Четверг, Июль 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОВ «НАРОД» И «ВЛАСТЬ» В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ИМИДЖЕТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ РФ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ)

В статье проводится концептуально-тематический анализ сообщений, появляющихся в официальных аккаунтах политических субъектов РФ в социальной сети «ВКонтакте». Исследуются базовые концепты политического дискурса «народ» и «власть», благодаря которым политические акторы формируют собственный имидж и привлекают потенциального избирателя с помощью различного смыслового наполнения этих понятий. В работе представлены результаты аналитико-реферативной интерпретации понятия политического дискурса и политического медиадискурса, их взаимосвязи через дискурс СМИ. Автор обращается к изучению роли социальных сетей как незаменимого и актуального инструмента в современном политическом имиджетворчестве. В качестве эмпирического материала выступают записи на страницах социальной сети «ВКонтакте» трех политических партий — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР — и общественного движения «Общероссийский народный фронт».

VERBALIZATION OF THE CONCEPTS “PEOPLE” AND “POWER” IN POLITICAL MEDIA DISCOURSE (THE CASE OF POLITICAL ACTORS’ IMAGEMAKING IN SOCIAL NETWORKS )

The article has a conceptual and thematic analysis of messages that appear in the official accounts of political actors of the Russian Federation in the social network “VKontakte”. The paper studies the basic political discourse concepts “people” and “power” by which political actors produce their image and attract potential voters using a semantic content of these concepts. The author discusses notions of political discourse and political media discourse, and their interrelation through media. The focus is on the role of social networks in contemporary political image-making procedures. The research data are delivered from the SNSs of main Russian political parties.

Тамара Николаевна Рогачева, магистрант кафедры коммуникативистики, рекламы и связей с общественностью факультета журналистики Белгородского государственного национального исследовательского университета

E-mail: rogachevat@mail.ru

Tamara Nikolaevna Rogacheva, MA student of the Department of communication, advertising and public relations of the Faculty of journalism, Belgorod State University

E-mail: rogachevat@mail.ru

УДК 811.111-3 
ГРНТИ 19.21.07 
КОД ВАК 10.02.01

Введение. Изучение вербализации концептов выполняет одну из ключевых ролей в понимании политического дискурса. Сам политический дискурс определяют как «совокупность всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом» [Баранов, Казакевич 1991: 6], и относят к одной из вариаций идеологического дискурса. Мы придерживаемся определения, в соответствии с которым политический дискурс представляет собой «коммуникативную сферу, связанную непосредственно с политикой, в которую включены любые речевые образования с соответствующим содержанием, а также субъект и адресат непосредственно относящиеся к данной ситуации» [Бажалкина 2009: 63].

В нашей статье рассматривается вербализация концептов в политическом медиадискурсе, или, как его еще называют, политическом дискурсе СМИ. Исследователи отмечают, что политический медиадискурс возникает на пересечении двух дискурсов [Виноградова 2010; Иванова 2008], где медиадискурс выступает основным каналом политической коммуникации [Никитина 2006] и средством конструирования картины мира [Воробьева 2013]. В современном мире массмедийный дискурс является основным каналом политической коммуникации. По сути, дискурс СМИ опосредует всю политическую коммуникацию, так как в нынешних условиях возможностей прямого контакта политика и электората значительно меньше, чем общения через средства массовой информации. Главная цель политического медиадискурса — добиться власти, используя при этом ресурсы, которыми обладает медиадискурс. Конструирование картины мира переводит политическую борьбу в сферу символов, в область сражения за смыслы и значения феноменов, связанных с политикой, за возможность интерпретации политических событий. Таким образом, «контроль над словом превращается в контроль над принятием политических решений» [Там же: 151]. Использование политическими субъектами тех или иных концептов становится одним из способов выражения подобного контроля. Политика, первостепенной задачей которой является наиболее короткий и эффективный процесс донесения информации до потенциального избирателя, перемещается в ключевые концепты неслучайно. Борясь за внимание электората, за голоса на выборах, политические субъекты используют различное концептуальное наполнение своих сообщений, заставляя человека подсознательно ассоциировать себя с идеями и целями партии.

Постановка проблемы. Социальные сети как ресурс концептуализации политического имиджетворчества. Объектом нашего исследования являются два политических концепта — «народ» и «власть», функционирующих в социальной сети «ВКонтакте». Нельзя не отметить, популярная социальная сеть — одна из наиболее удобных и эффективных площадок по созданию имиджа, способная интегрировать наиболее важное, актуальное и злободневное и — более того — способная заменить собой все другие ресурсы. 

Область социальных сетей — виртуальная жизнь, оказывающаяся порой активней, чем жизнь настоящая. Во многом это обусловливается форматом самой соцсети, которая представляет собой единообразие аккаунтов и процесса регистрации. Пожалуй, самоидентификация является главным преимуществом использования социальных сетей в построении политического имиджа, так как именно этот фактор необходим любой политической силе для привлечения потенциальных избирателей. Информатизация современного общества заставляет политические силы постоянно следить за взаимоотношениями в социуме, стремительно меняющимися с помощью новейших технологий. Эти изменения в первую очередь касаются молодежной среды, где оперативнее и гибче воспринимают новые веяния, с интересом подхватывая и развивая последние разработки в сфере интернет-общения. Подтверждение тому — огромное количество площадок в формате социальных сетей, различающихся лишь некоторыми правилами их использования и самим контентом. 

