ми­ро­вать обще­ствен­ность о том, поче­му США соби­ра­ют­ся вое­вать с Ира­ком [Alattar 2014]. В целом эти выво­ды при­во­дят к мыс­ли, что рито­ри­ка Буша весь­ма про­зрач­на и пря­мо­ли­ней­на, для нее харак­тер­на наце­лен­ность на вполне кон­крет­ный, визу­а­ли­зи­ру­е­мый в речах результат.

Речи Джо Бай­де­на, став­ше­го 46‑м пре­зи­ден­том США в 2021 г., пред­став­ля­ют собой не столь обшир­ный кор­пус, поэто­му его вер­баль­ные мани­фе­ста­ции менее изу­че­ны — в основ­ном в име­ю­щих­ся иссле­до­ва­ни­ях рас­смат­ри­ва­ют­ся пред­вы­бор­ные выступ­ле­ния, пред­став­ля­ю­щие собой при­мер дели­ги­ти­ми­зи­ру­ю­ще­го дис­кур­са [Каме­не­ва, Раб­ки­на 2021], ина­у­гу­раль­ная речь, апел­ли­ру­ю­щая к геро­и­че­ско­му про­шло­му стра­ны и ее цен­но­стям [Маса­ло­ва 2021; Renaldo 2021; Amir 2022], а так­же выска­зы­ва­ния в свя­зи с пан­де­ми­ей [Yusanti et al. 2022; Люля­е­ва, Лука­шен­ко 2022]. Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что Бай­ден при­дер­жи­ва­ет­ся тра­ди­ци­он­ной для пре­зи­ден­тов США тема­ти­ки, осо­бен­но акцен­ти­руя свою при­над­леж­ность к аме­ри­кан­ско­му обще­ству, не при­бе­га­ет к бран­ной лек­си­ке, апел­ли­ру­ет к чув­ствам веру­ю­щих сограж­дан, про­яв­ля­ет себя как насто­я­щий демо­крат. Его речь отли­ча­ет исполь­зо­ва­ние раз­но­об­раз­ных дис­кур­сив­ных стра­те­гий, поэто­му она обла­да­ет высо­ким пер­су­а­зив­ным, эмо­ци­о­наль­ным потен­ци­а­лом. При этом для его выска­зы­ва­ний харак­тер­ны пози­тив­ная само­пре­зен­та­ция и нега­тив­ная пре­зен­та­ция дру­гих, в каче­стве кото­рых высту­па­ют как поли­ти­че­ские оппо­нен­ты, так и целые госу­дар­ства [Зем­ля­ко­ва 2022; Rababah 2022; Vianica, Tanto 2021].

Описание методики исследования

Иссле­до­ва­ние выступ­ле­ний пре­зи­ден­тов про­во­ди­лось нами в два этапа:

1) коли­че­ствен­ный контент-анализ;

2) каче­ствен­ный дискурс-анализ.

Такая логи­ка постро­е­ния иссле­до­ва­ния опре­де­ля­ет­ся как спе­ци­фи­кой ана­ли­зи­ру­е­мо­го мате­ри­а­ла, так и зада­ча­ми, сто­яв­ши­ми перед нами: выявить частот­ность исполь­зо­ва­ния язы­ко­вых еди­ниц и соот­не­сти полу­чен­ные резуль­та­ты с рече­вы­ми стра­те­ги­я­ми, рас­кры­ты­ми в ходе каче­ствен­ной обра­бот­ки мате­ри­а­ла, для опре­де­ле­ния крип­то­ком­по­нен­та поли­ти­че­ско­го дискурса.

С целью выде­ле­ния смыс­ло­вых при­о­ри­те­тов ана­ли­зи­ру­е­мых тек­стов были исполь­зо­ва­ны мето­ды кван­ти­та­тив­ной линг­ви­сти­ки. Под­счет часто­ты упо­треб­ле­ния язы­ко­вых еди­ниц поз­во­лил обна­ру­жить сло­ва с повы­шен­ной семан­ти­че­ской нагруз­кой, рас­смат­ри­ва­е­мые нами как клю­че­вые сло­ва дис­кур­са и его кон­цеп­ту­аль­ные век­то­ры. Опо­ра на объ­ек­тив­ные коли­че­ствен­но выра­жен­ные эмпи­ри­че­ские дан­ные (на уровне отдель­ных сло­во­форм, лемм, биграмм и три­грамм) поз­во­ли­ла мини­ми­зи­ро­вать субъ­ек­тив­ные момен­ты и обес­пе­чить репре­зен­та­тив­ность выбор­ки для после­ду­ю­ще­го ана­ли­за. Для ком­пью­тер­ной обра­бот­ки тек­стов был исполь­зо­ван функ­ци­о­нал паке­та UDpipe [Wijffels 2023]. Посколь­ку инте­рес для насто­я­щей рабо­ты пред­став­ля­ют толь­ко выше­упо­мя­ну­тые речи, про­из­не­сен­ные и опуб­ли­ко­ван­ные в сход­ных обсто­я­тель­ствах, было про­ве­де­но рей­до­вое кон­тен­та­на­ли­ти­че­ское ком­па­ра­тив­ное иссле­до­ва­ние, резуль­та­ты кото­ро­го не рас­про­стра­ня­ют­ся на весь аме­ри­кан­ский пре­зи­дент­ский дис­курс, но так или ина­че отра­жа­ют его динамику.

Каче­ствен­ный дис­курс-ана­лиз поз­во­лил рас­ши­рить эмпи­ри­че­ские рам­ки иссле­до­ва­ния и вый­ти на экс­тра­линг­ви­сти­че­ский уро­вень, что­бы учесть в рабо­те важ­ные рито­ри­че­ские состав­ля­ю­щие, напри­мер такие, кото­рые скло­ня­ют слу­ша­те­лей зани­мать ту или иную точ­ку зре­ния. Для ана­ли­за поли­ти­че­ско­го дис­кур­са были при­ме­не­ны когни­тив­ные стра­те­гии обра­бот­ки вер­баль­ной инфор­ма­ции об этни­че­ских груп­пах, пред­ло­жен­ные Т. ван Дей­ком [van Dijk 1983] — стра­те­гии, наце­лен­ные на мани­пу­ли­ро­ва­ние умо­за­клю­че­ни­я­ми реци­пи­ен­тов, иссле­ду­е­мые на уровне син­так­си­че­ских единств, поз­во­ля­ю­щем перей­ти от лек­си­че­ско­го к сверх­фра­зо­во­му уров­ню. Подоб­ная экс­тра­по­ля­ция пред­став­ля­ет­ся допу­сти­мой, посколь­ку цели исполь­зо­ва­ния этих стра­те­гий могут пре­сле­до­вать­ся в любой дис­кур­сив­ной топи­ке для под­дер­жа­ния лидер­ских пози­ций. Сюда вхо­дит поло­жи­тель­ная само­пре­зен­та­ция и опти­маль­ное само­вы­ра­же­ние, соче­та­ю­щие необ­хо­ди­мость про­из­ве­сти хоро­шее впе­чат­ле­ние и выра­зить свои уста­нов­ки, кото­рые могут отли­чать­ся от уста­но­вок дру­гих коммуникантов.

