Понедельник, Сентябрь 16Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Особенности аргументативных медиадискурсов России и Сербии (на материале выборов мэра Москвы и мэра Белграда 2018 г.)

Целью исследования было описание аргументационного речевого дискурса в современных политических культурах двух славянских стран на материале выборов мэра столицы. В качестве материала были проанализированы 12 текстов на русском языке и 12 текстов на сербском языке, в которых говорится о Сергее Собянине (кандидате на пост мэра Москвы) и Зоране Радойичиче (кандидате на пост мэра Белграда). В статье показано, что в анализированных дискурсах тезис «Следует голосовать за кандидата Х» обосновывается аргументами «Потому что команда Х-а — лучшая», «Потому что президент страны поддерживает кандидатуру Х-а», «Потому что ряд известных людей поддерживает кандидатуру Х-а», «Потому что простые граждане поддерживают кандидатуру Х-а». Различаются медиадискурсы России и Сербии риторическим оформлением этих аргументов, а также тем, что: а) в дискурсе московского кандидата в мэры активно используются данные о положительных результатах работы его команды, а в дискурсе белградского кандидата в мэры основным средством создания положительного имиджа его команды стало использование оценочных прилагательных; б) президент России оценивает лишь деловые качества московского мэра, а президент Сербии характеризует белградского кандидата как человека; в) граждане-москвичи, образы которых представлены в российском медиадискурсе, обладают именами и активно высказываемой гражданской позицией, тогда как граждане-белградцы безымянны и пассивны; г) критику оппонентов московский кандидат не комментирует, а белградский кандидат навешивает ярлык на дискредитирующие его сообщения и не приводит контраргументов; д) важное место в дискурсе белградских выборов мэра занимает стратегия самопрезентации кандидата на пост мэра (в отличие от дискурса выборов мэра в Москве).

Features of Persuasive Media Discourses of Russia and Serbia (based on the Election of the Mayor of Moscow and the Mayor of Belgrade in 2018)

The aim of the study was to establish what is a persuasive speech culture in modern political cultures of Russia and Serbia. As a material, 12 texts in Russian and 12 texts in Serbian were analyzed, these texts refer to candidates Sergei Sobyanin (candidate for mayor of Moscow) and Zoran Radojičić (candidate for mayor of Belgrade). The article shows that in both analyzed discourses the thesis “It is necessary to vote for candidate X” is substantiated by the following arguments: “Because the X team is the best”, “Because the country’s president supports the X nomination”, “Because a number of famous people support the candidacy of X”, “Because ordinary citizens support the nomination of X”. Media discourses of Russia and Serbia are distinguished by the rhetorical design of these arguments in the media discourse of Russia and Serbia. Media discourses in Russia and Serbia also differ in: a) the discourse of the Moscow candidate for mayor actively uses data on the positive results of his team’s work, while in the discourse of the Belgrade candidate for mayor the main means of creating a positive image of his team was the use of evaluative adjectives; b) the president of Russia assesses only the business qualities of the Moscow mayor, and the president of Serbia characterizes the Belgrade candidate as a person; c) ordinary Moscow citizens, whose images are represented in the Russian media discourse, have names and actively expressed civic position, while ordinary citizens of Belgrade have no names and are passive; d) the Moscow candidate does not comment on the criticism of opponents, while the Belgrade candidate puts label on the messages discrediting him and doesn’t counter-prove; e) an important place in the discourse of Belgrade mayoral elections is occupied by the self-presentation strategy of the candidate for mayor (as opposed to the discourse of elections in Moscow).

Макарова Виктория Владимировна — канд. гуманитарных наук, доц.; viktorija.makarova@flf.vu.lt

Вильнюсский университет,
Литва, 01513, Вильнюс, ул. Университето, 5

Victoria V. Makarova — PhD, Associate Professor;
viktorija.makarova@flf.vu.lt

Vilnius University,
5, Universiteto str., Vilnius, 01513, Lithuania

Макарова, В. В. (2019). Особенности аргументативных медиадискурсов России и Сербии (на материале выборов мэра Москвы и мэра Белграда 2018 г.).  Медиалингвистика, 6 (1), 122–134. 

DOI: 10.21638/spbu22.2019.109

URL: https://medialing.ru/osobennosti-argumentativnyh-mediadiskursov-rossii-i-serbii-na-materiale-vyborov-mehra-moskvy-i-mehra-belgrada-2018-g/ (дата обращения: 16.09.2019)

Makarova, V. V. (2019). Features of Persuasive Media Discourses of Russia and Serbia (based on the Election of the Mayor of Moscow and the Mayor of Belgrade in 2018). Media Linguistics, 6 (1), 122–134. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.109

URL: https://medialing.ru/osobennosti-argumentativnyh-mediadiskursov-rossii-i-serbii-na-materiale-vyborov-mehra-moskvy-i-mehra-belgrada-2018-g/ (accessed: 16.09.2019)

УДК 81’42

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при под­держ­ке Евро­пей­ско­го соци­аль­но­го фон­да
(про­ект № 09.3.3‑LMT-K-712–06-0129).

The research was funded by the European Social Fund “Development of Competences of Scientists, other Researches and Students through Practical Research Activities” measure
(№ 09.3.3‑LMTK-712–06-0129)

Поста­нов­ка про­бле­мы. Вопрос об осо­бен­но­стях аргу­мен­та­ции в пред­вы­бор­ном дис­кур­се при­вле­ка­ет вни­ма­ние мно­гих линг­ви­стов, гораз­до реже появ­ля­ют­ся рабо­ты, в кото­рых пред­вы­бор­ные дис­кур­сы в том или ином аспек­те срав­ни­ва­ют­ся (напри­мер, выбо­ры раз­ных годов в рам­ках одной поли­ти­че­ской куль­ту­ры или выбо­ры в двух стра­нах). Срав­не­ние дис­кур­сов — акту­аль­ная зада­ча, на наш взгляд, и пото­му, что поз­во­ля­ет более выпук­ло пред­ста­вить харак­тер­ные чер­ты опи­сы­ва­е­мых куль­тур, и пото­му, что неиз­беж­но ста­вит перед иссле­до­ва­те­лем зада­чу скру­пу­лез­но выкри­стал­ли­зо­вать мето­ди­ку ана­ли­за как для объ­ек­тов иссле­до­ва­ния по отдель­но­сти, так и для их сопо­став­ле­ния.

Целью насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния было про­ве­де­ние сопо­ста­ви­тель­но­го ана­ли­за сло­жив­шей­ся аргу­мен­та­ци­он­ной рече­вой куль­ту­ры в совре­мен­ном поли­ти­че­ском медиа­дис­кур­се Рос­сии и Сер­бии, а имен­но: во-пер­вых, выдви­га­е­мых в речах поли­ти­ков тези­сов и спо­со­бов их вве­де­ния в текст, и, во-вто­рых, типов выдви­га­е­мых аргу­мен­тов и их рито­ри­че­ско­го оформ­ле­ния. Пред­став­ле­ны резуль­та­ты иссле­до­ва­ния аргу­мен­та­тив­ных медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии на мате­ри­а­ле тек­стов, посвя­щен­ных состо­яв­шим­ся в 2018 г. выбо­рам мэров сто­лиц Рос­сии и Сер­бии — мэра Моск­вы и мэра Бел­гра­да1.

