Вторник, Ноябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

(Интернет-)мем как новый медиажанр. Постановка вопроса

Статья написана в рамках дискуссии, проводимой на основе польских научных исследований (интернет-)мема, рассматриваемого как коммуникативный феномен, имеющий признаки отдельного медиажанра. Отправной точкой стало описание отношения между понятием мема, предложенным Ричардом Докинзом, и жанром «(интернет-) мем». Результаты исследования позволили автору признать описываемое явление одним из возможных фенотипических эффектов мема, рассматриваемого как единица культурной информации. Выделение признаков (интернет-)мема как медиажанра основывалось на методе жанрового анализа, разработанного Марией Войтак. Объектом анализа в соответствии с требованиями методологии были выбраны серия мемов, а также (в метарежиме) научные, научно-популярные и любительские высказывания о мемах. По результатам исследования выявлены характеристики отдельных аспектов жанра интернет-мема — структурного, прагматического, познавательного, стилистического. К структурным признакам (интернет-)мема можно отнести распространение и функционирование примеров этого явления в интернете и, как следствие, реализация разных типов модальности, диалоговый потенциал, интерактивность, интертекстуальность. Среди прагматических признаков отмечаются функциональный потенциал жанра «мем», независимость отправителя, созданная отсутствием границ канала распространения — интернета, и активная позиция получателя сообщения. Познавательный аспект заключается в актуальности обсуждаемых тем и комментариях, размещаемых на публикуемых изображениях, которые в совокупности представляют образ мира отправителя сообщения. К стилистическим признакам мема относятся разговорность как доминирующая черта анализируемого медиажанра и ее проявление в конкретных языковых приемах — различных видах языковых игр, как то: игры, основанные на модификации грамматико-семантической структуры текста, игры с жанровой конвенцией, интертекстуальные и диалоговые игры. Также был отмечен многоуровневый характер жанра, примером которого являются не только отдельные «мемы-реализации» или отдельные «серии мемов», но и сам «шаблон мема».

(Internet) meme as a new media genre — an overview

The publication is a voice in the discussion on the essence of an (internet) meme treated as a communication phenomenon bearing the characteristics of a separate media genre, carried out on the basis of Polish research. The starting point of the analysis was to discuss a relation between meme as defined by Richard Dawkins and (internet) meme genre. As a result of this discussion, the observed phenomenon was considered one of the possible phenotypic effects of the meme treated as a unit of cultural information. The properties of the (internet) meme treated as a media genre were based on the method of genological analysis developed by Maria Wojtak. The subject of the analysis, in accordance with the adopted methodological assumptions, was a selected series of memes, and, on a meta level, academic, popular-science and fanlike statements concerning internet memes. As a result of these analyses, the structural, pragmatic, cognitive and stylistic characteristics of particular aspects of the internet meme genre pattern were described. The structural features of the (internet) meme include multimodality, interactivity, intertextuality. The pragmatic features are the functional potential, the sender’s independence, the recipient’s active position. The cognitive aspect is the relevance of the topics discussed, and the comments represented the picture of the world of the message sender. The stylistic features of the meme include colloquiality and its manifestation in different types of language games. A multilevel character of the genre was observed not only in individual “meme-realizations” or individual “meme-series”, but also in a “meme template” itself.

Кэмпа-Фигура Данута — д-р филол. наук, проф.; 
dkepa@op.pl

Университет Марии Кюри-Склодовской в Люблине,
Польша, 20080, Люблин, Литовская площадь, 3

Danuta Kępa-Figura — Dr. Sci. in Philology, Professor;
dkepa@op.pl

Maria Curie-Sklodowska University in Lublin,
3, plac Litewski, Lublin, 20080, Poland

Кэмпа-Фигура, Д. (2019). (Интернет-)мем как новый медиажанр. Постановка вопроса. Медиалингвистика, 6 (1), 103–121.

DOI: 10.21638/spbu22.2019.108

URL: https://medialing.ru/internet-mem-kak-novyj-mediazhanr-postanovka-voprosa/ (дата обращения: 19.11.2019)

Kępa-Figura, D. (2019). (Internet) meme as a new media genre — an overview. Media Linguistics, 6 (1), 103–121. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.108

URL: https://medialing.ru/internet-mem-kak-novyj-mediazhanr-postanovka-voprosa/ (accessed: 19.11.2019)

УДК 81’42

Поста­нов­ка про­бле­мы. Дан­ная пуб­ли­ка­ция явля­ет­ся голо­сом в дис­кус­сии, про­во­ди­мой на осно­ве поль­ских науч­ных иссле­до­ва­ний (интернет-)мема, рас­смат­ри­ва­е­мо­го как ком­му­ни­ка­тив­ный фено­мен, име­ю­щий при­зна­ки отдель­но­го меди­а­жан­ра.

В заго­лов­ке ста­тьи и в выше­при­ве­ден­ном абза­це сло­во интер­нет, состав­ля­ю­щее поня­тие интер­нет-мем, поме­ще­но в скоб­ки. Они сиг­на­ли­зи­ру­ют о факуль­та­тив­но­сти этой харак­те­ри­сти­ки. Как в повсе­днев­ной ком­му­ни­ка­ции, так и в науч­ных выска­зы­ва­ни­ях сло­ва интер­нет-мем и мем могут быть вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы­ми.

Нуж­но ли, гово­ря о меме как о ком­му­ни­ка­тив­ном явле­нии, есте­ствен­ная сре­да кото­ро­го — интер­нет1, в рам­ках кате­го­ри­аль­ной точ­но­сти исполь­зо­вать опре­де­ля­ю­щее сло­во? Мне­ния на этот счет, ско­рее все­го, будут рас­хо­дить­ся. Выбор дан­ной фор­мы (мем, интер­нет-мем) сле­ду­ет рас­смат­ри­вать не толь­ко в кате­го­ри­ях зна­ния о явле­нии (в том чис­ле о про­ис­хож­де­нии его назва­ния), но и в кон­тек­сте отно­ше­ния отдель­ных поль­зо­ва­те­лей язы­ка к само­му язы­ку, а в нашем кон­крет­ном слу­чае — к этой язы­ко­вой фор­ме. Оце­ни­вая прак­ти­ку исполь­зо­ва­ния форм мем и интер­нет-мем с помо­щью основ­ных кри­те­ри­ев оцен­ки язы­ко­вых инно­ва­ций [Markowski 2012: 45–55], мож­но сде­лать вывод, что вве­де­ние в язык еди­ни­цы интер­нет-мем осно­ва­но на кри­те­рии доста­точ­но­сти (нуж­но было назвать новый эле­мент реаль­но­сти), в то же вре­мя исполь­зо­ва­ние сокра­щен­но­го тер­ми­на, состо­я­ще­го из одно­го сло­ва (мем), оттал­ки­ва­ет­ся от кри­те­рия язы­ко­вой эко­но­мии (это более корот­кая фор­ма, тре­бу­ю­щая наи­мень­ше­го уси­лия). Обос­но­ван­ность при­зна­ния обе­их форм пра­виль­ны­ми под­твер­жда­ет­ся так­же ины­ми кри­те­ри­я­ми, сре­ди кото­рых важ­но отме­тить узу­аль­ный. Ссы­ла­ясь на выше­ука­зан­ные кри­те­рии для наиме­но­ва­ния инте­ре­су­ю­ще­го меня фено­ме­на реаль­но­сти, буду исполь­зо­вать обе фор­мы и трак­то­вать их как сино­ни­мы. В то же вре­мя исполь­зо­ва­ние сло­ва мем в его пер­во­на­чаль­ном зна­че­нии, пред­ло­жен­ном Ричар­дом Докин­зом, будет сопро­вож­дать­ся соот­вет­ству­ю­щи­ми при­ме­ча­ни­я­ми (ср.: [Dawkins 1996]).

Воз­ни­ка­ют и дру­гие, более суще­ствен­ные вопро­сы. К како­му десиг­на­ту, обо­зна­ча­ю­ще­му явле­ние, свой­ствен­ное интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, отсы­ла­ет нас назва­ние (интернет-)мем? В повсе­днев­ном обще­нии (интернет-)мемом назы­ва­ют тек­сто­вые кар­тин­ки, раз­ме­щен­ные на интер­нет-пор­та­лах или в соци­аль­ных сетях. Одна­ко кажет­ся, что такая общая харак­те­ри­сти­ка не поз­во­ля­ет пере­дать сущ­ность фено­ме­на мем. Воз­ни­ка­ет и оче­ред­ной вопрос: раз­ве раз­ни­ца в спо­со­бе иден­ти­фи­ка­ции ком­му­ни­ка­тив­но­го явле­ния, назы­ва­е­мо­го мемом, каса­ет­ся толь­ко раз­го­вор­ной или науч­ной точек зре­ния? Имен­но в кон­тек­сте этих вопро­сов хоте­лось бы пред­ло­жить взгля­нуть на (интернет-)мем как на меди­а­жанр.

Исто­рия вопро­са. Ком­му­ни­ка­ци­он­ный фено­мен, назы­ва­ю­щий­ся интер­нет-мемом, — акту­аль­ная про­бле­ма жан­ра. В исто­рии рас­смат­ри­ва­е­мо­го в ста­тье вопро­са упо­ми­на­ют­ся как пер­вые попыт­ки кате­го­ри­за­ции поня­тий мем и интер­нет-мем с уче­том основ меме­ти­ки, так и свя­зан­ные с ними науч­ные рабо­ты по линг­ви­сти­ке или ком­му­ни­ка­ции. По этой при­чине сле­ду­ет начать с труд­но­стей опе­ри­ро­ва­ния поня­ти­я­ми мем и интер­нет-мем, а затем пред­став­лю крат­кий обзор поль­ских пуб­ли­ка­ций, в кото­рых интер­нет-мем трак­ту­ет­ся как жанр.

Неиз­вест­но, кто впер­вые исполь­зо­вал поня­тие интер­нет-мем, но нет сомне­ний, что оно про­ис­хо­дит от сло­ва мем, став­ше­го резуль­та­том кре­а­тив­но­го тру­да Ричар­да Докин­за2, а фак­ти­че­ски — от сло­ва мем в его узком смыс­ле, в кото­ром он исполь­зу­ет­ся в неко­то­рых меме­ти­че­ских тео­ри­ях. Мем пони­ма­ет­ся как содер­жа­ща­я­ся в созна­нии еди­ни­ца инфор­ма­ции, кото­рая, «влияя на ход опре­де­лен­ных собы­тий, спо­соб­ству­ет воз­ник­но­ве­нию сво­их копий в созна­нии дру­гих людей» [Brodie 1997: 29; Śliz 2014: 157].

Как отме­ча­ет Лукаш Бабель [Babiel 2010], а вслед за ним Мачей Зарем­ба [Zaremba 2012: 61–62] и Агне­ш­ка Слиз [Śliz 2014: 156–157], «тер­мин мем был адап­ти­ро­ван интер­не­том глав­ным обра­зом бла­го­да­ря сво­ей отли­чи­тель­ной осо­бен­но­сти, обо­зна­чен­ной родо­на­чаль­ни­ка­ми меме­ти­ки, — зара­зи­тель­но­сти. Поэто­му интер­нет-мемом назы­ва­ют то, что быст­ро заво­е­вы­ва­ет попу­ляр­ность, рас­про­стра­ня­ет­ся через бло­ги и мес­сен­дже­ры и необя­за­тель­но явля­ет­ся носи­те­лем куль­тур­ной инфор­ма­ции» [Babiel 2010].

