Четверг, Май 23Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Виртуальная реальность веб-страницы: лингвокогнитивные приемы конструирования

Рассматривается виртуальная реальность сети Интернет, понимаемая как образ событийной действительности, отображающийся на веб-страницах в интернет-браузере. Категориальные признаки виртуальной интернет-реальности — мозаичность, визуальность, карнавальность и динамизм. Вербальными репрезентантами картины действительности в Интернете выступают заголовки, размещаемые в баннерном и основном пространствах веб-страницы. Предметом исследования являются лингвокогнитивные приемы конструирования интернет-заголовка, обеспечивающие преобразование информации исходного текста в автономный мини-текстовый формат заголовочного анонса-гиперссылки. Исследование выполнено в русле когнитивно-прагматического направления с привлечением методов лингвостилистического и дискурс-анализа. Источником эмпирического материала послужили веб-страницы информационно-новостных порталов российского сегмента Интернета. Рассматриваются различные виды трансформаций в сфере номинации, предикации и локации в их взаимодействии с когнитивным и дискурсивным тезаурусами реципиента. В сфере номинации выделяются аннулирующие, фингирующие, индефинитизирующие и модальные преобразования, из которых наибольшей частотностью обладают первые два типа. Трансформации в сфере предикации включают в себя семантические и морфологические подмены, а также элиминацию и/или компликацию предиката. В сфере локации чаще всего наблюдаются аннулирующие преобразования темпоральных, и — реже — локальных показателей. По результатам исследования делается вывод о преобладании приемов усечения и логико-семантических подмен, ориентированных на актуализацию у пользователя ложных пресуппозиций в целях его мотивации к переходу по гиперссылке. В результате такого конструирования, сопровождающегося использованием различных визуальных средств, виртуальная реальность веб-страницы приобретает псевдо-событийный характер и несет в себе трансформированный в том или ином направлении образ информационной картины действительности.

The virtual reality of the web page: Linguo-cognitive devices of constructing

The article is dedicated to the virtual reality of the Internet, considered as the image of the event reality displayed on the web pages in the Internet browser. The categorical features of the online virtual reality are tessellation, visual format, carnival character and mobility. The verbal representatives of the picture of reality on the Internet are headlines placed in the banner and the main space of the web page. The subject of research in the article are linguo-cognitive devices of constructing Internet headlines, which provide the transformation of the text information to the self-contained mini-text format of the headline announcement-hyperlink. The study was realized in line with the cognitive-pragmatic approach involving the methods of linguostylistic and discourse analysis; the sources of the empirical material were the web pages of news online portals in the Russian segment of the Internet. The paper reveals various types of transformations in the sphere of nomination, predication and location in their interaction with the cognitive and discursive thesauri of the recipient. In the sphere of nomination, the annihilating, fabricating, indefiniting and modal transformations are distinguished, where the first two types are most frequent. The transformations in the field of predication include semantic and morphological substitutions, elimination and / or complication of the predicate. In the area of location, the annihilating transformations of temporal indicators are mostly observed. Based on the research findings the author concludes about the predominance of techniques of reduction and semantic substitutions, which are aimed to activate by the user the false presuppositions in order for his motivation to follow the hyperlink. As a result of such constructing, accompanied by various visual tools, the virtual reality of the web page takes the pseudo-event form and includes the image of the informational picture of reality transformed in one or another way.

Негрышев Андрей Александрович — канд. филол. наук, доц.;
egryshev@inbox.ru

Владимирский государственный университет
им. А. Г. и Н. Г. Столетовых,
Российская Федерация, 600024, Владимир, пр. Строителей, 11

Andrey A. Negryshev — PhD, Associate Professor;
negryshev@inbox.ru

Vladimir State University named after A. G. & N. G. Stoletov,
11, pr. Stroiteley, Vladimir, 600024, Russian Federation

Негрышев, А. А. (2018). Виртуальная реальность веб-страницы: лингвокогнитивные приемы конструирования. Медиалингвистика, 5 (3), 301–313.

DOI: 10.21638/spbu22.2018.304

URL: https://medialing.ru/virtualnaya-realnost-veb-stranicy-lingvokognitivnye-priemy-konstruirovaniya/ (дата обращения: 23.05.2019)

Negryshev, A. A. (2018). The virtual reality of the web page: Linguo-cognitive devices of constructing. Media Linguistics, 5 (3), 301–313. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2018.304

URL: https://medialing.ru/virtualnaya-realnost-veb-stranicy-lingvokognitivnye-priemy-konstruirovaniya/ (accessed: 23.05.2019)

УДК 81’11.33

Поста­нов­ка про­бле­мы. Тер­мин «вир­ту­аль­ная реаль­ность», будучи изна­чаль­но науч­ной мета­фо­рой, проч­но закре­пил­ся за ком­пью­тер­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, чаще все­го с этим поня­ти­ем свя­зы­ва­ют все­воз­мож­ные «рас­ши­ре­ния» сен­сор­но-пси­хи­че­ско­го мира чело­ве­ка с помо­щью высо­ко­тех­но­ло­гич­ных устройств. В нашей рабо­те речь пой­дет об ином, не столь­ко тех­ни­че­ском, сколь­ко гума­ни­тар­ном аспек­те вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, а имен­но о том обра­зе дей­стви­тель­но­сти, кото­рый пред­ста­ет перед нами в про­стран­стве мони­то­ра при выхо­де в Интер­нет. «Кли­по­вая» моза­ич­ность фор­ма­та, гипер­тек­сту­аль­ность, посто­ян­ная обнов­ля­е­мость, «поли­фо­нич­ность» кон­тен­та, пере­хо­дя­щая порой в «како­фо­нию» — все эти и дру­гие осо­бен­но­сти при­су­щи рабо­че­му про­стран­ству интер­нет-бра­у­зе­ра, кото­рое явля­ет­ся не столь­ко «окном в мир», сколь­ко «окном со сво­им миром» — вир­ту­аль­ным. Мно­го­чис­лен­ные заго­лов­ки и визу­аль­но-гра­фи­че­ские эле­мен­ты, запол­ня­ю­щие бан­нер­ное, а неред­ко и основ­ное про­стран­ство интер­нет-стра­ниц, созда­ют в сово­куп­но­сти такой образ мира, кото­рый труд­но назвать адек­ват­ным не толь­ко реаль­ной дей­стви­тель­но­сти, но и «дей­стви­тель­но­сти тек­ста», на кото­рый по гиперс­сыл­кам пере­хо­дит поль­зо­ва­тель.

Мы попы­та­ем­ся рас­крыть неко­то­рые линг­во­ко­гни­тив­ные при­е­мы кон­стру­и­ро­ва­ния «вир­ту­аль­ной реаль­но­сти» в плос­ко­сти «заго­ло­вок ↔ текст». При этом под «вир­ту­аль­ной реаль­но­стью» мы будем пони­мать образ собы­тий­ной дей­стви­тель­но­сти, каким он пред­ста­ет на мони­то­ре ком­пью­те­ра в интер­нет-бра­у­зе­ре, откры­том на стра­ни­це како­го-либо инфор­ма­ци­он­но-новост­но­го пор­та­ла. По сути, «реаль­ность» в таком пони­ма­нии сино­ни­мич­на «кар­тине мира», а «вир­ту­аль­ность» — выра­зи­тель­но­сти как сово­куп­но­сти вер­баль­но-гра­фи­че­ских средств в их осо­бой семи­о­ти­че­ской орга­ни­за­ции.

