Среда, Октябрь 16Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Влияние массмедиа на предложную систему русского языка

Рассматривается влияние медиаречи на предложную систему русского языка. Анализируются предложные сочетания (ПС) с инвариантом ‘доминация’, которых в русском языке насчитывается около 200 единиц. На фоне обзорной характеристики данной группы анализу подвергается микрогруппа предложных сочетаний с инвариантом ‘наблюдение’, образованная на основе базовых компонентов-существительных. Несмотря на разную степень опредложенности, все ПС данной группы образуют директивно-локативную оппозицию: под наблюдение кого/чего — под наблюдением кого/чего. На примере ПС с базовым компонентом прицел выявляется их морфосинтагматическая парадигма, состоящая из 13 единиц. Рассматриваются также особенности текстовой парадигмы, образуемой предложными сочетаниями с данным базовым компонентом. Установлены функции синтаксем, употребляемых с нуль-формой имени в медиаречи. ПС типа под прицелом обнаруживают широкую сочетаемость с управляемыми существительными, обширное номинативное поле которых включает лексику, имеющую тенденцию движения от предметных имен к признаковым (под прицелом ракет — под прицелом любви). Широкая сочетаемость слова прицел является катализатором его движения на пути к грамматикализации в составе предложного сочетания. По данным Национального корпуса русского языка выявлено, что пики активного употребления ПС с базовым компонентом прицел появляются через 2–3 года после социально-политических катаклизмов в России. Делается вывод о двойственности феномена популярности предложных сочетаний с БК прицел: с одной стороны, это явление, объективно отражающее современное общество с предельной открытостью жизни человека, слежением за его жизнью и вторжением в нее; с другой стороны, это одно из культивируемых в медиаречи лингвотоксичных средств, которое формирует в массовом сознании милитаристскую модель действительности, добавляя в информационное пространство свою порцию агрессии и страха.

The Influence of the Mass Media on the Russian Prepositional System

The media speech influence the prepositional system of the Russian language is considered. The prepositional combinations (PC) with the invariant ‘domination’ are analyzed (there are about 200 units in the Russian language). On the background of the survey characteristic of this group, the microgroup of prepositional combinations with the invariant ‘observation’ is subjected to analysis. It is formed on the basis of the basic components-nouns. Despite the different degrees of being preposition, all the PC of this group form directive-local opposition: под наблюдение кого/чего — под наблюдением кого/чего. On the example of PC with basic component прицел a morphosyntagmatic paradigm consisting of 13 units is revealed. The peculiarities of the text paradigm formed by the prepositional combinations with this base component are also considered. The functions of syntaxeme used with the null-form of the name in the media speech are identified. PC type под прицелом demonstrates wide compatibility with managed nouns, the extensive nominative field of which includes lexis, which has a tendency to move from subject names to attributive (под прицелом ракет — под прицелом любви). Wide compatibility of the word прицел is the catalyst of its movement towards the grammaticalization in the composition of the prepositional combination. According to the Russian National Corpus, it is revealed that the peaks of active use of PC with the basic component прицел appear 2–3 years after the socio-political cataclysms in Russia. The conclusion about the duality of the phenomenon of the popularity of prepositional combinations with the basic component прицел is made. This phenomenon objectively reflects today’s society with the utmost openness of person’s life; but it is one of the lingvotoxic tools cultivated in the media, which forms a militaristic model of reality in the mass consciousness, adding to the information space its own portion of aggression and fear.

Конюшкевич Мария Иосифовна — д-р филол. наук, проф.;
marikon9@mail.ru

Гродненский государственный университет им. Янки Купалы,
Беларусь, 230022, Гродно, ул. Ожешко, 22

Maria I. Konyushkevich — Dr. Sci. in Philology, Professor;
marikon9@mail.ru

Grodno State University named after Ianka Kupala,
22, ul. Ozheshko, Grodno, 230022, Belarus

Конюшкевич, М. И. (2019). Влияние массмедиа на предложную систему русского языка. Медиалингвистика, 6 (1), 35–47. 

DOI: 10.21638/spbu22.2019.103

URL: https://medialing.ru/vliyanie-massmedia-na-predlozhnuyu-sistemu-russkogo-yazyka/ (дата обращения: 16.10.2019)

Konyushkevich, M. I. (2019). The Influence of the Mass Media on the Russian Prepositional System. Media Linguistics, 6 (1), 35–47. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.103

URL: https://medialing.ru/vliyanie-massmedia-na-predlozhnuyu-sistemu-russkogo-yazyka/ (accessed: 16.10.2019)

УДК 81.367.633

Поста­нов­ка про­бле­мы. О вли­я­нии медиа на рус­ский лите­ра­тур­ный язык (рав­но как и на дру­гие язы­ки), уже суще­ству­ет мно­го­чис­лен­ная лите­ра­ту­ра, но она в основ­ном каса­ет­ся зна­ме­на­тель­ной лек­си­ки и ее воз­дей­ству­ю­ще­го потен­ци­а­ла, посколь­ку имен­но эта под­си­сте­ма язы­ка свя­за­на непо­сред­ствен­но с реаль­ной дей­стви­тель­но­стью.

Более слож­ным для иссле­до­ва­те­ля пред­став­ля­ет­ся уста­нов­ле­ние вли­я­ния медиа на слу­жеб­ный фонд язы­ка, в част­но­сти на пред­лож­ную систе­му, посколь­ку отно­ше­ния, выра­жа­е­мые пред­ло­га­ми, явля­ют­ся опо­сре­до­ван­ны­ми — через син­так­си­че­ские свя­зи меж­ду сло­ва­ми, назы­ва­ю­щи­ми реаль­ные объ­ек­ты. И тем не менее, несмот­ря на опо­сре­до­ван­ный харак­тер, в пред­лож­ной систе­ме появ­ля­ют­ся новые виды отно­ше­ний, во мно­гом обу­слов­лен­ные реаль­ной дей­стви­тель­но­стью.

А. А. Поли­кар­пов выявил направ­ле­ние это­го непре­рыв­но­го про­цес­са: «…ста­но­вя­щий­ся со вре­ме­нем все более семан­ти­че­ски абстракт­ным, лек­си­че­ский знак ищет соот­вет­ству­ю­щую ему более абстракт­ную, все более грам­ма­ти­че­скую фор­му… Повто­ря­ю­щи­е­ся по сво­ей направ­лен­но­сти… акты син­так­си­че­ской дери­ва­ции опре­де­ля­ют воз­мож­ность фор­ми­ро­ва­ния тен­ден­ции к обра­зо­ва­нию… все более при­зна­ко­вых, все более грам­ма­тич­ных, более кате­го­ри­аль­но абстракт­ных слов, вплоть до таких чисто слу­жеб­ных слов, как сою­зы и пред­ло­ги» [Поли­кар­пов 2004: 288].

Исто­рия вопро­са. Лите­ра­ту­ра по исто­рии и тео­рии пред­ло­га необо­зри­ма, огра­ни­чим­ся толь­ко упо­ми­на­ни­ем несколь­ких пер­со­на­лий, в тру­дах кото­рых глав­ны­ми явля­ют­ся вопро­сы попол­не­ния это­го клас­са слу­жеб­ных слов и кри­те­ри­ев опре­де­ле­ния гра­ниц этой кате­го­рии. Так, Е. Т. Чер­ка­со­ва глав­ны­ми отли­чи­тель­ны­ми при­зна­ка­ми пере­хо­да зна­ме­на­тель­ных слов в пред­ло­ги счи­та­ла син­се­ман­тич­ность и син­син­так­сич­ность таких лек­сем [Чер­ка­со­ва 1967]. П. П. Шуба с уче­том син­так­си­че­ских функ­ций сло­ва рас­ши­рил спи­сок бело­рус­ских еди­ниц пред­лож­но­го типа до полу­ты­ся­чи, диф­фе­рен­ци­руя их по сте­пе­ни опред­ло­жи­ва­ния и с ори­ен­та­ци­ей на дери­ва­ци­он­ную базу [Шуба 1971; 1993]. В поль­ском язы­ко­зна­нии заме­тен сло­варь [Мilewska 2003].