Подоб­ный взгляд фор­му­ли­ру­ет­ся Агне­ш­кой Каминь­ской в кни­ге «Злост­ные мемы. Две­на­дцать лек­ций о куль­ту­ре интер­не­та» в гла­ве под харак­тер­ным назва­ни­ем «Осто­рож­но, зараз­ные мемы! Пери­пе­тии зна­ка в интер­не­те» [Kamińska 2011]. Как утвер­жда­ет Слиз, иссле­до­ва­те­ли, обра­ща­ю­щие вни­ма­ние на неяс­ность докин­зов­ско­го поня­тия мема и тем самым под­чер­ки­ва­ю­щие несо­от­вет­ствие поня­тий мема и гена, трак­ту­ют мем как «эффек­тив­ную мета­фо­ру», «осно­ван­ную на доволь­но общем сход­стве с гене­ти­че­ской репли­ка­ци­ей» [Śliz 2014: 154]. Важ­но отме­тить, что интер­нет-мем «кибер­ме­ме­ти­ка­ми-люби­те­ля­ми» ино­гда счи­та­ет­ся «мета­фо­рой мема», создан­ной путем раз­ме­ще­ния докин­зов­ско­го мема в спе­ци­фи­че­ском интер­нет-про­стран­стве (см.: [Kamińska 2011: 61; Śliz 2014: 157]). Одна­ко, соглас­но Слиз, «пере­нос в дру­гие медиа» в этом слу­чае (то есть в слу­чае пере­но­са в интер­нет) не име­ет диф­фе­рен­ци­ру­ю­ще­го зна­че­ния, посколь­ку вид медиа в конеч­ном пони­ма­нии Докин­за не касал­ся мема как тако­во­го, то есть «еди­ни­цы, рас­по­ло­жен­ной в созна­нии» [Śliz 2014: 156], но касал­ся «фено­ти­пи­че­ско­го эффек­та» — «внеш­не­го “про­дук­та мема”» [Śliz 2014: 156]: «Медиа, по кото­рым пере­да­ет­ся инфор­ма­ция, пере­ста­ют иметь зна­че­ние, так как эта инфор­ма­ция все­гда (неза­ви­си­мо от того, выска­жем мы ее, напи­шем на бума­ге или ком­пью­те­ре) оста­ет­ся вто­ро­сте­пен­ной по отно­ше­нию к инфор­ма­ции, пер­во­на­чаль­но заре­ги­стри­ро­ван­ной чело­ве­че­ским умом» [Śliz 2014: 157]. Сле­до­ва­тель­но, Слиз кате­го­ри­зи­ру­ет интер­нет-мемы как «фено­ти­пи­че­ские эффек­ты, носи­те­ли инфор­ма­ции, суще­ству­ю­щей в умах созда­те­ля (или созда­те­лей…) мема» [Śliz 2014: 157].

След про­ис­хож­де­ния поня­тия интер­нет-мем в объ­яс­не­нии иссле­до­ва­те­ля мож­но было обна­ру­жить еще в мар­те 2017 г. в поль­ской «Вики­пе­дии», явля­ю­щей­ся лег­ко­до­ступ­ным и попу­ляр­ным источ­ни­ком зна­ний для интер­нет-поль­зо­ва­те­лей. След про­ис­хож­де­ния поня­тия хра­нит­ся так­же в онлайн-вер­сии Cло­ва­ря поль­ско­го язы­ка госу­дар­ствен­но­го науч­но­го изда­тель­ства PWN3, рас­смат­ри­ва­е­мо­го как надеж­ный источ­ник зна­ний о зна­че­нии лек­си­че­ских еди­ниц, и как тако­вой он явля­ет­ся веро­ят­ным источ­ни­ком поис­ка инфор­ма­ции о зна­че­нии поня­тия интер­нет-мем, осо­бен­но для тех, кто не дове­ря­ет «Вики­пе­дии».

Итак, в «Вики­пе­дии» мож­но было про­честь: «Интер­нет-мем — вид мема, рас­про­стра­ня­е­мый и вос­про­из­во­ди­мый с исполь­зо­ва­ни­ем суще­ству­ю­щих в насто­я­щее вре­мя ком­му­ни­ка­ци­он­ных интер­нет-тех­но­ло­гий. Это еди­ни­ца инфор­ма­ции, кото­рая реп­ли­ци­ру­ет­ся толь­ко через интер­нет и при­ни­ма­ет фор­му изоб­ра­же­ния, но неза­ви­си­мо от ее фор­мы клю­че­вым явля­ет­ся одно усло­вие, а имен­но: попу­ляр­ность в сети» [Wikipedia. 17.03.2017]. В свою оче­редь, в интер­нет-вер­сии SJPPWN мож­но най­ти объ­яс­не­ние, кото­рое, что инте­рес­но, хотя и отно­сит­ся к поня­тию интер­нет-мема, на самом деле явля­ет­ся рас­ши­ре­ни­ем тер­ми­на мем: «Рас­про­стра­ня­е­мая в интер­не­те цеп­ля­ю­щая пор­ция инфор­ма­ции, обыч­но в виде корот­ко­го филь­ма, кар­тин­ки или фото­гра­фии, на кото­рой раз­ме­ща­ет­ся какой-либо текст» [SJPPWN. 18.03.2017].

Сход­ство этих опре­де­ле­ний оче­вид­но. Интер­нет-мем клас­си­фи­ци­ру­ет­ся как дуб­ли­ру­е­мая еди­ни­ца (пор­ция) инфор­ма­ции, име­ю­щая гра­фи­че­скую фор­му, рас­про­стра­не­ние кото­рой осно­ва­но на интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. Пер­вое опре­де­ле­ние явля­ет­ся энцик­ло­пе­ди­че­ским (отсю­да и явная ссыл­ка на про­ис­хож­де­ние сло­ва). В этом опре­де­ле­нии, опи­ра­ю­щем­ся на кон­крет­ную поль­скую лите­ра­ту­ру по это­му вопро­су — рабо­ты Мачея Зарем­бы [Zaremba 2012] и Ада­ма Валь­ке­ви­ча [Walkiewicz 2012], опус­ка­ет­ся аль­тер­на­тив­ный под­ход к интер­нет-мему. Вто­рое опре­де­ле­ние, хотя и явля­ет­ся лек­си­ко­гра­фи­че­ским, то есть объ­яс­ня­ет зна­че­ние сло­ва, содер­жит инфор­ма­цию энцик­ло­пе­ди­че­ско­го харак­те­ра. Раз­ни­ца заклю­ча­ет­ся не толь­ко в том, что в Вики­пе­дии интер­нет-мем при­зна­ет­ся как вид мема, а в SJPPWN обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на поли­ко­до­вость фор­мы мема, в том чис­ле на его сло­вес­ный харак­тер. На отли­чи­тель­ную осо­бен­ность сло­вар­ной дефи­ни­ции ука­зы­ва­ет дру­гое: ссы­ла­ясь на интер­нет-мемы, она рас­кры­ва­ет зна­че­ние поня­тия мем. Это сви­де­тель­ству­ет о при­ня­тии раз­го­вор­ной фор­мы, посколь­ку в насто­я­щее вре­мя интер­нет-мемы назы­ва­ют мема­ми, а выра­же­ние интер­нет-мем может вос­при­ни­мать­ся как избы­точ­ное.

Несмот­ря на то что при­ве­ден­ные дефи­ни­тив­ные реше­ния име­ют боль­шую воз­дей­ству­ю­щую силу, содер­жа­щи­е­ся в них харак­те­ри­сти­ки могут при­зна­вать­ся поль­зо­ва­те­ля­ми язы­ка недо­ста­точ­ны­ми или даже лож­ны­ми. В слу­чае с пер­вой трак­тов­кой — в свя­зи с изби­ра­тель­но­стью в под­бор­ке лите­ра­ту­ры по это­му вопро­су, со вто­рой — пото­му что не учи­ты­ва­ют­ся зна­че­ния, свя­зан­ные с опре­де­ля­е­мой еди­ни­цей, то есть сло­вом мем. Об акту­аль­но­сти этой про­бле­мы сви­де­тель­ству­ет изме­не­ние опре­де­ле­ния в «Вики­пе­дии», отме­чен­ное мною в авгу­сте 2018 г. В насто­я­щее вре­мя интер­нет-поль­зо­ва­те­ли, кото­рые ищут объ­яс­не­ния поня­тия интер­нет-мем, в поль­ско­языч­ной вер­сии «Вики­пе­дии» могут про­честь: «Интер­нет-мем, мем — жанр интер­нет-выска­зы­ва­ния, гра­фи­че­ское сооб­ще­ние, постро­ен­ное на осно­ве кон­струк­ци­он­ной схе­мы, исполь­зу­ю­щее скон­вен­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ные эле­мен­ты, свя­зан­ные с куль­ту­рой и исто­ри­ей Интер­не­та» [Wikipedia. 6.08.2018]. Таким обра­зом, поль­зо­ва­те­ли полу­ча­ют фор­му­ли­ров­ку интер­нет-мема, кото­рая в соот­вет­ствии с ком­му­ни­ка­тив­ной прак­ти­кой рас­смат­ри­ва­ет­ся как сино­ним мема, пони­ма­е­мо­го как при­мер фено­ти­пи­че­ско­го эффек­та.

Ука­зан­ные харак­те­ри­сти­ки сви­де­тель­ству­ют о том, что область исполь­зо­ва­ния и свя­зан­ное с ней зна­че­ние поня­тия интер­нет-мем нахо­дят­ся в фазе диа­ло­га сре­ди поль­зу­ю­щих­ся этим поня­ти­ем (осо­бен­но тех, кто учи­ты­ва­ет про­фес­си­о­наль­ную пер­спек­ти­ву). Неуди­ви­тель­но, что сло­ва­ри не успе­ва­ют зафик­си­ро­вать изме­не­ния, каса­ю­щи­е­ся пони­ма­ния интер­нет-мема. В то вре­мя как изме­не­ния дефи­ни­ции мем/ин­тер­нет-мем, вве­ден­ные в «Вики­пе­дию» меж­ду 18 мар­та 2017 г. и 6 авгу­ста 2018 г., под­твер­жда­ют и рас­про­стра­ня­ют пони­ма­ние этих тер­ми­нов, ведь «Вики­пе­дия» — это уни­вер­саль­ная «все­об­щая энцик­ло­пе­дия, напи­сан­ная и отре­дак­ти­ро­ван­ная интер­нет-поль­зо­ва­те­ля­ми» (https://​pl​.wikipedia​.org), адре­со­ван­ная ауди­то­рии, кото­рая может быть заин­те­ре­со­ва­на этой темой.

Несмот­ря на дан­ные затруд­не­ния, лек­се­мы мем и интер­нет-мем успеш­но исполь­зу­ют­ся в раз­лич­ных язы­ко­вых реги­страх (не толь­ко в раз­го­вор­ной речи), а иссле­до­ва­те­ли, зани­ма­ю­щи­е­ся явле­ни­я­ми, обо­зна­чен­ны­ми интер­нет-мема­ми, ини­ци­и­ру­ют попыт­ки вклю­чить их в рам­ки опре­де­ле­ния. Спо­со­бы пони­ма­ния явле­ния (интернет-)мем — часть одно­го из двух путей кате­го­ри­за­ции. Во-пер­вых, интер­нет-мем пони­ма­ет­ся как сво­е­го рода мем, то есть «пор­ция» или даже «еди­ни­ца» инфор­ма­ции, рас­про­стра­ня­е­мая и попу­ля­ри­зи­ру­е­мая в интер­не­те, при­об­ре­та­ю­щая гра­фи­че­скую или гра­фи­ко-сло­вес­ную фор­му (ср., напри­мер: [Kołowiecki 2012: 3; Walkiewicz 2012: 50; Zaremba 2012: 61]). Как это ни пара­док­саль­но, такое пони­ма­ние интер­нет-мема несов­ме­сти­мо с докин­зов­ским поня­ти­ем. Во-вто­рых, в соот­вет­ствии с окон­ча­тель­ным пред­ло­же­ни­ем Докин­за, интер­нет-мем явля­ет­ся при­ме­ром «фено­ти­пи­че­ско­го эффек­та», то есть «внеш­не­го “про­дук­та мема”» [Śliz 2014: 156–157]4. И хотя этот вто­рой путь кате­го­ри­за­ции, имея в виду сущ­ность мема, есте­ствен­ным обра­зом при­во­дит к вопро­сам линг­ви­сти­че­ско­го харак­те­ра, он не учи­ты­ва­ет­ся ни в так назы­ва­е­мых меме­тич­ных, ни в линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ни­ях. Новый взгляд на интер­нет-мем как на жан­ро­вую фор­му или даже меди­а­жанр — в боль­шин­стве слу­ча­ев5 резуль­тат мето­ни­ми­че­ской иден­ти­фи­ка­ции интер­нет-мема, пони­ма­е­мо­го как пор­ция рас­про­стра­ня­е­мой в интер­не­те инфор­ма­ции, с фор­мой и кон­тек­стом, в кото­рых она содер­жит­ся. Сле­до­ва­тель­но, в пря­мом линг­ви­сти­че­ском кон­тек­сте ино­гда воз­ни­ка­ет про­ти­во­ре­чи­вое пони­ма­ние мема как еди­ни­цы инфор­ма­ции и как фор­мы пере­да­чи содер­жа­ния в интер­не­те (ср., напри­мер: [Juza 2013: 49, 50; Gorlewska 2015: 2]).