Исто­рия вопро­са. В части иссле­до­ва­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти име­ет­ся обшир­ная лите­ра­ту­ра в раз­лич­ных обла­стях зна­ния: фило­со­фии, социо­ло­гии, пси­хо­ло­гии, куль­ту­ро­ло­гии, инфор­ма­ти­ки. Пик пуб­ли­ка­ций в рос­сий­ских источ­ни­ках, насколь­ко мож­но судить, при­хо­дит­ся на нача­ло XXI в. (наи­бо­лее подроб­ные обзо­ры см., напри­мер: [Бра­слав­ский 2003: 5–8, 14–19; Носов 2000: 7–13], из более позд­них см.: [Кирил­ло­ва 2009]). В линг­ви­сти­ке эта тема изна­чаль­но раз­ра­ба­ты­ва­лась в рам­ках направ­ле­ния, полу­чив­ше­го наиме­но­ва­ние «линг­ви­сти­ка Интер­не­та», или «интер­нет-линг­ви­сти­ка» (М. Б. Бер­гель­сон, Г. Н. Тро­фи­мо­ва, Н. Г. Асмус, М. Ю. Сидо­ро­ва, М. А. Крон­гауз, О. В. Дедо­ва, Б. Тошо­вич, Л. Ю. Щипи­ци­на, Т. И. Рязан­це­ва, Е. Н. Галич­ки­на, О. В. Луто­ви­но­ва, О. Ю. Уса­че­ва и др.). Ее пред­ме­том ста­ли язы­ко­вые осо­бен­но­сти интер­нет-тек­стов, рас­смат­ри­ва­е­мые в раз­лич­ных аспек­тах: сти­ли­сти­че­ском, линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ском, ком­му­ни­ка­тив­ном, дикур­сив­ном, а так­же с точ­ки зре­ния гипер- и интер­тек­сту­аль­но­сти. Поня­тие «вир­ту­аль­ный» полу­чи­ло наи­бо­лее осно­ва­тель­ную линг­ви­сти­че­скую про­ра­бот­ку в тру­дах О. В. Луто­ви­но­вой [Луто­ви­но­ва 2009; 2013], в кото­рых пред­ме­том иссле­до­ва­ния стал вир­ту­аль­ный дис­курс, пони­ма­е­мый как «текст, погру­жен­ный в ситу­а­цию обще­ния в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти» [Луто­ви­но­ва 2009: 10]. Основ­ной акцент в ее рабо­тах сде­лан на линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ском аспек­те: в цен­тре вни­ма­ния авто­ра — «вир­ту­аль­ная язы­ко­вая лич­ность» как «услов­ный образ того или ино­го участ­ни­ка вир­ту­аль­но­го дис­кур­са», реа­ли­зу­ю­щая в вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции потреб­но­сти соци­а­ли­за­ции, сете­вой инкуль­ту­ра­ции, само­пре­зен­та­ции и раз­вле­че­ния [Луто­ви­но­ва 2013: 6–7].

Мы под­хо­дим к вир­ту­аль­но­сти с иных пози­ций и рас­смат­ри­ва­ем не «вир­ту­аль­ную лич­ность», а вир­ту­аль­ный образ дей­стви­тель­но­сти, с кото­рым лич­ность «сопри­ка­са­ет­ся» в Интер­не­те. Для раз­ра­бот­ки тако­го аспек­та важ­ное зна­че­ние име­ет выде­ле­ние кате­го­ри­аль­ных при­зна­ков вир­ту­аль­ной интер­нет-реаль­но­сти. Этот вопрос затра­ги­вал­ся так или ина­че во мно­гих рабо­тах (см., напри­мер: [Чиче­ри­на 2008; Казак 2012; Галич­ки­на 2012]) и обоб­щен­но пред­став­лен нами в отдель­ной ста­тье [Негры­шев 2018]. Там же мы пред­ла­га­ем выде­лить четы­ре базо­вых кате­го­ри­аль­ных при­зна­ка вир­ту­аль­ной интер­нет-реаль­но­сти: моза­ич­ность, визу­аль­ность, кар­на­валь­ность, дина­мизм. Моза­ич­ность харак­те­ри­зу­ет общую струк­ту­ру орга­ни­за­ции инфор­ма­ции на экране мони­то­ра и высту­па­ет про­яв­ле­ни­ем тако­го спо­со­ба орга­ни­за­ции сете­вой инфор­ма­ции, как кли­по­вость. Под визу­аль­но­стью мы пони­ма­ни­ем доми­ни­ро­ва­ние образ­но-гра­фи­че­ских и муль­ти­ме­дий­ных форм пред­став­ле­ния инфор­ма­ции над вер­баль­ны­ми. Кар­на­валь­ность — такая орга­ни­за­ция фор­ма­та и кон­тен­та, при кото­рой пре­об­ла­да­ет раз­вле­ка­тель­ность, ослаб­ля­ют­ся и даже сни­ма­ют­ся табу и вся­ко­го рода огра­ни­че­ния, в том чис­ле ста­тус­ные и роле­вые. Под дина­миз­мом мы пони­ма­ем как обнов­ля­е­мость кон­тен­та (вре­мен­ная дина­ми­ка), так и потен­ци­аль­ную «мобиль­ность» вир­ту­аль­но­го про­стран­ства веб-стра­ни­цы за счет гиперс­сы­лок (про­стран­ствен­ная дина­ми­ка).

Что каса­ет­ся исто­рии вто­рой части вопро­са — спо­со­бов заго­ло­воч­но­го кон­стру­и­ро­ва­ния, то здесь мы про­дол­жа­ем под­ход, обо­зна­чен­ный нами ранее в ряде пуб­ли­ка­ций. В его осно­ву были поло­же­ны идеи и нара­бот­ки Т. А. ван Дей­ка, Э. А. Лаза­ре­вой, А. М. Калю­ты и дру­гих иссле­до­ва­те­лей, кото­рых объ­еди­ня­ет инте­рес к спо­со­бам пре­об­ра­зо­ва­ния тек­сто­вой инфор­ма­ции в заго­ло­воч­ную фор­му. В наи­бо­лее кон­цен­три­ро­ван­ном виде наша кон­цеп­ция была изло­же­на в рабо­те [Негры­шев 2006], в кото­рой были выде­ле­ны два уров­ня пре­об­ра­зо­ва­ний тек­сто­вой инфор­ма­ции в заго­лов­ке: уро­вень про­по­зи­ци­о­наль­но­го выдви­же­ния и когни­тив­но-семи­о­ти­че­ских транс­фор­ма­ций. Ука­зан­ные пре­об­ра­зо­ва­ния были рас­смот­ре­ны на мате­ри­а­ле газет­ных загла­вий, — обра­ще­ние же к совре­мен­но­му мате­ри­а­лу Интер­не­та тре­бу­ет, без­услов­но, кор­рек­ции под­хо­да и уче­та дан­ных интер­нет-линг­ви­сти­ки.

На наш взгляд, основ­ное отли­чие заго­лов­ка на веб-стра­ни­це от «обыч­но­го» заго­лов­ка — его гипер­тек­сто­вый харак­тер. Интер­нет-заго­ло­вок высту­па­ет чаще все­го как авто­ном­ный «мини-текст» с реклам­ной функ­ци­ей, суть кото­рой заклю­ча­ет­ся в моти­ва­ции реци­пи­ен­та прой­ти по гиперс­сыл­ке на стра­ни­цу с основ­ным тек­стом. В медиа­линг­ви­сти­ке встре­ча­ют­ся несколь­ко вари­ан­тов наиме­но­ва­ния таких заго­ло­воч­ных форм: заго­ло­воч­ный ком­плекс [Фати­на 2005], новост­ной анонс [Коваль­чу­ко­ва 2009], мало­фор­мат­ный текст [Непом­ня­щих 2013], хед­лайн [Лащук 2014], элек­трон­ный хед­лайн [Утя­шев 2015] и др. Не вда­ва­ясь в тер­ми­но­ло­ги­че­скую дис­кус­сию, будем исполь­зо­вать далее тер­мин интер­нет-заго­ло­вок. Из извест­ных нам иссле­до­ва­ний в обла­сти про­бле­ма­ти­ки «интер­нет-заго­ло­вок — текст» отме­тим рабо­ту О. В. Щер­ба­ко­вой, в кото­рой загла­вия рас­смат­ри­ва­ют­ся по отно­ше­нию к тек­сту в каче­стве гиперс­сы­лок «в функ­ции опе­ра­тив­но-дис­кур­сив­ных пре­суп­по­зи­ций» по сле­ду­ю­щим пара­мет­рам вза­и­мо­дей­ствия с основ­ным тек­стом: пре­зен­та­ция при­чи­ны, гипо­ни­мия с про­по­зи­ци­я­ми основ­но­го тек­ста, «онто­ло­ги­че­ские осно­ва­ния» [Щер­ба­ко­ва 2009: 114].

Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния. В упо­мя­ну­тых выше рабо­тах по вир­ту­аль­ной реаль­но­сти все­гда при­сут­ству­ет ука­за­ние на исход­ную, порож­да­ю­щую, или кон­стант­ную реаль­ность, на осно­ве кото­рой созда­ет­ся реаль­ность вир­ту­аль­ная. Для линг­ви­сти­ки Интер­не­та здесь воз­ни­ка­ет суще­ствен­ная мето­до­ло­ги­че­ская про­бле­ма: если за кон­стант­ную реаль­ность мы при­ни­ма­ем некий фраг­мент объ­ек­тив­ной мате­ри­аль­ной дей­стви­тель­но­сти, то каки­ми мето­да­ми мы можем про­сле­дить про­цесс его пре­об­ра­зо­ва­ния в вир­ту­аль­ную реаль­ность тек­ста, если мы, как иссле­до­ва­те­ли (= поль­зо­ва­те­ли), кон­крет­но с этим фраг­мен­том дей­стви­тель­но­сти не сопри­ка­са­ем­ся? При­хо­дит­ся при­знать, что такое пре­об­ра­зо­ва­ние по линии «дей­стви­тель­ность → текст» (назо­вем его пре­об­ра­зо­ва­ни­ем пер­во­го поряд­ка) недо­ступ­но для линг­ви­сти­че­ско­го опи­са­ния. Одна­ко у линг­ви­ста есть инстру­мен­та­рий для опи­са­ния пре­об­ра­зо­ва­ния вто­ро­го поряд­ка — по линии «текст → заго­ло­вок», резуль­тат кото­ро­го пред­ста­ет перед взо­ром поль­зо­ва­те­ля в виде «мира заго­лов­ков» — ком­прес­си­он­ных «мини-тек­стов», фор­ми­ру­ю­щих тот или иной образ собы­тия. Таким обра­зом, мето­ды, направ­лен­ные на иссле­до­ва­ние сте­пе­ни соот­вет­ствия содер­жа­ния тек­ста заго­лов­ку или анон­су, мож­но счи­тать доста­точ­ны­ми для изу­че­ния спо­со­бов кон­стру­и­ро­ва­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти веб-стра­ни­цы.

Мы попы­та­ем­ся рас­крыть меха­низ­мы линг­во­ко­гни­тив­ных пре­об­ра­зо­ва­ний дей­стви­тель­но­сти на осно­ве ранее раз­ра­бо­тан­ной моде­ли, а так­же с помо­щью кате­го­ри­аль­но-мето­до­ло­ги­че­ско­го аппа­ра­та тео­рии рефе­рен­ции, линг­ви­сти­че­ской праг­ма­ти­ки и когни­тив­ной линг­ви­сти­ки с при­вле­че­ни­ем мето­дов линг­во­сти­ли­сти­че­ско­го и дис­курс-ана­ли­за. Мате­ри­а­лом иссле­до­ва­ния послу­жи­ли заго­лов­ки рос­сий­ских интер­нет-пор­та­лов инфор­ма­ци­он­но-новост­ной направ­лен­но­сти за 2016–2017 гг. При этом исход­ным все­гда был заго­ло­вок-анонс (клик­бейт), раз­ме­ща­ю­щий­ся, как пра­ви­ло, в так назы­ва­е­мом тизер­ном, или обмен­ном бло­ке бан­нер­но­го про­стран­ства интер­нет-стра­ни­цы. Про­хо­дя далее по гиперссылке(-ам) до конеч­но­го тек­ста, исход­но­го для заго­ло­воч­но­го кон­стру­и­ро­ва­ния, мы выде­ля­ли базо­вую про­по­зи­цию тек­ста и сопо­став­ля­ли ее на пред­мет изо­мор­физ­ма с заго­ло­воч­ной фор­му­ли­ров­кой.

В рабо­те исполь­зу­ют­ся сле­ду­ю­щие исход­ные тер­ми­ны и опре­де­ле­ния:

  • интер­нет-заго­ло­вок — заго­ло­воч­ный ком­плекс или его ком­по­нент, высту­па­ю­щий как авто­ном­ное мало­фор­мат­ное сооб­ще­ние о собы­тии;
  • изо­мор­физм про­по­зи­ци­о­наль­ной струк­ту­ры заго­лов­ка и основ­но­го содер­жа­ния тек­ста как пока­за­тель «каче­ства», т. е. сте­пе­ни досто­вер­но­сти заго­лов­ка [Негры­шев 2006: 99];
  • когни­тив­ный теза­у­рус — зна­ния реци­пи­ен­та о клю­че­вых объ­ек­тах и пер­со­на­ли­ях медиа­про­стран­ства и их «фоно­вых», в том чис­ле кон­вен­ци­о­наль­но-оце­ноч­ных харак­те­ри­сти­ках (напри­мер, В. В. Путин — пре­зи­дент Рос­сий­ской Феде­ра­ции, В. Познер — извест­ный теле­ве­ду­щий и т. п.);
  • дис­кур­сив­ный теза­у­рус — зна­ние дис­кур­сив­ных фрей­мов и сце­на­ри­ев пода­чи инфор­ма­ции, состав­ля­ю­щих осно­ву ком­му­ни­ка­тив­ных ожи­да­ний реци­пи­ен­та в рам­ках того или ино­го дис­кур­са. Напри­мер, в новост­ном дис­кур­се собы­тие «по умол­ча­нию» вос­при­ни­ма­ет­ся как про­ис­хо­дя­щее здесь (в нашей стране) и сей­час (во вре­мен­ном интер­ва­ле одно­го дня);
  • праг­ма­ти­че­ский пара­метр тек­сто­вой рефе­рен­ции — про­ти­во­по­став­ле­ние данного/нового, т. е. известности/неизвестности про­по­зи­ции слу­ша­ю­ще­му [Кобо­зе­ва 2000: 236–265]. В рам­ках это­го пара­мет­ра досто­вер­ным заго­лов­ком мож­но счи­тать такой его тип, когда соот­но­ше­ние данного/нового в про­по­зи­ции соот­вет­ству­ет когни­тив­но­му и дис­кур­сив­но­му теза­у­ру­су полу­ча­те­ля инфор­ма­ции;
  • моде­ли логи­ко-линг­ви­сти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний, состав­ля­ю­щих в сово­куп­но­сти «семи­о­ти­ку иска­же­ния исти­ны» [Левин 1998];
  • номи­на­ция, пре­ди­ка­ция и лока­ция как уни­вер­саль­ные функ­ции язы­ко­вых выра­же­ний, по Ю. С. Сте­па­но­ву [Сте­па­нов 1998], при­ме­ни­мые так­же в опи­са­нии новост­ных интер­нет-тек­стов и их заго­лов­ков.

Ана­лиз мате­ри­а­ла и резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Поз­во­лим себе объ­еди­нить эти два раз­де­ла, посколь­ку нагляд­нее будет сра­зу пред­ста­вить резуль­та­ты иссле­до­ва­ния, сопро­во­див их ана­ли­зом мате­ри­а­ла. Итак, в плане соот­не­сен­но­сти содер­жа­ния интер­нет-заго­лов­ка и основ­но­го тек­ста мож­но гово­рить о транс­фор­ма­ци­ях в сфе­ре номи­на­ции, пре­ди­ка­ции и лока­ции.

Трансформации в сфере номинации

Пред­ме­том рас­смот­ре­ния явля­ют­ся номи­на­ции рефе­рен­тов заго­ло­воч­ной про­по­зи­ции: дей­ству­ю­щих лиц и объ­ек­тов их дей­ствий. Соот­но­ше­ние рефе­рен­ци­аль­ной семан­ти­ки заго­лов­ка и тек­сто­во­го рефе­рен­та мы попы­та­лись пред­ста­вить в тер­ми­нах «семи­о­ти­ки иска­же­ния исти­ны», по Ю. И. Леви­ну, выде­ляв­ше­му анну­ли­ру­ю­щие, фин­ги­ру­ю­щие, инде­фи­ни­ти­зи­ру­ю­щие и модаль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния [Левин 1998].

