Пятница, Март 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

АФОРИСТИКА ИОСИФА БРОДСКОГО В СМИ

Статья посвящена рассмотрению такого аспекта существования языка массмедиа, как функционирование в нём афористики, в частности афористики Иосифа Бродского. Афористика Бродского и ее отражение в СМИ — явление сложное и многостороннее, иллюстрирующее отношение наших современников к мудрому и парадоксальному слову. Афористика Бродского достаточно широко представлена в СМИ, прежде всего на тысячах страниц в сети Интернет: это и электронные СМИ, и электронные варианты печатных СМИ, личные страницы пользователей сети, специальные сайты, посвященные самому Бродскому, либо поэзии, либо афоризмам. Афоризмы Бродского также затрагивают так называемые «вечные темы», которые с древнейших времен известны как в литературе, так и в афористике. В афористике Бродского рассматриваются также общественно-политические, морально-этические, жизненно-бытовые, профессиональные, философские проблемы.

THE APHORISM OF JOSEPH BRODSKY IN THE MEDIA 

The Brodsky’s aphorisms and its reflection in the media a complex and multifaceted phenomenon, illustrating the attitude of our contemporaries to the wise and paradoxical word. The Brodsky’s aphorisms is widely represented in the media, primarily on thousands of pages on the Internet: the electronic media, and electronic versions of print media, personal pages of users of the network, special sites dedicated to Brodsky or poetry or aphorisms. Aphorisms Brodsky also affect the so-called “eternal themes”, which touches from the earliest times in the literature and in the aphorism. In the aphorism Brodsky also considers the social, political, ethical, life-domestic, professional, philosophical problems.

Анжелика Викторовна Королькова, заведующая кафедрой лингвистики Смоленского гуманитарного университета

E-mail: manukhov@mail.ru

Korolkova Anzhelika Viktorovna, Smolensk University for Humanities

E-mail: manukhov@mail.ru

Королькова А. В. Афористика Иосифа Бродского в СМИ // Медиалингвистика. 2016. № 3 (13). С. 112–118. URL: https://medialing.ru/aforistika-iosifa-brodskogo-v-smi/ (дата обращения: 22.03.2019).

Korolkova A. V. The aphorism of Joseph Brodsky in the media. Media Linguistics, 2016, No. 3 (13), pp. 112–118. Available at: https://medialing.ru/aforistika-iosifa-brodskogo-v-smi/ (accessed: 22.03.2019). (In Russian)

УДК 81 
ББК 81.2 
ГРНТИ 16.01 
КОД ВАК 10.02.01 — русский язык

Поста­нов­ка про­бле­мы. Афо­ри­сти­ка раз­ви­ва­ет­ся с жиз­нью наро­да, отра­жая раз­лич­ные эта­пы фор­ми­ро­ва­ния язы­ка и наци­о­наль­но­го само­со­зна­ния [Чапа­е­ва 1990]. Имен­но поэто­му в совре­мен­ном обще­стве дале­ко не слу­ча­ен боль­шой инте­рес к афо­ри­сти­ке вооб­ще и рус­ской афо­ри­сти­ке в част­но­сти. В ней заклю­че­на тыся­че­лет­няя муд­рость и все­го чело­ве­че­ства, и рус­ско­го наро­да. Афо­ри­сти­ка наря­ду с паре­ми­я­ми, кры­ла­ты­ми выра­же­ни­я­ми и фра­зео­ло­ги­че­ски­ми еди­ни­ца­ми явля­ет­ся пока­за­тель­ной частью кон­цеп­то­сфе­ры наро­да, выра­жа­ет все, что в мораль­но-нрав­ствен­ном и эти­че­ском плане явля­ет­ся важ­ной состав­ной частью духов­ной куль­ту­ры [Гучин­ская 1993, Дмит­ри­е­ва 1997, Ско­го­рев 1980, Шата­ло­ва 2000].

Слож­ность ана­ли­за афо­ри­сти­ки в целом заклю­ча­ет­ся в том, что афо­риз­мы —весь­ма тон­кая линг­ви­сти­че­ская и лите­ра­ту­ро­вед­че­ская кате­го­рия. Кон­цеп­ций, пояс­ня­ю­щих при­ро­ду афо­риз­мов, десят­ки [Маня­ки­на 1975, 1980].