Как сооб­ща­лось ранее, фено­мен ком­му­ни­ка­ции, назы­ва­е­мый интер­нет-мемом, явля­ет­ся акту­аль­ной про­бле­мой жан­ра. Этим вопро­сом инте­ре­со­ва­лись поль­ские иссле­до­ва­те­ли, такие как Якуб Новак (в ста­тье «Интер­нет-мемы: тек­сты [циф­ро­вой] куль­ту­ры язы­ком обще­ствен­ной кри­ти­ки» [Nowak 2013: 227–238]), Анна Гум­ков­ска («Мем — новая жан­ро­во-ком­му­ни­ка­ци­он­ная фор­ма в сети» [Gumkowska 2015: 213–235]), Агне­ш­ка Некре­вич (автор кни­ги «От схе­ма­тиз­ма к кре­а­тив­но­сти. Язык интер­нет-мемов» [Niekrewicz 2015]) и Али­на Нару­ше­вич-Дух­лин­ска («[Не]типичные мемы — о выбран­ных харак­те­ри­сти­ках и про­яв­ле­ни­ях эво­лю­ции интер­нет-жан­ра» [Naruszewicz-Duchlińska 2017: 251–264]). К суще­ствен­ным жан­ро­вым раз­ре­ше­ни­ям ведет так­же ана­лиз, про­ве­ден­ный Маг­да­ле­ной Сте­чи­онг («Мемы Маг­ды Фрей: меди­аль­ный гибрид в феми­нист­ской пуб­ли­ци­сти­ке» [Steciąg 2017]) и Пав­лом Сар­на («Мемы в рито­ри­че­ской пер­спек­ти­ве» [Sarna 2016]).

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. В ста­тье при­ня­ты во вни­ма­ние два направ­ле­ния поль­ских науч­ных иссле­до­ва­ний: исполь­зо­ва­ние интер­нет-мема, о кото­рых гово­ри­лось в преды­ду­щем пара­гра­фе, и метод жан­ро­во­го ана­ли­за, раз­ра­бо­тан­ный Мари­ей Вой­так. Сле­до­ва­тель­но, с уче­том труд­но­стей в спо­со­бе опре­де­ле­ния интер­нет-мема, обще­го с докин­зов­ским поня­ти­ем, вслед за Слиз будет рас­смат­ри­вать­ся фено­мен мема как при­мер фено­ти­пи­че­ско­го эффек­та. В свою оче­редь, для опи­са­ния жан­ро­во­го образ­ца мема мето­дом жан­ро­во­го ана­ли­за Вой­так нуж­но соблю­сти три усло­вия. Во-пер­вых, ана­ли­зу лег­ко под­да­ют­ся не толь­ко ста­би­ли­зи­ро­ван­ные ком­му­ни­ка­тив­ные явле­ния, но и новые, сла­бо стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные. Во-вто­рых, его мож­но исполь­зо­вать для опи­са­ния не толь­ко сло­вес­ных, но и муль­ти­мо­даль­ных явле­ний (ср., напри­мер: [Bolek 2017]). В‑третьих, его при­ме­не­ние поз­во­ля­ет убе­ди­тель­но обос­но­вать видо­вую при­над­леж­ность выска­зы­ва­ний, име­ю­щих «диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный ком­му­ни­ка­ци­он­ный ста­тус» (ср.: [Wojtak 2004–2005: 162]).

Осно­вой этой тео­рии явля­ет­ся пред­ло­же­ние при­знать жан­ро­вый обра­зец, то есть «сово­куп­ность пра­вил, опре­де­ля­ю­щих важ­ней­шие уров­ни орга­ни­за­ции жан­ро­вой моде­ли, отно­ше­ния меж­ду ними и спо­со­бы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния отдель­ных уров­ней» [Wojtak 2004–2005: 164], охва­ты­ва­ю­щий четы­ре аспек­та: струк­тур­ный, праг­ма­ти­че­ский, позна­ва­тель­ный и сти­ли­сти­че­ский (ср., напри­мер: [Wojtak 2004: 16–17; Wojtak 2004–2005: 164–165]).

Струк­тур­ный аспект, по мне­нию Вой­так, каса­ет­ся «гра­ни­цы тек­стов (осо­бен­но сте­пе­ни их замкну­то­сти (petryfikacji), сле­до­ва­тель­но, и откры­то­сти жан­ро­вой струк­ту­ры), прин­ци­пов сег­мен­та­ции, после­до­ва­тель­но­сти сег­мен­тов, отно­ше­ний меж­ду сег­мен­та­ми» [Wojtak 2004–2005: 164]. Праг­ма­ти­че­ский аспект вклю­ча­ет «ком­му­ни­ка­тив­ные неуда­чи, в част­но­сти образ адре­сан­та и адре­са­та, а так­же их вза­и­мо­от­но­ше­ния, илло­ку­тив­ный потен­ци­ал выска­зы­ва­ния и его основ­ную ком­му­ни­ка­тив­ную цель (жиз­нен­ный кон­текст жан­ра, в тер­ми­но­ло­гии Лофин­ка)» [Wojtak 2004–2005: 164]. Позна­ва­тель­ный аспект — это «тема­ти­ка и спо­соб пред­став­ле­ния [инфор­ма­ции] (пер­спек­ти­ва обзо­ра реаль­но­сти, оцен­ка и иерар­хи­за­ция ком­по­нен­тов мира)» [Wojtak 2004–2005: 164], а сти­ли­сти­че­ский аспект в фор­му­ли­ров­ке авто­ра — «сово­куп­ность при­зна­ков струк­тур­но обу­слов­лен­ных, праг­ма­ти­че­ски опре­де­лен­ных и свя­зан­ных с гене­зи­сом исполь­зу­е­мых средств» [Wojtak 2004–2005: 164].

Сле­дуя Тодо­ро­ву, Вой­так напо­ми­на­ет: жан­ро­вые образ­цы — это не толь­ко моде­ли созда­ния тек­стов для отпра­ви­те­лей, но и моде­ли вос­при­я­тия тек­ста (ср.: [Wojtak 2004: 17]). Аспек­ты образ­ца (их ком­по­нен­ты) «могут функ­ци­о­ни­ро­вать как жан­ро­вые сиг­на­лы… либо при­зна­ки, бла­го­при­ят­ству­ю­щие пер­во­на­чаль­ной иден­ти­фи­ка­ции образ­ца» [Wojtak 2004: 17]. Адап­та­ция этой мыс­ли для раз­мыш­ле­ний, сужен­ных до мема, дает два пре­иму­ще­ства. Во-пер­вых, мож­но отме­тить, что отдель­ные аспек­ты образ­ца мема явля­ют­ся сиг­на­лом жан­ро­во­го образ­ца, то есть явля­ют­ся при­зна­ка­ми, кото­рые спо­соб­ству­ют пер­во­на­чаль­ной иден­ти­фи­ка­ции образ­ца мем. Во-вто­рых, опи­сы­вая жан­ро­вый обра­зец интер­нет-мема, необ­хо­ди­мо так­же учесть те свой­ства, кото­рые при­пи­сы­ва­ют­ся мемам широ­кой интер­нет-ауди­то­ри­ей.

Мем явля­ет­ся объ­ек­том ана­ли­за как иссле­до­ва­те­лей раз­лич­ных науч­ных дис­ци­плин, так и доволь­но боль­шо­го ауди­тор­но­го кру­га, темой для науч­ных, науч­но-попу­ляр­ных и люби­тель­ских раз­ра­бо­ток. При­зна­ки, при­пи­сы­ва­е­мые мемам в этих пуб­ли­ка­ци­ях, выра­жа­ют убеж­де­ния самих участ­ни­ков меди­а­ком­му­ни­ка­ции отно­си­тель­но это­го ком­му­ни­ка­тив­но­го явле­ния. Эти при­зна­ки мож­но рас­смот­реть как воз­мож­ные чер­ты жан­ра, пони­ма­е­мо­го как куль­тур­но обу­слов­лен­ная кон­цеп­ту­аль­ная кон­струк­ция — «куль­тур­но и исто­ри­че­ски сфор­ми­ро­ван­ная и вклю­ча­е­мая в соци­аль­ные кон­вен­ции… модель орга­ни­за­ции тек­ста» [Gajda 1993: 245], «набор кон­вен­ций, кото­рые под­ска­зы­ва­ют поль­зо­ва­те­лям язы­ка, как решить опре­де­лен­ные ком­му­ни­ка­тив­ные ситу­а­ции» [Wojtak 2004–2005: 162].

Ана­лиз мате­ри­а­ла. При­ня­тые мето­до­ло­ги­че­ские тре­бо­ва­ния опре­де­ля­ют два ана­ли­ти­че­ских реше­ния. Объ­ек­том ана­ли­за могут быть (что доста­точ­но оче­вид­но) фак­ти­че­ская реа­ли­за­ция мемов, рас­смат­ри­ва­е­мая как резуль­тат жан­ро­во­го созна­ния их созда­те­лей, а так­же (что менее оче­вид­но) выска­зы­ва­ния о раз­лич­ных при­зна­ках мемов. Эти выска­зы­ва­ния (науч­ные, науч­но-попу­ляр­ные, люби­тель­ские) в мета­ре­жи­ме рас­смат­ри­ва­ют­ся как резуль­тат жан­ро­во­го созна­ния полу­ча­те­лей мемов. В дан­ной рабо­те исполь­зу­ют­ся обе ана­ли­ти­че­ские воз­мож­но­сти. Уро­вень дета­ли­за­ции ана­ли­за огра­ни­чи­ва­ет­ся спе­ци­фи­кой ста­тьи и редак­ци­он­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми.

Непо­сред­ствен­но­му обзо­ру под­ле­жат не отдель­ные при­ме­ры мемов, а серия при­ме­ров, объ­еди­нен­ных одной темой (см. рис.)6. Тему мож­но обо­зна­чить как «Закон об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 г.» или «Лес Шиш­ко» (от фами­лии быв­ше­го поль­ско­го мини­стра окру­жа­ю­щей сре­ды Яна Шиш­ко, отве­ча­ю­ще­го за его вве­де­ние). Закон поз­во­лил вла­дель­цам земель­ных участ­ков выру­бать дере­вья, рас­ту­щие на них, без необ­хо­ди­мо­сти полу­че­ния согла­сия мест­ных вла­стей. После вве­де­ния ново­го пра­ви­ла выру­би­ли мно­же­ство дере­вьев, быв­ших под защи­той ран­ней вер­сии зако­на. Закон об охране при­ро­ды, при­ня­тый в сере­дине декаб­ря 2016 г., и ито­го­вая выруб­ка дере­вьев встре­ти­лись с инсти­ту­ци­о­наль­ной кри­ти­кой со сто­ро­ны не толь­ко поли­ти­че­ской оппо­зи­ции, но и части поль­ско­го обще­ства. Одной из форм кри­ти­че­ско­го отно­ше­ния к ново­му зако­ну были интер­нет-мемы.

а
г
е

Мемы из серии «Шиш­ко-мем», воз­ник­шие как реак­ция на вве­де­ние в Поль­ше Зако­на об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 г.

