Пятница, Июль 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

О ТОЧНОМ УПОТРЕБЛЕНИИ СЛОВА В СОВРЕМЕННЫХ СМИ И РЕКЛАМЕ

Изучение точности речи особенно актуально для журналиста, поскольку именно от того, как журналист выразит мысль, отразит факт, зависит восприятие этой информации читательской аудиторией. В данной статье рассматривается точность словоупотребления как способ верной передачи действительности. Сложность обозначенной темы диктуется и ограниченными возможностями самого слова слова. По мысли Л. Толстого, способность передать воображаемое, тем более выразить действительность, не всегда во власти слова. Одно из условий, приближающих адекватное, исчерпывающее употребление слова, правильная, простая и выразительная речь. Точности слова в процессе коммуникации мешают девальвация слова, бюрократизмы, эвфемистическая подмена понятий, нарушения этических норм речевого поведения и др. Демонстрация журналистских поисков лексических единиц, способных максимально точно выразить мысль, наряду с высказанными выше соображениями, составляет содержание данной статьи.

THE EXACT USE OF THE WORD IN MODERN MEDIA AND ADVERTISING

Studying of accuracy of the speech is especially important for a journalist as how the journalist will express thought, will reflect the fact, the perception of this information by reader’s audience depends. This article discusses the word usage accuracy as a way to transmit true reality. The complexity of the designated theme is dictated also by limited opportunities of the word. According to L. Tolstoy, ability to convey the imaginary, especially to express the reality, it is not always in the power of words. One of the conditions which are bringing closer the adequate, comprehensive use of the word - the correct, simple and expressive speech. Accuracy of speech in the communication process is disturbed by devaluation of the word, bureaucracy, euphemistic substitution of concepts, ethical standards of speech behavior, etc. Demonstration of journalistic searches of the lexical units that can most accurately express the idea, along with the observations made above is the content of this article.

Нина Дмитриевна Бессарабова, кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

E-mail: Nina_Dmitrievna_Bessarabova@mail.ru

Nina D. Bessarabova, PhD, associate professor of Russian stylistics department, journalism faculty of M. V. Lomonosov Moscow State University

E-mail: Nina_Dmitrievna_Bessarabova@mail.ru

Бессарабова Н. Д. О точном употреблении слова в современных СМИ и рекламе // Медиалингвистика. 2016. № 3 (13). С. 99–111. URL: https://medialing.ru/o-tochnom-upotreblenii-slova-v-sovremennyh-smi-i-reklame/ (дата обращения: 19.07.2019).

Bessarabova N. D. The exact use of the word in modern media and advertising. Media Linguistics, 2016, No. 3 (13), pp. 99–111. Available at: https://medialing.ru/o-tochnom-upotreblenii-slova-v-sovremennyh-smi-i-reklame/ (accessed: 19.07.2019). (In Russian)

УДК 81’373 
ББК 81.2.Рус-5 
ГРНТИ 16.21.07 
КОД ВАК 10.01.10

Ищем речи, 
Точ­ной и нагой.
   В. Мая­ков­ский

Поста­нов­ка про­бле­мы. В тол­ко­вых сло­ва­рях рус­ско­го язы­ка при­ла­га­тель­ное точ­ный и суще­стви­тель­ное точ­ность мно­го­знач­ны. В этих же сло­ва­рях [напри­мер, в ТСРЯ 2007], сфор­му­ли­ро­ва­но общее пред­став­ле­ние об этом поня­тии: «пере­да­ча чего-н. в пол­ном соот­вет­ствии с дей­стви­тель­но­стью, совер­шен­но вер­но». Линг­ви­сти­че­ско­му содер­жа­нию поня­тия точ­ность (точ­ный пере­вод, смыс­ло­вая точ­ность язы­ка, точ­ность фор­му­ли­ро­вок, точ­ный ответ, точ­но пере­дать чьи-н. сло­ва и т. п.) адре­со­ван ряд опре­де­ле­ний, кото­рые вме­сте с тол­ко­ва­ни­ем зна­че­ния при­во­дят­ся в сло­ва­рях: «дей­стви­тель­ный, пра­виль­ный, под­лин­ный, исчер­пы­ва­ю­щий, пре­дель­но пол­ный, вер­ный; не при­бли­зи­тель­ный, не общий». Допол­ни­тель­ные све­де­ния о том, что озна­ча­ет точ­ное сло­во­упо­треб­ле­ние (это каса­ет­ся и спо­со­бов созда­ния рече­вой выра­зи­тель­но­сти), дают опре­де­ле­ния — «ясный, опре­де­лен­ный, чет­кий, кон­крет­ный, прав­ди­вый». Они обра­зу­ют сино­ни­ми­че­ский ряд с при­ла­га­тель­ным пра­виль­ный, кото­рое вхо­дит в объ­ем раз­би­ра­е­мо­го поня­тия [Алек­сан­дро­ва 1969]. Для харак­те­ри­сти­ки точ­но­го сло­ва в раз­го­вор­ной речи упо­треб­ля­ет­ся при­ла­га­тель­ное мет­кий. Неко­то­рые из назван­ных выше опре­де­ле­ний мы исполь­зу­ем в каче­стве сино­ни­мов сло­ва точ­ный.

В науч­ной лите­ра­ту­ре точ­ность речи при­зна­ет­ся важ­ней­шим ком­му­ни­ка­тив­ным каче­ством любо­го функ­ци­о­наль­но­го сти­ля с уче­том его спе­ци­фи­ки. Пред­ло­жен­ная тема все­гда акту­аль­на. Уче­ные опре­де­ли­ли основ­ные усло­вия пра­виль­ных, чет­ких, точ­ных выска­зы­ва­ний: «зна­ние пред­ме­та речи, зна­ние язы­ко­вой систе­мы и проч­ные рече­вые навы­ки» [Сти­ли­сти­че­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь 2003: 554]. При этом осо­бен­но под­чер­ки­ва­ет­ся роль сло­во­упо­треб­ле­ния, пра­виль­но­го выбо­ра сло­ва (сло­во­со­че­та­ния, обо­ро­та речи). Сама тема точ­но­сти речи (точ­но­го сло­во­упо­треб­ле­ния) при всем том, что уже извест­но о ней, ока­зы­ва­ет­ся очень непро­стой. По мыс­ли Л. Тол­сто­го, «сло­во дале­ко не может пере­дать вооб­ра­жа­е­мо­го, но выра­зить дей­стви­тель­ность еще труд­нее. Вер­ная пере­да­ча дей­стви­тель­но­сти есть камень пре­ткно­ве­ния сло­ва» [Рус­ские писа­те­ли о язы­ке 1954: 562]. Воз­мож­но, этим объ­яс­ня­ет­ся «суще­ство­ва­ние в совре­мен­ном рус­ском язы­ке фено­ме­нов, не име­ю­щих точ­но­го и без­оце­ноч­но­го назва­ния. И это каса­ет­ся как поли­ти­ки, так и житей­ских ситу­а­ций» [Мило­слав­ский 2013].

Мы не ста­нем углуб­лять­ся в фило­соф­ские, соци­аль­ные, куль­тур­ные, пси­хо­ло­ги­че­ские, лич­ност­ные и др. при­чи­ны «мук сло­вес­но­го твор­че­ства». Наша зада­ча скром­нее: на мате­ри­а­ле СМИ и рекла­мы еще раз вспом­нить, как из-за незна­ния содер­жа­ния лек­си­че­ских номи­на­ций («сво­их» и заим­ство­ван­ных), исполь­зо­ван­ных пря­мо или пере­нос­но, сво­бод­но или в свя­зан­ных зна­че­ни­ях; как по при­чине недо­оцен­ки смыс­ло­вых оттен­ков, сфе­ры упо­треб­ле­ния, эмо­ци­о­наль­но-экс­прес­сив­ной мар­ки­ров­ки слов, невни­ма­ния к соче­та­е­мо­сти их с дру­ги­ми лек­си­че­ски­ми еди­ни­ца­ми, несо­от­вет­ствия сло­ва кон­тек­сту, ситу­а­ции и др. воз­ни­ка­ют поме­хи в адек­ват­ном отра­же­нии речью окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, что меша­ет пол­но­цен­ной ком­му­ни­ка­ции.

В поле зре­ния ока­жут­ся и дру­гие момен­ты, затруд­ня­ю­щие пра­виль­ность, адек­ват­ность пони­ма­ния, напри­мер, исполь­зо­ва­ние слов с деваль­ви­ро­ван­ным, неопре­де­лен­ным зна­че­ни­ем и сло­вес­ных при­кры­тий-эвфе­миз­мов. Оста­но­вим­ся на нару­ше­ни­ях эти­че­ских рече­вых норм, так­же вли­я­ю­щих на каче­ство инфор­ма­ции, ее точ­ность. Обра­тим вни­ма­ние на роль идео­ло­ги­че­ско­го фак­то­ра, офи­ци­аль­ной трак­тов­ки того или ино­го собы­тия, так­же ска­зы­ва­ю­щей­ся на выбо­ре точ­но­го сло­ва «в пол­ном соот­вет­ствии с дей­стви­тель­но­стью».

