Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Особенности аргументативных медиадискурсов России и Сербии (на материале выборов мэра Москвы и мэра Белграда 2018 г.)

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при под­держ­ке Евро­пей­ско­го соци­аль­но­го фон­да
(про­ект № 09.3.3‑LMT-K-712–06-0129).

The research was funded by the European Social Fund “Development of Competences of Scientists, other Researches and Students through Practical Research Activities” measure
(№ 09.3.3‑LMTK-712–06-0129)

Поста­нов­ка про­бле­мы. Вопрос об осо­бен­но­стях аргу­мен­та­ции в пред­вы­бор­ном дис­кур­се при­вле­ка­ет вни­ма­ние мно­гих линг­ви­стов, гораз­до реже появ­ля­ют­ся рабо­ты, в кото­рых пред­вы­бор­ные дис­кур­сы в том или ином аспек­те срав­ни­ва­ют­ся (напри­мер, выбо­ры раз­ных годов в рам­ках одной поли­ти­че­ской куль­ту­ры или выбо­ры в двух стра­нах). Срав­не­ние дис­кур­сов — акту­аль­ная зада­ча, на наш взгляд, и пото­му, что поз­во­ля­ет более выпук­ло пред­ста­вить харак­тер­ные чер­ты опи­сы­ва­е­мых куль­тур, и пото­му, что неиз­беж­но ста­вит перед иссле­до­ва­те­лем зада­чу скру­пу­лез­но выкри­стал­ли­зо­вать мето­ди­ку ана­ли­за как для объ­ек­тов иссле­до­ва­ния по отдель­но­сти, так и для их сопоставления.

Целью насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния было про­ве­де­ние сопо­ста­ви­тель­но­го ана­ли­за сло­жив­шей­ся аргу­мен­та­ци­он­ной рече­вой куль­ту­ры в совре­мен­ном поли­ти­че­ском медиа­дис­кур­се Рос­сии и Сер­бии, а имен­но: во-пер­вых, выдви­га­е­мых в речах поли­ти­ков тези­сов и спо­со­бов их вве­де­ния в текст, и, во-вто­рых, типов выдви­га­е­мых аргу­мен­тов и их рито­ри­че­ско­го оформ­ле­ния. Пред­став­ле­ны резуль­та­ты иссле­до­ва­ния аргу­мен­та­тив­ных медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии на мате­ри­а­ле тек­стов, посвя­щен­ных состо­яв­шим­ся в 2018 г. выбо­рам мэров сто­лиц Рос­сии и Сер­бии — мэра Моск­вы и мэра Бел­гра­да1.

Исто­рия вопро­са. Наи­боль­ший инте­рес в про­цес­се под­го­тов­ки для нас пред­став­ля­ло иссле­до­ва­ние исполь­зу­е­мых в совре­мен­ных линг­ви­сти­че­ских рабо­тах мето­дик ана­ли­за аргу­мен­та­тив­но­го дискурса.

Одним из аспек­тов ана­ли­за рече­воз­дей­ству­ю­ще­го тек­ста явля­ет­ся ана­лиз стра­те­гий и так­тик аргу­мен­ти­ро­ва­ния, исполь­зу­е­мых в поли­ти­че­ском дис­кур­се. В част­но­сти, выде­ля­ют­ся такие стра­те­гии аргу­мен­та­ции, как аргу­мен­та­тив­ные, семан­ти­че­ские и сти­ли­сти­че­ские [Кук­со­ва 2011: 172]. Дру­гие иссле­до­ва­те­ли ина­че клас­си­фи­ци­ру­ют типы пер­су­а­зив­ных стра­те­гий, напри­мер стра­те­гии поло­жи­тель­ной само­пре­зен­та­ции и «очер­не­ния» про­тив­ни­ка [Того­ши­е­ва 2010], пря­мой и кос­вен­ной само­пре­зен­та­ции [Кура­ле­ва 2015]. Н. Е. Бар­ди­на раз­ли­ча­ет пять стра­те­гий аргу­мен­ти­ро­ва­ния: 1) стра­те­гия аксио­ло­ги­че­ско­го кон­тра­сти­ро­ва­ния; 2) аксио­ло­ги­че­ское зани­же­ние резуль­та­тов дея­тель­но­сти преды­ду­щей адми­ни­стра­ции; 3) рекур­сив­ные стра­те­гии — интер­тек­сту­аль­ность как пере­да­ча цен­но­сти; 4) стра­те­гия «наве­де­ния мостов» как спо­соб вырав­ни­ва­ния аксио­ло­ги­че­ско­го дис­со­нан­са; 5) исполь­зо­ва­ние авто­ри­те­та источ­ни­ка для изме­не­ния цен­ност­ных ори­ен­ти­ров ауди­то­рии [Бар­ди­на 2004].