Источ­ник: https://www.google.pl/search?q=szyszko+memy&safe=active&tbm=isch&source=iu&ictx=1&fir=q‑spY1x2s4FsfM%253A%252Cz537V21y_f2lRM%252C_&usg=AI4_-kRGzV1ZPnP-WpUCNh_aYMQLRLdGSg&sa=X&ved=2ahUKEwjt1unl1bHeAhUDCuwKHQhyBOUQ9QEwCHoECAYQFA#imgrc=q‑spY1x2s4FsfM 

(дата обра­ще­ния: 31.10.2018)

б
в
д
ж
з

Реше­ние про­ана­ли­зи­ро­вать серию при­ме­ров, свя­зан­ных одной и той же темой, неслу­чай­но. Это резуль­тат осо­зна­ния того, как функ­ци­о­ни­ру­ет мем. Ана­лиз это­го ком­му­ни­ка­тив­но­го явле­ния дол­жен учи­ты­вать свой­ства, выхо­дя­щие за рам­ки харак­те­ри­стик еди­нич­ных при­ме­ров. Выше­упо­мя­ну­тая под­бор­ка мемов — одна из мно­го­чис­лен­ных серий, кото­рые мож­но было про­ана­ли­зи­ро­вать. В этом кон­тек­сте сто­ит вспом­нить базу дан­ных мемов с 2004–2015 гг. — «Энцик­ло­пе­дия поль­ских интер­нет-мемов», — опуб­ли­ко­ван­ную на сай­те poznajmemy​.pl (12.10.2018), в кото­рой сре­ди про­че­го исполь­зо­вал­ся ключ тема­ти­че­ской кате­го­ри­за­ции. В соот­вет­ствии с при­ня­той мето­до­ло­ги­ей ниже будут пред­став­ле­ны харак­те­ри­сти­ки ана­ли­зи­ру­е­мо­го явле­ния с уче­том четы­рех аспек­тов жан­ра.

1. При опи­са­нии струк­тур­но­го аспек­та интер­нет-мема необ­хо­ди­мо преж­де все­го обра­тить вни­ма­ние на сле­ду­ю­щие при­зна­ки.

1.1. Все реа­ли­за­ции про­ана­ли­зи­ро­ван­ных авто­ром ста­тьи мемов, кото­рые отно­сят­ся к серии «Закон об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 г.», име­ют муль­ти­мо­даль­ный харак­тер. Это не исклю­чи­тель­ный при­знак выбран­ной серии. Хотя иссле­до­ва­те­ли это­го явле­ния (осо­бен­но в пер­вые годы его функ­ци­о­ни­ро­ва­ния) кон­ста­ти­ро­ва­ли, что мема­ми счи­та­ют­ся визу­аль­ные (ср., напри­мер, мемы, отно­ся­щи­е­ся к серии «Косте­лы, кото­рые при­тво­ря­ют­ся кура­ми») или тек­сто­вые выска­зы­ва­ния (ср.: [Walkiewicz 2012: 50]), в насто­я­щее вре­мя обыч­но им при­сва­и­ва­ет­ся визу­аль­но-вер­баль­ная фор­ма (ср.: [Вики­пе­дия. 6.08.2018; Niekrewicz 2015; Gumkowska 2015: 219; Belovodskaia 2016: 123]). Этот тезис под­твер­жда­ет воз­ник­но­ве­ние «Энцик­ло­пе­дии поль­ских мемов» (poznajmemy​.pl) и гене­ра­то­ров мемов (https://​generator​.memy​.pl/; http://​memytutaj​.pl/; https://​stejk​.org/​g​e​n​e​r​a​t​o​r​-​m​e​mow). Эти гене­ра­то­ры поз­во­ля­ют выпол­нять оче­ред­ную реа­ли­за­цию мема, поме­щая любой текст в один из шаб­ло­нов изоб­ра­же­ний. Таким обра­зом, мож­но сфор­му­ли­ро­вать тезис о том, что в насто­я­щее вре­мя интер­нет-мем счи­та­ет­ся муль­ти­мо­даль­ным сооб­ще­ни­ем, состо­я­щим из визу­аль­ных и вер­баль­ных кодов, вза­и­мо­дей­ству­ю­щих друг с дру­гом.

1.2. Есте­ствен­ная сре­да для (интернет-)мема — интер­нет (см., напри­мер: [Juza 2013]). Все при­ме­ры из серии «Закон об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 г.» появи­лись и функ­ци­о­ни­ру­ют в интер­не­те. Интер­нет как носи­тель и как фак­тор, ответ­ствен­ный за рас­про­стра­не­ние мемов, поз­во­ля­ет пра­виль­но реа­ли­зо­вы­вать и обра­ба­ты­вать отдель­ные (визу­аль­ные или вер­баль­ные) модаль­но­сти зна­ков.

1.3. Mемы име­ют диа­ло­го­вый потен­ци­ал, более того, «сери­аль­ный». Гово­ря о меме, сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на спо­соб функ­ци­о­ни­ро­ва­ния отдель­ных реа­ли­за­ций мемов, объ­еди­нен­ных одной темой. В слу­чае серии «Закон об охране при­ро­ды…» отдель­ные мемы-реа­ли­за­ции повто­ря­ют ана­ло­гич­ную харак­те­ри­сти­ку, к при­ме­ру: «Министр Шиш­ко отве­ча­ет за выруб­ку дере­вьев в Поль­ше», «Мне не нра­вит­ся выруб­ка дере­вьев, кото­рая явля­ет­ся резуль­та­том дей­ствия Зако­на об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 года», «Министр Шиш­ко не любит при­ро­ду и угро­жа­ет ей», «Министр Шиш­ко не явля­ет­ся хоро­шим мини­стром окру­жа­ю­щей сре­ды». Более слож­ным при­ме­ром это­го диа­ло­га явля­ет­ся серия мемов «Casually Pepper Spray Everything Cop» (ср.: [Nowak 2013: 227–238]). Такие серии функ­ци­о­ни­ру­ют как мно­го­фра­зо­вый диа­лог. Учи­ты­вая кате­го­рию повест­во­ва­ния (суще­ствен­ную для позна­ва­тель­но­го аспек­та), пола­га­ем, что эти серии напо­ми­на­ют мно­го­эпи­зод­ный сери­ал. Важ­но отме­тить, что осо­бен­но­стью каж­до­го ново­го мема явля­ет­ся его потен­ци­ал про­дол­жи­тель­но­сти. Созда­ние серии — воз­мож­ное след­ствие появ­ле­ния каж­до­го ново­го мема.

1.4. Мем име­ет интер­ак­тив­ный харак­тер и тес­но свя­зан с диа­ло­гич­но­стью. Есте­ствен­ная сре­да для мемов — соци­аль­ные сети и кон­тент-агре­га­то­ры эры Web 2.0. Это ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство сле­ду­ет трак­то­вать как тек­сто­вую раму (при усло­вии широ­ко­го пони­ма­ния тек­ста), непо­сред­ствен­ный кон­текст мема. Имен­но в этом про­стран­стве появи­лись и функ­ци­о­ни­ру­ют ана­ли­зи­ру­е­мые мною «мемы-реа­ли­за­ции» серии, объ­еди­нен­ной темой «Закон об охране при­ро­ды…».

1.5. Мем име­ет интертекстуальный7 харак­тер (ср., напри­мер: [Gumkowska 2015: 222]). Это свой­ство мема пока­зы­ва­ет, насколь­ко силь­но отдель­ные аспек­ты жан­ра свя­за­ны друг с дру­гом. Про­яв­ле­ния интер­тек­сту­аль­но­сти, конеч­но, мож­но рас­смат­ри­вать в кон­тек­сте сти­ли­сти­че­ско­го аспек­та, одна­ко в этом слу­чае важ­нее праг­ма­ти­че­ские (неко­то­рые отсыл­ки вос­при­ни­ма­ют­ся толь­ко опре­де­лен­ной ауди­то­ри­ей — сете­вым сооб­ще­ством), позна­ва­тель­ные (интер­тек­сту­аль­ность обу­слов­ли­ва­ет смысл сооб­ще­ния, содер­жа­щий­ся в нем образ мира) и преж­де все­го струк­тур­ные послед­ствия. Интер­тек­сту­аль­ность трак­тую как харак­те­ри­сти­ку струк­тур­но­го аспек­та жан­ра интер­нет-мем, посколь­ку она вли­я­ет не толь­ко на спо­соб опре­де­ле­ния гра­ниц ана­ли­зи­ру­е­мо­го тек­ста, но и на то, о чем будет речь в выво­дах по мое­му ана­ли­зу, на сам спо­соб мыш­ле­ния о жан­ре мем. В слу­чае с ана­ли­зи­ру­е­мой сери­ей про­яв­ле­ни­ем интер­тек­сту­аль­но­сти ста­но­вят­ся не толь­ко интер­тек­сту­аль­ные игры, ини­ци­и­ро­ван­ные в рам­ках отдель­ных реа­ли­за­ций-мемов, фор­ми­ру­ю­щих эту серию (ср. рис. (ж) — Муж­чи­на дол­жен постро­ить дом, родить сына и … сру­бить дере­во — вме­сто поса­дить дере­во), но и сам факт созда­ния этой серии. Интер­тек­сту­аль­ность в этом слу­чае тес­но свя­за­на с диа­ло­гич­но­стью. Выше­ука­зан­ные при­зна­ки струк­тур­но­го аспек­та спле­те­ны друг с дру­гом. Их выяв­ле­ние осно­вы­ва­ет­ся как на ана­ли­зе само­го явле­ния, так и (в мета­ре­жи­ме) на убеж­де­ни­ях иссле­до­ва­те­лей, зани­ма­ю­щих­ся фено­ме­ном мем. Иссле­до­ва­те­ли под­чер­ки­ва­ют, что воз­ник­но­ве­ние и про­дол­жи­тель­ность мемов опи­ра­ют­ся на мута­цию и реду­пли­ка­цию. Напри­мер, Кшиштоф Пис­кош пишет: «Про­цес­сы “мута­ции” и “репли­ка­ции” интер­нет-мемов, кото­рые явля­ют­ся не чем иным, как исполь­зо­ва­ни­ем уже суще­ству­ю­ще­го изображения/фото/кадра (полу­че­ние) и отправ­ле­ни­ем его вме­сте с (как пра­ви­ло, забав­ной) над­пи­сью (моди­фи­ка­ция) в даль­ней­ший обо­рот при помо­щи сай­тов-агре­га­то­ров и/или соци­аль­ных сетей (редис­три­бу­ция)» [Piskorz 2015: 652].

При­том в даль­ней­ших «сери­ях» (мемах-реа­ли­за­ци­ях одно­го «шаб­ло­на мема») струк­тур­ная связь осу­ществ­ля­ет­ся раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми (ср.: [Kołowiecki 2012]).

2. В праг­ма­ти­че­ском аспек­те жан­ра мем в первую оче­редь сле­ду­ет учесть его функ­ци­о­наль­ный потен­ци­ал и харак­те­ри­сти­ку его поль­зо­ва­те­лей (тра­ди­ци­он­но назы­ва­е­мых отпра­ви­те­лем и полу­ча­те­лем).

2.1. Имея в виду функ­ци­о­наль­ный потен­ци­ал мема, сле­ду­ет под­черк­нуть, что мем — это ком­му­ни­ка­тив­ная еди­ни­ца, пер­во­на­чаль­но забав­ная, сего­дня — ком­мен­ти­ру­ю­щая (ср., напри­мер: [Nowak 2013; Piskorz 2015: 656; Niekrewicz 2016]). Исполь­зуя язык линг­ви­сти­че­ской праг­ма­ти­ки, мож­но отме­тить, что мем — это жанр, реа­ли­зу­ю­щий преж­де все­го две интен­ции: экс­прес­сив­ную и пер­су­а­зив­ную. Это сво­е­го рода ком­мен­та­рий к реаль­но­сти. Оче­вид­но, его мож­но так­же рас­смат­ри­вать как при­мер инфор­ма­ции (здесь же инфор­ми­ру­ю­щая функ­ция) — поня­тие инфор­ма­ции, интер­пре­ти­ру­е­мое как у [Wojtak 2004]. В слу­чае ана­ли­зи­ру­е­мой серии под­твер­жде­ни­ем назван­ных праг­ма­ти­че­ских цен­но­стей явля­ют­ся харак­те­ри­сти­ки, пере­чис­лен­ные в пунк­те 1.3. Отри­ца­тель­ная оцен­ка явле­ния, став­ше­го темой серии мемов, про­яв­ля­ет­ся экс­прес­сив­ной интен­ци­ей («мне не нра­вит­ся выруб­ка дере­вьев в Поль­ше, явля­ю­ща­я­ся след­стви­ем Зако­на…»). Соглас­но убеж­де­нию о нераз­дель­но­сти осо­знан­ной экс­прес­сив­но­сти и пер­су­а­зив­но­сти (ср., напри­мер: [Kępa-Figura 2009] и более ран­ние выво­ды Вале­рия Пис­ар­ка о пер­су­а­зив­но­сти экс­прес­сив­ных средств [Pisarek 1976], а так­же выде­ле­ние эмо­ци­о­наль­ной функ­ции Анто­ни Фур­да­лем [Furdal 1977]), мож­но пред­по­ло­жить, что мемы реа­ли­зу­ют убеж­да­ю­щую интен­цию, кото­рую на высо­ком уровне откры­то­сти мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать сле­ду­ю­щим обра­зом: «оце­ни выруб­ку дере­вьев в Поль­ше, явля­ю­щу­ю­ся след­стви­ем Зако­на… так же, как я».