Исто­рия вопро­са. Наи­боль­ший инте­рес в про­цес­се под­го­тов­ки для нас пред­став­ля­ло иссле­до­ва­ние исполь­зу­е­мых в совре­мен­ных линг­ви­сти­че­ских рабо­тах мето­дик ана­ли­за аргу­мен­та­тив­но­го дис­кур­са.

Одним из аспек­тов ана­ли­за рече­воз­дей­ству­ю­ще­го тек­ста явля­ет­ся ана­лиз стра­те­гий и так­тик аргу­мен­ти­ро­ва­ния, исполь­зу­е­мых в поли­ти­че­ском дис­кур­се. В част­но­сти, выде­ля­ют­ся такие стра­те­гии аргу­мен­та­ции, как аргу­мен­та­тив­ные, семан­ти­че­ские и сти­ли­сти­че­ские [Кук­со­ва 2011: 172]. Дру­гие иссле­до­ва­те­ли ина­че клас­си­фи­ци­ру­ют типы пер­су­а­зив­ных стра­те­гий, напри­мер стра­те­гии поло­жи­тель­ной само­пре­зен­та­ции и «очер­не­ния» про­тив­ни­ка [Того­ши­е­ва 2010], пря­мой и кос­вен­ной само­пре­зен­та­ции [Кура­ле­ва 2015]. Н. Е. Бар­ди­на раз­ли­ча­ет пять стра­те­гий аргу­мен­ти­ро­ва­ния: 1) стра­те­гия аксио­ло­ги­че­ско­го кон­тра­сти­ро­ва­ния; 2) аксио­ло­ги­че­ское зани­же­ние резуль­та­тов дея­тель­но­сти преды­ду­щей адми­ни­стра­ции; 3) рекур­сив­ные стра­те­гии — интер­тек­сту­аль­ность как пере­да­ча цен­но­сти; 4) стра­те­гия «наве­де­ния мостов» как спо­соб вырав­ни­ва­ния аксио­ло­ги­че­ско­го дис­со­нан­са; 5) исполь­зо­ва­ние авто­ри­те­та источ­ни­ка для изме­не­ния цен­ност­ных ори­ен­ти­ров ауди­то­рии [Бар­ди­на 2004].

Иной аспект ана­ли­за аргу­мен­та­тив­но­го тек­ста — это выяв­ле­ние типов аргу­мен­та­ции, клас­си­фи­ци­ро­ван­ных по типу ее струк­ту­ры (напри­мер, еди­нич­ная, мно­же­ствен­ная, сочи­ни­тель­ная и под­чи­ни­тель­ная и др.) [Голыш­ки­на 2016; Кожев­ни­ко­ва 2018; Ста­рин­но­ва, Маль­ков­ская 2010; Кула­бу­хов 2017], а так­же слу­ча­ев исполь­зо­ва­ния лек­си­че­ских, мор­фо­ло­ги­че­ских и лек­си­ко-син­так­си­че­ских средств выра­же­ния интен­сив­но­сти [Кула­бу­хов 2017]. Под «интен­сив­но­стью» в рабо­те Н. В. Кула­бу­хо­ва (вслед за И. И. Туран­ским) под­ра­зу­ме­ва­ет­ся «семан­ти­че­ская кате­го­рия язы­ка, в осно­ве кото­рой лежит спо­соб­ность язы­ко­вых еди­ниц пере­да­вать коли­че­ствен­ную, гра­ду­и­ро­ван­ную харак­те­ри­сти­ку неко­то­ро­го каче­ства» [Кула­бу­хов 2017: 2].

Иссле­до­ва­те­ли так­же ана­ли­зи­ру­ют убеж­да­ю­щие речи с точ­ки зре­ния осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния субъ­ек­том дис­кур­са аргу­мен­тов ad rem и ad hominem. Так, О. Н. Зло­би­на на мате­ри­а­ле пред­вы­бор­ных тек­стов Джо­на Мак­кей­на, Мит­та Ром­ни и Бара­ка Оба­мы (кан­ди­да­тов на пост пре­зи­ден­та США) пока­за­ла, что наи­бо­лее упо­тре­би­тель­ны­ми в ана­ли­зи­ро­ван­ных текстах явля­лись аргу­мен­ты к авто­ри­те­ту (лич­но­сти, учре­жде­ния, долж­но­сти, воз­рас­та и к соб­ствен­но­му авто­ри­те­ту), а так­же аргу­мен­ты-иллю­стра­ции [Зло­би­на 2017]. В иссле­до­ва­нии Е. В. Ли пока­за­на спе­ци­фи­ка исполь­зо­ва­ния аргу­мен­та ad misericordiam («на милость», к мило­сер­дию) и раз­лич­ных его под­ви­дов в рос­сий­ском и южно­ко­рей­ском поли­ти­че­ских дис­кур­сах [Ли 2010]. Т. И. Бик­ме­то­ва рас­смат­ри­ва­ет вопрос о пра­во­мер­но­сти исполь­зо­ва­ния аргу­мен­тов ad hominem в поли­ти­че­ском дис­кур­се [Бик­ме­то­ва 2012].

В рабо­тах, посвя­щен­ных иссле­до­ва­нию поли­ти­че­ско­го дис­кур­са, ана­ли­зи­ру­ют­ся сти­ли­сти­че­ские сред­ства реа­ли­за­ции функ­ции воз­дей­ствия на адре­са­та и раз­лич­ные лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ские сред­ства убеж­де­ния. Напри­мер, такой при­ем воз­дей­ствия на полу­ча­те­ля тек­ста, как акту­а­ли­за­ция деон­ти­че­ско­го зна­че­ния модаль­ных гла­го­лов must и will (в деон­ти­че­ском зна­че­нии «obligation» и «volition»), рас­смат­ри­ва­ют О. Н. Моро­зо­ва и Е. А Боро­дав­ки­на [Моро­зо­ва, Боро­дав­ки­на 2015: 131]. Н. П. Гиль­ман­ши­на уста­но­ви­ла, что в поли­ти­че­ском дис­кур­се Южной Кореи одной из харак­тер­ных осо­бен­но­стей явля­ет­ся «соци­аль­ный дейк­сис, про­яв­ля­ю­щий­ся в созна­тель­ном исполь­зо­ва­нии функ­ци­о­наль­но рав­но­знач­ных обо­зна­че­ний место­име­ний, отно­ся­щих­ся к раз­лич­ным сте­пе­ням веж­ли­во­сти, в зави­си­мо­сти от типа соци­аль­ной иерар­хии» [Гиль­ман­ши­на 2012: 56]. Иссле­до­ва­нию линг­во­праг­ма­ти­че­ско­го потен­ци­а­ла дейк­си­са в ина­у­гу­ра­ци­он­ных речах пре­зи­ден­тов США посвя­ще­на рабо­та А. А. Габец [Габец 2017].

