Среда, Октябрь 17Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

РЕЧЕВЫЕ ЖАНРЫ КАК КИРПИЧИКИ ЗДАНИЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИИ

В публикации содержится отчет о проведении на кафедре речевой коммуникации СПбГУ III международного научно-практического семинара по медиалингвистической проблематике. Семинар был посвящен речевым жанрам как аналитическому и обучающему феномену.

SPEECH GENRES AS STONES IN THE BUILDING OF MEDIA COMMUNICATION 

This report is devoted to the III International seminar in media studies that was organized by the Saint Petersburg State University, department of speech communication. Speech genres of mass media were discussed at the seminar as an analytical and educational phenomenon.

Елена Станиславовна Кара-Мурза, кандидат филологических наук, доцент факультета журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова 

E-mail: kara-murza-elena@yandex.ru

Elena Stanislavovna Kara-Murza, Candidate of Philology, Associate Professor of the Faculty of Journalism, Lomonosov Moscow State University 

E-mail: kara-murza-elena@yandex.ru

УДК 81’42
ББК 81.2
ГРНТИ 16.21.55
КОД ВАК 10.02.19

За последние несколько лет такое актуальное направление мировой науки, как изучение языковых и речевых аспектов массмедиа (media studies в западной традиции, медиалингвистика — в работах Т. Г. Добросклонской и других отечественных ученых), укоренилось в научной жизни, получило всероссийскую и международную информационную поддержку и было введено в институциональные рамки. Большую роль в этом сыграл коллектив кафедры речевой коммуникации СПбГУ. С декабря 2010 г. на этой кафедре начал работать международный научно-практический семинар, посвященный проблематике медийного речеведения; в ноябре 2012 г. при поддержке руководства факультета журналистики СПбГУ на сайте Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций был организован проект «Медиалингвистика — ХХI век»; а на XV Международном съезде славистов в Минске в августе 2013 г. была создана международная комиссия по медиалингвистике, председателем которой утверждена заведующая кафедрой профессор Л. Р. Дускаева. 19 марта 2014 г. на V Международном конгрессе «Русский язык: исторические судьбы и современность» уже в рамках деятельности этой комиссии был организован семинар «Речевая практика в массмедиа». А 21 марта 2014 года под ее эгидой в Институте «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета прошел III международный семинар; его тема — «Речевые жанры в массмедиа».

Как постоянный участник семинаров и автор веб-сайта «Медиалингвистика — ХХI век», хочу поделиться своими впечатлениями от мартовского петербургского семинара.

Его участниками стали представители коммуникативистики СПбГУ, МГУ, РГГУ, РНУ; в Петербург приехали российские исследователи из Перми и Барнаула, Челябинска и Красноярска, Томска и Архангельска, а также коллеги из Гродненского государственного университета и Белорусского национального технического университета. А «география» авторов одноименного сборника, который был подготовлен к семинару и стал третьим в серии «Медиалингвистика», была еще шире; в нем есть работы ученых из Польши и Приднестровья, Украины и Белоруссии, а также из многих российских городов — от Твери, Владимира, Ивановa, Саратова до Грозного, Якутска и др.

Событием стало выступление на пленарном заседании основоположницы медиалингвистики профессора Т. Г. Добросклонской (факультет иностранных языков и регионоведения МГУ); она прочитала методологический доклад «Типологическое описание медиатекстов в системе медиалингвистики». Задавая новый тренд в медиалингвистике, с программным докладом «Категория речевого жанра в лингвопраксиологической перспективе» выступила Л. Р. Дускаева (факультет журналистики СПбГУ). Весьма содержательными были доклады профессоров: И. В. Анненковой — «Система жанров и форматов современного политического медиадискурса» (факультет журналистики МГУ), Н. Е. Сулименко — «Жанровая система как „образ времени“: полидискурсивность современных текстов массмедиа» (филологический факультет РГПУ им. А. И. Герцена), М. И. Конюшкевич — «Об одном виде речевого жанра „поздравление“» (филологический факультет Гродненского госуниверситета им. Янки Купалы) и Т. Н. Марковой — «Жанровые трансформации в современной прозе (поиск контекста для описания эволюции медиажанров)» (филологический факультет Челябинского госпедуниверситета).