Мы поста­ра­ем­ся пока­зать, как, каки­ми путя­ми и спо­со­ба­ми жур­на­ли­сты воз­вра­ща­ют реа­ли­ям их пол­но­цен­ные обо­зна­че­ния, сло­вам — исчер­пы­ва­ю­щую пол­но­ту, бла­го­да­ря чему речь при­бли­жа­ет­ся к ясно­сти и опре­де­лен­но­сти.

Ста­тья состо­ит из двух частей. В пер­вой рас­смат­ри­ва­ют­ся при­чи­ны, меша­ю­щие пол­но­цен­но­му, не при­бли­зи­тель­но­му сло­во­упо­треб­ле­нию. Вто­рая часть ста­тьи посвя­ще­на поис­кам, выбо­ру точ­но­го сло­ва.

I

Основ­ные поло­же­ния. Раз­го­вор нач­нем с клас­си­ки. Один из иссле­до­ва­те­лей жур­на­лист­ской спе­ци­фи­ки рече­вой дея­тель­но­сти А. В. Кали­нин писал: «Хоро­ший язык дол­жен быть пра­виль­ным, про­стым и выра­зи­тель­ным» [Кали­нин 1984: 90]; «В язы­ке нет мело­чей <…>. Есть сло­ва, упо­треб­лен­ные точ­но или неточ­но. От это­го зави­сит чет­кость изло­же­ния, пра­виль­ные инто­на­ции, эмо­ци­о­наль­ная окрас­ка мате­ри­а­ла. А сле­до­ва­тель­но, и воз­дей­ствие его на чита­те­ля» [Там же: 96]; «Язык газе­ты дол­жен быть пре­дель­но точ­ным» [Там же: 74].

Из реко­мен­да­ций А. В. Кали­ни­на сле­ду­ет, что точ­ность речи свя­за­на с ее пра­виль­но­стью, про­сто­той и выра­зи­тель­но­стью. С этих пози­ций он про­ком­мен­ти­ро­вал свы­ше четы­рех­сот слов из цен­траль­ных, област­ных, рес­пуб­ли­кан­ских, кра­е­вых газет 50–70-х годов ХХ в. У нас есть счаст­ли­вая воз­мож­ность позна­ко­мить чита­те­лей (преж­де все­го буду­щих жур­на­ли­стов) с ком­мен­та­ри­я­ми авто­ра. Они дают пред­став­ле­ние об иде­а­ле речи, нари­со­ван­ном А. В. Кали­ни­ным, о золо­той нор­ме рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка. Обра­ща­ем вни­ма­ние на раз­ра­бо­тан­ный им жанр «кри­ти­ки тек­ста»: сна­ча­ла при­во­дит­ся при­мер невер­но­го сло­во­упо­треб­ле­ния, затем сле­ду­ет его раз­бор и пред­ла­га­ет­ся пра­виль­ный вари­ант. При­ме­ры и ком­мен­та­рии даем в сокра­ще­нии. В скоб­ках ука­зы­ва­ют­ся стра­ни­цы.

1. Парал­лель­но с борь­бой за уве­ли­че­ние коли­че­ства про­дук­ции идет борь­ба за ее каче­ство <…> «Парал­лель­но» не столь точ­но пере­да­ет нуж­ный смысл <…> Если борь­ба за уве­ли­че­ние коли­че­ства идет парал­лель­но с борь­бой за каче­ство, полу­ча­ет­ся, что эти два вида борь­бы ведут­ся обособ­лен­но, неза­ви­си­мо друг от дру­га, отдель­но <…>. Нуж­но писать не парал­лель­но, а «одно­вре­мен­но» или (еще луч­ше) «вме­сте» (с. 77).

2. <…> дета­ли­зи­ро­вать про­шед­шие фут­боль­ные собы­тия. «Дета­ли­зи­ро­вать» — неточ­но. Мож­но дета­ли­зи­ро­вать то, что перед этим наме­че­но в общих чер­тах (напри­мер, дета­ли­зи­ро­вать план) <…> Автор, види­мо, не вполне раз­ли­ча­ет смысл слов дета­ли­зи­ро­вать и деталь­но рас­смот­реть (с. 95).

3. <…> одно­знач­ный ответ на про­бле­мы. А на про­бле­му вооб­ще нель­зя дать ответ. Ее мож­но решить или не решить (с. 100).

В сво­ей кни­ге А. В. Кали­нин отме­ча­ет еще одно каче­ство речи, спо­соб­ству­ю­щее ее точ­но­сти, — дис­ци­пли­ну: «Очень нуж­на жур­на­ли­сту дис­ци­пли­на язы­ка. Крат­кость, выдер­жан­ность, стро­гость фор­мы. И ника­кой рас­хля­бан­но­сти, при­бли­зи­тель­но­сти!» [Там же: 85]. Недис­ци­пли­ни­ро­ван­ное сло­во­упо­треб­ле­ние он видел в пред­ло­же­ни­ях туман­ных, небреж­но ском­по­но­ван­ных из раз­но­стиль­ных, раз­но­оце­ноч­ных лек­си­че­ских еди­ниц, в избы­точ­но­сти речи и штам­пах.

1. Ветер несет полын­ные запа­хи, и тиши­на напич­ка­на пти­чьи­ми голо­са­ми. Здесь хоро­шо дума­ет­ся в ран­нюю пору. Гла­гол пич­кать — неодоб­ри­тель­ный <…> Что же, авто­ра раз­дра­жа­ет пти­чье пение? Нет. Ста­ло быть, он ошиб­ся в выбо­ре сло­ва (с. 14).

2. Боль­шин­ство офи­це­ров — недав­ние выпуск­ни­ки <…> Совре­мен­ная моло­дежь во всех достой­ных смыс­лах это­го поня­тия. Что такое «смыс­лы поня­тия» и какие это могут быть достой­ные смыс­лы? <…> Во всех отно­ше­ни­ях совре­мен­ная моло­дежь (с. 76).

3. Осно­ва­тель­ность сыз­маль­ства при­су­ща пар­ню. Никак не укла­ды­ва­ют­ся рядом книж­ное при­ла­га­тель­ное при­су­ща и про­сто­реч­ное сыз­маль­ства. Да и парень с тру­дом поме­ща­ет­ся око­ло книж­но­го сло­ва (с. 78).

4. <…> в ее одеж­де чув­ство­ва­лись акку­рат­ность и про­сто­та. К чему тут гла­гол чув­ство­ва­лись? Не вер­нее ли: «Оде­та она была про­сто и акку­рат­но» (с. 91).

5. <…> в чис­ле при­зо­вой трой­ки <…> Коро­че и вер­нее — в при­зо­вой трой­ке (с. 96).

6. Парень с мод­ной чел­кой, спу­щен­ной на лоб. Чел­ка, спу­щен­ная на лоб, все рав­но, что «усы, рас­ту­щие над верх­ней губой», или «кры­ша, рас­по­ло­жен­ная на вер­ху дома» (с. 101).

Выра­зи­тель­ность — одно из усло­вий хоро­ше­го язы­ка — помо­га­ет пол­нее пред­ста­вить какое-либо явле­ние. «Без образ­ной речи газе­те не жить», — утвер­жда­ет автор кни­ги «Куль­ту­ра рус­ско­го сло­ва». Мета­фо­ра, кото­рую чаще все­го выби­ра­ют жур­на­ли­сты, долж­на быть точ­ной и ясной, вер­ной и не вызы­ва­ю­щей неже­ла­тель­ных ассо­ци­а­ций. Она долж­на не мешать чте­нию, а помо­гать [Там же: 59].

При­ме­ры неудач­ных мета­фор.

1. Дан­ный при­мер пло­хой мета­фо­ры остав­лен авто­ром без ком­мен­та­ри­ев, как гово­рит­ся, нет слов.

Коман­ду полю­би­ли не толь­ко за побе­ды, выра­жен­ные очка­ми, сколь­ко за кра­си­вый тех­нич­ный фут­бол. Им нра­ви­лось, как Ишто­ян выпол­нял «нок­тюрн для пра­вой ноги». Стыд­ли­вые кавыч­ки не помо­га­ют (с. 59).

2. Эко­но­ми­че­ская рефор­ма щед­ро пита­ет реку народ­ной ини­ци­а­ти­вы, хозяй­ствен­но­го поис­ка, береж­ли­во­сти. Что это за река поис­ка, тем более река береж­ли­во­сти? Реку рас­то­чи­тель­но­сти я могу себе пред­ста­вить, но реку береж­ли­во­сти — нет. И как это рефор­ма пита­ет реку? (с. 79).