Наи­бо­лее частот­ны­ми, по нашим наблю­де­ни­ям, явля­ют­ся анну­ли­ру­ю­щие и фин­ги­ру­ю­щие пре­об­ра­зо­ва­ния. Анну­ли­ру­ю­щим пре­об­ра­зо­ва­ни­ем назы­ва­ет­ся исклю­че­ние из дескрип­ции в заго­лов­ке зна­чи­мых ком­по­нен­тов тек­сто­вой номи­на­ции. Как пра­ви­ло, такие под­ме­ны осу­ществ­ля­ют­ся в номи­на­ции извест­ных медиа­пер­сон, напри­мер Познер умер от рака (http://​inforeactor​.ru1, 21.04.2017) — речь на самом деле идет не о теле­ве­ду­щем Вла­ди­ми­ре Позне­ре, а о его бра­те Пав­ле. Непол­ная заго­ло­воч­ная номи­на­ция апел­ли­ру­ет к когни­тив­но­му теза­у­ру­су реци­пи­ен­та, акти­ви­руя лож­ную семан­ти­че­скую пре­суп­по­зи­цию: под видом извест­но­го для реци­пи­ен­та рефе­рен­та пода­ет­ся неиз­вест­ный, про­ис­хо­дит мани­пу­ля­ция по праг­ма­ти­че­ско­му пара­мет­ру «данное/новое». Ана­ло­гич­ный при­мер: Армия не под­чи­ни­лась пре­зи­ден­ту (http://​rbc​.ru, 09.09.2017) — без локаль­ных пока­за­те­лей новость по умол­ча­нию вос­при­ни­ма­ет­ся рос­сий­ским интер­нет-поль­зо­ва­те­лем как отра­же­ние реа­лий род­ной стра­ны, то есть под­ме­на дей­ству­ет на уровне когни­тив­но­го и дис­кур­сив­но­го теза­у­ру­сов. На самом деле речь идет о собы­ти­ях в Мол­да­вии, когда ее воен­ное руко­вод­ство, про­игно­ри­ро­вав запрет пре­зи­ден­та И. Додо­на, напра­ви­ло кон­тин­гент Наци­о­наль­ной армии Мол­да­вии на меж­ду­на­род­ные уче­ния Rapid Trident 2017.

Фин­ги­ру­ю­щие пре­об­ра­зо­ва­ния, по мыс­ли Ю. И. Леви­на, — это вве­де­ние в про­по­зи­цию допол­ни­тель­ных эле­мен­тов — пред­ме­тов и собы­тий, не содер­жа­щих­ся в рефе­рент­ной ситу­а­ции. Инте­рес­но, что сам по себе фин­ги­ру­ю­щий эле­мент зача­стую отсут­ству­ет, так что фор­маль­но авто­ров мате­ри­а­ла труд­но ули­чить в под­та­сов­ке, одна­ко вир­ту­аль­ное псев­до­со­бы­тие фор­ми­ру­ет­ся за счет, напри­мер, того же анну­ли­ру­ю­ще­го пре­об­ра­зо­ва­ния, опи­сан­но­го выше. Напри­мер, Пес­ков про­ком­мен­ти­ро­вал отстав­ку Мед­ве­де­ва (http://​livebignews​.ru, 22.09.16) — здесь созда­на лож­ная пре­суп­по­зи­ция *Мед­ве­дев ушел в отстав­ку, т. е. *отстав­ка Мед­ве­де­ва явля­ет­ся фин­ги­ру­ю­щим эле­мен­том. Меж­ду тем Д. Пес­ков про­ком­мен­ти­ро­вал лишь сооб­ще­ния ино­стран­ных СМИ об отстав­ке пре­мьер-мини­стра Д. Мед­ве­де­ва, назвав их не заслу­жи­ва­ю­щи­ми дове­рия спе­ку­ля­ци­я­ми. Таким обра­зом, допол­ни­тель­ный эле­мент фор­маль­но отсут­ству­ет, так как в тек­сте дей­стви­тель­но гово­рит­ся об отстав­ке, тем не менее за счет эли­ми­на­ции ком­по­нен­та «сооб­ще­ния ино­стран­ных СМИ» отстав­ка как «спе­ку­ля­ция» пре­вра­ща­ет­ся в отстав­ку как факт, то есть в несу­ще­ству­ю­щее (фин­ги­ро­ван­ное) собы­тие.

Фин­ги­ру­ю­щие пре­об­ра­зо­ва­ния при­да­ют осо­бую экс­прес­сив­ную окрас­ку заго­лов­ку, когда затра­ги­ва­ют тема­ти­ку смер­ти. Напри­мер, Похо­ро­ны Вер­ки Сер­дюч­ки: люди смо­гут прий­ти попро­щать­ся (http://​content​.directadvert​.ru, 29.08.17), по ссыл­ке: Назна­че­ны похо­ро­ны Вер­ки Сер­дюч­ки: про­щаль­ная гастроль про­ка­тит­ся по Гер­ма­нии, Изра­и­лю и Укра­ине (http://​utro​.ru2, 24.05.2017). Фин­ги­ру­ю­ще­му пре­об­ра­зо­ва­нию здесь под­верг­ну­ты сра­зу два ком­по­нен­та про­по­зи­ции: имя субъ­ек­та (Вер­ка Сер­дюч­ка ← сце­ни­че­ский образ Вер­ки Сер­дюч­ки) и аргу­мент от пре­ди­ка­та «назна­чать» (похо­ро­ны ← про­щаль­ный тур). Таким обра­зом, в заго­ло­воч­ную дескрип­цию вво­дит­ся фин­ги­ру­ю­щее собы­тие, име­ю­щее вымыш­лен­ную пре­суп­по­зи­цию — *Вер­ка Сер­дюч­ка умер­ла, а посколь­ку в когни­тив­ном теза­у­ру­се реци­пи­ен­та сце­ни­че­ский образ неот­де­лим от его носи­те­ля, то в сооб­ще­нии по умол­ча­нию про­чи­ты­ва­ет­ся изве­стие о (мни­мой) смер­ти арти­ста.

Инде­фи­ни­ти­зи­ру­ю­щие пре­об­ра­зо­ва­ния, по Ю. И. Леви­ну, заклю­ча­ют­ся в замене кон­крет­ных номи­на­ций на их обоб­щен­ные и менее опре­де­лен­ные опи­са­ния, что полу­чи­ло так­же назва­ние гене­ра­ли­за­ции. К созда­нию эффек­та неопре­де­лен­но­сти чаще все­го, насколь­ко мож­но судить, при­бе­га­ют тогда, когда реаль­ный инфор­ма­ци­он­ный повод не обла­да­ет доста­точ­ной зна­чи­мо­стью, что­бы новость при­влек­ла широ­кое вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей Сети. В таких слу­ча­ях недо­ска­зан­ность в анон­се при­зва­на ком­пен­си­ро­вать низ­кую новост­ную цен­ность и побу­дить чита­те­ля «клик­нуть» по заго­лов­ку. При­мер: Еще одно госу­дар­ствен­ное обра­зо­ва­ние про­сит помо­щи у Рос­сии (http://​news​.mail​.ru, 07.11.2016) — в когни­тив­ном теза­у­ру­се рос­сий­ско­го реци­пи­ен­та, сле­дя­ще­го за поли­ти­че­ски­ми собы­ти­я­ми, поня­тие «госу­дар­ствен­ное обра­зо­ва­ние» одно­знач­но ассо­ци­и­ру­ет­ся с непри­знан­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми (При­дне­стро­вье, ДНР, ЛНР и др.), в раз­ное вре­мя обра­тив­ши­ми­ся к Рос­сии с прось­бой o вхож­де­нии в ее состав. Меж­ду тем в замет­ке, откры­ва­ю­щей­ся по ссыл­ке, сооб­ща­ет­ся о прось­бе коман­ду­ю­ще­го Ливий­ской наци­о­наль­ной армии к Рос­сии помочь в раз­ре­ше­нии затяж­но­го кон­флик­та в стране. Разу­ме­ет­ся, ни о каком при­со­еди­не­нии к Рос­сии речи не идет, и само по себе упо­мя­ну­тое собы­тие обла­да­ет дале­ко не «топо­вой» новост­ной цен­но­стью. Нетруд­но заме­тить, что и здесь в осно­ве эффек­та инде­фи­ни­ти­за­ции лежит при­ем эли­ми­на­ции.

