Воскресенье, 26 сентябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МЕДИАЛЬНАЯ ПЕРСПЕКТИВА ТЕКСТА

Текст как объ­ект иссле­до­ва­ния исклю­чи­тель­но сло­жен, исчер­пы­ва­ю­ще опи­сать и объ­яс­нить его с помо­щью какой-то одной, пусть даже очень изощ­рен­ной, науч­ной моде­ли — зада­ча прак­ти­че­ски невы­пол­ни­мая. Об этом сви­де­тель­ству­ет раз­ви­тие линг­ви­сти­ки тек­ста, ока­зав­шей­ся к кон­цу 90‑х годов про­шло­го сто­ле­тия в ситу­а­ции, когда для про­дви­же­ния впе­ред необ­хо­ди­мо было пере­смот­реть клю­че­вые поло­же­ния и выво­ды и опре­де­лить­ся с даль­ней­шим направ­ле­ни­ем иссле­до­ва­ния тек­ста. Такие момен­ты чрез­вы­чай­но важ­ны в исто­рии любой нау­ки: про­ис­хо­дит сме­на науч­ных пара­дигм. В линг­ви­сти­ке сме­на пара­дигм не явля­ет­ся резуль­та­том откры­тия ново­го объ­ек­та иссле­до­ва­ния, но все­гда свя­за­на с новым ракур­сом его рас­смот­ре­ния. Сме­на пара­дигм свя­за­на с появ­ле­ни­ем новых и вытес­не­ни­ем ста­рых поня­тий и кате­го­рий. Отсю­да еще одна зада­ча линг­ви­сти­ки тек­ста, а имен­но: необ­хо­ди­мость соот­не­се­ния новых и ста­рых поня­тий друг с дру­гом, опре­де­ле­ния их места в систе­ме линг­ви­сти­че­ско­го знания.

В свя­зи со ска­зан­ным, выход в свет кни­ги В. Е. Чер­няв­ской «Текст в меди­аль­ном про­стран­стве» мож­но оце­нить как зна­чи­тель­ное собы­тие. Общее направ­ле­ние ана­ли­за тек­ста учи­ты­ва­ет его семи­о­ти­че­скую гете­ро­ген­ность и меди­аль­ную ком­плекс­ность, но осу­ществ­ля­ет­ся при этом с пози­ций линг­ви­сти­ки тек­ста, а не семи­о­ти­ки и куль­ту­ро­ло­гии. Открыв текст в широ­кое дис­кур­сив­ное над- и вокруг­тек­сто­вое про­стран­ство, автор обра­ща­ет наше вни­ма­ние на харак­те­ри­сти­ки само­го это­го про­стран­ства, кото­рые ока­зы­ва­ют­ся небез­раз­лич­ны для интер­пре­та­ции содер­жа­ния тек­ста. Каза­лось бы, такая поста­нов­ка вопро­са воз­вра­ща­ет нас к извест­ной идее о содер­жа­тель­но­сти фор­мы и оформ­лен­но­сти содер­жа­ния. Спе­ци­а­ли­сты зна­ют, что нераз­де­ли­мое един­ство фор­мы и содер­жа­ния, нару­ше­ние кото­ро­го ведет к нару­ше­нию целост­но­сти тек­ста, дол­гое вре­мя счи­та­лось пре­ро­га­ти­вой худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры. В отно­ше­нии дру­гих сфер исполь­зо­ва­ния язы­ка счи­та­лось, что фор­ма тек­ста (науч­но­го, тех­ни­че­ско­го, дидак­ти­че­ско­го и т. д.) может быть изме­не­на без вся­ко­го ущер­ба для его содержания.

Одна­ко тех­но­ген­ные про­цес­сы в совре­мен­ной ком­му­ни­ка­ции, появ­ле­ние все новых фор­ма­тов пере­да­чи инфор­ма­ции обу­сло­ви­ли появ­ле­ние ново­го направ­ле­ния в иссле­до­ва­нии, кото­рый обо­зна­чен в кни­ге как «меди­аль­ный переворот».