Иной аспект ана­ли­за аргу­мен­та­тив­но­го тек­ста — это выяв­ле­ние типов аргу­мен­та­ции, клас­си­фи­ци­ро­ван­ных по типу ее струк­ту­ры (напри­мер, еди­нич­ная, мно­же­ствен­ная, сочи­ни­тель­ная и под­чи­ни­тель­ная и др.) [Голыш­ки­на 2016; Кожев­ни­ко­ва 2018; Ста­рин­но­ва, Маль­ков­ская 2010; Кула­бу­хов 2017], а так­же слу­ча­ев исполь­зо­ва­ния лек­си­че­ских, мор­фо­ло­ги­че­ских и лек­си­ко-син­так­си­че­ских средств выра­же­ния интен­сив­но­сти [Кула­бу­хов 2017]. Под «интен­сив­но­стью» в рабо­те Н. В. Кула­бу­хо­ва (вслед за И. И. Туран­ским) под­ра­зу­ме­ва­ет­ся «семан­ти­че­ская кате­го­рия язы­ка, в осно­ве кото­рой лежит спо­соб­ность язы­ко­вых еди­ниц пере­да­вать коли­че­ствен­ную, гра­ду­и­ро­ван­ную харак­те­ри­сти­ку неко­то­ро­го каче­ства» [Кула­бу­хов 2017: 2].

Иссле­до­ва­те­ли так­же ана­ли­зи­ру­ют убеж­да­ю­щие речи с точ­ки зре­ния осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния субъ­ек­том дис­кур­са аргу­мен­тов ad rem и ad hominem. Так, О. Н. Зло­би­на на мате­ри­а­ле пред­вы­бор­ных тек­стов Джо­на Мак­кей­на, Мит­та Ром­ни и Бара­ка Оба­мы (кан­ди­да­тов на пост пре­зи­ден­та США) пока­за­ла, что наи­бо­лее упо­тре­би­тель­ны­ми в ана­ли­зи­ро­ван­ных текстах явля­лись аргу­мен­ты к авто­ри­те­ту (лич­но­сти, учре­жде­ния, долж­но­сти, воз­рас­та и к соб­ствен­но­му авто­ри­те­ту), а так­же аргу­мен­ты-иллю­стра­ции [Зло­би­на 2017]. В иссле­до­ва­нии Е. В. Ли пока­за­на спе­ци­фи­ка исполь­зо­ва­ния аргу­мен­та ad misericordiam («на милость», к мило­сер­дию) и раз­лич­ных его под­ви­дов в рос­сий­ском и южно­ко­рей­ском поли­ти­че­ских дис­кур­сах [Ли 2010]. Т. И. Бик­ме­то­ва рас­смат­ри­ва­ет вопрос о пра­во­мер­но­сти исполь­зо­ва­ния аргу­мен­тов ad hominem в поли­ти­че­ском дис­кур­се [Бик­ме­то­ва 2012].

В рабо­тах, посвя­щен­ных иссле­до­ва­нию поли­ти­че­ско­го дис­кур­са, ана­ли­зи­ру­ют­ся сти­ли­сти­че­ские сред­ства реа­ли­за­ции функ­ции воз­дей­ствия на адре­са­та и раз­лич­ные лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ские сред­ства убеж­де­ния. Напри­мер, такой при­ем воз­дей­ствия на полу­ча­те­ля тек­ста, как акту­а­ли­за­ция деон­ти­че­ско­го зна­че­ния модаль­ных гла­го­лов must и will (в деон­ти­че­ском зна­че­нии «obligation» и «volition»), рас­смат­ри­ва­ют О. Н. Моро­зо­ва и Е. А Боро­дав­ки­на [Моро­зо­ва, Боро­дав­ки­на 2015: 131]. Н. П. Гиль­ман­ши­на уста­но­ви­ла, что в поли­ти­че­ском дис­кур­се Южной Кореи одной из харак­тер­ных осо­бен­но­стей явля­ет­ся «соци­аль­ный дейк­сис, про­яв­ля­ю­щий­ся в созна­тель­ном исполь­зо­ва­нии функ­ци­о­наль­но рав­но­знач­ных обо­зна­че­ний место­име­ний, отно­ся­щих­ся к раз­лич­ным сте­пе­ням веж­ли­во­сти, в зави­си­мо­сти от типа соци­аль­ной иерар­хии» [Гиль­ман­ши­на 2012: 56]. Иссле­до­ва­нию линг­во­праг­ма­ти­че­ско­го потен­ци­а­ла дейк­си­са в ина­у­гу­ра­ци­он­ных речах пре­зи­ден­тов США посвя­ще­на рабо­та А. А. Габец [Габец 2017].

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Мето­ди­ка наше­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­лась в сле­ду­ю­щем: сна­ча­ла мы уста­но­ви­ли, какие тези­сы дока­зы­ва­лись субъ­ек­та­ми ана­ли­зи­ро­ван­ных тек­стов, затем опре­де­ли­ли, какие аргу­мен­ты исполь­зо­ва­лись для дока­за­тель­ства каж­до­го из тези­сов, после это­го была созда­на схе­ма для сопо­став­ле­ния ана­ли­зи­ру­е­мых дис­кур­сов, то есть ряд пара­мет­ров в каче­стве tertium comparationis, в заклю­че­ние мы сопо­ста­ви­ли медиа­дис­ку­ры Рос­сии и Сер­бии и опи­са­ли их соглас­но избран­ным параметрам.

