Суббота, Декабрь 14Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ВОЗДЕЙСТВИЕ ИЛИ МАНИПУЛИРОВАНИЕ?

Рецензия на книгу: Л. В. Балахонская, Е. В. Сергеева. Лингвистика речевого воздействия и манипулирования. Учебное пособие. М.: Флинта, Наука, 2016. — 352 с.

В рецензии рассматривается учебное пособие «Лингвистика речевого воздействия и манипулирования», написанное Л. В. Балахонской и Е. В. Сергеевой. Книга включает в себя разделы, описывающие средства речевой выразительности, приёмы воздействия в диалоге, специфику манипулятивной коммуникации, средства защиты от манипулятивного воздействия. Последняя глава целиком посвящена рекламному речевому воздействию. Важнейшим достоинством рецензируемого пособия является доступность для широкой аудитории: авторам удалось изложить весьма сложные темы ясно и лаконично, что, безусловно, привлечёт медиадеятелей-практиков — наиболее вероятных, по мнению рецензента, читателей пособия. 

THE IMPACT OR MANIPULATION?

Book review: Linguistics of speech influence and manipulation
(by L. V. Balahonskaya, E. V. Sergeeva. Tutorial. Flint, Science, 2016)

In the article, the textbook “Linguistics of speech influence and manipulation” by L. V. Balahonskaya and E. V. Sergeeva is reviewed. The book includes sections that describe the means of verbal expression, the techniques of dialogical influence, the specifics of manipulative communication, means of protection against the manipulative influence. The last chapter is fully devoted to the specificity of the advertising speech influence. The most important advantage of the book is the simplicity and clearness of the given explanations: very complicated problems and ideas are explained in a simple manner, due to which the topics considered can be perceived by the wide audience. The authors managed to present very complex subjects, such as persuasion and manipulation phenomena, clearly and concisely, in a way that will certainly attract media practitioners, who are, in the opinion of the reviewer, the book’s most likely readers.

Алексей Александрович Горячев, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры речевой коммуникации Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: aga@list.ru

Alexey Alexandrovich Goryachev, PhD, Senior Lecturer of the Department of Speech Communication, St Petersburg State University

E-mail: aga@list.ru

Горячев А. А. Воздействие или манипулирование? Рец. на кн.: Л. В. Балахонская, Е. В. Сергеева. Лингвистика речевого воздействия и манипулирования. Учебное пособие. М.: Флинта, Наука, 2016. 352 с. // Медиалингвистика. 2016. № 3 (13). С. 127–130. URL: https://medialing.ru/vozdejstvie-ili-manipulirovanie/ (дата обращения: 14.12.2019).

Goryachev A. A. The impact or manipulation? Book review: Linguistics of speech influence and manipulation (by L. V. Balahonskaya, E. V. Sergeeva. Tutorial. Flint, Science, 2016). Media Linguistics, 2016, No. 3 (13), pp. 127–130. Available at: https://medialing.ru/vozdejstvie-ili-manipulirovanie/ (accessed: 14.12.2019). (In Russian)

УДК 81’42 
ББК 81.2 
ГРНТИ 16.21.55 
КОД ВАК 10.02.19

Тер­мин «мани­пу­ля­ция», несмот­ря на мно­же­ствен­ность его интер­пре­та­ций и закре­пив­шу­ю­ся за ним в быто­вой сфе­ре нега­тив­ную оце­ноч­ность (мани­пу­ли­ро­вать — пло­хо), проч­но вошёл в арсе­нал иссле­до­ва­те­лей мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. При­чи­ной это­го, по-види­мо­му, явля­ет­ся наблю­дав­ший­ся в послед­ние несколь­ко деся­ти­ле­тий пере­ход от пря­мых и откры­тых мето­дов воз­дей­ствия к кос­вен­ным, неяв­ным, зака­му­фли­ро­ван­ным. Даже в поли­ти­че­ской сфе­ре, где борь­ба тра­ди­ци­он­но была кон­цеп­ту­аль­ной (в пуб­лич­ной сфе­ре сорев­но­ва­лись идеи и под­хо­ды), про­па­ган­ду заста­ви­ла потес­нить­ся поли­ти­че­ская рекла­ма, а место поли­ти­че­ских про­грамм и лозун­гов заня­ли ими­джи и сло­га­ны. Реклам­ный дис­курс уже тра­ди­ци­он­но харак­те­ри­зу­ет­ся иссле­до­ва­те­ля­ми как мани­пу­ля­тив­ный, одна­ко и авто­ры работ, посвя­щён­ных иным медий­ным сфе­рам, неред­ко вынуж­де­ны вклю­чать в иссле­до­ва­ние пара­граф, где разъ­яс­ня­ет­ся автор­ский взгляд на мани­пу­ля­цию. 