Что каса­ет­ся модаль­ных транс­фор­ма­ций, то их при­вяз­ка к рефе­рен­ту осу­ществ­ля­ет­ся в фор­ме оце­ноч­ных атри­бу­тов, тира­жи­ру­е­мых жел­ты­ми изда­ни­я­ми и тизер­ны­ми сетя­ми прак­ти­че­ски на каж­дой стра­ни­це, напри­мер все­на­род­но люби­мая певи­ца, все­об­щий люби­мец, леген­дар­ный актер, извест­ная актри­са, попу­ляр­ный теле­ве­ду­щий и т. п. По сути, такие номи­на­ции заме­ня­ют собой имя соб­ствен­ное кон­крет­но­го лица, о кото­ром идет речь в сооб­ще­нии, то есть функ­ци­о­ни­ру­ют как инде­фи­ни­ти­зи­ру­ю­щие пре­об­ра­зо­ва­ния. Напри­мер: Жири­нов­ский накри­чал на все­ми люби­мую актри­су (http://​mirsegondya​.com, 05.08.2017) — под все­ми люби­мой актри­сой здесь под­ра­зу­ме­ва­ет­ся актри­са из филь­ма «Тихий Дон» Зина­и­да Кири­ен­ко. Как и в преды­ду­щем при­ме­ре с «госу­дар­ствен­ным обра­зо­ва­ни­ем» здесь наблю­да­ет­ся инде­фи­ни­ти­за­ция с целью повы­ше­ния новост­ной цен­но­сти собы­тия, а так­же фин­ги­ру­ю­щее пре­об­ра­зо­ва­ние: накри­чал ← поз­во­лил себе рез­кое выска­зы­ва­ние в отно­ше­нии кино­ди­вы, кото­рое сму­ти­ло артист­ку.

Таким обра­зом, в сфе­ре номи­на­ции рефе­рен­та самой рас­про­стра­нен­ной линг­во­ко­гни­тив­ной транс­фор­ма­ци­ей явля­ет­ся эли­ми­на­ция — анну­ли­ру­ю­щее пре­об­ра­зо­ва­ние, посред­ством кото­ро­го могут дости­гать­ся раз­лич­ные ком­му­ни­ка­тив­ные эффек­ты.

Трансформации в сфере предикации

Транс­фор­ма­ции подоб­но­го типа мож­но клас­си­фи­ци­ро­вать по видам под­мен, осу­ществ­ля­ю­щих­ся вокруг цен­траль­но­го ком­по­нен­та про­по­зи­ции — пре­ди­ка­та. Это семан­ти­че­ские и мор­фо­ло­ги­че­ские под­ме­ны, элиминация/компликация пре­ди­ка­та.

Семан­ти­че­ские под­ме­ны заклю­ча­ют­ся в суб­сти­ту­ции пре­ди­ка­та путем мани­пу­ля­ций со зна­че­ни­ем гла­го­лов, состав­ля­ю­щих ядро новост­но­го сооб­ще­ния. Такая под­ме­на пред­став­ля­ет собой в ито­ге «пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние» все­го собы­тия в целях созда­ния эффек­та сен­са­ци­он­но­сти. Таки­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми осо­бен­но бога­ты тизер­ные сай­ты, в зада­чу кото­рых вхо­дит при­вле­че­ние «кли­ков» на сай­ты рекла­мо­да­те­лей: здесь мож­но встре­тить мно­же­ство спо­со­бов про­по­зи­ци­о­наль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, созда­ю­щих самые фан­та­сти­че­ские кар­ти­ны вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Напри­мер, под интри­гу­ю­щим клик­бей­том Путин обсу­дил с бурят­ским стар­цем кан­ди­да­ту­ру буду­ще­го пре­зи­ден­та (http://​press​-profi​.com, 11.08.2017) скры­ва­ет­ся инфор­ма­ция о том, что «к пре­зи­ден­ту Рос­сии Вла­ди­ми­ру Пути­ну в ходе его поезд­ки в Буря­тию обра­тил­ся 94-лет­ний пен­си­о­нер с прось­бой выдви­нуть свою кан­ди­да­ту­ру на сле­ду­ю­щих выбо­рах. Путин пообе­щал поду­мать». Здесь вид­но, как из пре­ди­ка­тив­ных групп «обра­тил­ся с прось­бой выдви­нуть кан­ди­да­ту­ру» и «пообе­щал поду­мать» скон­стру­и­ро­ван пре­ди­кат «обсу­дил», а в соче­та­нии с фин­ги­ру­ю­щим рефе­рент­ным пре­об­ра­зо­ва­ни­ем 94-лет­ний пен­си­о­нер → ста­рец скла­ды­ва­ет­ся кар­ти­на собы­тия, совер­шен­но отлич­ная от реаль­но­сти.

Осо­бый вид семан­ти­че­ских под­мен пред­став­ля­ют под­ме­ны на осно­ве гла­голь­ной мно­го­знач­но­сти, заклю­ча­ю­щи­е­ся в акту­а­ли­за­ции раз­лич­ных зна­че­ний одно­го и того же гла­го­ла в раз­ных кон­текстах. Напри­мер, гла­го­лы про­щать­ся и поте­рять име­ют в сво­ей семан­ти­че­ской струк­ту­ре, сре­ди про­че­го, ком­по­нен­ты из тема­ти­че­ско­го поля «смерть», кото­рое актив­но экс­плу­а­ти­ру­ет­ся на стра­ни­цах жел­тых интер­нет-изда­ний для дра­ма­ти­за­ции отнюдь не тра­ги­че­ских собы­тий. Спи­сок зна­ме­ни­то­стей, «зажи­во похо­ро­нен­ных» в таких изда­ни­ях, доволь­но вну­ши­те­лен, и осно­ва­ни­ем для вклю­че­ния в него явля­ет­ся чаще все­го пре­кра­ще­ние пуб­лич­ной твор­че­ской дея­тель­но­сти либо отъ­езд медиа­пер­со­ны за гра­ни­цу, ср.: Рос­сия про­ща­ет­ся с Лоли­той Миляв­ской (http://​ria​-​m​.tv, 09.01.2017) ← Лоли­та реши­ла поки­нуть эст­ра­ду (эта «новость» цир­ку­ли­ру­ет в Сети еще с 2013 г.); Рос­сия про­ща­ет­ся с Кон­стан­ти­ном Хабен­ским (http://​ria​-​m​.tv, 01.11.2016) ← попу­ляр­ный актер Кон­стан­тин Хабен­ский поки­да­ет Рос­сию; Рос­сия поте­ря­ла одно­го из луч­ших про­дю­се­ров (http://​newsbuzz​.ru, 20.09.2016) ← Алек­сей Пиво­ва­ров едет в США управ­лять теле­ка­на­лом RTVi (http://​vedomosti​.ru3, 19.09.2016) и т. п.

Вто­рой вид пре­ди­ка­тив­ных транс­фор­ма­ций — мор­фо­ло­ги­че­ские под­ме­ны — заклю­ча­ет­ся в акту­а­ли­за­ции тех или иных вари­ан­тов гла­голь­но­го управ­ле­ния и оппо­зи­ции видо­вых форм. Напри­мер, анонс на http://​lentainform​.com от 13.06.2017 сооб­ща­ет, что Путин выска­зал­ся о пре­зи­дент­стве Мед­ве­де­ва. В кон­тек­сте поли­ти­че­ской ситу­а­ции июня 2017 г., когда «интри­га» с воз­мож­ным выдвижением/невыдвижением В. Пути­на на пре­зи­дент­ских выбо­рах 2018 г. сохра­ня­ла свою акту­аль­ность, такой заго­ло­вок доволь­но отчет­ли­во акти­ви­ро­вал в когни­тив­ном и дис­кур­сив­ном теза­у­ру­се реци­пи­ен­та про­по­зи­цию *Путин выска­зал­ся о воз­мож­ном выдви­же­нии Д. Мед­ве­де­ва на пост Пре­зи­ден­та Рос­сии, либо: *Путин выска­зал­ся в поль­зу выдви­же­ния Д. Мед­ве­де­ва на пост Пре­зи­ден­та Рос­сии. Такую «игру со смыс­ла­ми» допус­ка­ет пред­лож­ное управ­ле­ние гла­го­ла выска­зать­ся: 1. выска­зать­ся о чем-либо, по пово­ду чего-либо, т. е. выска­зать свое мне­ние по како­му-либо вопро­су; 2. выска­зать­ся, при­ве­сти дово­ды за/против чего-либо (ср.: Тол­ко­вый сло­варь Уша­ко­ва онлайн, ст. ВЫСКАЗАТЬСЯ). Одна­ко уже из заго­лов­ка мате­ри­а­ла, на кото­рый пере­ад­ре­су­ет ссыл­ка, сле­ду­ет, что речь идет об оцен­ке, дан­ной В. Пути­ным Д. Мед­ве­де­ву как быв­ше­му пре­зи­ден­ту, см.: Путин: Мед­ве­дев был пол­но­стью само­сто­я­тель­ным пре­зи­ден­том (http://​riafan​.ru4, 13.06.2017).