Мы при­ве­ли лишь незна­чи­тель­ную часть кри­ти­ки тек­ста, пред­ло­жен­ную в кни­ге. Но и она достав­ля­ет насла­жде­ние от зна­ком­ства с обшир­ны­ми позна­ни­я­ми и ред­ким линг­ви­сти­че­ским даром ее авто­ра. Демон­стри­руя оши­боч­ное, неточ­ное сло­во­упо­треб­ле­ние, порой дохо­дя­щее до абсур­да, А. В. Кали­нин не уни­жа­ет сво­их неза­дач­ли­вых собе­сед­ни­ков, а учит вчи­ты­вать­ся, всмат­ри­вать­ся, вслу­ши­вать­ся в сло­во, быть осто­рож­ным в обра­ще­нии с ним, учи­ты­вать семан­ти­ку, место, вре­мя и ситу­а­цию исполь­зо­ва­ния. Каза­лось бы, чем может быть опа­сен штамп госте­при­им­но рас­пах­нуть две­ри, какой под­вох мож­но от него ожи­дать? Но, ока­зы­ва­ет­ся, как заме­ча­ет А. В. Кали­нин, «это образ­ное выра­же­ние, даже силь­но пооб­тер­ше­е­ся в газет­ных текстах, воз­ник­шее с бла­гим наме­ре­ни­ем “пере­бить стан­дарт” (открыл­ся мага­зин, открыл­ся ресто­ран, откры­лась шко­ла), неожи­дан­но может пред­стать в пер­во­здан­ном смыс­ле, предъ­явить свои пра­ва. Поэто­му-то из госте­при­им­но рас­пах­ну­тых две­рей мага­зи­на, нахо­дя­ще­го­ся за Поляр­ным кру­гом (замет­ка дати­ро­ва­на вто­рой поло­ви­ной нояб­ря), вдруг пах­ну­ло нестер­пи­мым холо­дом на ни в чем не повин­ных про­дав­цов и поку­па­те­лей» [Там же: 56].

Сего­дня уро­ки А. В. Кали­ни­на, как и дру­гих нерав­но­душ­ных к сло­ву уче­ных, дея­те­лей куль­ту­ры, осо­бен­но вос­тре­бо­ва­ны. Пони­зил­ся общий куль­тур­но-рече­вой уро­вень вла­де­ния рус­ским язы­ком. В ста­тье «Типа­рус­ский диа­лект» Нико­лай Рома­нов кон­ста­ти­ру­ет тре­вож­ные сиг­на­лы: «Под­рос­ло нечи­та­ю­щее поко­ле­ние <…> Моло­дые люди с жал­кой само­уве­рен­но­стью выда­ют свою негра­мот­ность за “осо­бую гра­мот­ность” <…> В этом плане они мало чем отли­ча­ют­ся от мигран­тов: “адын чила­драм” (сред­не­ази­ат­ское про­из­но­ше­ние и напи­са­ние “один кило­грамм”) име­ет то же про­ис­хож­де­ние, что и интер­нет­ное “афф­тар жжот”» (Лит. газе­та. 10–16.02.2010). Скла­ды­ва­ю­щий­ся типа­рус­ский диа­лект — одно из сви­де­тельств того, что «язык стре­ми­тель­но нища­ет и уже не явля­ет­ся пока­за­те­лем интел­лек­та» (Там же). Автор име­ет в виду язы­ко­вую спо­соб­ность, уме­ние гово­рить.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Часть 1. На прак­ти­ке это выра­жа­ет­ся в неже­ла­нии (отсут­ствии потреб­но­сти?!) неко­то­рых гово­ря­щих по-рус­ски хотя бы ори­ен­ти­ро­вать­ся в семан­ти­ке сло­ва, в соче­та­ни­ях его с дру­ги­ми сло­ва­ми: мы с тобой кол­ле­ги по нации (в речи радио­ве­ду­ще­го, у кото­ро­го оди­на­ко­вое имя с радио­слу­ша­те­лем); реани­ма­ция мяг­кой мебе­ли, очист­ка и реани­ма­ция выгреб­ных ям (рекла­ма); фут­боль­ный брак Укра­и­ны и Рос­сии (АиФ); ниже­го­род­ское овощ­ное ран­де­ву (Незав. газе­та. 10–11.07.2011) и мно­гие дру­гие при­ме­ры. Язы­ко­вое наци­о­наль­ное досто­я­ние хра­нят сло­ва­ри. Обра­тим­ся к ним за разъ­яс­не­ни­я­ми.

Кол­ле­га — ‘о работ­ни­ках умствен­но­го тру­да, о ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стах’ (кол­ле­ги по рабо­те, по инсти­ту­ту). Реани­ма­ция. Сло­ва­ри допус­ка­ют пере­нос­ное упо­треб­ле­ние, но в соче­та­нии со сло­ва­ми отвле­чен­но­го зна­че­ния (реани­ма­ция фашиз­ма, реани­ми­ро­вать отжив­шие пред­рас­суд­ки). Брак — «семей­ные супру­же­ские отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной» (цер­ков­ный, граж­дан­ский, неза­ре­ги­стри­ро­ван­ный брак. Всту­пить в брак). В тек­сте, оче­вид­но, шла речь о фут­боль­ном сою­зе двух госу­дарств. Ниже­го­род­ское овощ­ное ран­де­ву. Из заго­лов­ка понят­но, что име­ет­ся в виду встре­ча в Ниж­нем Нов­го­ро­де про­из­во­ди­те­лей сель­хоз­про­дук­ции. Но поче­му ран­де­ву? Далее: Сего­дня в Ниж­нем Нов­го­ро­де завер­ша­ет­ся двух­днев­ный сам­мит РФ и ЕС <…> Пикант­ность 27-й по сче­ту встре­че в вер­хах при­да­ет рос­сий­ское эмбар­го на ввоз с/х про­дук­ции из ЕС. Сам­мит, встре­ча в вер­хах — сино­ни­мы, но при чем тут ран­де­ву? Ран­де­ву — это сви­да­ние, но не вся­кое — «зара­нее услов­лен­ная встре­ча двух влюб­лен­ных, вооб­ще встре­ча муж­чи­ны и жен­щи­ны, ищу­щих зна­ком­ства, вза­им­ных отно­ше­ний» [ТСРЯ 2007]. Пред­при­ня­тая жур­на­ли­стом попыт­ка выра­зить­ся образ­но не уда­лась из-за незна­ния точ­но­го зна­че­ния сло­ва ран­де­ву. А в ито­ге появи­лось сло­во с при­бли­зи­тель­ным смыс­лом: о любой встре­че, без уточ­не­ний, нюан­сов, отли­ча­ю­щих ран­де­ву, напри­мер, от тусов­ки, кор­по­ра­ти­ва, кото­рые тоже содер­жат в сво­их зна­че­ни­ях семан­ти­че­ский ком­по­нент ‘встре­ча’, но раз­ли­ча­ют­ся по смыс­лу.

Еще при­ме­ры. Рост рас­хо­дов на стра­те­ги­че­ские виды ору­жия может ока­зать­ся зараз­ным (Незав. газе­та. 02.11.2011). Ср.: зараз­ная болезнь, зараз­ный боль­ной, зара­зить сво­им при­ме­ром, зара­зи­тель­ная весе­лость и т. д. Ста­ло быть, рост рас­хо­дов может вли­ять, воз­дей­ство­вать, ока­зать­ся зара­зи­тель­ным. Ана­ло­гич­но: <…> часть еды выно­сит­ся, нема­ло съе­да­ет­ся нера­ди­вы­ми посе­ти­те­ля­ми в тор­го­вых залах (Metro. 18.08.2013). Нера­ди­вый (небреж­ный) работ­ник, нера­ди­вое (небреж­ное) отно­ше­ние к делу — в тек­сте же гово­рит­ся об обык­но­вен­ных вориш­ках.

Рекла­ма и глян­це­вая жур­на­ли­сти­ка навод­ня­ют речь номи­на­ци­я­ми с при­бли­зи­тель­ным, раз­мы­тым содер­жа­ни­ем и семан­ти­че­ски не сты­ку­ю­щи­ми­ся лек­се­ма­ми: экс­тре­маль­ный вкус, сокру­ши­тель­ная све­жесть, пафос­ный ресто­ран, сия­ние чув­ствен­но­сти, кос­ми­че­ская сек­су­аль­ность цве­тов и др. [Бес­са­ра­бо­ва 2015: 186]. Фило­со­фия рос­кош­но­го бути­ка, иро­нич­но-рос­кош­ные сумоч­ки, готи­че­ское оба­я­ние кожи; Дель­mond <…> пред­став­ля­ет новую осенне-зим­нюю кол­лек­цию, кото­рую отли­ча­ют небреж­ная эле­гант­ность и тихо­оке­ан­ские настро­е­ния и др. [Вино­град­ский, Куни­цы­на 2005: 14, 24–26]. В эту груп­пу впи­сы­ва­ют­ся фраг­мен­ты из неко­то­рых ресто­ран­ных меню. Jam (джем) кафе: десер­ты. Штру­дель. Яблоч­ный рулет с ком­пли­мен­том из ваниль­но­го моро­же­но­го. Супы. Гри­бы, утом­лен­ные в слив­ках. Холод­ные закус­ки. Стро­гий неспеш­ный говя­жий язык с оте­че­ствен­ным хре­ном.