Одна­ко мани­пу­ля­ция — вещь ковар­ная. Каза­лось бы, тема хоро­шо изу­че­на пси­хо­ло­га­ми, мани­пу­ля­тив­ный и акту­а­ли­зи­ру­ю­щий сти­ли пове­де­ния деталь­но опи­са­ны, одна­ко за види­мой про­сто­той скры­ва­ют­ся под­вод­ные кам­ни: отсут­ствие обще­при­ня­то­го опре­де­ле­ния мани­пу­ля­ции, мно­же­ствен­ность под­хо­дов к опре­де­ле­нию гра­ниц фено­ме­на, оби­лие опи­сан­ных в лите­ра­ту­ре мани­пу­ля­тив­ных схем, так­тик и при­ё­мов, мно­гие из кото­рых настоль­ко слож­ны, что даже про­стое их пере­чис­ле­ние ока­зы­ва­ет­ся непро­стой зада­чей. 

Ковар­ство рас­смат­ри­ва­е­мой в посо­бии темы ещё и в том, что одним из клю­че­вых кри­те­ри­ев мани­пу­ля­тив­но­сти воз­дей­ствия счи­та­ет­ся его скры­тый харак­тер, а вопрос о том, в какой сте­пе­ни и при каких усло­ви­ях сам факт рече­во­го воз­дей­ствия осо­зна­ёт­ся реци­пи­ен­том, явля­ет­ся крайне дис­кус­си­он­ным. Стро­го гово­ря, в силу нали­чия скры­тых тран­зак­ций любое рече­вое воз­дей­ствие, пони­ма­е­мое не в широ­ком (как воз­дей­ствие любо­го тек­ста на адре­са­та), а в узком смыс­ле (как пре­одо­ле­ние авто­ром защит­но­го барье­ра полу­ча­те­ля) мож­но счи­тать мани­пу­ля­тив­ным — и тогда ока­зы­ва­ет­ся, что боль­шую часть меди­а­тек­стов и вовсе нель­зя пол­но­цен­но опи­сать, не рас­кры­вая их мани­пу­ля­тив­ные каче­ства. 

Нако­нец, отме­тим, что есть нема­ло фун­да­мен­таль­ных тру­дов, где пси­хо­ло­ги­че­ские и орга­ни­за­ци­он­ные аспек­ты мани­пу­ля­ции опи­сы­ва­ют­ся ясно и деталь­но, но рече­вая сто­ро­на вопро­са почти не затра­ги­ва­ет­ся; что же каса­ет­ся тех работ, в кото­рых праг­ма­ти­ка мани­пу­ля­ции под­вер­га­ет­ся серьёз­но­му линг­ви­сти­че­ско­му ана­ли­зу, — мно­гие ли из них медиа­де­я­тель-прак­тик из-за оби­лия спе­ци­фи­че­ской тер­ми­но­ло­гии дочи­та­ет до кон­ца?