2.2. Харак­те­ри­зуя отпра­ви­те­ля мема, преж­де все­го нуж­но пом­нить, что мемы явля­ют­ся есте­ствен­ной, неза­ви­си­мой фор­мой экс­прес­сии, выра­жен­ной интер­нет-сооб­ще­ством и адре­со­ван­ной тому же сооб­ще­ству (ср., напри­мер: [Nowak 2013; Belovodskaia 2016: 123]). Этот мир при­над­ле­жит интер­нет-поль­зо­ва­те­лям. Попыт­ки исполь­зо­ва­ния это­го жан­ра в целях инсти­ту­ци­о­наль­ных (мар­ке­тин­го­вых или поли­ти­че­ских) могут закон­чить­ся для отпра­ви­те­ля пло­хо. Под­твер­жде­ни­ем этой харак­те­ри­сти­ки может быть казус мема «rage face». Как пишет Вик­тор Коло­вец­кий, «когда в 2010 году сеть одеж­ды Hot Topic выпу­сти­ла фут­бол­ку с ори­ги­наль­ным “rage face”, интер­нет-поль­зо­ва­те­ли из 4chan орга­ни­зо­ва­ли кам­па­нию по сня­тию фут­бол­ки с про­да­жи. Они сде­ла­ли это…, изме­нив зна­че­ние мема и ском­про­ме­ти­ро­вав его! Поль­зо­ва­те­ли мас­со­во созда­ва­ли комик­сы, где “rage guy” был ярост­ной реак­ци­ей на дру­гие расы, — все это для того, что­бы обви­нить ком­па­нию в рас­про­стра­не­нии расиз­ма. Опе­ра­ция “чер­ная ярость” была успеш­ной, фут­бол­ка была сня­та с про­да­жи, хотя вер­ну­лась, после того как заго­вор был рас­крыт» [Kołowiecki 2012].

Даже поверх­ност­ный ана­лиз выбран­ной серии мемов поз­во­ля­ет утвер­ждать, что пред­став­ле­ние отпра­ви­те­ля мема отли­ча­ет­ся неза­ви­си­мо­стью. Отпра­ви­тель зани­ма­ет поло­же­ние актив­ное, одна­ко кри­ти­че­ское и дистан­ци­ро­ван­ное: сохра­ня­ет дистан­цию от мира, неза­ви­си­мо от того, нра­вит­ся ему мир или нет (ср.: [KoziołChrzanowska 2014: 49–64; Gumkowska 2015: 220; Kępa-Figura 2017]). Цен­но­сти реаль­но­го мира ста­но­вят­ся пред­ме­том шут­ки, насмеш­ки, кри­ти­ки без пафо­са, что вли­я­ет на позна­ва­тель­ный аспект мема. Это отно­ше­ние к реаль­но­сти выра­жа­ет­ся с помо­щью кон­крет­ных язы­ко­вых средств, опи­са­ние кото­рых сле­ду­ет раз­ме­стить в рам­ках сти­ли­сти­че­ско­го аспек­та интер­нет-мема.

2.3. Пла­ни­ру­е­мый полу­ча­тель мема явля­ет­ся участ­ни­ком ком­му­ни­ка­ции (ср.: [Gumkowska 2015: 222, 227]), акти­ви­зи­ро­ван­ным отпра­ви­те­лем посред­ством раз­лич­ных типов язы­ко­вых дей­ствий (язы­ко­вые игры в пред­ло­жен­ном мною широ­ком смыс­ле этой кате­го­рии; ср., напри­мер: [Dybalska, Kępa-Figura, Nowak 2004]) — ср. сти­ли­сти­че­ский аспект.

3. Позна­ва­тель­ный аспект интер­нет-мема тес­но свя­зан с тема­ти­кой, под­ни­ма­е­мой в отдель­ных мемах-реа­ли­за­ци­ях (а так­же в состо­я­щих из них сери­ях мемов, объ­еди­нен­ных общей темой), и харак­те­ром ком­мен­та­рия, содер­жа­ще­го­ся в отдель­ных мемах.

3.1. Обыч­но в мемах обсуж­да­ют­ся акту­аль­ные темы. Мемы воз­ни­ка­ют как реак­ция на еди­нич­ные собы­тия или на собы­тия, воз­ни­ка­ю­щие в опре­де­лен­ной после­до­ва­тель­но­сти и тема­ти­че­ски свя­зан­ные друг с дру­гом (ср., напри­мер: «Не откла­ды­вай­те мате­рин­ство на потом», «Кра­ков­ский смог», «Туск вино­ват» — poznajmemy​.pl), часто в кон­тек­сте кон­крет­но­го чело­ве­ка (ср., напри­мер: «Дуда в Китае», «Эдмунд Янни­гер — маль­чиш­ка из MON (Мини­стер­ства наци­о­наль­ной обо­ро­ны)», «Лирой в Сей­ме», «Интер­нет оскорб­ля­ет Папу», «Ката­жи­на Ваcь­нев­ска — мать Мад­зи» — poznajmemy​.pl). Подоб­ная ситу­а­ция — с ана­ли­зи­ру­е­мой мною сери­ей мемов «Закон об охране при­ро­ды от 16 декаб­ря 2016 г.».

3.2. Позна­ва­тель­ный аспект жан­ро­во­го образ­ца мема тес­но свя­зан с его праг­ма­ти­че­ским и сти­ли­сти­че­ским аспек­та­ми. В мемах содер­жит­ся образ мира, явля­ю­щий­ся резуль­та­том при­ня­то­го отпра­ви­те­лем дистан­ци­ро­ван­но­го пове­де­ния по отно­ше­нию к интер­пре­ти­ру­е­мой реальности8. Неза­ви­си­мо от того, нра­вит­ся отпра­ви­те­лю реаль­ная жизнь или нет (ср., напри­мер, мемы как ком­мен­та­рий к успе­хам и спор­тив­ным неуда­чам [Kępa-Figura 2017] и серию, выбран­ную в каче­стве при­ме­ра в ста­тье), она изоб­ра­жа­ет­ся в шут­ли­вой фор­ме (с упо­треб­ле­ни­ем соот­вет­ству­ю­щих сти­ли­сти­че­ских средств).

4. Сти­ли­сти­че­ский аспект мема тес­но свя­зан с ранее отме­чен­ны­ми ком­по­нен­та­ми. Фор­маль­ные сред­ства явля­ют­ся спо­со­бом реа­ли­за­ции праг­ма­ти­че­ско­го и позна­ва­тель­но­го аспек­тов и зави­сят от струк­тур­но­го аспек­та. Кар­ти­на реаль­но­сти, содер­жа­ща­я­ся в интер­нет-мемах (ср. позна­ва­тель­ный аспект), — это резуль­тат гра­фи­че­ских (фото­мон­таж) и тек­сто­вых опе­ра­ций. Они про­яв­ля­ют­ся в часто­те исполь­зо­ва­ния язы­ко­вых игр, кото­рые рас­смат­ри­ва­ют­ся как «мон­таж» на вер­баль­ном уровне (сле­ду­ет отме­тить, что при­ме­не­ние язы­ко­вых игр свя­за­но с более широ­ким сти­ли­сти­че­ским свой­ством мема, то есть с раз­го­вор­ной речью). Язы­ко­вые игры рас­смат­ри­ва­ют­ся мною как игры, про­ис­хо­дя­щие на уровне язы­ка: про­во­ци­ро­ван­ные адре­сан­том пре­об­ра­зо­ва­ния выска­зы­ва­ний, ссы­ла­ю­щи­е­ся на зна­ния (отпра­ви­те­ля и, как пола­га­ет­ся, полу­ча­те­ля), каса­ю­щи­е­ся пра­вил, опре­де­ля­ю­щих струк­ту­ру наших выска­зы­ва­ний (таких как пра­ви­ла язы­ко­во­го кода, исполь­зо­ва­ния это­го кода, опре­де­ля­ю­щие спо­соб фор­ма­ти­ро­ва­ния тек­ста как пред­ста­ви­те­ля опре­де­лен­но­го жан­ра, каса­ю­щи­е­ся меж­тек­сто­вых отно­ше­ний, регу­ли­ру­ю­щие про­цесс ком­му­ни­ка­ции или веде­ния диа­ло­га) и заклю­ча­ю­щи­е­ся в нару­ше­нии или мни­мом нару­ше­нии этих пра­вил, отка­зе от фор­маль­ной про­зрач­но­сти выска­зы­ва­ния [Kępa-Figura 2009]. С помо­щью язы­ко­вых игр фор­му­ли­ру­ют­ся спе­ци­фи­че­ские кос­вен­ные рече­вые акты. Полу­ча­те­лю язы­ко­вых игр толь­ко кажет­ся, что он кри­ти­чен. На самом деле он дела­ет целе­на­прав­лен­ную интер­пре­та­цию.

В серии мемов, про­ана­ли­зи­ро­ван­ных в ста­тье, есть игры, осно­ван­ные на моди­фи­ка­ции грам­ма­ти­ко-семан­ти­че­ской струк­ту­ры тек­ста, игры с жан­ро­вой кон­вен­ци­ей, интер­тек­сту­аль­ные и диа­ло­го­вые игры. Игра, осно­ван­ная на моди­фи­ка­ции грам­ма­ти­ко-семан­ти­че­ской струк­ту­ры, была ини­ци­и­ро­ва­на мемом, пред­став­лен­ным на рисун­ке (а). В выра­же­нии PRZED SZYSZKĄ/PO SZYSZCE. DOBRA ZMIANA (ПЕРЕД ШИШКОЙ/ПОСЛЕ ШИШКИ. ХОРОШАЯ ПЕРЕМЕНА) игра про­ис­хо­дит на несколь­ких уров­нях: фоне­ти­че­ском, син­так­си­че­ском и семан­ти­че­ском. Фоне­ти­че­ская и син­так­си­че­ская игры осно­ва­ны на повто­ре­нии в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти друг от дру­га иден­тич­ных зву­ко­вых форм тво­ри­тель­но­го и пред­лож­но­го паде­жей фами­лии поль­ско­го мини­стра окру­жа­ю­щей сре­ды Шиш­ко — ШИШКОЙ/ШИШКЕ (появ­ле­ние этих форм, оче­вид­но, резуль­тат при­ме­не­ния син­так­си­че­ских пра­вил, харак­тер­ных для поль­ско­го язы­ка). Зву­ко­вое сход­ство уси­ли­ва­ет­ся сход­ством началь­но­го зву­ка слов przed (перед) и po (после), в кото­рых упо­треб­ля­ет­ся губ­ный взрыв­ной звук, а так­же воз­дей­стви­ем на семан­ти­че­ском уровне (то есть исполь­зо­ва­ни­ем анто­ни­мии, в кото­рую всту­па­ют пред­ло­ги перед и после, и омо­ни­мии меж­ду име­нем нари­ца­тель­ным шиш­ка и соб­ствен­ным име­нем суще­стви­тель­ным Шиш­ко).