Перед нами про­шел парад сло­вес­ных объ­еди­не­ний, манер­ных, искус­ствен­ных, упо­треб­лен­ных про­из­воль­но (с поку­ше­ни­я­ми на ори­ги­наль­ность, язы­ко­вую игру?!). К ним при­над­ле­жат и без­гра­мот­ные соче­та­ния из реклам­ных листо­вок послед­них лет (опти­ми­за­ция для кот­те­джей, опти­ми­за­ция окон). Рож­ден­ные в искус­ствен­ном мире глян­ца и рекла­мы, бле­стя­ще пред­став­лен­но­го в ста­тье «Про­дви­ну­тое чти­во» (Ал. Поли­ков­ский. Нов. газе­та. 02–05.08.2001), сло­ва и сло­вес­ные бло­ки с неопре­де­лен­ным, при­бли­зи­тель­ным зна­че­ни­ем попол­ня­ют пласт деваль­ви­ро­ван­ных, обес­це­нен­ных номи­на­ций. Пре­вра­ща­ясь в услов­ный знак, сиг­нал о чем-то, эрзац (М. Гор­ба­нев­ский, Г. Гачев), они меша­ют ясно и исчер­пы­ва­ю­ще пони­мать напи­сан­ное, упро­ща­ют речь. Тен­ден­ция к упро­ще­нию речи, поте­ре ею смыс­ло­вых оттен­ков, кра­сок, полу­то­нов (что не име­ет ниче­го обще­го с эко­но­ми­ей речи) отда­ля­ет участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции от пол­но­цен­но­го обще­ния. В этом плане при­ве­ден­ные при­ме­ры напо­ми­на­ют «адын чила­драм», в кото­ром вос­при­я­тие смыс­ла сло­во­со­че­та­ния затруд­не­но его напи­са­ни­ем и про­из­но­ше­ни­ем.

Гово­ря о точ­но­сти речи и ее поме­хах, нель­зя не ска­зать о бюро­кра­тиз­мах. Так мы назы­ва­ем сло­ва и сло­во­со­че­та­ния, рож­ден­ные в нед­рах офи­ци­аль­но-дело­во­го сти­ля, но, в отли­чие от кон­крет­ных, одно­знач­ных лек­си­че­ских еди­ниц это­го сти­ля, наде­лен­ные мини­маль­ной инфор­ма­тив­ной зна­чи­мо­стью [Бес­са­ра­бо­ва 2015: 227]. И как след­ствие — нечет­кость, смыс­ло­вая раз­мы­тость подоб­ных лек­си­че­ских еди­ниц.

Неже­ла­тель­ные орга­ни­за­ции. «Закон о “неже­ла­тель­ных орга­ни­за­ци­ях” <…> пора­жа­ет сво­ей без­гра­мот­но­стью: туман­ные фор­му­ли­ров­ки дают воз­мож­ность рас­ши­ри­тель­но­го тол­ко­ва­ния» (Нов. газе­та. 27.05.2015). Нет точ­но­сти, как отме­ча­ет газе­та, и в назва­нии непра­ви­тель­ствен­ные орга­ни­за­ции, посколь­ку «обще­ствен­ные орга­ни­за­ции назы­ва­ют неком­мер­че­ски­ми» (Там же). Мы почти при­вык­ли к соче­та­нию мало­иму­щие граж­дане, кото­рое часто встре­ча­ет­ся в СМИ. Но что это за кате­го­рия насе­ле­ния: бед­ные, нищие, еле сво­дя­щие кон­цы с кон­ца­ми? Содер­жа­ние рас­плыв­ча­то. Еще при­ме­ры бюро­кра­ти­че­ских выра­же­ний из раз­ных ведомств: Некто из Мин­куль­та. Акти­ви­зи­ро­вать борь­бу по созда­нию учеб­но-мето­ди­че­ской лите­ра­ту­ры наше­го куль­тур­но­го наслед­ства Роди­ны (Лит. газе­та. 30.07–05.08.2008); Воен­ный чинов­ник. Ответ нахо­дит­ся в плос­ко­сти нашей рабо­ты по созда­нию ново­го обли­ка Воору­жен­ных сил (Лит. газе­та. 08–14.04.2009).

Губи­тель­ны для точ­ной и ясной речи бюро­кра­тиз­мы, выра­жен­ные гла­голь­ны­ми и отгла­голь­ны­ми сло­во­со­че­та­ни­я­ми типа акти­ви­зи­ро­вать борь­бу, акти­ви­за­ция борь­бы, улуч­шить пока­за­те­ли, уси­лить кон­троль (кон­троль­ные орга­ны), заост­рить вни­ма­ние, при­нять энер­гич­ные меры (эффек­тив­ные меры), повы­сить ответ­ствен­ность, обес­пе­чить наме­чен­ное, вести линию на укреп­ле­ние (уда­ле­ние), рапор­ты о «ярких ини­ци­а­ти­вах» и т. д. При­шед­шие от бюро­кра­тии совет­ских вре­мен, они про­дол­жа­ют и сего­дня сотря­сать воз­дух. Сопро­вож­дая офи­ци­аль­ные реше­ния, они «обре­ка­ют эти реше­ния на неис­пол­не­ние в силу сво­ей абсо­лют­ной некон­крет­но­сти и <…> обез­ору­жи­ва­ю­щей без­ли­ко­сти» [Куль­ту­ра рус­ской речи 2001: 245]. Но види­мость дей­ствия, дея­тель­но­сти они созда­ют.

Эвфе­миз­мы, исполь­зу­е­мые в СМИ, тоже могут вли­ять на точ­ность, исчер­пы­ва­ю­щую пол­но­ту речи. Раз­го­вор не идет об эвфе­миз­мах, смяг­ча­ю­щих или ней­тра­ли­зу­ю­щих основ­ные номи­на­ции: неуспех пред­при­я­тия — вм. про­вал, банк­рот­ство; мас­со­вые нару­ше­ния закон­но­сти в СССР — вм. репрес­сии, чист­ки; непра­виль­ная пере­пис­ка чинов­ни­чьих ведомств с граж­да­на­ми — вм. воло­кит­ство (АиФ. № 4. 2012) и т. п. Их пони­ма­ние обес­пе­чи­ва­ет­ся тем, что и основ­ное, и эвфе­ми­сти­че­ское назва­ния отно­сят­ся к одно­му пред­ме­ту речи. Подоб­ные заме­ны часто встре­ча­ют­ся в СМИ, пото­му они широ­ко извест­ны.

Но в СМИ неред­ки и сло­вес­ные при­кры­тия, кото­рые мас­ки­ру­ют реа­лии, уво­дят мысль в сто­ро­ну или вооб­ще под­ме­ня­ют пред­мет речи. Ком­му­ни­кан­ты не пони­ма­ют друг дру­га. «Что такое адек­ват­ный ответ?» — спра­ши­ва­ет чита­тель в свя­зи с заяв­ле­ни­ем мини­стра обо­ро­ны Рос­сии о том, что «пра­ви­тель­ство Гру­зии про­во­ци­ру­ет нас на неадек­ват­ные ответ­ные дей­ствия, но мы “отве­тим адек­ват­но”». Как сле­ду­ет из разъ­яс­не­ний, «ско­рее все­го, будут исполь­зо­ва­ны дипло­ма­ти­че­ские рыча­ги» (АиФ. № 40. 2006). Для подоб­ных эвфе­миз­мов обя­за­те­лен кон­текст, из кото­ро­го выяс­ня­ет­ся, что под­топ­ле­ние в Крым­ске (2012 г.) ока­за­лось силь­ней­шим навод­не­ни­ем, а тене­вая эко­но­ми­ка в мас­шта­бах стра­ны не более чем смяг­чен­ное назва­ние пре­ступ­ной дея­тель­но­сти в тех же мас­шта­бах (Вре­мя ново­стей. 06.05.2009); что «идет пла­но­вый демон­таж соци­аль­но­го госу­дар­ства, т. е. уни­что­же­ние соци­аль­ных заво­е­ва­ний» (Лит. газе­та. 03–09.06.2015) и т. д. О том, как жур­на­ли­сты, исполь­зуя эвфе­миз­мы, назы­ва­ют вещи сво­и­ми име­на­ми, мы будем гово­рить во вто­рой части ста­тьи. Сей­час перей­дем к эти­че­ско­му ком­по­нен­ту речи, кото­рый суще­ствен­но воз­дей­ству­ет на ее пол­но­ту и точ­ность.