Но пол­нее все­го совре­мен­ное состо­я­ние вопро­са о пред­ло­ге отра­же­но в тру­дах М. В. Все­во­ло­до­вой, ее кол­лег и уче­ни­ков. Кон­цеп­ция атри­бу­ции пред­ло­га, изло­жен­ная авто­ра­ми в [Все­во­ло­до­ва и др. 2014], — резуль­тат рабо­ты рос­сий­ской сто­ро­ны, ини­ци­и­ро­вав­шей дву­сто­рон­ний науч­ный про­ект по изу­че­нию и сопо­став­ле­нию рус­ской и бело­рус­ской пред­лож­ных систем. Атри­бу­ти­ро­ван­ный спи­сок рус­ских пред­ло­гов, пред­став­лен­ный в [Все­во­ло­до­ва и др. 2018], пока толь­ко нача­ло: реестр рус­ских пред­ло­гов пред­став­лен диа­па­зо­ном букв А–В. Резуль­та­том бело­рус­ской сто­ро­ны назван­но­го выше дву­сто­рон­не­го про­ек­та и его кон­цеп­ции стал ряд ста­тей и трех­том­ник, вклю­ча­ю­щий моно­гра­фию и реестр бело­рус­ских пред­лож­ных еди­ниц [Канюш­кевіч 2008–2010]. Вско­ре про­ект по иссле­до­ва­нию грам­ма­ти­ки сла­вян­ско­го пред­ло­га стал откры­тым и меж­на­ци­о­наль­ным [Сла­вян­ски­те пред­ло­зи 2007; Загніт­ко 2007].

Для изло­же­ния и (осо­бен­но) вос­при­я­тия основ­но­го содер­жа­ния нашей ста­тьи при­ве­дем ряд исход­ных посту­ла­тов в све­те кон­цеп­ции, при­ня­той участ­ни­ка­ми про­ек­та по атри­бу­ции пред­ло­га.

  1. Пред­лог — мор­фо­син­так­си­че­ская кате­го­рия, обна­ру­жи­ва­ю­щая себя не столь­ко в мор­фо­ло­гии, сколь­ко в син­так­си­се вплоть до син­так­си­са тек­ста. «Мор­фо­син­так­си­че­ская функ­ция пред­ло­га состо­ит в том, что он, не будучи частью мор­фо­ло­ги­че­ской фор­мы сло­ва, фор­ми­ру­ет сло­во­фор­му — син­так­си­че­скую фор­му сло­ва, син­так­се­му, обра­зуя с ней в рам­ках син­так­си­че­ских постро­е­ний… еди­ное целое» [Все­во­ло­до­ва 2014: 54].
  2. Вме­сте с флек­си­ей суб­стан­ти­ва пред­лог явля­ет­ся фор­ман­том син­так­се­мы, в то вре­мя как осно­ва само­го суб­стан­ти­ва — ее лек­си­че­ским (номи­на­тив­ным) ком­по­нен­том.
  3. В каче­стве пред­ло­га спо­соб­ны высту­пать зна­ме­на­тель­ные сло­ва — авто­ном­но или в соче­та­нии с пер­во­об­раз­ны­ми пред­ло­га­ми, обра­зуя доволь­но устой­чи­вые соче­та­ния, что дела­ет их объ­ек­том рас­смот­ре­ния в све­те тео­рии грам­ма­ти­ки кон­струк­ций [Рахи­ли­на 2010]. Такие ана­ли­ти­че­ские еди­ни­цы мы назы­ва­ем пред­лож­ны­ми соче­та­ни­я­ми (ПС). Это не един­ствен­ный для них тер­мин в линг­ви­сти­ке. В зави­си­мо­сти от кон­цеп­ций авто­ров и кри­те­ри­ев атри­бу­ции пред­ло­га их назы­ва­ют «оты­мен­ны­ми реля­ти­ва­ми» [Шере­ме­тье­ва 2008], «реля­тив­ны­ми фра­зео­ло­гиз­ма­ми» [Шига­но­ва 2003], «фра­зео­ло­ги­зи­ро­ван­ны­ми пред­ло­га­ми» [Галь­чен­ко 2004], Präpositionalphrasen (букв. «пред­лож­ные фра­зы») [Schröder 1990].
  4. Зна­ме­на­тель­ное сло­во, втя­ну­тое в поле пред­ло­га, вхо­дит в него не пол­ной сво­ей пара­диг­мой, а одной или несколь­ки­ми сло­во­фор­ма­ми, утра­чи­ва­ет неко­то­рые при­зна­ки сво­ей части речи и обра­зу­ет вме­сте с пер­во­об­раз­ны­ми пред­ло­га­ми пред­лож­ное соче­та­ние, ста­но­вясь его базо­вым ком­по­нен­том (БК).
  5. Посколь­ку еди­ни­цы, выпол­ня­ю­щие пред­лож­ные функ­ции, име­ют раз­ную сте­пень опред­ло­жен­но­сти, то кате­го­рия пред­ло­га обла­да­ет поле­вой струк­ту­рой, с цен­тром и пери­фе­рий­ны­ми зона­ми. В нашей ста­тье под поня­ти­ем «пред­лож­ное соче­та­ние» пони­ма­ют­ся все рас­смат­ри­ва­е­мые еди­ни­цы неза­ви­си­мо от их нахож­де­ния в той или иной зоне поля пред­ло­га.
  6. Пред­ло­ги, обра­зо­ван­ные на осно­ве одно­го БК, могут фор­ми­ро­вать семан­ти­че­ские, мор­фо­син­таг­ма­ти­че­ские (в тер­ми­но­ло­гии М. В. Все­во­ло­до­вой — мор­фо­син­так­си­че­ские) и тек­сто­вые пара­диг­мы [Все­во­ло­до­ва 2014: 231–235].
  7. Будучи по сво­ей при­ро­де пре­ди­ка­та­ми, пред­лож­ные соче­та­ния обла­да­ют левой и пра­вой валент­но­стью, кото­рая вли­я­ет не толь­ко на сте­пень их опред­ло­жен­но­сти, но и на модель выска­зы­ва­ния (при­мер валент­ност­но­го ана­ли­за пред­лож­ных еди­ниц видим в [Шере­ме­тье­ва 2008]).

Гово­ря о новых видах отно­ше­ний, выра­жа­е­мых пред­ло­га­ми, мы ста­вим цель про­сле­дить отно­ше­ния доми­на­ции, отра­жа­ю­щие харак­тер совре­мен­ных инсти­ту­ци­о­наль­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний в чело­ве­че­ском сооб­ще­стве, типа дей­ство­вать под эги­дой ООН, взять под юрис­дик­цию Рос­сии, жить под над­зо­ром поли­ции, усту­пить под натис­ком обсто­я­тельств, посту­пать по веле­нию дол­га, поги­бать в тис­ках гре­ха, попасть под каток репрес­сий и др. Пред­лож­ные соче­та­ния, выра­жа­ю­щие эти отно­ше­ния, мы услов­но назва­ли кон­фир­ма­тив­ны­ми, а обра­зу­е­мые ими син­так­се­мы (в при­ме­рах они выде­ле­ны) — кон­фир­ма­ти­ва­ми (от лат. сonfirmatio — «утвер­жде­ние»; ср. кон­фир­ма­ция — утвер­жде­ние выс­шей вла­стью судеб­но­го при­го­во­ра, в кон­фес­си­ях — утвер­жде­ние, обряд при­об­ще­ния детей к церк­ви). Ина­че гово­ря, кон­фир­ма­тив — дено­та­тив­ная роль син­так­се­мы, пред­став­ля­ю­щая доми­на­цию (утвер­жде­ние, под­держ­ку, вли­я­ние, власть, дав­ле­ние, кон­троль и т. п.) одно­го участ­ни­ка ситу­а­ции (лица, кол­лек­ти­ва, явле­ния, сти­хии) над дру­гим.