«Меди­аль­ное» трак­ту­ет­ся авто­ром, во-пер­вых, как спо­соб пере­да­чи инфор­ма­ции или фор­ма ком­му­ни­ка­тив­но­го кана­ла. В этом зна­че­нии исполь­зу­ет­ся так­же тер­мин «меди­аль­ный фор­мат». Во-вто­рых, меди­аль­ность свя­зы­ва­ет­ся с кодом в широ­ком семи­о­ти­че­ском смыс­ле. В. Е. Чер­няв­ская под­чер­ки­ва­ет, что код как систе­ма услов­ных зна­ков и канал инфор­ма­ции / ее мате­ри­аль­ный носи­тель свя­за­ны друг с дру­гом настоль­ко, что эле­мен­ты мате­ри­аль­но­го носи­те­ля могут ста­но­вить­ся эле­мен­та­ми кодо­вой систе­мы, с помо­щью кото­рых коди­ру­ет­ся сооб­ще­ние (при­мер — про­из­ве­де­ния живописи).

«Меди­аль­ный» пово­рот пере­осмыс­ли­ва­ет вопрос о соот­но­ше­нии мыс­ли­тель­но­го содер­жа­ния и форм его мате­ри­аль­но­го выра­же­ния. Меди­аль­ное (фор­мат) и мен­таль­ное (мыс­ли­тель­ное содер­жа­ние) диа­лек­ти­че­ски вза­и­мо­обу­слов­ле­ны. Мен­таль­ное не явля­ет­ся индиф­фе­рент­ным по отно­ше­нию к меди­аль­но­му фор­ма­ту, мате­ри­а­ли­зу­ю­ще­му его в ком­му­ни­ка­ции. В свою оче­редь, спе­ци­фи­ка меди­аль­но­го фор­ма­та вли­я­ет как на фор­ми­ро­ва­ние, струк­ту­ри­ро­ва­ние и пре­зен­та­цию мыс­ли­тель­но­го содер­жа­ния, так и на его вос­при­я­тие адресатом.

В фоку­се иссле­до­ва­тель­ско­го инте­ре­са ока­зы­ва­ют­ся так назы­ва­е­мые поли­ко­до­вые тек­сты, семи­о­ти­че­ская гете­ро­ген­ность кото­рых обу­слов­ле­на тех­ни­че­ской ослож­нен­но­стью (муль­ти­ме­дий­но­стью) средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Впро­чем, как пишет автор, муль­ти­ме­ди­аль­ность свой­ствен­на чело­ве­че­ской ком­му­ни­ка­ции как тако­вой, доста­точ­но сослать­ся на зна­че­ние инто­на­ции и пара­вер­баль­ных средств для уст­но­го дис­кур­са. Поэто­му было бы ошиб­кой сво­дить меди­аль­ность к медий­но­сти, име­ю­щей отно­ше­ние к тех­ни­че­ско­му носи­те­лю инфор­ма­ции. Как под­чер­ки­ва­ет автор, поня­тие «меди­аль­ный фор­мат» вклю­ча­ет как канал для пере­да­чи инфор­ма­ции, так и код (вер­баль­ный, изоб­ра­зи­тель­ный, зву­ко­вой, цве­то­вой) и пра­ви­ла коди­ро­ва­ния этой информации.

При­ве­ден­ные рас­суж­де­ния дела­ют убе­ди­тель­ным вывод о том, что совре­мен­ные иссле­до­ва­ния в обла­сти тек­сту­аль­но­сти в част­но­сти и ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов в целом невоз­мож­ны без уче­та мате­ри­аль­ной спе­ци­фи­ки ком­му­ни­ка­ции, ее меди­аль­но­го аспекта.