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Мето­ди­ка наше­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­лась в сле­ду­ю­щем: сна­ча­ла мы уста­но­ви­ли, какие тези­сы дока­зы­ва­лись субъ­ек­та­ми ана­ли­зи­ро­ван­ных тек­стов, затем опре­де­ли­ли, какие аргу­мен­ты исполь­зо­ва­лись для дока­за­тель­ства каж­до­го из тези­сов, после это­го была созда­на схе­ма для сопо­став­ле­ния ана­ли­зи­ру­е­мых дис­кур­сов, то есть ряд пара­мет­ров в каче­стве tertium comparationis, в заклю­че­ние мы сопо­ста­ви­ли медиа­дис­ку­ры Рос­сии и Сер­бии и опи­са­ли их соглас­но избран­ным пара­мет­рам.

Мате­ри­а­лом для ана­ли­за послу­жи­ли 12 тек­стов на рус­ском язы­ке и 12 тек­стов на серб­ском язы­ке, в кото­рых гово­рит­ся о Сер­гее Собя­нине (кан­ди­да­те на пост мэра Моск­вы) и Зоране Радой­и­чи­че (кан­ди­да­те на пост мэра Бел­гра­да). Поиск мате­ри­а­ла (тек­сто­во­го и видео) осу­ществ­лял­ся по клю­че­вым сло­вам «выбо­ры 2018», «Собя­нин», «izbori 2018», «Radojičić». В резуль­та­те была состав­ле­на выбор­ка, в кото­рой содер­жа­ние рус­ской и серб­ской частей кор­ре­ли­ру­ет друг с дру­гом: и в рус­ской, и в серб­ской частях при­сут­ству­ют два интер­вью с кан­ди­да­том; текст, содер­жа­щий не аги­та­цию за кан­ди­да­та, а, напро­тив, его кри­ти­ку; в рус­ской части три пред­вы­бор­ных видео­ро­ли­ка, в серб­ской — четы­ре; осталь­ные тек­сты — это обра­ще­ния к изби­ра­те­лям и инфор­ма­ци­он­ные (или мас­ки­ру­ю­щи­е­ся под инфор­ми­ру­ю­щие) сооб­ще­ния о кан­ди­да­тах, их био­гра­фи­ях и резуль­та­тах про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Для сопо­став­ле­ния медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии в каче­стве tertium comparationis были избра­ны сле­ду­ю­щие пара­мет­ры: 1) аргу­мент «Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая»; 2) аргу­мент «Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 3) аргу­мент «Пото­му что ряд извест­ных людей под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 4) аргу­мент «Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а»; 5) кри­ти­ка кан­ди­да­та оппо­нен­та­ми и ответ кан­ди­да­та на кри­ти­ку; 6) стра­те­гия само­пре­зен­та­ции; 7) лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ское оформ­ле­ние при­зы­ва голо­со­вать «за».

Наш ана­лиз пока­зал, что в обо­их ана­ли­зи­ру­е­мых дис­кур­сах (за исклю­че­ни­ем, конеч­но, содер­жа­щих кри­ти­ку С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча) основ­ным явля­ет­ся тезис «Сле­ду­ет голо­со­вать за кан­ди­да­та Х». В под­держ­ку это­го тези­са и в про­со­бя­нин­ских, и в про­ра­дой­и­чи­че­вых текстах при­во­дят­ся одни и те же аргу­мен­ты: «Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая», «Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а», «Пото­му что ряд извест­ных людей под­держ­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а», «Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а».

«Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая»

Наи­бо­лее пока­за­тель­ны­ми при­ме­ра­ми того, как дан­ный аргу­мент вво­дит­ся в рос­сий­ский медиа­дис­курс, явля­ют­ся, на наш взгляд, два видео­ро­ли­ка. В одном пока­за­ны пере­ли­сты­ва­е­мые стра­ни­цы фото­аль­бо­ма и в то же вре­мя за кад­ром слы­шит­ся жен­ский голос: С Сер­ге­ем мы позна­ко­ми­лись восемь лет назад, он мне сра­зу понра­вил­ся… На фото­гра­фи­ях, соот­вет­ствен­но, изоб­ра­жен С. Собя­нин, и у того, кто смот­рит видео­ро­лик впер­вые, скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что повест­во­ва­ние ведет­ся от лица люби­мой жен­щи­ны героя. Одна­ко видео­ряд меня­ет­ся и одно­вре­мен­но со сло­ва­ми он пода­рил мне коль­цо в кад­ре появ­ля­ет­ся изоб­ра­же­ние Мос­ков­ско­го цен­траль­но­го коль­ца, а со сло­ва­ми при­вел в поря­док мои ста­рые укра­ше­ния — изоб­ра­же­ние отре­ста­ври­ро­ван­ных архи­тек­тур­ных соору­же­ний и пр. Зри­тель пони­ма­ет, что рас­сказ­чи­ком явля­ет­ся пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный образ Моск­вы, на кото­рую ста­ли засмат­ри­вать­ся ино­стран­цы, у кото­рой про­шла сыпь рекла­мы и ком­мер­че­ских пала­ток.

Еще один видео­ро­лик, сти­ли­зо­ван­ный под исто­рию о 12 подви­гах Герак­ла, так­же повест­ву­ет о поло­жи­тель­ных резуль­та­тах дея­тель­но­сти С. Собя­ни­на в ста­ту­се мэра Моск­вы (С. Собя­нин в 2018 г. бал­ло­ти­ро­вал­ся на пост мэра Моск­вы, будучи дей­ству­ю­щим мэром горо­да). В садах Поли­са Мос­ков­ско­го без­дом­ные фило­со­фы с пла­сти­ко­вы­ми куб­ка­ми про­слав­ля­ли Дио­ни­са, но… при­шел Собя­нин с сото­ва­ри­щи, и далее гово­рит­ся о том, как успеш­но были реше­ны все мно­го­чис­лен­ные про­бле­мы Моск­вы.

В про­со­бя­нин­ском кор­пу­се ана­ли­зи­ро­ван­ных нами тек­стов часто поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет­ся дея­тель­ность мос­ков­ской мэрии под руко­вод­ством С. Собя­ни­на, для чего обиль­но исполь­зу­ют­ся чис­ла (под­счи­та­ны руб­ли, про­цен­ты, кило­мет­ры, квад­рат­ные мет­ры, авто­мо­би­ли, насе­ле­ние и пр.), а так­же такие гла­го­лы и стра­да­тель­ные при­ча­стия с семан­ти­кой сози­да­ния, как рекон­стру­и­ро­ва­ли, уве­ли­чи­ли, постро­и­ли, акти­ви­зи­ро­ва­ны, вос­ста­нов­ле­ны, тем самым демон­стри­ру­ют­ся и тоталь­ная осве­дом­лен­ность С. Собя­ни­на о хозяй­ствен­ных делах сто­ли­цы (когда циф­ры и гла­го­лы с семан­ти­кой сози­да­ния упо­треб­ле­ны им самим в интер­вью, напри­мер), и впе­чат­ля­ю­щие резуль­та­ты его рабо­ты.