Пред­ва­ри­тель­но дадим крат­кие све­де­ния о кон­фир­ма­тив­ных ПС, изло­жен­ные в наших пред­ше­ству­ю­щих пуб­ли­ка­ци­ях (напри­мер, в [Конюш­ке­вич 2015]), дабы чита­тель уви­дел мас­штаб дан­но­го вида отно­ше­ний. В Наци­о­наль­ном кор­пу­се рус­ско­го язы­ка (НКРЯ) и интер­нет-ресур­сах нами на сего­дня выяв­ле­но око­ло 200 (и едва ли это конеч­ный спи­сок) ПС с инва­ри­ан­том ‘доми­на­ция’. Одни ПС закре­пи­лись в рус­ском язы­ке в виде фра­зео­ло­гиз­ма, напри­мер под эги­дой, пода­ва­е­мо­го толь­ко под зна­ком ром­ба [Евге­нье­ва 1981]; дру­гие пред­став­ля­ют собой кли­ше: под вли­я­ни­ем; тре­тьи выгля­дят доста­точ­но све­жей мета­фо­рой: под кат­ком репрес­сий; чет­вер­тые и вовсе окка­зи­о­наль­ны: Под дулом объ­ек­ти­ва (назва­ние выстав­ки порт­ре­тов). Сло­ва­ри и грам­ма­ти­ки не поспе­ва­ют фик­си­ро­вать обра­зо­ва­ние подоб­ных соче­та­ний, а рече­вая прак­ти­ка демон­стри­ру­ет нам более широ­кий их спи­сок и более актив­ное их упо­треб­ле­ние. Напри­мер: Пер­со­нал в Косо­во наме­рен вый­ти из-под эги­ды ООН и перей­ти под эги­ду ЕС (здесь и далее после кон­тек­стов из НКРЯ назы­ва­ет­ся автор или СМИ; автор­ство кон­тек­стов из интер­нет-ресур­сов и адре­са сай­тов опус­ка­ют­ся).

В семан­ти­че­ском отно­ше­нии кон­фир­ма­тив­ные ПС рас­па­да­ют­ся на десять лек­си­ко-функ­ци­о­наль­ных групп, восемь из кото­рых обра­зу­ют пары сло­во­форм вини­тель­но­го и тво­ри­тель­но­го паде­жей — с дирек­тив­но-лока­тив­ной оппо­зи­ци­ей «попасть под доми­на­цию / быть под доми­на­ци­ей»: (1) со зна­че­ни­ем «дав­ле­ние» (под натиск/ом) (2); «вла­де­ние» (во власть/и); (3) «защи­та, покро­ви­тель­ство» (под эгиду/ой); (4) «зато­че­ние» (в когти/ях); (5) «воз­дей­ствие» (под воздействие/м); (6) «раз­ру­ше­ние» (под каток/ком); (7) «руко­вод­ство» (под руководство/м); (8) «наблю­де­ние» (под надзор/ом). В двух груп­пах такая оппо­зи­ция отсут­ству­ет: (9) «кау­за­тор» (по ини­ци­а­ти­ве); (10) «под­держ­ка» (при одоб­ре­нии). Рас­смот­рим лек­си­ко-функ­ци­о­наль­ную груп­пу ПС с инва­ри­ан­том ‘наблю­де­ние’.

Мето­ди­ка ана­ли­за. Основ­ной мас­сив кон­тек­стов с ПС с назван­ным инва­ри­ан­том извле­чен из НКРЯ, неко­то­рые полу­че­ны путем моде­ли­ро­ва­ния с после­ду­ю­щей вери­фи­ка­ци­ей кон­тек­ста­ми из интер­нет-ресур­сов.

Мето­до­ло­ги­че­ской базой иссле­до­ва­ния ста­ли прин­ци­пы антро­по­цен­триз­ма, систем­но­сти, вари­а­тив­но­сти язы­ко­вых явле­ний, при­зна­ние кон­ти­ну­аль­но­сти язы­ка как дея­тель­но­сти и учет объ­ек­тив­ной про­ни­ца­е­мо­сти гра­ниц меж­ду под­си­сте­ма­ми язы­ка [Ива­нов 2004]; при­ме­ня­лись дефи­ни­ци­он­ный, валент­ност­ный, сопо­ста­ви­тель­ный, интро­спек­тив­ный виды ана­ли­за, мето­ды ана­ло­гии и моде­ли­ро­ва­ния.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Дефи­ни­ци­он­ный ана­лиз [Евге­нье­ва 1981] гла­го­лов, от кото­рых обра­зо­ва­ны суб­стан­ти­вы — базо­вые ком­по­нен­ты ПС, поз­во­лил уста­но­вить, что семан­ти­че­скую струк­ту­ру груп­пы ПС с инва­ри­ан­том ‘наблю­де­ние’ состав­ля­ют сле­ду­ю­щие семы:

а) ядер­ные: «сле­дить гла­за­ми», «тот, кто сле­дит гла­за­ми», «за кем-либо» (зна­че­ние гла­го­ла наблю­дать);

б) семы при­ядер­ной зоны: «с целью охра­ны, кон­тро­ля» (над­зи­рать), «с целью над­зо­ра» (при­смат­ри­вать, при­гля­ды­вать)», «с целью озна­ком­ле­ния» (смот­реть, зна­че­ние 4), «пере­ме­щать взгляд вслед за дви­жу­щим­ся пред­ме­том», «делать пред­ме­том сво­е­го вни­ма­ния, наблю­де­ний» (смот­реть, зна­че­ние 1, отте­нок 2), «сосре­до­то­чить взгляд, вни­ма­ние на ком-либо / на чем-либо» (при­це­лить­ся, зна­че­ние 2);

в) семы пери­фе­рии: «иметь над­зор, попе­че­ние, забо­тить­ся о ком / о чем-либо» (смот­реть, зна­че­ние 3), а так­же «направ­лен­ность зре­ния на кого-либо / что-либо» (взгляд, зна­че­ние 1).

На осно­ва­нии выяв­лен­ной семан­ти­че­ской струк­ту­ры в груп­пу «наблю­де­ние» попа­да­ют шесть базо­вых суще­стви­тель­ных, спо­соб­ных обра­зо­вать пред­лож­ные соче­та­ния: наблю­де­ние, над­зор, при­смотр, при­цел, дуло, кон­троль. Не все они сино­ни­мич­ны в сло­вар­ном отно­ше­нии, одна­ко как БК они обра­зу­ют сино­ни­мич­ные ПС; ср.: Спев­ше­го «Мур­ку» свя­щен­ни­ка обя­за­ли вер­нуть­ся в свою епар­хию под наблю­де­ние архи­пас­ты­ря (tass​.ru). — Спев­ше­го «Мур­ку» в сто­лич­ном хра­ме свя­щен­ни­ка отпра­вят в Тирас­поль под над­зор архи­ерея (inforos​.ru).