Мате­ри­а­лом для ана­ли­за послу­жи­ли 12 тек­стов на рус­ском язы­ке и 12 тек­стов на серб­ском язы­ке, в кото­рых гово­рит­ся о Сер­гее Собя­нине (кан­ди­да­те на пост мэра Моск­вы) и Зоране Радой­и­чи­че (кан­ди­да­те на пост мэра Бел­гра­да). Поиск мате­ри­а­ла (тек­сто­во­го и видео) осу­ществ­лял­ся по клю­че­вым сло­вам «выбо­ры 2018», «Собя­нин», «izbori 2018», «Radojičić». В резуль­та­те была состав­ле­на выбор­ка, в кото­рой содер­жа­ние рус­ской и серб­ской частей кор­ре­ли­ру­ет друг с дру­гом: и в рус­ской, и в серб­ской частях при­сут­ству­ют два интер­вью с кан­ди­да­том; текст, содер­жа­щий не аги­та­цию за кан­ди­да­та, а, напро­тив, его кри­ти­ку; в рус­ской части три пред­вы­бор­ных видео­ро­ли­ка, в серб­ской — четы­ре; осталь­ные тек­сты — это обра­ще­ния к изби­ра­те­лям и инфор­ма­ци­он­ные (или мас­ки­ру­ю­щи­е­ся под инфор­ми­ру­ю­щие) сооб­ще­ния о кан­ди­да­тах, их био­гра­фи­ях и резуль­та­тах про­фес­си­о­наль­ной деятельности.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Для сопо­став­ле­ния медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии в каче­стве tertium comparationis были избра­ны сле­ду­ю­щие пара­мет­ры: 1) аргу­мент «Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая»; 2) аргу­мент «Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 3) аргу­мент «Пото­му что ряд извест­ных людей под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 4) аргу­мент «Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 5) кри­ти­ка кан­ди­да­та оппо­нен­та­ми и ответ кан­ди­да­та на кри­ти­ку; 6) стра­те­гия само­пре­зен­та­ции; 7) лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ское оформ­ле­ние при­зы­ва голо­со­вать «за».

Наш ана­лиз пока­зал, что в обо­их ана­ли­зи­ру­е­мых дис­кур­сах (за исклю­че­ни­ем, конеч­но, содер­жа­щих кри­ти­ку С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча) основ­ным явля­ет­ся тезис «Сле­ду­ет голо­со­вать за кан­ди­да­та Х». В под­держ­ку это­го тези­са и в про­со­бя­нин­ских, и в про­ра­дой­и­чи­че­вых текстах при­во­дят­ся одни и те же аргу­мен­ты: «Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая», «Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а», «Пото­му что ряд извест­ных людей под­держ­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а», «Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а».

«Пото­му что коман­да Х‑а — лучшая»

Наи­бо­лее пока­за­тель­ны­ми при­ме­ра­ми того, как дан­ный аргу­мент вво­дит­ся в рос­сий­ский медиа­дис­курс, явля­ют­ся, на наш взгляд, два видео­ро­ли­ка. В одном пока­за­ны пере­ли­сты­ва­е­мые стра­ни­цы фото­аль­бо­ма и в то же вре­мя за кад­ром слы­шит­ся жен­ский голос: С Сер­ге­ем мы позна­ко­ми­лись восемь лет назад, он мне сра­зу понра­вил­ся… На фото­гра­фи­ях, соот­вет­ствен­но, изоб­ра­жен С. Собя­нин, и у того, кто смот­рит видео­ро­лик впер­вые, скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что повест­во­ва­ние ведет­ся от лица люби­мой жен­щи­ны героя. Одна­ко видео­ряд меня­ет­ся и одно­вре­мен­но со сло­ва­ми он пода­рил мне коль­цо в кад­ре появ­ля­ет­ся изоб­ра­же­ние Мос­ков­ско­го цен­траль­но­го коль­ца, а со сло­ва­ми при­вел в поря­док мои ста­рые укра­ше­ния — изоб­ра­же­ние отре­ста­ври­ро­ван­ных архи­тек­тур­ных соору­же­ний и пр. Зри­тель пони­ма­ет, что рас­сказ­чи­ком явля­ет­ся пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный образ Моск­вы, на кото­рую ста­ли засмат­ри­вать­ся ино­стран­цы, у кото­рой про­шла сыпь рекла­мы и ком­мер­че­ских пала­ток.

