Суббота, 19 сентябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Завоевание аудитории в медиально опосредованной стратегической коммуникации (на примере польского информационного сервиса «Wiadomości»)

Анализируется один из выпусков новостей информационного сервиса польского общественного телевидения Wiadomości, трактуемого как средство реализации информационной политики диспонента медиа, т. е. политики власти. Внимание акцентируется на наиболее выразительном лингвистическом механизме стратегической коммуникации — оценке. Описание оценки как механизма, способствующего завоеванию аудитории, позволило выявить ценности, к которым обращается правительство Республики Польша в процессе создания нарратива, формирующего его имидж. К этим ценностям относятся «успех» и «патриотизм», ставшие основой для распространения нарратива о власти как субъекте, имеющем патриотические мотивы. Механизм завоевания аудитории реализуется в двух планах функционирования текста — в плане содержания и в плане выражения. В случае с выбранным объектом исследования, говоря о плане содержания, необходимо обратить внимание на выбор тем, обсуждаемых в анализируемой информационной программе, их характеристики и причины, по которым эти темы были затронуты. В то же время, говоря о плане выражения, следует иметь в виду использование приемов, направленных на принятие адресатом определенного нарратива о Польше (а именно об актуальной польской власти), особенно использование разных способов оценивания действительности, являющейся предметом речи. Кроме того, обращается внимание на отношения между понятиями стратегическая коммуникация, public relations и пропаганда. Можно полагать, что современная стратегическая коммуникация функционирует наподобие public relations — в нее включена перспектива отправителя, вовлеченного в действия, названные этим словосочетанием. По сути нейтральные и даже положительные, StratCom и PR могут использоваться для определения действий, оцениваемых внешними субъектами как отрицательные. Вместе с тем, характеризуя отношения между понятиями стратегическая коммуникация и связи с общественностью, необходимо обратить внимание на заключающееся в них доминирование позитивного мировосприятия, которое является основой одной из разновидностей пропаганды — пропаганды успеха.

Audience acquisition in the mediated strategic communication (on the example of the Polish news service “Wiadomości”)

The article analyzes one exemplary edition of “Wiadomo.ci” — a news service of Polish public television. The program is framed as a medium implementing the information policy of their administrator, i.e. the policy of power. The focus was placed on evaluation as the most expressive linguistic mechanism of strategic communication. The analysis of evaluation, defined as a mechanism of audience acquisition, allowed the author to identify the values referred to by the government of the Republic of Poland in the process of creating the narratives ultimately shaping its image. The values of ‘success’ and ‘patriotism’ have become the basis for popularizing the narrative of the government as the entity with patriotic motivations, which prove successful. The mechanism of audience acquisition is implemented into two planes of text functioning which are the content plane and the expression plane. In the case of selected object of study, speaking about the content plane, it is necessary to pay attention to the choice of topics covered in the analyzed information program, their characteristics and the reasons for which these topics were raised. At the same time, speaking of the expression plane, it is necessary to discuss the use of techniques that contribute to the acceptance of a certain narrative about Poland (namely the Polish government) and the use of different ways of evaluating the reality that is the subject of the speech. In addition, the author of this article draws attention to the relationship between the concepts of strategic communication, public relations and propaganda.

Кэмпа-Фигура Данута — д-р филол. наук, проф.;
dkepa@op.pl

Университет Марии Кюри-Склодовской в Люблине,
Польша, 20-080, Люблин, Литовская площадь, 3

Danuta Kępa-Figura — Dr. Sci. in Philology, Professor;
dkepa@op.pl

Maria Curie-Sklodowska University in Lublin,
3, pl. Litewski, Lublin, 20-080, Poland

Кэмпа-Фигура, Д. (2019). Завоевание аудитории в медиально опосредованной стратегической коммуникации (на примере польского информационного сервиса «Wiadomości»). Медиалингвистика, 6 (4), 496–511.

DOI: 10.21638/spbu22.2019.406

URL: https://medialing.ru/zavoevanie-auditorii-v-medialno-oposredovannoj-strategicheskoj-kommunikacii-na-primere-polskogo-informacionnogo-servisa-wiadomosci/ (дата обращения: 19.09.2020)

Kępa-Figura D. (2019). Audience acquisition in the mediated strategic communication (on the example of the Polish news service “Wiadomości”). Media Linguistics, 6 (4), 496–511. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.406

URL: https://medialing.ru/zavoevanie-auditorii-v-medialno-oposredovannoj-strategicheskoj-kommunikacii-na-primere-polskogo-informacionnogo-servisa-wiadomosci/ (accessed: 19.09.2020)

УДК 81'42

Поста­нов­ка про­бле­мы. Поня­тие стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции в наши дни не огра­ни­чи­ва­ет­ся воен­ной сфе­рой1. Оно исполь­зу­ет­ся так­же для опре­де­ле­ния систе- мати­че­ских и орга­ни­зо­ван­ных ком­му­ни­ка­тив­ных дей­ствий, реа­ли­зу­е­мых пуб­лич- ными веща­те­ля­ми в пуб­лич­ном про­стран­стве. Сре­ди свойств пони­ма­е­мой таким обра­зом стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции мож­но отме­тить, в част­но­сти, харак­тер отпра­ви­те­ля, цель ком­му­ни­ка­ции и спо­со­бы дости­же­ния этой цели.

Гово­ря об ини­ци­а­то­ре стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, необ­хо­ди­мо пом­нить о его инсти­ту­ци­о­наль­ном харак­те­ре и, что самое важ­ное, о при­ня­той им точ­ке зре­ния, кото­рая осно­вы­ва­ет­ся на про­пра­ви­тель­ствен­но­сти, лояль­но­сти, объ­ек­ти­ва­ции субъ­ек­тив­ных цен­но­стей отпра­ви­те­ля, пози­тив­ном миро­вос­при­я­тии. Цель стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции — созда­ние соот­вет­ству­ю­ще­го ими­джа отпра­ви­те­ля, полу­че­ние от ауди­то­рии под­держ­ки, а так­же фор­ми­ро­ва­ние соот­вет­ству­ю­ще­го потреб­но­стям адре­сан­та миро­вос­при­я­тия. Это озна­ча­ет, что основ­ной целью StratCom явля­ет­ся заво­е­ва­ние ауди­то­рии для при­ня­тия навя­зы­ва­е­мо­го миро­воз­зре­ния и жела­е­мо­го ими­джа отпра­ви­те­ля. Эта цель реа­ли­зу­ет­ся с помо­щью пуб­лич­ной дипло­ма­тии и инте­ре­су­ю­щей нас меди­аль­но опо­сре­до­ван­ной ком­му­ни­ка­ци­он­ной дея­тель­но­сти2.

В ста­тье преж­де все­го хоте­лось бы обра­тить вни­ма­ние на выбран­ные меха­низ­мы заво­е­ва­ния ауди­то­рии в рам­ках меди­аль­но опо­сре­до­ван­ной стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции. Посколь­ку реа­ли­за­ция этой цели свя­за­на с необ­хо­ди­мо­стью ана­ли­за одно­го из направ­ле­ний StratCom, в резуль­та­те про­ве­ден­но­го ана­ли­за мож­но будет обо­зна­чить цен­но­сти, к кото­рым обра­ща­ет­ся отпра­ви­тель стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, и выде­лить осно­вы­ва­ю­щи­е­ся на них нар­ра­ти­вы.

Наде­ем­ся, что про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние и лите­ра­ту­ра, посвя­щен­ная про­бле­мам стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, поз­во­лят сфор­му­ли­ро­вать выво­ды отно­си­тель­но отно­ше­ния кате­го­рии StratCom с поня­ти­я­ми PR и про­па­ган­да.

Стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция как воен­ная и нево­ен­ная про­бле­ма. Поня­тие стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции появи­лось как тер­мин воен­ных инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций (дей­ствий), осу­ществ­ля­е­мых воору­жен­ны­ми сила­ми мно­гих госу­дарств с нача­ла XXI в. Как пишет Томаш Каца­ла, воз­ник­но­ве­ние это­го поня­тия явля­ет­ся пока­за­те­лем роста зна­чи­мо­сти про­цес­сов соци­аль­но­го обще­ния, про­ис­хо­дя­щих в дина­мич­но раз­ви­ва­ю­щей­ся инфор­ма­ци­он­ной сре­де [Kacała 2010: 350]. Исто­ки воен­но обу­слов­лен­ной стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции мож­но обна­ру­жить во вре­мя пер­вой вой­ны в Пер­сид­ском зали­ве, кото­рая впер­вые была назва­на инфор­ма­ци­он­ной, одна­ко само поня­тие было сфор­му­ли­ро­ва­но толь­ко в нача­ле XXI в. [Kacała 2015: 147].

Как отме­ча­ет Т. Каца­ла, спо­соб пони­ма­ния стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции зави­сит от пер­вич­ной кате­го­ри­за­ции это­го поня­тия как инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций (дей­ствий) — тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го опре­де­ле­ния, исполь­зу­ю­ще­го­ся в обла­сти воен­ной дея­тель­но­сти. Эти инфор­ма­ци­он­ные дей­ствия опре­де­ля­ют­ся Депар­та­мен­том обо­ро­ны США сле­ду­ю­щим обра­зом: «Information operations (IO) are described as the integrated employment of electronic warfare (EW), computer network operations (CNO), psychological operations (PSYOP), military deception (MILDEC), and operations secu rity (OPSEC), in concert with specified supporting and related capabilities, to influence, disrupt, corrupt, or usurp adversarial human and automated decision making while pro tecting our own»3 [Information Operations 2006: ix].