Авто­ры учеб­но­го посо­бия «Линг­ви­сти­ка рече­во­го воз­дей­ствия и мани­пу­ли­ро­ва­ния» суме­ли, не пере­гру­жая текст линг­ви­сти­че­ской и пси­хо­ло­ги­че­ской тер­ми­но­ло­ги­ей, све­сти тео­рию и прак­ти­ку воеди­но. В самом нача­ле кни­ги разъ­яс­не­ны клю­че­вые поня­тия, необ­хо­ди­мые для опи­са­ния рече­во­го воз­дей­ствия, а так­же дан крат­кий лик­без по сти­ли­сти­ке ресур­сов (пере­чис­ля­ют­ся наи­бо­лее извест­ные тро­пы и фигу­ры, каж­дое экс­прес­сив­ное сред­ство сопро­вож­да­ет­ся при­ме­ра­ми). В сле­ду­ю­щих раз­де­лах разо­бра­ны невер­баль­ные сред­ства обще­ния, при­ве­де­ны ком­плекс­ные при­ё­мы ока­за­ния воз­дей­ствия на собе­сед­ни­ка в диа­ло­ге, пра­ви­ла убеж­да­ю­щей речи, а так­же логи­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские улов­ки. Бла­го­да­ря это­му чита­тель посо­бия полу­ча­ет клю­че­вые зна­ния из чис­ла тех, какие обыч­но при­во­дят­ся в кни­гах по тео­рии и прак­ти­ке спо­ра. Струк­ту­ра пер­вой гла­вы может пока­зать­ся несколь­ко моза­ич­ной, одна­ко нет сомне­ний в том, что такая рос­сыпь воз­дей­ству­ю­щих при­ё­мов и инстру­мен­тов спо­соб­на про­бу­дить в чита­те­ле-прак­ти­ке непод­дель­ный инте­рес. 

Уже увле­чён­ный, чита­тель охот­но изу­чит рас­кры­ва­е­мые во вто­рой гла­ве меха­низ­мы и так­ти­ки мани­пу­ля­ции, кото­рые, к сло­ву ска­зать, опи­сы­ва­ют­ся весь­ма подроб­но (так, напри­мер, спо­со­бам мани­пу­ля­тив­ной пода­чи инфор­ма­ции посвя­ще­но более 10 стра­ниц, а так­ти­ке дема­го­гии — почти 25). Авто­ры подроб­ней­шим обра­зом раз­би­ра­ют фраг­мен­ты пред­вы­бор­ных листо­вок и аги­та­ци­он­ных ста­тей, здесь же (на с. 144–148) с опо­рой на мно­го­чис­лен­ные при­ме­ры рас­кры­ва­ют­ся осо­бен­но­сти дема­го­ги­че­ской так­ти­ки В. И. Лени­на. Опи­са­ние спе­ци­фи­ки мани­пу­ля­тив­но­го рече­во­го воз­дей­ствия было бы непол­ным без вни­ма­ния к лич­но­сти мани­пу­ля­то­ра и иссле­до­ва­ния наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных мише­ней мани­пу­ля­ции. В тек­сте вто­рой гла­вы и то, и дру­гое при­сут­ству­ет.

Тре­тья гла­ва посвя­ще­на вопро­сам защи­ты от мани­пу­ля­тив­но­го рече­во­го воз­дей­ствия, что, без­услов­но, явля­ет­ся в прак­ти­че­ском плане одной из наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ных тем. Здесь рас­смат­ри­ва­ют­ся мето­ды как пас­сив­ной (уход, мас­ки­ров­ка, игно­ри­ро­ва­ние), так и актив­ной (бло­ки­ров­ка, напа­де­ние) защи­ты от мани­пу­ля­ции, при этом при­во­дят­ся типо­вые рече­вые фор­му­лы, соот­вет­ству­ю­щие каж­до­му мето­ду. Так, в каче­стве «напа­да­ю­щих» при­во­дят­ся сле­ду­ю­щие репли­ки: «А отку­да это извест­но?», «Где дока­за­тель­ства?», «Стран­но», «Сомне­ва­юсь», «Это ерун­да (пото­му что…)», «Это не моя про­бле­ма» и т. д. (с. 225). 