Еще один видео­ро­лик, сти­ли­зо­ван­ный под исто­рию о 12 подви­гах Герак­ла, так­же повест­ву­ет о поло­жи­тель­ных резуль­та­тах дея­тель­но­сти С. Собя­ни­на в ста­ту­се мэра Моск­вы (С. Собя­нин в 2018 г. бал­ло­ти­ро­вал­ся на пост мэра Моск­вы, будучи дей­ству­ю­щим мэром горо­да). В садах Поли­са Мос­ков­ско­го без­дом­ные фило­со­фы с пла­сти­ко­вы­ми куб­ка­ми про­слав­ля­ли Дио­ни­са, но… при­шел Собя­нин с сото­ва­ри­щи, и далее гово­рит­ся о том, как успеш­но были реше­ны все мно­го­чис­лен­ные про­бле­мы Москвы.

В про­со­бя­нин­ском кор­пу­се ана­ли­зи­ро­ван­ных нами тек­стов часто поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет­ся дея­тель­ность мос­ков­ской мэрии под руко­вод­ством С. Собя­ни­на, для чего обиль­но исполь­зу­ют­ся чис­ла (под­счи­та­ны руб­ли, про­цен­ты, кило­мет­ры, квад­рат­ные мет­ры, авто­мо­би­ли, насе­ле­ние и пр.), а так­же такие гла­го­лы и стра­да­тель­ные при­ча­стия с семан­ти­кой сози­да­ния, как рекон­стру­и­ро­ва­ли, уве­ли­чи­ли, постро­и­ли, акти­ви­зи­ро­ва­ны, вос­ста­нов­ле­ны, тем самым демон­стри­ру­ют­ся и тоталь­ная осве­дом­лен­ность С. Собя­ни­на о хозяй­ствен­ных делах сто­ли­цы (когда циф­ры и гла­го­лы с семан­ти­кой сози­да­ния упо­треб­ле­ны им самим в интер­вью, напри­мер), и впе­чат­ля­ю­щие резуль­та­ты его работы.

Коман­де серб­ско­го кан­ди­да­та при­шлось при­бег­нуть к дру­гим сред­ствам, что­бы пока­зать свою исклю­чи­тель­ность (ведь у них еще не было воз­мож­но­сти рабо­тать под руко­вод­ством З. Радой­и­чи­ча; напро­тив, З. Радой­и­чич до сих пор зани­мал­ся меди­ци­ной и лишь при­мер­но за год до выбо­ров в Скуп­щи­ну Бел­гра­да всту­пил на сте­зю поли­ти­ка). Основ­ное сред­ство созда­ния поло­жи­тель­но­го обра­за коман­ды З. Радой­и­чи­ча — это бук­валь­но поло­жи­тель­ная оцен­ка коман­ды З. Радой­и­чи­ча, чаще все­го посред­ством исполь­зо­ва­ния при­ла­га­тель­ных или суще­стви­тель­ных с поло­жи­тель­ной кон­но­та­ци­ей, напри­мер: imamo najbolji tim od svih i sjajne proekte; tim eksperata («у нас коман­да луч­ше всех и заме­ча­тель­ные про­ек­ты»; «коман­да экс­пер­тов»). Так, посред­ством неод­но­крат­ных утвер­жде­ний о том, что про­грам­ма коман­ды отлич­ная, что коман­да новая, силь­ная и про­фес­си­о­наль­ная, обла­да­ет нуж­ной энер­ги­ей и жела­ни­ем улуч­шить жизнь бел­град­цев, в серб­ском дис­кур­се реа­ли­зу­ет­ся аргу­мент «Пото­му что коман­да Х‑а — лучшая».

На уси­ле­ние это­го аргу­мен­та рабо­та­ет так­же пози­ция воз­глав­ля­е­мо­го З. Радой­и­чи­чем спис­ка сре­ди 24 пар­тий-кан­ди­да­тов в Скуп­щи­ну горо­да — это пози­ция № 1. И кро­ме того, в назва­ние пар­тий­но­го спис­ка вклю­че­но имя пер­во­го лица стра­ны — пре­зи­ден­та А. Вучича.

«Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

И в рос­сий­ском, и в серб­ском медиа­дис­кур­сах пре­зи­ден­ты бла­го­во­лят кан­ди­да­там С. Собя­ни­ну и З. Радой­и­чи­чу. В текстах на рус­ском язы­ке гово­рит­ся о том, как В. Путин встре­чал­ся с С. Собя­ни­ным и высо­ко оце­нил дея­тель­ность его коман­ды, напри­мер: Ваша коман­да рабо­та­ет про­фес­си­о­наль­но; идея инте­рес­на; заме­ча­тель­ный про­цесс, — гово­рит В. Путин С. Собянину.