Мы пола­га­ем, что афо­ризм обла­да­ет обя­за­тель­ны­ми свой­ства­ми и при­зна­ка­ми, таки­ми как: нали­чие в струк­ту­ре слов-кон­цеп­тов (клю­че­вых слов), крат­кость, пас­пор­ти­зи­ро­ван­ность, вос­про­из­во­ди­мость. 

В афо­риз­ме факуль­та­тив­но могут при­сут­ство­вать такие при­зна­ки и каче­ства, как субъ­ек­тив­ность, ори­ги­наль­ность, неожи­дан­ность фор­му­ли­ров­ки, нали­чие пере­нос­но­го смыс­ла, спо­соб­ность к выра­же­нию уни­вер­саль­ных истин и пр. Нали­чие этих при­зна­ков пред­став­ля­ет пред­мет дис­кус­сий.

Кро­ме того, нуж­но при­ни­мать во вни­ма­ние, что автор вкла­ды­ва­ет в уста пер­со­на­жа какие-либо изре­че­ния, кото­рые в силу опре­де­лен­но­го ком­плек­са при­зна­ков могут являть­ся потен­ци­аль­ны­ми афо­риз­ма­ми. Но эти выска­зы­ва­ния пер­со­на­жа, яркие, запо­ми­на­ю­щи­е­ся, могут явно про­ти­во­ре­чить целост­но­му миро­по­ни­ма­нию авто­ра. Подоб­но­го рода про­ти­во­ре­чия лишь под­чер­ки­ва­ют такой факуль­та­тив­ный при­знак афо­риз­ма, как пара­док­саль­ность.

Афо­ри­сти­ка XX века пред­став­ля­ет собой осо­бую стра­ни­цу в раз­ви­тии рус­ской афо­ри­сти­ки, посколь­ку в ней нашла отра­же­ние вся эпо­ха, начи­ная со вре­мен афо­ри­сти­ки Мак­си­ма Горь­ко­го и закан­чи­вая афо­ри­сти­кой Иоси­фа Брод­ско­го, Андрея Воз­не­сен­ско­го, Бел­лы Ахма­ду­ли­ной и Евге­ния Евту­шен­ко [Зай­мов­ский 1930, Квят­ков­ский 1966, Мок­и­ен­ко, Сидо­рен­ко 1999 и т. д.]. 

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Про­во­дить ана­лиз афо­ри­сти­ки Брод­ско­го [Собра­ние сочи­не­ний И. Брод­ско­го] необы­чай­но труд­но по несколь­ким при­чи­нам. 

Во-пер­вых, это слож­ный поэт, уна­сле­до­вав­ший тра­ди­ции золо­то­го и сереб­ря­но­го века рус­ской лите­ра­ту­ры, но при­внес­ший в рус­скую поэ­зию свой непо­вто­ри­мый, ни на что не похо­жий поэ­ти­че­ский взгляд на мир вооб­ще, рус­скую дей­стви­тель­ность в част­но­сти, пере­осмыс­лив­ший слож­ней­шие про­бле­мы чело­ве­че­ско­го бытия и само­со­зна­ния. 

Во-вто­рых, осо­бую слож­ность пред­став­ля­ет рабо­та по вычле­не­нию афо­риз­мов из тек­стов Брод­ско­го. Про­бле­ма вычле­не­ния ввод­ной афо­ри­сти­ки (тер­мин из моно­гра­фии «Афо­ри­сти­ка» Федо­рен­ко и Соколь­ской) [Федо­рен­ко, Соколь­ская 1990: 92], осо­бен­но поэ­ти­че­ской, сама по себе пред­став­ля­ет слож­ную про­бле­му. 

