Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Лингвистическая экспертиза информационного обеспечения выборов (на материале президентской кампании 2018 г.)

Вве­де­ние. Этот номер меж­ду­на­род­но­го науч­но­го жур­на­ла «Медиа­линг­ви­сти­ка» посвя­щен про­бле­мам и пер­спек­ти­вам осо­бой иссле­до­ва­тель­ской про­це­ду­ры — линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы (ЛЭ). Дан­ное направ­ле­ние при­клад­ной линг­ви­сти­ки нахо­дит­ся в цен­тре вни­ма­ния уче­ных и обще­ствен­но­сти, в том чис­ле из-за соб­ствен­ной кон­флик­то­ген­но­сти. Об этом не раз гово­рил в СМИ про­фес­сор М. В. Гор­ба­нев­ский — пред­се­да­тель прав­ле­ния ГЛЭДИС (Гиль­дии линг­ви­стов-экс­пер­тов по доку­мен­та­ци­он­ным и инфор­ма­ци­он­ным спо­рам). Для медиа­линг­ви­стов зна­ком­ство с раз­но­об­ра­зи­ем ЛЭ и ее науч­но-мето­ди­че­ски­ми осно­ва­ми акту­аль­но и полез­но, у линг­ви­стов-экс­пер­тов и медиа­линг­ви­стов мно­го общих инте­ре­сов. Во-пер­вых, в аспек­те мак­ро­объ­ек­та изу­че­ния — медиа­дис­кур­са. Ведь мас­сме­диа — сфе­ра повы­шен­ной рече­вой опас­но­сти и ответ­ствен­но­сти, здесь регу­ляр­но воз­ни­ка­ют кон­флик­ты, трак­ту­е­мые в юри­ди­че­ских тер­ми­нах как зло­упо­треб­ле­ние сво­бо­дой сло­ва, рас­про­стра­не­ние поро­ча­щих све­де­ний, ненад­ле­жа­щая рекла­ма, неза­кон­ная аги­та­ция и дру­гие, при раз­ре­ше­нии кото­рых при­ме­ня­ет­ся ЛЭ. Поэто­му такие функ­ци­о­наль­ные сфе­ры медиа­дис­кур­са, как жур­на­лист­ский, реклам­ный, аги­та­ци­он­ный дис­курс, и такие меди­а­те­мы, как поли­ти­ка, пра­во­за­щи­та, экс­тре­мизм, под­ле­жат линг­во­экс­перт­но­му ана­ли­зу. Во-вто­рых, в мето­до­ло­ги­че­ском аспек­те — это раз­ра­бот­ка кон­цеп­ций и мето­дов ана­ли­за муль­ти­мо­даль­ных и поли­ко­до­вых тек­стов. И, нако­нец, в аспек­те кри­ти­че­ско­го ана­ли­за дис­кур­са: этот аксио­ло­ги­че­ский под­ход при­ме­ня­ет­ся в медиа­линг­ви­сти­че­ских рабо­тах и в линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зе в тер­ми­нах тео­рии рече­во­го воз­дей­ствия, жан­ро­ве­де­ния, линг­во­э­ти­ки; исполь­зу­ют­ся пей­о­ра­тив­ные оцен­ки: табуированная/обсценная лек­си­ка, неубе­ди­тель­ная / мани­пу­ля­тив­ная аргу­мен­та­ция, сла­бая ста­тья, про­во­ка­ци­он­ная рекла­ма и пр. И если их при­ме­не­ние в медиа­линг­ви­сти­ке спо­соб­ству­ет повы­ше­нию медиа­гра­мот­но­сти вузов­ской ауди­то­рии и не име­ет нега­тив­ных послед­ствий, то в линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зе они могут небла­го­при­ят­но повли­ять на мне­ние пра­во­при­ме­ни­те­лей о закон­но­сти спор­но­го текста.

Воз­ник­но­ве­ние ЛЭ обу­слов­ле­но фак­том зако­но­да­тель­ной регу­ля­ции жиз­не­де­я­тель­но­сти госу­дар­ства, обще­ства и чело­ве­ка, в част­но­сти запре­том рече­де­я­тель­ност­ных делик­тов, како­вы кле­ве­та, оскорб­ле­ние, угро­за жиз­ни, про­во­ци­ро­ва­ние взят­ки, сло­вес­ные про­яв­ле­ния и оправ­да­ние экс­тре­миз­ма и тер­ро­риз­ма и др.: «В самом тек­сте опуб­ли­ко­ван­но­го или пере­дан­но­го в эфир мате­ри­а­ла (и толь­ко в нем) заклю­чен сам Corpus delicti, все объ­ек­тив­ные при­зна­ки суди­мо­го дея­ния. Ника­ких дру­гих источ­ни­ков дока­за­тельств пра­во­на­ру­ше­ний по делам этой кате­го­рии не суще­ству­ет, и толь­ко текст явля­ет­ся глав­ным пред­ме­том иссле­до­ва­ния и юри­ди­че­ской оцен­ки» [Рати­нов 2004: 104].

ЛЭ — это «про­цес­су­аль­но регла­мен­ти­ро­ван­ное линг­ви­сти­че­ское иссле­до­ва­ние уст­но­го и/или пись­мен­но­го тек­ста, завер­ша­ю­ще­е­ся дачей заклю­че­ния по вопро­сам, раз­ре­ше­ние кото­рых тре­бу­ет при­ме­не­ния спе­ци­аль­ных позна­ний в язы­ко­зна­нии и судеб­ном рече­ве­де­нии» [Галя­ши­на 2013: 13]. Она при­над­ле­жит к клас­су судебных/криминалистических экс­пер­тиз, а в его пре­де­лах — к роду рече­вед­че­ских, наря­ду с таки­ми, как фоно­ско­пи­че­ская, почер­ко- и авто­ро­вед­че­ская экс­пер­ти­за (см. иной под­ход к так­со­но­ми­че­ской пози­ции ЛЭ в этом номе­ре в ста­тьях Т. П. Соко­ло­вой и Е. А. Чубиной).

Спе­ци­фи­ка линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы на фоне дру­гих рече­вед­че­ских состо­ит в том, что это гер­ме­нев­ти­че­ское иссле­до­ва­ние спор­ных тек­стов [Бель­чи­ков 2005: 15–20], «выяв­ле­ние смыс­лов, выра­жен­ных в тек­сте или его фраг­мен­те, и харак­те­ра воз­дей­ствия на адре­са­та или ауди­то­рию» [Рос­сий­ский феде­раль­ный центр судеб­ной экс­пер­ти­зы]. В рам­ках при­клад­ной линг­ви­сти­ки ЛЭ — один из при­е­мов линг­ви­сти­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния [Бара­нов 2004], ана­ли­ти­ко-экс­перт­ное направ­ле­ние дея­тель­но­сти фило­ло­гов [Чер­ны­шо­ва 2016: 335–350].

Науч­ное обос­но­ва­ние про­из­вод­ства ЛЭ фор­му­ли­ру­ет­ся в несколь­ких вза­и­мо­до­пол­ни­тель­ных направ­ле­ни­ях, воз­ник­ших в оте­че­ствен­ной нау­ке в 1990‑х годах: в линг­во­кри­ми­на­ли­сти­ке (ее осно­вы зало­же­ны Л. В. Зла­то­усто­вой), юри­слинг­ви­сти­ке (ее осно­ва­тель — Н. Д. Голев), судеб­ном рече­ве­де­нии (тер­мин Р. К. Пота­по­вой). В насто­я­щее вре­мя все чаще исполь­зу­ет­ся тер­мин «линг­во­экс­пер­то­ло­гия» (его автор, пред­по­ло­жи­тель­но, К. И. Бринев).

Линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за при­об­ре­ла офи­ци­аль­ный ста­тус судеб­ной в 2005 г. Если она выпол­ня­ет­ся по назна­че­нию суда, то ее про­дукт назы­ва­ет­ся «заклю­че­ние экс­пер­та» и обя­за­те­лен к рас­смот­ре­нию. Если же по зака­зу участ­ни­ков спо­ра, то ее про­дукт назы­ва­ет­ся «заклю­че­ние спе­ци­а­ли­ста» и в судеб­ном про­цес­се име­ет факуль­та­тив­ное зна­че­ние. Суд и «спор­щи­ки» могут зака­зы­вать иссле­до­ва­ние в госу­дар­ствен­ных и него­су­дар­ствен­ных экс­перт­ных учреждениях.

Объ­ек­ты ЛЭ — спор­ные про­яв­ле­ния соци­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, как собы­тий­ные, так и тек­сто­вые. А пред­ме­ты — их линг­во­се­ми­о­ти­че­ские пока­за­те­ли, кор­ре­ли­ру­ю­щие с пра­во­вы­ми (т. е. зафик­си­ро­ван­ны­ми в ста­тьях зако­нов) при­зна­ка­ми делик­тов: «В инфор­ма­ци­он­ном спо­ре долж­ны быть выяв­ле­ны сло­вес­ные кон­струк­ции и смыс­ло­вые еди­ни­цы тек­ста, под­па­да­ю­щие под при­зна­ки кон­крет­но­го пра­во­на­ру­ше­ния, преду­смот­рен­но­го соот­вет­ству­ю­щей зако­но­да­тель­ной нор­мой» [Рати­нов 2004: 104]. Этот ком­мен­та­рий извест­но­го юри­ста озна­ча­ет, что у каж­до­го рече­во­го делик­та (или их груп­пы) есть юри­ди­че­ские при­зна­ки, зафик­си­ро­ван­ные в ста­тьях зако­нов с боль­шей или мень­шей кон­крет­но­стью. И для линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы каж­до­го тако­го делик­та (или их груп­пы) есть свои при­е­мы опи­са­ния и вопрос­ни­ки, свои еди­ни­цы ана­ли­за и тер­ми­ны. Напри­мер, по уни­же­нию чести, досто­ин­ства и дело­вой репу­та­ции путем рас­про­стра­не­ния поро­ча­щих све­де­ний клю­че­вые поня­тия — «факт», «утвер­жде­ние», «мне­ние», «оцен­ка»; по оскорб­ле­нию (т. е. уни­же­нию лич­но­сти в непри­лич­ной фор­ме, в том чис­ле сло­вес­ной) — пред­став­ле­ние о шка­ле инвек­тив­ной лек­си­ки. Отме­тим, что оба эти делик­та объ­еди­ня­ют­ся в линг­во­экс­пер­то­ло­гии рабо­чим тер­ми­ном «диф­фа­ма­ция». Ста­тья посвя­ще­на линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зе инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров (ИОВ); его пра­во­вые при­зна­ки и линг­во­экс­перт­ные пока­за­те­ли будут подроб­но рас­смот­ре­ны ниже.

Осно­ва дея­тель­но­сти судеб­но­го экс­пер­та, в том чис­ле линг­ви­ста, — стро­гое соблю­де­ние рамок сво­ей ком­пе­тен­ции. Это озна­ча­ет, что вопро­сы, кото­рые перед ним ста­вят­ся сто­ро­на­ми спо­ра, и его отве­ты долж­ны быть сфор­му­ли­ро­ва­ны в тер­ми­нах его спе­ци­аль­ных позна­ний, а не в юри­ди­че­ских поня­ти­ях. Если такое слу­чит­ся (умыш­лен­но или по недо­смот­ру), экс­пер­ти­за при­зна­ет­ся ненад­ле­жа­щей. Поэто­му науч­но-экс­перт­ное сооб­ще­ство раз­ра­ба­ты­ва­ет вопрос­ни­ки, мето­ди­ки ана­ли­за и тер­ми­но­ло­гию, типо­вые для каж­дой экс­перт­ной обла­сти, в том чис­ле рече­вед­че­ской, в част­но­сти лингвистической.

В дан­ном номе­ре жур­на­ла пред­став­ле­ны ста­тьи, изла­га­ю­щие про­бле­ма­ти­ку раз­ных родов линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы: реклам­ной, ней­мин­го­вой, экс­тре­мист­ских тек­стов и инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров. Наде­ем­ся на эври­стич­ность этих пуб­ли­ка­ций для раз­ви­тия медиа­линг­ви­сти­че­ских пред­став­ле­ний о кон­флик­то­ген­ном потен­ци­а­ле медиадискурса.

Поста­нов­ка про­бле­мы. Одна из обла­стей пра­во­при­ме­не­ния, где исполь­зу­ет­ся линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за, — это инфор­ма­ци­он­ные спо­ры. В рабо­чем поряд­ке их мож­но опре­де­лить как спо­соб раз­ре­ше­ния вне- и досу­деб­ных кон­флик­тов по пово­ду функ­ци­о­ни­ро­ва­ния СМИ, кото­рые воз­ник­ли вслед­ствие дей­стви­тель­но­го или мни­мо­го нару­ше­ния прав чело­ве­ка и обще­ствен­ных инте­ре­сов. Они раз­ре­ша­ют­ся в отрас­ле­вых инстан­ци­ях: по рекла­ме — в управ­ле­ни­ях Феде­раль­ной анти­мо­но­поль­ной служ­бы (ФАС), по жур­на­ли­сти­ке — в управ­ле­ни­ях Рос­ком­над­зо­ра и — что важ­но — с уча­сти­ем орга­ни­за­ций реклам­ной и жур­на­лист­ской само­ре­гу­ля­ции. А в ходе выбо­ров воз­ни­ка­ют изби­ра­тель­ные спо­ры (ИС) как раз­но­вид­ность информационных.

Такой спор — это поли­ти­ко-пра­во­вое явле­ние, слож­но­со­став­ной поли­ти­че­ский кон­фликт, кото­рый раз­ви­ва­ет­ся в рам­ках элек­то­раль­но­го про­цес­са. ИС явля­ют­ся свое­об­раз­ным инди­ка­то­ром сте­пе­ни напря­жен­но­сти и кон­ку­рен­ции основ­ных акто­ров [Голуб­ко­ва 2014]. Ини­ци­и­ру­ют­ся они шта­ба­ми кон­ку­рен­тов, изби­ра­тель­ны­ми комис­си­я­ми, вклю­чая Цен­траль­ную (ЦИК), и обще­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми изби­ра­те­лей, а раз­ре­ша­ют­ся, как пра­ви­ло, в ЦИК и на рес­пуб­ли­кан­ском уровне. Кон­фликт может про­дол­жать­ся в суде. Как на ста­дии изби­ра­тель­но­го спо­ра, так и в суде может вос­тре­бо­вать­ся линг­ви­сти­че­ская экспертиза.

(1) 26 фев­ра­ля. Юри­сты шта­ба Ксе­нии Соб­чак напра­ви­ли повтор­ную жало­бу в ЦИК на ролик «Еди­ной Рос­сии». Кон­стан­тин Доб­ры­нин обра­тил­ся к Элле Пам­фи­ло­вой с жало­бой на непри­ня­тие мер по делу об аги­та­ци­он­ном роли­ке «Еди­ной Рос­сии», нару­ша­ю­щем зако­но­да­тель­ство. <…> Пока что ЦИК даже не дал оцен­ку роли­ку. С момен­та про­шло­го обра­ще­ния по запро­су Доб­ры­ни­на была про­ве­де­на линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за. <…> Напом­ним, 29 декаб­ря юри­сты шта­ба напра­ви­ли жало­бу в ЦИК на пред­но­во­год­ний аги­та­ци­он­ный ролик в под­держ­ку кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Вла­ди­ми­ра Пути­на с исполь­зо­ва­ни­ем обра­за ребен­ка. В видео малень­кая девоч­ка про­сит у Деда Моро­за в пода­рок сде­лать Пути­на сно­ва пре­зи­ден­том. Соглас­но ч. 6 ст. 49 Феде­раль­но­го зако­на от 10.01.2003 №19-ФЗ «О выбо­рах Пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции», при­вле­че­ние несо­вер­шен­но­лет­них детей к аги­та­ции запре­ще­но (https://​sobchakprotivvseh​.ru/​b​l​o​g​/​4​81/).