Ана­ли­зу под­вер­гал­ся толь­ко текст выступ­ле­ний, нахо­дя­щих­ся в откры­том досту­пе на сай­те Бело­го дома, поэто­му про­со­ди­че­ская сто­ро­на обра­ще­ний не при­ни­ма­лась во вни­ма­ние. Отме­тим так­же, что, несмот­ря на праг­ма­ти­че­скую направ­лен­ность рабо­ты, она не учи­ты­ва­ет всех пара­мет­ров ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции (напри­мер, резуль­та­тив­но­сти рече­во­го акта) — ана­ли­зу под­ле­жит лишь сово­куп­ность зна­ков, отсы­ла­ю­щих реци­пи­ен­тов и иссле­до­ва­те­лей к опре­де­лен­ным кон­цеп­там. Мы наде­ем­ся, что исполь­зо­ван­ный под­ход поз­во­ля­ет понять, как из отдель­ных состав­ля­ю­щих на раз­ных уров­нях язы­ка фор­ми­ру­ет­ся дис­кур­сив­ная целост­ность, про­яв­ля­ю­ща­я­ся в медиа­про­стран­стве и отра­жа­ю­щая опре­де­лен­ные соци­аль­но-поли­ти­че­ские аспек­ты и куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ский контекст.

Анализ материала

Коли­че­ствен­ный кон­тент-ана­лиз мате­ри­а­ла. Как гово­ри­лось выше, для выде­ле­ния цен­траль­ных тема­ти­че­ских бло­ков ана­ли­зи­ру­е­мых тек­стов был исполь­зо­ван кван­ти­та­тив­ный ана­лиз: про­ве­ден под­счет всех слов в виде отдель­ных сло­во­форм, лемм, а так­же биграмм и три­грамм (таб­ли­ца). Под­счет часто­ты воз­ник­но­ве­ния смыс­ло­вых еди­ниц поз­во­лил выявить клю­че­вые сло­ва дис­кур­са и его кон­цеп­ту­аль­ные век­то­ры, пере­чис­лен­ные ниже (в скоб­ках ука­за­но коли­че­ство слов в ана­ли­зи­ру­е­мых речах).

Частот­ные зна­чи­мые еди­ни­цы в речах

Тип еди­ницДж. БушДж. Бай­ден
Линг­ви­сти­че­ская единицаКоли­че­ствоЛинг­ви­сти­че­ская единицаКоли­че­ство
Самые частот­ные существительные

People

American

weapon

world

nation

33

31

27

27

26

American

America

year

people

world

55

40

39

30

26

Самые частот­ные прилагательные

nuclear

good

great

new

12

11

11

11

new

able

good

last

19

12

12

12

Самые частот­ные биграммы

Saddam Hussein

we will

we must

United States

our country

19

18

12

9

6

Thank you

we can

that’s why

United States

last year

14

13

12

11

10

Самые частот­ные триграммы

the United States

the United Nations

he has destroyed

I ask you

9

6

5

5

the United States

we can do

many of you

tonight I’m announcing

11

8

7

6

Все­го словоформ55967920
 

1. Зна­ки, отсы­ла­ю­щие к идее наци­о­наль­ной общности.

Для высту­па­ю­щих чрез­вы­чай­но важ­на мани­фе­ста­ция идеи един­ства стра­ны и спло­че­ния ее граж­дан вокруг закон­но­го лиде­ра — пре­зи­ден­та, и эта идея вопло­ща­ет­ся при помо­щи зна­ков самой раз­ной лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ской при­ро­ды и их соче­та­ний. Посколь­ку тек­сты речей пре­зи­ден­тов явля­ют­ся рито­ри­че­ским фено­ме­ном пуб­лич­ной поли­ти­ки, функ­ци­о­ни­ру­ю­щим по пра­ви­лам медиа­дис­кур­са, мы счи­та­ем, что здесь важ­ны не толь­ко еди­ни­цы с фик­си­ро­ван­ным пред­мет­ным содер­жа­ни­ем, но и место­имен­ные сло­ва раз­ных семан­ти­че­ских раз­ря­дов, помо­га­ю­щие выстро­ить нуж­ную модель отно­ше­ний в акте ком­му­ни­ка­ции и соблю­сти тре­бу­е­мый эмо­ци­о­наль­ный регистр. Лич­ные место­име­ния в поли­ти­че­ском дис­кур­се и в меди­а­текстах часто явля­ют­ся мар­ке­ром оппо­зи­ции «свой — чужой» [Bramley 2001].  Исполь­зо­ва­ние место­име­ния мы — необ­хо­ди­мый эле­мент любой поли­ти­че­ской речи; как отме­ча­ет Г. Хаза­ге­ров в сво­ем тру­де по поли­ти­че­ской рито­ри­ке, пара­док­саль­ность иде­аль­но­го лиде­ра заклю­ча­ет­ся в том, что ему важ­но высту­пать осо­бен­ной, сакра­ли­зо­ван­ной, геро­изи­ро­ван­ной фигу­рой и одно­вре­мен­но оста­вать­ся таким, как мы, близ­ким к наро­ду [Хаза­ге­ров 2002: 238]. Эта вто­рая ипо­стась во мно­гом мани­фе­сту­ет­ся через исполь­зо­ва­ние место­име­ния мы. Так, в ана­ли­зи­ру­е­мых обра­ще­ни­ях к Кон­грес­су оно высту­па­ет в каче­стве идео­ло­ге­мы еди­не­ния, спло­чен­но­сти вокруг пре­зи­ден­та, чему спо­соб­ству­ет боль­шая вари­а­тив­ность его семан­ти­че­ско­го содержания.

В речи Буша сло­во we (мы) встре­ча­ет­ся 99 раз, our (наш) — 75 раз. В речи Бай­де­на частот­ность еще выше, а имен­но: we— 173, our — 67. Обра­ще­ние через лич­ное место­име­ние we к ауди­то­рии поз­во­ля­ет выра­зить идею сопри­част­но­сти слу­ша­те­лей к поли­ти­ке, про­во­ди­мой США, идею объ­еди­не­ния наро­да стра­ны перед лицом вызо­вов (инклю­зив­ное мы).

В речи Буша семи­о­ти­че­ски нагру­же­ны соче­та­ния с место­име­ни­ем our: our country (наша стра­на — 8), our economy(наша эко­но­ми­ка — 8), our nation (наша нация — 4), our people (наш народ — 4).

В речи Бай­де­на явно экс­пли­ци­ро­ван модаль­ный аспект, выра­жа­е­мый через раз­но­об­раз­ные гла­го­лы: we can (мы можем — 13), we must (мы долж­ны — 4), we need (нам нуж­но — 3), we are going to (мы соби­ра­ем­ся — 4) и т. п. При­ве­дем при­ме­ры наи­бо­лее частот­ных соче­та­ний с место­име­ни­ем we из речи Бай­де­на: we all (все мы — 4), we know (мы зна­ем — 3), we all know (мы все зна­ем — 3), progress we’ve made (про­гресс, кото­ро­го мы достиг­ли — 2), we are stronger (мы силь­нее — 2), we move forward (мы дви­жем­ся впе­ред — 2), we’ll do everything (мы сде­ла­ем все — 2) и т. д.