Поэ­ти­че­ские афо­риз­мы вооб­ще труд­но выде­лить в текстах. Поэ­ти­че­ские тек­сты созда­ют­ся для того, что­бы пере­дать чув­ства, эмо­ции, вос­про­из­ве­сти самые тон­кие пере­жи­ва­ния, пока­зать, что такое страсть, и даже доста­вить эсте­ти­че­ское насла­жде­ние. Что­бы хотя бы как-то фор­ма­ли­зо­вать поэ­ти­че­ские афо­риз­мы, в лек­си­ко­гра­фи­че­ской прак­ти­ке опи­са­ния афо­ри­сти­ки сло­жи­лась тра­ди­ция вычле­не­ния афо­риз­мов по клю­че­вым (ино­гда гово­рят «опор­ным») сло­вам изре­че­ния. Эта прак­ти­ка опи­ра­ет­ся на запад­ные идеи иссле­до­ва­ния афо­ри­сти­ки, кото­рые еще в 1966 году озву­чил Франц Маут­нер на IV Кон­грес­се Меж­ду­на­род­ной Ассо­ци­а­ции лите­ра­то­ров. В част­но­сти, он утвер­ждал, что «мини­мум тре­бо­ва­ний, ядром пред­став­ля­ет­ся то, что афо­ризм есть крат­кое язы­ко­вое выра­же­ние инди­ви­ду­аль­ной, внешне изо­ли­ро­ван­ной мыс­ли» [Maunter 1966: 39]. Идеи Фран­ца Маут­не­ра в неко­то­рой сте­пе­ни раз­вил иссле­до­ва­тель тео­рии афо­ри­сти­ки Ной­манн; он ука­зы­вал, что «осно­вой для пони­ма­ния при­ро­ды афо­риз­ма явля­ет­ся осо­зна­ние двой­ствен­ной при­ро­ды язы­ка как меди­у­ма позна­ния; язык в обра­зе гово­рит боль­ше, чем в поня­тии, поэто­му сим­во­ли­че­ское позна­ние поз­во­ля­ет про­ник­нуть глуб­же, чем поня­тий­ное…» Основ­ная про­бле­ма тол­ко­ва­ния при­ро­ды афо­риз­ма по Ной­ман­ну заклю­ча­ет­ся в том, что он зани­ма­ет «про­ме­жу­точ­ное поло­же­ние меж­ду непо­сред­ствен­ным и инди­ви­ду­аль­ным наблю­де­ни­ем и обоб­ща­ю­щим выска­зы­ва­ни­ем» [Neumann 1976: 31].

Афо­ризм, как пра­ви­ло, содер­жит одно или два клю­че­вых сло­ва, но в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях — до пяти. Осо­бен­но труд­но выде­лять клю­че­вые сло­ва в поэ­ти­че­ских афо­риз­мах Иоси­фа Брод­ско­го. 

Вре­мя боль­ше про­стран­ства.

Про­стран­ство — вещь

Вре­мя же, в сущ­но­сти, мысль о вещи. 

Жизнь — фор­ма вре­ме­ни. 

Клю­че­вые сло­ва в таких афо­риз­мах явля­ют­ся отно­си­тель­ны­ми. В поэ­зии лек­си­че­ские еди­ни­цы чаще упо­треб­ля­ют­ся в пере­нос­ном зна­че­нии, вос­при­ни­ма­ют­ся не как поня­тие, а как образ. Лек­се­мы поэ­ти­че­ских афо­риз­мов явля­ют­ся частью тро­пов и фигур, при этом фор­маль­ное выде­ле­ние клю­че­во­го сло­ва не все­гда точ­но отра­жа­ет истин­ный смысл, истин­ную тема­ти­ку афо­риз­ма. Лек­си­че­ские еди­ни­цы, явля­ю­щи­е­ся клю­че­вы­ми сло­ва­ми афо­риз­мов, лег­ко объ­еди­ня­ют­ся в тема­ти­че­ские груп­пы и шире — в семан­ти­че­ские поля. В подоб­ную мик­ро­си­сте­му вхо­дят сло­ва и выра­же­ния язы­ка, в сво­ей сово­куп­но­сти покры­ва­ю­щие опре­де­лен­ную тему. Семан­ти­че­ское поле как более мас­штаб­ное поня­тие вклю­ча­ет в себя отдель­ные тема­ти­че­ские груп­пы. В афо­ри­сти­ке Иоси­фа Брод­ско­го клю­че­вы­ми сло­ва­ми, вво­дя­щи­ми афо­риз­мы в соот­вет­ству­ю­щие семан­ти­че­ские поля, явля­ют­ся: жизнь, смерть, вре­мя, оди­но­че­ство, про­стран­ство, любовь, вера, душа, ста­ре­ние, зло, сво­бо­да, сло­вес­ность, сло­во, язык, мол­ча­ние, пусто­та, мгно­ве­ние, раз­лу­ка и пр. 