Выбо­ры как один из меха­низ­мов сме­ны поли­ти­че­ской вла­сти кон­флик­то­ген­ны и мани­пу­ля­тив­ны во всех стра­нах. Одна из три­а­ды основ­ных функ­ций поли­ти­че­ско­го дис­кур­са, в том чис­ле пред­вы­бор­но­го, — аго­наль­ность [Шей­гал 2000]. В РФ изби­ра­тель­ный про­цесс регу­ли­ру­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей и спе­ци­аль­ным зако­но­да­тель­ством — ФЗ «Об основ­ных гаран­ти­ях изби­ра­тель­ных прав и пра­ва на уча­стие в рефе­рен­ду­ме граж­дан РФ» (2002), «О выбо­рах Пре­зи­ден­та РФ» (2003), «О выбо­рах в Госу­дар­ствен­ную Думу Феде­раль­но­го Собра­ния РФ» (2005), а так­же зако­на­ми рес­пуб­ли­кан­ско­го и локаль­но­го уров­ней [Мед­ве­де­ва 2013].

Изби­ра­тель­ное зако­но­да­тель­ство при­зва­но гаран­ти­ро­вать в том чис­ле равен­ство поли­ти­че­ских пар­тий при осве­ще­нии их дея­тель­но­сти [Садов­ни­ко­ва 2015]. Это направ­ле­ние изби­ра­тель­ной кам­па­нии назы­ва­ет­ся инфор­ма­ци­он­ным обес­пе­че­ни­ем выбо­ров (ИОВ). Оно «вклю­ча­ет в себя инфор­ми­ро­ва­ние изби­ра­те­лей, участ­ни­ков рефе­рен­ду­ма, пред­вы­бор­ную аги­та­цию, аги­та­цию по вопро­сам рефе­рен­ду­ма и спо­соб­ству­ет осо­знан­но­му воле­изъ­яв­ле­нию граж­дан, глас­но­сти выбо­ров и рефе­рен­ду­мов». «Инфор­ми­ро­ва­ние <…> о ходе под­го­тов­ки и про­ве­де­ния выбо­ров, рефе­рен­ду­мов, о сро­ках и поряд­ке совер­ше­ния изби­ра­тель­ных дей­ствий <…>, о зако­но­да­тель­стве Рос­сий­ской Феде­ра­ции о выбо­рах и рефе­рен­ду­мах, о кан­ди­да­тах, об изби­ра­тель­ных объ­еди­не­ни­ях» осу­ществ­ля­ют преж­де все­го изби­ра­тель­ные комис­сии, а так­же СМИ1.

Инфор­ма­ци­он­ная и аги­та­ци­он­ная актив­ность раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся в изби­ра­тель­ных шта­бах кан­ди­да­тов и пар­тий в самых раз­ных фор­мах — от меро­при­я­тий (выступ­ле­ний кан­ди­да­тов перед чле­на­ми сво­их пар­тий, встреч с изби­ра­те­ля­ми, кон­цер­тов и др.) до тек­стов (печат­ных: пла­ка­тов, листо­вок — и аудио­ви­зу­аль­ных: телеи видео­ро­ли­ков), кото­рые раз­ме­ща­ют­ся на плат­ной и бес­плат­ной осно­ве на раз­ных носи­те­лях — от город­ских рас­тя­жек и штен­де­ров до газет, теле­ка­на­лов, Интернета.

Осо­бый тип ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти — сти­му­ля­ция элек­то­раль­ной актив­но­сти изби­ра­те­лей, т. е. явки. Для этих целей ЦИК раз­ра­ба­ты­ва­ет кам­па­нии, кото­рые по функ­ции явля­ют­ся соци­аль­ной рекла­мой, т. е., соглас­но ФЗ «О рекла­ме», инфор­ма­ци­ей, направ­лен­ной «на дости­же­ние бла­го­тво­ри­тель­ных и иных обще­ствен­но полез­ных целей, а так­же обес­пе­че­ние инте­ре­сов госу­дар­ства»2.

(2) Гер­ман Пар­ло. Выбо­ры-2018. Пой­дем назна­чим власть: еще 5 при­чин пой­ти на выбо­ры пре­зи­ден­та. DJ Smash, Алек­сей Немов, Юрий Сто­я­нов, Вале­рий Сют­кин и Юрий Анто­нов — о глав­ном собы­тии года. // В вос­кре­се­нье, 18 мар­та, граж­дане Рос­сии смо­гут отдать голос за сво­е­го кан­ди­да­та, кото­ро­го они хоте­ли бы видеть гла­вой госу­дар­ства. // Но сто­ит ли вооб­ще идти на выбо­ры? Конеч­но, сто­ит, заве­ри­ли кор­ре­спон­ден­та Феде­раль­но­го агент­ства ново­стей извест­ные всей стране люди (https://​riafan​.ru/​1​0​3​3​1​3​3​-​v​y​b​o​r​y​-​2​0​1​8​-​p​o​i​d​e​m​-​n​a​z​n​a​c​h​i​m​-​v​l​a​s​t​-​e​s​h​e​-​5​-​p​r​i​c​h​i​n​-​p​o​i​t​i​-​n​a​-​v​y​b​o​r​y​-​p​r​e​z​i​d​e​nta).

Исто­рия оте­че­ствен­ных демо­кра­ти­че­ских выбо­ров корот­ка и пре­ры­ви­ста: несколь­ко лет в нача­ле ХХ в. и с кон­ца 1980‑х годов до сего дня. Еще не ста­би­ли­зи­ро­ва­лось их про­ве­де­ние, юри­ди­че­ское оформ­ле­ние и науч­ное осмыс­ле­ние; посто­ян­но обнов­ля­ет­ся зако­но­да­тель­ство. Осо­бая про­бле­ма — тот факт, что элек­то­раль­ная ком­му­ни­ка­ция, т. е. фор­ми­ро­ва­ние ими­джа кан­ди­да­та и изби­ра­тель­ных пред­по­чте­ний элек­то­ра­та, в насто­я­щее вре­мя ста­ла непре­рыв­ной, так что выбор­ная кам­па­ния, чет­ко огра­ни­чен­ная по сро­кам (в том чис­ле по аги­та­ци­он­но­му пери­о­ду в СМИ), накла­ды­ва­ет­ся на повсе­днев­ную поли­ти­че­скую ком­му­ни­ка­цию [Забур­да­е­ва 2012]. В таком слу­чае кон­флик­то­ге­ном ста­но­вит­ся, во-пер­вых, неуме­ние и неже­ла­ние кан­ди­да­тов, их полит­тех­но­ло­гов либо пра­во­при­ме­ни­те­лей раз­ли­чать инфор­ми­ро­ва­ние насе­ле­ния о долж­ност­ной или част­ной актив­но­сти депу­та­тов или чинов­ни­ков и пред­вы­бор­ную аги­та­цию за этих же людей в их ста­ту­се кан­ди­да­тов на выбор­ную долж­ность. А во-вто­рых, дей­ствия этих людей в рам­ках сво­ей долж­но­сти, кото­рые накла­ды­ва­ют­ся на их уча­стие в изби­ра­тель­ном про­цес­се, при­том что закон огра­ни­чи­ва­ет такое сов­ме­ще­ние [Бело­ус 2009]. Подоб­ные кон­флик­ты раз­ре­ша­ют­ся на спе­ци­аль­ных засе­да­ни­ях ЦИК.