В рамках семинара прошли также две панельные дискуссии. Одна из них называлась «Речевой жанр как тип медиатекста»; на ней выступили проф. Е. Н. Басовская с докладом «Жанры «Заметок» и «Почты Крохобора / Буквоеда» в истории отечественной медийной лингвоэкологии» (факультет журналистики РГГУ), проф. Е. В. Осетрова — «Речевой жанр отзыва в коммуникативной практике Интернет-сообщества» (филологический факультет Красноярского госуниверситета); доц. Е. С. Кара-Мурза — «Формы и жанры русской коммерческой рекламы» (факультет журналистики МГУ). Другая секция — «Речевой жанр как лингвостилистический феномен»; на ней выступили профессора Н. Н. Нестерова с докладом «Динамические процессы в этикетных речевых жанрах на радио» (филологический факультет Томского государственного университета); Т. В. Чернышова — «Дискредитирующие речевые жанры в  медиадискурсе: разнообразие наполнения жанровых форм» (факультет филологии и журналистики Барнаульского государственного университета); Н. В. Данилевская — «Женский журнал как гипержанр современной медиакоммуникации» (филологический факультет Пермского государственного университета); доц. Л. М. Гончарова — «Рекламный текст в структуре массмедиа: к вопросу о типологии жанров» (Российский новый университет).

Работа семинара по доброй традиции завершилась культурным мероприятием — посещением петербургских театров. Благодарственные отзывы участников были размещены на сайте «Медиалингвистика — ХХI век».

Семинар стал важным этапом становления медиалингвистической парадигмы, конкретнее — области «медийная жанрология», которая, согласно концепции Т. В. Шмелевой, является одним из конститутивных сегментов медийного речеведения, наряду с тремя другими — сферологией, фактурологией и персонологией. Принципиальные вопросы жанроведения были поставлены не только в докладах, но и в публикациях коллег, которые не смогли приехать на семинар: М. Войтак (Институт филологии Польского университета Марии Склодовской-Кюри, Люблин), Т. В. Шмелевой (факультет журналистики Государственного университета им. Ярослава Мудрого, Великий Новгород) и В. А. Салимовского (филологический факультет Пермского национального исследовательского университета).

В докладе Л. Р. Дускаевой на этом семинаре был озвучен новый — праксиологический — подход к изучению речедеятельностных аспектов массмедиа. Он предложен в развитие ее диалогической концепции речевых жанров в журналистике, кратко изложенной в сборнике «Речевые жанры в массмедиа». Праксиология — учение польского философа Я. Котарбиньского о принципах и способах эффективной и этичной организации любой деятельности (в том числе речевой) — обогащает медиалингвистику концептуально и инструментально, потому что ставит в центр внимания проблематику результативного взаимодействия и воздействия в массмедиа и позволяет осмыслить ряд феноменов как, с одной стороны, инструменты и средства медийных речевых практик, а с другой — как способы обучения профессии, включая деонтологию, как инструменты обучения журналистскому мастерству.

Таким инструментом и предстает система речевых жанров — эта идея звучала в выступлениях на III Международном семинаре и в публикациях третьего медиалингвистического сборника; она представляется основным итогом этого важного научного события.

Интенсивное развитие массовых коммуникаций воплощается в обновлении прежних и в возникновении новых медиажанров, под которыми можно понимать специфические способы отображения социальной действительности и коммуницирования, закрепленные в качестве профессиональных стандартов, получившие терминологическое обозначение в коммуникативистике, а также изучаемые в медиалингвистике и других вариантах дискурсивно-коммуникативной науки. Понятие жанра относится к «зонтичным» — оно используется в разных научных дисциплинах: в филологии и искусствознании, применяется к изучению разных видов коммуникативной продукции, в том числе словесной: «бахтинских» речевых жанров, жанров медиальных и литературно-художественных. Многими авторами сборника отмечена лабильность жанров, равно как релятивность исследовательских подходов в этой междисциплинарной области. Пока не сложилась удовлетворительная макросистема коммуникативной таксономии; хотелось бы, чтобы она была одновременно универсальной и специализированной, чтобы в ней были последовательно отражены базовые модели речевых произведений — от простейших, минимальных (т. е. высказываний) до все более сложных, составных (каковые и могут быть с наибольшим основанием названы речевыми жанрами) и чтобы она задавала логику классификации и жанров «продвинутых»: институциональных, в том числе медийных, и художественных (тех и других — как в профессиональном, так и в любительском исполнении).

Характеризуя речевые жанры как разноплановые репродуктивные формы текстовой деятельности, как образцы эффективного речевого взаимодействия в журналистском дискурсе, который, в свою очередь, предстает как речевое воплощение социального ориентирования аудитории в трех направлениях: информировании, оценочном диагностировании и стимулировании социальной активности, Л. Р. Дускаева говорит о воспроизводимости этих форм, что подразумевает обучаемость их авторов. По мнению Е. С. Кара-Мурзы, изучение феномена жанра в вузовской медиалингвистике важно потому, что это один из основных классифицирующих параметров, характеризующий текст одновременно с точки зрения механизмов создания и восприятия»; в подкрепление своих слов она сослалась на мнения журналиста-исследователя А. В. Колесниченко и рекламиста-исследователя И. Имшинецкой. А в статье В. И. Конькова «Принципы классификации системы жанров: острова стабильности» сложности типологизации медиажанров рассмотрены «в плане обучения студентов-журналистов».