В то же вре­мя в пра­ви­лах пове­де­ния поль­ских сухо­пут­ных войск под инфор­ма­ци­он­ны­ми дей­стви­я­ми при­ня­то пони­мать «пред­при­я­тия, цель кото­рых — вли­я­ние на вос­при­я­тие (мне­ние) и отно­ше­ние отдель­ных инди­ви­дов и групп, кото­рое при­во­дит к выгод­но­му с соб­ствен­ной точ­ки зре­ния пове­де­нию. Это пред­при­я­тия, име­ю­щие вли­я­ние на при­ня­тие поли­ти­че­ских и воен­ных реше­ний путем воз­дей­ствия на инфор­ма­цию, основ­ные инфор­ма­ци­он­ные про­цес­сы и систе­мы коман­до­ва­ния, управ­ле­ния, свя­зи и про­грамм­но­го обес­пе­че­ния про­тив­ни­ка, а так­же защи­ща­ю­щие соб­ствен­ную инфор­ма­цию, инфор­ма­ци­он­ные про­цес­сы и систе­мы» [Regulamin… 2008: 325].

Обра­ще­ние к спо­со­бу пони­ма­ния сло­во­со­че­та­ния инфор­ма­ци­он­ные дей­ствия поз­во­ля­ет вос­про­из­ве­сти моти­вы, лежа­щие в осно­ве про­цес­са номи­на­ции, резуль­та­том кото­ро­го было созда­ние стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, и опре­де­лить отно­ше­ния меж­ду StratCom, PR и про­па­ган­дой (пред­ло­же­ние харак­те­ри­сти­ки отно­ше­ния меж­ду эти­ми поня­ти­я­ми пред­став­ле­но в послед­нем пара­гра­фе ста­тьи).

Мили­та­рист­ское пони­ма­ние инфор­ма­ци­он­ных дей­ствий при­во­дит к спо­со­бу дефи­ни­ро­ва­ния стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции. Как пишет Т. Каца­ла, одно из пер­вых опре­де­ле­ний Strategic Communication (StratCom) было сфор­му­ли­ро­ва­но по тре­бо­ва­нию «Мно­го­на­ци­о­наль­но­го экс­пе­ри­мен­та 6» (Multinational Experiment 6). Стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция пони­ма­ет­ся как «функ­ция, инте­гри­ру­ю­щая коа­ли­ци­он­ные инфор­ма­ци­он­ные уси­лия для защи­ты жиз­нен­но важ­ных инте­ре­сов и дости­же­ния целей, а так­же про­дви­же­ния спло­чен­но­сти коа­ли­ции»4.

Запад­ный спо­соб пони­ма­ния StratCom стал образ­цом для его поль­ской дефи- ниции. В пуб­ли­ка­ции Koncepcja komunikacji strategicznej w Siłach Zbrojnych RP («Кон­цеп­ция стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции в Воору­жен­ных силах Рес­пуб­ли­ки Поль­ша») это поня­тие объ­яс­ня­ет­ся как «целе­на­прав­лен­ные дей­ствия орга­ни­за­ци­он­ных яче­ек и под­раз­де­ле­ний SZRP (RON), кото­рые охва­ты­ва­ют про­из­вод­ство и рас­про­стра­не­ние опре­де­лен­но­го сооб­ще­ния, направ­лен­но­го на внут­рен­нюю сре­ду, внеш­нее окру­же­ние (в том чис­ле оппо­нен­тов), и коор­ди­ни­ру­ют­ся систем­но с кине­ти­че­ски­ми дей­стви­я­ми. Спо­соб­но­сти, инте­гри­ро­ван­ные и раз­ви­ва­ю­щи­е­ся в рам­ках стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, вклю­ча­ют в себя дея­тель­ность воен­ной пресс-служ­бы, реклам­ную дея­тель­ность, инфор­ма­ци­он­ные опе­ра­ции, пси­хо­ло­ги­че­ские опе­ра­ции, CIMIC, KLE и соци­аль­ные сети»5.

Так пони­ма­е­мая StratCom явля­ет­ся сего­дня важ­ной воен­ной про­бле­мой, обсуж­де­ние кото­рой направ­ле­но на прак­ти­че­ское при­ме­не­ние ука­за­ний отно­си­тель­но функ­ци­о­ни­ро­ва­ния этой ком­му­ни­ка­ции [Zgryziewicz 2018].

Пер­вое вне­во­ен­ное исполь­зо­ва­ние выра­же­ния стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция вос­хо­дит к науч­ным рас­суж­де­ни­ям, посвя­щен­ным про­бле­ме соци­аль­ной без­опас­но­сти, цен­траль­ная кате­го­рия кото­рой — поня­тие инфор­ма­ци­он­ной вой­ны. Затем StratCom при­сва­и­ва­ет­ся спе­ци­а­ли­ста­ми, зани­ма­ю­щи­ми­ся мар­ке­тин­го­вой ком­му­ни­ка­ци­ей и свя­зя­ми с обще­ствен­но­стью. Кон­ста­та­ция сход­ства дей­ствий, назван­ных стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ци­ей, и дей­ствий в рам­ках PR при­ве­ла, с одной сто­ро­ны, к вза­и­мо­за­ме­ня­е­мо­сти этих тер­ми­нов6, с дру­гой сто­ро­ны, к попыт­кам раз­гра­ни­че­ния поня­тий7. Для наше­го иссле­до­ва­ния важ­но, что в свя­зи с опе­ра­тив­ной пози­ци­ей медиа как носи­те­ля стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции поня­тие StratCom появи­лось так­же в науч­ных рефлек­си­ях, посвя­щен­ных меди­а­ком­му­ни­ка­ции и жур­на­ли­сти­ке. Попыт­ку вклю­че­ния тер­ми­на стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция в область инте­ре­сов поль­ской медиа­ло­гии пред­при­ня­ли Агне­ш­ка Шимань­ска и Марек Яхи­мов­ский [Szymańska 2014; Jachimowski 2016]. В свя­зи с обо­зна­чен­ны­ми выше гра­ни­ца­ми наше­го иссле­до­ва­ния сто­ит подроб­нее оста­но­вить­ся толь­ко на вто­рой ста­тье, посвя­щен­ной внут­рен­ней стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции госу­дар­ства. М. Яхи­мов­ский занял­ся вза­и­мо­дей­стви­ем СМИ с фор­ма­ми пери­о­ди­че­ской ком­му­ни­ка­ции и дис­по­нен­та­ми медиа. При­знав, что основ­ной мис­си­ей пери­о­ди­че­ской меди­а­ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся инфор­ма­ци­он­ная ком­му­ни­ка­ция, он кон­ста­ти­ро­вал, одна­ко, исполь­зо­ва­ние этой ком­му­ни­ка­ции «посред­ством раз­ных видов пер­су­а­зив­ной ком­му­ни­ка­ции» [Jachimowski 2016: 14]. Стра­те­ги­че­скую (а так­же мар­ке­тин­го­вую) ком­му­ни­ка­цию Яхи­мов­ский вклю­чил в область пер­су­а­зив­ной ком­му­ни­ка­ции, слу­жа­щей (по его мне­нию) «мисти­фи­ци­ру­ю­ще­му позна­нию и собы­тий­но­му прав­до­по­до­бию… убеждени(ю), а не информировани(ю) или объективизаци(и)» [Jachimowski 2016: 14].

«В пер­су­а­зив­ной ком­му­ни­ка­ции реа­ли­за­то­ры сооб­ще­ний (в рекла­ме, свя­зях с обще­ствен­но­стью или про­па­ган­де) руко­вод­ству­ют­ся преж­де все­го инте­ре­са­ми заказ­чи­ка. Адре­сат тако­го кон­тен­та рас­смат­ри­ва­ет­ся как пред­мет воз­дей­ствия — пас­сив­ный полу­ча­тель или потре­би­тель средств мас­со­вой инфор­ма­ции. Транс­ли­ру­е­мые сооб­ще­ния име­ют харак­тер пуб­ли­ка­ций, пред­став­ля­ю­щих точ­ку зре­ния дис­по­нен­та медиа и его кли­ен­тов (напри­мер, рекла­мо­да­те­лей)… Пере­дан­ные сооб­ще­ния име­ют… пер­су­а­зив­ные зада­чи, вли­я­ю­щие на отно­ше­ние и пове­де­ние целе­вых групп, для кото­рых они пред­на­зна­че­ны. Эффек­том это­го дей­ствия долж­ны быть уве­ли­че­ние про­даж рекла­ми­ру­е­мо­го про­дук­та, узна­ва­е­мость брен­да, положительный/отрицательный имидж поли­ти­ка или орга­ни­за­ции» [Jachimowski 2016: 14]. «Мно­гие орга­ни­за­ции в рам­ках стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции исполь­зу­ют пер­су­а­зив­ную цен­ность инте­гри­ро­ван­ной мар­ке­тин­го­вой ком­му­ни­ка­ции» [Jachimowski 2016: 15].

