Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Восприятие комического текста-пранка в диалоге сетевого общения: постановка проблемы

Иссле­до­ва­ние выпол­ня­ет­ся при под­держ­ке РНФ, про­ект № 19–18-00530

Постановка проблемы

Инте­рес к иссле­до­ва­нию выра­же­ния диа­ло­гич­но­сти в медиа­ре­чи под­дер­жи­ва­ет­ся раз­ны­ми при­чи­на­ми. Во-пер­вых, диа­ло­гич­ность, будучи онто­ло­ги­че­ским каче­ством жур­на­лист­ских тек­стов, — важ­ней­шее кон­струк­тив­ное свой­ство меди­а­тек­ста, спо­соб орга­ни­за­ции мате­ри­а­лов на газет­ной поло­се, а так­же свой­ство смыс­ло­вой орга­ни­за­ции всей медий­ной ком­му­ни­ка­ции. Во-вто­рых, диги­та­ли­за­ция медиа­си­сте­мы и свя­зан­ная с нею акти­ви­за­ция в меди­а­ком­му­ни­ка­ции вто­ро­го субъ­ек­та, обре­те­ние им ста­ту­са авто­ра уси­ли­ли вли­я­ние диа­ло­гич­но­сти на смыс­ло­вую и фор­маль­ную струк­ту­ру все­го медиа­дис­кур­са. Сре­ди раз­ных про­яв­ле­ний диа­ло­гич­но­сти сего­дня наи­боль­ший инте­рес пред­став­ля­ет фор­ма пре­зен­та­ции «встре­чи» двух тек­стов. Цель ста­тьи — уста­но­вить фор­мы ком­му­ни­ка­тив­но­го реа­ги­ро­ва­ния на про­яв­ле­ния коми­че­ско­го, кото­рые обна­ру­жи­ва­ют­ся в медий­ном рече­вом взаимодействии.

История вопроса

Пер­во­на­чаль­но диа­лог рас­смат­ри­вал­ся лишь как фор­ма речи, пред­став­ля­ю­щая собой регу­ляр­ный обмен гово­ря­щих выска­зы­ва­ни­я­ми-репли­ка­ми. В свя­зи с акти­ви­за­ци­ей инте­ре­са в оте­че­ствен­ной и зару­беж­ной линг­ви­сти­ке в 1970–1980‑х годах к ком­му­ни­ка­тив­ным аспек­там язы­ка про­бле­ма репре­зен­та­ции отно­ше­ний авто­ра и адре­са­та была постав­ле­на во мно­гих функ­ци­о­наль­но-линг­ви­сти­че­ских направ­ле­ни­ях, осо­бен­но в иссле­до­ва­ни­ях праг­ма­ти­че­ско­го направ­ле­ния в язы­ко­зна­нии (Л. Вит­ген­штейн, П. Грайс, Дж. Лакофф, Д. Остин, Т. А. ван Дейк и др.).

Одна­ко совре­мен­ную тео­рию диа­ло­га во мно­гом опре­де­ли­ли идеи М. М. Бах­ти­на, сре­ди кото­рых важ­ней­ши­ми для фор­ми­ро­ва­ния мето­ди­ки сти­ли­сти­че­ско­го ана­ли­за счи­та­ем сле­ду­ю­щие: 1) при­зна­ние соци­аль­ной сущ­но­сти диа­ло­га, а диа­ло­гич­но­сти свой­ством не толь­ко внешне диа­ло­ги­че­ских тек­стов, но и моно­ло­ги­че­ских; 2) рас­смот­ре­ние диа­ло­ги­че­ских отно­ше­ний как сме­ны смыс­ло­вых пози­ций («Собы­тие жиз­ни тек­ста, т. е. его под­лин­ная сущ­ность, все­гда разыг­ры­ва­ет­ся на рубе­же двух созна­ний, двух субъ­ек­тов» [Бах­тин 2000: 303]), внут­рен­не­го диа­ло­га вза­и­мо­дей­стви­ем раз­лич­ных смыс­ло­вых пози­ций, но уже не раз­ных субъ­ек­тов (как в дву­сто­рон­ней речи), а одно­го и того же субъ­ек­та (с уче­том вто­ро­го «я»).

Утвер­жде­ние в гума­ни­та­ри­сти­ке тако­го под­хо­да к ком­му­ни­ка­ции зна­ме­но­ва­ло собой пере­ход от струк­тур­но-функ­ци­о­наль­но­го его изу­че­ния к ново­му эта­пу — функ­ци­о­наль­но-семан­ти­че­ско­му, посколь­ку иссле­до­ва­тель­ский инте­рес линг­ви­стов пере­ме­стил­ся к поис­ку семан­ти­че­ских зако­но­мер­но­стей в раз­ви­тии вза­и­мо­дей­ствия реплик в раз­ных типах диалога.

Сле­ду­ет отме­тить, что в целом ряде работ диа­ло­гич­ность рас­смат­ри­ва­ет­ся как про­яв­ле­ние в пись­мен­ной речи уст­ных форм диа­ло­га и назы­ва­ет­ся диа­ло­ги­за­ци­ей (см.: [Све­та­на 1985; Май­да­но­ва 1987; Чеп­ки­на 1993; Чжао Айша 1993] и др.) или отра­же­ни­ем в рече­вой струк­ту­ре тек­ста ини­ци­аль­но­сти, уста­нов­ки на кон­так­то­уста­нов­ле­ние, кото­рое назы­ва­ет­ся фак­то­ром адре­са­та или адре­со­ван­но­стью (см.: [Арутю­но­ва 1981; Жула­но­ва 2002; Милев­ская 1985; Нистра­то­ва 1985; Подъ­яполь­ская 2004; Све­та­на 1985; Слав­го­род­ская 1986] и др.). Фак­тор адре­са­та харак­те­ри­зу­ет­ся в его отно­ше­нии к рече­вым актам и ко внут­рен­ней речи, одна­ко в иссле­до­ва­ни­ях кон­крет­ных тек­стов диа­ло­гич­ность огра­ни­чи­ва­ет­ся фор­маль­ны­ми рам­ка­ми, и рас­кры­ва­ют­ся лишь внеш­ние при­зна­ки при­сут­ствия адре­са­та в отдель­ных выска­зы­ва­ни­ях тек­ста, осо­бые сти­ли­сти­че­ские при­е­мы во внешне моно­ло­ги­че­ском тек­сте. По суще­ству, игно­ри­ру­ет­ся уже обще­при­знан­ная идея о том, что ком­му­ни­ка­ция — это поле мно­го­век­тор­но­го смыс­ло­во­го вза­и­мо­дей­ствия коммуникантов.