В серб­ских текстах, вошед­ших в нашу выбор­ку, не жур­на­ли­сты, а сам кан­ди­дат сооб­ща­ет об отно­ше­нии пре­зи­ден­та к его кан­ди­да­ту­ре, напри­мер: ponude kojom mi je predsednik ukazao poverenje («пред­ло­же­ни­ем, кото­рым пре­зи­дент выска­зал мне дове­рие»). В одном интер­вью З. Радой­и­чич делит­ся такой подроб­но­стью сво­их отно­ше­ний с пре­зи­ден­том, рас­ска­зы­ва­ет, что по утрам их пути на служ­бу пере­се­ка­ют­ся и пре­зи­дент обыч­но спра­ши­ва­ет З. Радой­и­чи­ча, как дела, и про­ща­ет­ся с напут­стви­ем: «Толь­ко впе­ред, до встре­чи… Я дово­лен». В про­чих текстах пре­зи­дент Сер­бии лич­но поло­жи­тель­но харак­те­ри­зу­ет З. Радой­и­чи­ча. При­ме­ча­тель­но при этом, во-пер­вых, что речь идет о лич­ност­ных каче­ствах З. Радой­и­чи­ча (тогда как пре­зи­дент Рос­сии поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет не лич­ность, а резуль­та­ты дея­тель­но­сти С. Собя­ни­на), во-вто­рых, если В. Путин «хва­лит» С. Собя­ни­на в лич­ной бесе­де, то А. Вучич лест­но отзы­ва­ет­ся о З. Радой­и­чи­че в его отсут­ствие и дела­ет это, напри­мер, так: To je jedan divan, dobar čovek, koji voli decu i kojeg deca vole («Это заме­ча­тель­ный, доб­рый чело­век, кото­рый любит детей, и дети его любят»; З. Радой­и­чич — дет­ский врач. — В. М.).

«Пото­му что ряд извест­ных людей под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

В нашей выбор­ке, репре­зен­ти­ру­ю­щей дис­курс выбо­ров мэра Моск­вы, аргу­мен­том, что в под­держ­ку кан­ди­да­та высту­па­ют извест­ные в стране лич­но­сти, слу­жит спи­сок людей, опуб­ли­ко­ван­ный на сай­те С. Собя­ни­на (в него вошли М. Бар­щев­ский, Н. Кас­пер­ская, П. Тол­стой, М. Швыд­кой и мн. др.).

В серб­ской изби­ра­тель­ной кам­па­нии аргу­мент, что в под­держ­ку кан­ди­да­та высту­па­ют извест­ные в Сер­бии люди, явля­ет­ся сюжет­ной осно­вой одно­го из видео­ро­ли­ков, вклю­чен­ных в нашу выбор­ку: корот­ко­мет­раж­ный фильм о том, как два при­я­те­ля, сидя в типич­ном тра­ди­ци­он­ном серб­ском кафе (о чем сви­де­тель­ству­ют такие дета­ли инте­рье­ра, как, напри­мер, клет­ча­тые ска­тер­ти, а так­же пове­де­ние посе­ти­те­лей кафе, незна­ко­мых меж­ду собой, но сво­бод­но вкли­ни­ва­ю­щих­ся в чужой диа­лог), дер­жат в руках спи­сок чле­нов коман­ды, в кото­рой № 1 — З. Радой­и­чич, экза­ме­ну­ют друг дру­га на пред­мет того, пом­нит ли собе­сед­ник, кто есть кто в этом длин­ном спис­ке, и с отве­том им помо­га­ют и офи­ци­ант, и дру­гие посе­ти­те­ли. Нако­нец, один спра­ши­ва­ет, так сколь­ко же пози­ций в спис­ке, на что полу­ча­ет ответ: Preko hiljade, brate! («Боль­ше тыся­чи, брат!»). В этот спи­сок вклю­че­ны такие авто­ри­тет­ные в серб­ском обще­стве име­на, как R. Živković, L. Ristovski, S. Unković, C. Marinković и др.

«Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

Образ так назы­ва­е­мых про­стых людей в пред­вы­бор­ных дис­кур­сах С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча пред­став­лен по-раз­но­му. В текстах про С. Собя­ни­на у каж­до­го тако­го про­сто­го граж­да­ни­на есть имя и соб­ствен­ная репли­ка про дея­тель­ность мос­ков­ской мэрии под руко­вод­ством С. Собя­ни­на и/или про жизнь в Москве. Напри­мер, некая Ната­лья, про­жи­ва­ю­щая на Куту­зов­ском про­спек­те, выска­зы­ва­ет радость, что мэрия орга­ни­зо­ва­ла про­ект «Доб­рые дела» и предо­ста­ви­ла моск­ви­чам воз­мож­ность выска­зать­ся, оста­вить заяв­ку, в кото­рой ука­за­на про­бле­ма, и лич­но она про­сит поста­вить мусор­ную урну у ее подъезда.

В серб­ском пред­вы­бор­ном роли­ке так­же пред­став­ле­но боль­шое коли­че­ство обыч­ных бел­град­цев, но ни у одно­го из них нет име­ни. Кро­ме того, пока­зан­ные полу­ча­те­лям инфор­ма­ции бел­град­цы поют о Бел­гра­де, а не рас­суж­да­ют о жиз­ни в Бел­гра­де и/или дея­тель­но­сти рекла­ми­ру­е­мой этим роли­ком коман­ды. Лишь одно понят­но зри­те­лю: эти люди — пред­ста­ви­те­ли самых раз­ных про­фес­сий (двор­ни­ки, пило­ты, вра­чи, офи­ци­ан­ты, стро­и­те­ли и др.).