Учи­ты­вая при­ве­ден­ный выше ход мыс­лей, сле­ду­ет при­знать, что М. Яхи­мов­ский высту­па­ет за при­зна­ние поня­тий­но­го сход­ства (в том чис­ле аксио­ло­ги­че­ско­го) стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции и про­па­ган­ды, одна­ко в даль­ней­шей части ста­тьи фор­му­ли­ру­ет про­ти­во­по­лож­ные заяв­ле­ния, совер­ша­ет пер­су­а­зив­ное раз­гра­ни­че­ние на губи­тель­ную и пред­по­чти­тель­ную поли­ти­за­цию средств мас­со­вой инфор­ма­ции и утвер­жда­ет: «В ситу­а­ции, когда для без­опас­но­сти обще­ства власть исполь­зу­ет инстру­мент стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, жур­на­лист­ская про­фес­сия явля­ет­ся важ­ной струк­ту­рой обще­ствен­но­го дове­рия, спо­соб­ствую- щей стра­те­ги­че­ским дей­стви­ям госу­дар­ства и нации как суве­ре­на» [Jachimowski 2016: 21–22], — что­бы в послед­них абза­цах тек­ста вер­нуть­ся к исход­но­му посы­лу: «Стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция исполь­зу­ет, как мы ука­зы­ва­ли ранее, мно­гие инстру­мен­ты. Жур­на­лист­ская про­фес­сия не явля­ет­ся непо­сред­ствен­ным инстру­мен­том этой ком­му­ни­ка­ции. Пери­о­ди­че­ские медиа в демо­кра­ти­че­ском госу­дар­стве не могут рас­смат­ри­вать­ся как обыч­ные инстру­мен­ты поли­ти­ки» [Jachimowski 2016: 23].

Опи­сы­вая исто­рию инте­ре­су­ю­щей нас про­бле­мы, необ­хо­ди­мо отме­тить, что в зави­си­мо­сти от при­ня­то­го спо­со­ба мыш­ле­ния в ее область сле­до­ва­ло бы вклю­чить обшир­ную рефлек­сию, посвя­щен­ную про­па­ган­де и мар­ке­тин­го­вой ком­му­ни­ка­ции. Одна­ко посколь­ку основ­ная цель ста­тьи — опи­са­ние выбран­ных меха­низ­мов меди­аль­но опо­сре­до­ван­ной стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, а так­же в свя­зи с огра­ни­че­ни­ем объ­е­ма выбран­но­го науч­но­го жан­ра созна­тель­но отка­зы­ва­юсь от широ­ко­го рас­суж­де­ния.

Описание методики исследования

Выбор ана­ли­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла. Как гово­ри­лось выше, одним из про­яв­ле­ний (или одной из плос­ко­стей реа­ли­за­ции) стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся спон­си­ру­е­мая инсти­ту­ци­о­наль­ным отпра­ви­те­лем (орга­на­ми вла­сти, преж­де все­го пра­ви­тель­ством) дея­тель­ность средств мас­со­вой инфор­ма­ции, заклю­ча­ю­ща­я­ся в рас­про­стра­не­нии опре­де­лен­но­го содер­жа­ния, важ­но­го для отпра­ви­те­ля или полу­ча­те­ля с точ­ки зре­ния пер­спек­ти­вы либо само­го содер­жа­ния (зна­чи­мо­го для отпра­ви­те­ля), либо воз­мож­но­сти исполь­зо­ва­ния это­го содер­жа­ния (как важ­но­го для полу­ча­те­ля) для выстра­и­ва­ния поло­жи­тель­ных отно­ше­ний меж­ду отпра­ви­те­лем сооб­ще­ния и потен­ци­аль­ным адре­са­том. Отме­тим, что раз­гра­ни­чить эти моти­вы доволь­но труд­но.

Пред­по­ла­гая, что отдель­ные дей­ствия дис­по­нен­та медиа, явля­ю­щи­е­ся осно­вой стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, соот­вет­ству­ют ее пла­ну, мож­но при­знать, что ана­лиз одно­го из про­яв­ле­ний это­го соот­вет­ствия поз­во­лит сде­лать выво­ды о дан­ной стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции. Объ­ек­том иссле­до­ва­ния в ста­тье явля­ет­ся инфор­ма­ци­он­ный сер­вис пер­вой про­грам­мы поль­ско­го обще­ствен­но­го теле­ви­де­ния Wiadomości, вышед­ший в эфир 16 нояб­ря 2018 г. Пола­гая, что обще­ствен­ные СМИ реа­ли­зу­ют инфор­ма­ци­он­ную поли­ти­ку дис­по­нен­та медиа, так назы­ва­е­мую поли­ти­ку вла­сти, опи­са­ние меха­низ­мов заво­е­ва­ния ауди­то­рии в ана­ли­зи­ру­е­мом выпус­ке Wiadomości сле­ду­ет счи­тать спо­со­бом выяв­ле­ния цен­но­стей, к кото­рым обра­ща­ет­ся пра­ви­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Поль­ша в про­цес­се созда­ния нар­ра­ти­вов, фор­ми­ру­ю­щих его имидж.

Ана­ли­ти­че­ская про­це­ду­ра. Меха­низ­мы заво­е­ва­ния ауди­то­рии реа­ли­зу­ют­ся в двух пла­нах функ­ци­о­ни­ро­ва­ния тек­ста — в плане содер­жа­ния и в плане выра­же­ния. В слу­чае с выбран­ным объ­ек­том иссле­до­ва­ния, инфор­ма­ци­он­ным сер­ви­сом Wiadomości, гово­ря о плане содер­жа­ния, необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на выбор тем, обсуж­да­е­мых в ана­ли­зи­ру­е­мой инфор­ма­ци­он­ной про­грам­ме, их харак­те­ри- сти­ки и при­чи­ны, по кото­рым эти темы были затро­ну­ты. В то же вре­мя, гово­ря о плане выра­же­ния, сле­ду­ет иметь в виду исполь­зо­ва­ние при­е­мов, направ­лен­ных на при­ня­тие адре­са­том опре­де­лен­но­го нар­ра­ти­ва о Поль­ше (а имен­но об акту­аль- ной поль­ской вла­сти), преж­де все­го исполь­зо­ва­ние раз­ных спо­со­бов оце­ни­ва­ния дей­стви­тель­но­сти, явля­ю­щей­ся пред­ме­том речи.

Хоте­лось бы под­черк­нуть, что оба пла­на — содер­жа­ния и выра­же­ния — вза­и­мо­про­ни­ка­ю­щие. Про­яв­ле­ни­ем это­го вза­и­мо­про­ник­но­ве­ния слу­жат тема­ти­че­ское деле­ние ана­ли­зи­ру­е­мой про­грам­мы, а так­же тес­ная вза­и­мо­связь оцен­ки с затро­ну­ты­ми тема­ми.

Тео­ре­ти­че­ский кон­текст иссле­до­ва­ния. Тео­ре­ти­че­ский кон­текст иссле­до­ва­ния опре­де­ля­ет цели ана­ли­за.

Во-пер­вых, сто­ит отме­тить, что оцен­ка рас­смат­ри­ва­ет­ся как пер­су­а­зив­ная кате­го­рия. В наших рас­суж­де­ни­ях про­ис­хо­дит отсыл­ка к рефлек­сии на тему интен­ци­о­наль­но­сти сооб­ще­ния, нача­ло кото­рой в поль­ской нау­ке поло­жи­ли Анто­ний Фур­да­ла [Furdal 1977] и Вале­рий Писа­рек [Pisarek 1976]. Вслед за поль­ски­ми линг­ви­ста­ми сто­ит при­знать, что оцен­ка явля­ет­ся не толь­ко пока­за­те­лем экс­прес­сии адре­сан­та, но и спо­со­бом пер­су­а­зив­но­го воз­дей­ствия. Такой спо­соб мыш­ле­ния рас­кры­ва­ет­ся во мно­гих пуб­ли­ка­ци­ях, напри­мер в ста­тьях Элж­бе­ты Лас­ков­ской и Дану­ты Кэм­пы-Фигу­ры [Laskowska 2008; Kępa-Figura 2009].

Во-вто­рых, необ­хо­ди­мо раз­гра­ни­чи­вать поня­тия оцен­ки и цен­но­стей. Вслед за поль­ской иссле­до­ва­тель­ни­цей Ядви­гой Пузы­ни­ной цен­но­сти будут рас­смат­ри­вать­ся как аксио­ло­ги­че­ская кате­го­рия, кото­рая отно­сит­ся к тому, 1) «в какой сте­пе­ни что-то явля­ет­ся хоро­шим или явля­ет­ся ли что-то хоро­шим», 2) «что счи­та­ет­ся хоро­шим», 3) «что хоро­шо в духов­ном смыс­ле», 4) (филос.) «что хоро­шо или пло­хо» [Puzynina 1993: 16]. Как пишет Ста­ни­слав Гай­да, цен­но­стя­ми могут быть идеи, убеж­де­ния, иде­а­лы, мате­ри­аль­ные пред­ме­ты, счи­та­ю­щи­е­ся зна­чи­мы­ми для обще­ства и отдель­ной лич­но­сти [Gajda 1997: 11].

При­зна­вая, что цен­но­сти — это резуль­тат оце­ни­ва­ния, вслед за Я. Пузы­ни­ной трак­ту­ем этот про­цесс как «пси­хи­че­ское дей­ствие чело­ве­ка, заклю­ча­ю­ще­е­ся в утвер­жде­нии о том, какие (в какой сте­пе­ни) цен­но­сти, поло­жи­тель­ные или отри­ца­тель­ные, при­су­щи, по мне­нию оце­ни­ва­ю­ще­го лица, дан­ным харак­те­ри­сти­кам, пове­де­нию и — кос­вен­но — пред­ме­там» [Puzynina 1992: 83].

В‑третьих, желая обо­зна­чить нар­ра­ти­вы, осно­ван­ные на цен­но­стях, к кото­рым обра­ща­ет­ся адре­сант стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, необ­хо­ди­мо дать опре­де­ле­ние поня­тию нар­ра­тив. Нар­ра­тив трак­ту­ет­ся как позна­ва­тель­ная схе­ма, «осо­бая фор­ма позна­ва­тель­ной репре­зен­та­ции дей­стви­тель­но­сти» [Trzebiński 2002: 14–16]. При этом нар­ра­тив явля­ет­ся инстру­мен­том воз­дей­ствия, посколь­ку эти схе­мы — фор­ма оце­ни­ва­ю­ще­го упо­ря­до­чи­ва­ния мира (ср.: [Kępa-Figura 2019]).