Рефе­рен­том место­име­ния пер­во­го лица един­ствен­но­го чис­ла явля­ет­ся сам гово­ря­щий. С помо­щью место­име­ния Iэкс­пли­ци­ру­ет­ся пози­ция гово­ря­ще­го, пока­зы­ва­ет­ся его вовле­чен­ность в обсуж­да­е­мую повест­ку дня и дает­ся оцен­ка собы­ти­ям; в ана­ли­зи­ру­е­мых речах оно наи­бо­лее часто высту­па­ет в соче­та­ни­ях с гла­го­ла­ми речи и мыс­ли, при­да­вая субъ­ек­тив­ность речи и обес­пе­чи­вая вза­и­мо­по­ни­ма­ние с аудиторией:

В речи Буша: I ask (я про­шу — 8), I propose (я пред­ла­гаю — 3), I urge (я наста­и­ваю — 5).

В речи Бай­де­на: I know (я знаю — 9), I think (я думаю — 5), I call (я при­зы­ваю — 3), I ask (я про­шу — 2), I believe (я верю — 2) и т. п.

В кон­тек­сте речей место­име­ние вто­ро­го лица не толь­ко высту­па­ет сред­ством пря­мо­го обра­ще­ния к слу­ша­те­лям, но его исполь­зо­ва­ние явля­ет­ся при­е­мом, уси­ли­ва­ю­щим выра­же­ние груп­по­вой иден­тич­но­сти: при его помо­щи слу­ша­тель не столь­ко исклю­ча­ет­ся (фор­маль­но пас­сив­ный слу­ша­тель как реци­пи­ент про­ти­во­по­став­лен актив­но­му гово­ря­ще­му), сколь­ко вклю­ча­ет­ся в про­цесс ком­му­ни­ка­ции. При этом высту­па­ю­щий может апел­ли­ро­вать к зна­ни­ям или жиз­нен­но­му опы­ту ауди­то­рии, напри­мер в речи Бай­де­на: You know, we pay more for prescription drugs than any major country on Earth (Зна­е­те, мы пла­тим за лекар­ства, отпус­ка­е­мые по рецеп­ту, боль­ше, чем любая круп­ная стра­на на Зем­ле); You remember the jobs that went away. And you wonder whether a path even exists anymore for you and your children to get ahead without moving away (Вы помни­те рабо­чие места, кото­рые исчез­ли. И вы зада­е­тесь вопро­сом, суще­ству­ет ли еще путь для вас и ваших детей, что­бы про­дви­гать­ся впе­ред, не сби­ва­ясь с цели).

При помо­щи место­име­ний вто­ро­го лица про­во­дит­ся посто­ян­ная акту­а­ли­за­ция обра­за адре­са­та, ора­тор апел­ли­ру­ет к зна­ни­ям и чув­ствам слу­ша­те­лей, осо­бен­но к тем, кото­рые наи­бо­лее зна­чи­мы в кон­тек­сте сооб­ща­е­мо­го. Имен­но этим мож­но объ­яс­нить чрез­вы­чай­но высо­кую частот­ность место­име­ний вто­ро­го лица в ана­ли­зи­ру­е­мых речах: сло­во you (вы) встре­ча­ет­ся 27 раз у Буша и 82 раза у Бай­де­на, your (ваш) — 8 раз у Буша и 25 раз у Бай­де­на. В речи Бай­де­на так­же частот­ны сле­ду­ю­щие соче­та­ния: you can (вы може­те), you know (вы зна­е­те), you all (все вы).

Таким обра­зом, мы видим, как дис­курс вли­я­ет на выбор язы­ко­вых репре­зен­та­ций как гово­ря­ще­го, так и адре­са­та речи, поз­во­ляя в неко­то­ром смыс­ле создать обоб­щен­ный порт­рет реци­пи­ен­та; роль лич­ных место­име­ний в поли­ти­че­ском дис­кур­се очень важ­на и выхо­дит дале­ко за пре­де­лы чисто дейк­ти­че­ской функ­ции, обрас­тая раз­но­об­раз­ны­ми допол­ни­тель­ны­ми кон­но­та­ци­я­ми, чем мож­но объ­яс­нить их высо­кую частотность.

В обе­их речах так­же высо­ка частот­ность упо­треб­ле­ния слов типа каж­дый (все):

everybody, everyone, а так­же соче­та­ния every person (каж­дый чело­век), every child (каж­дый ребе­нок), every American (каж­дый аме­ри­ка­нец) и т. п. Важ­ны­ми зна­ка­ми, отсы­ла­ю­щи­ми к идее наци­о­наль­ной общ­но­сти, явля­ют­ся номи­на­ции госу­дар­ства: United States (Соеди­нен­ные Шта­ты) и America (Аме­ри­ка). В речи Буша суще­стви­тель­ное America встре­ча­ет­ся 8 раз, American (аме­ри­кан­ский, аме­ри­ка­нец) — 31 раз (в роли как суще­стви­тель­но­го, так и при­ла­га­тель­но­го). В речи Бай­де­на суще­стви­тель­ное America встре­ча­ет­ся 40 раз, American — 55 раз. Бай­ден не боит­ся повто­ров и исполь­зу­ет назва­ние стра­ны при постро­е­нии гра­да­ции, уси­ли­вая смыс­ло­вую и эмо­ци­о­наль­ную зна­чи­мость: And, folks, that means make more cars and semiconductors in America, more infrastructure and innovation in America, more goods moving faster and cheaper in America, more jobs where you can earn a good living in America (И, ребя­та, это озна­ча­ет про­из­во­дить боль­ше авто­мо­би­лей и полу­про­вод­ни­ков в Аме­ри­ке, боль­ше инфра­струк­ту­ры и инно­ва­ций в Аме­ри­ке, боль­ше това­ров, дви­жу­щих­ся быст­рее и дешев­ле в Аме­ри­ке, боль­ше рабо­чих мест, где вы може­те хоро­шо зара­ба­ты­вать в Аме­ри­ке).

Доволь­но часто им исполь­зу­ет­ся обра­ще­ние folks (19): народ, люди, ребя­та — под­ра­зу­ме­ва­ю­щее род­ство или бли­зость меж­ду гово­ря­щим и слу­ша­ю­щим. Как извест­но, это обра­ще­ние очень харак­тер­но для речей Б. Оба­мы, 44-го пре­зи­ден­та США, что наво­дит на мысль о пре­ем­ствен­но­сти репре­зен­та­ции в дис­кур­се президентов-демократов.

2. Зна­ки кон­цеп­ту­аль­но­го век­то­ра войны.

В обе­их речах теме вой­ны, воен­ных дей­ствий, угро­зы наци­о­наль­ным инте­ре­сам уде­ле­но боль­шое вни­ма­ние, при этом их выра­же­ние име­ет свою спе­ци­фи­ку, обу­слов­лен­ную внеш­не­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ци­ей и жела­е­мой интер­пре­та­ци­ей внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го фона.