Поми­мо вари­ан­тов соче­та­е­мо­сти в каче­стве мор­фо­ло­ги­че­ской под­ме­ны могут исполь­зо­вать­ся видо­вые фор­мы гла­го­ла. Сно­ва при­мер из «люби­мой» мно­ги­ми интер­нет-изда­ни­я­ми сфе­ры — спе­ку­ля­ции на тему мнимой/реальной смер­ти извест­но­го чело­ве­ка: Еле­на Яко­вле­ва умер­ла на опе­ра­ци­он­ном сто­ле (http://​tutvkusno​.ru, 18.04.2017) — на самом деле речь идет о кли­ни­че­ской смер­ти, кото­рую когда-то пере­жи­ла актри­са во вре­мя опе­ра­ции под нар­ко­зом. Совер­шен­ный вид гла­го­ла в пер­вом заго­лов­ке одно­знач­но акту­а­ли­зи­ру­ет в когни­тив­ном теза­у­ру­се чита­те­ля поня­тие смер­ти как свер­шив­ше­го­ся фак­та, что вво­дит в заблуж­де­ние отно­си­тель­но реаль­ной дей­стви­тель­но­сти и фор­ми­ру­ет кар­ти­ну псев­до­со­бы­тия. Кро­ме того, отсут­ствие в заго­лов­ке тем­по­раль­ных дейк­ти­ков акту­а­ли­зи­ру­ет в дис­кур­сив­ном теза­у­ру­се вре­мен­ной пара­метр «по умол­ча­нию» — акту­аль­но­го, толь­ко что свер­шив­ше­го­ся собы­тия. В ито­ге заго­ло­вок при­об­ре­та­ет псев­до­со­бы­тий­ный харак­тер, при­вле­кая вни­ма­ние чита­те­ля мни­мой сен­са­ци­он­но­стью.

Элиминация/компликация пре­ди­ка­та заклю­ча­ет­ся в усе­че­нии пре­ди­ка­тив­ной груп­пы при одно­вре­мен­ном «достра­и­ва­нии» новой пре­ди­ка­ции, не содер­жа­щей­ся в тек­сте. Напри­мер, «Поро­шен­ко обре­чен». Вас­сер­ман озву­чил мрач­ный про­гноз для пре­зи­ден­та (http://​smi2​.ru, 09.11.2016) скон­стру­и­ро­ва­но на осно­ве мате­ри­а­ла под заго­лов­ком «Вас­сер­ман: Поро­шен­ко обре­чен реа­ги­ро­вать на любой выпад Савчен­ко» (http://​nsn​.fm, 31.10.2016). Здесь, во-пер­вых, эли­ми­ни­ро­ва­на часть состав­но­го гла­голь­но­го ска­зу­е­мо­го (обре­чен реа­ги­ро­вать → обре­чен), и во-вто­рых, «достро­е­на» оце­ноч­ная про­по­зи­ция, при­пи­сы­ва­ю­щая ана­ли­ти­ку Вас­сер­ма­ну автор­ство «мрач­но­го про­гно­за», о кото­ром в тек­сте нет ни малей­ше­го упо­ми­на­ния.

Ком­пли­ка­ция может так­же высту­пать само­сто­я­тель­но в фор­ме пар­цел­ли­ро­ван­ных экс­прес­сив­ных ком­по­нен­тов, направ­лен­ных на при­вле­че­ние вни­ма­ния чита­те­ля: Беда! Ужас! Жуть! Сроч­но! Шок! Вот это новость! При­сядь­те… Тако­го не ожи­да­ли… и т. п. Зача­стую это пре­ди­ка­тив­ные кон­струк­ции, в кото­рых созда­те­ли заго­лов­ков спе­ку­ли­ру­ют на авто­ри­те­те уче­ных, вра­чей и дру­гих спе­ци­а­ли­стов: Меди­ки в шоке, Вра­чи оне­ме­ли, когда…, Уче­ные него­ду­ют, Уче­ные умо­ля­ют, Онко­ло­ги сооб­щи­ли радост­ную новость и т. п. «Ссыл­ки на авто­ри­тет» могут содер­жать фами­лии кон­крет­ных людей (Рошаль, Дикуль, Малы­ше­ва), ука­зы­вать на про­фес­си­о­наль­ную область спе­ци­а­ли­стов (лич­ный совет уро­ло­га, дие­то­ло­ги сове­ту­ют, кар­дио­ло­ги пре­ду­пре­жда­ют и т. п.), на их яко­бы высо­кий, но на самом деле вымыш­лен­ный долж­ност­ной ста­тус (Глав­ный врач РФ, где вме­сто врач встре­ча­ет­ся так­же орто­пед, дие­то­лог и т. п., вме­сто РФ — г. Вла­ди­мир, г. Ниж­ний Нов­го­род и т. п. в нескло­ня­е­мой фор­ме, под­став­ля­е­мой авто­ма­ти­че­ски в зави­си­мо­сти от лока­ции про­вай­де­ра). Сюда же мож­но отне­сти боль­шую груп­пу клик­бей­тов, содер­жа­щих вымыш­лен­ную реак­цию обще­ствен­но­сти на собы­тие: Все про­сто ахну­ли от…, Рос­си­яне взвы­ли в ужа­се, узнав…, Вся Рос­сия в сле­зах, узнав…, Евро­па оне­ме­ла, узнав… и т. п. Осо­бен­но зна­чи­тель­на роль таких заго­лов­ков в созда­нии атмо­сфе­ры «кар­на­валь­но­сти», когда «мож­но все», а в соче­та­нии с визу­аль­ны­ми обра­за­ми общая кар­ти­на вир­ту­аль­ной реаль­но­сти на таких сай­тах может при­об­ре­тать поис­ти­не фан­тас­ма­го­ри­че­ский харак­тер.

Таким обра­зом, в сфе­ре пре­ди­ка­ции, в отли­чие от рефе­рент­ной номи­на­ции, пре­об­ла­да­ют раз­лич­но­го рода под­ме­ны, хотя умол­ча­ние и домы­сел так­же сохра­ня­ют свою роль, состав­ляя, по сути, линг­во­ко­гни­тив­ную осно­ву подоб­ных опе­ра­ций.

Трансформации в сфере локации

Лока­ция, как извест­но, озна­ча­ет в семи­о­ти­ке соот­не­се­ние содер­жа­ния выска­зы­ва­ния с рече­вой ситу­а­ци­ей — «дейк­сис ситу­а­ции обще­ния (“я — здесь — сей­час”)» [Слю­са­ре­ва 1998: 565]. Гово­ря о транс­фор­ма­ци­ях, осу­ществ­ля­ю­щих­ся в заго­лов­ках путем опе­ра­ций с эти­ми пока­за­те­ля­ми, нуж­но отме­тить, что их раз­но­об­ра­зие не очень вели­ко, это свя­за­но с мак­си­маль­ной дис­кур­сив­ной ори­ен­ти­ро­ван­но­стью новост­но­го тек­ста на отра­же­ние ситу­а­ции «здесь и сей­час». Основ­ные раз­но­вид­но­сти дейк­ти­че­ских под­мен в интер­нет-заго­лов­ке укла­ды­ва­ют­ся в одну транс­фор­ма­цию — эли­ми­на­цию (анну­ли­ру­ю­щее пре­об­ра­зо­ва­ние, по Ю. И. Леви­ну).