Груп­па одно­род­на в спо­соб­но­сти рас­смот­рен­ных суще­стви­тель­ных обра­зо­вать пред­лож­ные соче­та­ния со зна­че­ни­ем наблю­де­ния, при­чем все ПС фор­ми­ру­ют дирек­тив­но-лока­тив­ную оппо­зи­цию «куда — где», а лек­си­че­ские ком­по­нен­ты син­так­сем при­ни­ма­ют соот­вет­ствен­но фор­мы вини­тель­но­го и пред­лож­но­го паде­жей: под наблю­де­ние — под наблю­де­ни­ем; под над­зор — под над­зо­ром; под при­смотр — под при­смот­ром; под кон­троль — под кон­тро­лем; под пат­ро­наж — под пат­ро­на­жем; под дуло — под дулом — под дула­ми; под при­цел — под при­це­лом. В кон­текстах: В Самар­ской обла­сти еще 50 участ­ков дорог попа­дут под наблю­де­ние видео­ка­мер. Экза­мен под наблю­де­ни­ем видео­ка­мер. ОАО «Ниже­го­род­кап­строй» попа­ло под над­зор арбит­раж­но­го суда. Мож­но ли оста­вить вело­си­пед под при­смотр незна­ком­ца? Под Щучи­ном лошадь вез­ла пья­но­го хозя­и­на домой под при­смот­ром ГАИ.

Преж­де чем стать базо­вым ком­по­нен­том ПС, суб­стан­тив, как пра­ви­ло, пре­тер­пе­ва­ет мета­фо­ри­за­цию, а сами ПС — фра­зео­ло­ги­за­цию [Галь­чен­ко 2004; Шига­но­ва 2003], но дале­ко не все из них про­хо­дят весь путь грам­ма­ти­ка­ли­за­ции (о про­цес­се грам­ма­ти­ка­ли­за­ции ПС на дру­гом мате­ри­а­ле см. рабо­ты Е. Н. Вино­гра­до­вой [Вино­гра­до­ва 2016; 2017]). Рас­смат­ри­ва­е­мая нами груп­па ПС нахо­дит­ся еще в нача­ле сво­е­го пути в пред­ло­ги, но попу­ляр­ность их в медиа­ре­чи застав­ля­ет рас­смот­реть отдель­ные еди­ни­цы более вни­ма­тель­но.

Наи­бо­лее при­ме­ча­тель­ны в этом отно­ше­нии соче­та­ния с БК при­цел, кото­рые выде­ля­ют­ся в медиа­ре­чи широ­кой соче­та­е­мо­стью с лек­си­че­ским ком­по­нен­том син­так­се­мы и актив­ным упо­треб­ле­ни­ем (пола­га­ем, не без вли­я­ния агрес­сив­но­го кон­тек­ста и дис­кур­са дей­стви­тель­но­сти). Об актив­но­сти ПС с БК при­цел в медиа­ре­чи сви­де­тель­ству­ет тема­ти­че­ское раз­но­об­ра­зие кон­тек­стов, диа­па­зон лек­си­че­ских ком­по­нен­тов син­так­сем и, глав­ное, широ­та пара­диг­мы пред­лож­ных соче­та­ний. Напри­мер: Наша Зем­ля нахо­дит­ся под при­це­лом несколь­ких асте­ро­и­дов, спо­соб­ных наде­лать мно­го бед (Комс. прав­да, 14.10.2013). Мы были под при­це­лом все­об­ще­го вни­ма­ния (Комс. прав­да, 06.03.2013). Архи­тек­тур­ные памят­ни­ки Бела­ру­си под при­це­лом вре­ме­ни и «рекон­струк­ции». Лом­бар­ды попа­ли под при­цел про­ку­ра­ту­ры. Эко­ло­гия под при­це­лом хими­ков. (В при­ме­рах выде­ле­на вся син­так­се­ма — ПС как фор­мант + суще­стви­тель­ное как лек­си­че­ский ком­по­нент син­так­се­мы.)

Тема­ти­че­ское раз­но­об­ра­зие кон­тек­стов про­дик­то­ва­но мно­же­ствен­но­стью воору­жен­ных кон­флик­тов раз­лич­но­го мас­шта­ба в самых раз­ных реги­о­нах пла­не­ты. В кон­текстах, извле­чен­ных сплош­ной выбор­кой из НКРЯ, суще­стви­тель­ные с ПС под при­цел и под при­це­лом обра­зу­ют вну­ши­тель­ное и устра­ша­ю­щее номи­на­тив­ное поле «субъ­ект доми­на­ции», в кото­ром мож­но выде­лить три тема­ти­че­ских мик­ро­по­ля, каж­дое со сво­и­ми лек­си­ко-семан­ти­че­ски­ми груп­па­ми номи­на­ций. Так, мик­ро­по­ле «убий­ство» состав­ля­ют груп­пы номи­на­ций:

а) ору­жия / ору­дия: под прицел/ом писто­ле­та (13) / автомата/ов (5) / десят­ков ство­лов / «Калаш­ни­ко­ва» / «кала­ша» / ружья / рос­сий­ских / корей­ских / аме­ри­кан­ских / иран­ских ракет / частей раке­ты-носи­те­ля / «Искандера‑Э» / бата­реи / вер­то­ле­та / ору­дий / гра­на­то­ме­та / ракет­ни­цы / натов­ских бом­бар­ди­ров­щи­ков / ядер­но­го ору­жия и др.;

б) лиц, исполь­зу­ю­щих ору­жие: под прицел/ом тер­ро­ри­стов (10) / бан­ди­тов (6) / стрел­кá (6) / бое­ви­ков (4) / снай­пе­ров (4) / пира­тов / ВВС / войск НАТО / ВВС Изра­и­ля / снай­пе­ра / налет­чи­ка / гра­би­те­лей / экс­тре­ми­стов / убийц / ракет­чи­ков / авто­мат­чи­ков и др.;

в) при­род­ных явле­ний: под при­це­лом вет­ра / вет­ров / асте­ро­и­дов / «кос­ми­че­ских убийц» / сти­хии / затме­ния;

г) болез­ней: под при­це­лом инсуль­та / рака / чумы наше­го вре­ме­ни (рака) / неду­гов;

д) сверхъ­есте­ствен­ных сил: под при­це­лом судь­бы / тем­ных сил.

Столь же объ­ем­но мик­ро­по­ле «над­зор», кото­рое в основ­ном состав­ля­ют номи­на­ции:

а) инсти­ту­ци­о­наль­ных орга­нов и орга­ни­за­ций, осу­ществ­ля­ю­щих кон­троль­ные и / или орга­ни­за­ци­он­ные функ­ции, раз­лич­ных груп­пи­ро­вок: под прицел/ом пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов (1/8) / нало­го­ви­ков (6) / чинов­ни­ков (5) / ФАС (5) / сило­ви­ков (3) / Ген­про­ку­ра­ту­ры / про­ку­ра­ту­ры (2) / анти­мо­но­поль­но­го ведом­ства (2) / рей­де­ров (2) / инспек­то­ров (2) / веду­щих евро­пей­ских клу­бов (2) / Счет­ной пала­ты (2) / анти­мо­но­поль­щи­ков / рос­сий­ской / аме­ри­кан­ской Феми­ды / Миню­ста / МВД / Выс­ше­го арбит­раж­но­го суда / КГБ / мини­стер­ства / орга­нов юсти­ции и др.;

б) кон­крет­ных лиц: под прицел/ом тысяч глаз (2) / бабуш­ки / режис­се­ра / тысяч вос­тор­жен­ных глаз / косых взгля­дов / неза­муж­них жен­щин / сви­де­те­лей / мил­ли­о­нов / болель­щи­ков / хозя­ев / фана­тов / Андрея (Мала­хо­ва) / Шну­ро­ва / целой армии недоб­ро­же­ла­те­лей / нар­ко­ку­рье­ров / успеш­но­го адво­ка­та / ино­го­род­них гостей / тре­не­ра / кни­го­из­да­те­лей / уче­ных / оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ных кол­лег / завы­шен­ных ожи­да­ний и при­страст­ных взгля­дов / про­во­ка­то­ров / про­хо­дим­цев;

в) абстракт­ных поня­тий и собы­тий: под при­це­лом люб­ви / лжи / халат­но­сти / непо­ря­доч­но­сти / рей­дер­ства / репри­ва­ти­за­ции / зна­ния и др.