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Опи­сы­вая меха­низ­мы, спо­соб­ству­ю­щие заво­е­ва­нию ауди­то­рии в про­цес­се стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, сто­ит обра­тить вни­ма­ние на струк­ту­ру иссле­ду­е­мо­го выпус­ка Wiadomości от 16 нояб­ря 2018 г. Она осно­вы­ва­ет­ся на девя­ти темах, кото­рые мож­но выде­лить из транс­ли­ру­е­мых сооб­ще­ний:

(1) полу­че­ние эко­но­ми­че­ской награ­ды Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Поль­ша ком­па­ни­ей «Ultratech» — про­из­во­ди­те­лем зап­ча­стей и ком­по­нен­тов для миро­вых ком­па­ний из про­мыш­лен­ных сек­то­ров: авиа­ци­он­но­го, кос­ми­че­ской инже­не­рии и энер­ге­ти­ки;

(2) ситу­а­ция бан­ка «Getin Bank» и внут­рен­ний кон­троль Коми­те­та по финан­со­во­му над­зо­ру;

(3) откры­тие отде­ле­ний поли­ции;

(4) резуль­та­ты опро­са, каса­ю­ще­го­ся соци­аль­ной под­держ­ки пар­тии «Пра­во и спра­вед­ли­вость» (далее — PiS);

(5) ино­стран­ные вопро­сы (поли­ти­че­ские собы­тия в Вели­ко­бри­та­нии; зна­че­ние Поль­ши для Гер­ма­нии и США; прак­ти­ка Евро­пей­ско­го сою­за отно­си­тель­но судеб­ной систе­мы Поль­ши и дру­гих госу­дарств — чле­нов сою­за);

(6) пове­де­ние пред­ста­ви­те­лей поль­ской поли­ти­че­ской оппо­зи­ции — соав­то­ра репор­та­жа TVN и Ежи Овся­ка (орга­ни­за­то­ра акции «Боль­шой оркестр празд­нич­ной помо­щи»);

(7) Кубок мира по прыж­кам на лыжах с трам­пли­на;

(8) ава­рия Рышар­да Шур­ков­ско­го (зна­ме­ни­то­го поль­ско­го вело­гон­щи­ка);

(9) при­гла­ше­ние на фильм «Неза­ви­си­мость».

Важ­но отме­тить, что анонс про­грам­мы Wiadomości вклю­ча­ет толь­ко три темы из пере­чис­лен­ных — (1), (6) и (7). Сле­ду­ет при­знать, что эти вопро­сы счи­та­ют­ся важ­ны­ми из-за их пря­мой или кос­вен­ной выго­ды в дости­же­нии целей стра­те­ги- чес­кой ком­му­ни­ка­ции. Тема (1), анон­си­ро­ван­ная редак­то­ром и веду­щей ана­ли- зиру­е­мо­го выпус­ка Wiadomości Дану­той Холец­кой фра­зой Polski biznes wypływa na szerokie wody (Поль­ский биз­нес выплы­ва­ет на широ­кие воды), вво­дит поло­жи­тель­ную оцен­ку рабо­ты вла­стей. Интер­пре­та­ци­он­ным клю­чом темы (6) явля­ет­ся про­из­не­сен­ный Холец­кой экви­ва­лент пред­ло­же­ния Nazistowskie pozdrowienie współautora reportażu TVN (Нацист­ское при­вет­ствие соав­то­ра репор­та­жа TVN), одно­знач­но отри­ца­тель­но харак­те­ри­зу­ю­щий лагерь оппо­зи­ции. В свою оче­редь, послед­няя из выде­лен­ных тем — (7) Rusza Puchar Świata w skokach narciarskich (Стар­ту­ет Кубок мира по прыж­кам на лыжах с трам­пли­на) — при­зва­на выпол­нять функ­цию объ­еди­не­ния.

Не менее важ­но, что прак­ти­че­ски все темы, состав­ля­ю­щие про­ана­ли­зи­ро­ван­ный выпуск Wiadomości, были отправ­ной точ­кой для раз­ви­тия дру­гих, более общих вопро­сов. Про­дол­же­ни­ем темы (1) (полу­че­ние фир­мой «Ultratech» эко­но­ми­че­ской награ­ды Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Поль­ша) стал репор­тер­ский мате­ри­ал, посвя­щен­ный ситу­а­ции в поль­ской эко­но­ми­ке и гума­ни­тар­ной помо­щи, предо­став­лен­ной Поль­шей жерт­вам вой­ны. Репор­таж на тему ситу­а­ции бан­ка «Getin Bank» и внут­рен­не­го кон­тро­ля Коми­те­та по финан­со­во­му над­зо­ру (2) раз­вил выска­зы­ва­ние о состо­я­нии поль­ско­го бан­ков­ско­го дела и поль­ской финан­со­вой систе­мы. Тему (3) — откры­тие отде­ле­ний поли­ции — про­дол­жи­ло выска­зы­ва­ние о состо­я­нии поли­ции и без­опас­но­сти граж­дан. Обсуж­де­ние резуль­та­тов опро­са, каса­ю­ще­го­ся соци­аль­ной под­держ­ки PiS (4), допол­не­но выска­зы­ва­ни­ем о поли­ти­че­ском оппо­нен­те PiS — «Граж­дан­ской коа­ли­ции». Такие зару­беж­ные вопро­сы, как поли­ти­че­ские собы­тия в Вели­ко­бри­та­нии и зна­че­ние Поль­ши для Гер­ма­нии и Соеди­нен­ных Шта­тов (5), рас­кры­ва­ют­ся через мате­ри­ал, посвя­щен­ный прак­ти­ке Евро­пей­ско­го сою­за в отно­ше­нии судеб­ной систе­мы Поль­ши и дру­гих госу­дарств — чле­нов сою­за. Послед­няя тема соци­аль­но-поли­ти­че­ско­го харак­те­ра (6) постро­е­на в виде ряда выска­зы­ва­ний о пове­де­нии пред­ста­ви­те­лей поль­ской поли­ти­че­ской оппо­зи­ции — соав­то­ра репор­та­жа TVN и Ежи Овся­ка (орга­ни­за­то­ра акции «Боль­шой оркестр празд­нич­ной помо­щи»). В свою оче­редь, три завер­ша­ю­щих выпуск тема­ти­че­ских сооб­ще­ния (Кубок мира по прыж­кам на лыжах с трам­пли­на; ава­рия Шур­ков­ско­го; при­гла­ше­ние на фильм «Неза­ви­си­мость», 7–9) мож­но рас­смат­ри­вать как целое, постро­ен­ное вокруг моти­ва «важ­но для целе­вой ауди­то­рии Wiadomości», посколь­ку спорт в наши дни — это тема, фор­ми­ру­ю­щая чув­ство иден­тич­но­сти и общ­но­сти зна­чи­тель­ной части поля­ков, а тема неза­ви­си­мо­сти осо­бен­но важ­на для изби­ра­те­лей PiS.

В выде­лен­ные тема­ти­че­ские части были вклю­че­ны так­же харак­те­ри­сти­ки, оце­ни­ва­ю­щие дис­по­нен­та медиа и мир про­тив­ни­ков. Вырас­тая из систем­ных свойств язы­ка, оцен­ка явля­ет­ся меха­низ­мом, опре­де­ля­ю­щим свой­ства схем, исполь­зу­е­мых чело­ве­ком в позна­нии мира. Эти меха­низ­мы мож­но про­ил­лю­стри­ро­вать при­ме­ра­ми, взя­ты­ми из темы (1) «Ком­па­ния “Ultratech”» (заме­чен­ные про­яв­ле­ния оцен­ки будут выде­ле­ны жир­ным шриф­том, а модаль­ные сло­ва, явля­ю­щи­е­ся выра­же­ни­ем отно­ше­ния гово­ря­ще­го к содер­жа­нию сооб­ще­ния, — под­чер­ки­ва­ни­ем).

Пока­зы­вая про­цесс оце­ни­ва­ния на при­ме­ре темы (1), необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на частот­ность появ­ле­ния оцен­ки:

(a) redaktor prowadząca Danuta Holecka:

— (o przedsiębiorcach zebranych na Kongresie 590; na pasku. — D. K.-F.): POLSCY PRZEDSIĘBIORCY ŁAPIĄ WIATR W ŻAGLE; ulepszają swoje firmy; rozpędzają gospodarkę,
Polski biznes wypływa na szerokie wody.

веду­щая Дану­та Холец­ка:

— (о пред­при­ни­ма­те­лях, собрав­ших­ся на Кон­грес­се 590: тек­стом. — Д. К.-Ф.) ПОЛЬСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОВЯТ ВЕТЕР В ПАРУСА; улуч­ша­ют свои фир­мы, раз­го­ня­ют эко­но­ми­ку,
Поль­ский биз­нес выплы­ва­ет на широ­кие воды8.

(b) premier Mateusz Morawiecki:

sile polskiej gospodarki świadczy współpraca między małymi, średnimi, wielkimi [przedsiębiorstwami. — D. K.-F. ] i państwem polskim.

пре­мьер Мате­уш Мора­вец­ки:

О силе поль­ской эко­но­ми­ки сви­де­тель­ству­ет сотруд­ни­че­ство меж­ду малень­ки­ми, сред­ни­ми, боль­ши­ми [пред­при­я­ти­я­ми. — Д. К.-Ф. ] и поль­ским госу­дар­ством.