Важ­ным эта­пом в раз­ви­тии тео­рии диа­ло­гич­но­сти ста­ло при­зна­ние ее онто­ло­ги­че­ским свой­ством медиа­ре­чи, обос­но­ва­ние воз­мож­но­сти чле­не­ния все­го медиа­дис­кур­са на ком­по­зи­ци­он­но-рече­вые еди­ни­цы — цик­лы — с репли­кой-сти­му­лом и репли­кой-реак­ци­ей [Дус­ка­е­ва 1995; 2004]. Посколь­ку диа­лог — вза­и­мо­дей­ствие автор­ско­го сло­ва с «чужим», вполне зако­но­мер­но диа­ло­ги­че­ски­ми рас­смат­ри­вать меж­тек­сто­вые отно­ше­ния. М. М. Бах­тин писал об отсут­ствии в при­ро­де изо­ли­ро­ван­ных тек­стов и об отно­си­тель­но­сти гра­ниц выска­зы­ва­ния: «Текст живет, толь­ко сопри­ка­са­ясь с дру­гим тек­стом… Толь­ко в точ­ке это­го кон­так­та вспы­хи­ва­ет свет, осве­ща­ю­щий и назад, и впе­ред, при­об­ща­ю­щий дан­ный текст к диа­ло­гу» [Бах­тин 1979]. Поз­же эти идеи были под­твер­жде­ны и обо­га­ще­ны Ю. М. Лот­ма­ном, счи­тав­шим куль­ту­ру бес­ко­неч­ным кон­ти­ну­у­мом тек­стов [Лот­ман 1981: 6]. Исхо­дя из ска­зан­но­го диа­ло­гич­ность сле­ду­ет при­знать выра­же­ни­ем в медиа­дис­кур­се мно­го­сто­рон­не­го соот­но­ше­ния раз­ных смыс­ло­вых пози­ций адре­сан­та, адре­са­та и «тре­тьих» лиц, кото­рые в ходе ком­му­ни­ка­ции пере­да­ют ком­му­ни­ка­тив­ную илло­ку­тив­ную ини­ци­а­ти­ву из рук в руки, так что илло­ку­тив­ное вынуж­де­ние осу­ществ­ля­ет отнюдь не толь­ко автор. Внеш­ним ком­му­ни­ка­тив­ным вынуж­де­ни­ем пред­опре­де­ля­ет­ся рож­де­ние тек­стов, в кото­рых мы видим не про­сто спор ради спо­ра, а отвер­же­ние, порою в фор­ме агрес­сив­ной отпо­ве­ди оппоненту.

Про­бле­ма изу­че­ния фак­то­ра ответ­но­сти при­об­ре­ла по отно­ше­нию к жур­на­лист­ской речи осо­бен­ную актуальность.

Методика исследования

Нас инте­ре­су­ет, каким обра­зом не про­сто образ адре­са­та, а вза­и­мо­дей­ствие смыс­ло­вых пози­ций авто­ра и адре­са­та в ком­му­ни­ка­ции вли­я­ет на постро­е­ние тек­стов в жур­на­лист­ской сфе­ре обще­ния. Сего­дня собран доста­точ­ный мате­ри­ал, для того что­бы попы­тать­ся разо­брать­ся, как обо­га­ща­ет­ся содер­жа­ние ново­го сооб­ще­ния, появив­ше­го­ся в резуль­та­те вза­и­мо­дей­ствия с преды­ду­щим, что про­ис­хо­дит в речи на пере­се­че­ни­ях тек­стов, а самое глав­ное — какие типо­вые тек­сто­вые фор­мы при­ни­ма­ет смыс­ло­вое реа­ги­ро­ва­ние. Ины­ми сло­ва­ми, нас инте­ре­су­ет, какие зако­но­мер­но­сти ком­му­ни­ка­тив­но­го реа­ги­ро­ва­ния (ответ­но­сти) обна­ру­жи­ва­ют­ся в медий­ном рече­вом обще­нии, когда про­ис­хо­дит, по выра­же­нию М. М. Бах­ти­на, «встре­ча двух тек­стов — гото­во­го и созда­ва­е­мо­го реа­ги­ру­ю­ще­го тек­ста, сле­до­ва­тель­но, встре­ча двух субъ­ек­тов, двух авто­ров» [Бах­тин 2000: 303]. Обна­ру­же­ние таких зако­но­мер­но­стей поз­во­лит понять, как вли­я­ет на обра­зо­ва­ние ново­го тек­ста необ­хо­ди­мость «отве­чать» на преды­ду­щий текст и на после­ду­ю­щий в силу про­ме­жу­точ­но­го поло­же­ния вся­ко­го тек­ста в ком­му­ни­ка­ции, а сле­до­ва­тель­но, в цен­тре наше­го вни­ма­ния будут типо­вые фор­мы тек­стов, рож­да­ю­щи­е­ся в резуль­та­те «встре­чи» двух тек­стов. Сле­ду­ет отме­тить, что до сих пор не пред­при­ни­ма­лось попыт­ки выде­ле­ния типов реак­ции на коми­че­ское, кото­рые про­яв­ля­ют­ся имен­но в гипер­тек­сте, что отли­ча­ет наш под­ход от под­хо­да, пред­став­лен­но­го рабо­те А. Н. Тепля­ши­ной [Тепля­ши­на 2006]. Мы пред­по­ла­га­ем выявить типо­вые рече­вые реак­ции чита­те­лей на пранк извест­ных в Рос­сии масте­ров теле­фон­но­го розыг­ры­ша — Вова­на и Лексуса.