(3) В интер­вью РБК пер­вый зам­пред фрак­ции ком­му­ни­стов в Думе Нико­лай Коло­мей­цев обви­нил началь­ни­ка пресс-служ­бы шта­ба Пути­на Андрея Кон­дра­шо­ва в том, что он «рабо­та­ет на теле­ка­на­ле “Рос­сия” и, исполь­зуя свое слу­жеб­ное поло­же­ние, про­кру­тил пять филь­мов, и все они аги­та­ци­он­ные, хотя аги­та­ци­он­ный пери­од начи­на­ет­ся с 18 фев­ра­ля». <…> По сло­вам Кон­дра­шо­ва, «Вала­ам» сни­мал­ся и гото­вил­ся в тече­ние года, а в сет­ку веща­ния 14 янва­ря его поста­ви­ли еще в кон­це нояб­ря. На момент выхо­да филь­ма Кон­дра­шов стал пресс-сек­ре­та­рем шта­ба и ушел в отпуск, кото­рый «будет длить­ся до кон­ца пред­вы­бор­ной кам­па­нии». Он отме­тил, «что фильм про Вала­ам не явля­ет­ся аги­та­ци­он­ным — кар­ти­на рас­ска­зы­ва­ет об исто­рии мест­но­го мона­сты­ря» (https://​www​.rbc​.ru/​p​o​l​i​t​i​c​s​/​1​8​/​0​1​/​2​0​1​8​/​5​a​5​f​8​2​d​1​9​a​7​9​4​7​4​4​b​9​9​4​f​9​5​6​?​f​r​o​m​=​m​a​t​e​r​i​a​l​s​_​o​n​_​s​u​b​j​ect).

Линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за ИОВ вос­тре­бо­ва­на реже, чем экс­пер­ти­зы дру­гих видов, а дей­ствен­ность ее ниже, ее резуль­та­ты часто не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние. Вот как завер­ши­лась исто­рия с роли­ком про Деда Мороза:

(4) «Еди­ная Рос­сия» ролик уда­ли­ла, а ЦИК посчи­та­ла, что раз ссыл­ка на видео­ро­лик недей­стви­тель­на, то и ника­ких мер пред­при­ни­мать не надо (https://​www​.infox​.ru/​n​e​w​s​/​2​9​/​s​o​c​i​a​l​/​r​u​p​o​l​i​t​i​c​s​/​1​9​5​4​9​0​-​s​t​a​b​-​s​o​b​c​a​k​-​s​n​o​v​a​-​p​o​z​a​l​o​v​a​l​s​a​-​c​i​k​-​n​a​-​r​o​l​i​k​-​o​t​-er).

Экс­пер­ти­за по ИОВ име­ет так­же мень­ший соци­аль­ный резо­нанс, чем экс­пер­ти­зы по диф­фа­ма­ции и по экс­тре­миз­му, при­том что сами выбо­ры нахо­дят­ся в фоку­се вни­ма­ния не толь­ко пра­во­при­ме­ни­те­лей и поли­ти­че­ских кон­ку­рен­тов, но и обще­ствен­но­сти. На наш взгляд, такая небла­го­при­ят­ная ситу­а­ция воз­ник­ла пото­му, что раз­ре­ше­ние изби­ра­тель­ных спо­ров почти пол­но­стью взя­ли на себя пра­во­при­ме­ни­тель­ные инстан­ции. Они исполь­зу­ют уни­вер­саль­ный интер­пре­та­ци­он­ный меха­низм усмот­ре­ния — одно­вре­мен­но осо­бый пра­во­вой инсти­тут в широ­чай­ших сфе­рах пра­во­при­ме­не­ния (от уго­лов­но­го до адми­ни­стра­тив­но­го) и вари­ант юри­ди­че­ской гер­ме­нев­ти­ки, кото­рым впра­ве вос­поль­зо­вать­ся любой участ­ник изби­ра­тель­ной кам­па­нии — от кан­ди­да­та до наблю­да­те­ля. Но толь­ко пред­ста­ви­те­ли ЦИК и рес­пуб­ли­кан­ских комис­сий упол­но­мо­че­ны выно­сить вер­дик­ты, т. е. юри­ди­че­ски зна­чи­мые реше­ния о целях участ­ни­ков кон­флик­та и о харак­те­ре спор­но­го объ­ек­та, толь­ко они могут при­зна­вать или не при­зна­вать спор­ный фено­мен аги­та­ци­ей и в зави­си­мо­сти от это­го нала­гать на него огра­ни­че­ния и нака­зы­вать или нет его авто­ров либо рас­про­стра­ни­те­лей [Кара-Мур­за 2016: 136–142].

(5) «Нет ника­ко­го мас­со­во­го нару­ше­ния теле­ка­на­ла­ми, но есть вещи, кото­рые дей­стви­тель­но нас насто­ра­жи­ва­ют и на кото­рые нам надо обра­тить вни­ма­ние», — заяви­ла после жало­бы «Голо­са» пред­се­да­тель ЦИК Элла Пам­фи­ло­ва. Она усмот­ре­ла в ряде роли­ков из спис­ка «Голо­са» «при­зна­ки аги­та­ции за опре­де­лен­но­го кан­ди­да­та» и попро­си­ла СМИ не «ока­зы­вать мед­ве­жью услу­гу нико­му из кан­ди­да­тов». Пам­фи­ло­ва при­зва­ла напра­вить разъ­яс­не­ния в реги­о­наль­ные избир­ко­мы, «что­бы не было ника­ких нару­ше­ний и пере­ги­бов» (https://​www​.rbc​.ru/​p​o​l​i​t​i​c​s​/​1​8​/​0​1​/​2​0​1​8​/​5​a​5​f​8​2​d​1​9​a​7​9​4​7​4​4​b​9​9​4​f​9​5​6​?​f​r​o​m​=​m​a​t​e​r​i​a​l​s​_​o​n​_​s​u​b​j​ect).

Види­мо, поэто­му же экс­пер­ти­за инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров не нахо­дит­ся в фоку­се вни­ма­ния линг­во­экс­перт­но­го сооб­ще­ства. Об этом мож­но судить по тому, как мало ей посвя­ще­но выступ­ле­ний на кон­фе­рен­ци­ях и пуб­ли­ка­ций в про­филь­ных изда­ни­ях. И поэто­му в дан­ном виде ЛЭ до сих пор не сло­жи­лись спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные алго­рит­мы, вопрос­ни­ки, тер­ми­но­ло­гия — такие, какие сфор­ми­ро­ва­лись в дру­гих видах в ходе актив­но­го при­ме­не­ния и интен­сив­ных дискуссий.

Автор ста­тьи — медиа­линг­вист и линг­вист-экс­перт ГЛЭДИС. Объ­ек­том наше­го иссле­до­ва­ния ста­ли резо­нанс­ные изби­ра­тель­ные спо­ры в кам­па­нии по выбо­рам пре­зи­ден­та РФ (18.03.2018); в неко­то­рых из них при­ме­ня­лась линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за. Пред­ме­том этих спо­ров были дис­кур­сив­но реле­вант­ные обсто­я­тель­ства, свя­зан­ные с кон­флик­то­ген­ны­ми пара­мет­ра­ми собы­тий и их «тек­сто­вых сле­дов», а источ­ни­ком — откры­тые мате­ри­а­лы, пуб­ли­ка­ции в СМИ, печат­ных и сетевых.

Напом­ним, что в этой кам­па­нии кан­ди­да­та­ми были В. В. Путин (тогдаш­ний и ныне дей­ству­ю­щий пре­зи­дент), С. Н. Бабу­рин, П. Н. Гру­ди­нин, В. В. Жири­нов­ский, К. А. Соб­чак, М. А. Сурай­кин, Б. Ю. Титов и Г. А. Явлинский.

Исто­рия вопро­са. Если точ­кой отсче­та в исто­рии рос­сий­ской линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы в целом и анти­диф­фа­ма­ци­он­ной в част­но­сти мож­но счи­тать выход в 1997 г. кни­ги «Поня­тия чести и досто­ин­ства, оскорб­ле­ния и ненор­ма­тив­но­сти в текстах пра­ва и СМИ», ини­ци­и­ро­ван­ный Фон­дом защи­ты глас­но­сти в свя­зи с лави­но­об­раз­ным коли­че­ством дел, кото­рые воз­буж­да­лись в основ­ном про­тив жур­на­ли­стов, то ана­ло­гич­ным стар­том для линг­во­экс­перт­но­го рас­смот­ре­ния ИОВ может счи­тать­ся бро­шю­ра 2003 г. «Обре­чен­ные на немо­ту? СМИ в пери­од выбо­ров: зако­ны, ком­мен­та­рии, реко­мен­да­ции». Она была под­го­тов­ле­на тоже по ини­ци­а­ти­ве ФЗГ, а так­же ГЛЭДИС и ста­ла отве­том на появ­ле­ние бро­шю­ры ЦИК РФ «СМИ и выбо­ры», в кото­рой тол­ко­ва­лись новел­лы в изби­ра­тель­ном зако­но­да­тель­стве, оце­нен­ные жур­на­ли­ста­ми и меди­а­ю­ри­ста­ми как поку­ше­ние на сво­бо­ду сло­ва. Для этой бро­шю­ры нами был напи­сан раз­дел «В помощь редак­то­рам: экс­пер­ты-линг­ви­сты о пред­вы­бор­ной инфор­ма­ции и аги­та­ции» [Обре­чен­ные на немо­ту? 2003].