В одном интер­вью З. Радой­и­чич гово­рит о жите­лях Бел­гра­да: Želimo da razgovaramo s ljudima i da se oni uključe u donošenje odluka, jer oni najbolje znaju kako žele da žive i šta im je u njihovom kraju potrebno («Мы хотим гово­рить с людь­ми и хотим, что­бы они под­клю­чи­лись к выне­се­нию реше­ний, пото­му что они луч­ше всех зна­ют, как они хотят жить и что им в их рай­оне нуж­но»). В этой цита­те обра­ща­ет на себя вни­ма­ние исполь­зо­ва­ние место­име­ния oni, то есть о бел­град­цах кан­ди­дат гово­рит в 3‑м лице, тогда как его рос­сий­ский кол­ле­га гово­рит о моск­ви­чах в фор­ме мы с вами, напри­мер: мы с вами раз­вер­ну­ли в Москве огром­ные про­грам­мы; что­бы мы вме­сте про­дол­жа­ли над ними (про­ек­та­ми. — В. М.) рабо­тать.

То есть про­стые граж­дане-моск­ви­чи обла­да­ют име­на­ми и актив­но выска­зы­ва­е­мой граж­дан­ской пози­ци­ей, тогда как про­стые граж­дане-бел­град­цы безы­мян­ны и пас­сив­ны, и для харак­те­ри­сти­ки поли­ти­че­ских куль­тур Рос­сии и Сер­бии эта деталь нам пред­став­ля­ет­ся показательной.

Кри­ти­ка кан­ди­да­та оппо­нен­та­ми и ответ кан­ди­да­та на критику

В нашу выбор­ку попа­ли так­же тек­сты, в кото­рых писа­лось об изъ­я­нах кан­ди­да­тов, то есть речь идет о тези­се «За кан­ди­да­та Х не сле­ду­ет голо­со­вать». Аргу­мен­та­ми в медиа­дис­кур­се Рос­сии слу­жи­ли такие при­ме­ры дея­тель­но­сти кан­ди­да­та С. Собя­ни­на, как «рас­пил денег», кон­стру­и­ро­ва­ние дей­стви­тель­но­сти в медиа в свою поль­зу, реа­ли­за­ция фей­ко­вой обрат­ной свя­зи моск­ви­чей с мос­ков­ской мэри­ей, а так­же отсут­ствие изби­ра­тель­ных прав у ряда моск­ви­чей. Кан­ди­да­ту на пост мэра Бел­гра­да З. Радой­и­чи­чу в вину вме­ня­лись рабо­та в част­ной кли­ни­ке, неле­галь­ная построй­ка и вне­се­ние в доку­мен­ты попра­вок зад­ним чис­лом (отно­си­тель­но рабо­ты в част­ном сек­то­ре и лега­ли­за­ции неза­кон­ной постройки).

В текстах, вклю­чен­ных в нашу выбор­ку, нам не уда­лось обна­ру­жить, каков был ответ С. Собя­ни­на на кри­ти­ку его дея­тель­но­сти, за исклю­че­ни­ем утвер­жде­ния о том (то есть опять речь идет о выска­зы­ва­ни­ях от лица оппо­нен­тов С. Собя­ни­на), что он не всту­па­ет в дис­кус­сии и не осу­ществ­ля­ет реаль­ную обрат­ную связь с изби­ра­те­ля­ми. З. Радой­и­чич кри­ти­ку оппо­нен­тов назы­ва­ет skup besmislica («скоп­ле­ние бес­смыс­лен­ных утвер­жде­ний») и гово­рит, что priča je smišljena («исто­рия выду­ма­на»), то есть выно­сит вер­дикт дис­кре­ди­ти­ру­ю­щим его выска­зы­ва­ни­ям, но не при­во­дит контраргументов.

Стра­те­гия самопрезентации

Небезын­те­рес­ным нам пока­за­лось то, насколь­ко важ­ное место в дис­кур­се бел­град­ско­го кан­ди­да­та З. Радой­и­чи­ча, в отли­чие от его мос­ков­ско­го кол­ле­ги, зани­ма­ет стра­те­гия само­пре­зен­та­ции. В интер­вью З. Радой­и­чич рас­ска­зы­ва­ет о себе как о чело­ве­ке, достиг­шем высот в про­фес­сии и карье­ре: postigli smo značajne rezultate u karijeri («мы достиг­ли зна­чи­тель­ных резуль­та­тов в карье­ре»; здесь З. Радой­и­чич гово­рит о сво­их кол­ле­гах-сокурс­ни­ках. — В. М.). Вспо­ми­на­ет, каким хоро­шим сту­ден­том он был (mnogo sam učio, posvećeno i vredno radio — «мно­го зани­мал­ся, увле­чен­но и ста­ра­тель­но рабо­тал»), и рас­ска­зы­ва­ет исто­рию о том, как во вре­мя одно­го из шоки­ру­ю­щих сту­ден­тов-меди­ков прак­ти­че­ских заня­тий один авто­ри­тет­ный пре­по­да­ва­тель напро­ро­чил З. Радой­и­чи­чу, что тот ста­нет хоро­шим вра­чом. Пред­по­ла­га­е­мую рабо­ту на посту мэра Бел­гра­да З. Радой­и­чич ква­ли­фи­ци­ру­ет как шанс исполь­зо­вать во бла­го обще­ства свои недю­жин­ные спо­соб­но­сти: šansu da ostvarim svoje potencijale («шанс осу­ще­ствить свой потенциал»).

Лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ское оформ­ле­ние при­зы­ва голо­со­вать «за»

Субъ­ек­ты ана­ли­зи­ро­ван­ных нами дис­кур­сов по-раз­но­му при­зы­ва­ют изби­ра­те­лей вый­ти на выбо­ры и про­го­ло­со­вать за кан­ди­да­та. В рос­сий­ском дис­кур­се при­зыв зву­чит из уст само­го кан­ди­да­та, С. Собя­ни­на, при­чем он про­сит: Мас­штаб­ные про­ек­ты… что­бы мы с вами про­дол­жа­ли над ними рабо­тать… Про­шу под­дер­жать меня на выбо­рах.

В серб­ском дис­кур­се при­зыв под­дер­жать спи­сок во гла­ве с З. Радой­и­чи­чем зву­чит от лица пре­зи­ден­та стра­ны А. Вучи­ча, при­чем это не прось­ба, а имен­но при­зыв в фор­ме эллип­са (по-види­мо­му, с опу­щен­ным «иди­те» или «пой­дем­те»): U nedelju svi na izbore… I da ih pobedimo («В вос­кре­се­нье — все на выбо­ры… И что­бы побе­дить их»).

В при­ве­ден­ных выска­зы­ва­ни­ях обра­ща­ет на себя вни­ма­ние так­же то, что в при­зы­ве голо­со­вать на рус­ском язы­ке декла­ри­ру­ет­ся необ­хо­ди­мость рабо­тать, в серб­ском при­ме­ре — побеж­дать. При­ме­ча­тель­но, что лек­си­ка борь­бы в совре­мен­ном рос­сий­ском медиа­дис­кур­се не исполь­зо­ва­на (точ­нее, не была обна­ру­же­на нами в ана­ли­зи­ру­е­мых текстах), в отли­чие от пред­вы­бор­ных кам­па­ний в Рос­сии в нача­ле двух­ты­сяч­ных, напри­мер во вре­мя выбо­ров в Гос­ду­му в 2003 г. [Мака­ро­ва 2006], и в отли­чие от серб­ских тек­стов, в кото­рых неод­но­крат­но зву­чат сло­ва побе­да, побе­дить и бороть­ся (напри­мер, boriću se, mnogo važno je da pobedimo).

Выво­ды. Полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ли­ли нам понять, в чем состо­ит сход­ство и раз­ли­чие совре­мен­ных медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии в аспек­те пред­вы­бор­ной кам­па­нии 2018 г. на пост мэров сто­лиц этих двух стран: и в рос­сий­ском, и в серб­ском дис­кур­сах исполь­зу­ет­ся сход­ный набор аргу­мен­тов в под­держ­ку тези­са о том, что голо­со­вать сле­ду­ет за того или ино­го кан­ди­да­та. В дис­кур­се мос­ков­ско­го кан­ди­да­та в мэры актив­но исполь­зу­ют­ся дан­ные о поло­жи­тель­ных резуль­та­тах рабо­ты его коман­ды (при этом частот­но исполь­зо­ва­ние точ­ных чисел и слов с семан­ти­кой сози­да­ния), в дис­кур­се бел­град­ско­го кан­ди­да­та в мэры основ­ным сред­ством созда­ния поло­жи­тель­но­го ими­джа его коман­ды ста­ло исполь­зо­ва­ние оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных, в том чис­ле для харак­те­ри­сти­ки чело­ве­че­ских качеств кан­ди­да­та. Пре­зи­ден­ты Рос­сии и Сер­бии поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ют кан­ди­да­ту­ры С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча, но если В. Путин берет во вни­ма­ние лишь дело­вые каче­ства мос­ков­ско­го мэра, то А. Вучич в основ­ном харак­те­ри­зу­ет потен­ци­аль­но­го бел­град­ско­го кан­ди­да­та как чело­ве­ка, никак не оце­ни­вая уро­вень его про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти. Про­стые граж­дане-моск­ви­чи, обра­зы кото­рых пред­став­ле­ны в рос­сий­ском медиа­дис­кур­се, обла­да­ют име­на­ми и актив­но выска­зы­ва­е­мой граж­дан­ской пози­ци­ей, тогда как про­стые граж­дане-бел­град­цы безы­мян­ны и пас­сив­ны. Кри­ти­ку оппо­нен­тов мос­ков­ский кан­ди­дат не ком­мен­ти­ру­ет, бел­град­ский кан­ди­дат наве­ши­ва­ет ярлык на дис­кре­ди­ти­ру­ю­щие его сооб­ще­ния, но не при­во­дит контр­ар­гу­мен­тов. Важ­ное место в дис­кур­се бел­град­ских выбо­ров зани­ма­ет стра­те­гия само­пре­зен­та­ции кан­ди­да­та на пост мэра (в отли­чие от дис­кур­са выбо­ров в Москве). В Москве про­сят про­го­ло­со­вать за кан­ди­да­та, в Бел­гра­де — при­зы­ва­ют, в Москве целью выбо­ров нуж­но­го кан­ди­да­та назы­ва­ют даль­ней­шую рабо­ту по бла­го­устрой­ству горо­да, в Бел­гра­де — побе­ду на выбо­рах. В дис­кур­се мос­ков­ских выбо­ров лек­си­ка борь­бы не исполь­зу­ет­ся, в отли­чие от дис­кур­са бел­град­ских выборов.