Но самым актив­ным по упо­треб­ле­нию ока­за­лось мик­ро­по­ле «вни­ма­тель­ное наблю­де­ние», куда вошли номи­на­ции СМИ и их тех­ни­че­ских средств наблю­де­ния, в то вре­мя как номи­на­ции самих медиа и жур­на­ли­стов еди­нич­ны. Ср.: под прицел/ом телекамер/ы (3/28) / камер/ы (25) / видео­ка­мер (7) / фотокамер/ы (1/5) / объектива/ов (2/3) / фотоаппарата/ов (1/4) / фото- и видео­ка­мер (3) / дик­то­фо­нов / полу­сот­ни камер / веб-каме­ры / теле и фото­ка­мер / фото- и теле­ка­мер / кино­ка­мер / кино- и теле­ка­мер.

При­стра­стие жур­на­ли­стов к исполь­зо­ва­нию «мили­та­рист­ской» мета­фо­ры при­цел, на наш взгляд, не слу­чай­но: дея­тель­ность совре­мен­ных медиа носит насту­па­тель­но-агрес­сив­ный харак­тер, это при­зна­ют и сами жур­на­ли­сты, при­рав­ни­вая себя к диким и опас­ным вои­те­лям: Пока спортс­мен про­хо­дит по пет­ля­ю­щей змей­кой зоне для интер­вью, то спер­ва попа­да­ет в лапы теле­ви­зи­он­щи­ков. Толь­ко после это­го он ока­зы­ва­ет­ся под ата­кой радий­щи­ков. И уже в послед­нюю оче­редь осно­ва­тель­но выпо­тро­шен­ный, потра­тив­ший все эмо­ции на визу­аль­ные СМИ, он доста­ет­ся на рас­тер­за­ние газет­ным репор­те­рам (Сов. спорт. 20.08.2008).

Кон­фир­ма­тив­ные ПС с базо­вым ком­по­нен­том при­цел отра­жа­ют основ­ную кау­заль­ную дирек­тив­но-лока­тив­ную оппо­зи­цию «куда — где»: под при­цел кого/чего — под при­це­лом кого/чего. Дирек­тив­ная модель: Х попал под при­цел У‑а: Лизинг попал под при­цел нало­го­ви­ков. В фойе гости попа­да­ют под при­цел теле­ка­мер и ата­ку дик­то­фо­нов (Сов. спорт. 15.05.2009). Лока­тив­ная модель: Х нахо­дит­ся под при­це­лом У‑а: Круп­ней­ший онлайн-аук­ци­он под при­це­лом хаке­ров. Неза­кон­ная пиро­тех­ни­ка под при­це­лом мили­ции. В заго­лов­ках: Под при­це­лом люб­ви (мело­дра­ма). Под при­це­лом вла­сти (доку­мен­таль­ный фильм). Под при­це­лом зна­ния (ста­тья). При акту­а­ли­за­ции темы: Под при­це­лом лжи: миро­вой рей­тинг Укра­и­ны опус­ка­ет­ся ниже, поли­ти­ки уста­ли. Под при­це­лом хаке­ров: как защи­тить­ся от кибер­мо­шен­ни­че­ства.

Рече­вая прак­ти­ка пока­зы­ва­ет более широ­кую пара­диг­му ПС с БК при­цел в пре­де­лах ука­зан­ных моде­лей за счет соче­та­ния БК при­цел с дру­ги­ми пре- и пост­по­зи­тив­ны­ми пер­вич­ны­ми пред­ло­га­ми. Посколь­ку такие соче­та­ния обра­зу­ют син­таг­мы пер­вич­ных пред­ло­гов с раз­ны­ми мор­фо­ло­ги­че­ски­ми фор­ма­ми БК при­цел, то и пара­диг­ма таких соче­та­ний полу­чи­ла у нас назва­ние мор­фо­син­таг­ма­ти­че­ской (в тер­ми­но­ло­гии М. В. Все­во­ло­до­вой — мор­фо­син­так­си­че­ской).

Мор­фо­син­таг­ма­ти­че­скую пара­диг­му ПС с БК при­цел пред­ста­вим в кон­текстах.

Под при­цел кого/чего. Лизинг попал под при­цел нало­го­ви­ков.

Под при­це­лом кого/чего. Звез­ды под при­це­лом папа­рац­ци.

Под при­це­лом у кого/чего. Близ­не­цы, в этот день и вы, и ваша рабо­та може­те ока­зать­ся под при­це­лом у началь­ства (Труд. 30.01.2009). Ты у аку­лы под при­це­лом.

Вклю­че­ние пост­по­зи­тив­но­го пред­ло­га у в ПС сиг­на­ли­зи­ру­ет о том, что в лек­си­че­ском ком­по­нен­те син­так­се­мы нали­че­ству­ет сема лица, в том чис­ле при пер­со­ни­фи­ка­ции пред­ме­тов и явле­ний, назван­ных неоду­шев­лен­ны­ми суще­стви­тель­ны­ми: Рас­ти­тель­ные клет­ки «под при­це­лом» у цито­ло­гии рас­те­ний (В. Чуб. Что изу­ча­ет нау­ка бота­ни­ка?). Пытал­ся ико­ны на зад­нюю пол­ку класть, крест на зер­ка­ло вешать, а все еди­но: как за руль сяду, чув­ствую себя слов­но под при­це­лом у пуле­ме­та (А. Д. Про­зо­ров. Про­кля­тый мустанг).

На при­цел кого/чего. Пере­стра­и­ва­ешь­ся уже через сплош­ную и — опа! Попа­да­ешь на при­цел вися­щей в нуж­ном месте каме­ры (Комс. прав­да. 26.11.2012).

На при­це­ле кого/чего. Полу­за­щит­ник «Боло­ньи» на при­це­ле селек­ци­он­ной служ­бы клу­ба из Санкт-Петер­бур­га (Изв. 27.03.2013). При­ме­ча­тель­но обсуж­де­ние поль­зо­ва­те­лей mail​.ru: — Как пра­виль­но — на при­це­ле или под при­це­лом? — Ну это ж вро­де как про­ти­во­по­лож­ные вещи, но под­ра­зу­ме­ва­ют одно и то же (https://​otvet​.mail​.ru/​q​u​e​s​t​i​o​n​/​4​9​5​4​8​917).

На при­це­ле у кого/чего: «Твор­че­ский под­ход» мест­ных вла­стей оста­ет­ся на при­це­ле у госу­дар­ства (РБК Daily. 31.10.05).

В при­цел чего/кого: И в Евро­пе вопрос мани­пу­ли­ро­ва­ния цена­ми попал в при­цел нало­го­ви­ков (РБК Дей­ли. 28.03.2012).

В при­це­ле кого/чего: В при­це­ле пра­ви­тель­ства Вик­то­ра Орба­на и Цен­тро­банк Вен­грии (Комс. прав­да. 21.01.2012).