Таким обра­зом, в цен­тре наше­го иссле­до­ва­ния — цикл диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия. Ана­лиз вос­при­я­тия коми­че­ско­го тек­ста-пран­ка пред­по­ла­га­ет три эта­па: 1) иссле­до­ва­ние про­то­си­ту­а­ции, след­стви­ем кото­рой ста­ло появ­ле­ние пран­ка; 2) ана­лиз пред­став­ле­ния рече­вых пар­тий в сооб­ще­ни­ях о пран­ке в СМИ; 3) выяв­ле­ние типов реак­ций на пранк на осно­ве ана­ли­за ком­мен­та­ри­ев поль­зо­ва­те­лей в Сети. В осно­ве ана­ли­за диа­ло­га в нашем иссле­до­ва­нии лежит семан­ти­че­ский под­ход, зало­жен­ный в рабо­тах М. М. Бах­ти­на и полу­чив­ший раз­ви­тие при­ме­ни­тель­но к медиа­си­сте­ме в рабо­тах Л. Р. Дускаевой.

Анализ материала

Для совре­мен­ных рос­сий­ских поли­ти­че­ских медиа харак­тер­на направ­лен­ность век­то­ра сати­ри­че­ской модаль­но­сти про­тив внеш­не­го вра­га. Им ста­ли для Рос­сии ини­ци­а­то­ры санк­ци­он­ной поли­ти­ки, авто­ры неле­пых обви­не­ний про­тив нашей стра­ны. По это­му век­то­ру дей­ству­ет дру­гая сти­ли­сти­ка коми­че­ско­го — трол­линг. Объ­ек­том язви­тель­ных насме­шек мно­гих рос­сий­ских СМИ ста­ло неве­же­ство совре­мен­ных аме­ри­кан­ских поли­ти­ков, чинов­ни­ков, их готов­ность при­ни­мать реше­ния без глу­бо­ко­го изу­че­ния про­бле­мы. В рос­сий­ском инфор­ма­ци­он­ном поле актив­но при­ме­ня­ет­ся пранк, сюжет розыг­ры­ша в кото­ром высту­па­ет инфор­ма­ци­он­ной осно­вой после­ду­ю­щих поле­ми­че­ских сати­ри­че­ских сооб­ще­ний о нем. Один из наи­бо­лее успеш­но про­ве­ден­ных слу­ча­ев — это ост­ро­ум­ный розыг­рыш в фев­ра­ле 2017 г. Вова­ном и Лек­су­сом кон­грес­сву­мен из США Мак­син Уотерс. Поз­же сооб­ще­ние о пран­ке раз­ме­сти­ли мно­гие рос­сий­ские СМИ: «РИА Ново­сти», «Газе­та. ру», «Неза­ви­си­мое обо­зре­ние», «Царь­град» и др.

В пуб­ли­ка­ции пор­та­ла Lenta​.ru вза­и­мо­дей­ству­ют три рече­вых пар­тии, внут­ренне обра­зу­ю­щие диа­ло­ги­че­скую струк­ту­ру. Одна рече­вая пар­тия при­над­ле­жит рас­сказ­чи­ку («я»), пере­да­ю­ще­му сюжет пран­ка, дру­гая — вооб­ра­жа­е­мо­му Вла­ди­ми­ру Грой­сма­ну («он1»), от лица кото­ро­го разыг­ры­ва­ют Мак­син Уор­терс, тре­тья — самой Мак­син («он2»). Мета­текст, ука­зы­ва­ю­щий на субъ­ек­тов речи и харак­тер самих рече­вых дей­ствий, состав­ля­ет кар­кас сообщения.

Мета­текст пер­во­го диа­ло­ги­че­ско­го цик­ла вклю­ча­ет опи­са­ние сти­му­ли­ру­ю­щей репли­ки одно­го «он1» с запро­сом на уточ­не­ние и ответ­ную — уточ­не­ние — дру­го­го ( «он2» ). Репли­ка стро­ит­ся сред­ства­ми пере­да­чи чужой речи, рас­кры­ва­ю­щи­ми замы­сел розыг­ры­ша: Пран­ке­ры Вован и Лек­сус разыг­ра­ли чле­на пала­ты пред­ста­ви­те­лей Кон­грес­са США Мак­син Уотерс от лица пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на. Видео раз­го­во­ра опуб­ли­ко­ва­но на YouTube в поне­дель­ник, 13 фев­ра­ля. Речь шла о санк­ци­ях про­тив Рос­сии. По сло­вам Уотерс, она не зна­ет точ­но о пла­нах пре­зи­ден­та США Дональ­да Трам­па по пово­ду сня­тия огра­ни­че­ний, но счи­та­ет, что он готов пой­ти на попят­ную в этом вопро­се. Наив­ная собе­сед­ни­ца ока­за­лась на крюч­ке у теле­фон­ных хули­га­нов. Участ­ни­ки диа­ло­га с одной сто­ро­ны назва­ны игро­вы­ми номи­на­ци­я­ми Вован и Лек­сус, дано разъ­яс­не­ние игро­вой ситу­а­ции от лица пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на, участ­ник дру­гой сто­ро­ны — Уотерс. Рече­вые дей­ствия пран­ке­ров назва­ны без осуж­де­ния разыг­ра­ли, речь шла о… Рече­вые дей­ствия дру­гой сто­ро­ны — уточ­ня­ю­щей — назва­ны ней­траль­ны­ми сред­ства­ми: ввод­ным сло­вом источ­ни­ка сооб­ще­ния по сло­вам Уотерс и кон­струк­ци­ей «субъ­ект речи + гла­гол речи» она не зна­ет точ­но о пла­нах пре­зи­ден­та…, но счи­та­ет, что он готов пой­ти на попят­ную… Все вме­сте мар­ке­ры рече­во­го вза­и­мо­дей­ствия стро­ят кар­кас метатекста.