Коман­де серб­ско­го кан­ди­да­та при­шлось при­бег­нуть к дру­гим сред­ствам, что­бы пока­зать свою исклю­чи­тель­ность (ведь у них еще не было воз­мож­но­сти рабо­тать под руко­вод­ством З. Радой­и­чи­ча; напро­тив, З. Радой­и­чич до сих пор зани­мал­ся меди­ци­ной и лишь при­мер­но за год до выбо­ров в Скуп­щи­ну Бел­гра­да всту­пил на сте­зю поли­ти­ка). Основ­ное сред­ство созда­ния поло­жи­тель­но­го обра­за коман­ды З. Радой­и­чи­ча — это бук­валь­но поло­жи­тель­ная оцен­ка коман­ды З. Радой­и­чи­ча, чаще все­го посред­ством исполь­зо­ва­ния при­ла­га­тель­ных или суще­стви­тель­ных с поло­жи­тель­ной кон­но­та­ци­ей, напри­мер: imamo najbolji tim od svih i sjajne proekte; tim eksperata («у нас коман­да луч­ше всех и заме­ча­тель­ные про­ек­ты»; «коман­да экс­пер­тов»). Так, посред­ством неод­но­крат­ных утвер­жде­ний о том, что про­грам­ма коман­ды отлич­ная, что коман­да новая, силь­ная и про­фес­си­о­наль­ная, обла­да­ет нуж­ной энер­ги­ей и жела­ни­ем улуч­шить жизнь бел­град­цев, в серб­ском дис­кур­се реа­ли­зу­ет­ся аргу­мент «Пото­му что коман­да Х‑а — луч­шая».

На уси­ле­ние это­го аргу­мен­та рабо­та­ет так­же пози­ция воз­глав­ля­е­мо­го З. Радой­и­чи­чем спис­ка сре­ди 24 пар­тий-кан­ди­да­тов в Скуп­щи­ну горо­да — это пози­ция № 1. И кро­ме того, в назва­ние пар­тий­но­го спис­ка вклю­че­но имя пер­во­го лица стра­ны — пре­зи­ден­та А. Вучи­ча.

«Пото­му что пре­зи­дент стра­ны под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

И в рос­сий­ском, и в серб­ском медиа­дис­кур­сах пре­зи­ден­ты бла­го­во­лят кан­ди­да­там С. Собя­ни­ну и З. Радой­и­чи­чу. В текстах на рус­ском язы­ке гово­рит­ся о том, как В. Путин встре­чал­ся с С. Собя­ни­ным и высо­ко оце­нил дея­тель­ность его коман­ды, напри­мер: Ваша коман­да рабо­та­ет про­фес­си­о­наль­но; идея инте­рес­на; заме­ча­тель­ный про­цесс, — гово­рит В. Путин С. Собя­ни­ну.

В серб­ских текстах, вошед­ших в нашу выбор­ку, не жур­на­ли­сты, а сам кан­ди­дат сооб­ща­ет об отно­ше­нии пре­зи­ден­та к его кан­ди­да­ту­ре, напри­мер: ponude kojom mi je predsednik ukazao poverenje («пред­ло­же­ни­ем, кото­рым пре­зи­дент выска­зал мне дове­рие»). В одном интер­вью З. Радой­и­чич делит­ся такой подроб­но­стью сво­их отно­ше­ний с пре­зи­ден­том, рас­ска­зы­ва­ет, что по утрам их пути на служ­бу пере­се­ка­ют­ся и пре­зи­дент обыч­но спра­ши­ва­ет З. Радой­и­чи­ча, как дела, и про­ща­ет­ся с напут­стви­ем: «Толь­ко впе­ред, до встре­чи… Я дово­лен». В про­чих текстах пре­зи­дент Сер­бии лич­но поло­жи­тель­но харак­те­ри­зу­ет З. Радой­и­чи­ча. При­ме­ча­тель­но при этом, во-пер­вых, что речь идет о лич­ност­ных каче­ствах З. Радой­и­чи­ча (тогда как пре­зи­дент Рос­сии поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет не лич­ность, а резуль­та­ты дея­тель­но­сти С. Собя­ни­на), во-вто­рых, если В. Путин «хва­лит» С. Собя­ни­на в лич­ной бесе­де, то А. Вучич лест­но отзы­ва­ет­ся о З. Радой­и­чи­че в его отсут­ствие и дела­ет это, напри­мер, так: To je jedan divan, dobar čovek, koji voli decu i kojeg deca vole («Это заме­ча­тель­ный, доб­рый чело­век, кото­рый любит детей, и дети его любят»; З. Радой­и­чич — дет­ский врач. — В. М.).

«Пото­му что ряд извест­ных людей под­дер­жи­ва­ет кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

В нашей выбор­ке, репре­зен­ти­ру­ю­щей дис­курс выбо­ров мэра Моск­вы, аргу­мен­том, что в под­держ­ку кан­ди­да­та высту­па­ют извест­ные в стране лич­но­сти, слу­жит спи­сок людей, опуб­ли­ко­ван­ный на сай­те С. Собя­ни­на (в него вошли М. Бар­щев­ский, Н. Кас­пер­ская, П. Тол­стой, М. Швыд­кой и мн. др.).

В серб­ской изби­ра­тель­ной кам­па­нии аргу­мент, что в под­держ­ку кан­ди­да­та высту­па­ют извест­ные в Сер­бии люди, явля­ет­ся сюжет­ной осно­вой одно­го из видео­ро­ли­ков, вклю­чен­ных в нашу выбор­ку: корот­ко­мет­раж­ный фильм о том, как два при­я­те­ля, сидя в типич­ном тра­ди­ци­он­ном серб­ском кафе (о чем сви­де­тель­ству­ют такие дета­ли инте­рье­ра, как, напри­мер, клет­ча­тые ска­тер­ти, а так­же пове­де­ние посе­ти­те­лей кафе, незна­ко­мых меж­ду собой, но сво­бод­но вкли­ни­ва­ю­щих­ся в чужой диа­лог), дер­жат в руках спи­сок чле­нов коман­ды, в кото­рой № 1 — З. Радой­и­чич, экза­ме­ну­ют друг дру­га на пред­мет того, пом­нит ли собе­сед­ник, кто есть кто в этом длин­ном спис­ке, и с отве­том им помо­га­ют и офи­ци­ант, и дру­гие посе­ти­те­ли. Нако­нец, один спра­ши­ва­ет, так сколь­ко же пози­ций в спис­ке, на что полу­ча­ет ответ: Preko hiljade, brate! («Боль­ше тыся­чи, брат!»). В этот спи­сок вклю­че­ны такие авто­ри­тет­ные в серб­ском обще­стве име­на, как R. Živković, L. Ristovski, S. Unković, C. Marinković и др.

«Пото­му что про­стые граж­дане под­дер­жи­ва­ют кан­ди­да­ту­ру Х‑а»

Образ так назы­ва­е­мых про­стых людей в пред­вы­бор­ных дис­кур­сах С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча пред­став­лен по-раз­но­му. В текстах про С. Собя­ни­на у каж­до­го тако­го про­сто­го граж­да­ни­на есть имя и соб­ствен­ная репли­ка про дея­тель­ность мос­ков­ской мэрии под руко­вод­ством С. Собя­ни­на и/или про жизнь в Москве. Напри­мер, некая Ната­лья, про­жи­ва­ю­щая на Куту­зов­ском про­спек­те, выска­зы­ва­ет радость, что мэрия орга­ни­зо­ва­ла про­ект «Доб­рые дела» и предо­ста­ви­ла моск­ви­чам воз­мож­ность выска­зать­ся, оста­вить заяв­ку, в кото­рой ука­за­на про­бле­ма, и лич­но она про­сит поста­вить мусор­ную урну у ее подъ­ез­да.