Типич­ной для заго­лов­ков явля­ет­ся эли­ми­на­ция тем­по­раль­ных и локаль­ных пока­за­те­лей, при этом эли­ми­ни­ро­ван­ны­ми в заго­лов­ке чаще все­го ока­зы­ва­ют­ся тем­по­раль­ные дейк­ти­ки, когда «умол­ча­ние» о вре­ме­ни про­ис­ше­ствия акти­ви­ру­ет в дис­кур­сив­ном теза­у­ру­се реци­пи­ен­та пред­став­ле­ние об акту­аль­ном насто­я­щем. Этот праг­ма­ти­че­ский меха­низм вве­де­ния в заблуж­де­ние, как и дру­гие виды заго­ло­воч­ных транс­фор­ма­ций, так­же актив­но исполь­зу­ет­ся с тема­ти­кой смер­ти, напри­мер У Вале­рия Мелад­зе умер сын (http://​new​-are​.com, 29.11.2016) — не уточ­ня­ет­ся, что про­изо­шло это мно­го лет назад: пер­ве­нец пев­ца от пер­вой жены «умер в род­до­ме, про­жив все­го 10 дней». Не мень­ший сен­са­ци­он­ный эффект может вызы­вать эли­ми­на­ция тем­по­раль­ных пока­за­те­лей и в сфе­рах, дале­ких от смер­ти, но весь­ма акту­аль­ных для мно­гих чита­те­лей, как, напри­мер, ЕГЭ по ино­стран­но­му язы­ку ста­нет обя­за­тель­ным (http://​mirnov​.ru, 31.05.2017) — эли­ми­ни­ро­ва­но обсто­я­тель­ство вре­ме­ни «к 2022 году».

Эли­ми­на­ция пока­за­те­ля места встре­ча­ет­ся реже и, как пра­ви­ло, она атри­бу­тив­но при­вя­за­на к рефе­рен­ту, напри­мер: Депу­тат выпал из окна во вре­мя дра­ки в пар­ла­мен­те (анонс на http://​news​.mail​.ru/​p​o​l​i​t​i​cs/, 08.10.16) — речь идет о бри­тан­ском депу­та­те и о евро­пей­ском пар­ла­мен­те. Но встре­ча­ет­ся и эли­ми­на­ция само­сто­я­тель­ных локаль­ных пока­за­те­лей, напри­мер Ура­ган «Ирма» нане­сет раз­ру­ши­тель­ный удар по Санкт-Петер­бур­гу (http://​news​.mail​.ru, 11.09.2017) — име­ет­ся в виду аме­ри­кан­ский город Сент-Питер­с­берг во Фло­ри­де; Поклон­ской гро­зит 15 лет тюрь­мы (http://​regnum​.ru, 13.08.2017) — на Укра­ине, как сле­ду­ет из заяв­ле­ния Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Укра­и­ны.

Выво­ды. Таким обра­зом, кар­ти­на вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, какой она пред­ста­ет перед посе­ти­те­лем инфор­ма­ци­он­но-новост­ных пор­та­лов, может быть опи­са­на через сово­куп­ность сле­ду­ю­щих основ­ных при­зна­ков: визу­аль­ность, моза­ич­ность, кар­на­валь­ность, дина­мизм. Посто­ян­но меня­ю­ща­я­ся моза­и­ка заго­лов­ков и изоб­ра­же­ний напол­не­на атмо­сфе­рой кар­на­ва­ла как дей­ства, где прак­ти­че­ски стер­та гра­ни­ца меж­ду реаль­но­стью и вымыс­лом, нет запрет­ных тем и ста­тус­но-роле­вых огра­ни­че­ний. Оцен­ка досто­вер­но­сти и мораль­но-эти­че­ской оправ­дан­но­сти это­го дей­ства — пред­мет отдель­но­го обсуж­де­ния, в нашей рабо­те мы попы­та­лись выявить неко­то­рые меха­низ­мы созда­ния этой вир­ту­аль­ной псев­до­ре­аль­но­сти.

Основ­ны­ми вер­баль­ны­ми «носи­те­ля­ми» такой кар­ти­ны мира высту­па­ют интер­нет-заго­лов­ки, а общим линг­во­ко­гни­тив­ным меха­низ­мом кон­стру­и­ро­ва­ния в них вир­ту­аль­ной реаль­но­сти явля­ет­ся акту­а­ли­за­ция в теза­у­ру­се реци­пи­ен­та лож­ных пре­суп­по­зи­ций в целях его моти­ва­ции к пере­хо­ду по гиперс­сыл­ке на нуж­ный ресурс. При этом наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные при­е­мы пре­об­ра­зо­ва­ния тек­сто­вой инфор­ма­ции в заго­ло­воч­ную — раз­лич­ные виды эли­ми­на­ции (усе­че­ния) и логи­ко-семан­ти­че­ских под­мен. Вир­ту­аль­ная реаль­ность, скон­стру­и­ро­ван­ная на соче­та­нии умол­ча­ния и домыс­ла, едва ли может счи­тать­ся адек­ват­ной собы­тий­ной дей­стви­тель­но­сти, а сами эти при­е­мы в их соче­та­нии с раз­лич­ны­ми визу­аль­ны­ми сред­ства­ми мож­но с уве­рен­но­стью отне­сти к раз­ря­ду мани­пу­ля­тив­ных спо­со­бов иска­же­ния инфор­ма­ци­он­ной кар­ти­ны мира в вир­ту­аль­ном про­стран­стве интер­нет-стра­ниц.

1 Здесь и далее дает­ся толь­ко общая ссыл­ка на пор­тал без ука­за­ния пол­но­го URL. Вос­про­из­ве­де­ние пол­но­го интер­нет-адре­са пред­став­ля­ет­ся неце­ле­со­об­раз­ным по двум при­чи­нам: 1) про­стран­ная интер­нет-ссыл­ка загро­мож­да­ет текст, 2) боль­шин­ство при­ме­ров — анон­сы с бан­нер­но­го про­стран­ства, кото­рые, как пра­ви­ло, не сохра­ня­ют­ся по ссыл­кам на стра­ни­цу. Скрин­шо­ты всех таких стра­ниц с дата­ми обра­ще­ния сохра­не­ны в нашей иссле­до­ва­тель­ской базе. При цити­ро­ва­нии в неко­то­рых слу­ча­ях исход­ной тек­сто­вой вер­сии мате­ри­а­ла пол­ный URL будет выно­сить­ся в снос­ку.

2 URL:https://utro.ru/articles/2017/05/24/1328022.shtml?from=nnn.

3 URL: https://​www​.vedomosti​.ru/​t​e​c​h​n​o​l​o​g​y​/​a​r​t​i​c​l​e​s​/​2​0​1​6​/​0​9​/​2​0​/​6​5​7​6​7​7​-​p​i​v​o​v​a​r​o​v​-​e​d​e​t​-​s​sha.

4 URL: https://​riafan​.ru/​8​1​7​3​7​9​-​m​e​d​v​e​d​e​v​-​b​y​l​-​p​o​l​n​o​s​t​y​u​-​s​a​m​o​s​t​o​y​a​t​e​l​n​y​m​-​p​r​e​z​i​d​e​n​t​o​m​-​p​u​t​i​n​?​u​tm_ medium=cpc&utm_source=lentainform&utm_campaign=riafan.ru&utm_term=1267465s12218&utm_content=5453566.

Браславский, П. И. (2003). Технология виртуальной реальности как феномен культуры конца XX — начала XXI веков. Дис. … канд. культурологии. Екатеринбург.

Галичкина, Е. Н. (2012). Компьютерная коммуникация: лингвистический статус, знаковые средства, жанровое пространство. Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Астрахань.

Казак, М. Ю. (2012). Специфика современного медиатекста. Современный дискурс-анализ. Электронный журнал, 6, 30–41. Электронный ресурс http://discourseanalysis.org/ada6/st42.shtml.

Кириллова, А. А. (2009). Проблема виртуальной реальности: социально-философский аспект. Автореф. дис. … канд. филос. наук. Мурманск.