Сюжет розыг­ры­ша раз­ви­ва­ет­ся далее в сле­ду­ю­щем мета­тек­сто­вом диа­ло­ги­че­ском цик­ле, постро­ен­ном пред­ло­же­ни­я­ми с кос­вен­ной и пря­мой речью. Речь ини­ци­а­то­ра розыг­ры­ша вво­дит­ся кон­струк­ци­я­ми «субъ­ект речи “он1” + гла­гол речи». В этом фраг­мен­те уже вычи­ты­ва­ет­ся коми­че­ская тональ­ность, пере­да­ю­щая атмо­сфе­ру игры. Назва­ния рече­вых дей­ствий, про­дол­жа­ю­щих розыг­рыш, всту­па­ют в про­ти­во­ре­чие с тем, что эти дей­ствия пред­став­ля­ют собой. Дей­ствия, состо­я­щие в сооб­ще­нии новой пор­ции, как мы уже пони­ма­ем, неправ­ди­вой инфор­ма­ции, назва­ны их про­ти­во­по­лож­но­стью пран­кер пояс­нил, пран­кер внес ясность: Пран­кер пояс­нил, что тема санк­ций акту­аль­на в свя­зи с тем, что на Укра­ине про­изо­шла эска­ла­ция кон­флик­та: «Рос­сия окку­пи­ро­ва­ла Донецк и Львов». Когда пран­кер внес ясность, что Львов — это город на запа­де стра­ны, кон­грес­сву­мен уточ­ни­ла: «Регу­ляр­ные вой­ска Пути­на уже на восто­ке и на запа­де?» Фраг­мент диа­ло­га пере­дан, как видим, слож­но­под­чи­нен­ным пред­ло­же­ни­ем, глав­ная часть кото­ро­го ука­зы­ва­ет на вступ­ле­ние в диа­лог вто­рой сто­ро­ны — кон­грес­сву­мен уточ­ни­ла. Из вопро­са собе­сед­ни­цы ясно, что она ниче­го не подо­зре­ва­ет о розыгрыше.

Сле­ду­ю­щий диа­ло­ги­че­ский цикл «он1 — он2» — куль­ми­на­ция розыг­ры­ша. В нем мни­мый Грой­сман (его рече­вая пар­тия пред­став­ле­на в кос­вен­ной, а затем и в пря­мой речи) «вно­сит пред­ло­же­ние» вве­сти санк­ции про­тив Рос­сии по при­чине вме­ша­тель­ства в выбо­ры несу­ще­ству­ю­щей стра­ны Лим­по­по: Кро­ме того, доба­вил «Грой­сман», на Укра­ине счи­та­ют, что Вашинг­тон и Киев долж­ны нало­жить новые огра­ни­че­ния на Рос­сию, пото­му что она вме­ша­лась во внут­рен­нюю поли­ти­ку Лим­по­по — там рус­ские хаке­ры ата­ко­ва­ли сер­ве­ры во вре­мя выбо­ров. «Взло­ма­ли систе­му выбо­ров в Лим­по­по и уста­но­ви­ли режим сво­ей мари­о­нет­ки Айбо­ли­та», — отме­тил теле­фон­ный хули­ган. По его сло­вам, пре­зи­дент Лим­по­по хочет пере­ехать на Укра­и­ну, посколь­ку боит­ся, что с ним «что-нибудь сде­ла­ют». Пран­ке­ры для сво­ей игры исполь­зу­ют мотив вме­ша­тель­ства Рос­сии в выбо­ры чужой стра­ны. Но, объ­яв­ляя в ходе розыг­ры­ша выду­ман­ную стра­ну, о чем рус­ско­языч­ные чита­те­ли, с дет­ства зна­ю­щие о ска­зоч­ном топо­ни­ме Лим­по­по, осве­дом­ле­ны, пран­ке­ры высме­и­ва­ют цир­ку­ли­ру­ю­щие в аме­ри­кан­ских и евро­пей­ских СМИ слу­хи о вме­ша­тель­стве Рос­сии в выбо­ры чужой стра­ны, пока­зы­вая их неле­пы­ми. Для рус­ско­языч­ной ауди­то­рии сюжет пран­ка кажет­ся забав­ным, но глав­ное — совер­шен­но убий­ствен­ным для репу­та­ции собе­сед­ни­цы пран­ке­ров: она, все­рьез рас­суж­дав­шая о воз­мож­но­сти вме­ша­тель­ства в выбо­ры несу­ще­ству­ю­щей стра­ны, в гла­зах рос­сий­ских чита­те­лей пол­но­стью посрам­ле­на за свое неве­же­ство. В ответ кон­грес­сву­мен лишь про­сит уточ­не­ний: Во вре­мя бесе­ды член Кон­грес­са актив­но зада­ва­ла уточ­ня­ю­щие вопро­сы. Нако­нец, когда шут­ник сооб­щил еще одну дозу лжи­вой инфор­ма­ции (Шут­ник пове­дал и о ситу­а­ции в Габоне: «Путин туда послал свои регу­ляр­ные вой­ска. Он решил под­дер­жать режим пре­зи­ден­та Ондим­бу»), собе­сед­ни­ца, вопре­ки здра­во­му смыс­лу, ока­зы­ва­ет шут­ни­кам уже пол­ную под­держ­ку (Уотерс при­зна­ла, что не зна­ла об этом, и согла­си­лась, что США и Укра­и­на долж­ны быть силь­ны­ми, что­бы оста­но­вить Рос­сию).

Сюжет диа­ло­га-розыг­ры­ша пере­да­ет после­до­ва­тель­ность кон­струк­ций, кото­рые выстра­и­ва­ют мета­текст: Пран­ке­ры Вован и Лек­сус разыг­ра­ли чле­на пала­ты пред­ста­ви­те­лей Кон­грес­са США Мак­син Уотерс — от лица пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на — речь шла о санк­ци­ях — по сло­вам Уотерс — она не зна­ет точ­но…, но счи­та­ет — пран­кер пояс­нил — кон­грес­сву­мен уточ­ни­ла — доба­вил «Грой­сман» — во вре­мя бесе­ды член Кон­грес­са актив­но зада­ва­ла уточ­ня­ю­щие вопро­сы — шут­ник пове­дал и о ситу­а­ции в Габоне — Уотерс при­зна­ла, что не зна­ла об этом, и согла­си­лась… Толь­ко несколь­ко слов сиг­на­ли­зи­ру­ет о розыг­ры­ше (пран­ке­ры, разыг­ра­ли, шут­ник пове­дал и о ситу­а­ции в Габоне, «Грой­сман»), но и их доста­точ­но, для того что­бы воз­ник коми­че­ский эффект. А отсут­ствие со сто­ро­ны собе­сед­ни­цы долж­ной реак­ции на лож­ные сооб­ще­ния пран­ке­ров (о вме­ша­тель­стве в дела несу­ще­ству­ю­щей стра­ны Лим­по­по, под­держ­ке Крем­лем пре­зи­ден­та Ондим­бу, кото­рый за несколь­ко лет до розыг­ры­ша ушел из жиз­ни) со сто­ро­ны когрес­сву­мен зву­чит как трол­линг, кото­рый в гла­зах рос­сий­ских чита­те­лей окон­ча­тель­но посра­мил поли­ти­че­ско­го про­тив­ни­ка: рос­си­ян пранк без­услов­но убеж­да­ет в том, что обви­не­ния аме­ри­кан­ско­го ист­эб­лиш­мен­та Рос­сии в том, что она вме­ши­ва­лась в выбо­ры США, надуманны.