© reporter Waldemar Stankiewicz:

Dziś spółka jest wiodącym producentem…
Sukces został doceniony nagrodą gospodarczą Prezydenta RP…
Co zrobić, by trafić do grona najlepszych?..
Rozwój i inwestycje nie tylko wzmacniają konkurencyjność polskich firm, ale i przekładają się na korzyści dla gospodarki.

репор­тер Валь­де­мар Стан­ке­вич:

Сего­дня ком­па­ния явля­ет­ся веду­щим про­из­во­ди­те­лем…
Успех был отме­чен эко­но­ми­че­ской награ­дой Пре­зи­ден­та Поль­ши…
Что сде­лать, что­бы попасть в ряды луч­ших?..
Раз­ви­тие и инве­сти­ции не толь­ко укреп­ля­ют кон­ку­рен­то­спо­соб­ность поль­ских фирм, но и ста­но­вят­ся выгод­ны­ми для эко­но­ми­ки.

(d) minister Jarosław Gowin:

W Polsce znakomicie rozwijają się te tradycyjne branże przemysłu, ale przyszłość należy do przemysłu 4.0, czyli do produktów innowacyjnych.

министр Яро­слав Говин:

В Поль­ше пре­вос­ход­но раз­ви­ва­ют­ся эти тра­ди­ци­он­ные отрас­ли про­мыш­лен­но­сти, но буду­щее за инду­стри­ей 4.0, то есть за инно­ва­ци­он­ны­ми про­дук­та­ми.

(e) reporter Waldemar Stankiewicz; w tle jego wypowiedzi materiał filmowy z wypowiadającym się premierem Morawieckim:

O czym mówił też premier i przypominał o spełnionych obietnicach wobec przedsiębiorców. Konstytucja dla biznesu działa już od pół roku, a to szereg ulg i ułatwień dla biznesu.

кор­ре­спон­дент Валь­де­мар Стан­ке­вич; на фоне его выступ­ле­ния кад­ры с выска­зы­ва­ни­ем пре­мьер-мини­стра Мора­вец­ко­го:

О чем гово­рил так­же пре­мьер и напом­нил о выпол­нен­ных обе­ща­ни­ях пред­при­ни­ма­те­лям. Кон­сти­ту­ция для биз­не­са рабо­та­ет уже пол­го­да, а это целый ряд льгот и воз­мож­но­стей для биз­не­са.

(f) premier Mateusz Morawiecki; mimika zadowolenia:

My rzeczywiście, Drodzy Państwo, uwolniliśmy potencjał polskiej gospodarki. Najszybszy wzrost gospodarczy w Unii Europejskiej w tym kolejnym kwartale, w którym Eurostat podał. Jest się z czego cieszyć.

пре­мьер-министр Мат­фей Мора­вец­кий; мими­ка удо­вле­тво­ре­ния:

Мы дей­стви­тель­но [Drodzy Państwo] высво­бо­ди­ли потен­ци­ал поль­ской эко­но­ми­ки. Быст­рый эко­но­ми­че­ский рост в Евро­со­ю­зе в этом оче­ред­ном квар­та­ле, кото­рый пред­ста­вил Евро­стат. Есть чему радо­вать­ся.

(g) reporter Waldemar Stankiewicz:

dobrej kondycji są też polskie firmy. Największa polska firma ubezpieczeniowa PZU od stycznia do końca września wypracowała prawie 4 miliardy zysku netto.

кор­ре­спон­дент Валь­де­мар Стан­ке­вич:

В хоро­шем состо­я­нии так­же поль­ские ком­па­нии. Круп­ней­шая поль­ская стра­хо­вая ком­па­ния PZU с янва­ря до кон­ца октяб­ря полу­чи­ла почти 4 мил­ли­ар­да чистой при­бы­ли.

(h) prezes PZU SA:

Przełamaliśmy tę magiczną granicę miliarda złotych za jeden kwartał. To faktycznie niebywale dobry wynik.

пред­се­да­тель прав­ле­ния PZU SA:

Мы пере­шли эту маги­че­скую гра­ни­цу мил­ли­ар­да зло­тых за квар­тал. Это дей­стви­тель­но неве­ро­ят­но хоро­ший резуль­тат.

(i) reporter Waldemar Stankiewicz:

wynikach polskich firm, cyberbezpieczeństwie, ale też o pomocy humanitarnej rozmawiano w trakcie 2 dnia gospodarczego Kongresu. Na tym spotkaniu (w tle ujęcie ze spotkania)przypomniano, że Polska (w tle materiał filmowy przedstawiający uchodźców na pustyni. Na pierwszym planie na kocu leży dwoje dobrze wyglądających dzieci obok uśmiechającej się do nich kobiety) tylko w ubiegłym roku przeznaczyła 200 milionów złotych na pomoc ofiarom wojen.

репор­тер Валь­де­мар Стан­ке­вич:

О резуль­та­тах поль­ских ком­па­ний, кибер­без­опас­но­сти, а так­же о гума­ни­тар­ной помо­щи гово­ри­ли в тече­ние вто­ро­го дня эко­но­ми­че­ско­го кон­грес­са. На этой встре­че [на фоне кад­ры со встре­чи] напом­ни­ли, что Поль­ша [на фоне кад­ры, изоб­ра­жа­ю­щие бежен­цев в пустыне. На перед­нем плане на оде­я­ле лежат двое хоро­шо выгля­дя­щих детей рядом с улы­ба­ю­щей­ся им жен­щи­ной] толь­ко в про­шлом году выде­ли­ла 200 мил­ли­о­нов зло­тых, что­бы помочь жерт­вам войн.

(j) Beata Kempa, pełnomocnik rządu ds. pomocy humanitarnej:

To jest nie tylko dzięki decyzjom rządu co do wpłat do dużych organizacji, które niosą pomoc na całym świecie, ale przede wszystkim też niebywała aktywność polskich organizacji pozarządowych.

Беа­та Кем­па, пред­ста­ви­тель пра­ви­тель­ства по гума­ни­тар­ной помо­щи:

Это не толь­ко бла­го­да­ря реше­ни­ям пра­ви­тель­ства отно­си­тель­но депо­зи­тов круп­ным орга­ни­за­ци­ям, кото­рые несут помощь по все­му миру, но преж­де все­го так­же небы­ва­лая актив­ность поль­ских непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций.

В при­ве­ден­ных в каче­стве при­ме­ров выска­зы­ва­ни­ях оцен­ка про­яв­ля­ет­ся бла­го­да­ря исполь­зо­ва­нию эмо­ци­о­наль­но окра­шен­ных слов и сло­во­со­че­та­ний (в том чис­ле фра­зео­ло­гиз­мов — łapać wiatr w żagle, wypłynąć na szerokie wody9). Эмо­ци­о­наль­ная оцен­ка содер­жит­ся либо в кор­нях смыс­ло­вых слов (напри­мер, cyberbezpieczeństwo, siła, wsp.łpraca, wiodący, sukces10), либо в семан­ти­че­ской кон­но­та­ции (напри­мер, inwestycja, przemysł 4.011). Оцен­ка уси­ли­ва­ет­ся бла­го­да­ря исполь­зо­ва­нию модаль­ных слов: naprawdę, rzeczywiście, faktycznie12. В ана­ли­зи­ру­е­мом выпус­ке Wiadomości оцен­ка появ­ля­ет­ся не толь­ко в жур­на­лист­ских выска­зы­ва­ни­ях, но и в цита­тах. Послед­ствие это­го — оцен­ка кон­крет­ных фраг­мен­тов дей­стви­тель­но­сти, сфор­му­ли­ро­ван­ная пря­мо или в виде пре­суп­по­зи­ций. Для реа­ли­зу­е­мой с помо­щью СМК стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции харак­тер­но, что при­ве­ден­ные в каче­стве при­ме­ра выска­зы­ва­ния жур­на­ли­стов и пред­ста­ви­те­лей вла­сти впи­сы­ва­ют­ся в один нар­ра­тив о мире.

Меха­низ­мом, осно­ван­ным на оцен­ке, явля­ет­ся про­ти­во­по­став­ле­ние, заклю­ча­ю­ще­е­ся во впи­сы­ва­нии отдель­ных эле­мен­тов дей­стви­тель­но­сти в рам­ки поля­ри­зо­ван­ных исто­рий, в кото­рых дис­по­нент медиа и его мир оце­ни­ва­ют­ся поло­жи­тель­но, а оппо­нен­ты и их мир — отри­ца­тель­но.

В сооб­ще­нии (1) ком­мен­та­рий на тему ком­па­нии .Ultratech. ста­но­вит­ся отправ­ной точ­кой про­па­ган­ды успе­ха вла­сти. Этот успех каса­ет­ся дости­же­ний в эко­но­ми­че­ской и гума­ни­тар­ной сфе­рах. Пар­тия вла­сти репре­зен­ту­ет­ся пред­ста­ви­те­ля­ми вла­сти (мини­стром нау­ки и обра­зо­ва­ния Яро­сла­вом Гови­ным, пре­мьер-мини­стром Мате­ушом Мора­вец­ким) и поль­ских фирм (PZU и пред­при­ни­ма­те­лей, кото­рые встре­ти­лись на «Кон­грес­се 590»). Эту сто­ро­ну харак­те­ри­зи­ру­ют выска­зы­ва­ния жур­на­ли­стов, содер­жа­щие поло­жи­тель­ную оцен­ку:

Pod Rzeszowem spotkali się przedsiębiorcy, którzy nie tylko wciąż ulepszają swoje firmy, ale rozpędzają gospodarkę; O wynikach polskich firm, cyberbezpieczeństwie, ale też o pomocy humanitarnej rozmawiano w trakcie drugiego dnia gospodarczego Kongresu. Na tym spotkaniu przypomniano, że Polska (на фоне появ­ля­ют­ся кад­ры, изоб­ра­жа­ю­щие бежен­цев в пустыне. На перед­нем плане на оде­я­ле лежат двое хоро­шо выгля­дя­щих детей рядом с улы­ба­ю­щей­ся им жен­щи­ной) tylko w ubiegłym roku przeznaczyła 200 milionów złotych na pomoc ofiarom wojen13.