Напри­мер: 

Сорвись все звез­ды с небо­сво­да, 
Исчез­ни мест­ность, 
Все ж не остав­ле­на сво­бо­да, 
Чья дочь — сло­вес­ность.

Все будут оди­на­ко­вы в гро­бу
Так будем хоть при жиз­ни раз­но­ли­ки! 

Поэ­зия — это не «луч­шие сло­ва в луч­шем поряд­ке», это выс­шая фор­ма суще­ство­ва­ния язы­ка.

Бог сохра­ня­ет все; осо­бен­но — сло­ва про­ще­нья и люб­ви, как соб­ствен­ный свой голос. Печаль­ная исти­на состо­ит в том, что сло­ва пасу­ют перед дей­стви­тель­но­стью.

Обыч­но тот, кто плю­ет на Бога, плю­ет сна­ча­ла на чело­ве­ка.

В тема­ти­ке афо­риз­мов Иоси­фа Брод­ско­го мы не можем отме­тить ниче­го прин­ци­пи­аль­но ново­го в соот­но­ше­нии с афо­ри­сти­кой дру­гих эпох и дру­гих авто­ров. Афо­риз­мы Брод­ско­го так­же затра­ги­ва­ют так назы­ва­е­мые «веч­ные темы», кото­рые с древ­ней­ших вре­мен извест­ны как в лите­ра­ту­ре, так и в афо­ри­сти­ке. В афо­ри­сти­ке Брод­ско­го рас­смат­ри­ва­ют­ся так­же обще­ствен­но-поли­ти­че­ские, мораль­но-эти­че­ские, жиз­нен­но-быто­вые, про­фес­си­о­наль­ные, фило­соф­ские про­бле­мы. В свое вре­мя на осно­ве состав­лен­но­го нами «Сло­ва­ря афо­риз­мов рус­ских писа­те­лей» [Король­ко­ва, Ломов, Тихо­нов 2004] мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли самые частот­ные клю­че­вые сло­ва рус­ской афо­ри­сти­ки XX века. Ока­за­лось, что наи­бо­лее частот­ны­ми для авто­ров XX века явля­ют­ся эле­мен­ты семан­ти­че­ских полей: тра­ги­че­ское вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти, человек/люди, любовь, друж­ба, Рос­сия, роди­на, сла­ва, вера, зна­ние, вос­пи­та­ние, честь, радость, печаль, горе, вре­мя, кни­ги, ум (умный), исти­на, прав­да, ложь, вой­на, мир, сти­хи, поэт, поэ­зия, худож­ник, юность, язык, зем­ля, душа, дети, народ, при­ро­да, разум, жизнь, смерть, борь­ба, труд, талант, серд­це, сло­во, нау­ка, день­ги, мысль, кра­со­та, моло­дость, мир, муж­чи­на, жен­щи­на, рево­лю­ция и др. Боль­шая часть клю­че­вых слов афо­ри­сти­ки Брод­ско­го и рус­ской афо­ри­сти­ки XX века сов­па­да­ют.