Закан­чи­ва­ет­ся тре­тья гла­ва упо­ми­на­ни­ем о том, что язы­ко­вое мани­пу­ли­ро­ва­ние «осо­бен­но часто при­ме­ня­ет­ся в поли­ти­ке и рекла­ме», в све­те чего кажет­ся совер­шен­но логич­ным, что послед­няя (чет­вёр­тая) гла­ва учеб­но­го посо­бия пол­но­стью посвя­ще­на спе­ци­фи­ке и меха­низ­мам рече­во­го мани­пу­ли­ро­ва­ния в рекла­ме. Поче­му не в поли­ти­ке? Веро­ят­но, такой выбор в какой-то сте­пе­ни свя­зан с тем, что при­ме­ры, име­ю­щие отно­ше­ние к поли­ти­ке, неод­но­крат­но при­во­дят­ся в пер­вых четы­рёх гла­вах посо­бия. Но не будем забы­вать и о том, что реклам­ный дис­курс пред­по­ла­га­ет кон­цен­три­ро­ван­ное выра­же­ние мыс­ли. В текстах рекла­мы наблю­да­ет­ся высо­чай­шая сте­пень рече­вой ком­прес­сии, в типич­но реклам­ных семан­ти­че­ских кон­струк­ци­ях нахо­дят вопло­ще­ние мани­пу­ля­тив­ные интен­ции, имен­но поэто­му реклам­ные тек­сты как нель­зя луч­ше под­хо­дят для иллю­стри­ро­ва­ния рече­вых инстру­мен­тов мани­пу­ля­ции. 

В послед­ней гла­ве авто­ры осве­ща­ют виды «реклам­ной» язы­ко­вой игры, рас­смат­ри­ва­ют исполь­зу­е­мые в рекла­ме сред­ства импли­цит­ной пода­чи инфор­ма­ции, выяв­ля­ют функ­ции повто­ров и крат­ко (насколь­ко это умест­но) оста­нав­ли­ва­ют­ся на визу­аль­но-гра­фи­че­ской сто­роне рекла­мы. Поми­мо этих и дру­гих тем, кото­рые при­ме­ни­тель­но к рекла­ме мож­но счи­тать тра­ди­ци­он­ны­ми, в «реклам­ном» раз­де­ле посо­бия осве­ще­ны и менее извест­ные темы, что, без­услов­но, при­да­ёт учеб­но­му посо­бию акту­аль­ность и совре­мен­ность. Так, напри­мер, авто­ры рас­кры­ва­ют роль и воз­дей­ству­ю­щий потен­ци­ал сине­сте­ти­че­ских сло­во­со­че­та­ний (с. 275–280), а так­же ана­ли­зи­ру­ют инстру­мен­ты рече­во­го эпа­та­жа и рече­вой агрес­сии в рекла­ме (с. 313–314).

Осо­бое вни­ма­ние хоте­лось бы обра­тить на зада­ния, кото­ры­ми сопро­вож­да­ет­ся каж­дая гла­ва (в послед­ней гла­ве зада­ния раз­би­ты на три бло­ка, кото­рые сле­ду­ют после раз­де­лов). Боль­шая часть зада­ний содер­жит тек­сты, кото­рые нуж­но про­ана­ли­зи­ро­вать или закончить/усовершенствовать. При­ве­дём в каче­стве при­ме­ра одно из наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных во вто­рой гла­ве зада­ний: «Про­чи­тай­те текст и опре­де­ли­те, какая мани­пу­ля­тив­ная так­ти­ка и какие мани­пу­ля­тив­ные при­ё­мы в нём исполь­зу­ют­ся, а так­же какие язы­ко­вые еди­ни­цы упо­треб­ля­ют­ся для реа­ли­за­ции этих при­ё­мов». Тек­сты для раз­бо­ра весь­ма раз­но­об­раз­ны: сре­ди них мож­но обна­ру­жить фраг­мен­ты из худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры (демон­стри­ру­ю­щие мани­пу­ля­тив­ное пове­де­ние пер­со­на­жа), запи­си пуб­лич­ных выступ­ле­ний, пуб­ли­ци­сти­че­ские и реклам­ные тек­сты. Такое соче­та­ние кажет­ся весь­ма удач­ным, посколь­ку отрыв­ки из про­из­ве­де­ний худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры лег­ко вос­при­ни­ма­ют­ся и помо­га­ют чита­те­лю запом­нить кон­крет­ные воз­дей­ству­ю­щие при­ё­мы, при­ме­ры же из совре­мен­ной медий­ной прак­ти­ки пока­зы­ва­ют, как эти при­ё­мы при­ме­ня­ют­ся в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. 