В речи Буша суще­стви­тель­ное war (вой­на) встре­ча­ет­ся 11 раз, но само кон­цеп­ту­аль­ное про­стран­ство вой­ны рас­кры­ва­ет­ся при помо­щи доста­точ­но боль­шо­го раз­но­об­ра­зия лек­си­че­ских средств. Так, сло­во­фор­ма weapons (ору­жие) встре­ча­ет­ся 27 раз, а имен­но частот­ны такие соче­та­ния, как nuclear weapons (ядер­ное ору­жие — 5), biological weapons(био­ло­ги­че­ское ору­жие — 4) и т. п. С темой вой­ны нераз­рыв­но свя­за­на идея угро­зы, соот­вет­ствен­но суще­стви­тель­ное threat (угро­за) исполь­зо­ва­но 14 раз, гла­гол threaten (угро­жать) — 2 раза. Частот­ны еди­ни­цы, свя­зан­ные с тер­ро­риз­мом: terror(тер­рор — 6), terrorist (тер­ро­рист — 11), terrorism (тер­ро­ризм — 2), Al Qaeda* (Аль-Каи­да*7).

В речи Бай­де­на суще­стви­тель­ное war встре­ча­ет­ся все­го 6 раз. Тем не менее рос­сий­ско-укра­ин­ский кон­фликт — чрез­вы­чай­но важ­ный век­тор его выступ­ле­ния, кото­рый рас­кры­ва­ет­ся не столь­ко в аспек­те кон­фрон­та­ции, сколь­ко под­держ­ки и помо­щи Укра­ине. Дан­ная помощь име­ет три состав­ля­ю­щие: military assistance (воен­ная помощь), economic assistance (эко­но­ми­че­ская помощь), humanitarian assistance (гума­ни­тар­ная помощь), кото­рые экс­пли­ци­ру­ют­ся в речи. В этом кон­тек­сте чрез­вы­чай­но важ­ны гла­го­лы со зна­че­ни­ем помо­щи и под­держ­ки: support (под­дер­жи­вать), protect (защи­щать), aid (помо­гать), help (помо­гать), а так­же гла­го­лы defend (защи­щать), fight (бороть­ся).

Отдель­но упо­мя­нем свя­зан­ные с этим век­то­ром назва­ния ино­стран­ных госу­дарств и их лиде­ров в речи каж­до­го президента.

В речи Буша по понят­ным при­чи­нам наи­бо­лее часто упо­ми­на­ет­ся Ирак и его лидер: Iraq (Ирак — 14), Hussein (Хус­сейн — 16).

В речи Бай­де­на, как уже отме­ча­лось, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся теку­ще­му кон­флик­ту, след­стви­ем чего явля­ет­ся высо­кая частот­ность таких еди­ниц, как Russia (Рос­сия — 8), Russian (рус­ский — 8), Putin (Путин — 10), а так­же Ukraine(Укра­и­на — 8), Ukrainian (укра­ин­ский — 8).

3. Зна­ки поля обще­ствен­ной жизни.

Обра­ще­ние пре­зи­ден­та выстра­и­ва­ет­ся в ответ на акту­аль­ные запро­сы обще­ства, поэто­му лек­си­ка обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го содер­жа­ния отра­жа­ет основ­ные аспек­ты повест­ки дня: work (рабо­та), tax (налог), economy (эко­но­ми­ка). Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что в выступ­ле­ни­ях пре­зи­ден­тов пред­став­ле­ны клю­че­вые лек­се­мы, репре­зен­ти­ру­ю­щие ядер­ные кон­цеп­ты обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го лек­си­ко­на, выде­лен­ные в более ран­них рабо­тах, напри­мер [Galieva, Nevzorova, Elezarova 2019]. Самая рас­про­стра­нен­ная под­груп­па здесь — зна­ки поля эко­но­ми­че­ской сферы.

В речи Буша отно­си­тель­но частот­ны такие еди­ни­цы, как economy (10), work (10), tax (5).

В речи Бай­де­на лек­се­мы, номи­ни­ру­ю­щие явле­ния эко­но­ми­че­ской жиз­ни, пред­став­ле­ны очень раз­но­об­раз­но и со зна­чи­тель­ным повто­ром слов: economy (13), economic (эко­но­ми­че­ский — 8), inflation (инфля­ция — 6), invest (инве­сти­ро­вать — 6), investment (инве­сти­ция — 6), job (рабо­та — 19). Эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция здесь осве­ща­ет­ся в аспек­те Аме­ри­кан­ско­го пла­на спа­се­ния, где боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся соци­аль­ным вопро­сам, в част­но­сти здра­во­охра­не­нию. Поэто­му высо­ко­ча­стот­ны такие лек­се­мы, как cancer (рак — 10), vaccine (вак­ци­на — 9), COVID-19 (9), disease (болезнь — 7), pandemic(пан­де­мия — 7).

На рис. 1 и 2 частот­ные еди­ни­цы выступ­ле­ний пре­зи­ден­тов пока­за­ны в виде обла­ка слов, где раз­мер букв кор­ре­ли­ру­ет с частот­но­стью еди­ниц (при под­го­тов­ке гра­фи­ков про­из­ве­де­на филь­тра­ция частот­ных слу­жеб­ных слов).

Рис. 1. Частот­ность лек­си­че­ских еди­ниц в речи Дж. Буша

 

Рис. 2. Частот­ность лек­си­че­ских еди­ниц в речи Дж. Байдена

 

Про­ве­ден­ный кон­тент-ана­лиз поз­во­лил нам выявить реле­вант­ные тема­ти­че­ские бло­ки каж­до­го из ана­ли­зи­ру­е­мых тек­стов на уровне лек­си­че­ских еди­ниц, а даль­ней­шее иссле­до­ва­ние дает воз­мож­ность рас­крыть, как из отдель­ных состав­ля­ю­щих скла­ды­ва­ет­ся целост­ная кар­ти­на медиа­дис­кур­са, отра­жа­ю­щая соци­аль­но­по­ли­ти­че­ские и куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ские аспек­ты реальности.

Каче­ствен­ный дис­курс-ана­лиз мате­ри­а­ла. В ходе иссле­до­ва­ния речей были выяв­ле­ны сле­ду­ю­щие стра­те­гии обра­бот­ки вер­баль­ной инфор­ма­ции: обоб­ще­ние, при­мер, поправ­ка, уси­ле­ние, уступ­ка, повтор, контраст.

1. Обоб­ще­ние — исполь­зу­ет­ся для того, что­бы пока­зать, что при­ве­ден­ная нега­тив­ная инфор­ма­ция не слу­чай­на, что были пре­це­ден­ты, на осно­ве кото­рых сло­жи­лось мне­ние гово­ря­ще­го. Типич­ные фра­зы: и так без кон­ца, и так все­гда.

В пре­зи­дент­ском обра­ще­нии 2003 г. эта стра­те­гия исполь­зу­ет­ся для пози­ци­о­ни­ро­ва­ния стра­ны как веч­ной спа­си­тель­ни­цы мира от зла: Once again, we are called to defend… the hopes of all mankind (И сно­ва мы при­зва­ны защи­тить… надеж­ды все­го чело­ве­че­ства).

Джо Бай­ден, опо­ве­щая ауди­то­рию о сво­ей точ­ке зре­ния на теку­щую ситу­а­цию, дела­ет обоб­ще­ние, ссы­ла­ясь на свою неиз­мен­ную чест­ность: To all Americans, I’ll be honest with you, as I’ve always promised I would be… (Всем аме­ри­кан­цам, я буду честен с вами, как я все­гда и обе­щал…).

2. При­мер — демон­стри­ру­ет, что мне­ние высту­па­ю­ще­го о собы­ти­ях осно­вы­ва­ет­ся на опы­те или кон­крет­ных фактах.