В даль­ней­шем науч­ное осмыс­ле­ние воз­мож­но­стей линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров шло не слиш­ком актив­но: пуб­ли­ка­ции еди­нич­ны, напри­мер об экс­пер­ти­зе пред­вы­бор­ных аги­та­ци­он­ных мате­ри­а­лов [Про­хо­ро­ва 2009]. Наобо­рот, иссле­до­ва­ние ИОВ в соб­ствен­но юри­ди­че­ском клю­че шло гораз­до актив­нее. Пуб­ли­ка­ции посвя­ща­лись изби­ра­тель­но­му про­цес­су в целом, пред­вы­бор­ной аги­та­ции, изби­ра­тель­ным спо­рам, част­ным вопро­сам пра­во­при­ме­не­ния. Напри­мер, из ста­тьи об огра­ни­че­нии на изоб­ра­же­ние людей в аги­та­ци­он­ных мате­ри­а­лах [Митин 2017] линг­вист-экс­перт «вычи­ты­ва­ет» необ­хо­ди­мость раз­ра­бот­ки такой про­бле­мы кре­о­ли­зо­ван­ных тек­стов, как семи­о­ти­ка человека.

Тор­мо­же­ние в раз­ра­бот­ке линг­во­экс­перт­ных про­блем ком­му­ни­ка­тив­но-пра­во­во­го фено­ме­на инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров кон­тра­сти­ру­ет с его актив­ным иссле­до­ва­ни­ем в оте­че­ствен­ной ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ке [Зем­ля­но­ва 2013] и в поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ке. Прав­да, в этих обла­стях дан­ный фено­мен опи­сы­ва­ет­ся в иной кон­фи­гу­ра­ции и под дру­ги­ми назва­ни­я­ми. Во-пер­вых, как рос­сий­ский (на рус­ском язы­ке) или зару­беж­ный (на ино­стран­ных язы­ках) пред­вы­бор­ный дис­курс (этот тер­мин мно­го­зна­чен и пони­ма­ет­ся в основ­ном в жан­ро­во-собы­тий­ном клю­че — как теле­де­ба­ты кан­ди­да­тов [Гай­ко­ва 2003]). Поня­тие «пред­вы­бор­ный аги­та­ци­он­ный дис­курс» рас­смат­ри­ва­ет­ся на фоне таких явле­ний, как «аги­та­ция», «про­па­ган­да», «public relations» [Федо­се­ев 2013]. Во-вто­рых, исполь­зу­ют­ся тер­ми­ны «элек­то­раль­ный дис­курс» и «элек­то­раль­ная ком­му­ни­ка­ция», кото­рая в свою оче­редь, тол­ку­ет­ся как одно из направ­ле­ний поли­ти­че­ских ком­му­ни­ка­ций (вто­рое — госу­дар­ствен­ная ком­му­ни­ка­ция [Мина­е­ва 2007: 117–160]). Упо­мя­нем здесь све­жие пуб­ли­ка­ции, резуль­та­ты кото­рых мож­но исполь­зо­вать в линг­во­экс­пер­то­ло­гии: о репре­зен­та­ции поли­ти­че­ских субъ­ек­тов в элек­то­раль­ной ком­му­ни­ка­ции [Пота­по­ва 2016], о праг­ма­ти­че­ских аспек­тах пред­вы­бор­ных тек­стов [Мас­лен­ни­ко­ва 2017], о потен­ци­а­ле пла­ка­та как пред­вы­бор­но­го жан­ра [Рыбал­ка 2019]. В наших рабо­тах пред­при­ня­та попыт­ка рас­смот­реть через приз­му трех наук — функ­ци­о­наль­ной сти­ли­сти­ки, линг­во­экс­пер­то­ло­гии и медиа­линг­ви­сти­ки — элек­то­раль­ный дис­курс как ком­плекс, вклю­ча­ю­щий, поми­мо ИОВ, еще и рекла­му: поли­ти­че­скую (т. е. вне рамок кам­па­нии) и соци­аль­ную (т. е. при­гла­ше­ние на выбо­ры, исхо­дя­щее из избир­ко­мов, фак­ти­че­ски — от госу­дар­ства), и поли­ти­че­ский дис­курс эли­ты, обще­ствен­но­сти и жур­на­ли­стов о про­бле­мах выбо­ров [Кара-Мур­за 2015: 95–102].

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Мето­ды судеб­ной экс­пер­ти­зы нахо­дят­ся в фоку­се вни­ма­ния ее тео­ре­ти­ков и прак­ти­ков. Симп­то­ма­тич­ны раз­мыш­ле­ния Е. И. Галя­ши­ной о ста­нов­ле­нии СЛЭ: «Объ­ек­тив­но необ­хо­ди­мо было пере­ве­сти дан­ную экс­пер­ти­зу с уров­ня искус­ства на уро­вень отра­бо­тан­но­го тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са, осу­ществ­ля­е­мо­го по еди­ным, науч­но обос­но­ван­ным мето­ди­кам и вос­про­из­во­ди­мым линг­ви­сти­че­ским тех­но­ло­ги­ям» [Галя­ши­на 2014].

Науч­ное обсуж­де­ние про­блем ЛЭ необ­хо­ди­мо вести с уче­том ее зако­но­да­тель­но­го регу­ли­ро­ва­ния и «двой­но­го под­чи­не­ния». Послед­нее озна­ча­ет при­над­леж­ность судеб­ной экс­пер­ти­зы в целом и ЛЭ в част­но­сти одно­вре­мен­но к нау­ке и юрис­пру­ден­ции. Юри­сты-кри­ми­на­ли­сты обра­ща­ют­ся за помо­щью к све­ду­щим людям (как гово­ри­лось в доре­во­лю­ци­он­ной прак­ти­ке), стре­мясь к дости­же­нию судеб­ной исти­ны как прин­ци­па про­цес­су­аль­но­го пра­ва [Рос­син­ская 2016]. И уче­ные полу­ча­ют эти дока­за­тель­ства — науч­ную исти­ну, поль­зу­ясь спе­ци­аль­ны­ми мето­да­ми и сле­дуя нефор­маль­но­му про­фес­си­о­наль­но­му это­су [Чер­няв­ская 2011]. При этом судеб­но-экс­перт­ная дея­тель­ность регу­ли­ру­ет­ся одно­имен­ным феде­раль­ным зако­ном РФ, в кото­ром неза­ви­си­мость экс­пер­та про­воз­гла­ше­на как прин­цип рабо­ты. Дру­гие прин­ци­пы — закон­ность, соблю­де­ние прав, сво­бод и закон­ных инте­ре­сов чело­ве­ка и граж­да­ни­на, прав и закон­ных инте­ре­сов юри­ди­че­ских лиц, науч­ная обос­но­ван­ность, объ­ек­тив­ность, все­сто­рон­ность и пол­но­та иссле­до­ва­ний, соблю­де­ние про­фес­си­о­наль­ной эти­ки судеб­но­го экс­пер­та. Как видим, они кор­ре­ли­ру­ют с науч­ным это­сом. За дачу лож­ных пока­за­ний экс­пер­та ждет уго­лов­ное нака­за­ние. Одна­ко тра­ди­ци­он­ный обви­ни­тель­ный уклон оте­че­ствен­но­го пра­во­при­ме­не­ния или кор­рум­пи­ро­ван­ность при­во­дят к анга­жи­ро­ван­но­сти само­го экс­пер­та, к тому, что он фаль­си­фи­ци­ру­ет резуль­та­ты иссле­до­ва­ний. Такие деви­а­ции ведут к паде­нию пре­сти­жа экс­перт­но­го зна­ния, депро­фес­си­о­на­ли­за­ции судеб­но-экс­перт­ной деятельности.