Бóль­шая часть учеб­ни­ка посвя­ще­на рас­смот­ре­нию поли­ко­до­во­го тек­ста и поли­ко­до­вой ком­му­ни­ка­ции. В сво­их рас­суж­де­ни­ях В. Е. Чер­няв­ская рас­смат­ри­ва­ет ряд суще­ству­ю­щих тер­ми­нов, кото­рые исполь­зу­ют­ся для осмыс­ле­ния тек­сто­вой гете­ро­ген­но­сти, таких, как ком­му­ни­кат и кре­о­ли­зо­ван­ный текст, — и при­хо­дит к выво­ду, что для обо­зна­че­ния тек­ста как коге­рент­но­го цело­го наи­бо­лее орга­нич­ным и целе­со­об­раз­ным явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние тер­ми­на «поли­ко­до­вый текст». Тер­мин «поли­ко­до­вость» ука­зы­ва­ет на осо­бый харак­тер соеди­не­ния фор­ма­та с когни­тив­ным содер­жа­ни­ем, даю­щий осо­бое каче­ство текстуальности.

Визу­а­ли­за­ция ком­му­ни­ка­тив­но­го сооб­ще­ния выдви­га­ет на перед­ний план эсте­ти­че­скую функ­цию язы­ка (в извест­ной функ­ци­о­наль­ной моде­ли ком­му­ни­ка­ции Р. Якоб­со­на она име­ну­ет­ся как поэ­ти­че­ская), кото­рая ори­ен­ти­ро­ва­на на само сооб­ще­ние (его фор­му) ради него само­го, а не ради рефе­рен­та, адре­сан­та и адре­са­та. Эсте­ти­че­ская функ­ция свя­зы­ва­ет­ся преж­де все­го с худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­рой, одна­ко сле­ду­ет при­знать, что эсте­ти­за­ция как опо­ра на фор­му охва­ты­ва­ет сего­дня прак­ти­че­ски все сфе­ры ком­му­ни­ка­ции. При этом сле­ду­ет при­знать, что сам меди­аль­ный фор­мат обла­да­ет зна­чи­тель­ным эсте­ти­че­ским потенциалом.

Прин­ци­пи­аль­но зна­чи­мо, что поли­ко­до­вость в тол­ко­ва­нии В. Е. Чер­няв­ской не сво­дит­ся к визу­а­ли­за­ции: тех­но­ген­ные про­цес­сы в ком­му­ни­ка­ции при­ве­ли к ослож­не­нию само­го фено­ме­на тек­ста, смыс­ло­вая целост­ность кото­ро­го вклю­ча­ет в себя струк­ту­ру, фак­ту­ру, внеш­ний дизайн. Игра с фор­мой сме­ща­ет акцент на интер­пре­та­цию, обост­ря­ет и интен­си­ви­ру­ет ее. Про­во­дя парал­ле­ли меж­ду игрой с фор­мой в изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве и игрой с фор­мой в совре­мен­ной мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, автор пока­зы­ва­ет, что в неху­до­же­ствен­ной ком­му­ни­ка­ции визу­а­ли­за­ция слу­жит в первую оче­редь ути­ли­тар­ным целям, а имен­но, опти­ми­за­ции ком­му­ни­ка­ции и побуж­де­ния адре­са­та к осу­ществ­ле­нию пост­ком­му­ни­ка­тив­ных действий.

В учеб­ни­ке пред­став­лен тек­сто­вый мате­ри­ал, ана­лиз кото­ро­го экс­пли­ци­ру­ет спо­со­бы вза­и­мо­дей­ствия изоб­ра­зи­тель­ных и вер­баль­ных зна­ков в поли­ко­до­вом тек­сте. Интер­пре­та­ция каж­до­го тек­ста убе­ди­тель­но демон­стри­ру­ет зави­си­мость мен­таль­но­го и меди­аль­но­го аспек­тов смыс­ло­по­рож­де­ния, зна­чи­мость мате­ри­аль­но­го фор­ма­та для выра­же­ния мен­таль­но­го содер­жа­ния. При этом мен­таль­ное пони­ма­ет­ся широ­ко как раци­о­наль­ное в свя­зи с аффек­тив­но-чув­ствен­ны­ми момен­та­ми (мысль, мне­ние, оцен­ка, эмо­ции, наме­ре­ние, мотив и т. п.). Меди­аль­ное про­стран­ство созда­ет раз­лич­ные огра­ни­че­ния при «оформ­ле­нии» мен­таль­но­го содер­жа­ния в тек­сто­вое сооб­ще­ние. Меди­аль­ный фор­мат реле­ван­тен для фор­мо­об­ра­зо­ва­ния. Неод­но­род­ность (гете­ро­ген­ность) фор­мы ста­но­вит­ся сти­ле­вой доми­нан­той, что гово­рит о ее зна­чи­мо­сти для реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии авто­ра, воз­дей­ству­ю­ще­го на адре­са­та и направ­ля­ю­ще­го его оценки.