Источ­ник комиз­ма — про­ти­во­ре­чие меж­ду чван­ли­во­стью пред­ста­ви­те­лей поли­ти­че­ско­го ист­эб­лиш­мен­та США, каки­ми они пред­ста­ют в рос­сий­ских медиа, и их неве­же­ством. В резуль­та­те розыг­ры­ша пран­ке­ра­ми это высо­ко­ме­рие посрам­ле­но, вскры­то неве­же­ство и неосве­дом­лен­ность во внеш­ней поли­ти­ке одно­го из самых ста­рых пред­ста­ви­те­лей аме­ри­кан­ских политиков.

Каким был эффект коми­че­ско­го для ауди­то­рии, мы посмот­ре­ли в ходе изу­че­ния ком­мен­та­ри­ев, появив­ших­ся после пуб­ли­ка­ции пран­ка на YouTube и пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­ла о нем в сете­вых СМИ.

В ком­мен­та­ри­ях раз­во­ра­чи­ва­ет­ся сра­зу мно­же­ство диа­ло­ги­че­ских цик­лов, кото­рые явля­ют­ся в одно и то же вре­мя репли­ка­ми-реак­ци­я­ми на репли­ку-сти­мул (сам пранк или меди­а­текст о нем) и репли­ка­ми-сти­му­ла­ми для сле­ду­ю­ще­го ком­мен­та­рия. Такая раз­ветв­лен­ная и отча­сти цик­ли­че­ская систе­ма диа­ло­га харак­те­ри­зу­ет сете­вое обще­ние. Ком­мен­та­тор сам ста­но­вит­ся пол­но­прав­ным участ­ни­ком рече­во­го собы­тия и твор­цом меди­а­тек­ста о нем. Автор ком­мен­та­рия — это адре­сат сооб­ще­ния, содер­жа­ще­го­ся в пран­ке («ты»). Посколь­ку каж­дый поль­зо­ва­тель может стать участ­ни­ком диа­ло­га в сете­вом про­стран­стве, это «ты» может мно­жить­ся до тех пор, пока текст сооб­ще­ния сохра­ня­ет свою акту­аль­ность. Таким обра­зом, мы име­ем дело с «ты1», «ты2», «ты3»… «тых». Каж­дый из этих адре­са­тов, ста­но­вясь участ­ни­ком обще­ния и выра­жая соб­ствен­ную смыс­ло­вую пози­цию, в свою оче­редь, обо­га­ща­ет и допол­ня­ет пер­во­на­чаль­ное сооб­ще­ние, созда­вая тем самым дис­курс, воз­ни­ка­ю­щий вокруг собы­тия. За счет вза­и­мо­дей­ствия дан­ных рече­вых пози­ций про­ис­хо­дит эска­ла­ция эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния коми­че­ско­го — «зара­же­ние» «дру­го­го» соб­ствен­ным смехом.

Таким обра­зом, в ком­мен­та­ри­ях наблю­да­ет­ся слож­ная систе­ма вза­и­мо­дей­ствия рече­вых пар­тий: в одно вре­мя при­сут­ству­ют смыс­ло­вые пози­ции авто­ров ком­мен­та­ри­ев («ты1», «ты2», «ты3»… «тых»), всту­па­ю­щие в диа­ло­ги­че­ские отно­ше­ния друг с дру­гом, авто­ров новост­ных тек­стов сете­вых СМИ («я»), рече­вая пар­тия Вова­на и Лек­су­са, высту­па­ю­щих под име­нем Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на («он1» в текстах медиа, «я» в пран­ке), пар­тия Мак­син Уотерс («он2»).

Как пока­за­ло иссле­до­ва­ние, в сете­вой ком­му­ни­ка­ции фор­ми­ру­ет­ся несколь­ко типов реак­ции на розыг­рыш. В самом общем виде мож­но выде­лить два типа — одоб­ре­ние и неодобрение.

Неодоб­ри­тель­ные отзы­вы о пран­ке и пран­ке­рах без­ад­рес­ны (что выра­жа­ет­ся в отсут­ствии обра­ще­ния) и носят раз­об­ла­ча­ю­щий харак­тер по отно­ше­нию к Вова­ну и Лек­су­су, а так­же к СМИ, кото­рые рас­про­стра­ня­ют новость и под­дер­жи­ва­ют посрам­ле­ние объ­ек­та сати­ри­че­ской насмеш­ки. Неодоб­ре­ние выра­жа­ет­ся в номи­на­ции участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции (внут­рен­ний потре­би­тель, хули­га­ны, теле­фон­ные хули­га­ны, диван­ные кри­ти­ки, выду­ман­ные вра­ги и пр.) и пре­ди­ка­тах (здесь и далее сохра­не­на орфо­гра­фия и пунк­ту­а­ция авто­ров): Самое смеш­ное, что офи­ци­аль­но­го под­твер­жде­ния этой леген­де нет. Отку­да ж ему взять­ся, рас­счи­та­но на внут­рен­не­го потре­би­те­ля; Не шут­ни­ки, а теле­фон­ные хули­га­ны; Поче­му эти пран­ке­ры тыка­ют носом толь­ко «выду­ман­ных вра­гов»? И это всех наших, в том чис­ле пре­зи­ден­та, весе­лит и раду­ет! Что не хва­та­ет моз­гов в нашей стране разыг­рать кого. Ино­гда авто­ры кри­ти­че­ских ком­мен­та­ри­ев обра­ща­ют­ся непо­сред­ствен­но к поль­зо­ва­те­лям (место­име­ние вы), оста­вив­шим хва­леб­ные отзы­вы, такие ком­мен­та­рии неред­ко содер­жат инвек­ти­вы (ура-дур­ни, дур­ни, ниже плин­ту­са, тупее и пр.): Я пора­жа­юсь серой мас­се ура-дур­ней. Вы вери­те любо­му фей­ку, завя­зан­но­му на топор­ной про­па­ган­де и чем ниже плин­ту­са фейк, тем этим дур­ням весе­лее. Глав­ное, что­бы как бы «разыг­ры­ва­е­мые» люди были тупее вас? Это прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Одоб­ри­тель­ные ком­мен­та­рии более раз­но­об­раз­ны по сво­ей струк­ту­ре и содер­жа­нию. Мож­но выде­лить несколь­ко основ­ных форм выра­же­ния одобрения.