Мето­ди­ка СЛЭ тоже име­ет «двой­ное под­чи­не­ние» — линг­ви­сти­че­ское и юри­ди­че­ское — и спе­ци­фи­че­ские гра­ни­цы (о чем уже гово­ри­лось): экс­пер­ты, исполь­зуя новей­шие кон­цеп­ции и при­е­мы ана­ли­за, выяв­ля­ют по запро­сам пра­во­при­ме­ни­те­лей фак­ты, име­ю­щие дока­за­тель­ствен­ное зна­че­ние, но не име­ют пра­ва делать на их осно­ва­нии выво­ды о нали­чии или отсут­ствии делик­та. Линг­во­экс­пер­то­ло­гия бази­ру­ет­ся на когни­тив­но-дис­кур­сив­но-семи­о­ти­че­ских дости­же­ни­ях: в тек­сте заклю­че­ния отве­там на вопро­сы заказ­чи­ков пред­ше­ству­ет раз­дел с подроб­ной интер­пре­та­ци­ей спор­но­го про­из­ве­де­ния в целом, где учи­ты­ва­ют­ся основ­ные экс­тра­линг­ви­сти­че­ские фак­то­ры: усло­вия и цели его созда­ния, кон­фи­гу­ра­ция ком­му­ни­кан­тов (изда­те­ли, авто­ры, ауди­то­рия, над­зор­ные орга­ны), раз­ме­ще­ние (изда­ние, про­грам­ма, интер­нет-ресурс); а так­же тек­сто­вые харак­те­ри­сти­ки: ком­по­зи­ция, аргу­мен­та­ция, сти­ли­сти­ка — в соот­вет­ствии с жан­ро­вой моде­лью и с уче­том дис­кур­сив­ных норм мак­ро­тек­ста (жур­на­ли­сти­ки, рекла­мы и поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции с их раз­но­вид­но­стя­ми). В ЛЭ, как и в дру­гих рече­вед­че­ских экс­пер­ти­зах, исполь­зу­ют­ся коли­че­ствен­ные мето­ды, ком­пью­тер­ная и кор­пус­ная линг­ви­сти­ка [Бара­нов 2017].

Так, объ­ек­том ЛЭ ИОВ явля­ют­ся спор­ные тек­сты, в кото­рых, по мне­нию кон­ку­рен­тов, обще­ствен­но­сти или пра­во­при­ме­ни­те­лей, есть при­зна­ки неза­кон­ной пред­вы­бор­ной аги­та­ции. А пред­ме­том экс­пер­ти­зы ста­но­вят­ся кон­крет­ные свой­ства тек­стов, кото­рые кор­ре­ли­ру­ют с эти­ми юри­ди­че­ски­ми при­зна­ка­ми и долж­ны быть опи­са­ны в спе­ци­аль­ной тер­ми­но­ло­гии, харак­тер­ной для дан­но­го вида ЛЭ.

В зако­но­да­тель­стве РФ при­зна­ка­ми пред­вы­бор­ной аги­та­ции, осу­ществ­ля­е­мой в пери­од изби­ра­тель­ной кам­па­нии, при­зна­ют­ся: а) при­зы­вы голо­со­вать за кан­ди­да­та, кан­ди­да­тов, спи­сок, спис­ки кан­ди­да­тов либо про­тив него (них); б) выра­же­ние пред­по­чте­ния како­му-либо кан­ди­да­ту, изби­ра­тель­но­му объ­еди­не­нию, в част­но­сти ука­за­ние на то, за како­го кан­ди­да­та, за какой спи­сок, за какое изби­ра­тель­ное объ­еди­не­ние будет голо­со­вать изби­ра­тель; в) опи­са­ние воз­мож­ных послед­ствий в слу­чае, если тот или иной кан­ди­дат будет избран или не будет избран, тот или иной спи­сок кан­ди­да­тов будет допу­щен или не будет допу­щен к рас­пре­де­ле­нию депу­тат­ских ман­да­тов; г) рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции, в кото­рой явно пре­об­ла­да­ют све­де­ния о каком-либо кан­ди­да­те (кан­ди­да­тах), изби­ра­тель­ном объ­еди­не­нии в соче­та­нии с пози­тив­ны­ми либо нега­тив­ны­ми ком­мен­та­ри­я­ми; д) рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции о дея­тель­но­сти кан­ди­да­та, не свя­зан­ной с его про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­стью или испол­не­ни­ем им сво­их слу­жеб­ных (долж­ност­ных) обя­зан­но­стей; е) дея­тель­ность, спо­соб­ству­ю­щая созда­нию поло­жи­тель­но­го или отри­ца­тель­но­го отно­ше­ния изби­ра­те­лей к кан­ди­да­ту, изби­ра­тель­но­му объ­еди­не­нию, выдви­нув­ше­му кан­ди­да­та, спи­сок кан­ди­да­тов [ФЗ №67]. Кро­ме того, дей­ствия пред­ста­ви­те­лей СМИ, в том чис­ле сете­вых, «при­зна­ют­ся пред­вы­бор­ной аги­та­ци­ей в слу­чае, если эти дей­ствия совер­ше­ны с целью побу­дить изби­ра­те­лей голо­со­вать за кан­ди­да­та, кан­ди­да­тов, спи­сок, спис­ки кан­ди­да­тов или про­тив него (них)», в том чис­ле неод­но­крат­но [ФЗ №67]. При этом целе­вой кри­те­рий — важ­ней­ший: имен­но по нему в соста­ве ИОВ раз­ли­ча­ют инфор­ми­ро­ва­ние и пред­вы­бор­ную аги­та­цию [Кру­чен­ков 2018]. И юри­сты, и спе­ци­а­ли­сты по меди­а­ком­му­ни­ка­ци­ям при­зна­ют, что и инфор­ми­ро­ва­ние, и аги­ти­ро­ва­ние могут сфор­ми­ро­вать образ кандидата/партии и побу­дить голо­со­вать за него или отвра­тить от голо­со­ва­ния. Поэто­му в изби­ра­тель­ных спо­рах те или иные про­яв­ле­ния рас­смат­ри­ва­ют­ся как пред­вы­бор­ная аги­та­ция, т. е. как целе­на­прав­лен­ное воз­дей­ствие на пове­де­ние элек­то­ра­та в поль­зу кон­крет­но­го кан­ди­да­та или про­тив него, в зави­си­мо­сти не столь­ко от их инге­рент­ных харак­те­ри­стик, сколь­ко от того, каки­ми сто­ро­на­ми ИОВ и с каки­ми целя­ми они финан­си­ру­ют­ся, созда­ют­ся и размещаются.

Отме­тим, что ана­ло­гич­но — по цели, ины­ми сло­ва­ми — по направ­лен­но­сти, — опре­де­ля­ют­ся и дру­гие юри­ди­че­ские фено­ме­ны, в том чис­ле рече­вые. Напр., ком­мер­че­ская рекла­ма — это «инфор­ма­ция в любой фор­ме, направ­лен­ная на про­дви­же­ние това­ров, услуг, идей и др.» [ФЗ №38]. Так, в ком­плекс­ной анти­экс­тре­мист­ской экс­пер­ти­зе линг­ви­сты и пси­хо­ло­ги ана­ли­зи­ру­ют цели/интенции авто­ров и направ­лен­ность тек­ста [Кукуш­ки­на, Сафо­но­ва, Секе­раж 2014]). Этот под­ход актуа­лен в прин­ци­пе для совре­мен­ной линг­ви­сти­ки; ср. интен­ци­о­наль­ную сти­ли­сти­ку [Дус­ка­е­ва, Цве­то­ва 2012: 18–33].