Про­дол­жа­ю­ще­е­ся уже лет 25 сме­ще­ние нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров в рос­сий­ском обще­стве ска­за­лось на рече­вом пове­де­нии носи­те­лей рус­ско­го язы­ка, затро­ну­ло эти­че­ские нор­мы речи. Рас­кры­вая содер­жа­ние поня­тия эти­ко-рече­вые нор­мы, А. П. Ско­во­род­ни­ков обос­но­вал их роль в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции: «Эти­ко-рече­вые нор­мы <…> вхо­дят в поня­тие рече­во­го иде­а­ла, пред­став­ле­ния о кото­ром извле­ка­ют­ся из наци­о­наль­ной фило­со­фии, наци­о­наль­ных рече­вых тра­ди­ций, а так­же из уни­вер­саль­ных (обще­че­ло­ве­че­ских) посту­ла­тов рече­во­го обще­ния и пра­вил рече­во­го эти­ке­та» [Ско­во­род­ни­ков 2005: 473]. Рито­ри­че­ский иде­ал исклю­ча­ет неува­жи­тель­ное отно­ше­ние к чело­ве­ку (будь то рядо­вой граж­да­нин, офи­ци­аль­ное лицо или выда­ю­ща­я­ся лич­ность), пре­не­бре­же­ние к дости­же­ни­ям чело­ве­че­ской куль­ту­ры. «При­зна­ние досто­ин­ства лич­но­сти, а так­же чут­кость, веж­ли­вость, дели­кат­ность, скром­ность — суть нрав­ствен­ной кате­го­рии УВАЖЕНИЕ» [Сло­варь по эти­ке 1989: 362, цит. сокр.]. В совре­мен­ных СМИ доста­точ­но при­ме­ров, иллю­стри­ру­ю­щих отход от назван­ной нрав­ствен­ной кате­го­рии. Под пред­ло­гом сво­бо­ды сло­ва (как все­доз­во­лен­но­сти) там мож­но вели­ко­го писа­те­ля и граж­да­ни­на А. П. Чехо­ва награ­дить эпи­те­та­ми баб­ник и ска­ло­зуб; при­пи­сать А. С. Пуш­ки­ну пунк­тик из-за люб­ви поэта к осе­ни; удо­сто­ить Пере­дел­ки­но зва­ния писа­тель­ско­го отстой­ни­ка [Бес­са­ра­бо­ва 2015: 185]. И вооб­ще исполь­зо­вать достой­ные име­на, клас­си­че­ские изре­че­ния, демон­стри­руя без­ду­хов­ность и наг­лый праг­ма­тизм новых хозя­ев жиз­ни [Бес­са­ра­бо­ва 2015: 178, 183, 184, 202 и др.].

Желая быть «бли­же к наро­ду», а по суще­ству не ува­жая сво­их сограж­дан, неко­то­рые СМИ сни­жа­ют план­ку допу­сти­мо­го, экс­плу­а­ти­руя, напри­мер, тему трех извест­ных букв. Вот неко­то­рые при­ме­ры. В Сочи на три бук­вы (МК. 11.02.2002) — о выступ­ле­нии команд КВН. Попра­вят на три бук­вы (Вре­мя ново­стей. 15.03.2010) — о био­ло­ги­че­ских добав­ках — БАДах, кото­рые соби­ра­ют­ся убрать с аптеч­ных полок. Миром пра­вит орга­ни­за­ция из трех букв (КП. 11.03.1999) — о МВФ. Еда на три бук­вы (АиФ. № 44. 2011) — о КПГ, или конеч­ных про­дук­тах гли­ки­ро­ва­ния. Судят за три бук­вы (Нов. изве­стия. 16.05.2006) — о про­цес­се по делу осно­ва­те­ля «МММ» Сер­гея Мав­ро­ди. Аббре­ви­а­ту­ра СРО (само­ре­гу­ли­ру­е­мые орга­ни­за­ции, появив­ша­я­ся в свя­зи с кварт­пла­той в 2013 году) дала повод для заго­лов­ка в АиФ На три бук­вы. Та же газе­та уди­ви­ла загла­ви­ем Опять сооб­ра­жа­ют на тро­их — о сов­мест­ных твор­че­ских пла­нах П. Домин­го, Х. Кар­ре­ра­са, Л. Пава­рот­ти. Эти газет­ные заго­лов­ки при­тя­ну­ты за уши, отвле­ка­ют от суще­ства дела, вуль­га­ри­зи­ру­ют содер­жа­ние мате­ри­а­ла. И если их авто­рам кажет­ся, что они участ­ву­ют в язы­ко­вой игре, то лишь в такой, где «про­во­ци­ру­ет­ся неадек­ват­ная реак­ция на изло­жен­ную инфор­ма­цию, раз­ру­ша­ет­ся эти­че­ское и мораль­ное поле скла­ды­ва­ю­ще­го­ся века­ми рос­сий­ско­го мен­та­ли­те­та» [Клу­ши­на 2002: 106].

На этом фоне отрад­но созна­вать, что в обще­стве сохра­ни­лась отри­ца­тель­ная реак­ция на бес­це­ре­мон­но-раз­вяз­ное или казен­но-рав­но­душ­ное рече­вое пове­де­ние неко­то­рых тру­же­ни­ков газет­но­го и реклам­но­го цехов. Тем самым под­твер­жда­ет­ся незри­мое при­сут­ствие наци­о­наль­ных и обще­че­ло­ве­че­ских зако­нов рече­во­го обще­ния в мораль­ном созна­нии граж­дан.

Воз­му­ще­ние вызва­ло сло­во недоб­ло­кад­ник (АиФ. № 36. 2014) — о людях, про­жив­ших в бло­кад­ном Ленин­гра­де менее четы­рех меся­цев. По сло­вам писа­тель­ни­цы Т. Усти­но­вой, «некто умный и тон­кий из чинов­ни­чье­го пле­ме­ни» мог при­ду­мать такое сло­во, достой­ное занять место в спис­ке “Самых хам­ских выска­зы­ва­ний 2014 г.”»

Чита­тель, шоки­ро­ван­ный рекла­мой с «твор­че­ски обнов­лен­ны­ми» сти­ха­ми А. С. Пуш­ки­на («подру­га дней моих суро­вых — сосис­ка соч­ная моя»), отнес эту рекла­му к «мра­ку и бес­пре­де­лу на нашем ТВ» (Лит. газе­та. 17–23.06.2015).

В руб­ри­ке «А вы смот­ре­ли?» (Лит. газе­та. 22–28.01.2014) про­зву­чал недо­умен­ный отклик на про­грам­му ОТВ, посвя­щен­ную пра­во­слав­ной церк­ви. Авто­ра замет­ки пора­зи­ло, в каких выра­же­ни­ях веду­щие выска­зы­ва­лись о Дарах волх­вов: «Поче­му гастро­ли свя­ты­ни сопро­вож­да­ют­ся скан­да­ла­ми?» Пря­мо так и ска­за­ли — «гастро­ли свя­ты­ни». А потом еще доба­ви­ли: «Дары волх­вов ста­ли насто­я­щим подар­ком для жур­на­ли­стов и бло­ге­ров».

Ана­ли­зи­руя эти­че­скую состав­ля­ю­щую мате­ри­а­лов СМИ, порой быва­ет труд­но понять, где явное, пред­на­ме­рен­ное нару­ше­ние эти­че­ских норм речи, а где ска­за­лась при­выч­ка не вни­кать в сло­во, лишь слег­ка его каса­ясь, заде­вая его содер­жа­ние, что тоже может вызвать неже­ла­тель­ный эти­че­ский резо­нанс. Из ново­стей одной стро­кой: Пуш­кин­ский музей запу­стит экс­кур­сии для бере­мен­ных (АиФ. № 6. 2015). Поче­му запу­стит? Выхо­дит нечто сред­нее меж­ду ‘прост. впу­стить, пустить куда-л. во что-л.’ (запу­стить кара­сей в пруд) и ‘разг. при­ве­сти в дей­ствие, пустить’ (запу­стить ста­нок). Похваль­на ини­ци­а­ти­ва учре­жде­ния куль­ту­ры в отно­ше­нии буду­щих мам, но изве­стить об этом пред­по­чти­тель­ней так­тич­но, нико­го не уни­жая: «Пуш­кин­ский музей орга­ни­зу­ет (регу­ляр­ные) экс­кур­сии для бере­мен­ных».

На одной из встреч с руко­во­ди­те­ля­ми вузов пре­зи­дент В. В. Путин обе­щал повы­сить зар­пла­ту пре­по­да­ва­те­лям. Рек­тор МГУ В. А. Садов­ни­чий, как пишет жур­на­лист, в дол­гу не остал­ся: «Он рас­сы­пал­ся в бла­го­дар­но­стях Пути­ну за неослаб­ное вни­ма­ние к про­бле­мам выс­шей шко­лы». (Незав. газе­та. 15.02.2012). Одно из зна­че­ний гла­го­ла рас­сы­пать­ся в чем: ‘под­черк­ну­то льсти­во, мно­го­слов­но выска­зать то, что назва­но сле­ду­ю­щим суще­стви­тель­ным’ (Р. в похва­лах, в бла­го­дар­но­стях, в ком­пли­мен­тах). Рек­тор МГУ побла­го­да­рил пре­зи­ден­та, а вот выбран­ная жур­на­ли­стом рече­вая фор­ма обра­ща­ет­ся про­тив него само­го, харак­те­ри­зуя его как чело­ве­ка либо пло­хо зна­ю­ще­го рус­ский язык, либо допу­стив­ше­го наме­рен­ный выпад в адрес рек­то­ра.