В при­це­ле у кого/чего: Гро­ма­да купо­ла рас­ки­ну­лась как раз над ним. Голо­ву заде­решь — по телу про­бе­га­ет нерв­ный холо­док. А вдруг и эта жах­нет? Неуют­ное местеч­ко — сто­ишь посе­ред­ке, как в при­це­ле у судь­бы (Комс. прав­да. 27.02.2006).

Из-под при­це­ла кого/чего: «Бир­жа тру­да» выве­дет моло­дежь из-под при­це­ла без­ра­бо­ти­цы (Naviny​.by).

Через при­цел чего: Упрек­нуть Opel в том, что он не чисто­кров­ный «немец», может толь­ко сноб, гля­дя­щий на мир через при­цел трех­лу­че­вой звез­ды (Авто­пи­лот. 15.07.2002).

Как было ска­за­но в нача­ле ста­тьи, пред­ло­ги име­ют тек­сто­вую пара­диг­му, кото­рая обра­зу­ет­ся с дру­гой пред­лож­ной еди­ни­цей, упо­треб­лен­ной с нуль-фор­мой име­ни, вос­ста­нав­ли­ва­е­мо­го из ситу­а­ции или кон­тек­ста. В нашем слу­чае тек­сто­вая пара­диг­ма обна­ру­жи­ва­ет­ся в выска­зы­ва­ни­ях, кор­ре­ли­ру­ю­щих по моде­лям: 1) Y взял Х‑а под при­цел. — Х попал под при­цел Y‑а. 2) Y дер­жит Х‑а под при­це­лом. — Х под при­це­лом Y‑а.

В тек­сто­вой пара­диг­ме наблю­да­ет­ся кон­вер­сив­ная оппо­зи­ция, в кото­рой доми­ни­ру­ю­щий субъ­ект и доми­ни­ру­е­мый объ­ект меня­ют­ся места­ми по отно­ше­нию к выс­ше­му ком­му­ни­ка­тив­но­му ран­гу — пози­ции под­ле­жа­ще­го. Если пози­цию под­ле­жа­ще­го зани­ма­ет доми­ни­ру­ю­щий субъ­ект (Y взял X‑а под при­цел; Y дер­жит X‑а под при­це­лом), то син­так­се­мы с заме­щен­ной фор­мой име­ни после ПС невоз­мож­ны, посколь­ку роль посес­со­ра в выска­зы­ва­нии погло­ще­на ролью субъ­ек­та доми­на­ции: Все вре­мя каза­лось, что кто-то их высле­жи­ва­ет, окру­жа­ет, дер­жит под при­це­лом (Труд‑7, 19.02.2005). Вик­тор Михай­ло­вич, а какие имен­но про­цес­сы вы взя­ли под при­цел в первую оче­редь, при­сту­пив к созда­нию авто­ма­ти­зи­ро­ван­ной систе­мы про­ек­ти­ро­ва­ния? (Тех­ни­ка моло­де­жи, 1976).

Рас­щеп­ле­ние рас­смот­рен­ных ролей созда­ет тав­то­ло­гию, поэто­му такие при­ме­ры крайне ред­ки; в НКРЯ зафик­си­ро­ва­но толь­ко по одно­му при­ме­ру: Похо­же, что бан­ди­ты… взя­ли под свой при­цел и поли­ти­че­ских, обще­ствен­ных дея­те­лей… (Труд‑7. 24.05.2005). Сотруд­ни­ки отде­ла по борь­бе с суте­нер­ством дав­но уже дер­жа­ли под сво­им при­це­лом тем­но­ли­це­го пар­ня с лихо закру­чен­ны­ми уса­ми, кото­рый появ­лял­ся в самых «кру­тых» тусо­воч­ных местах вме­сте с кра­сот­ка­ми незем­ной кра­со­ты (Труд‑7, 08.05.2003).

Если пози­цию под­ле­жа­ще­го зани­ма­ет доми­ни­ру­е­мый объ­ект, то тек­сто­вые пара­диг­мы ПС воз­ни­ка­ют за счет кор­ре­ля­ции выска­зы­ва­ния с заме­ще­ни­ем име­ни при ПС и выска­зы­ва­ния с нуль-фор­мой име­ни, извест­но­го из кон­тек­ста / ситу­а­ции, неиз­вест­но­го или под­ра­зу­ме­ва­е­мо­го: Пат­руль ОБСЕ попал под при­цел на Дон­бас­се. Рос­сия долж­на встре­пе­нуть­ся, моби­ли­зо­вать все свои силы, ина­че будет позд­но. Рос­сия под при­це­лом!

В газет­ном кор­пу­се НКРЯ моде­ли с ПС под при­цел / под при­це­лом с нуль­фор­мой име­ни встре­ча­ют­ся в сред­нем в 2–3 кон­текстах на каж­дой стра­ни­це. 

Тех­ни­че­ски воз­мож­на и модель Х взят под при­цел (Y‑ом), одна­ко в НКРЯ она не зафик­си­ро­ва­на ни с нуль-фор­мой име­ни, ни с запол­нен­ной ее пози­ци­ей. Един­ствен­ный при­мер в НКРЯ с фор­мой тво­ри­тель­но­го паде­жа име­ни пред­став­лен пред­лож­ным соче­та­ни­ем на при­цел: Обсто­я­тель­ства скла­ды­ва­лись так, что и мое имя, как рели­ги­оз­но­го живо­пис­ца-худож­ни­ка, было взя­то Дяги­ле­вым на при­цел (М. В. Несте­ров. О пере­жи­том). Ср.: мое имя попа­ло на при­цел Дяги­ле­ва.

В сво­бод­ных лока­тив­ных син­так­се­мах (как пра­ви­ло, в заго­лов­ках) скры­тый под нуль-фор­мой име­ни субъ­ект доми­на­ции име­ет зна­че­ние «потен­ци­аль­ная угро­за»: Под при­це­лом пре­зи­ден­ты. Под при­це­лом биз­нес-класс. Гор­мо­ны под при­це­лом. Зна­ние под при­це­лом. Ста­биль­ность под при­це­лом. Онлайн тор­гов­ля под при­це­лом.

Тот же меха­низм тек­сто­вой пара­диг­мы рабо­та­ет и в ПС на при­цел / на при­це­ле; ср.: На при­це­ле кри­ти­ки про­ку­ро­ры Рос­сии (Неза­ви­си­мая газе­та. 11.06.2011) — Боль на при­це­ле (заго­ло­вок; Нау­ка и жизнь, 2007).

Заме­че­но, что если в газет­ном кор­пу­се НКРЯ пре­ва­ли­ру­ют кон­тек­сты, в кото­рых на при­цел явля­ет­ся пред­лож­ным соче­та­ни­ем, то в основ­ном кор­пу­се НКРЯ это пре­иму­ще­ствен­но соче­та­ние суще­стви­тель­но­го при­цел в его пря­мом зна­че­нии и пред­ло­га на. При­мер пер­вых: Я знаю мно­го исто­рий, когда ни в чем не повин­ный спортс­мен ока­зы­вал­ся на при­це­ле как нару­ши­тель, а потом выяс­ня­лось, что это не его рук дело (Изв. 17.01.2014). При­мер вто­рых: Я гля­нул на при­цел кара­би­на (В. Аста­фьев. Весе­лый сол­дат). 