Осо­бо необ­хо­ди­мо отме­тить и в афо­ри­сти­ке XX века, и в афо­ри­сти­ке Брод­ско­го семан­ти­че­ское поле «тра­ги­че­ское вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти». И писа­те­ли, и поэты, и уче­ные, и пуб­ли­ци­сты не сво­бод­ны от вея­ний эпо­хи, их афо­ри­сти­ка отра­жа­ет мно­же­ство изме­не­ний в обще­стве. Есте­ствен­но, что «ради­каль­ные поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния в стране <…> детер­ми­ни­ро­ва­ны изме­не­ни­ем кон­цеп­ту­аль­но­го мира рус­ско­го чело­ве­ка» [Чер­ни­ко­ва 2005: 114]. Изме­не­ние кон­цеп­ту­аль­ной кар­ти­ны мира рус­ско­го чело­ве­ка нашло свое отра­же­ние и в рус­ской афо­ри­сти­ке в целом, и в афо­ри­сти­ке Брод­ско­го в част­но­сти. Напри­мер: Амби­ва­лент­ность, мне кажет­ся, — глав­ная харак­те­ри­сти­ка наше­го наро­да. Нет в Рос­сии пала­ча, кото­рый бы не боял­ся стать одна­жды жерт­вой, нет такой жерт­вы, пусть самой несчаст­ной, кото­рая не при­зна­лась бы (хотя бы себе) в мораль­ной спо­соб­но­сти стать пала­чом. 

Сво­бо­да — это когда забы­ва­ешь отче­ство у тира­на …

Самая надеж­ная защи­та про­тив Зла состо­ит в край­нем инди­ви­ду­а­лиз­ме, ори­ги­наль­но­сти мыш­ле­ния, при­чуд­ли­во­сти, даже — если хоти­те — экс­цен­трич­но­сти. То есть в чем-то таком, что невоз­мож­но под­де­лать, сыг­рать, ими­ти­ро­вать; в том, что не под силу даже про­жжен­но­му мошен­ни­ку.

Для чело­ве­ка, чей род­ной язык — рус­ский, раз­го­во­ры о поли­ти­че­ском зле столь же есте­ствен­ны, как пище­ва­ре­ние. Жизнь — так, как она есть, – не борь­ба меж­ду Пло­хим и Хоро­шим, но меж­ду Пло­хим и Ужас­ным. И чело­ве­че­ский выбор на сего­дняш­ний день лежит не меж­ду Доб­ром и Злом, а ско­рее меж­ду Злом и Ужа­сом. Чело­ве­че­ская зада­ча сего­дня сво­дит­ся к тому, что­бы остать­ся доб­рым в цар­стве Зла, а не стать само­му его, Зла, носи­те­лем.

Дей­стви­тель­но, для афо­риз­мов Брод­ско­го не важ­на прин­ци­пи­аль­ная новиз­на тема­ти­ки, они затра­ги­ва­ют «веч­ные темы». Одна­ко они по-ново­му осве­ща­ют вопро­сы, все­гда вол­но­вав­шие чело­ве­че­ство. Важ­ным эле­мен­том афо­риз­мов Брод­ско­го явля­ет­ся глу­бо­кое свое­об­ра­зие и ори­ги­наль­ность, а зача­стую и пара­док­саль­ность. В упо­мя­ну­той ранее моно­гра­фии Н. Т. Федо­рен­ко и Л. И. Соколь­ской «Афо­ри­сти­ка» утвер­жда­ет­ся, что «…для афо­риз­мов не обя­за­тель­на новиз­на мыс­лей, но очень важ­ным явля­ет­ся их сло­вес­ное обли­чье, дости­га­е­мое уме­лым исполь­зо­ва­ни­ем сти­ли­сти­че­ских и эмо­ци­о­наль­ных средств. Эти сред­ства при­да­ют неко­гда или толь­ко что воз­ник­шим исти­нам свое­об­ра­зие и ори­ги­наль­ность, кото­рые уси­ли­ва­ют их дей­ствен­ность» [Федо­рен­ко, Соколь­ская 1990: 7879]. 