Еще при­мер. Совет Феде­ра­ции мате­ре­ет (Незав. газе­та. 27.04.2012, заго­ло­вок). Под заго­лов­ком фото­гра­фия В. Мат­ви­ен­ко и врез­ка: «Вален­ти­на Мат­ви­ен­ко нуж­да­ет­ся в допол­ни­тель­ных рыча­гах вла­сти». Гла­гол мате­реть здесь упо­треб­ля­ет­ся пере­нос­но и отно­сит­ся к Сов­фе­ду, одна­ко кос­вен­но заде­ва­ет и его руко­во­ди­те­ля — жен­щи­ну, кото­рая, как и любая нор­маль­ная жен­щи­на, вряд ли обра­ду­ет­ся, узнав, что она ‘мате­ре­ет — мужа­ет’ вме­сте с вве­рен­ным ей орга­ном вла­сти. Веро­ят­но, был замы­сел сыг­рать на жен­ском име­ни руко­во­ди­те­ля Сов­фе­да. Но зна­че­ние гла­го­ла мате­реть вос­пре­пят­ство­ва­ло замыс­лу.

Пред­ло­жен­ную под­бор­ку при­ме­ров объ­еди­ня­ют пло­хая язы­ко­вая ком­пе­тент­ность и эти­че­ская незре­лость их авто­ров, что при­ве­ло к инфор­ма­ци­он­но­му сбою и нару­ше­нию точ­но­сти речи. «Несо­от­вет­ствие с дей­стви­тель­но­стью», вызван­ное неточ­ным исполь­зо­ва­ни­ем лек­си­че­ских еди­ниц, ска­за­лось и на каче­стве инфор­ма­ции: где-то она полу­чи­лась иска­жен­ной, где-то неспра­вед­ли­во обид­ной, где-то явно бес­такт­ной и уни­зи­тель­ной.

II

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Часть 2. Во вто­рой части ста­тьи мы пока­жем, как жур­на­ли­сты избав­ля­ют­ся от смыс­ло­вой неопре­де­лен­но­сти, каки­ми спо­со­ба­ми рас­по­ла­га­ют для дости­же­ния этой цели. Нач­нем с при­е­ма «раз­об­ла­че­ния» эвфе­миз­мов, при­кры­ва­ю­щих истин­ное поло­же­ние дел, напри­мер, в меди­цине, нау­ке, обра­зо­ва­нии, армии, эко­но­ми­ке и т. д.

Опти­ми­за­ция, модер­ни­за­ция, реор­га­ни­за­ция — самые мод­ные тен­ден­ции <…> трен­ды послед­них лет в нашем здра­во­охра­не­нии. Гово­ря же гру­бо и зри­мо — лик­ви­да­ция лечеб­ных учре­жде­ний от Моск­вы до самых до окра­ин (Незав. газе­та. 19.02.2013). Более кон­крет­но послед­ствия дея­тель­но­сти «зарвав­ших­ся и оша­лев­ших от без­на­ка­зан­но­сти и шаль­ных денег “здра­во­охра­ни­тель­ных” биз­не­сме­нов» рас­кры­ва­ет сле­ду­ю­щий при­мер: Как про­гно­зи­ру­ют экс­пер­ты, теперь “опти­ми­за­ция”, читай — закры­тие боль­ниц, поли­кли­ник, дис­пан­се­ров и пере­да­ча их в част­ные руки, а так­же уволь­не­ние вра­чей и сред­не­го мед­пер­со­на­ла — пой­дут уско­рен­ны­ми тем­па­ми» (АНJ. 10.09.2015). При­ме­ча­тель­но, что в ряду при­кры­ва­ю­щих, вно­ся­щих спа­си­тель­ную неопре­де­лен­ность в содер­жа­ние пред­ло­же­ний, ока­за­лись сло­ва рефор­ма, рефор­ми­ро­ва­ние, наце­лен­ные по сво­е­му назна­че­нию на улуч­ше­ние дел, на поло­жи­тель­ный резуль­тат. Но так как под их име­нем скры­ва­ют­ся небла­го­вид­ные дей­ствия раз­лич­ных ведом­ствен­ных струк­тур, эти сло­ва при­об­ре­та­ют неодоб­ри­тель­ный, даже руга­тель­ный смысл.

Сего­дня <…> под при­кры­ти­ем слов рефор­ма, рефор­ми­ро­ва­ние по суще­ству про­ис­хо­дит лик­ви­да­ция, раз­ру­ше­ние, сокра­ще­ние, уни­что­же­ние фун­да­мен­таль­ной и при­клад­ной нау­ки. Чинов­ни­чий про­из­вол, ути­ли­та­ризм, кор­руп­ция — суть реформ в науч­ной сфе­ре (Лит. газе­та. 04–10.08.2009). В сен­тяб­ре в Гос­ду­ме прой­дет тре­тье чте­ние пре­сло­ву­то­го зако­на о рефор­ми­ро­ва­нии (читай — уни­что­же­нии!) Рос­сий­ской ака­де­мии наук (АНJ. 12.09.2013). За Сер­дю­ко­вым сто­я­ли серьез­ные люди и силы, кото­рые дали ему карт-бланш на раз­вал армии под видом ее рефор­мы (Мир ново­стей. 16.07.2013).

Содер­жа­ние эвфе­миз­ма может стать пово­дом для автор­ских пуб­ли­ци­сти­че­ских обоб­ще­ний. За поня­ти­ем “недо­строй” скры­ва­ет­ся нечто боль­шее, чем стро­и­тель­ная хал­ту­ра. Недо­строй — это судь­ба нашей стра­ны и наше­го наро­да (АиФ. № 45. 2012).

В поис­ках исчер­пы­ва­ю­щих назва­ний жур­на­ли­сты не огра­ни­чи­ва­ют­ся обна­же­ни­ем эвфе­ми­сти­че­ских при­кры­тий. Осуж­дая непри­гляд­ные, постыд­ные, недо­стой­ные сто­ро­ны рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти, они напря­мую обра­ща­ют­ся к сло­вам-бичам, сло­вам-хлы­стам, кото­рые, по их мне­нию, нано­сят ощу­ти­мые уда­ры по дря­ни — без­от­вет­ствен­но­сти, рав­но­ду­шию, пре­ступ­ной халат­но­сти, непро­фес­си­о­на­лиз­му, нечест­но­сти. Набор этих слов не так велик: бар­дак, бес­пре­дел, дегра­да­ция, иди­о­тизм, маразм, мра­ко­бе­сие, мор­до­бой, пофи­гизм, сва­ра и неко­то­рые дру­гие. Кажет­ся, что подоб­ных слов боль­ше, т. к. одно и то же сло­во может оце­ни­вать, харак­те­ри­зо­вать небла­го­по­лу­чие в раз­ных сфе­рах жиз­ни.

Стра­на побе­див­ше­го иди­о­тиз­ма (заго­ло­вок ста­тьи о рефор­ми­ро­ва­нии (читай — уни­что­же­нии!) Рос­сий­ской ака­де­мии наук. Аргу­мен­ты неде­ли. 03.10.2013). Как извест­но, при Ста­лине слу­чил­ся погром совет­ской гене­ти­че­ской нау­ки. Воз­гла­вил его полу­гра­мот­ный иди­от, люби­мец вождя, “народ­ный ака­де­мик” Лысен­ко (Аргу­мен­ты неде­ли. 25.07.2013). Дол­гое вре­мя в «Новой газе­те» суще­ство­ва­ла руб­ри­ка «Энцик­ло­пе­дия бюро­кра­ти­че­ско­го иди­о­тиз­ма».

Наша стра­на дегра­ди­ру­ет и выми­ра­ет (АиФ. № 50. 2010). Из-за сокра­ще­ния рас­хо­дов на куль­ту­ру мы наблю­да­ем куль­тур­ную дегра­да­цию уже сего­дня во всей кра­се (АиФ. № 6. 2015). За послед­ние 20 лет нрав­ствен­ный облик рос­си­я­ни­на замет­но дегра­ди­ро­вал, — сви­де­тель­ству­ют спе­ци­а­ли­сты Инсти­ту­та пси­хо­ло­гии Рос­сий­ской ака­де­мии наук. — То, что рань­ше счи­та­лось постыд­ным, сего­дня вхо­дит чуть ли не в нор­му (АиФ. № 9. 2015). У нас нет сво­бод­ных проф­со­ю­зов, кото­рые мог­ли бы оста­но­вить этот оли­гар­хи­че­ский бес­пре­дел (Лит. газ. 19–25.01.2011). Где гра­ни­ца меж­ду жиз­нью вла­сти и вла­стью бес­пре­де­ла, управ­ля­ю­ще­го повсе­днев­ной жиз­нью сограж­дан? (Лит. газ. 19–25.01.2011). См. так­же бес­пре­дел эко­но­ми­че­ский, пра­во­вой, уго­лов­ный, чинов­ни­чий, при пере­хо­де к рын­ку и т. д.