В свою оче­редь, при­ме­ром игры с жан­ро­вой кон­вен­ци­ей явля­ет­ся мем на рисун­ке (г), напо­ми­на­ю­щий сво­ей фор­мой нагляд­ные науч­ные иллю­стра­ции, а при­ме­ра­ми интер­тек­сту­аль­ных игр явля­ют­ся выска­зы­ва­ния, созда­ва­е­мые мема­ми, пред­став­лен­ны­ми на рис. (б, в, ж). Выра­же­ние MINISTER JAN SZYSZKО ZASTAŁ PUSZCZĘ DREWNIANĄ A ZOSTAWIŁ MUROWANĄ (МИНИСТР ЯН ШИШКО НАШЕЛ ПУЩУ ДЕРЕВЯННОЙ, А ОСТАВИЛ — КАМЕННОЙ) (ср. рис. (б)) явля­ет­ся резуль­та­том иро­ни­че­ской моди­фи­ка­ции попу­ляр­но­го выска­зы­ва­ния Кази­мир Вели­кий нашел Поль­шу дере­вян­ной и оста­вил камен­ной. Коди­ров­ка иро­нии осно­вы­ва­ет­ся на общ­но­сти убеж­де­ний (отпра­ви­те­ля и полу­ча­те­ля) отно­си­тель­но жела­е­мо­го обра­за реаль­но­сти. Пре­об­ра­зо­ва­ние Поль­ши, рас­смат­ри­ва­е­мой как мето­ни­ми­че­ское наиме­но­ва­ние поль­ских горо­дов, с дере­вян­ной в камен­ную оце­ни­ва­ет­ся здесь поло­жи­тель­но — име­ет­ся в виду архи­тек­тур­ный и эко­но­ми­че­ский про­гресс. Одна­ко транс­фор­ма­ция пущи с дере­вян­ной в камен­ную оце­ни­ва­ет­ся уже отри­ца­тель­но, учи­ты­вая, что пуща нахо­дит­ся толь­ко там, где есть дере­вья.

Во вто­ром при­ме­ре интер­тек­сту­аль­ной игры (см. рис. (в)) появ­ля­ет­ся отсыл­ка к пого­вор­ке Im dalej w las, tym więcej drzew (Чем даль­ше в лес, тем боль­ше дере­вьев), смысл кото­рой заклю­ча­ет­ся в том, что чем тща­тель­нее изу­ча­ют­ся дета­ли како­го-либо дела, тем более слож­ным оно ока­зы­ва­ет­ся. В ана­ли­зи­ру­е­мом меме моди­фи­ка­ция, осно­вы­ва­ю­ща­я­ся на замене сло­ва более на менее, при­во­дит к изме­не­нию смыс­ла тек­ста.

В послед­нем при­ме­ре (см. рис. (ж)) выра­же­ние MĘŻCZYZNA POWINIEN ZBUDOWAĆ DOM, SPŁODZIĆ SYNA I ŚCIĄĆ DRZEWO (МУЖЧИНА ДОЛЖЕН ПОСТРОИТЬ ДОМ, РОДИТЬ СЫНА И СРУБИТЬ ДЕРЕВО) отно­сит­ся к хоро­шо извест­ной пого­вор­ке — (Насто­я­щий) муж­чи­на дол­жен постро­ить дом, родить сына и поса­дить дере­во. Как посад­ка дере­вьев в пред­ла­га­е­мом спо­со­бе мыш­ле­ния рас­смат­ри­ва­ет­ся как успех, так фра­за сру­бить дере­во, выска­зан­ная Яном Шиш­ко, сви­де­тель­ству­ет о том, что его мыш­ле­ние оши­боч­но.

Послед­няя груп­па игр — диа­ло­го­вые игры, кото­рые здесь пред­став­ле­ны в каче­стве четы­рех при­ме­ров (см. рис. (г) — KRAJE, W KTÓRYCH SZYSZKI ZAGRAŻAJĄ NATURALNYM DRZEWOSTANOM (СТРАНЫ, В КОТОРЫХ ШИШКИ УГРОЖАЮТ ДРЕВОСТОЮ); рис. (д) — LAS MOŻE I PIĘKNY, TYLKO DRZEWA ZASŁANIAJĄ (ЛЕС, МОЖЕТ, И КРАСИВ, ТОЛЬКО ДЕРЕВЬЯ ЗАСЛОНЯЮТ); рис. (е) — KTO BY SIĘ SPODZIEWAŁ, ŻE SZYSZKI ZAATAKUJĄ DRZEWA (КТО БЫ МОГ ПОДУМАТЬ, ЧТО ШИШКИ АТАКУЮТ ДЕРЕВЬЯ); рис. (з) — PODEJRZEWAM, ŻE ZA MASOWĄ WYCINKĄ DRZEW STOI GANG BOBRÓW (ПОДОЗРЕВАЮ, ЧТО ЗА МАССОВУЮ ВЫРУБКУ ДЕРЕВЬЕВ ОТВЕЧАЕТ ШАЙКА БОБРОВ)). Все эти игры осно­ва­ны на явном нару­ше­нии мак­си­мы каче­ства. Резуль­та­том это­го ком­му­ни­ка­тив­но­го дей­ствия долж­но быть убеж­де­ние полу­ча­те­ля в абсурд­но­сти взгля­дов и дей­ствий мини­стра Яна Шиш­ко.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. В резуль­та­те про­ве­ден­но­го ана­ли­за как выбран­ной серии мемов, так и (в мета­ре­жи­ме) науч­ных, попу­ляр­ных точек зре­ния и выска­зы­ва­ний люби­те­лей отно­си­тель­но интер­нет-мемов были опи­са­ны при­зна­ки жан­ра интер­нет-мем. Сле­ду­ет при­знать, что дан­ная харак­те­ри­сти­ка (из необ­хо­ди­мо­сти поверх­ност­ная) и про­бле­ма тре­бу­ют даль­ней­ших, более подроб­ных иссле­до­ва­ний. Под­во­дя итог преды­ду­ще­му пара­гра­фу, хоте­лось бы сфор­му­ли­ро­вать син­те­ти­че­скую харак­те­ри­сти­ку мема, трак­ту­е­мо­го как жанр. Одна­ко нуж­но еще обра­тить вни­ма­ние на то, что про­ве­ден­ный ана­лиз заста­вил авто­ра ста­тьи заду­мать­ся над одним наблю­де­ни­ем.

В рам­ках мето­до­ло­ги­че­ских реше­ний было при­ня­то, что посколь­ку эма­на­ци­ей мно­же­ства кон­вен­ций, состав­ля­ю­щих жанр, явля­ют­ся тек­сты, то свой­ства медий­но­го жан­ра интер­нет-мем мож­но заме­тить, иссле­дуя при­ме­ры его реа­ли­за­ции. Одна­ко воз­ни­ка­ют сле­ду­ю­щие вопро­сы: что явля­ет­ся при­ме­ром интер­нет-мема рас­смат­ри­ва­е­мо­го как текст и, сле­до­ва­тель­но, что нуж­но рас­смат­ри­вать в каче­стве при­ме­ра жан­ра интер­нет-мем? Отдель­ные мемы-реа­ли­за­ции или серии мемов? Кон­тек­стом для это­го вопро­са будет интер­тек­сту­аль­ность мема. Пред­по­ла­гая, что «текст явля­ет­ся жан­ро­во обу­слов­лен­ным и интер­тек­сту­аль­но целост­ным, связ­ным — орга­ни­зо­ван­ным и окон­чен­ным — выра­же­ни­ем ком­му­ни­ка­тив­ной интен­ции отпра­ви­те­ля» [Witosz 1997: 52], сто­ит обра­тить вни­ма­ние на один из при­зна­ков мема, рас­смат­ри­ва­е­мо­го как текст. Кажет­ся, что усло­вие «окон­чен­но­го выра­же­ния интен­ций» выпол­ня­ют не толь­ко отдель­ные мемы-реа­ли­за­ции, то есть при­ме­ры реа­ли­за­ции мема-шаб­ло­на, и серии мемов, но и сво­е­го рода «шаб­лон мемов», то есть фор­маль­ная и тек­сто­вая осно­ва для созда­ния отдель­ных мемов-реа­ли­за­ций. Шаб­лон мемов воз­ни­ка­ет одно­вре­мен­но с появ­ле­ни­ем пер­во­го при­ме­ра мема-реа­ли­за­ции, кото­рый может ока­зать­ся «силь­ным мемом» (осно­вой для созда­ния даль­ней­ших мемов-реа­ли­за­ций), если будет при­нят интер­нет-сооб­ще­ством.

Как вид­но, труд­но­сти с опи­са­ни­ем жан­ро­во­го образ­ца интер­нет-мемов обу­слов­ле­ны не толь­ко муль­ти­мо­даль­но­стью опи­сы­ва­е­мо­го явле­ния, но и мно­го­уров­не­вым харак­те­ром его тек­сто­во­сти. При­ни­мая во вни­ма­ние аспект функ­ци­о­ни­ро­ва­ния опи­сы­ва­е­мо­го жан­ра, под­ве­ду ито­ги отно­си­тель­но раз­ра­бот­ки пред­ло­жен­но­го в ста­тье кон­цеп­ту­аль­но­го вопро­са жан­ра мемов. Осно­вой этой харак­те­ри­сти­ки будет уста­нов­ле­ние тес­ной свя­зи меж­ду отдель­ны­ми аспек­та­ми жан­ро­во­го образ­ца (так­же образ­ца мема). Что каса­ет­ся интер­нет-мемов, эти отно­ше­ния под­чер­ки­ва­ют­ся дву­мя пара­мет­ра­ми — фор­маль­ной сто­ро­ной тек­стов, кото­рые явля­ют­ся при­ме­ра­ми жан­ра (их визу­аль­ный или муль­ти­мо­даль­ный харак­тер) и кон­тек­стом, в кото­ром они нахо­дят­ся (см.: [Kępa-Figura 2017]).

В рам­ках струк­тур­но­го аспек­та мема сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на вза­и­мо­связь меж­ду вер­баль­ны­ми и визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми мема, его интер­ак­тив­ный (почти диа­ло­ги­че­ский) харак­тер, а так­же, пони­мая, что при­мер мема пред­став­ля­ет собой шаб­лон-мема, на часто­ту его исполь­зо­ва­ния и появ­ле­ния в серии. Интер­ак­тив­ность и сход­ство с сери­а­лом выте­ка­ют из свойств гра­ниц опи­сы­ва­е­мо­го жан­ра, то есть из того, как функ­ци­о­ни­ру­ют соци­аль­ные сети и агре­га­то­ры кон­тен­та, явля­ю­щи­е­ся непо­сред­ствен­ным кон­тек­стом его при­ме­ров (влияя на отдель­ные аспек­ты жан­ро­во­го образ­ца мема).

Праг­ма­ти­че­ский аспект мема вклю­ча­ет свой­ства, кото­рые появ­ля­ют­ся в резуль­та­те того, что он раз­ме­ща­ет­ся в кон­крет­ном ком­му­ни­ка­тив­ном кон­тек­сте. Mемы — пер­во­на­чаль­но раз­вле­ка­тель­ные, сего­дня ком­мен­ти­ру­ю­щие — воз­ник­ли как есте­ствен­ная, неза­ви­си­мая, ано­ним­ная фор­ма выра­же­ния экс­прес­сии сете­вым сооб­ще­ством, направ­лен­ная тому же интер­нет-сооб­ще­ству. Мемы, имея фор­му тек­стов, явля­ясь сво­е­го рода ком­мен­та­ри­ем к реаль­но­сти, раз­но­вид­но­стью интер­пре­ти­ру­е­мой инфор­ма­ции, выпол­ня­ют инфор­ма­ци­он­ную и экс­прес­сив­но-импрес­сив­ную функ­ции.

Опи­сы­вая сти­ли­сти­че­ский аспект, сле­ду­ет отме­тить, что харак­тер­ная для мема «поэ­ти­ка навя­зы­ва­ний», раз­го­вор­ность и выра­зи­тель­ность — про­из­вод­ные свой­ства кон­тек­ста для их появ­ле­ния, а фор­ми­ро­ва­ние и про­дол­жи­тель­ность мемов осно­ва­ны на мута­ции и реду­пли­ка­ции.