В речи Буша клас­си­че­ские при­ме­ры немно­го­чис­лен­ны; цель при­ме­не­ния этой тех­ни­ки здесь та же, что и при обоб­ще­нии: This threat is new; America’s duty is familiar… In each case, the ambitions of Hitlerism, militarism, and communism were defeated by the will of free peoples, by the strength of great alliances, and by the might of the United States of America (Это новая угро­за, но долг Аме­ри­ки зна­ком… В каж­дом слу­чае амби­ции фашиз­ма, мили­та­риз­ма и ком­му­низ­ма были повер­же­ны волей сво­бод­ных наро­дов, союз­ной силой и мощью Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки).

Бай­ден очень часто апел­ли­ру­ет к при­ме­рам из соб­ствен­ной жиз­ни — жиз­ни сред­не­го аме­ри­кан­ца, отца, пять лет вос­пи­ты­вав­ше­го дво­их детей без мате­ри,  поте­ряв­ше­го одно­го из сыно­вей после вой­ны в Ира­ке, а так­же само­го в дет­стве ост­ро нуж­дав­ше­го­ся: So, like many of you, I grew up in a family when the price of food went up, it was felt throughout the family… (Итак, как и мно­гие из вас, я вырос в семье, когда цены на про­дук­ты рос­ли, это ощу­ща­лось всей семьей…). В каче­стве при­ме­ров так­же при­во­дят­ся исто­рии уби­тых моло­дых поли­цей­ских, при­сут­ству­ю­щих при обра­ще­нии ста­ле­ли­тей­щи­ков, вдов воен­ных, паци­ен­тов, стра­да­ю­щих от диа­бе­та и т. д. При­ме­ры при­вле­ка­ют яркой кон­кре­ти­кой, при­да­ют досто­вер­ность изло­же­нию и поз­во­ля­ют удер­жать вни­ма­ние аудитории.

3. Поправ­ка — стра­те­гия, направ­лен­ная на гипер­кор­рек­цию в свя­зи с опа­се­ни­ем быть непра­виль­но поня­тым; этот при­ем обыч­но вклю­ча­ет­ся в стра­те­гию поло­жи­тель­ной само­пре­зен­та­ции, что не харак­тер­но для ана­ли­зи­ру­е­мо­го дискурса.

В речи Буша поправ­ка исполь­зу­ет­ся в функ­ции уси­ле­ния или повто­ра: We have the terrorists on the run. We’re keeping them on the run (Мы вынуж­да­ем тер­ро­ри­стов бежать. Мы застав­ля­ем их бежать).

В речи Бай­де­на поправ­ки свя­за­ны с фоне­ти­че­ски­ми ого­вор­ка­ми: infa- — invading; And re- — I’m going to soon send a request; beyond our camas- — our capacity; созна­тель­ной кор­рек­ци­ей: a vaccine — the vaccine (одна вак­ци­на — един­ствен­ная вак­ци­на), back to a norm- — more normal routines (обрат­но к норм- — более нор­маль­но­му рас­по­ряд­ку); при­по­ми­на­ни­ем: …our troops in Iraq have faced — and Afghanistan — have faced many dangers (…наши вой­ска в Ира­ке столк­ну­лись — и в Афга­ни­стане — столк­ну­лись со мно­ги­ми опас­но­стя­ми).

4. Уси­ле­ние — стра­те­гия, наце­лен­ная на при­вле­че­ние вни­ма­ния и укреп­ле­ние кон­тро­ля над вни­ма­ни­ем реципиентов.

В речи Буша: Let’s put it this way — they are no longer a problem to the United States and our friends and allies (Ска­жем так — они уже не пред­став­ля­ют про­бле­мы для Соеди­нен­ных Шта­тов, для наших дру­зей и союз­ни­ков).

Этот при­ем мож­но встре­тить и в речи 2022 г.: But let me be clear: Our forces are not engaged and will not engage in the conflict with Russian forces in Ukraine (Но поз­воль­те мне ясно ска­зать: наши силы не участ­ву­ют и не будут участ­во­вать в кон­флик­те с рос­сий­ски­ми сила­ми на Укра­ине).

5. Уступ­ки — стра­те­гии, поз­во­ля­ю­щие про­де­мон­стри­ро­вать толе­рант­ность, реаль­ную или вооб­ра­жа­е­мую, или сочув­ствие. Как и поправ­ки, это эле­мен­ты стра­те­гии поло­жи­тель­ной само­пре­зен­та­ции. Типич­ные фра­зы: сре­ди них есть и хоро­шие люди.

В речи Буша: Iranians, like all people, have a right to choose their own government and determine their own destiny… (Иран­цы, как все люди, име­ют пра­во выби­рать соб­ствен­ное пра­ви­тель­ство и опре­де­лять свою судь­бу…).

Схо­жий мотив про­сле­жи­ва­ет­ся в речи 2022 г.: We see unity among the people who are gathering in cities in large crowds around the world, even in Russia, to demonstrate their support for the people of Ukraine (Мы видим един­ство сре­ди людей, кото­рые соби­ра­ют­ся тол­па­ми в горо­дах все­го мира, даже в Рос­сии, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать свою под­держ­ку наро­ду Укра­и­ны). Одна­ко клас­си­че­ской уступ­кой этот при­мер не явля­ет­ся. Как уступ­ку мож­но ква­ли­фи­ци­ро­вать исполь­зо­ван­ный Бай­де­ном обо­рот I may be wrong, but… (Я могу оши­бать­ся, но пред­по­ла­гаю, что если мы про­ве­дем тай­ное голо­со­ва­ние на этом эта­же, то все согла­сим­ся, что нынеш­няя нало­го­вая систе­ма неспра­вед­ли­ва). Одна­ко здесь это ско­рее уступ­ка рито­ри­че­ская, смяг­ча­ю­щая кате­го­рич­ность суж­де­ния о систе­ме нало­го­об­ло­же­ния, а не демон­стри­ру­ю­щая толе­рант­ность к ней.

6. Повтор — стра­те­гия, направ­лен­ная на акцен­ти­ро­ва­ние како­го-либо фак­та, выде­ле­ние более зна­чи­мой информации.

В обра­ще­нии 2003 г. этот пат­терн исполь­зу­ет­ся мно­го­крат­но: We will not deny, we will not ignore, we will not pass along our problems… (Мы не будем отри­цать, мы не будем игно­ри­ро­вать, мы не будем отсы­лать свои про­бле­мы дру­гим…). Эффект нагне­та­ния напря­жен­но­сти исполь­зу­ет­ся, когда в кон­це каж­до­го из пяти абза­цев о видах ору­жия мас­со­во­го пора­же­ния, кото­рые Хус­сейн отка­зал­ся сдать, зву­чит: He has given no evidence that he has destroyed them (Он не пред­ста­вил ника­ких дока­за­тельств того, что он их уни­что­жил).