Пере­чис­лен­ные сло­ва кон­цен­три­ру­ют в сво­ем содер­жа­нии мак­си­мум смыс­лов и эмо­ций, рас­сре­до­то­чен­ных в сино­ни­мах этих слов. В иди­о­тиз­ме сошлись глу­пость, неле­пость, нера­зум­ность, несу­раз­ность, абсурд­ность в их край­нем про­яв­ле­нии [Алек­сан­дро­ва 1969: 106]. Бес­пре­дел — край­няя сте­пень без­за­ко­ния, бес­по­ряд­ка [ТСРЯ 2007]. Сло­во из мира кри­ми­на­ла, осво­е­но в раз­го­вор­ной речи и СМИ. Бога­тая внут­рен­няя фор­ма (без гра­ниц, без кра­ев, без пре­де­ла) и жиз­нен­ная потреб­ность сде­ла­ли его акту­аль­ным в совре­мен­ной речи. Одна­ко при всей сво­ей смыс­ло­вой и эмо­ци­о­наль­ной насы­щен­но­сти «силь­ные» сло­ва все же услов­но, при­бли­зи­тель­но мож­но назы­вать точ­ны­ми обо­зна­че­ни­я­ми реа­лий. Гово­рить о точ­но­сти речи, о том, что с помо­щью «силь­ных» слов уста­нав­ли­ва­ет­ся соот­вет­ствие речи опре­де­лен­но­му явле­нию вне­язы­ко­вой дей­стви­тель­но­сти, по-види­мо­му, сле­ду­ет с осто­рож­но­стью. Их обоб­ща­ю­щая кате­го­рич­ность содер­жит не столь­ко осмыс­ле­ние явле­ния, сколь­ко его оцен­ку. Эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ный ком­по­нент зна­че­ния и часто­та исполь­зо­ва­ния неко­то­рых из таких слов (напри­мер, бар­дак, бес­пре­дел, маразм…), в том чис­ле «в ситу­а­ци­ях сквер­ных, но обы­ден­ных» [Нови­ков 2008: 18], облег­ча­ет выпуск пара, но не уста­нов­ле­ние диа­гно­за.

В отно­ше­нии газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ско­го сти­ля, осо­бен­но в мате­ри­а­лах СМИ обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го содер­жа­ния, выбор точ­но­го сло­ва «в пол­ном соот­вет­ствии с дей­стви­тель­но­стью» ослож­ня­ет­ся зави­си­мо­стью это­го выбо­ра от офи­ци­аль­ной трак­тов­ки собы­тий. Мюн­хен­ский (1939 г.) дого­вор или сго­вор? Про­изо­шед­шее в Рос­сии в октяб­ре 1917 г. — рево­лю­ция или боль­ше­вист­ский пере­во­рот? Раз­вал или рас­пад СССР (1991 г.) (АиФ. № 39. 2015)? В фев­ра­ле 2014 г. про­изо­шло вос­со­еди­не­ние Кры­ма с Рос­си­ей, или при­со­еди­не­ние Кры­ма к Рос­сии, или аннек­сия Кры­ма Рос­си­ей? Офи­ци­аль­ная вер­сия о контр­пе­ре­во­ро­те и захва­те вла­сти на Укра­ине (2014 г.) уста­ми пре­зи­ден­та США Оба­мы пре­под­не­се­на как пере­да­ча вла­сти. Министр ино­стран­ных дел Рос­сии Лав­ров дипло­ма­тич­но гово­рит о смене вла­сти на Укра­ине.

И сего­дня рос­сий­ское обще­ство демон­стри­ру­ет неоди­на­ко­вые взгля­ды и под­хо­ды к про­ис­хо­дя­ще­му: «Сего­дня мало кто ста­нет отри­цать, что в Рос­сии не луч­шие вре­ме­на. Но назы­ва­ют их по-раз­но­му. Одни гово­рят — кри­зис, дру­гие — стаг­на­ция, тре­тьи — без­вре­ме­нье. Чем даль­ше от Крем­ля и от Моск­вы, тем жест­че оцен­ки» (АиФ. № 27. 2015).

Поми­мо назван­ных выше спо­со­бов поис­ка точ­ных номи­на­ций (раз­об­ла­че­ние эвфе­ми­сти­че­ских при­кры­тий, исполь­зо­ва­ние «силь­ных» слов), адре­сант может, напри­мер, при­гла­сить адре­са­та вме­сте решить, какое из двух назва­ний сле­ду­ет счи­тать более пра­виль­ным, спра­вед­ли­вым.

«Жизнь лег­ка или убо­га?» — спра­ши­ва­ет фило­соф, про­фес­сор (АиФ. № 5. 2014). «Анти­кор­руп­ци­он­ная воз­ня или все-таки борь­ба?» — при­гла­ша­ет при­нять уча­стие в поле­ми­ке фило­соф, пре­по­да­ва­тель (Лит. газе­та. 16–22.03.2011). Отве­ты самих авто­ров на постав­лен­ные вопро­сы аргу­мен­ти­ро­ван­но одно­знач­ны. «Печат­но и экран­но нам вну­ша­ют: осво­бо­дись от внут­рен­ней ско­ван­но­сти, от пред­рас­суд­ков и ком­плек­сов, огра­ни­че­ний и запре­тов». Все это ока­зы­ва­ет­ся мощ­ным импуль­сом к при­ми­ти­ви­за­ции душев­но­го мира, к его убо­же­ству и тако­му же выбо­ру жиз­нен­но­го пути.

Кор­руп­ция — страш­ное зло, «под­ры­ва­ю­щее осно­вы нашей общей жиз­ни (дом, обра­зо­ва­ние, лече­ние, без­опас­ность, рабо­та, куль­тур­ные потреб­но­сти…)». И пока не будет для кор­руп­ци­о­не­ров «пожиз­нен­ных сро­ков с кон­фис­ка­ци­ей непра­вед­но нажи­то­го», умест­нее гово­рить об анти­кор­руп­ци­он­ной возне. С этим мне­ни­ем соглас­ны участ­ни­ки поле­ми­ки — жур­на­ли­сты, юри­сты, дея­те­ли нау­ки, куль­ту­ры, рядо­вые граж­дане: «нынеш­нее пре­сле­до­ва­ние кор­руп­ци­о­не­ров подо­зри­тель­но напо­ми­на­ет “опе­ра­цию при­кры­тия”, “баналь­ную пока­зу­ху”. Пока не будет вве­де­на кон­фис­ка­ция как нака­за­ние, вся борь­ба с кор­руп­ци­ей, объ­яв­лен­ная и про­па­ган­ди­ру­е­мая сего­дня, пре­вра­ща­ет­ся в про­фа­на­цию» (АиФ. № 5. 2014).

Про­дук­тив­ным спо­со­бом выбо­ра точ­ных слов (сло­во­со­че­та­ний) ока­зы­ва­ет­ся про­ти­во­по­став­ле­ние (сопо­став­ле­ние) двух номи­на­ций. Дав­но это было <…> Тогда еще у вете­ра­нов были льго­ты, а не “меры соци­аль­ной под­держ­ки (Обл. газе­та. Род­ник. 20.05.2009). Каза­лось бы, меры соци­аль­ной под­держ­ки под­ра­зу­ме­ва­ют льго­ты, во вся­ком слу­чае — не исклю­ча­ют их. Одна­ко в такой трак­тов­ке меры соци­аль­ной под­держ­ки пре­вра­ща­ют­ся в види­мость, фик­цию в отли­чие от льгот, предо­став­ляв­ших вете­ра­нам кон­крет­ную помощь.

В одно­кор­не­вых сопо­став­ля­е­мых сло­вах убе­ди­тель­нее выри­со­вы­ва­ют­ся смыс­ло­вые раз­ли­чия меж­ду ними. О набо­ре в армию по кон­трак­ту. Пла­ни­ру­ет­ся, что еже­год­но будут наби­рать по 50000. Но не про­сто наби­рать, а отби­рать (Незав. газе­та. 09.10.2012). Отби­рать — зна­чит учи­ты­вать в кон­трак­те не толь­ко физи­че­ское и мораль­ное здо­ро­вье, но и высо­ко­про­фес­си­о­наль­ную под­го­тов­ку ново­бран­цев. Спорт нуж­но под­дер­жи­вать, а не содер­жать (Нов. газе­та. 13.07.2011). Под­дер­жи­вать — зна­чит ‘актив­но поощ­рять, про­дви­гать’. Содер­жать — ‘зави­сеть от содер­жа­те­ля, нахо­дить­ся на содер­жа­нии’.