В серб­ском пред­вы­бор­ном роли­ке так­же пред­став­ле­но боль­шое коли­че­ство обыч­ных бел­град­цев, но ни у одно­го из них нет име­ни. Кро­ме того, пока­зан­ные полу­ча­те­лям инфор­ма­ции бел­град­цы поют о Бел­гра­де, а не рас­суж­да­ют о жиз­ни в Бел­гра­де и/или дея­тель­но­сти рекла­ми­ру­е­мой этим роли­ком коман­ды. Лишь одно понят­но зри­те­лю: эти люди — пред­ста­ви­те­ли самых раз­ных про­фес­сий (двор­ни­ки, пило­ты, вра­чи, офи­ци­ан­ты, стро­и­те­ли и др.).

В одном интер­вью З. Радой­и­чич гово­рит о жите­лях Бел­гра­да: Želimo da razgovaramo s ljudima i da se oni uključe u donošenje odluka, jer oni najbolje znaju kako žele da žive i šta im je u njihovom kraju potrebno («Мы хотим гово­рить с людь­ми и хотим, что­бы они под­клю­чи­лись к выне­се­нию реше­ний, пото­му что они луч­ше всех зна­ют, как они хотят жить и что им в их рай­оне нуж­но»). В этой цита­те обра­ща­ет на себя вни­ма­ние исполь­зо­ва­ние место­име­ния oni, то есть о бел­град­цах кан­ди­дат гово­рит в 3‑м лице, тогда как его рос­сий­ский кол­ле­га гово­рит о моск­ви­чах в фор­ме мы с вами, напри­мер: мы с вами раз­вер­ну­ли в Москве огром­ные про­грам­мы; что­бы мы вме­сте про­дол­жа­ли над ними (про­ек­та­ми. — В. М.) рабо­тать.

То есть про­стые граж­дане-моск­ви­чи обла­да­ют име­на­ми и актив­но выска­зы­ва­е­мой граж­дан­ской пози­ци­ей, тогда как про­стые граж­дане-бел­град­цы безы­мян­ны и пас­сив­ны, и для харак­те­ри­сти­ки поли­ти­че­ских куль­тур Рос­сии и Сер­бии эта деталь нам пред­став­ля­ет­ся пока­за­тель­ной.

Кри­ти­ка кан­ди­да­та оппо­нен­та­ми и ответ кан­ди­да­та на кри­ти­ку

В нашу выбор­ку попа­ли так­же тек­сты, в кото­рых писа­лось об изъ­я­нах кан­ди­да­тов, то есть речь идет о тези­се «За кан­ди­да­та Х не сле­ду­ет голо­со­вать». Аргу­мен­та­ми в медиа­дис­кур­се Рос­сии слу­жи­ли такие при­ме­ры дея­тель­но­сти кан­ди­да­та С. Собя­ни­на, как «рас­пил денег», кон­стру­и­ро­ва­ние дей­стви­тель­но­сти в медиа в свою поль­зу, реа­ли­за­ция фей­ко­вой обрат­ной свя­зи моск­ви­чей с мос­ков­ской мэри­ей, а так­же отсут­ствие изби­ра­тель­ных прав у ряда моск­ви­чей. Кан­ди­да­ту на пост мэра Бел­гра­да З. Радой­и­чи­чу в вину вме­ня­лись рабо­та в част­ной кли­ни­ке, неле­галь­ная построй­ка и вне­се­ние в доку­мен­ты попра­вок зад­ним чис­лом (отно­си­тель­но рабо­ты в част­ном сек­то­ре и лега­ли­за­ции неза­кон­ной построй­ки).

В текстах, вклю­чен­ных в нашу выбор­ку, нам не уда­лось обна­ру­жить, каков был ответ С. Собя­ни­на на кри­ти­ку его дея­тель­но­сти, за исклю­че­ни­ем утвер­жде­ния о том (то есть опять речь идет о выска­зы­ва­ни­ях от лица оппо­нен­тов С. Собя­ни­на), что он не всту­па­ет в дис­кус­сии и не осу­ществ­ля­ет реаль­ную обрат­ную связь с изби­ра­те­ля­ми. З. Радой­и­чич кри­ти­ку оппо­нен­тов назы­ва­ет skup besmislica («скоп­ле­ние бес­смыс­лен­ных утвер­жде­ний») и гово­рит, что priča je smišljena («исто­рия выду­ма­на»), то есть выно­сит вер­дикт дис­кре­ди­ти­ру­ю­щим его выска­зы­ва­ни­ям, но не при­во­дит контр­ар­гу­мен­тов.

Стра­те­гия само­пре­зен­та­ции

Небезын­те­рес­ным нам пока­за­лось то, насколь­ко важ­ное место в дис­кур­се бел­град­ско­го кан­ди­да­та З. Радой­и­чи­ча, в отли­чие от его мос­ков­ско­го кол­ле­ги, зани­ма­ет стра­те­гия само­пре­зен­та­ции. В интер­вью З. Радой­и­чич рас­ска­зы­ва­ет о себе как о чело­ве­ке, достиг­шем высот в про­фес­сии и карье­ре: postigli smo značajne rezultate u karijeri («мы достиг­ли зна­чи­тель­ных резуль­та­тов в карье­ре»; здесь З. Радой­и­чич гово­рит о сво­их кол­ле­гах-сокурс­ни­ках. — В. М.). Вспо­ми­на­ет, каким хоро­шим сту­ден­том он был (mnogo sam učio, posvećeno i vredno radio — «мно­го зани­мал­ся, увле­чен­но и ста­ра­тель­но рабо­тал»), и рас­ска­зы­ва­ет исто­рию о том, как во вре­мя одно­го из шоки­ру­ю­щих сту­ден­тов-меди­ков прак­ти­че­ских заня­тий один авто­ри­тет­ный пре­по­да­ва­тель напро­ро­чил З. Радой­и­чи­чу, что тот ста­нет хоро­шим вра­чом. Пред­по­ла­га­е­мую рабо­ту на посту мэра Бел­гра­да З. Радой­и­чич ква­ли­фи­ци­ру­ет как шанс исполь­зо­вать во бла­го обще­ства свои недю­жин­ные спо­соб­но­сти: šansu da ostvarim svoje potencijale («шанс осу­ще­ствить свой потен­ци­ал»).

Лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ское оформ­ле­ние при­зы­ва голо­со­вать «за»

Субъ­ек­ты ана­ли­зи­ро­ван­ных нами дис­кур­сов по-раз­но­му при­зы­ва­ют изби­ра­те­лей вый­ти на выбо­ры и про­го­ло­со­вать за кан­ди­да­та. В рос­сий­ском дис­кур­се при­зыв зву­чит из уст само­го кан­ди­да­та, С. Собя­ни­на, при­чем он про­сит: Мас­штаб­ные про­ек­ты… что­бы мы с вами про­дол­жа­ли над ними рабо­тать… Про­шу под­дер­жать меня на выбо­рах.