Оце­ни­вая кон­цеп­цию в целом, рав­но­вес­ность ее удав­ших­ся и откры­тых для дис­кус­сии сто­рон, обра­щаю вни­ма­ние на вопрос, остав­ший­ся не вполне сфо­ку­си­ро­ван­ным. Ана­ли­зи­ру­ют­ся поли­ко­до­вые тек­сты, меди­аль­ный фор­мат кото­рых свя­зан в основ­ном с печат­ным носи­те­лем (реклам­ные пла­ка­ты, репро­дук­ция, кол­лаж и др.). Само же назва­ние кни­ги «Текст в меди­аль­ном про­стран­стве» дела­ет заяв­ку на рас­смот­ре­ние тек­ста в широ­ком меди­аль­ном про­стран­стве. Имен­но поэто­му чита­тель, рас­счи­ты­вав­ший узнать о поли­ко­до­вых текстах в дру­гих, более «про­дви­ну­тых», меди­аль­ных фор­ма­тах (Интер­нет-ком­му­ни­ка­ция, теле­ви­де­ние, радио), может испы­тать разо­ча­ро­ва­ние, не най­дя подроб­но­го ана­ли­за в этой свя­зи. Соб­ствен­но ана­лиз гипер­тек­ста и сете­ра­ту­ры пред­став­лен в мини­маль­ном объ­е­ме, а ведь имен­но в этой обла­сти сего­дня заме­тен про­бел в каче­ствен­ных науч­ных и учеб­ных пуб­ли­ка­ци­ях. Тем более что само суще­ство­ва­ние тек­ста все более ухо­дит в вир­ту­аль­ное про­стран­ство — и адре­сат, и адре­сант ста­но­вят­ся субъ­ек­та­ми это­го про­стран­ства. Зная спо­соб­ность авто­ра чут­ко реа­ги­ро­вать на акту­аль­ные про­цес­сы в ком­му­ни­ка­ции, могу пред­по­ло­жить, что заин­те­ре­со­ван­но­го чита­те­ля еще ждут пуб­ли­ка­ции, в кото­рых будут про­ана­ли­зи­ро­ва­ны и обоб­ще­ны осо­бен­но­сти про­цес­сов тек­сто­по­рож­де­ния и тек­сто­вос­при­я­тия, свя­зан­ных с рас­ши­ре­ни­ем меди­аль­но­го про­стран­ства, в кото­ром про­те­ка­ет коммуникация.

Пред­став­лен­ная кни­га про­фес­со­ра В. Е. Чер­няв­ской явля­ет­ся учеб­ни­ком. В него вклю­че­ны раз­но­об­раз­ные тек­сты для ана­ли­за и зада­ния к ним. Одно­вре­мен­но с этим под­черк­ну, что рецен­зи­ру­е­мая кни­га пред­став­ля­ет инте­рес не толь­ко как учеб­ное посо­бие. Ее мож­но, без­услов­но, реко­мен­до­вать линг­ви­стам, спе­ци­а­ли­стам в обла­сти тео­рии ком­му­ни­ка­ции и куль­ту­ро­ло­гии, так как кни­га отве­ча­ет на вызо­вы вре­ме­ни, пред­ла­га­ет новые отве­ты на мно­гие слож­ные вопро­сы линг­ви­сти­ки тек­ста и линг­ви­сти­ки дис­кур­са, наме­ча­ет пер­спек­ти­вы даль­ней­ше­го раз­ви­тия нау­ки о чело­ве­че­ском обще­нии, клю­че­вым зве­ном кото­ро­го явля­ет­ся текст.

© Андре­ева В. А., 2014