Син­так­се­мы с нуль-фор­мой име­ни в медиа­ре­чи исполь­зу­ют­ся:

а) как ква­зи­ци­та­ция: в заго­лов­ке пер­вая часть назы­ва­ет авто­ра цита­ты (интер­вью­и­ру­е­мо­го лица), а через двое­то­чие без кавы­чек — реду­ци­ро­ван­ное выска­зы­ва­ние это­го лица, пол­ный текст кото­ро­го (порой без само­го ПС) выплы­ва­ет в окне после кли­ка: Адам Шиф­фер: армяне под при­це­лом. М. Фрад­ков: На при­це­ле — круп­ные непла­тель­щи­ки (АиФ. 2002);

б) в целях про­во­ка­ции ажи­о­та­жа или скан­да­ла: Искус­ство под при­це­лом: в Москве откры­лась выстав­ка «Мак­ро­ре­а­лизм»;

в) для язы­ко­вой игры, когда стал­ки­ва­ют­ся пря­мое и пере­нос­ное зна­че­ния ПС: Под при­це­лом биат­лон;

г) при акту­а­ли­за­ции темы: в заго­лов­ке — Обо­ня­ние под при­це­лом, в под­за­го­лов­ке — Исполь­зо­ва­ние запа­хов в мар­ке­тин­го­вых ком­му­ни­ка­ци­ях.

В сооб­ще­нии может ока­зать­ся неза­ня­той и пози­ция объ­ек­та Х‑а, кото­рый изве­стен из кон­си­ту­а­ции: Под при­це­лом: как попу­ляр­ные сай­ты соби­ра­ют дан­ные поль­зо­ва­те­лей. См. так­же назва­ние сери­а­ла «Под при­це­лом» о реаль­ной жиз­ни сотруд­ни­ков поли­ции; сооб­ще­ние в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те»: Клуб Под При­це­лом при­гла­ша­ет к сотруд­ни­че­ству рекла­мо­да­те­лей.

Нуль-фор­ма име­ни встре­ча­ет­ся в син­так­се­мах и за пре­де­ла­ми дирек­тив­но-лока­тив­ной оппо­зи­ции ПС:

— из-под при­це­ла: Взгляд из-под при­це­ла (заго­ло­вок; sport​.ru/);

из при­це­ла: Видео­опе­ра­то­ры ни на секун­ду не выпус­ка­ли пев­ца из при­це­ла, так что зал наблю­дал на экра­нах, как взмок­ше­го насквозь Диму раз­де­ва­ют до белых пла­вок, выти­ра­ют и наде­ва­ют на него сухую рубаш­ку и джин­сы (Труд‑7. 20.03.2007);

через при­цел: Дру­жить с китай­ца­ми через при­цел, думаю, мало­эф­фек­тив­но (Комс. прав­да. 19.05.2005);

сквозь при­цел: В. Кисе­лев. Жизнь сквозь при­цел (Общая газе­та. 1998).

Таким обра­зом, мор­фо­син­таг­ма­ти­че­ская пара­диг­ма ПС с базо­вым ком­по­нен­том при­цел, выра­жа­ю­щих инва­ри­ант ‘наблю­де­ние’, состо­ит из 13 еди­ниц: под при­цел кого / чего / кому; под при­це­лом кого / чего; под при­це­лом у кого; в при­цел кого / чего; в при­це­ле кого / чего; в при­це­ле у кого; на при­цел кого / чего; на при­це­ле кого / чего; на при­це­ле у кого; через при­цел чего; сквозь при­цел чего; из при­це­ла кого/чего; из-под при­це­ла кого/чего.

Если про­сле­дить по годам исполь­зо­ва­ние отдель­ных ПС, то мож­но заме­тить, что пики их актив­но­сти в ком­му­ни­ка­ции не слу­чай­ны: они появ­ля­ют­ся в двух-трех­лет­нем раз­ры­ве вслед за воору­жен­ны­ми кон­флик­та­ми на тер­ри­то­рии СССР / Рос­сии; см., напри­мер:

— ПС на при­цел: пик упо­треб­ле­ний в основ­ном кор­пу­се: 1922–1950 гг., вто­рой всплеск — в 1990‑е; в газет­ном — с 1990‑х по 2007 г.

— ПС под при­це­лом: пики актив­но­сти в основ­ном: 1925–1955 — 1989–2003 —2007 (апо­гей); в газет­ном: 2001 (апо­гей), далее убы­ва­ние — 2003–2004 —2007–2010 — 2013 (вдвое мень­ше, чем в 2001).

Выво­ды

1. Вли­я­ние медиа на слу­жеб­ный фонд язы­ка в новых усло­ви­ях ста­но­вит­ся более актив­ным вслед­ствие рас­ши­ри­тель­ной соче­та­е­мо­сти лек­си­ки в медиа­ре­чи.

2. Актив­ное исполь­зо­ва­ние в мас­сме­диа пред­лож­ных соче­та­ний с БК при­цел — диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вый ком­му­ни­ка­тив­ный фено­мен: с одной сто­ро­ны, это объ­ек­тив­ное рече­вое явле­ние, отра­жа­ю­щее совре­мен­ное обще­ство со все­ми его слож­но­стя­ми, агрес­си­ей, пре­дель­ной откры­то­стью жиз­ни чело­ве­ка, бес­пар­дон­ным сле­же­ни­ем за его жиз­нью и таким же втор­же­ни­ем в нее; с дру­гой сто­ро­ны, это одно из мно­гих линг­во­ток­сич­ных рече­вых средств, кото­рое фор­ми­ру­ет в мас­со­вом созна­нии мили­та­рист­скую модель дей­стви­тель­но­сти, добав­ляя в инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство свою пор­цию агрес­сии и стра­ха.

3. Соче­та­ния с базо­вым ком­по­нен­том при­цел — это грам­ма­ти­че­ские кон­струк­ции с функ­ци­ей пред­ло­га, име­ю­щие свои мор­фо­син­таг­ма­ти­че­скую и тек­сто­вую пара­диг­мы и нахо­дя­щи­е­ся на пути к грам­ма­ти­ка­ли­за­ции.

Виноградова, Е. Н. (2016). Грамматикализация в русском языке: от формы существительных к предлогу (на материале соматизмов). Вопросы языкознания, 1, 25–50.

Виноградова, Е. Н. (2017). Проблемы лексикографического и грамматического описания предлогов в современном русском языке. Вопросы языкознания, 5, 56–74.

Всеволодова, М. В., Кукушкина, О. В., Поликарпов, А. А. (2014). Русские предлоги и средства предложного типа. Материалы к функционально-грамматическому описанию реального употребления. Кн. 1: Введение в объективную грамматику и лексикографию русских предложных единиц. М.: ЛИБРОКОМ.

Всеволодова, М. В., Виноградова, Е. Н., Чаплыгина, Т. Е. (2018). Русские предлоги и средства предложного типа. Материалы к функционально-грамматическому описанию реального употребления. Кн. 2. Реестр русских предложных единиц А–В (объективная грамматика). М.: УРСС.

Гальченко, Е. В. (2004). Употребление предлогов с фразеологизированным значением в языке современной прессы. Автореф. дис. … канд. филол. наук. Белгород.

Евгеньева, А. П. (Ред.). (1981). Словарь русского языка: в 4 т. 2-е изд. М.: Русский язык.

Загнітко, А. П. (2007). Словник украінських прийменників. Сучасна українська мова. Донецьк: ТОВ ВКФ «БАО».

Иванов, Вяч. Вс. (2004). Лингвистика третьего тысячелетия: Вопросы к будущему. М.: Языки славянской культуры.

Канюшкевіч, М. І. (2008–2010). Беларускія прыназоўнікі і іх аналагі. Граматыка рэальнага ўжывання. Матэрыялы да слоўніка: у 3 ч. Гродна: ГрДУ.