В то же вре­мя мы не смог­ли не задать­ся неко­то­ры­ми вопро­са­ми, к реше­нию кото­рых пла­ни­ру­ем обра­тить­ся в пер­спек­ти­ве. Во-пер­вых, в све­те извест­но­го фак­та о том, что совре­мен­ные поис­ко­вые систе­мы «при­спо­саб­ли­ва­ют­ся» к нуж­дам инди­ви­ду­аль­но­го поль­зо­ва­те­ля, небезын­те­рес­ным нам пред­став­ля­ет­ся поиск отве­та на вопрос, обна­ру­жат ли дру­гие поль­зо­ва­те­ли эти же (или сход­ные по содер­жа­нию) тек­сты на пер­вой-вто­рой стра­ни­цах резуль­та­тов поис­ка в поис­ко­вых систе­мах, то есть насколь­ко был инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван пере­чень резуль­та­тов поис­ка ресур­сов на задан­ную тему в нашем слу­чае и насколь­ко будет отли­чать­ся содер­жа­ние най­ден­ных мате­ри­а­лов в каж­дом инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ном слу­чае. Во-вто­рых, мы счи­та­ем, что какие-то из обна­ру­жен­ных нами сходств и отли­чий в срав­ни­ва­е­мых медиа­дис­кур­сах обу­слов­ле­ны спе­ци­фи­кой рус­ской и серб­ской куль­тур, а какие-то — лич­ност­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми самих кан­ди­да­тов (а так­же авто­ров мето­ди­че­ских реко­мен­да­ций по про­ве­де­нию аги­та­ци­он­ной кам­па­нии), что может стать пред­ме­том иссле­до­ва­ния на боль­шем кор­пу­се тек­стов и/или дис­кур­се дру­гих выборов.

1 Сле­ду­ет отме­тить, что про­це­ду­ра избра­ния мэра в Москве и Бел­гра­де отли­ча­ет­ся: если в Москве мэра горо­да выби­ра­ют непо­сред­ствен­но изби­ра­те­ли (то есть на изби­ра­тель­ном участ­ке граж­да­нин полу­ча­ет бюл­ле­тень со спис­ком кан­ди­да­тов на пост мэра), то в Бел­гра­де про­це­ду­ра избра­ния мэра выгля­дит ина­че: изби­ра­те­ли идут на выбо­ры, что­бы была избра­на Скуп­щи­на Бел­гра­да, и на выбо­рах бел­град­ский изби­ра­тель полу­ча­ет бюл­ле­тень с переч­нем пар­тий-кан­ди­да­тов. У каж­дой пар­тии-кан­ди­да­та есть спи­сок чле­нов, и ни для кого не сек­рет, что лицо под номе­ром 1 в спис­ке чле­нов той или иной пар­тии потен­ци­аль­но может занять веду­щую роль в дея­тель­но­сти Скуп­щи­ны горо­да. Одна­ко мэром не ста­но­вит­ся авто­ма­ти­че­ски пер­вый назван­ный в спис­ке доми­ни­ру­ю­щей пар­тии. Кан­ди­да­та на пост мэра выдви­га­ет пред­се­да­тель Скуп­щи­ны, и затем ее чле­ны тай­но голо­су­ют «за» или «про­тив» пред­ло­жен­ной кандидатуры.

Воз­ни­ка­ет вопрос, пра­во­мер­но ли гово­рить о выбо­рах мэра Бел­гра­да, если речь идет о выбо­рах пар­тий в Скуп­щи­ну? Мы пола­га­ем, что пред­вы­бор­ные тек­сты кам­па­нии по выбо­рам в Скуп­щи­ну мож­но рас­смат­ри­вать как изби­ра­тель­ную кам­па­нию мэра, так как вопрос, кто зай­мет крес­ло гра­до­на­чаль­ни­ка Бел­гра­да, стал глав­ной интри­гой бел­град­ских выбо­ров в 2018 г.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 нояб­ря 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 декаб­ря 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: November 15, 2018
Accepted: December 10, 2018