а так­же выска­зы­ва­ния пред­ста­ви­те­лей вла­сти (напри­мер, пре­мьер: O sile polskiej gospodarki świadczy współpraca między małymi, średnimi, wielkimi i państwem polskim; My rzeczywiście, Drodzy Państwo, uwolniliśmy potencjał polskiej gospodarki14) и поль­ских пред­при­ни­ма­те­лей (пред­се­да­тель прав­ле­ния PZU SA: Przełamaliśmy tę magiczną granicę miliarda złotych za jeden kwartał. To faktycznie niebywale dobry wynik15).

Выде­ле­ние и харак­те­ри­сти­ка про­тив­ни­ков СМИ появ­ля­ют­ся в теме (1) толь­ко в виде праг­ма­ти­че­ских пре­суп­по­зи­ций. Это .те, кото­рых не было на “Кон­грес­се 590”, те [ОНИ], кото­рым не уда­лось рас­крыть потен­ци­ал поль­ской эко­но­ми­ки. (ср., напри­мер, пре­мьер: My rzeczywiście, Drodzy Państwo, uwolniliśmy potencjał polskiej gospodarki16). Важ­ным кон­тек­стом, порож­да­ю­щим упо­мя­ну­тые пре­суп­по­зи­ции, было ука­за­ние места про­ве­де­ния «Кон­грес­са 590» под Жешу­вом, т. е. в Под­кар­па­тье, явля­ю­щем­ся рези­ден­ци­ей «Пра­ва и спра­вед­ли­во­сти».

В части (2), ини­ци­и­ро­ван­ной мате­ри­а­лом о ситу­а­ции с «Getin Bank» и внут­рен­ним кон­тро­лем Коми­те­та по финан­со­во­му над­зо­ру и рас­кры­той выска­зы­ва­ни­ем на тему поло­же­ния поль­ско­го бан­ков­ско­го дела и поль­ской финан­со­вой систе­мы, поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ет­ся сто­ро­на вла­сти, пред­став­лен­ная Коми­те­том по финан­со­во­му над­зо­ру, Цен­траль­ным анти­кор­руп­ци­он­ным бюро, пре­мье­ром Мате­ушом Мора­вец­ким, Коми­те­том по финан­со­вой ста­биль­но­сти, Мини­стер­ством финан­сов, Поль­ским наци­о­наль­ным бан­ком (ср. выска­зы­ва­ние Ада­ма Гла­пинь­ско­го: Każdą sytuację potrafimy uporządkować, uspokoić. I żaden klient Banku nie powinien się niepokoić17), Бан­ков­ским гаран­тий­ным фон­дом ([polski system bankowy. — Д. К.-Ф.] jest jednym z najlepiej przygotowanych na ewentualny kryzys na tle innych europejskich banków. Wykazały to niedawne stres testy, czyli badania odporności banków18).

Отри­ца­тель­но оце­ни­ва­е­мых оппо­нен­тов СМИ и их мир демон­стри­ру­ют обви­нен­ный в кор­руп­ции быв­ший гла­ва Коми­те­та по финан­со­во­му над­зо­ру Марек Хша­нов­ский и бан­ков­ская импе­рия Леше­ка Чар­нец­ко­го (кор­ре­спон­дент: na tym tle blado wygląda imperium Leszka Czarneckiego, które od dłuższego czasu przeżywa poważne problemy19). Здесь чест­ность и успех МЫ про­ти­во­по­став­ля­ют­ся ИХ кор­руп­ции и кри­зи­су.

В свою оче­редь, сооб­ще­ние об откры­тии поли­цей­ских участ­ков (3) поз­во­ля­ет про­ти­во­по­ста­вить власть пред­став­ля­ю­ще­му про­тив­ни­ков нынеш­ней вла­сти быв­ше­му руко­вод­ству PO-PSL (коа­ли­ции «Граж­дан­ской плат­фор­мы» и «Поль­ской кре­стьян­ской пар­тии». — Пер.). Откры­тие нынеш­ней вла­стью отде­ле­ний поли­ции и улуч­ше­ние усло­вий тру­да поли­цей­ских счи­та­ет­ся успе­хом, инве­сти­ци­я­ми в безо- пас­ность. Закры­тие постов преж­ней вла­стью в сфе­ре пре­суп­по­зи­ции оце­ни­ва­ет­ся как про­яв­ле­ние нару­ше­ния без­опас­но­сти поля­ков:

Nowe posterunki Policji, nowi funkcjonariusze, nowe śmigłowce i to nie tylko w Policji. To część inwestycji w bezpieczeństwo. Do 2020 roku rząd chce przeznaczyć na ten cel ponad 9 miliardów złotych. Dzięki tym środkom między innymi otwierane są, wcześniej zamykane przez rząd POPSL — posterunki20.

Очень выра­зи­тель­но про­ти­во­по­став­ле­ние вла­сти и ее про­тив­ни­ков в (4) струк­тур­ном эле­мен­те. Пра­вя­щей пар­тии здесь при­сва­и­ва­ет­ся обще­ствен­ная под­держ­ка (над­пись PRAWO I SPRAWIEDLIWOŚĆ NA CZELE SONDAŻU21), а осталь­ным пар­ти­ям — «Совре­мен­ной» и «Граж­дан­ской плат­фор­ме» — внут­рен­ние про­бле­мы (KRYZYS W KOALICJI OBYWATELSKIEJ; Holecka: Nowoczesna likwiduje struktury na Podkarpaciu. Około 200 lokalnych działaczy złożyło rezygnację z członkostwa w partii Katarzyny Lubnauer22).

Сле­ду­ет под­черк­нуть, что поло­жи­тель­ные сооб­ще­ния на тему вла­сти и отри­ца­тель­ные, каса­ю­щи­е­ся про­тив­ни­ков вла­сти, под­креп­ля­ют­ся видео­ма­те­ри­а­ла­ми и фото­гра­фи­я­ми, а так­же жести­ку­ля­ци­ей и мими­кой (мими­ка при­ня­тия или непри­ня­тия).

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Про­ве­ден­ный ана­лиз сви­де­тель­ству­ет, что оцен­ка в рам­ках меди­аль­но опо­сре­до­ван­ной стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции — часто и систе­ма­ти­че­ски исполь­зу­е­мый меха­низм, слу­жа­щий заво­е­ва­нию ауди­то­рии, т. е. заво­е­ва­нию при­ня­тия про­дви­га­е­мо­го отпра­ви­те­лем миро­вос­при­я­тия и его ими­джа. Иссле­до­ва­ние меди­аль­но­го мате­ри­а­ла с точ­ки зре­ния появ­ле­ния в нем оцен­ки пока­зал, что миру дис­по­нен­та Wiadomości, т. е. вла­сти, при­пи­сы­ва­ют­ся поло­жи­тель­ные цен­но­сти. Почти все пере­чис­лен­ные выше темы свя­за­ны с одной из двух цен­но­стей: «успех» и «пат­ри­о­тизм». Ссы­ла­ясь на эти цен­но­сти, отпра­ви­тель пере­да­ет нар­ра­тив о себе как о субъ­ек­те с пат­ри­о­ти­че­ски­ми моти­ва­ми, ока­зы­ва­ю­щи­ми­ся успеш­ны­ми. Исполь­зо­ва­ние это­го нар­ра­ти­ва име­ет, как было ска­за­но ранее, пер­су­а­зив­ные послед­ствия.

Важ­но, что цен­но­сти «успех» и «пат­ри­о­тизм» были выбра­ны в соот­вет­ствии с прин­ци­па­ми стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции. Эти цен­но­сти важ­ны для ауди­то­рии Wiadomości. Пер­вая из них — успех — име­ет харак­тер нади­део­ло­ги­че­ский, обще­че­ло­ве­че­ский. Неза­ви­си­мо от поли­ти­че­ских усло­вий она созда­ет поло­жи­тель­ный имидж стра­те­ги­че­ско­го отпра­ви­те­ля. Вто­рая цен­ность — пат­ри­о­тизм, — хотя и может пока­зать­ся бес­спор­ной в пре­де­лах дан­ной наци­о­наль­ной общ­но­сти, явля­ет­ся отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью опре­де­лен­но­го миро­воз­зре­ния и даже поли­ти­че­ско­го выбо­ра. Осно­ва нынеш­не­го лаге­ря вла­сти в Поль­ше — изби­ра­те­ли «Пра­ва и спра­вед­ли­во­сти». Это пра­вый элек­то­рат23, глав­ны­ми для кото­ро­го явля­ют­ся наци­о­наль­ные цен­но­сти. Как пишут Ежи Барт­мин­ский и Вой­чех Хлеб­да, ссы­ла­ю­щие- ся на рапорт Фон­да им. Сте­фа­на Бато­ра от декаб­ря 2016 г., «око­ло двух тре­тей поль­ско­го обще­ства к кон­цу 2016 года про­яв­ля­ют рас­ту­щую непри­язнь к внеш­не­му миру и явные изо­ля­ци­о­нист­ские тен­ден­ции, назы­ва­ю­щи­е­ся “нати­виз­мом” — отно­ше­ни­ем, харак­те­ри­зу­ю­щим­ся дистан­ци­ей или непри­я­ти­ем ино­стран­цев, кри­ти­че­ским отно­ше­ни­ем к этни­че­ско­му и рели­ги­оз­но­му раз­но­об­ра­зию и опре­де­ле­ни­ем соб­ствен­но­го наро­да преж­де все­го в этни­че­ских кате­го­ри­ях, а не граж­дан­ских» [Bartmi​.ski, Chlebda 2018: 208]24.