Конюшкевич, М. И. (2015). Предложные сочетания с конфирмативной семантикой в русском и белорусском языках: списочный состав, семантика, типология. В Памяти А. А. Поликарпова. Сб. науч. статей (с. 224–240). М.: Изд-во МГУ. Электронный ресурс http://www.philol.msu.ru/~slavphil/books/jsk_60.pdf

Поликарпов, А. А. (2004). Закон Менцерата как проявление базовых тенденций в словообразовании (на материале хронологического морфемно-словообразовательного словаря русского языка). Русский язык: исторические судьбы и современность. Труды и материалы II междунар. конгресса исследователей русского языка (с. 287–289). М.: Изд-во МГУ.

Рахилина, Е. В. (2010). Лингвистика конструкций. М.: Азбуковник.

Славянските предлози. (2007). Cб. ст. Велико Тьрново: ИВИС.

Черкасова, Е. Т. (1967). Переход полнозначных слов в предлоги. М.: Наука.

Шереметьева, Е. С. (2008). Отыменные релятивы современного русского языка. Семантико-синтаксические этюды. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та.

Шиганова, Г. А. (2003). Релятивные фразеологизмы русского языка. Челябинск: Изд-во Челяб. ун-та.

Шуба, П. П. (1971). Прыназоўнік у беларускай мове. Мінск: БДУ.

Шуба, П. П. (1993). Тлумачальны слоўнік беларускіх прыназоўнікаў. Мінск: Нар. асвета.

Мilewska, B. (2003). Słownik polskich przyimków wtórnych. Gdańsk: Wydawnictwo uniwersytetu Gdańskiego.

Schröder, J. (1990). Lexikon deutscher Präpositionen. Leipzig: Verlag Enzyklopädie.

Cherkasova, E. T. (1967). Perekhod polnoznachnykh slov v predlogi [The transition of full-valued words to prepositions]. Moscow: Nauka Publ. (In Russian)

Evgen’eva, A. P. (Ed.). (1981). Slovar’ russkogo iazyka [Russian Dictionary]. 4 vol. 2nd ed. Moscow: Russkii iazyk Publ. (In Russian)

Gal’chenko, E. V. (2004). Upotreblenie predlogov s frazeologizirovannym znacheniem v iazyke sovremennoi pressy [The use of prepositions with a phraseological meaning in the language of the modern press]. PhD thesis abstract. Belgorod. (In Russian)

Ivanov, Viach. Vs. (2004). Lingvistika tret’ego tysiacheletiia: Voprosy k budushchemu [Linguistics of the Third Millennium: Questions for the Future]. Moscow: Russkii iazyk Publ. (In Russian)

Kaniushkevіch, M. І. (2008–2010). Belaruskіia prynazounіkі і іkh analagі. Gramatyka real’naga uzhyvannia. Materyialy da slounіka [Belarusian prepositions and their analogs. Grammar real application. Materials for the dictionary]. 3 vol. Grodna: GrDU. (In Belarusian)

Koniushkevich, M. I. (2015). Predlozhnye sochetaniia s konfirmativnoi semantikoi v russkom i belorusskom iazykakh: spisochnyi sostav, semantika, tipologiia [Prepositional combinations with confirmative semantics in Russian and Belarusian languages: list composition, semantics, typology]. In Pamyati A. A. Polikarpova [In memory of A. A. Polikarpov]. Coll. of articles (pp. 224–240). Moscow: Moscow State University Publ. Retrieved from http://www.philol.msu.ru/~slavphil/books/jsk_60.pdf. (In Belarusian)

Мilewska, B. (2003). Słownik polskich przyimków wtórnych [Dictionary of Polish prepositions]. Gdańsk: Wydawnictwo uniwersytetu Gdańskiego.

Polikarpov, A. A. (2004). Zakon Mentserata kak proiavlenie bazovykh tendentsii v slovoobrazovanii (na materiale khronologicheskogo morfemno-slovoobrazovatel’nogo slovaria russkogo iazyka) [The Menzerat Law as a manifestation of the basic tendencies in word formation (on the basis of the chronological morphemic-wordformative dictionary of the Russian language)]. Russkii iazyk: istoricheskie sud’by i sovremennost’ [Russian language: historical destinies and the present]. Works and materials II intern. congress of researchers of the Russian language (pp. 287–289). Moscow: Moscow State University Publ. (In Russian)

Rakhilina, E. V. (2010). Lingvistika konstruktsii [Linguistics of constructions]. Moscow: Azbukovnik Publ. (In Russian)

Schröder, J. (1990). Lexikon deutscher Präpositionen [Lexicon of German prepositions]. Leipzig: Verlag Enzyklopädie.

Sheremet’eva, E. S. (2008). Otymennye reliativy sovremennogo russkogo iazyka. Semantiko-sintaksicheskie etiudy [Nominative relativs of the modern Russian language. Semantico-syntactic etudes]. Vladivostok: Dalnevostochnyi University Publ. (In Russian)

Shiganova, G. A. (2003). Reliativnye frazeologizmy russkogo iazyka [Relative phraseological units of the Russian language]. Cheliabinsk: Cheliabinsk University Publ. (In Russian)

Shuba, P. P. (1971). Prynazounіk u belaruskai move [The preposition in the Belarusian language]. Minsk: BDU Publ. (In Belarusian)

Shuba, P. P. (1993). Tlumachal’ny slounіk belaruskіkh prynazounіkau [Explanatory Dictionary of Belarusian prepositions]. Minsk: Nar. asveta Publ. (In Belarusian)

Slavianskite predlozi [Slavic prepositions]. (2007). Coll. of articles Veliko T’rnovo: IVIS Publ. (In Bulgarian)

Vinogradova, E. N. (2016). Grammatikalizatsiia v russkom iazyke: ot formy sushchestvitel’nykh k predlogu (na materiale somatizmov) [Grammaticalization in the Russian language: from the form of nouns to the preposition (on the basis of somatisms)]. Voprosy iazykoznaniia [Questions of linguistics], 1, 25–50. (In Russian)

Vinogradova, E. N. (2017). Problemy leksikograficheskogo i grammaticheskogo opisaniia predlogov v sovremennom russkom iazyke [Problems of lexicographical and grammatical description of prepositions in modern Russian]. Voprosy iazykoznaniia [Questions of linguistics], 5, 56–74. (In Russian)

Vsevolodova, M. V., Kukushkina, O. V., Polikarpov, A. A. (2014). Russkie predlogi i sredstva predlozhnogo tipa. Materialy k funktsional’no-grammaticheskomu opisaniiu real’nogo upotrebleniia. Kn. 1: Vvedenie v ob”ektivnuiu grammatiku i leksikografiiu russkikh predlozhnykh edinits [Russian prepositions and means of prepositional type. Materials to the functional-grammatical description of real use. Book. 1: Introduction to objective grammar and lexicography of Russian prepositional units]. Moscow: LIBROKOM Publ. (In Russian)

Vsevolodova, M. V., Vinogradova, E. N., Chaplygina, T. E. (2018). Russkie predlogi i sredstva predlozhnogo tipa. Materialy k funktsional’no-grammaticheskomu opisaniiu real’nogo upotrebleniia. Kn. 2. Reestr russkikh predlozhnykh edinits A–V (ob”ektivnaia grammatika) [Russian prepositions and means of prepositional type. Materials to the functional-grammatical description of real use. Book. 2. Register of Russian prepositional units A–B (objective grammar)]. Moscow: URSS Publ. (In Russian)

Zagnіtko, A. P. (2007). Slovnik ukraіns’kikh priimennikіv. Suchasna ukraїns’ka mova [Dictionary of Ukrainian prepositions. Modern Ukrainian language]. Donets’k: TOV VKF “BAO” Publ. (In Ukrainian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 нояб­ря 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 13 декаб­ря 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: November 15, 2018
Accepted: December 13, 2018