Повто­ры весь­ма харак­тер­ны для речи Бай­де­на: We stand with you. We stand with you (Мы про­ти­во­сто­им вме­сте с вами. Мы про­ти­во­сто­им вме­сте с вами) и т. д. Поми­мо повто­ров целых пред­ло­же­ний, в речи изоби­лу­ют ана­фо­ры: Together. Together. Together, along with our Allies, we are right now enforcing powerful economic sanctions. (Вме­сте. Вме­сте. Вме­сте, с наши­ми союз­ни­ка­ми, мы пря­мо сей­час при­ме­ня­ем мощ­ные эко­но­ми­че­ские санк­ции). И в том же абза­це: We’re choking Russia’s access, we’re choking Russia’s access to technology that will sap its economic strength and weaken its military for years to come. (Мы душим доступ Рос­сии, мы душим доступ Рос­сии к тех­но­ло­ги­ям, кото­рые подо­рвут ее эко­но­ми­че­скую мощь и осла­бят ее армию на дол­гие годы). Такое рас­по­ло­же­ние ана­фо­ры уси­ли­ва­ет куль­ми­на­ци­он­ный эффект, ощу­ща­ет­ся эмо­ци­о­наль­ное нарас­та­ние речи, созда­ние фона для про­воз­гла­ше­ния важ­ных ори­ен­ти­ров. Часто встре­ча­ют­ся парал­ле­лиз­мы: It is in this moment that our character of this generation is formed, our purpose is found, our future is forged (Имен­но в этот момент фор­ми­ру­ет­ся наш харак­тер это­го поко­ле­ния, обре­та­ет­ся наша цель, кует­ся наше буду­щее).

7. Кон­траст — тех­ни­ка, с помо­щью кото­рой фор­ми­ру­ет­ся бинар­ная оппо­зи­ция «свой — чужой» с целью под­черк­нуть поло­жи­тель­ные каче­ства одних и отри­ца­тель­ные — других.

В речи Буша анти­те­за, кон­фликт выра­жен в виде уль­ти­ма­ту­ма: If Saddam

Hussein does not fully disarm, for the safety of our people and for the peace of the world, we will lead a coalition to disarm him(Если Сад­дам Хус­сейн пол­но­стью не разору­жит­ся, то во имя без­опас­но­сти наше­го наро­да и мира на зем­ле мы воз­гла­вим коа­ли­цию по его разору­же­нию).

Бай­ден так­же при­бе­га­ет к этой стра­те­гии: When the history of this era is written, Putin’s war on Ukraine will have left Russia weaker and the rest of the world stronger (Когда будет напи­са­на исто­рия этой эпо­хи, вой­на Пути­на с Укра­и­ной сде­ла­ет Рос­сию сла­бее, а осталь­ной мир — силь­нее).

Результаты исследования

В ходе коли­че­ствен­но­го иссле­до­ва­ния речи 2003 г. была опре­де­ле­на тема­ти­ка каж­до­го абза­ца поли­ти­че­ско­го нар­ра­ти­ва с целью под­креп­ле­ния инфор­ма­ции, полу­чен­ной в резуль­та­те под­сче­та лек­си­че­ских еди­ниц. Текст обра­ще­ния содер­жит 86 абзацев.

Во вве­де­нии наме­ча­ют­ся пер­спек­ти­вы рабо­ты Кон­грес­са в пред­сто­я­щую сес­сию, упо­ми­на­ют­ся дости­же­ния послед­них двух лет. В сво­ей речи пре­зи­дент фор­му­ли­ру­ет четы­ре цели, сто­я­щие перед пар­ла­мен­том, пра­ви­тель­ством и стра­ной в целом (в дей­стви­тель­но­сти ана­лиз рас­крыл пять целей, послед­няя из кото­рых не декла­ри­ро­ва­лась как тако­вая). Пер­вая цель — обес­пе­чить быст­рый эко­но­ми­че­ский рост, пол­ную заня­тость насе­ле­ния: чем выше заня­тость, тем боль­ше нало­го­пла­тель­щи­ков, тем выше годо­вой доход пра­ви­тель­ства. Вто­рая цель каса­ет­ся раз­ре­ше­ния про­бле­мы доступ­но­го здра­во­охра­не­ния — забо­та о чело­ве­че­ских ресур­сах, в част­но­сти о про­дле­нии жиз­ни (под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, рабо­то­спо­соб­но­сти). Тре­тья цель поли­ти­ки госу­дар­ства арти­ку­ли­ру­ет­ся как дости­же­ние энер­ге­ти­че­ской неза­ви­си­мо­сти стра­ны в рус­ле обще­го улуч­ше­ния эко­ло­ги­че­ской обста­нов­ки. Раз­ра­бот­ка и внед­ре­ние эко­ло­ги­че­ских инно­ва­ций про­воз­гла­ша­ют­ся не толь­ко как спо­соб избе­жать ката­строф, опу­сто­ша­ю­щих богат­ства нации, но и как реаль­ная воз­мож­ность про­из­во­дить боль­ше энер­гии в стране, пре­кра­тить импорт энер­го­ре­сур­сов и стать эко­но­ми­че­ски более неза­ви­си­мы­ми. Дости­же­ние чет­вер­той цели отно­сит­ся к про­бле­ма­ти­ке соци­аль­ной помо­щи. Здесь, как и в несколь­ких дру­гих пас­са­жах, пред­став­ле­на ссыл­ка на боже­ствен­ную милость — одну из кон­цеп­ту­аль­ных цен­но­стей аме­ри­кан­ско­го общества.

От поня­тия «при­род­ной чумы» пре­зи­дент пере­хо­дит к поня­тию «чело­ве­че­ско­го зла», не выде­ляя про­бле­му борь­бы с тер­ро­риз­мом в каче­стве оче­ред­ной цели госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки, хотя рас­кры­тию это­го вопро­са посвя­ще­на бóль­шая часть тек­ста. Вна­ча­ле речь идет о дости­же­ни­ях госу­дар­ства и создан­ных им коа­ли­ций в борь­бе про­тив тер­ро­ри­сти­че­ских груп­пи­ро­вок; созда­ют­ся новые систе­мы без­опас­но­сти про­тив био­ло­ги­че­ско­го, хими­че­ско­го ору­жия и бал­ли­сти­че­ских ракет, про­грам­мы сле­же­ния, инфор­ма­ци­он­ные стра­те­гии. Основ­ной угро­зой стране объ­яв­ля­ют­ся «неза­кон­ные режи­мы», в рам­ках кото­рых может при­ме­нять­ся ядер­ное, хими­че­ское и био­ло­ги­че­ское ору­жие. Аргу­мен­ти­ру­ют­ся потен­ци­аль­ные воен­ные дей­ствия США: As our nation moves troops and builds alliances to make our world safer, we must also remember our calling as a blessed country is to make this world better (Так как наша нация про­дви­га­ет вой­ска и созда­ет аль­ян­сы, что­бы сде­лать мир без­опас­нее, мы долж­ны так­же пом­нить, что наше при­зва­ние как бла­го­сло­вен­ной стра­ны — сде­лать мир луч­ше). Посколь­ку сде­лать мир без­опас­нее и луч­ше — фак­ти­че­ски одно и то же, выхо­дит, что про­дви­же­ние войск и созда­ние аль­ян­сов ведет к реа­ли­за­ции при­зва­ния страны.