Завер­шая наше иссле­до­ва­ние, хоте­лось бы обра­тить вни­ма­ние на отно­ше­ния, в кото­рые всту­па­ет StratCom с поня­ти­я­ми PR и про­па­ган­да, и тем самым попы­тать­ся отве­тить на вопрос, нель­зя ли явле­ния, назы­ва­е­мые StratCom, исполь­зо­вать в PR или про­па­ган­де. Преж­де все­го, пере­чис­лен­ные поня­тия име­ют две объ­еди­ня­ю­щие осо­бен­но­сти. Во-пер­вых, они воз­ник­ли с целью объ­ек­ти­ва­ции субъ­ек­тив­ных цен­но­стей отпра­ви­те­ля. Дума­ет­ся, что наи­бо­лее важ­ным моти­вом было жела­ние создать ней­траль­ную номи­на­цию явле­ния, кото­рое может оце­ни­вать­ся нега­тив­но. Во-вто­рых, эти поня­тия воз­ник­ли с идео­ло­ги­че­ским наме­ре­ни­ем фор­ми­ро­ва­ния взгля­дов поль­зо­ва­те­лей язы­ка отно­си­тель­но эти­че­ских и эпи­сте­мо­ло­ги­че­ских эффек­тов при срав­не­нии скло­ня­ю­ще­го воз­дей­ствия (соот­вет­ству­ю­ще­го целям управ­ля­ю­ще­го ком­му­ни­ка­ци­ей субъ­ек­та) с инфор­ми­ро­ва­ни­ем.

Мож­но счи­тать, что совре­мен­ная стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция функ­ци­о­ни­ру­ет напо­до­бие поня­тия public relations: в нее вклю­че­на пер­спек­ти­ва отпра­ви­те­ля, вовле­чен­но­го в дей­ствия, назван­ные эти­ми наиме­но­ва­ни­я­ми. По сути ней­траль­ные и даже поло­жи­тель­ные StratCom и PR могут исполь­зо­вать­ся для опре­де­ле­ния дей­ствий, оце­ни­ва­е­мых внеш­ни­ми субъ­ек­та­ми как отри­ца­тель­ные. Кро­ме того, харак­те­ри­зуя отно­ше­ния меж­ду поня­ти­я­ми стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция и свя­зи с обще­ствен­но­стью, необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на заклю­ча­ю­ще­е­ся в них доми­ни­ро­ва­ние поло­жи­тель­но­го миро­вос­при­я­тия. Отме­тим, что пози­тив­ное виде­ние мира явля­ет­ся осно­вой одной из раз­но­вид­но­стей про­па­ган­ды — про­па­ган­ды успе­ха.

Желая упо­ря­до­чить при­ве­ден­ные выше тер­ми­ны в плане утра­чи­ва­ния вне­сен­ной в них изна­чаль­но уста­нов­ки на бес­при­страст­ность, сле­ду­ет руко­вод­ство­вать­ся хро­но­ло­ги­ей их воз­ник­но­ве­ния. Сло­во про­па­ган­да очень ред­ко исполь­зу­ет­ся в ней­траль­ных кон­текстах, а PR все реже рас­смат­ри­ва­ет­ся как ней­траль­ное опре­де­ле­ние. Оба поня­тия вошли в поль­ский язык и обре­ли в нем нега­тив­ный отте­нок. StratCom и стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция не явля­ют­ся широ­ко исполь­зу­е­мы­ми тер­ми­на­ми. Эти опре­де­ле­ния встре­ча­ют­ся в про­фес­си­о­наль­ных текстах — во внут­рен­ней инсти­ту­ци­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции и в науч­ных рас­суж­де­ни­ях. Более широ­кое исполь­зо­ва­ние опи­сы­ва­е­мой в иссле­до­ва­нии кате­го­рии, на наш взгляд, при­ве­дет к сти­ли­сти­че­ско­му окра­ши­ва­нию это­го поня­тия.

Пере­вод А. В. Под­вяз­ки­ной

1 В опи­са­нии стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции будет исполь­зо­вать­ся не толь­ко пол­ное назва­ние это­го ком­му­ни­ка­тив­но­го дей­ствия, но и обще­при­ня­тое сокра­ще­ние StratCom.

2 Как пишет Томаш Каца­ла, «аме­ри­кан­ский Депар­та­мент обо­ро­ны в 2004 году при­чис­лил к стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции сле­ду­ю­щие эле­мен­ты: инфор­ма­ци­он­ные опе­ра­ции (Information Operations), пуб­лич­ную дипло­ма­тию (Public Diplomacy), меж­ду­на­род­ные веща­тель­ные услу­ги (International Broadcasting Services), печат­но-инфор­ма­ци­он­ную дея­тель­ность (Public Affairs)» [Kacała 2012: 18].

3 Инфор­ма­ци­он­ные опе­ра­ции (IO) опи­сы­ва­ют­ся как ком­плекс­ное исполь­зо­ва­ние средств радио­элек­трон­ной борь­бы (EW), ком­пью­тер­ных сете­вых опе­ра­ций (КСО), пси­хо­ло­ги­че­ских опе­ра­ций (PSYOP), меро­при­я­тий по опе­ра­тив­ной мас­ки­ров­ке (MILDEC) и опе­ра­ций по обес­пе­че­нию без­опас­но­сти (OPSEC) в соче­та­нии с опре­де­лен­ны­ми под­дер­жи­ва­ю­щи­ми и свя­зан­ны­ми воз­мож­но­стя­ми для воз­дей­ствия, пре­пят­ствия, под­ку­па или узур­па­ции чело­ве­че­ских и авто­ма­ти­зи­ро­ван­ных реше­ний с целью защи­ты наших соб­ствен­ных инте­ре­сов.

4 В ста­тье при­во­дит­ся сде­лан­ный Тома­шем Каца­лой [Kacała 2012] пере­вод опре­де­ле­ния стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, дан­но­го в доку­мен­те «Strategic Communication in Multinational Coalition Operations Within a Comprehensive Approach. Working draft, Version 1.0, Strausberg, 30 November 2009».

5 Опре­де­ле­ние стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции, взя­тое из «Кон­цеп­ции…», при­во­дит поль­ский иссле­до­ва­тель Збигнев Мод­же­ев­ский [Modrzejewski 2014].

6 При­ме­ром исполь­зо­ва­ния поня­тия стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции в рефлек­сии на тему брен­да явля­ет­ся кни­га Маг­да­ле­ны Лука­сюк «PR NGOs.w. Komunikacja strategiczna organizacji pozarządowych» [Łukasiuk 2014].

7 Инте­рес­на с точ­ки зре­ния раз­гра­ни­че­ния поня­тий StratCom и PR ста­тья «Komunikacja strategiczna w naukach o zarządzaniu i jakości oraz w naukach o bezpieczeństwie» [Nowicka, Załoga, Ciekanowski 2018]. Авто­ры, про­де­мон­стри­ро­вав сход­ство меха­низ­мов StratCom и PR, при­зна­ли, что «непо­сред­ствен­ная ана­ло­гия в этом слу­чае кажет­ся необос­но­ван­ной и неце­ле­со­об­раз­ной, хотя бы из-за раз­но­го пред­ме­та инте­ре­са и обу­слов­лен­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния мар­ке­тин­го­вой и стра­те­ги­че­ской ком­му­ни­ка­ции», и хотя .отож­деств­ле­ние обо­их тер­ми­нов может появить­ся в тех стра­нах, кото­рые с уче­том успеш­ной эко­но­ми­ки раз­ви­ва­ли инстру­мен­ты public relations в отно­ше­нии фор­ми­ро­ва­ния ими­джа госу­дар­ства посред­ством силы наци­о­наль­но­го брен­да эко­но­ми­че­ских про­дук­тов <…>, несмот­ря на стро­и­тель­ный мате­ри­ал, кото­рым явля­ет­ся поня­тие стра­те­гии, совер­ше­ние пря­мых интер­дис­ци­пли­нар­ных заим­ство­ва­ний видит­ся неже­ла­тель­ным. [Nowicka, Załoga, Ciekanowski 2018: 201]. Авто­ры при этом отме­ти­ли, что «сами уров­ни функ­ци­о­ни­ро­ва­ния орга­ни­за­ций (стра­те­ги­че­ский, опе­ра­ци­он­ный и так­ти­че­ский) в нау­ках об управ­ле­нии и каче­стве, а так­же в нау­ках о без­опас­но­сти не сов­па­да­ют» [Nowicka, Załoga, Ciekanowski 2018: 202].

8 Букв. «выплыть на широ­кие воды», т.е. рас­ши­рить гра­ни­цы дея­тель­но­сти. — Ком­мент. пер.

9 «Ловить ветер в пару­са», букв. «выплыть на широ­кие воды», т. е. рас­ши­рить гра­ни­цы дея­тель­но­сти.

10 «Кибер­без­опас­ность», «сила», «сотруд­ни­че­ство», «веду­щий», «успех».

11 «Инве­сти­ция», «инду­стрия 4.0».

12 Все пере­чис­лен­ные сло­ва явля­ют­ся сино­ни­ма­ми и исполь­зу­ют­ся для под­твер­жде­ния истин­но­сти выска­зы­ва­ния: «вправ­ду», «на самом деле», «дей­стви­тель­но».