Ини­ци­а­то­ры изби­ра­тель­ных спо­ров усмат­ри­ва­ют в текстах, рас­про­стра­ня­е­мых или гото­вых к транс­ля­ции (вклю­чая кино- и видео­про­дук­цию), или в ком­му­ни­ка­тив­ных собы­ти­ях (вклю­чая деба­ты кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты) запре­щен­ные при­е­мы аги­та­ции или дру­гие делик­ты, воз­мож­ные в изби­ра­тель­ном про­цес­се: «Пред­вы­бор­ные про­грам­мы кан­ди­да­тов, изби­ра­тель­ных объ­еди­не­ний, иные аги­та­ци­он­ные мате­ри­а­лы <…> не долж­ны содер­жать при­зы­вы к совер­ше­нию дея­ний, опре­де­ля­е­мых в ста­тье 1 Феде­раль­но­го зако­на от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ “О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти” <…>, а так­же обос­но­вы­вать или оправ­ды­вать экс­тре­мизм. Запре­ща­ет­ся аги­та­ция, воз­буж­да­ю­щая соци­аль­ную, расо­вую, наци­о­наль­ную или рели­ги­оз­ную рознь, уни­жа­ю­щая наци­о­наль­ное досто­ин­ство <…>, а так­же <…> про­па­ган­да и пуб­лич­ное демон­стри­ро­ва­ние нацист­ской атри­бу­ти­ки или сим­во­ли­ки либо атри­бу­ти­ки или сим­во­ли­ки, сход­ных с нацист­ской атри­бу­ти­кой или сим­во­ли­кой до сте­пе­ни их сме­ше­ния. <…> не допус­ка­ет­ся зло­упо­треб­ле­ние сво­бо­дой мас­со­вой инфор­ма­ции <…>. Запре­ща­ет­ся аги­та­ция, нару­ша­ю­щая зако­но­да­тель­ство Рос­сий­ской Феде­ра­ции об интел­лек­ту­аль­ной собственности».

Одна­ко стан­дарт­ных мето­дик ЛЭ ИОВ и переч­ня линг­во­се­ми­о­ти­че­ских пока­за­те­лей, насколь­ко нам извест­но, пока не суще­ству­ет. В раз­ных мето­ди­че­ских пуб­ли­ка­ци­ях пред­ла­га­ют­ся отдель­ные вопро­сы, напр.: «Име­ют­ся ли в сло­вах — в тек­сте листов­ки — обе­ща­ния авто­ра мате­ри­а­ла пере­да­чи изби­ра­те­лям денеж­ных средств и дру­гих мате­ри­аль­ных благ по ито­гам голо­со­ва­ния?» [Галя­ши­на 2014]. Авто­ром ста­тьи был раз­ра­бо­тан вопрос­ник по экс­пер­ти­зе ИОВ «для внут­рен­не­го поль­зо­ва­ния», для пре­по­да­ва­ния кур­са линг­во­кон­флик­то­ло­гии и для семи­нар­ских заня­тий по ЛЭ в ИСЭ МГЮА.

Итак, в дан­ной ста­тье демон­стри­ру­ет­ся осо­бый тео­ре­ти­ко-мето­ди­че­ский под­ход, кото­рый харак­те­рен для линг­во­экс­пер­то­ло­гии как при­клад­ной дис­ци­пли­ны и опи­ра­ет­ся на ком­плекс совре­мен­ных дис­ци­плин. Он при­ме­нен к линг­во­пра­во­вым кон­флик­там в изби­ра­тель­ной кампании.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Выше уже были пред­став­ле­ны при­ме­ры спо­ров по пово­ду пре­зи­дент­ской кам­па­нии 2018 г. с линг­во­экс­перт­ным ком­мен­та­ри­ем. Ниже пока­жем несколь­ко кей­сов, в кото­рых ист­цы (пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­но­сти или кан­ди­да­тов-кон­ку­рен­тов), опи­ра­ясь на фор­му­ли­ров­ки зако­нов, пред­по­ла­га­ли нали­чие делик­та, а сотруд­ни­ки ЦИК или пред­ста­ви­те­ли СМИ тако­во­го не усматривали.

«Содер­жа­ние инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­лов, раз­ме­ща­е­мых в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции или рас­про­стра­ня­е­мых иным спо­со­бом, долж­но быть объ­ек­тив­ным, досто­вер­ным, не долж­но нару­шать равен­ство кан­ди­да­тов, изби­ра­тель­ных объ­еди­не­ний» [ФЗ №67]. А усмат­ри­ва­ет­ся нера­вен­ство, напри­мер, в боль­шем коли­че­стве эфир­но­го вре­ме­ни, кото­рое уде­ле­но како­му-то из кан­ди­да­тов, в том чис­ле в раз­ных фор­ма­тах и жанрах.

(6) В выше­при­ве­ден­ном ком­мен­та­рии РБК гово­ри­лось о том, что на том же засе­да­нии ЦИК пока­за­ли вызвав­шие пре­тен­зии «Голо­са» про­грам­мы (пере­да­чу сек­ре­та­ря обще­ствен­ной пала­ты Вале­рия Фаде­е­ва на «Пер­вом кана­ле» и новост­ной сюжет «Сего­дня» на НТВ). Сек­ре­тарь ЦИК Майя Гри­ши­на нару­ше­ний в роли­ках не заме­ти­ла. Она сосла­лась на реше­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда, что мате­ри­ал в СМИ не может при­зна­вать­ся аги­та­ци­ей, если у него нет аги­та­ци­он­ной цели. Она доба­ви­ла, что на ролик НТВ ни одной жало­бы от кан­ди­да­тов не посту­па­ло, а «Пер­вый канал» пока­зы­вал ана­ли­ти­че­скую про­грам­му, что зако­ном не запре­ще­но (https://​www​.rbc​.ru/​p​o​l​i​t​i​c​s​/​1​8​/​0​1​/​2​0​1​8​/​5​a​5​f​8​2​d​1​9​a​7​9​4​7​4​4​b​9​9​4​f​9​5​6​?​f​r​o​m​=​m​a​t​e​r​i​a​l​s​_​o​n​_​s​u​b​j​ect).

Несмот­ря на пре­иму­ще­ствен­ную ква­ли­фи­ка­цию тек­ста как аги­та­ции через пара­метр цели, в ЛЭ ИОВ воз­мож­на опо­ра и на соб­ствен­но линг­ви­сти­че­ские при­зна­ки. Так, в ново­сти об обра­ще­нии в ЦИК юри­ста шта­ба кан­ди­да­та К. Соб­чак (см. выше) при­ве­де­ны подоб­ные детали:

(7) «Вывод иссле­до­ва­ния такой: «в репли­ках лиц, фор­ми­ру­ю­щих текст иссле­до­ван­но­го диа­ло­га, нет выска­зы­ва­ния в фор­ме “голо­суй­те за N!”», все же «текст содер­жит весь ком­плекс при­зна­ков рас­пре­де­лен­но­го при­зы­ва, побуж­да­ю­ще­го при­нять реше­ние, руко­вод­ству­ясь пози­тив­ны­ми све­де­ни­я­ми. Так что аги­та­ция в этом слу­чае налицо».

Дру­гие про­бле­мы свя­за­ны с опас­но­стью воз­ник­но­ве­ния в изби­ра­тель­ной кам­па­нии таких рече­вых пра­во­на­ру­ше­ний и пре­ступ­ле­ний, как кле­ве­та или оскорбление.

(8) Цен­траль­ная изби­ра­тель­ная комис­сия обра­ти­лась в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру РФ из-за нецен­зур­но­го выра­же­ния кан­ди­да­та в Пре­зи­ден­ты Вла­ди­ми­ра Жири­нов­ско­го в адрес Ксе­нии Соб­чак во вре­мя теле­де­ба­тов. Об этом заяви­ла гла­ва ЦИК Элла Пам­фи­ло­ва. <…> Пам­фи­ло­ва доба­ви­ла, что ЦИК сле­дит за соблю­де­ни­ем прав кан­ди­да­тов в Пре­зи­ден­ты Рос­сии, и комис­сия не долж­на допус­кать вза­им­ные оби­ды меж­ду кан­ди­да­та­ми. Гла­ва ЦИК уточ­ни­ла, что невоз­мож­но снять кого-либо из кан­ди­да­тов на пост гла­вы госу­дар­ства. Гра­нич­ный срок при­ме­не­ния этой санк­ции закон­чил­ся 9 мар­та (https://rueconomics. ru/311805-cik-obratilsya-v-genprokuraturu-iz-za-necenzurnoi-brani-zhirinovskogo-v-adres- sobchak from_copy).