Афо­ри­сти­ка Брод­ско­го отра­жа­ет все про­ти­во­ре­чия, иска­ния, опа­се­ния, раз­мыш­ле­ния чело­ве­ка вто­рой поло­ви­ны XX века, кото­рый ока­зал­ся весь­ма неод­но­знач­ным как в исто­рии Рос­сии, так и в исто­рии рус­ской афо­ри­сти­ки. Про­ана­ли­зи­ро­вав афо­ри­сти­ку Брод­ско­го в целом, пред­ста­вим неко­то­рые наблю­де­ния над афо­ри­сти­кой Брод­ско­го в СМИ. Афо­ри­сти­ка Брод­ско­го доста­точ­но широ­ко пред­став­ле­на в СМИ, преж­де все­го на тыся­чах стра­ниц в сети Интер­нет: это и элек­трон­ные СМИ, и элек­трон­ные вари­ан­ты печат­ных СМИ, лич­ные стра­ни­цы поль­зо­ва­те­лей сети, спе­ци­аль­ные сай­ты, посвя­щен­ные само­му Брод­ско­му, либо — поэ­зии, либо афо­риз­мам. 

Был заме­чен уди­ви­тель­ный для совре­мен­ных СМИ факт: афо­ри­сти­ка Брод­ско­го в основ­ном вос­при­ни­ма­ет­ся серьез­но, не ёрни­че­ски. Его изре­че­ния обыч­но при­во­дят­ся пол­но­стью с ука­за­ни­ем, отку­да они взя­ты. Часто авто­ры новых лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний исполь­зу­ют фра­зы Брод­ско­го в речи сво­их пер­со­на­жей, тоже с ука­за­ни­ем того, что цита­та при­над­ле­жит поэту. Брод­ский цити­ру­ет­ся в лите­ра­ту­ро­вед­че­ских ста­тьях, при­чем неваж­но, посвя­ще­ны ли ста­тьи твор­че­ству его само­го. Любо­пыт­ным явля­ет­ся факт исполь­зо­ва­ния афо­ри­сти­ки Брод­ско­го на стра­ни­цах мно­го­чис­лен­ных дам­ских фору­мов, на лич­ных стра­ни­цах в соци­аль­ных сетях «ВКон­так­те», «Одно­класс­ни­ки», «Фейс­бук» и пр. В основ­ном это яркие изре­че­ния о люб­ви, смыс­ле жиз­ни, о душе, о чело­ве­ке, о ста­ро­сти. Брод­ско­го на подоб­ных ресур­сах цити­ру­ют люди, обла­да­ю­щие опре­де­лен­ным интел­лек­ту­аль­ным бага­жом. Мож­но так­же утвер­ждать, что отдель­ные афо­риз­мы Брод­ско­го в бли­жай­шее вре­мя ста­нут кры­ла­ты­ми выра­же­ни­я­ми, как мно­гие изре­че­ния Пуш­ки­на, Гри­бо­едо­ва, Кры­ло­ва. Самы­ми рас­про­стра­нен­ны­ми изре­че­ни­я­ми Брод­ско­го в элек­трон­ных СМИ (зафик­си­ро­ва­но свы­ше 50 тыс. цити­ро­ва­ний) явля­ют­ся: 

Пото­му что душа суще­ству­ет в теле, 
Жизнь будет луч­ше, чем мы хоте­ли.
*   *   *
Пусто­та веро­ят­ней и хуже ада,
Мы не зна­ем, кому нам ска­зать «не надо».

В сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции прак­ти­че­ски нет транс­фор­ми­ро­ван­ных афо­риз­мов, а точ­нее антиа­фо­риз­мов (тер­мин В. М. Мок­и­ен­ко и Х. Валь­те­ра) Брод­ско­го. 

Заду­ма­ем­ся о при­ро­де антиа­фо­риз­ма в элек­трон­ных СМИ. Поче­му про­ис­хо­дит транс­фор­ма­ция, кон­та­ми­на­ция, опро­ще­ние и вуль­га­ри­за­ция рус­ской афо­ри­сти­ки в целом? 

Мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что в насто­я­щее вре­мя наблю­да­ет­ся общая тен­ден­ция к опро­ще­нию рус­ско­го язы­ка, а язы­ко­вая игра и ёрни­че­ство ста­но­вят­ся нор­мой для совре­мен­ной «сме­хо­вой анти­куль­ту­ры», наблю­да­ет­ся насто­я­щая кар­на­ва­ли­за­ция (тер­мин М. М. Бах­ти­на) в обла­сти паре­мио­ло­гии и афо­ри­сти­ки. Общее сни­же­ние, акти­ви­за­ция транс­фор­ма­ци­он­ных про­цес­сов в афо­ри­сти­ке сви­де­тель­ству­ют об актив­ной экс­прес­си­ви­за­ции язы­ка, и в тоже вре­мя о вуль­га­ри­за­ции обще­ства, об отри­ца­нии нрав­ствен­ных норм тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры. Тра­ди­ци­он­ные поня­тия всту­па­ют в про­ти­во­ре­чие со сме­хо­вой кар­на­валь­ной при­ро­дой транс­фор­ми­ро­ван­ных изре­че­ний, порож­дая новые, в кото­рых не будут зафик­си­ро­ва­ны некие абсо­лют­ные исти­ны. 

Афо­ри­сти­ка Брод­ско­го актив­но сопро­тив­ля­ет­ся транс­фор­ма­ции. Это объ­яс­ня­ет­ся, на наш взгляд, дву­мя при­чи­на­ми. Во-пер­вых, Брод­ский — поэт слож­ных мета­фор, ассо­ци­а­ций и аллю­зий, кото­рые сами по себе доста­точ­но слож­ны. Во-вто­рых, Брод­ский — наш стар­ший совре­мен­ник, поэ­зия кото­ро­го и так отра­зи­ла совре­мен­ную нам эпо­ху. Вуль­га­ри­за­ция их невоз­мож­на. А в-тре­тьих, инте­рес к поэ­зии Брод­ско­го не так высок, как к поэ­зии наших клас­си­ков. Его тек­сты про­сто мно­гим неиз­вест­ны, они не вклю­че­ны в школь­ную про­грам­му, они мало­узна­ва­е­мы. Транс­фор­ма­ции под­вер­га­ют­ся толь­ко те изре­че­ния, кото­рые лег­ко узнать, кото­рые уже ста­ли кры­ла­ты­ми. Для афо­ри­сти­ки Брод­ско­го этот про­цесс в буду­щем.

Выво­ды. Афо­ри­сти­ка И.Бродского явля­ет­ся по боль­шей части ввод­ной. Извле­кать ее из поэ­ти­че­ских тек­стов затруд­ни­тель­но, так как поэ­ти­че­ский мир авто­ра бес­пре­дель­но сло­жен. Фор­ма­ли­зо­вать афо­ри­сти­ку Брод­ско­го для извле­че­ния из тек­стов мож­но с помо­щью клю­че­вых слов, хотя и это — вопрос дис­кус­си­он­ный. 

В афо­ри­сти­ке И. Брод­ско­го мы наблю­да­ем и пара­док­саль­ность, и глу­бо­кие нрав­ствен­ные исти­ны, и фило­соф­ские сен­тен­ции, и юмор, и поучи­тель­ность, и неко­то­рые наблю­де­ния по пово­ду опре­де­лен­ных жиз­нен­ных ситу­а­ций, — в общем, все то, чем так сла­вит­ся рус­ская клас­си­че­ская афо­ри­сти­ка.

© Король­ко­ва А. В., 2016

Гучинская Н. О. Афоризм как интертекстуальный вариант лирико-стихотворного текста // Интертекстуальные связи в художественном тексте. СПб., 1993.

Дмитриева О. А. Культурно-языковые характеристики пословиц и афоризмов: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Волгоград, 1997.

Займовский С. Г. Крылатое слово: Справочник цитаты и афоризма. М.-Л., 1930.

Квятковский А. П. Поэтический словарь. М., 1966.

Королькова А. В., Ломов А. Г., Тихонов А. Н. Словарь афоризмов русских писателей. М., 2004.

Манякина Т. И. Логико-семантическая классификация афоризмов // Вопросы теории романо-германских языков. Вып. 7. Днепропетровск, 1975.

Манякина Т. И. Языково-стилистическая характеристика жанра афоризмов. Днепропетровск: ДГУ, 1980.

Мокиенко В. М., Сидоренко К. П. Словарь крылатых выражений А. С. Пушкина. СПб., 1999.