Вме­сто заклю­че­ния попро­бу­ем пред­по­ло­жить, какой может быть судь­ба рас­смат­ри­ва­е­мо­го посо­бия. На обо­ро­те титуль­но­го листа ука­за­но, что изда­ние пред­на­зна­че­но для сту­ден­тов-гума­ни­та­ри­ев раз­лич­ных спе­ци­аль­но­стей, одна­ко, по всей види­мо­сти, не мень­ший инте­рес кни­га вызо­вет у прак­ти­ку­ю­щих жур­на­ли­стов, рекла­ми­стов и пиар­щи­ков, мно­гие из кото­рых, не полу­чив в своё вре­мя линг­ви­сти­че­ской под­го­тов­ки, с голо­вой погру­зи­лись в прак­ти­че­скую дея­тель­ность и пото­му не име­ли воз­мож­но­сти ни обоб­щить и систе­ма­ти­зи­ро­вать зна­ния о рече­вом воз­дей­ствии, ни пре­одо­леть рам­ки сво­е­го во мно­гом инту­и­тив­но­го, часто одно­бо­ко­го пред­став­ле­ния о фено­мене мани­пу­ля­ции. В ака­де­ми­че­ской же сре­де, по всей види­мо­сти, посо­бие будет вос­тре­бо­ва­но в первую оче­редь там, где пред­ме­том изу­че­ния явля­ют­ся медиа. Сту­ден­ты, избрав­шие сфе­рой сво­их инте­ре­сов жур­на­ли­сти­ку, рекла­му или свя­зи с обще­ствен­но­стью, полу­чат бла­го­да­ря учеб­но­му посо­бию Л. В. Бала­хон­ской и Е. В. Сер­ге­е­вой воз­мож­ность погру­зить­ся в увле­ка­тель­ный мир рече­во­го воз­дей­ствия и понять, как те или иные рече­вые при­е­мы (при­су­щие кон­крет­ной сфе­ре или уни­вер­саль­ные) могут быть исполь­зо­ва­ны в целях воз­дей­ствия — как мани­пу­ля­тив­но­го, так и акту­а­ли­зи­ру­ще­го. Кста­ти гово­ря, в сле­ду­ю­щих изда­ни­ях посо­бия (а в том, что они будут, нет ни малей­ших сомне­ний) кажет­ся весь­ма инте­рес­ным явно про­ти­во­по­ста­вить воз­дей­ствию мани­пу­ля­тив­но­му воз­дей­ствие акту­а­ли­зи­ру­ю­щее и с при­су­щей авто­рам скру­пу­лёз­но­стью разо­брать харак­те­ри­сти­ки послед­не­го. Нам кажет­ся, что про­ти­во­по­став­ле­ние двух видов воз­дей­ствия, кото­рое уже сей­час импли­цит­но при­сут­ству­ет в назва­нии рецен­зи­ру­е­мо­го посо­бия, поз­во­лит рас­крыть наби­ра­ю­щую обо­ро­ты (см., напри­мер, рекла­му сото­во­го опе­ра­то­ра Tele2) кон­тр­тен­ден­цию к отка­зу от мани­пу­ля­ции в поль­зу мак­си­маль­но откры­той и чест­ной ком­му­ни­ка­ции с целе­вы­ми ауди­то­ри­я­ми.

© Горя­чев А. А., 2016