Разору­же­ние Ира­ка — стер­жень этой части пре­зи­дент­ской речи, а Сад­дам Хус­сейн — клю­че­вая фигу­ра в нар­ра­ти­ве об ини­ци­и­ру­е­мом им тер­ро­ре не толь­ко в мире, но и в соб­ствен­ной стране, разум­ным граж­да­нам кото­рой США гото­вы ока­зать помощь и под­держ­ку в борь­бе про­тив тира­на. Линия пове­де­ния очер­чи­ва­ет­ся доволь­но ясно: США ищут мира, но мир нуж­но защи­щать, поэто­му США будут бороть­ся. Вступ­ле­ние завер­ша­ет­ся при­зы­вом пре­зи­ден­та при­со­еди­нить­ся к его сме­лым начи­на­ни­ям. Импе­ра­тив Join me (При­со­еди­няй­тесь ко мне), так же, как и насто­я­тель­ное I urge you (я наста­и­ваю) и I ask you (я про­шу вас), про­хо­дит крас­ной нитью через всю речь. Резо­лю­ция под­креп­ля­ет­ся тра­ди­ци­он­ным заклю­че­ни­ем о бла­го­сло­ве­нии свы­ше: May He guide us now. And may God continue to bless the United States of America (Пусть Он ведет нас сей­час. И пусть Бог про­дол­жа­ет бла­го­слов­лять Соеди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки).

Необ­хо­ди­мо отме­тить, что зна­ки, исполь­зо­ва­ние кото­рых харак­тер­но для рас­кры­тия латент­ной пятой цели, встре­ча­ют­ся и в дру­гих частях тек­ста (все­го в 49 абза­цах, что состав­ля­ет 57 % от обще­го коли­че­ства абза­цев), на про­тя­же­нии все­го дис­кур­са отсы­лая к идее вой­ны (что не харак­тер­но для дис­кур­сив­ных мар­ке­ров осталь­ных кон­цеп­ту­аль­ных век­то­ров, таких как нало­го­об­ло­же­ние, борь­ба со СПИ­Дом и т. д.).

Речь Бай­де­на содер­жит 258 абза­цев (из них 101 абзац состо­ит из одно­го пред­ло­же­ния), ском­по­но­ван­ных в раз­де­лы, мар­ки­ро­ван­ные на полях меди­а­тек­ста: «Укра­и­на», «Рус­ские оли­гар­хи», «Вой­на Пути­на», «Аме­ри­кан­ский план спа­се­ния», «Отчет об эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии», «Двух­пар­тий­ный закон об инфра­струк­ту­ре», «Доро­ги», «Двух­пар­тий­ный акт об инно­ва­ци­ях», «Инфля­ция», «Стро­и­тель­ство луч­шей Аме­ри­ки», «Цена инсу­ли­на», «Энер­го­эф­фек­тив­ность», «Сто­и­мость ухо­да за детьми», «COVID-19», «Предот­вра­ще­ние пре­ступ­но­сти», «Воору­жен­ное наси­лие» и т. д. Тем самым здесь выяв­ля­ет­ся гораз­до боль­ше кон­цеп­ту­аль­ных век­то­ров, при этом свои цели Бай­ден фор­му­ли­ру­ет в самом кон­це обра­ще­ния, в раз­де­ле «Повест­ка един­ства», выде­ляя четы­ре ори­ен­ти­ра: борь­ба с нар­ко­ма­ни­ей, умствен­ное здо­ро­вье, под­держ­ка вете­ра­нов, борь­ба с раком. В отли­чие от обра­ще­ния 2003 г., здесь не упо­ми­на­ет­ся ядер­ное ору­жие, вопро­сы заня­то­сти насе­ле­ния; выяв­ля­ют­ся иные темы, опре­де­ля­е­мые новой повест­кой и отсут­ство­вав­шие в речи Буша, такие как про­бле­мы ЛГБТК+ сооб­ществ, борь­ба с COVID-19, диа­бе­том, раком, импор­то­за­ме­ще­ние и т. д.

Как и в 2003 г., борь­ба за мир во всем мире не про­воз­гла­ша­ет­ся как цель, хотя ей посвя­ще­на вся пер­вая часть речи. Так же как Хус­сейн — клю­че­вая фигу­ра речи Буша, Путин — глав­ный пер­со­наж в обра­ще­нии Бай­де­на — как тот, кто «раз­вя­зал наси­лие и хаос»: Putin has unleashed violence and chaos. Он завер­ша­ет речь тра­ди­ци­он­ным обра­зом, как и Буш, при­зы­вая бла­го­сло­ве­ние свы­ше, одна­ко самый финал неожи­дан­но агрес­си­вен: God bless you all. And may God protect our troops. Thank you. Go get ’em (Да бла­го­сло­вит вас всех Бог. И пусть Бог защи­тит наши вой­ска. Спа­си­бо. Взять их).

Выводы

Ана­лиз обра­ще­ний пре­зи­ден­тов США к Кон­грес­су поз­во­лил обна­ру­жить общие стра­те­гии в постро­е­нии речи и выбор таких спо­со­бов вза­и­мо­дей­ствия с ауди­то­ри­ей, кото­рые направ­ле­ны на фор­ми­ро­ва­ние кон­сен­су­са как осно­вы для сов­мест­ной соци­аль­ной интерак­ции. Мно­гие общие момен­ты в ана­ли­зи­ру­е­мых речах аме­ри­кан­ских пре­зи­ден­тов обу­слов­ле­ны спе­ци­фи­кой жан­ра — то, что выступ­ле­ния пред­став­ля­ют собой тра­ди­ци­он­ное еже­год­ное обра­ще­ние к Кон­грес­су, где пре­зи­дент раз­вер­ты­ва­ет план пред­сто­я­щей дея­тель­но­сти, дает инфор­ма­цию о госу­дар­ствен­ном бюд­же­те и эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции, осве­ща­ет акту­аль­ную повест­ку дня, наме­ча­ет при­о­ри­те­ты госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки и т. п. В обе­их речах самы­ми частот­ны­ми сло­ва­ми явля­ют­ся суще­стви­тель­ные American (аме­ри­кан­ский), people (народ), world (мир). В обе­их речах поли­ти­ки апел­ли­ру­ют к тра­ди­ци­он­ным аме­ри­кан­ским цен­но­стям и идее Бога. Так­же было выяв­ле­но, что в обо­их обра­ще­ни­ях очень частот­ны лич­ные место­име­ния, кото­рые не толь­ко выпол­ня­ют дейк­ти­че­скую функ­цию и обес­пе­чи­ва­ют связ­ность речи, но и обрас­та­ют раз­но­об­раз­ны­ми кон­но­та­ци­я­ми, поз­во­ляя создать поло­жи­тель­ный имидж лиде­ра госу­дар­ства как ком­пе­тент­но­го, ответ­ствен­но­го поли­ти­ка, обла­да­ю­ще­го высо­ки­ми мораль­ны­ми каче­ства­ми, при этом близ­ко­го к наро­ду, а так­же выра­зить идею един­ства лиде­ра госу­дар­ства и электората.