Сти­ли­сти­че­ская и эмо­ци­о­наль­ная мар­ки­ров­ка одно­го из сопо­став­ля­е­мых назва­ний дела­ет точ­ный выбор сло­ва осо­бен­но убе­ди­тель­ным. Надо карать за воров­ство, туне­яд­ство, пре­ступ­ное пред­при­ни­ма­тель­ство — карать, а не пугать (АиФ. № 5. 2011). Карать — ‘устар. и высок. под­вер­гать каре, нака­зы­вать’. Несмот­ря на всю свою непо­хо­жесть на вождя (Ста­ли­на — Н. Б.), Моло­тов пере­ни­ма­ет его спо­со­бы, мето­до­ло­гию и ста­но­вит­ся его сорат­ни­ком, а точ­нее, соучаст­ни­ком по мно­же­ству и мно­же­ству пре­ступ­ле­ний (Лит. газе­та. 07.09.1998). Соучаст­ник (в отли­чие от ‘высок. сорат­ник, спо­движ­ник’) отме­чен соуча­сти­ем в пре­ступ­ных дей­стви­ях в каче­стве сообщ­ни­ка.

Сле­ду­ю­щий при­мер инте­ре­сен не толь­ко выбо­ром точ­но­го мар­ки­ро­ван­но­го сло­ва, но и спо­соб­но­стью кон­тек­ста изме­нить с этой целью саму мар­ки­ров­ку сло­ва. Не спон­со­ры нуж­ны сего­дня рус­ской куль­ту­ре, а раде­те­ли (Лит. газе­та. 16–22.01.2008). Раде­тель — ‘устар. и ирон. Чело­век, кото­рый раде­ет кому-л., покро­ви­тель’. Сло­во адре­со­ва­но П. М. Тре­тья­ко­ву — «меце­на­ту (осно­вал худо­же­ствен­ную гале­рею, пода­рил Москве пре­крас­ные зда­ния, вкла­ды­вал сред­ства во мно­гие арт-про­ек­ты, содер­жал учи­ли­ще глу­хо­не­мых), “обще­ствен­но­му работ­ни­ку” оте­че­ствен­ной куль­ту­ры». Ни о какой иро­ни­че­ской окрас­ке здесь не может быть и речи; сло­во раде­тель, под­чер­ки­вая подвиж­ни­че­ство П. М. Тре­тья­ко­ва, вос­при­ни­ма­ет­ся как акту­аль­ное сло­во и при­об­ре­та­ет бла­го­род­ное, поло­жи­тель­ное зву­ча­ние.

Разу­ме­ет­ся, пере­чис­лен­ны­ми спо­со­ба­ми, при­е­ма­ми не исчер­пы­ва­ет­ся выбор кон­крет­ных, пре­дель­но пол­ных, чет­ких слов. Сама тема точ­но­сти речи (даже в рам­ках раз­го­во­ра толь­ко о сло­во­упо­треб­ле­нии) обшир­на и мно­го­гран­на, о чем мы гово­ри­ли в нача­ле ста­тьи.

Выво­ды. Поды­то­жим ска­зан­ное. Мы убе­ди­лись, что отно­ше­ние к сло­ву как услов­но­му зна­ку, сиг­на­лу о чем-либо про­ти­во­ре­чит точ­но­сти речи. Мы виде­ли, что инфор­ма­ция о тех или иных реа­ли­ях, выра­жен­ная сло­ва­ми с неопре­де­лен­ным, деваль­ви­ро­ван­ным зна­че­ни­ем (вклю­чая бюро­кра­тиз­мы), ока­зы­ва­ет­ся либо непол­ной, либо недо­сто­вер­ной. Эвфе­миз­мы, скры­ва­ю­щие прав­ду или под­ме­ня­ю­щие пред­мет речи, так­же спо­соб­ны нане­сти урон ком­му­ни­ка­ции. Мы наблю­да­ли, как эти­че­ский ком­по­нент речи суще­ствен­но вли­я­ет на ее досто­вер­ность. В мате­ри­а­лах СМИ на соци­аль­но-поли­ти­че­ские темы идео­ло­ги­че­ский фак­тор игра­ет основ­ную роль в выбо­ре номи­на­ций.

Здесь осо­бен­но важен опыт граж­дан­ской жур­на­ли­сти­ки, ответ­ствен­ной, про­фес­си­о­наль­ной, — пуб­ли­ци­стов, поли­то­ло­гов, социо­ло­гов, ана­ли­ти­ков, обо­зре­ва­те­лей. Они сво­им твор­че­ским при­ме­ром учат любить и знать пра­виль­ную, про­стую и выра­зи­тель­ную рус­скую речь. Но не толь­ко. Они не остав­ля­ют сво­их чита­те­лей, слу­ша­те­лей, зри­те­лей наедине со слож­ны­ми тема­ми и ста­ра­ют­ся най­ти и нахо­дят (в меру сво­их зна­ний и воз­мож­но­стей) убе­ди­тель­ные, исчер­пы­ва­ю­щие, прав­ди­вые сло­ва о про­ис­хо­дя­щем в стране и в мире.

© Бес­са­ра­бо­ва Н. Д., 2016

1. Бессарабова Н. Д. Журналист и слово. М., 2015.

2. Виноградский В. С., Куницына Н. В. Типологические и стилистические особенности иллюстративно-популярных изданий. М., 2005.

3. Калинин А. В. Культура русского слова. М., 1984.

4. Клушина Н. И. Этические границы языковой игры // Журналистика и культура русской речи. 2002. № 2.

5. Культура русской речи: Учебник для вузов / Под ред. проф. Л. К. Граудиной и проф. Е. Н. Ширяева. М., 2001.

6. Милославский И. Г. Как преодолеть ложные представления о русском языке в российском обществе? // Журналистика и культура русской речи. 2013. № 1.

7. Русские писатели о языке (XVIII–ХХ вв.) / Под ред. Б. В. Томашевского и Ю. Д. Левина. Л., 1954.

8. Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. М., 1999.

9. Сковородников А. П. Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты / Под ред. А. П. Сковородникова. М., 2005.

10. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М. Н. Кожиной. М., 2003.

1. Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка / Под ред. Л. А. Чешко. М., 1969.

2. Новиков Вл. Новый словарь модных слов. М., 2008.

3. Сеничкина Е. П. Словарь эвфемизмов русского языка. М., 2008.

4. Словарь по этике / Под ред. А. А. Гусейнова и И. С. Кона. М., 1989.

5. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов / Отв. ред. Н. Ю. Шведова. М., 2007 (ТСРЯ).

1. Bessarabova N. D. Journalist and word [Zhurnalist i slovo]. Moscow, 2015.

2. Culture of Russian speech: Textbook for universities [Kul’tura russkoj rechi: Uchebnik dlja vuzov] / Ed. by prof. L. K. Graudina and prof. E. Shiryaev. Moscow, 2001.

3. Kalinin A. V. Culture of the Russian word [Kul’tura russkogo slova]. Moscow, 1984.

4. Klushina N. I. Ethical boundaries of language game [Jeticheskie granicy jazykovoj igry] // Journalism and Culture of Russian speech. 2002. № 2.

5. Miloslavskii I. G. How to overcome misconceptions about the Russian language in Russian society? [Kak preodolet’ lozhnye predstavlenija o russkom jazyke v rossijskom obshhestve?] // Journalism and Culture of Russian speech. 2013. № 1.

6. Russian writers of the language (XVIII–XX centuries) [Russkie pisateli o jazyke (XVIII–XX vv.)] / Ed. B. V. Tomaszewski and Yu. D. Levin. Leningrad, 1954.

7. Sannikov V. Z. Russian language in the mirror of the language game [Russkij jazyk v zerkale jazykovoj igry]. Moscow, 1999.

8. Skovorodnikov A. P. Collegiate Dictionary Directory. The expressive means of Russian language and speech errors and omissions [Enciklopedicheskij slovar’-spravochnik. Vyrazitel’nye sredstva russkogo jazyka i rechevye oshibki i nedochety] / Ed. A. P. Skovorodnikov. Moscow, 2005.

9. Stylistic Encyclopedic Dictionary of Russian [Stilisticheskij enciklopedicheskij slovar’ russkogo jazyka] / Ed. by M. N. Kozhina. Moscow, 2003.

10. Vinogradsky V. S., Kunitsyna N. V. Typological and stylistic features illustrative of popular publications [Tipologicheskie i stilisticheskie osobennosti illjustrativno-populjarnyh izdanij]. Moscow, 2005.

Aleksandrova Z. Russian Thesaurus [Slovar’ sinonimov russkogo jazyka] / Ed. by L. A. Cheshko. Moscow, 1969.

Dictionary of ethics [Slovar’ po jetike] / Ed. by A. A. Huseynov and I. S. Kon. Moscow, 1989.

Dictionary of Russian language with the inclusion of information about the origin of words [Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka s vkljucheniem svedenij o proishozhdenii slov] / Executive ed. by N. Y. Shvedova. Moscow, 2007 [TSRJa].

Novikov Vl. New Dictionary of buzz words [Novyj slovar’ modnyh slov]. Moscow, 2008.

Senichkina E. P. Euphemisms Dictionary of the Russian language [Slovar’ jevfemizmov russkogo jazyka]. Moscow, 2008.