Соответственно, главное следствие из праксиологического подхода к медиалингвистике видится в возможности превращения медийного жанроведения в прикладную вузовскую дисциплину, нацеленную на обучение креативным умениям в разных медиасферах и в единицах / терминах, соответствующих потребностям конкретных медиапрофессий. Это полностью отвечает «компетентностному повороту» в мировой и российской образовательной идеологии; и это способно компенсировать некоторую схоластичность нынешнего преподавания родного языка в медиавузах.

Выступления на семинаре показали как достижения медийного жанроведения, так и лакуны в нем, а публикации в сборнике подтвердили мнение рецензента о том, что в таксономическом «блоке» медиалингвистики вокруг понятия жанр предстоит большая работа. Полипарадигмальность данного направления, специфицируемого по объекту, а не по методу, являет свои минусы — они обусловлены неполной «конгруэнтностью» между, во-первых, лингвистическими дисциплинами, на которые опираются медиа­исследования: функциональной стилистикой, лингвистическим жанроведением «по Бахтину», лингвистикой текста, риторикой, семиотикой и др., а во-вторых, между лингвистической составляющей в целом, ориентированной на анализ медиатекстов в терминах, довольно далеких от «языка практики», и вузовской коммуникативистикой (иначе — медиалогией). Эта последняя работает непосредственно на обучение медиакреативу в спецсеминарах и профстудиях и диверсифицирована в соответствии с такими речедеятельностными сферами, как журналистика (в ее разновидностях), коммерческая и политическая реклама; корпоративный и политический пиар; предвыборная комуникация. При этом в каждой из них имеются свои исторически сложившиеся многомерные классификации продуктов творчества, в которых используется как иерархический принцип, так и принцип дополнительности.

Терминоупотребление на семинаре и в сборнике (включая наличие или отсутствие дефиниций в изложении) обнаружило, на наш взгляд, несколько «узких» или «темных мест». Возникли вопросы о содержании базовых таксономических понятий медийного речеведения и медиалогии: как соотносятся феномены речевого жанра и медиажанра? Является ли креолизованный текст самостоятельной жанровой формой? Что такое гипержанр современной медиакоммуникации, стоит ли применять это понятие к женскому журналу или здесь достаточно понятия «тип издания»? Правильно ли характеризовать радиоклуб термином жанр или здесь уместнее будет термин формат? И вообще, что такое формат и в чем его отличие от жанра? Каково соотношение публицистического стиля и журналистского дискурса? Эти вопросы уже стояли на повестке дня в вузовском медиаобразовании — вокруг них в 2009–2010 гг. была организована дискуссия на факультете журналистики МГУ, были получены определенные научные результаты. Но очевидно, что эта проблематика не исчерпана и нуждается в расширенном обсуждении — теперь в рамках медиалингвистики.

Однако все вопросы и сомнения не могут служить аргументом против того, чтобы постараться сделать медиалингвистику лингвокреативной дисциплиной, т. е. такой, где учат тексты писать, а не только анализировать, и против того, чтобы понятие речевого жанра стало в ней единицей обучения, а не только наблюдения. В целях этого представляется необходимым и возможным создание целостной и непротиворечивой концепции медиажанров, обязательно с опорой на ингерентное жанроведение, разработанное в теории журналистики, в рекламоведении и в пиарологии. Одновременно нужна методическая отработка речевых действий, в ходе которых в разных сферах журналистики создаются типичные содержательные блоки — речевые жанры, уже описанные в монографии Л. Р. Дускаевой; ср. с традиционной универсальной единицей обучения связной речи — способом изложения / функциональным типом речи.

Это предстоит сделать в интересах разных «потребителей» интеллектуальной продукции: во-первых, ближайших — коллег-медиалингвистов, в кругу которых создается концептуальный и методический инструментарий и которые являются его пользователями и распространителями в академической и в вузовской среде, а во-вторых и в-главных — потребителей конечных, т. е. студентов, для которых этот инструментарий предназначен, а также действующих медиаспециалистов. Тогда медиалингвистика избежит участи многих направлений, особенностью которых является герметичность, «зацикленность» на добывании знаний в терминах, интересных только в научном сообществе, но не релевантных ни для учащихся, ни для культурной общественности. Тогда деятельность медиалингвистов будет реально полезной для обновляемого высшего образования, для развивающейся отечественной медиасистемы.

© Кара-Мурза Е. С., 2014