Одоб­ре­ние дей­ствий пран­ке­ров вне зави­си­мо­сти от сете­во­го ресур­са (ком­мен­та­рии к само­му пран­ку на YouTube или к ново­стям о нем в сете­вых медиа) про­яв­ля­ет­ся в выхо­де на пря­мой диа­лог с Вова­ном и Лек­су­сом («я — ты» обще­ние), что выра­жа­ет­ся в обра­ще­нии ком­мен­ти­ру­ю­щих к авто­рам пран­ка (игро­вым — Вован и Лек­сус, сете­вым — Vovan222prank, общим, нося­щим пани­брат­ский харак­тер, — ребя­та, пар­ни): Доро­гие Вован и Лек­сус! Ну как мож­но было удер­жать­ся и не заржать в голос? Ну как мож­но было дове­сти бесе­ду до кон­ца и не упи­сать­ся от сме­ха?! Выс­ший пило­таж!; Ребя­та! БРАВО!!!; Молод­цы ребя­та ))) Пар­ни, вы луч­шие!!!))) и т. д. Отдель­но мож­но выде­лить ком­мен­та­рии с пря­мым выра­же­ни­ем бла­го­дар­но­сти: Vovan222prank , спа­си­бо !!! И отдель­но за кар­тин­ку — тоже !!!; Выс­шая сте­пень одоб­ре­ния пран­ка вид­на в номи­на­ци­ях пран­ке­ров (гении, гени­аль­ные шут­ни­ки, пат­ри­о­ты и пр.): Гении))); Вован с Лек­су­сом — гени­аль­ные шут­ни­ки!!!!! При­чем шутят с поль­зой для Рос­сии, ну это могут толь­ко гении и пат­ри­о­ты!

Высме­и­ва­ние «жерт­вы» — Мак­син Уотерс («он2») — про­яв­ля­ет­ся в исполь­зо­ва­нии такой инвек­тив­ной лек­си­ки, как обе­зья­на, лоша­ра, дура, бабусь­ка, баб­ка, ста­рая переч­ни­ца и пр.: ста­рой шим­пан­зе так и надо; это шваб­ра пре­крас­на. Пар­ни, я поня­тия не имею, кто вам сли­ва­ет номе­ра их каль­ку­ля­то­ров, но вы молод­чи­ки! Все номи­на­ции носят откры­то выра­жен­ную сати­ри­че­скую оцен­ку кон­грес­сву­мен, отдель­но отме­тим этно­фо­лиз­мы обе­зья­на и шим­пан­зе по отно­ше­нию к тем­но­ко­жей Уотерс. Ту же тональ­ность под­дер­жи­ва­ют номи­на­ции, не име­ю­щие в узу­се подоб­ных кон­но­та­тив­ных смыс­лов и не несу­щие харак­тер инвек­тив­но­сти (напри­мер, ней­траль­ное бабуш­ка или бабу­ля — сло­во, явля­ю­ще­е­ся в раз­го­вор­ной речи лас­ко­вой фами­льяр­ной номи­на­ци­ей бабуш­ки), одна­ко в кон­тек­сте ком­мен­та­рия при­об­ре­та­ют тако­вой: Эх, неуки! Оби­де­ли ста­рень­кую бабуш­ку…; Тро­лить бабуш­ку, конеч­но, нехо­ро­шо, но ведь ей не будет стыд­но. В ряде слу­ча­ев номи­на­ции сена­то­ра сопро­вож­да­ют­ся атри­бу­та­ми бед­ная, боль­ная, ста­рая, что соот­вет­ству­ет при­ня­то­му в раз­го­вор­ной речи их упо­треб­ле­нию в иро­ни­че­ском и уни­чи­жи­тель­ном клю­че: Бед­ную бабусь­ку кон­драш­ка шарах­нет, когда узна­ет прав­ду…; Зачем вы так над ста­рой боль­ной жен­щи­ной? Она очень искренне состра­да­ет Айбо­ли­ту.

Реак­ция на коми­че­скую фор­му преду­смат­ри­ва­ет выра­же­ние поло­жи­тель­но­го эмо­ци­о­наль­но­го отве­та на смех, вызван­ный розыг­ры­шем. Ана­лиз ответ­ных реплик поль­зо­ва­те­лей пока­зал мно­го­слой­ность вос­при­я­тия коми­че­ско­го ауди­то­ри­ей в совре­мен­ной ситу­а­ции транс­фор­ма­ции его типов и форм. Пранк, изна­чаль­но суще­ству­ю­щий как тип хули­ган­ско­го розыг­ры­ша, вос­при­ни­ма­ет­ся частью ауди­то­рии, несмот­ря на ост­ро­со­ци­аль­ную направ­лен­ность и изоб­ли­ча­ю­щий харак­тер, соот­вет­ству­ю­ще. Эта часть ауди­то­рии вос­при­ни­ма­ет пранк как нечто создан­ное исклю­чи­тель­но для раз­вле­че­ния, улав­ли­вая таким обра­зом толь­ко лежа­щий на поверх­но­сти комизм, свя­зан­ный с верой Уотерс в реаль­ное суще­ство­ва­ние стра­ны Лим­по­по, кото­рая ста­ла жерт­вой вме­ша­тель­ства Рос­сии в ее внут­рен­нюю поли­ти­ку. Такая реак­тив­ность преду­смат­ри­ва­ет модель «субъ­ект + гла­гол сме­ха»: я валя­юсь )))); Я пла­чу)))))))))!!!!!!!!!!!!!!!; Йапла­калъ со сме­ху))))); )))))сна­ча­ла не пове­рил, теперь от сме­ха уми­раю!!!))))Айбо­лит спа­сай!))))) Отступ­ле­ния от этой моде­ли могут выра­жать­ся в номи­на­ции пран­ка в соот­вет­ствии с воз­буж­да­е­мой им реак­ци­ей (ржа­ка).