В заклю­че­ние хочет­ся ска­зать, что ста­тья откры­ва­ет пер­спек­ти­ву для про­ве­де­ния даль­ней­ших иссле­до­ва­ний мема. Кон­цеп­ту­аль­ная кон­струк­ция жан­ро­во­го образ­ца, создан­ная Вой­так, поз­во­ля­ет учесть суть раз­лич­ных не под­да­ю­щих­ся жан­ро­вым харак­те­ри­сти­кам тек­сто­вых явле­ний, таких как мем. Поз­во­ля­ет так­же понять пра­ви­ла, в соот­вет­ствии с кото­ры­ми всту­па­ют в отно­ше­ния при­ме­ры дан­но­го вида, в том чис­ле не соот­вет­ству­ю­щие пред­став­ле­ни­ям об этом жан­ре. Вслед за Вой­так жанр рас­смат­ри­ва­ет­ся как дина­ми­че­ская кате­го­рия и, сле­до­ва­тель­но, вари­а­тив­ная. Это поз­во­ля­ет счи­тать выска­зы­ва­ния, име­ю­щие «диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный ком­му­ни­ка­тив­ный ста­тус», за при­мер дан­но­го жан­ра. Они могут быть «реа­ли­за­ци­ей шаб­ло­нов, если по опре­де­лен­ной при­чине доволь­но вер­но вос­про­из­во­дят схе­му. Они могут функ­ци­о­ни­ро­вать как свои репре­зен­та­ции, если селек­тив­но соблю­да­ют пра­ви­ла образ­ца (реа­ли­зу­ют его аль­тер­на­тив­ный или адап­тив­ный вари­ан­ты). Нако­нец, они могут быть ред­ки­ми при­ме­ра­ми, то есть тек­сто­вы­ми инди­ви­да­ми, кото­рые содер­жат какие-то сиг­на­лы жан­ро­вой при­над­леж­но­сти, и в то же вре­мя они непо­вто­ри­мы» [Wojtak 2004–2005: 164].

Сто­ит отме­тить, что опи­са­ние аль­тер­на­ции, адап­та­ции и отдель­ных при­ме­ров мемов — сво­е­го рода иссле­до­ва­тель­ский вызов. Учи­ты­вая ком­му­ни­ка­тив­ные явле­ния, напо­ми­на­ю­щие сво­ей фор­мой интер­нет-мемы, хотя бы такие, как у Мар­ты Фрей [Steciąg 2017], или бан­не­ры, исполь­зу­е­мые во вре­мя про­те­стов про­тив под­пи­са­ния Поль­шей согла­ше­ния ACTA [Kołowiecki 2012], мож­но допол­нить жан­ро­вый под­ход к фено­ме­ну (интернет-)мема9.

1 Сло­во интер­нет, трак­ту­е­мое мною как наиме­но­ва­ние опре­де­лен­но­го типа медиа, сред­ства мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции (ана­ло­гич­но сло­вам прес­са, радио, теле­ви­де­ние), пишу с малень­кой бук­вы. В выбо­ре руко­вод­ству­юсь мне­ни­ем Сове­та поль­ско­го язы­ка (http://​www​.rjp​.pan​.pl/​i​n​d​e​x​.​p​h​p​?​o​p​t​i​o​n​=​c​o​m​_​c​o​n​t​e​n​t​&​v​i​e​w​=​a​r​t​i​c​l​e​&​i​d​=​1​0​3​2​:​i​n​t​e​r​net — дата обра­ще­ния: 18.10.2018), а так­же реше­ни­я­ми, при­ня­ты­ми в «Боль­шом орфо­гра­фи­че­ском сло­ва­ре поль­ско­го язы­ка» Анджея Мар­ков­ско­го [Markowski 1999] и «Боль­шом орфо­гра­фи­че­ском сло­ва­ре» под ред. Е. Полань­ско­го [Polański 2016]. В исполь­зу­е­мых цита­тах остав­ляю ори­ги­наль­ное напи­са­ние сло­ва «интер­нет» со строч­ной бук­вы (интер­нет) либо с заглав­ной (Интер­нет) вне зави­си­мо­сти от зна­че­ния, в кото­ром оно высту­па­ет. Это объ­яс­няю тем, что, во-пер­вых, в неко­то­рых кон­текстах труд­но иден­ти­фи­ци­ро­вать зна­че­ние это­го сло­ва («наиме­но­ва­ние локаль­ной ком­пью­тер­ной сети» или «тип элек­трон­но­го медиа»). Во-вто­рых, орфо­гра­фи­че­ское пра­ви­ло, на кото­рое я ссы­ла­юсь, явля­ет­ся реше­ни­ем доста­точ­но све­жим и спор­ным.

2 Докинз, посту­ли­ру­ю­щий вве­де­ние кон­цеп­ции репли­ка­то­ра как «еди­ни­цы куль­тур­ной пере­да­чи» или «еди­ни­цы ими­та­ции», свой­ствен­ной чело­ве­че­ской куль­ту­ре, подроб­но объ­яс­ня­ет назва­ние «мем»: «Он будет соот­вет­ство­вать сло­ву mimem, пото­му что исхо­дит от гре­че­ско­го кор­ня. Одна­ко мне нуж­но одно­слож­ное сло­во, кото­рое было бы немно­го похо­же на сло­во ген. Я наде­юсь, что мои дру­зья, близ­кие к клас­си­че­ской куль­ту­ре, про­стят меня, если я сокра­щу сло­во мимем до сло­ва мем. Если тре­бу­ет­ся какое-либо допол­ни­тель­ное обос­но­ва­ние, то это сло­во так­же мож­но счи­тать свя­зан­ным с англий­ским сло­вом memory (память) или фран­цуз­ским merne (то же самое)» [Dawkins 1996: 146].

3 Даль­ше будет исполь­зо­вать­ся аббре­ви­а­ту­ра SJPPWN.

4 Мы пони­ма­ем мем как сред­ство пере­да­чи инфор­ма­ции; ср., напри­мер: «Мемы ста­ли опрят­ны­ми и в целом понят­ны­ми (по край­ней мере в пони­ма­нии кон­крет­но­го сете­во­го сооб­ще­ства, захва­тив­ше­го их интер­тек­сту­аль­ный кон­текст) сред­ства­ми пере­да­чи» [Piskorz 2015: 651].

5 В поль­ской лите­ра­ту­ре толь­ко в ста­тье Агне­ш­ки Слиз при­зна­ние вза­и­мо­свя­зи меж­ду мемом и интер­нет-мемом, а так­же при­зна­ние мема (в част­но­сти, демо­ти­ва­то­ра) в каче­стве жан­ро­вой кон­вен­ции исхо­дит из кон­цеп­ции фено­ти­па.

6 Мемы, под­верг­ну­тые ана­ли­зу в ста­тье, мож­но най­ти на мно­гих интер­нет-пор­та­лах. Исполь­зо­ва­ние поис­ко­вых сер­ви­сов, таких как Google​.pl, облег­ча­ет к ним доступ: https://www.google.pl/search-?q=szyszko+memy&safe=active&tbm=isch&source=iu&ictx=1&fir=q‑spY1x2s4FsfM%253A%252Cz537V21y_f2lRM%252C_&usg=AI4_-kRGzV1ZPnP-WpUCNh_aYMQLRLdGSg&sa=X&ved=2ahUKEwjt1unl1bHeAhUDCuwKHQhyBOUQ9QEwCHoECAYQFA#imgrc=q‑spY1x2s4FsfM (дата обра­ще­ния: 31.10.2018).

7 Напи­сав об интер­тек­сту­аль­ном харак­те­ре мема, сле­дуя Рышар­ду Нычу, имею в виду широ­кое пони­ма­ние интер­тек­сту­аль­но­сти как кате­го­рии соб­ствен­но­сти и реля­ции тек­ста, кото­рые ука­зы­ва­ют на зави­си­мость его созда­ния и вос­при­я­тия от зна­ния дру­гих тек­стов [Nycz 1990: 95–116].

8 Исполь­зуя такие кате­го­рии, как образ мира или точ­ка зре­ния, ссы­ла­юсь на куль­тур­ную линг­ви­сти­ку, пред­ста­ви­те­ля­ми кото­рой в Поль­ше явля­ют­ся, к при­ме­ру, Рышард Токар­ски (ср., напри­мер: [Tokarski 2013]) и Ежи Барт­минь­ски [Bartmiński 2006].

9 Выра­жаю бла­го­дар­ность за помощь в пере­во­де А. Казь­ме­рак и А. В. Под­вяз­ки­ной.

Babiel, Ł. (2010). Znaj swoje memy. Электронный ресурс http://motywdrogi.pl/2010/03/15/znaj-swoje-memy.

Bartmiński, J. (2006). Językowe podstawy obrazu świata. Lublin.

Belovodskaia, A. (2016). Интернет-мемы как репрезентанты медиаконцепта (к вопросу о методике анализа медиаобраза). Przegląd Rusycystyczny, 4 (156). Sosnowiec.

Bolek, E. (2017). Plakat artystyczny — przekaz multimodalny. W I. Hofman, D. Kępa-Figura (Red.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 1: Zagadnienia teoretyczne. Gatunki w mediach drukowanych. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Brodi, R. (1997). Wirus umysłu. Łódź: Wydawnictwo Ravi.

Dawkins, R. (1996). Samolubny gen, tłum. M. Skoneczny. Wydawnictwo Prószyński i S-ka. Warszawa. Электронный ресурс https://obserwatorlaicki.files.wordpress.com/2009/12/richard-dawkins-samolubny-gen.pdf.

Dybalska, R., Kępa-Figura, D., Nowak, P. (2004). Przemoc w języku mediów? Analiza semantyczna i pragmatyczna audycji radiowych. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej. Encyklopedia polskich memów internetowych. [Web-страница]. (б/д). Электронный ресурс http://www.poznajmemy.pl.

Furdal, A. (1977). Językoznawstwo otwarte. Opole: Ossolineum. 

Gajda, S. (1993). Gatunkowe wzorce wypowiedzi. W J. Bartmiński (Red.), Encyklopedia kultury polskiej XX wieku, t. 2: Współczesny język polski, Wiedza o Kulturze. Wrocław.

Gorlewska, E. (2015). Emocje w sieci. Ekspresywność wybranych memów internetowych. Электронный ресурс http://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/50144627/Emocje_w_sieci._Ekspresywnosc_wybranych_memow_internetowych.pdf.

Gumkowska, A. (2015). Mem — nowa forma gatunkowo-komunikacyjna w sieci. Teksty Drugie, 3. Warszawa.

Juza, M. (2013). Memy internetowe — tworzenie, rozpowszechnianie, znaczenie społeczne. Studia Medioznawcze, 4. Warszawa.

Kamińska, M. (2011). Niecne memy dwanaście wykładów o kulturze Internetu. Poznań: Galeria Miejska “Arsenał”.

Kępa-Figura, D. (2009). Mówię, więc jestem — problem intencjonalności w programach informacyjnych. W M. Filiciak, G. Ptaszek (Red.), Komunikowanie się w mediach elektronicznych — język, semiotyka, edukacja. Warszawa: Wydawnictwa Akademickie i Profesjonalne.

Kępa-Figura, D. (2017). Igrzyska olimpijskie w Rio de Janeiro w memach internetowych. Zeszyty Naukowe KUL, 60, 2 (238). Lublin.

Kołowiecki, W. (2012). Memy internetowe jako nowy język internetu. Kultura i Historia, 21. Lublin. Электронный ресурс http://www.kulturaihistoria.umcs.lublin.pl/archives/3637.

Kozioł-Chrzanowska, E. (2012). Antyprzysłowia, memy, antyslogany. Kontrmówienie jako strategia komunikacji. Socjolingwistyka, XXVIII. Kraków.

Markowski, A. (Red.). (1999). Wielki słownik ortograficzny języka polskiego. Warszawa: Wydawnictwo Wilga.

Markowski, A. (2012). Kultura języka polskiego. Teoria. Zagadnienia leksykalne. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN.

Naruszewicz-Duchlińska, A. (2017). Kilka refleksji na temat memów internetowych. W I. Hofman, D. Kępa-Figura (Red.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 2: Gatunki w mediach elektronicznych. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Niekrewicz, A. (2015). Od schematyzmu do kreacyjności. Język w memach internetowych. Gorzów Wielkopolski: Wydawnictwo Naukowe Państwowej Wyższej Szkoły Zawodowej im. Jakuba z Paradyża w Gorzowie Wielkopolski.