В серб­ском дис­кур­се при­зыв под­дер­жать спи­сок во гла­ве с З. Радой­и­чи­чем зву­чит от лица пре­зи­ден­та стра­ны А. Вучи­ча, при­чем это не прось­ба, а имен­но при­зыв в фор­ме эллип­са (по-види­мо­му, с опу­щен­ным «иди­те» или «пой­дем­те»): U nedelju svi na izbore… I da ih pobedimo («В вос­кре­се­нье — все на выбо­ры… И что­бы побе­дить их»).

В при­ве­ден­ных выска­зы­ва­ни­ях обра­ща­ет на себя вни­ма­ние так­же то, что в при­зы­ве голо­со­вать на рус­ском язы­ке декла­ри­ру­ет­ся необ­хо­ди­мость рабо­тать, в серб­ском при­ме­ре — побеж­дать. При­ме­ча­тель­но, что лек­си­ка борь­бы в совре­мен­ном рос­сий­ском медиа­дис­кур­се не исполь­зо­ва­на (точ­нее, не была обна­ру­же­на нами в ана­ли­зи­ру­е­мых текстах), в отли­чие от пред­вы­бор­ных кам­па­ний в Рос­сии в нача­ле двух­ты­сяч­ных, напри­мер во вре­мя выбо­ров в Гос­ду­му в 2003 г. [Мака­ро­ва 2006], и в отли­чие от серб­ских тек­стов, в кото­рых неод­но­крат­но зву­чат сло­ва побе­да, побе­дить и бороть­ся (напри­мер, boriću se, mnogo važno je da pobedimo).

Выво­ды. Полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ли­ли нам понять, в чем состо­ит сход­ство и раз­ли­чие совре­мен­ных медиа­дис­кур­сов Рос­сии и Сер­бии в аспек­те пред­вы­бор­ной кам­па­нии 2018 г. на пост мэров сто­лиц этих двух стран: и в рос­сий­ском, и в серб­ском дис­кур­сах исполь­зу­ет­ся сход­ный набор аргу­мен­тов в под­держ­ку тези­са о том, что голо­со­вать сле­ду­ет за того или ино­го кан­ди­да­та. В дис­кур­се мос­ков­ско­го кан­ди­да­та в мэры актив­но исполь­зу­ют­ся дан­ные о поло­жи­тель­ных резуль­та­тах рабо­ты его коман­ды (при этом частот­но исполь­зо­ва­ние точ­ных чисел и слов с семан­ти­кой сози­да­ния), в дис­кур­се бел­град­ско­го кан­ди­да­та в мэры основ­ным сред­ством созда­ния поло­жи­тель­но­го ими­джа его коман­ды ста­ло исполь­зо­ва­ние оце­ноч­ных при­ла­га­тель­ных, в том чис­ле для харак­те­ри­сти­ки чело­ве­че­ских качеств кан­ди­да­та. Пре­зи­ден­ты Рос­сии и Сер­бии поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ют кан­ди­да­ту­ры С. Собя­ни­на и З. Радой­и­чи­ча, но если В. Путин берет во вни­ма­ние лишь дело­вые каче­ства мос­ков­ско­го мэра, то А. Вучич в основ­ном харак­те­ри­зу­ет потен­ци­аль­но­го бел­град­ско­го кан­ди­да­та как чело­ве­ка, никак не оце­ни­вая уро­вень его про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти. Про­стые граж­дане-моск­ви­чи, обра­зы кото­рых пред­став­ле­ны в рос­сий­ском медиа­дис­кур­се, обла­да­ют име­на­ми и актив­но выска­зы­ва­е­мой граж­дан­ской пози­ци­ей, тогда как про­стые граж­дане-бел­град­цы безы­мян­ны и пас­сив­ны. Кри­ти­ку оппо­нен­тов мос­ков­ский кан­ди­дат не ком­мен­ти­ру­ет, бел­град­ский кан­ди­дат наве­ши­ва­ет ярлык на дис­кре­ди­ти­ру­ю­щие его сооб­ще­ния, но не при­во­дит контр­ар­гу­мен­тов. Важ­ное место в дис­кур­се бел­град­ских выбо­ров зани­ма­ет стра­те­гия само­пре­зен­та­ции кан­ди­да­та на пост мэра (в отли­чие от дис­кур­са выбо­ров в Москве). В Москве про­сят про­го­ло­со­вать за кан­ди­да­та, в Бел­гра­де — при­зы­ва­ют, в Москве целью выбо­ров нуж­но­го кан­ди­да­та назы­ва­ют даль­ней­шую рабо­ту по бла­го­устрой­ству горо­да, в Бел­гра­де — побе­ду на выбо­рах. В дис­кур­се мос­ков­ских выбо­ров лек­си­ка борь­бы не исполь­зу­ет­ся, в отли­чие от дис­кур­са бел­град­ских выбо­ров.

В то же вре­мя мы не смог­ли не задать­ся неко­то­ры­ми вопро­са­ми, к реше­нию кото­рых пла­ни­ру­ем обра­тить­ся в пер­спек­ти­ве. Во-пер­вых, в све­те извест­но­го фак­та о том, что совре­мен­ные поис­ко­вые систе­мы «при­спо­саб­ли­ва­ют­ся» к нуж­дам инди­ви­ду­аль­но­го поль­зо­ва­те­ля, небезын­те­рес­ным нам пред­став­ля­ет­ся поиск отве­та на вопрос, обна­ру­жат ли дру­гие поль­зо­ва­те­ли эти же (или сход­ные по содер­жа­нию) тек­сты на пер­вой-вто­рой стра­ни­цах резуль­та­тов поис­ка в поис­ко­вых систе­мах, то есть насколь­ко был инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван пере­чень резуль­та­тов поис­ка ресур­сов на задан­ную тему в нашем слу­чае и насколь­ко будет отли­чать­ся содер­жа­ние най­ден­ных мате­ри­а­лов в каж­дом инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ном слу­чае. Во-вто­рых, мы счи­та­ем, что какие-то из обна­ру­жен­ных нами сходств и отли­чий в срав­ни­ва­е­мых медиа­дис­кур­сах обу­слов­ле­ны спе­ци­фи­кой рус­ской и серб­ской куль­тур, а какие-то — лич­ност­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми самих кан­ди­да­тов (а так­же авто­ров мето­ди­че­ских реко­мен­да­ций по про­ве­де­нию аги­та­ци­он­ной кам­па­нии), что может стать пред­ме­том иссле­до­ва­ния на боль­шем кор­пу­се тек­стов и/или дис­кур­се дру­гих выбо­ров.