Реак­ция на сати­ри­че­ское содер­жа­ние про­яв­ля­ет­ся в реа­ги­ро­ва­нии на объ­ект высме­и­ва­ния (Мак­син Уотерс и поли­ти­че­ский ист­эб­лиш­мент США в ее лице) в вос­при­я­тии пран­ка как сати­ри­че­ско­го про­из­ве­де­ния, при­зван­но­го изоб­ли­чить объ­ект высме­и­ва­ния. Нуж­но отме­тить, что направ­лен­ность сати­ри­че­ско­го высме­и­ва­ния полу­ча­ет в ком­мен­та­ри­ях раз­ную интер­пре­та­цию. Часть ком­мен­та­ри­ев посвя­ще­на неве­же­ству самой кон­грес­сву­мен, выяв­ля­ет­ся несо­от­вет­ствие меж­ду зани­ма­е­мой долж­но­стью и уров­нем ком­пе­тент­но­сти: Тупость сена­тор­ши запре­дель­ная; И это выпуск­ни­ца Кали­фор­ний­ско­го Госу­дар­ствен­но­го Уни­вер­си­те­та и т. п. В ряде слу­ча­ев поль­зо­ва­те­ли осу­ществ­ля­ют пере­нос неве­же­ства Уотерс на весь аме­ри­кан­ский поли­ти­че­ский ист­эб­лиш­мент, рас­смат­ри­вая эту харак­те­ри­сти­ку как типо­вую. Мар­ке­ра­ми тако­го пере­но­са высту­па­ют место­име­ния они (пра­ви­тель­ство США), такие (такие люди), наре­чие там (США). Про­ис­хо­дит раз­де­ле­ние мира на «сво­их» и «чужих», послед­ние харак­те­ри­зу­ют­ся с помо­щью инвек­тив­ной лек­си­ки: Гос­по­ди кто у них рулит. Про­сто умствен­но отста­лые. Не зна­ют Где нахо­дят­ся стра­ны. Вот как они гео­гра­фию в шко­ле про­хо­дят????; ста­дия дегра­да­ции пра­вя­щих элит сша… и эти дэби­лы дик­ту­ют все­му миру пра­ви­ла игры?! неуже­ли там все так пло­хо?; и такие люди управ­ля­ют Америкой!

Ино­гда для это­го упо­доб­ле­ния исполь­зу­ют­ся име­на дру­гих поли­ти­ков (чаще все­го Джейн Пса­ки и Хила­ри Клин­тон): Сижу, смот­рю и думаю. Если бы вме­сто фото Уотерс, фото Пса­ки или Клин­тон вста­ви­ли. Так же про­ка­на­ло бы?; Оче­ред­ной вари­ант «Пса­ки», наде­ем­ся на про­дол­же­ние при­ко­лов от Вашинг­тоско­го обко­ма. Про­ис­хо­дит про­цесс део­ни­ми­за­ции, име­на соб­ствен­ные демон­стри­ру­ют свой­ства пре­це­дент­но­сти, ста­но­вясь сино­ни­ма­ми глу­по­сти и необ­ра­зо­ван­но­сти. При­ме­ча­тель­но в этом отно­ше­нии упо­треб­ле­ние име­ни Пса­ки в кавыч­ках в послед­нем при­ме­ре. В ряде слу­ча­ев про­ис­хо­дит пере­нос качеств аме­ри­кан­ской пра­вя­щей эли­ты, высме­ян­ных в пран­ке, на всех жите­лей США, при этом так­же при­сут­ству­ет обра­ще­ние к пре­це­дент­но­сти — обыг­ры­ва­ет­ся извест­ный рефрен юмо­ри­сти­че­ских выступ­ле­ний М. Задор­но­ва «Ну тупые!»: все эти годы мы сме­я­лись над Задор­но­вым. теперь видим, что он был прав. «Ну тупые!»; ну тупы­ы­ы­ые. молод­цы это реаль­но смеш­но; Нууу тупы­ы­ы­ее­е­ее………. (с).

Раз­ви­тие коми­че­ско­го эффек­та в игро­вых ком­мен­та­ри­ях так­же ста­но­вит­ся фор­мой выра­же­ния одоб­ре­ния и про­яв­ля­ет­ся в про­во­ци­ру­е­мой вза­и­мо­дей­стви­ем рече­вых пози­ций эска­ла­ции эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния, вызван­но­го коми­че­ским содер­жа­ни­ем пран­ка. Исполь­зо­ва­ние пре­це­дент­но­го тек­ста про­во­ци­ру­ет поль­зо­ва­те­лей к про­дол­же­нию язы­ко­вой игры в ком­мен­та­ри­ях. При этом может исполь­зо­вать­ся как пер­во­на­чаль­ный источ­ник (що, опять!? а лим­по­по за шо? Айбо­ли­та на геля­ку! смерть тво­ро­гу!; Лим­по­по­шеч­ки бед­нень­кие, как же вы теперь там буде­те?:))); Я дочь Бар­ма­лея и поверь­те у нас в Лим­по­по не всё так одно­знач­но, мно­го и таких обе­зьян, кото­рые про­тив кро­ва­во­го режи­ма Айбо­ли­та!!! ))); Вам смеш­но а нам в Лим­по­по не очень), так и дру­гие тек­сты. Напри­мер, транс­фор­ма­ции под­вер­га­ет­ся извест­ный диа­лог из филь­ма «Джентль­ме­ны удачи»:

— Девуш­ка, а девуш­ка! Вас как зовут?
— Маак­син!
— Ну и ДУРА!! 

Мно­го­крат­но обыг­ры­ва­ет­ся фра­за «Любая кухар­ка может управ­лять госу­дар­ством», при­пи­сы­ва­е­мая В. И. Лени­ну: любая кухар­ка может управ­лять госу­дар­ством…; Ленин был прав, каж­дая кухар­ка может управ­лять аме­ри­кан­ским госу­дар­ством.