Скогорев В. А. Афоризмы комедии «Горе от ума» А. С. Грибоедова // Сравнительно-исторические исследования русского языка. Воронеж, 1980.

Собрание сочинений И. Бродского // http://e-libra.ru/books/106404-sobranie-sochinenij.html.

Федоренко Н. Т., Сокольская Л. И. Афористика. М, 1990.

Чапаева Л. Г. Афоризмы как источники истории русского языка // Лексикология и фразеология: Новый взгляд. Раздел: Лексикология. М., 1990.

Черникова Н. В. Отражение в толковых словарях изменений в русской национальной концептосфере // Слово. Словарь. Словесность. Экология языка. Материалы Всероссийской конференции. СПб., 2005.

Шаталова С. А. Лингвистические основы афоризмов и афористики в художественных текстах Достоевского (на материале романов «Бесы» и «Подросток»). Дис. … канд. филол. н. М., 2000.

Maunter F. H. Maxim(e)s, Sentences, Fragmente, Aphorismen. The Hague, Paris, 1966.

Neumann G. Ideenparadiese. Munchen, 1976.

Chapaeva L. G. Aphorisms as sources for the history of Russian language [Aphorismi kak istochniki istorii russkogo jazika] // Lexicology and phraseology: New look. Part: Lexicology M., 1990.

Chernikova N. V. Reflection dictionary of changes in Russian conceptosphere [Otrazenije v tolkovih slovariah izmenenij v russkoj natsionalnoj konsheptosphere] // Word. Dictionary. Literature. The ecology of language. Materials of all-Russian conference. SPb., 2005.

Dmitrieva O. A. Cultural and linguistic characteristics of proverbs and aphorisms [Culturno-jazukovije haracteristiki poslovitc i aphorismov]: Abstract of dissertation of candidate of philological sciences. Volgograd, 1997.

Fedorenko N. T., Sokolskaya L. I. The aphorisms [Aphorismi]. M., 1990.

Gucinskaya O. N. Aphorism as an intertextual version of the lyrical and the poetic text [Aphorism kak intertecstyalnij variant liriko-stiphotvornogo texta] // Intertextual relations in a literary text. SPb., 1993.

Korolkova A. V., Lomov A. G., Tihonov A. N. Dictionary of aphorisms of Russian writers [Slovar aphorismov russkih pisateley]. M., 2004.

Kwiatkowski A. P. Poetic vocabulary [Poeticheskii slovar]. M., 1966.

Manakin T. I. Semantic classification of aphorisms [Logico-semanticheskaya classificatchiya aphorismov] // The theory of Romano-Germanic languages. The issue 7. Dnepropetrovsk, 1975.

Manakin T. I. The linguistic and stylistic characteristics of the genre of aphorism [Jazikovo-stilisticheskaya pharacteristika zhanra aphorismov]. Dnepropetrovsk, 1980.

Maunter F. H. Maxim(e)s, Sentences, Fragmente, Aphorismen. The Hague, Paris, 1966.

Mokienko V. M., Sidorenko K. P. Dictionary of Pushkin’s popular expression [Slovar krilatih virazhenij Pushkina]. SPb.,1999.

Neumann G. Ideenparadiese. Munchen, 1976.

Shatalova S. A. Linguistic foundations of aphorisms and aphoristic literary texts of Dostoevsky (On the novels “The demons” and “The teenager”) [Lingvisticheskije osnovi aphorismov i aphoristiki v hudozhestvennih textah Dostoevskogo (na material Romanov “Besi” i “Podrostok”)] // Abstract of dissertation of candidate of philological sciences. M., 2000.

Skogorev V. A. Griboedov’s aphorisms in the Comedy “Woe from wit”[Aphorismi komedii ‘Gore ot uma” Griboedova] // Comparative historical studies of Russian language. Voronezh, 1980.

The collected works of Brodsky [Sobraniye sochinenii Brodskogo] // http://e-libra.ru/books/106404-sobranie-sochinenij.html.

Zaimovskii S. G. Winged word reference guote and aphorism[ Krilatije slovo: Spravochnic chitati i aphorisma]. M.-L., 1930.