1 Сле­ду­ет отме­тить, что про­це­ду­ра избра­ния мэра в Москве и Бел­гра­де отли­ча­ет­ся: если в Москве мэра горо­да выби­ра­ют непо­сред­ствен­но изби­ра­те­ли (то есть на изби­ра­тель­ном участ­ке граж­да­нин полу­ча­ет бюл­ле­тень со спис­ком кан­ди­да­тов на пост мэра), то в Бел­гра­де про­це­ду­ра избра­ния мэра выгля­дит ина­че: изби­ра­те­ли идут на выбо­ры, что­бы была избра­на Скуп­щи­на Бел­гра­да, и на выбо­рах бел­град­ский изби­ра­тель полу­ча­ет бюл­ле­тень с переч­нем пар­тий-кан­ди­да­тов. У каж­дой пар­тии-кан­ди­да­та есть спи­сок чле­нов, и ни для кого не сек­рет, что лицо под номе­ром 1 в спис­ке чле­нов той или иной пар­тии потен­ци­аль­но может занять веду­щую роль в дея­тель­но­сти Скуп­щи­ны горо­да. Одна­ко мэром не ста­но­вит­ся авто­ма­ти­че­ски пер­вый назван­ный в спис­ке доми­ни­ру­ю­щей пар­тии. Кан­ди­да­та на пост мэра выдви­га­ет пред­се­да­тель Скуп­щи­ны, и затем ее чле­ны тай­но голо­су­ют «за» или «про­тив» пред­ло­жен­ной кан­ди­да­ту­ры.

Воз­ни­ка­ет вопрос, пра­во­мер­но ли гово­рить о выбо­рах мэра Бел­гра­да, если речь идет о выбо­рах пар­тий в Скуп­щи­ну? Мы пола­га­ем, что пред­вы­бор­ные тек­сты кам­па­нии по выбо­рам в Скуп­щи­ну мож­но рас­смат­ри­вать как изби­ра­тель­ную кам­па­нию мэра, так как вопрос, кто зай­мет крес­ло гра­до­на­чаль­ни­ка Бел­гра­да, стал глав­ной интри­гой бел­град­ских выбо­ров в 2018 г.

Тексты, посвященные выборам мэра Москвы

Выступление на дне рождения проекта «Активный гражданин» [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.mos.ru/mayor/transcripts/1943056/.

Кажется, команда Собянина уже начала агитацию [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.facebook.com/MBKhMedia/videos/Предвыборная-агитация-Собя/381821838976757/.

Один день из жизни штаба [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://www.mk.ru/print/article/1986233/.

Почему я иду на выборы мэра? [Web-страница]. (n.d.). Электронный ресурс https://www.sobyanin.ru/appeal.

Путин высоко оценил профессионализм команды Собянина [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://mir24.tv/news/16300786/putin-vysoko-ocenil-professionalizm-komandy-sobyanina.

Путин поддержал идею Собянина о создании единого научно-производственного кластера Москвы [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://tass.ru/nauka/5126317.

Сергей Собянин [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://svpressa.ru/persons/sergeysobyanin/.

Сергей Собянин будет баллотироваться на пост мэра Москвы [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.youtube.com/watch?v=HwGyKl5ZiVE.

Собянин: обострение культа личности [Web-страница]. (2017). Электронный ресурс https://www.svoboda.org/a/28722545.html.

Собянин переоделся в медведя [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.youtube.com/watch?v=NQ-4GIxYdw0.

«У меня нет желания менять свою нынешнюю должность» [Web-страница]. (2017). Электронный ресурс https://www.vedomosti.ru/politics/characters/2017/10/23/739048-sergei-sobyanin-mer-moskvi.

Члены штаба [Web-страница]. (n.d.). Электронный ресурс https://www.sobyanin.ru/team.

Тексты, посвященные выборам мэра Белграда

Intervju, dr Zoran Radojičić, prvi na listi naprednjaka: svi građani će imati bolje uslove života [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.kurir.rs/izbori–2018/2996803/intervju-drzoran-radojicic-prvi-na-listi-naprednjaka-svi-gradjani-ce-imati-bolje-uslove-zivota.

“Jedan divan čovek”: Zoran Radojičić po broju afera neznatno zaostaje za Sinišom Malim [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://gerila.rs/jedan-divan-covek-zoran-radojicic-po-broju-aferaneznatno-zaostaje-za-sinisom-malim/.

Ko je hirurg Radojičić, prvi na listi SNS za Beograd [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс rs.sputniknews.com/politika/201801151114170717-hirurg-radojicic-sns-lista-gradonacelnik/.

Lista “Aleksandar Vučić — Zato što volimo Beograd!” objavila novi spot [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://studiob.rs/lista-aleksandar-vucic-zato-sto-volimo-beograd-objavila-novi-spot/.

Lista “Aleksandar Vučić — zato što volimo Beograd!” predstavlja program i kandidate za odbornike u Skupštini grada [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://www.telegraf.rs/vesti/izboriu-beogradu/2933069-lista-aleksandar-vucic-zato-sto-volimo-beograd-predstavlja-program-i-kandidate-za-odbornike-u-skupstini-grada-foto.

Prvi intervju sa gradonačelnikom. Zoran Radojičić: “Tiršova 2” je moj najdraži projekt [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.blic.rs/vesti/politika/prvi-intervju-sa-gradonacelnikomzoran-radojicic-tirsova-2-je-moj-najdrazi-projekat/nxe8p4j.

Prvi na listi SNS Prof. dr Zoran Radojičić: Ovo je grad naše dece, boriću se za njihovu budućnost! [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://www.alo.rs/vesti/politika/ovo-je-grad-nase-deceboricu-se-za-njihovu-buducnost/143213/vest.

Vaš glas 4. marta za — Zato što volimo Beograd! [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.youtube.com/watch?v=4WKA_RK_qgU.

Vučić: Naš cilj je da imamo apsolutnu većinu, da pobedimo za budućnost Beograda i Srbije [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс http://www.telegraf.rs/vesti/izbori-u-beogradu/2938986-uzivo-zavrsna-konvencija-liste-aleksandar-vucic-zato-sto-volimo-beograd-telegraf-na-licu-mestalivestream.

“Zato što volimo Beograd” ima i spot za kampanju [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.b92.net/info/vesti/index.php?yyyy=2018&mm=02&dd=08&nav_category=11&nav_id=1356351.

Zoran Radojičić: Bez mrlje u biografii [Web-страница]. (2018). Электронный ресурс https://www.danas.rs/ljudi/zoran-radojicic-bez-mrlje-u-biografiji/.

1000+ Javnе ličnosti kojе podržavaju listu — 1. Alеksandar Vučić — Zato što volimo Bеograd! [Web-страница]. (n. d.) Электронный ресурс https://www.sns.org.rs/lat/video/1000-javne-licnosti-kojepodrzavaju-listu-1-aleksandar-vucic-zato-sto-volimo-beograd.

Бардина, Н. Е. (2004). Аксиологические стратегии аргументативного дискурса современного английского языка (на материалах политической риторики и социально-бытового общения). Дис. … канд. филол. наук. Иркутск.

Бикметова, Т. И. (2012). Проблема аргумента ad hominem в логике и политике. Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 1 (3), 89–93.

Габец, А. А. (2017). Функциональная парадигма дейктических средств в инаугурационных речах американских президентов XX–XXI веков. Вестник Самарского университета. История, педагогика, филология, 23 (2), 104–107.