Кобозева, И. М. (2000). Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС.

Ковальчукова, М. А. (2009). Новостной анонс в сети Интернет как речевой жанр дискурса СМИ. Дис. … канд. филол. наук. Ижевск.

Лащук, О. Р. (2014). Рерайтинг новостных интернет-сообщений в России (2000–2013 гг.). Дис. … д-ра филол. наук. М.

Левин, Ю. И. (1998). О семиотике искажения истины. В Ю. И. Левин, Избранные труды. Поэтика. Семиотика (с. 594–605). М.: Языки русской культуры.

Лутовинова, О. В. (2009). Лингвокультурологические характеристики виртуального дискурса. Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена».

Лутовинова, О. В. (2013). Языковая личность в виртуальном дискурсе. Дис. … д-ра филол. наук. Волгоград.

Негрышев, А. А. (2006). Прагматика новостного газетного заголовка: механизмы преобразования информации в системе заголовок ↔ текст. Вестник Московского университета. Серия 9. Филология, 1, 97–109.

Негрышев, А. А. (2018). Виртуальная интернет-реальность: к проблеме категориальных признаков. Научные исследования и разработки. Современная коммуникативистика, 1, 12–17.

Непомнящих, Е. А. (2013). Синтаксические конструкции малоформатных текстов в современном русском языке: лингвокультурный аспект. Автореф. дис. … канд. филол. наук. М.

Носов, Н. А. (2000). Виртуальная психология. М.: Аграфа.

Слюсарева, Н. А. (1998). Функции языка. В В. Н. Ярцева (Ред.), Лингвистический энциклопедический словарь (с. 564–565). М.: Большая Российская энциклопедия.

Степанов, Ю. С. (1998). Предикация. В В. Н. Ярцева (Ред.), Лингвистический энциклопедический словарь (с. 393–394). М.: Большая Российская энциклопедия.

Утяшев, А. Р. (2015). Формальные и семантические аспекты гипертекстуальности новостных сообщений в Рунете. Дис. … канд. филол. наук. М.

Фатина, А. В. (2005). Функционирование заголовочных комплексов в современной российской газете: стилистико-синтаксический аспект. Дис. … канд. филол. наук. СПб.

Чичерина, Н. В. (2008). Медиатекст как средство формирования медиаграмотности у студентов языковых факультетов. М.: Изд-во ЛКИ.

Щербакова, О. В. (2009). Прагматические пресуппозиции как основание интерпретации газетно-публицистического дискурса: на материале Интернет-версий британских газет. Дис. … канд. филол. наук. Ставрополь.

Braslavskii, P. I. (2003). Tekhnologiia virtual’noi real’nosti kak fenomen kul’tury kontsa XX — nachala XXI vekov [Virtual reality technology as a cultural phenomenon of the late XX — early XXI centuries]. PhD thesis. Ekaterinburg. (In Russian)

Chicherina, N. V. (2008). Mediatekst kak sredstvo formirovaniia mediagramotnosti u studentov iazykovykh fakul’tetov [Media text as a formation tool of media literacy in students of linguistic departments]. Moscow: Izdatel’stvo LKI. (In Russian)

Fatina, A. V. (2005). Funktsionirovanie zagolovochnykh kompleksov v sovremennoi rossiiskoi gazete: Stilistiko-sintaksicheskii aspect [The functioning of the title complexes in the modern Russian newspaper: Stylistic-syntactic aspect]. PhD thesis. St. Petersburg. (In Russian)

Galichkina, E. N. (2012). Komp’iuternaia kommunikatsiia: lingvisticheskii status, znakovye sredstva, zhanrovoe prostranstvo [Computer communication: linguistic status, symbolic means, genre space]. PhD thesis abstract. Astrakhan’. (In Russian)

Kazak, M. Iu. (2012). Spetsifika sovremennogo mediateksta [The specifics of the current media text]. Sovremennyi diskurs-analiz [Modern discourse analysis]. Electronic journal, 6, 30–41. Retrieved from http://discourseanalysis.org/ada6/st42.shtml. (In Russian)

Kirillova, A. A. (2009). Problema virtual’noi real’nosti: sotsial’no-filosofskii aspect [The problem of virtual reality: social-philosophical aspect]. PhD thesis abstract. Murmansk. (In Russian)

Kobozeva, I. M. (2000). Lingvisticheskaia semantika [Linguistic semantics]. Moscow: Editorial URSS. (In Russian)

Koval’chukova, M. A. (2009). Novostnoi anons v seti Internet kak rechevoi zhanr diskursa SMI [News announce on the Internet as a speech genre of media discourse]. PhD thesis. Izhevsk. (In Russian)

Lashchuk, O. R. (2014). Reraiting novostnykh internet-soobshchenii v Rossii (2000–2013 gg.) [Rewriting of the online news reports in Russia (2000–2013)]. PhD thesis. Moscow. (In Russian)

Levin, Yu. I. (1998). O semiotike iskazheniia istiny [On the semiotics of truth perversion]. In Yu. I. Levin, Izbrannye trudy. Poetika. Semiotika [Selected works. Poetics. Semiotics], (pp. 594–605). Moscow: Yazyki russkoj kul’tury. (In Russian)

Lutovinova, O. V. (2009). Lingvokul’turologicheskie kharakteristiki virtual’nogo diskursa [Lingvocultural characteristics of virtual discourse]. Volgograd: Izdatel’stvo VGPU «Peremena». (In Russian)

Lutovinova, O. V. (2013). Iazykovaia lichnost’ v virtual’nom diskurse [Linguistic personality in the virtual discourse]. PhD thesis. Volgograd. (In Russian)

Negryshev, A. A. (2006). Pragmatika novostnogo gazetnogo zagolovka: mekhanizmy preobrazovaniia informatsii v sisteme zagolovok ↔ tekst [Pragmatics of the newspaper news headline: mechanisms of information transforming in the system headline ↔ text]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriia 9. Filologiia [Moscow University Filology Bulletin], 1, 97–109. (In Russian)

Negryshev, A. A. (2018). Virtual’naia internet-real’nost’: k probleme kategorial’nykh priznakov [Virtual online reality: towards the problem of categorical features]. Nauchnye issledovaniia i razrabotki. Sovremennaia kommunikativistika [Scientific Research and Development. Modern Communication Studies], 1, 12–17. (In Russian)

Nepomniashchikh, E. A. (2013). Sintaksicheskie konstruktsii maloformatnykh tekstov v sovremennom russkom iazyke: lingvokul’turnyi aspect [The syntactic constructions of small-format texts in the modern Russian language: linguocultural aspect]. PhD thesis abstract. Moscow. (In Russian)

Nosov, N. A. (2009). Virtual’naia psikhologiia [Virtual psychology]. Moscow: Agrafa. (In Russian)

Shcherbakova, O. V. (2009). Pragmaticheskie presuppozitsii kak osnovanie interpretatsii gazetno-publitsis-ticheskogo diskursa: na materiale Internet-versii britanskikh gazet [Pragmatic presuppositions as the basis of interpretation of the newspaper journalistic discourse: on the material of the online versions of British newspapers]. PhD thesis. Stavropol’. (In Russian)

Sliusareva, N. A. (1998). Funktsii iazyka [Functions of language]. In V. N. Iartseva (Eds.), Lingvisticheskii entsiklopedicheskii slovar’ [Linguistic encyclopedic dictionary] (pp. 564–565). Moscow: Bol’shaya Rossijskaya ehnciklopediya. (In Russian)

Stepanov, Iu. S. (1998). Predikatsiia [Predication]. In V. N. Iartseva (Eds.), Lingvisticheskii entsiklopedicheskii slovar’ [Linguistic encyclopedic dictionary] (pp. 393–394). Moscow: Bol’shaya Rossijskaya ehnciklopediya. (In Russian)

Utiashev, A. R. (2015). Formal’nye i semanticheskie aspekty gipertekstual’nosti novostnykh soobshchenii v Runete [Formal and semantic aspects of hyper-textuality of news reports in Runet] PhD thesis. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 мая 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 19 авгу­ста 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2018

Received: May 15, 2018 Accepted: August 19, 2018