Niekrewicz, A. (2016). Środki językowo-obrazowe służące etykietowaniu polityków w memach internetowych. Poznańskie Studia Polonistyczne Seria Językoznawcza, 23 (43) (1). Poznań.

Nowak, J. (2013). Memy internetowe: teksty (cyfrowej) kultury językiem krytyki społecznej. W I. Hofman, D. Kępa-Figura (Red.), Współczesne media. Język mediów. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Nycz, R. (1990). Intertekstualnosć i jej zakresy: teksty, gatunki, światy. Pamiętnik Literacki, LXXXI, 95–116. Wrocław.

Pisarek, W. (1976). Język służy propagandzie. Kraków: Ośrodek Badań Prasoznawczych.

Piskorz, K. (2015). Internet nie śpi, internet reaguje. Memy internetowe jako forma komentarza do bieżących wydarzeń społecznych i politycznych. Zeszyty Prasoznawcze, 58 (3) (223). Lublin.

Polański, E. (Red.). (2016). Wielki słownik ortograficzny PWN z zasadami pisowni i interpunkcji. Warszawa: PWN.

Sarna, P. (2016). Memy w perspektywie retorycznej. W P. Sarna, M. Sęk-Iwanek (Red.), Dyskursy widzialności. Słowa a obrazy, seria “Prace Naukowe Uniwersytetu Śląskiego w Katowicach”, 3395. Katowice: Wydawnictwo Uniwersytetu Śląskiego. 

SJPPWN — Słownik języka polskiego PWN [Web-страница] (б/д). Электронный ресурс http://sjp.pwn.pl/sjp/mem;5579327.html.

Steciąg, M. (2017). Memy Marty Frej: hybryda medialna w publicystyce feministycznej. W I. Hofman, D. Kępa-Figura (Red.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 2: Gatunki w mediach elektronicznych. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Śliz, A. (2014). Demotywator — emblemat kultury uczestnictwa? (wokół problemów definicyjnych memów oraz memów internetowych). Zagadnienia Rodzajów Literackich, LVII (1). Łódź.

Tokarski, R. (2013). Światy za słowami. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Walkiewicz, A. (2012). Czym są memy internetowe? Rozważania z perspektywy memetycznej. Teksty z Ulicy. Zeszyt Memetyczny, 14. Katowice. 

Wikipedia [Web-страница]. Электронный ресурс http://www.pl.wikipedia.org.

Witosz, B. (1997). Opis w prozie narracyjnej na tle innych odmian deskrypcji. Zagadnienia struktury tekstu. Katowice: Wydawnictwo Uniwersytetu Śląskiego.

Wojtak, M. (2004). Gatunki prasowe. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Wojtak, M. (2004–2005). Genologia tekstów użytkowych. Postscriptum, 2 (1), 48–49.

Zaremba, M. (2012). Memy internetowe (2010–2011). Media i Społeczeństwo, 2. Bielsko-Biała.

Babiel, L. (2010). Znaj swoje memy [Know your memes]. Retrieved from http://motywdrogi.pl/2010/03/15/znaj-swoje-memy.

Bartminski, J. (2006). Językowe podstawy obrazu świata [Language basics of the picture of the world]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Belovodskaia, A. (2016). Internet-memy kak reprezentanty mediakontsepta (k voprosu o metodike analiza mediaobraza) [Internet memes explicating the media concept (on the issue of the methodology of the analysis of a media image)]. Przegląd Rusycystyczny [Russian Review], 4 (156). Sosnowiec.

Bolek, E. (2017). Plakat artystyczny — przekaz multimodalny [Art poster as a multi-modal message]. In I. Hofman, D. Kepa-Figura (Eds.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 1: Zagadnienia teoretyczne. Gatunki w mediach drukowanych [Modern media. Media genres, Vol. 1: Theoretical issue. Genres in the print media]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Brodi, R. (1997). Wirus umysłu [Virus of the mind]. Lodz: Ravi Publishing House.

Dawkins, R. (1996). Samolubny gen [The Selfish Gene], translated by M. Skoneczny. The Proszynski i S-ka imprint. Warsaw. Retrieved from https://obserwatorlaicki.files.wordpress.com/2009/12/richarddawkins-samolubny-gen.pdf.

Dybalska, R., Kepa-Figura, D., Nowak, P. (2004). Przemoc w języku mediów? Analiza semantyczna i pragmatyczna audycji radiowych [Violence in the media? Radio-broadcast semantic and pragmatic analysis]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Encyklopedia polskich memów internetowych [Encyclopedia of polish internet memes] [Web page]. (n.d.). Retrieved from http://www.poznajmemy.pl/.

Furdal, A. (1977). Językoznawstwo otwarte [Open linguistics]. Opole: Ossolineum.

Gajda, S. (1993). Gatunkowe wzorce wypowiedzi [Genre examples of statements]. In J. Bartminski (Ed.), Encyklopedia kultury polskiej XX wieku, t. 2: Współczesny język polski, Wiedza o Kulturze [The encyclopedia of polish culture of the XX century, vol. 2: Modern polish language, Knowledge of culture]. Wroclaw.

Gorlewska, E. (2015). Emocje w sieci. Ekspresywność wybranych memów internetowych [Emotions on the Internet. The expressiveness of chosen Internet memes]. Retrieved from http://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/50144627/Emocje_w_sieci._Ekspresywnosc_wybranych_memow_internetowych.pdf.

Gumkowska, A. (2015). Mem — nowa forma gatunkowo-komunikacyjna w sieci [Meme as a new genre and communicative form on the Internet]. Teksty Drugie [Second texts], 3. Warsaw.

Juza, M. (2013). Memy internetowe — tworzenie, rozpowszechnianie, znaczenie społeczne [Internet memes — creation, distribution, social value]. Studia Medioznawcze [Media Studies], 4. Warsaw.

Kaminska, M. (2011). Niecne memy. Dwanaście wykładów o kulturze Internetu [Malicious memes. Twelve lectures about Internet culture]. Poznan: Municipal Gallery Arsenal.

Kepa-Figura, D. (2009). Mówię, więc jestem — problem intencjonalności w programach informacyjnych [I speak, therefore I am — the problem of intentions in information programmes]. In M. Filiciak, G. Ptaszek (Eds.), Communication in electronic media — language, semiotics, education [Komunikowanie się w mediach elektronicznych — język, semiotyka, edukacja]. Warsaw: Academic and Professional Publishing House.

Kepa-Figura, D. (2017). Igrzyska olimpijskie w Rio de Janeiro w memach internetowych [The Olympic Games in Rio de Janeiro in internet memes]. Zeszyty Naukowe KUL [Scientific Journals of Catholic University of Lublin], 2 (238). Lublin.

Kolowiecki, W. (2012). Memy internetowe jako nowy język internetu [Internet memes as a new internet language]. Kultura i Historia [Culture and history], 21. Lublin. Retrieved from http://www.kulturaihistoria.umcs.lublin.pl/archives/3637.

Koziol-Chrzanowska, E. (2014). Antyprzysłowia, memy, antyslogany. Kontrmówienie jako strategia komunikacji [Anti-proverbs, memes, anti-slogans. Contraspeech as a communication strategy]. Socjolingwistyka [Sociolinguistics], 28. Cracow.

Markowski, A. (Ed.). (1999). Wielki słownik ortograficzny języka polskiego [The big orthographic dictionary of polish language]. Warsaw: Wilga Publishing House.

Markowski, A. (2012). Kultura języka polskiego. Teoria. Zagadnienia leksykalne [Culture of polish language. Theory. Lexical issues]. Warsaw: PWN Publishing House.

Naruszewicz-Duchlinska, A. (2017). Kilka refleksji na temat memów internetowych [A few thoughts on the topic of internet memes]. In I. Hofman, D. Kepa-Figura (Eds.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 2: Gatunki w mediach elektronicznych [Modern media. Media genres, Vol. 2: Genres in the electronic media]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Niekrewicz, A. (2015). Od schematyzmu do kreacyjności. Język w memach internetowych [From the schematics to creativity. Language of the internet memes]. Gorzow Wielkopolski: Publishing house of State Higher Vocational School in Gorzow Wielkopolski.

Niekrewicz, A. (2016). Środki językowo-obrazowe służące etykietowaniu polityków w memach internetowych [Linguistic and illustrative measures used for labelling politicians in the Internet memes]. Poznańskie Studia Polonistyczne. Seria Językoznawcza [Linguistics Series], 23 (43) (1). Poznan.

Nowak, J. (2013). Memy internetowe: teksty (cyfrowej) kultury językiem krytyki społecznej [Internet memes: texts of (digital) culture by the language of social criticism]. In I. Hofman, D. Kepa-Figura (Eds.), Współczesne media. Język mediów [Modern media. Media language]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Nycz, R. (1990). Intertekstualnosć i jej zakresy: teksty, gatunki, światy [Intertextuality and its ranges: texts, genres, worlds]. Pamiętnik Literacki [Literary Memoir], 81, 95–116. Wroclaw.

Pisarek, W. (1976). Język służy propagandzie [Language is used for propaganda]. Cracow: Press research center.

Piskorz, K. (2015). Internet nie śpi, internet reaguje. Memy internetowe jako forma komentarza do bieżących wydarzeń społecznych i politycznych [Internet does not sleep, Internet reacts. Internet memes as a form of a commentary on current social and political events]. Zeszyty Prasoznawcze [Press research journals], 58 (3) (223). Lublin.

Polanski, E. (Ed.). (2016). Wielki słownik ortograficzny PWN z zasadami pisowni i interpunkcji [Big PWN orthographic dictionary of spelling and punctuation]. Warsaw: PWN.

Sarna, P. (2016). Memy w perspektywie retorycznej [Memes in a rhetorical perspective]. In P. Sarna, M. Sek-Iwanek (Eds.), Dyskursy widzialności. Słowa a obrazy, seria „Prace Naukowe Uniwersytetu Śląskiego w Katowicach” [Discourses of visibility. Words and pictures, series “Scientific works of the University of Silesia in Katowice”], 3395. Katowice: University of Silesia Press.

SJPPWN — Słownik języka polskiego PWN [PWN Dictionary of Polish Language]. [Web page]. (n. d.). Retrieved from http://sjp.pwn.pl/sjp/mem;5579327.html.

Steciag, M. (2017). Memy Marty Frej: hybryda medialna w publicystyce feministycznej [Marta Frej’s memes: media hybrid in feminist journalism]. In I. Hofman, D. Kepa-Figura (Eds.), Współczesne media. Gatunki w mediach, t. 2: Gatunki w mediach elektronicznych [Modern media. Media genres, Vol. 2: Genres in the electronic media]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Sliz, A. (2014). Demotywator — emblemat kultury uczestnictwa? (wokół problemów definicyjnych memów oraz memów internetowych) [Are demotivators the emblem of participatory culture? (around the problems of defining memes and the Internet memes)]. Zagadnienia Rodzajów Literackich [The problems of Literary Genres], LVII (1). Lodz.

Tokarski, R. (2013). Światy za słowami [Worlds beyond words]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Walkiewicz, A. (2012). Czym są memy internetowe? Rozważania z perspektywy memetycznej [What are Internet memes? Considerations from the memetic point of view]. Teksty z Ulicy. Zeszyt Memetyczny [Texts from the street. Memo notebook], 14. Katowice. 

Wikipedia [Web page]. (n.d.). Retrieved from http://www.pl.wikipedia.org.

Witosz, B. (1997). Opis w prozie narracyjnej na tle innych odmian deskrypcji [Description in narrative prose against the background of other variety of description]. Zagadnienia struktury tekstu [Problems of the text’s structure]. Katowice: University of Silesia Press.

Wojtak, M. (2004). Gatunki prasowe [Press genres]. Lublin: Maria Curie-Sklodowska University Press.

Wojtak, M. (2004–2005). Genologia tekstów użytkowych [Genology of useful texts]. Postscriptum, 2 (1), 48–49.

Zaremba, M. (2012). Memy internetowe (2010–2011) [The Internet memes (2010–2011)]. Media i Społeczeństwo [Media and sociaty], 2. Bielsko-Biala.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 нояб­ря 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 13 декаб­ря 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: November 15, 2018
Accepted: December 13, 2018