Еще один тип подоб­ной реак­ции — вне­се­ние испол­нен­ных комиз­ма пред­ло­же­ний по даль­ней­шим дей­стви­ям, свя­зан­ным с ситу­а­ци­ей вокруг вымыш­лен­ной стра­ны Лим­по­по, что выра­жа­ет­ся в раз­лич­ных фор­мах про­яв­ле­ния побуж­де­ния — созда­ет­ся ситу­а­ция «псев­до­по­бу­ди­тель­но­сти»: Тре­бу­ем оста­вить Лим­по­по в покое. А мари­о­нет­ку Айбо­ли­та сроч­но осу­дить меж­ду­на­род­ным сооб­ще­ством, не при­зна­вая ито­ги выбо­ров; Пред­ла­гаю сроч­но отко­ман­ди­ро­вать отряд осо­бо­го назна­че­ния «Аль­фа» в Стра­ну Дура­ков для свер­же­ния режи­ма дик­та­то­ра Кара­ба­са Бара­ба­са, кото­рый изде­ва­ет­ся над сво­и­ми под­дан­ны­ми, тер­ро­ри­зи­руя насе­ле­ние стра­ны. Спе­цо­пе­ра­ция «Золо­той клю­чик» согла­со­ва­на с руко­во­ди­те­лем под­раз­де­ле­ния П. Кар­ло и утвер­жде­на все­ми сена­то­ра­ми пар­ла­мен­та Тара­бар­ско­го коро­лев­ства в сто­ли­це коро­лев­ства — Камор­ке. Осо­бая роль воз­ло­же­на на аген­та «Маль­ви­на» кото­рая при­зва­на внед­рит­ся в рас­по­ло­же­ние дик­та­то­ра Бара­ба­са. Ответ­ствен­ным за совер­ше­ние опе­ра­ции назна­ча­ет­ся агент «Бура­ти­но», кото­рый при­зван лик­ви­ди­ро­вать дик­та­то­ра из глад­ко­стволь­но­го ору­жия «Нос-31СМ».

Побуж­де­ние пран­ке­ров к даль­ней­шим дей­стви­ям — осо­бый тип ком­мен­та­ри­ев, при­ни­ма­ю­щих фор­му сове­та об улуч­ше­нии дан­но­го розыг­ры­ша или вари­ан­тах про­дол­же­ния (необ­хо­ди­мо, надо, хоро­шо бы, вот бы и пр.): необ­хо­ди­мо еще наших про­дви­нуть: Бабу Ягу, Кощея, поду­май­те где бли­жай­шие выбо­ры…; Вовааа­ан, Лек­сус про Марс еще что-нибудь заба­ба­хай­те. Пусть туды сле­та­ют)); Паца­ны, это круто!!!Но надо было ее спро­во­ци­ро­вать на офи­ци­аль­ное сроч­ное заяв­ле­ние о под­держ­ке Бар­ма­лея, пото­му что это немед­лен­но оста­но­ви­ло бы рус­ских))).

Результаты исследования

Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что пранк явля­ет­ся совре­мен­ной фор­мой сати­ры, осо­бен­но­сти вос­при­я­тия кото­рой мож­но про­сле­дить в мно­го­го­ло­сом диа­ло­ге сете­во­го вза­и­мо­дей­ствия. В этом диа­ло­ге сли­ва­ют­ся мно­го­чис­лен­ные рече­вые пар­тии — от авто­ров пран­ка и их «жерт­вы» до раз­но­об­раз­но­го по тональ­но­сти хора голо­сов авто­ров сете­вых ком­мен­та­ри­ев. Нуж­но отме­тить при этом, что боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей, остав­ля­ю­щих ком­мен­та­рии на все­воз­мож­ных сете­вых ресур­сах, счи­ты­ва­ют коми­че­ское содер­жа­ние пран­ка, направ­лен­ное на сати­ри­че­ское изоб­ли­че­ние внеш­не­го вра­га. Досто­вер­ность полу­чен­ных резуль­та­тов под­твер­жда­ет обра­ще­ние к рече­во­му мате­ри­а­лу, свя­зан­но­му с недав­ним ана­ло­гич­ным розыг­ры­шем дру­го­го аме­ри­кан­ско­го поли­ти­ка — сена­то­ра Грэма.

Выводы

Под­во­дя ито­ги, отме­тим: в обще­ствен­но-поли­ти­че­ских СМИ более все­го вос­тре­бо­ва­на сати­ра, посколь­ку ее поле­ми­че­ский заряд соот­вет­ству­ет функ­ци­о­наль­ной направ­лен­но­сти изда­ний. Сати­ри­че­ский смех в про­го­су­дар­ствен­ных СМИ направ­лен про­тив внеш­не­го идео­ло­ги­че­ско­го про­тив­ни­ка. Источ­ник коми­че­ско­го в них — про­ти­во­ре­чия самой дей­стви­тель­но­сти: неле­пость чьих-то дей­ствий, поли­ти­че­ская несо­сто­я­тель­ность. Исполь­зо­ва­ние сати­ры воз­мож­но в тех ком­му­ни­ка­тив­ных ситу­а­ци­ях, где пози­ция авто­ра откры­то заявлена.

Дума­ет­ся, что пер­спек­тив­ным под­хо­дом к изу­че­нию осо­бен­но­стей вос­при­я­тия сати­ры в совре­мен­ной ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции может стать обра­ще­ние к диа­ло­ги­че­ской струк­ту­ре сете­во­го обще­ния. При таком под­хо­де ста­но­вит­ся оче­вид­на не толь­ко осно­ва рече­во­го вза­и­мо­дей­ствия субъ­ек­тов обще­ния, но и «опор­ные точ­ки» в смыс­ло­об­ра­зо­ва­нии совре­мен­но­го медиадискурса.

В ходе ана­ли­за ком­мен­та­ри­ев поль­зо­ва­те­лей, посвя­щен­ных розыг­ры­шу Мак­син Уотерс Вова­ном и Лек­су­сом, были выде­ле­ны сле­ду­ю­щие типы реак­ции на пранк как фор­му коми­че­ско­го: неодоб­ре­ние пран­ка и пран­ке­ров, одоб­ре­ние дей­ствий пран­ке­ров, высме­и­ва­ние «жерт­вы» розыг­ры­ша, выра­же­ние эмо­ци­о­наль­ной реак­ции на коми­че­скую фор­му, выра­же­ние реак­ции на сати­ри­че­ское содер­жа­ние, коми­че­ские игро­вые ком­мен­та­рии, побуж­де­ние пран­ке­ров к после­ду­ю­щим рече­вым действиям.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 22 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 17 фев­ра­ля 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 22, 2019
Accepted: February 17, 2020