Гильманшина, Н. П. (2012). Диалектика аргументации и манипуляции в дискурсе публичного выступления (на примере речи Пак Чон Хи). Вестник Иркутского государственного лингвистического университета, 4 (21), 49–57.

Голышкина, Л. А. (2016). Структуры аргументации в ритуальной политической речи. Политическая лингвистика, 5 (59), 63–68.

Злобина, О. Н. (2017). Средства рациональной аргументации в американском политическом дискурсе. Политическая лингвистика, 2 (62), 71–75.

Кожевникова, Т. А. (2018). Риторический аспект аргументации в современном американском политическом интервью. Дис. … канд. филол. наук. Санкт-Петербург.

Куксова, М. Ю. (2011). Лексико-синтаксические средства воздействия в современной политической речи. Ярославский педагогический вестник, 2, т. I (Гуманитарные науки), 168–172.

Кулабухов, Н. В. (2017). Речевоздействующая функция высказываний российских политиков: аргументативно-стратегический подход. Научный журнал КубГАУ, 127 (03), 1–10.

Куралева, Т. В. (2015). Самопрезентация как коммуникативная стратегия в английском диалоге. В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. L междунар. науч.-практ. конф., 7 (50), 30–36.

Ли, Е. В. (2010). Этнокультурные основания argumentum ad misericordiam в политическом дискурсе. Вестник Иркутского государственного лингвистического университета, 4 (12), 34–43.

Макарова, В. В. (2006). Наша партия лучше: способы убеждения в ситуации предвыборной борьбы. Политическая лингвистика, 20, 135–146.

Морозова, О. Н., Бородавкина, Е. А. (2015). Актуализация категории модальности в американской риторике начала XXI века. Политическая лингвистика, 4 (54), 129–133.

Стариннова, Т. Б., Мальковская, Н. А. (2010). Структура аргументативного дискурса. Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева, 4, 19–29.

Тогошиева, Н. Е. (2010). Аксиологические стратегии аргументативного дискурса на материалах политической риторики. Вестник Бурятского государственного университета. Язык. Литература. Культура, 11, 98–102.

Bardina, N. E. (2004). Aksiologicheskie strategii argumentativnogo diskursa sovremennogo angliiskogo iazyka (na materialakh politicheskoi ritoriki i sotsial’no-bytovogo obshcheniia) [Axiological strategies of argumentative discourse of the modern English language (on the materials of political rhetoric and social communication)]. Dis. … kand. filol. nauk. Irkutsk. (In Russian)

Bikmetova, T. I. (2012). Problema argumenta ad hominem v logike i politike [The problem of ad hominem argument in logic and politics]. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N. I. Lobachevskogo [Bulletin of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod], 1 (3), 89–93. (In Russian)

Gabets, A. A. (2017). Funktsional’naia paradigma deikticheskikh sredstv v inauguratsionnykh rechakh amerikanskikh prezidentov XX–XXI vekov [Functional paradigm of deictic means in american presidents’ inaugural speeches in XX–XXI centuries]. Vestnik Samarskogo universiteta. Istoriia, pedagogika, filologiia [Bulletin of Samara University. History, pedagogics, philology], 23 (2), 104–107. (In Russian)

Gil’manshina, N. P. (2012). Dialektika argumentatsii i manipuliatsii v diskurse publichnogo vystupleniia (na primere rechi Pak Chon Khi) [Dialectics of argumentation and manipulation in a public speech: analysing a Park Chung-Hee speech]. Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta [Bulletin of Irkutsk state linguistic university], 4 (21), 49–57. (In Russian)

Golyshkina, L. A. (2016). Struktury argumentatsii v ritual’noĭ politicheskoĭ rechi [Argumentation structures in the ritual political speech]. Politicheskaia lingvistika [Political Linguistics], 5 (59), 63–68. (In Russian)

Kozhevnikova, T. A. (2018). Ritoricheskiĭ aspekt argumentatsii v sovremennom amerikanskom politicheskom interv’iu [Rhetorical aspect of argumentation in modern American political interview]. Dis. … kand. filol. nauk. Saint-Petersburg. (In Russian)

Kuksova, M. Iu. (2011). Leksiko-sintaksicheskie sredstva vozdeistviia v sovremennoi politicheskoi rechi [Lexico-syntactic levers in modern political speech]. Iaroslavskii pedagogicheskii vestnik [Yaroslavl pedagogical bulletin], 2, vol. I (Gumanitarnye nauki) [Humanities], 168–172. (In Russian)

Kulabukhov, N. V. (2017). Rechevozdeistvuiushchaia funktsiia vyskazyvanii rossiiskikh politikov: argumentativno-strategicheskii podkhod [Speech influence of the utterances of Russian politicians: argumentative and strategic approach]. Nauchnyj zhurnal KubGAU [Scientific Journal of KubSAU], 127 (03), 1–10. (In Russian)

Kuraleva, Т. V. (2015). Samoprezentatsiia kak kommunikativnaia strategiia v angliiskom dialoge [Selfpresentation as a communication strategy in the English dialogue]. V mire nauki i iskusstva: voprosy filologii, iskusstvovedeniia i kul’turologii: sb. st. po mater. L mezhdunar. nauch.-prakt. konf. [In the world of science and art: issues of phiology, art and cultural studies: papers of L international conference], 7 (50), 30–36. (In Russian)

Li, E. V. (2010). Etnokul’turnye osnovaniia argumentum ad misericordiam v politicheskom diskurse [Ethnocultural values underpinning argumentum ad misericordiam in political discourse]. Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta [Bulletin of Irkutsk state linguistic university], 4 (12), 34–43. (In Russian)

Makarova, V. V. (2006). Nasha partiia luchshe: sposoby ubezhdeniia v situatsii predvybornoi bor’by [Our party is better: means of persuasion in the election campaign]. Politicheskaia lingvistika [Political Linguistics], 20, 135–146. (In Russian)

Morozova, O. N., Borodavkina, E. A. (2015). Aktualizatsiia kategorii modal’nosti v amerikanskoi ritorike nachala XXI veka [Actualization of modality in American rhetoric in the early 21st century]. Politicheskaia lingvistika [Political Linguistics], 4 (54), 129–133. (In Russian)

Starinnova, T. B., Mal’kovskaia, N. A. (2010). Struktura argumentativnogo diskursa [The structure of argumentative discourse]. Vestnik Volzhskogo universiteta im. V. N. Tatishcheva [Bulletin of the Volzhsky University n. a. V. N. Tatischev], 4, 19–29. (In Russian)

Togoshieva, N. E. (2010). Aksiologicheskie strategii argumentativnogo diskursa na materialakh politicheskoi ritoriki [Axiological strategies of argumentative discourse (on the material of political rhetoric)]. Vestnik Buriatskogo Gosudarstvennogo universiteta. Iazyk. Literatura. Kul’tura [Bulletin of the Buryat State University. Language. Literature. Culture], 11, 98–102. (In Russian)

Zlobina, O. N. (2017). Sredstva ratsional’noi argumentatsii v amerikanskom politicheskom diskurse [Types of rational argumentation in American political discourse]. Politicheskaia lingvistika [Political Linguistics], 2 (62), 71–75. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 нояб­ря 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 декаб­ря 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: November 15, 2018
Accepted: December 10, 2018