В инфор­ма­ци­он­ной актив­но­сти кан­ди­да­тов усмат­ри­ва­ет­ся и экс­тре­мизм как уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние, это тяже­лое обви­не­ние в адрес конкурентов.

(9) Депу­тат Гос­ду­мы от КПРФ Вале­рий Раш­кин в кон­це декаб­ря напра­вил в Феде­раль­ную служ­бу без­опас­но­сти РФ обра­ще­ние с прось­бой про­ве­рить выска­зы­ва­ния пре­тен­ду­ю­щей на пост Пре­зи­ден­та РФ Ксе­нии Соб­чак о при­над­леж­но­сти Кры­ма на экс­тре­мизм. По сло­вам пар­ла­мен­та­рия, ФСБ не смог­ла про­ве­сти про­вер­ку, объ­яс­нив это не откры­ва­ю­щей­ся ссыл­кой на интер­вью теле­ве­ду­щей аме­ри­кан­ско­му теле­ка­на­лу CNN (http://​www​.newsru​.com/​r​u​s​s​i​a​/​0​3​f​e​b​2​0​1​8​/​f​s​b​s​o​b​c​h​a​k​.​h​tml).

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Одной из задач дан­но­го номе­ра было пред­ста­вить раз­но­об­ра­зие рос­сий­ской линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы. В част­но­сти, две ста­тьи посвя­ще­ны обос­но­ва­нию само­сто­я­тель­но­го ста­ту­са ЛЭ ком­мер­че­ской рекла­мы и ней­мин­го­вой ЛЭ. А в нашей ста­тье пред­ло­же­ны пред­ва­ри­тель­ные мате­ри­а­лы для того, что­бы обос­но­вать воз­ник­но­ве­ние тако­го ново­го вида, как ЛЭ инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выборов.

Судеб­ные экс­пер­ти­зы под­ле­жат мно­го­ас­пект­ной клас­си­фи­ка­ции — в соот­не­се­нии мето­да, задач и объ­ек­та [Рос­син­ская 2016]. Объ­ект ЛЭ — спор­ный текст, кото­рый опре­де­ля­ет­ся 1) по сфе­ре соци­аль­ной ком­му­ни­ка­ции (жур­на­ли­сти­ка — ФЗ РФ «О СМИ», ком­мер­че­ская рекла­ма — ФЗ РФ «О рекла­ме», в том чис­ле товар­ные зна­ки как объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти — ч. IV ГК РФ) или 2) по типу делик­та (оскорб­ле­ние, сло­вес­ный экс­тре­мизм, ненад­ле­жа­щая рекла­ма). Роды/виды линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы кон­сти­ту­и­ру­ют­ся на вза­и­мо­до­пол­ни­тель­ных основаниях.

Зна­чит, мож­но пред­по­ло­жить, что посколь­ку суще­ству­ет такой важ­ный поток соци­аль­ных ком­му­ни­ка­ций, как инфор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние выбо­ров, и посколь­ку он регу­ли­ру­ет­ся спе­ци­аль­ным зако­но­да­тель­ством и (хотя бы спо­ра­ди­че­ски) под­вер­га­ет­ся линг­во­экс­перт­но­му ана­ли­зу, постоль­ку воз­ник такой само­сто­я­тель­ный вид ЛЭ, как экс­пер­ти­за инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров, хотя она пока не име­ет стан­дарт­но­го ком­плек­та ЛЭ: вопрос­ни­ка и переч­ня линг­во­экс­перт­ных пока­за­те­лей, соот­но­си­мых с пра­во­вы­ми при­зна­ка­ми неза­кон­ной аги­та­ции. Это ЛЭ одно­го поряд­ка с экс­пер­ти­за­ми по диф­фа­ма­ции, ненад­ле­жа­щей рекла­ме и ней­мин­гу, экс­тре­миз­му, кор­руп­ции и др. Это вид, кото­рый вхо­дит (наря­ду с ними) в род «судеб­ная линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за», а тот, в свою оче­редь, вме­сте с фоно­ско­пи­че­ской, почер­ко­вед­че­ской и авто­ро­вед­че­ской — в класс судеб­ных рече­вед­че­ских экс­пер­тиз. Раз­ра­бот­ка ком­плек­та для ЛЭ ИОВ — это вопрос вре­ме­ни (и вос­тре­бо­ван­но­сти, разу­ме­ет­ся). И наобо­рот, посколь­ку отсут­ству­ет юри­ди­че­ское регу­ли­ро­ва­ние поли­ти­че­ской рекла­мы (что спе­ци­аль­но отме­че­но в ФЗ РФ №38 «О рекла­ме»), постоль­ку такой вид ЛЭ, как экс­пер­ти­за поли­ти­че­ской рекла­мы, отсутствует.

Выво­ды. Линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния выбо­ров раз­ра­бо­та­на в мень­шей сте­пе­ни, чем дру­гие виды/роды ЛЭ, а так­же менее вос­тре­бо­ва­на, но тоже кон­флик­то­ген­на. Одна­ко такое поло­же­ние вещей в рос­сий­ском изби­ра­тель­ном про­цес­се может изме­нить­ся, кон­ку­рент­ность выбо­ров ста­нет реаль­ной — и линг­ви­сти­че­ская экс­пер­ти­за ИОВ будет нуж­на. В пред­ви­де­нии это­го надо раз­ви­вать соот­вет­ству­ю­щее направ­ле­ние линг­во­экс­пер­то­ло­гии, стан­дарт­ные и валид­ные мето­ди­ки опи­са­ния. Для это­го необ­хо­ди­мо изу­чать кей­сы, нара­ба­ты­вать ана­ли­ти­ку, адап­ти­руя для нужд ЛЭ ИОВ мето­ди­ки ана­ли­за поликодовых/креолизованных тек­стов, кото­рые фор­ми­ру­ют­ся в миро­вой и оте­че­ствен­ной медиа­линг­ви­сти­ке, в том чис­ле теле­ви­зи­он­ных, кине­ма­то­гра­фи­че­ских, видеоартовых.

В отсут­ствие кон­крет­ных линг­во­экс­перт­ных кей­сов по ЛЭ ИОВ (о чем мож­но толь­ко пожа­леть) ста­тья напи­са­на на мате­ри­а­ле сооб­ще­ний в СМИ о ходе кам­па­нии-2018 и пред­став­ля­ет собой эскиз это­го вида ЛЭ, выпол­нен­ный через приз­му линг­во­экс­пер­то­ло­гии в экс­тра­линг­ви­сти­че­ских деко­ра­ци­ях кон­флик­то­ген­ной элек­то­раль­ной ком­му­ни­ка­ции — важ­но­го сег­мен­та рос­сий­ско­го медиадискурса.

1 Феде­раль­ный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основ­ных гаран­ти­ях изби­ра­тель­ных прав и пра­ва на уча­стие в рефе­рен­ду­ме граж­дан Рос­сий­ской Феде­ра­ции». Элек­трон­ный ресурс http://​www​.consultant​.ru/​d​o​c​u​m​e​n​t​/​c​o​n​s​_​d​o​c​_​L​A​W​_​3​7​1​19/.

2 Феде­раль­ный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекла­ме». Элек­трон­ный ресурс http://​www​.consultant​.ru/​d​o​c​u​m​e​n​t​/​c​o​n​s​_​d​o​c​_​L​A​W​_​5​8​9​68/.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 фев­ра­ля 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 23 фев­ра­ля 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: February 10, 2019
Accepted: February 23, 2019