От коли­че­ствен­но­го ана­ли­за мы пере­шли к каче­ствен­но­му, от язы­ко­вых харак­те­ри­стик дис­кур­са — к вне­язы­ко­вой реаль­но­сти. Дис­курс-ана­лиз семан­ти­че­ской и праг­ма­ти­че­ской сто­рон инфор­ма­ции, ее цен­ност­ной струк­ту­ры пока­зал, что в обе­их пре­зи­дент­ских речах исполь­зу­ют­ся такие стра­те­гии, как обоб­ще­ние, при­мер, уси­ле­ние и поправ­ка с целью уси­ле­ния, уступ­ка, кон­траст. Осо­бо сле­ду­ет отме­тить при­ме­не­ние раз­но­об­раз­ных типов повто­ров с целью повы­ше­ния выра­зи­тель­но­сти и дина­мич­но­сти тек­стов. Такие стра­те­гии поло­жи­тель­ной само­пре­зен­та­ции, как смяг­че­ние, сдвиг, укло­не­ние, импли­ка­ция, исполь­зу­е­мые для демон­стра­ции тер­пи­мо­сти или сокры­тия нега­тив­ной или недо­ста­точ­ной для суж­де­ния инфор­ма­ции, в дан­ных текстах не обна­ру­же­ны. Одной из веро­ят­ных при­чин это­го фак­та может быть то, что пре­зи­дент не хочет сдер­жи­вать эмо­ции в отно­ше­нии тех, кто опре­де­ля­ет­ся им как террористы/захватчики. В обе­их речах при­сут­ству­ет фор­му­ли­ров­ка того, что про­ти­во­прав­ные дей­ствия дру­го­го госу­дар­ства явля­ют­ся след­стви­ем воли одно­го диктатора.

Пере­чис­лим и выяв­лен­ные отли­чия. К ним мож­но отне­сти дивер­си­фи­ка­цию тема­ти­ки выступ­ле­ний в свя­зи с изме­нив­шей­ся повест­кой (напри­мер, уход от вопро­са о ядер­ном ору­жии, появ­ле­ние ЛГБТК+ вопро­са). Кон­крет­ная тема­ти­ка речи опре­де­ля­ет, какие кон­цеп­ту­аль­ные пла­сты обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го лек­си­ко­на будут задей­ство­ва­ны в наи­боль­шей сте­пе­ни. Так, у Дж. Буша высо­кой частот­но­стью обла­да­ют суще­стви­тель­ные воен­ной тема­ти­ки. В речи Бай­де­на боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся соци­аль­ным вопро­сам, в част­но­сти здра­во­охра­не­нию, чем опре­де­ля­ет­ся высо­кая частот­ность лек­сем, свя­зан­ных с дан­ной темой. Еще раз упо­мя­нем частое исполь­зо­ва­ние Бай­де­ном раз­го­вор­но­го folks в целях сокра­ще­ния дистан­ции с пуб­ли­кой, а так­же неод­но­крат­ные обра­ще­ния к лич­но­стям сре­ди ауди­то­рии. Он срав­ни­ва­ет себя с пред­ше­ствен­ни­ка­ми в пози­тив­ном клю­че, что отме­ча­лось и про­чи­ми иссле­до­ва­те­ля­ми; здесь при­сут­ству­ет мотив само­вос­хва­ле­ния (един­ствен­ный пре­зи­дент, кото­рый смог зна­чи­тель­но сокра­тить дефи­цит бюд­же­та). В целом рито­ри­ка Бай­де­на гораз­до более эмо­ци­о­наль­ная, задей­ству­ю­щая широ­кий спектр эмо­ций — от эмпа­тии до агрес­сии, насы­щен­ная выра­зи­тель­ны­ми средствами.

Учи­ты­вая соци­аль­но-поли­ти­че­ский кон­текст обра­ще­ний пре­зи­ден­тов к Кон­грес­су, необ­хо­ди­мо отме­тить, что в ситу­а­ци­ях 2003 и 2022 гг. он суще­ствен­но раз­ли­чал­ся — в пер­вом слу­чае речь шла о непо­сред­ствен­ном уча­стии США в войне, тогда как в теку­щем кон­флик­те госу­дар­ство при­ни­ма­ет опо­сре­до­ван­ное уча­стие, что не мог­ло не повли­ять на рито­ри­ку его лиде­ров. Речь Дж. Буша направ­ле­на на то, что­бы вызвать обще­ствен­ное одоб­ре­ние воен­ных дей­ствий, осу­ществ­ля­е­мых госу­дар­ством, и при­зва­на обес­пе­чить лояль­ность масс, в то вре­мя как Дж. Бай­ден гово­рит о неуча­стии США в бое­вых опе­ра­ци­ях, акцен­ти­руя вни­ма­ние на вопро­сах здра­во­охра­не­ния нации. Если в пер­вом обра­ще­нии мы наблю­да­ем отно­си­тель­но бес­страст­ную попыт­ку леги­ти­ма­ции уже при­ня­то­го реше­ния, то во вто­ром пре­зи­дент ста­ра­ет­ся задей­ство­вать рито­ри­че­ские меха­низ­мы для фор­ми­ро­ва­ния обще­ствен­но­го мне­ния по пово­ду теку­ще­го кон­флик­та, уси­ле­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го воз­дей­ствия на его исход и укреп­ле­ния пози­ции США. Веро­ят­но, в этом и заклю­ча­ет­ся основ­ная при­чи­на изме­не­ний, наблю­да­е­мых нами в тек­сто­вом выра­же­нии поли­ти­ки, поми­мо субъ­ек­тив­ных фак­то­ров, свя­зан­ных с пер­со­наль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми выступающих.]

При всей целе­со­об­раз­но­сти допол­не­ния насто­я­ще­го ана­ли­за на мате­ри­а­ле более обшир­но­го инфор­ма­ци­он­но­го мас­си­ва, про­ве­ден­ное эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние и срав­не­ние полу­чен­ных резуль­та­тов с опуб­ли­ко­ван­ны­ми ранее дан­ны­ми поз­во­ля­ет зафик­си­ро­вать «сре­зы» инфор­ма­ци­он­но­го пото­ка, отра­жа­ю­щие дина­ми­ку совре­мен­но­го пре­зи­дент­ско­го дис­кур­са. В целом про­ве­ден­ный ана­лиз под­твер­жда­ет тезис о том, что основ­ная функ­ция поли­ти­че­ско­го дис­кур­са — импе­ра­тив­но-убеж­да­ю­щая; она осу­ществ­ля­ет­ся в любом поли­ти­че­ском рече­вом акте; это во мно­гом обу­слов­ли­ва­ет выбор как лек­си­че­ско­го напол­не­ния тек­стов, так и стра­те­гий воз­дей­ствия на ауди­то­рию, реа­ли­зу­е­мых на уровне над­лек­си­че­ском. Тем самым иссле­до­ва­ние язы­ко­вых средств поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции поз­во­ля­ет луч­ше понять про­цес­сы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния власт­ных отно­ше­ний и пока­зы­ва­ет, как поли­ти­че­ский дис­курс дает воз­мож­ность нагру­жать идео­ло­ги­че­ски ней­траль­ные зна­ки язы­ка смыс­ла­ми, кото­рые при­вно­сят­ся сооб­раз­но идео­ло­ги­че­ской уста­нов­ке созда­те­ля поли­ти­че­ско­го медиатекста.

1 Элек­трон­ный ресурс https://georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/releases/2003/01/20030128–19.html.

2 Элек­трон­ный ресурс https://​www​.whitehouse​.gov/​s​t​a​t​e​-​o​f​-​t​h​e​-​u​n​i​o​n​-​2​022.

* Дан­ная тер­ро­ри­сти­че­ская орга­ни­за­ция запре­ще­на на тер­ри­то­рии РФ.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 25 фев­ра­ля 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 4 июля 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: February 25, 2023
Accepted: July 4, 2023