13 «Под Жешу­вом встре­ти­лись пред­при­ни­ма­те­ли, кото­рые не толь­ко улуч­ша­ют свои фир­мы, но и раз­го­ня­ют эко­но­ми­ку; О резуль­та­тах поль­ских ком­па­ний, кибер­без­опас­но­сти, а так­же о гума­ни­тар­ной помо­щи гово­ри­ли в тече­ние вто­ро­го дня эко­но­ми­че­ско­го кон­грес­са. На этой встре­че напом­ни­ли, что Поль­ша толь­ко в про­шлом году выде­ли­ла 200 мил­ли­о­нов зло­тых, что­бы помочь жерт­вам войн».

14 «О силе поль­ской эко­но­ми­ки сви­де­тель­ству­ет сотруд­ни­че­ство меж­ду малень­ки­ми, сред­ни­ми, боль­ши­ми [пред­при­я­ти­я­ми] и поль­ским госу­дар­ством; Мы дей­стви­тель­но [Drodzy Państwo] высво­бо­ди­ли потен­ци­ал поль­ской эко­но­ми­ки».

15 «Мы пере­шли эту маги­че­скую гра­ни­цу мил­ли­ар­да зло­тых за квар­тал. Это дей­стви­тель­но неве­ро­ят­но хоро­ший резуль­тат».

16 «Мы дей­стви­тель­но [Drodzy Państwo] высво­бо­ди­ли потен­ци­ал поль­ской эко­но­ми­ки».

17 «Мы можем нала­дить, ути­хо­ми­рить каж­дую ситу­а­цию. И ни один кли­ент бан­ка не дол­жен бес­по­ко­ить­ся».

18 «[поль­ская бан­ков­ская систе­ма] явля­ет­ся одной из наи­бо­лее под­го­тов­лен­ных к воз­мож­но­му кри­зи­су на фоне дру­гих евро­пей­ских бан­ков. Пока­за­ли это недав­ние стресс-тесты, т. е. испы­та­ния устой­чи­во­сти бан­ков».

19 «На этом фоне блед­но выгля­дит импе­рия Леше­ка Чер­нец­ко­го, кото­рая уже дав­но испы­ты­ва­ет серьез­ные про­бле­мы».

20 «Новые поли­цей­ские участ­ки, новые сотруд­ни­ки, новые вер­то­ле­ты, и это не толь­ко в поли­ции. Это часть инве­сти­ций в без­опас­ность. До 2020 г. пра­ви­тель­ство хочет выде­лить на эти цели око­ло девя­ти мил­ли­ар­дов зло­тых. Бла­го­да­ря этим сред­ствам, в част­но­сти, откры­ва­ют­ся закры­тые руко­вод­ством PO-PSL отде­ле­ния».

21 «ПРАВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ ВО ГЛАВЕ ОПРОСА».

22 «КРИЗИС В ГРАЖДАНСКОЙ КОАЛИЦИИ»; Холец­ка: «Совре­мен­ная власть лик­ви­ди­ру­ет струк­ту­ры на Под­кар­па­тье. Око­ло 200 мест­ных акти­ви­стов отка­за­лись от член­ства в пар­тии Ката­жи­ны Луб­нау­эр».

23 В насто­я­щее вре­мя почти две тре­ти элек­то­ра­та PiS состав­ля­ют изби­ра­те­ли, при­рав­ни­ва­ю­щи­е­ся к пра­во­му поли­ти­че­ско­му сек­то­ру (ср.: [Komunikat z badań CBOS Nr 130/2017: 11]).

24 Эту точ­ку зре­ния под­твер­жда­ет так­же харак­те­ри­сти­ка взгля­дов сто­рон­ни­ков PiS, содер­жа­ща­я­ся в сооб­ще­нии CBOS от июня 2015 г.: «Сто­рон­ни­ки PiS отли­ча­ют­ся боль­шим скеп­ти­циз­мом в отно­ше­нии к про­цес­су углуб­ле­ния евро­пей­ской инте­гра­ции. Око­ло поло­ви­ны из них (53 %) высту­па­ют за сохра­не­ние за Поль­шей дале­ко­и­ду­щей неза­ви­си­мо­сти в ЕС. За укреп­ле­ние сотруд­ни­че­ства в орга­ни­за­ции высту­па­ет каж­дый чет­вер­тый изби­ра­тель PiS (26 %). За послед­ние четы­ре года в элек­то­ра­те PiS, как и во всем обще­стве, уве­ли­чи­лась дистан­ция отно­си­тель­но посту­ла­тов о раз­ви­тии евро­пей­ской инте­гра­ции. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство сто­рон­ни­ков пар­тии (77 %) высту­па­ют про­тив вве­де­ния в Поль­ше евро» [Komunikat z badań CBOS Nr 85/2015: 10–11].

Bartmiński, J., Chlebda W. (2018). Obrazy Europy w języku polskim w tekstach polskich dyskursów publicznych. In W W. Chlebda (ed.), Leksykon aksjologiczny Słowian i ich sąsiadów. T. 2. Europa (pp. 169–216). Lublin; Opole: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Furdal, A. (1977). Językoznawstwo otwarte. Opole: Ossolineum.

Gajda, J. (1997). Wartości w życiu człowieka. Prawda — miłość — samotność. Lublin: Wydawnictwo Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej.

Information Operations (2006). Joint Publication 3–13. Retrieved from http://www.acqnotes.com/Attachments/Joint%20Publication%203–13%20Information%20Operations%2013%20Feb%2006.pdf.

Jachimowski, M. (2016). Komunikacja strategiczna a dziennikarstwo. Rocznik Prasoznawczy, 10, 11–27.

Kacała, T. (2010). Propaganda marketingowa, public relations czy public affairs jako element komunikacji strategicznej? Zeszyty Naukowe AON, 4 (81), pp. 350-362.

Kacała, T. (2012). Komunikacja strategiczna. Przegląd Morski, 3, pp. 17–27.

Kacała, T. (2015). Podstawowe założenia koncepcji komunikacji strategicznej w Siłach Zbrojnych RP. Bellona, 2, pp. 145–159.

Kępa-Figura, D. (2009). “M.wię, więc jestem” — problem intencjonalności w programach informacyjnych. In W M. Filiciak, G. Ptaszek (ed.), Komunikowanie się w mediach elektronicznych — język, semiotyka, edukacja (pp. 146–166). Warszawa: Wyd. Akademickie i Profesjonalne.

Kępa-Figura, D. (2019). Obcy (czyli wróg) — narracja o wrogu jako narzędzie oddziaływania nakłaniającego w dyskursie publicznym. In M. Czampka-Wewióra, A. Kalisz, M. Ślawska (ed.), Komunikacja ponad granicami. Prace dedykowane Profesor Małgorzacie Kicie (pp. 229–244). Katowice: Wydawnictwo Uniwersytetu Śląskiego, Wydawnictwo Gnome.

Komunikat z badań CBOS Nr 130/2017 — Elektoraty PO i PiS w ostatnich dwunastu latach. Retrieved from https://www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2017/K_130_17.PDF.

Komunikat z badań CBOS Warszawa, czerwiec 2015, NR 85/2015 — Charakterystyka pogląd.w potencjalnych elektorat.w partyjnych. Retrieved from https://www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2015/K_085_15.PDF.

Laskowska, E. (2008). Wartościowanie jako środek perswazji. In E. Laskowska, M. Jaracz, I. Benenowska (Ed.), Język, społeczeństwo, wartości (pp. 219–226). Bydgoszcz: Bydgoskie Towarzystwo Naukowe.

Łukasiuk, M. (2014). PR NGOsów. Komunikacja strategiczna organizacji pozarządowych. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe Sub Lupa.

Modrzejewski, Z. (2014). Operacje informacyjne i psychologiczne jako zdolności komunikacji strategicznej. Bellona, 3 (678), pp. 162–174.

Nowicka, J., Załoga, W., Ciekanowski, Z. (2018). Komunikacja strategiczna w naukach o zarządzaniu i jakości oraz w naukach o bezpieczeństwie. Zeszyty Naukowe Wyższej Szkoły Zarządzania Ochroną Pracy w Katowicach, 1 (14), pp. 193–202.

Pisarek, W. (1976). Język służy propagandzie. Kraków: Ośrodek Badań Prasoznawczych RSW “Prasa-Książka-Ruch”.

Puzynina, J. (1992). Język wartości. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN.

Puzynina, J. (1993). O znaczeniu wartości. Nazwy wartości. In J. Bartmiński, M. Mazurkiewicz-Brzozowska (ed.), Studia leksykalno-semantyczne (pp. 9–21). Lublin: Wydawnictwo UMCS. 

Regulamin działań wojsk lądowych (2008). Dow.dztwo Wojsk Lądowych wewn. 115/2008. Warszawa. Retrieved from https://insib.uph.edu.pl/images/Legia_Akademicka/Regulamin_dzialan_wojsk_ladowych.pdf.

Szymańska, A. (2014). Znaczenie mediów w strategicznej komunikacji zewnętrznej państwa — szkic teoretyczny. Zeszyty Prasoznawcze, 2 (218), 273–292.

Trzebiński, J. (2002). Wstęp. In J. Trzebiński (ed.), Narracja jako sposób rozumienia świata (pp. 13–16). Gdańsk: GWP.

Zgryziewicz, R. (2018). Komunikacja Strategiczna elementem kształtowania środowiska informacyjnego. Bezpieczeństwo a wyzwania współczesności. Retrieved from https://www.academia.edu/37973006/Komunikacja_Strategiczna_elementem_kształtowania_środowiska_informacyjnego_Bezpieczeństwo_a_wyzwania_współczesności_Uniwersytet_Szczeciński_2018_ISBN_978-83-7972–224–2_s._191–206.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 апре­ля 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 16 июля 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: April 10, 2019
Accepted: July 16, 2019