Согласно данным портала PROSMM, по состоянию на январь 2015 г. ведущей российской социальной сетью является «ВКонтакте» (54,6 млн. активных пользователей), за нею следуют «Одноклассники» (40 млн.) и «Facebook» (24,2 млн.), и далее по уменьшающейся — «Мой мир» (21,5 млн.), «LiveJournal» (16,6 млн.), «Instagram» (13,3 млн.) и «Twitter» (8,4 млн.).

Учитывая масштабы потенциальной аудитории, политика не может игнорировать важности социальных сетей и рано или поздно приходит туда, где есть массовая аудитория. Присутствие политических акторов в социальных сетях и блогосфере Интернета есть, несомненно, уникальная возможность совместить продвижение политического субъекта и вседоступность как основную черту имиджа любого политика или партии. Политик должен быть уникален и в то же время похож на своего избирателя, поскольку электорат должен находить в своем лидере возможность самоидентификации. Создав свой аккаунт, политик дает понять, что он близок к своему избирателю, в том числе и в формах коммуникации. 

Среди факторов, позволяющих добиться положительного результата в конструировании имиджа, — своевременное обновление контента, четкое следование «генеральной линии» формирования имиджа в сети, коммуникабельность и разумная креативность. Правильная подача контента в социальной сети — важнейший фактор успешного имиджевого продвижения. Необходимо понимать, в каком формате строится диалог (монолог в сегодняшнем обществе заранее обречен на неудачу) и что хотят читать потенциальные соратники и избиратели. И. Н. Ефимова и А. В. Маковейчук пишут, что люди хотят быть услышанными и более всего ценят две взаимодополняемые вещи: конструктив и юмор. Главная трудность состоит в выборе правильного соотношения между ними. Исследователи отмечают, даже самая полезная и конструктивная информация, поданная в слишком большом объеме и чрезмерно серьезной форме, обязательно вызовет у ее адресатов волну скепсиса и отторжения [Ефимова, Маковейчук 2012: 247]. Как следствие, не стоит недооценивать сложности грамотного PR в социальных сетях. Официальная страница политика должна постоянно обновляться, так как неменяющийся и запущенный аккаунт свидетельствует лишь о том, что его представители не хотят тратить время на общение с избирателями, оперативно доносить информацию о своей деятельности и / или поддерживать обратную связь. Используя социальные сети, любая политическая сила способна найти свою нишу и выход к своей группе избирателей. Благодаря интерактивности и мгновенности, которые обеспечивают социальные сети, можно в режиме онлайн наблюдать реакцию общества на то или иное политическое сообщение, действие или PR-компанию, а разнообразный функционал способствует продуктивной и качественной работе с аудиторией и взаимодействию с ней.

Аналитические подходы. Концепты «народ» и «власть» в политическом медиадискурсе российских партий. Обращаясь к исследованию роли политических концептов в имиджетворчестве политических субъектов, мы должны выяснить, какое место занимают концепты в процессе самого политического дискурса.

Проблеме концептов посвящен значительный пласт работ отечественных и зарубежных ученых [Бабушкин 1996; Кубрякова 1997; Рудакова 2004; Ледяев 2001; Попова 2009 и др.], согласно которым концепт представляет собой «содержательную сторону словесного знака, за которой стоит понятие, принадлежащее умственной, духовной или жизненно важной материальной сфере существования человека, выработанное и закрепленное общественным опытом народа, имеющее в его жизни исторические корни, социально и субъективно осмысляемое…» [Шведова 2005: 603].

В политической имиджелогии работа с концептами играет ключевую роль. Общение политиков с избирателями проходит преимущественно в вербальной форме, что диктует необходимость тщательного и избирательного процесса выбора слов и словосочетаний. Использование концептов как своеобразной концентрации понятий и смыслов, сложившихся и укоренившихся в сознании общества, делает возможным реализацию задач по разработке положительного образа, к которому потенциальный избиратель будет причислять также и себя. Главной особенностью выбора стратегий и методов вербализации концептов становится политическая прагматика адресанта, включающая в себя набор социально-политических, идеологических ценностей и целей, к которым стремится тот или иной политический субъект. 

В центре нашего исследования — записи на официальных страницах социальной сети «ВКонтакте» трех политических партий — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР — и общественного движения «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) в течение января — февраля 2015 г. 

Всероссийская политическая партия «Единая Россия» поддерживает политику, проводимую действующим президентом. Как говорится в программном обращении партии, утвержденном XII Съездом от 24 сентября 2011 г., центром ее внимания является человек. Направления своей работы партия выражает следующими формулировками: наша новая экономика; Россия — социальное государство; качество жизни — образование, здравоохранение, жильё; справедливость как безусловная ценность; безопасность страны — безопасность человека; развитие местного самоуправления.

Коммунистическая партия РФ позиционирует себя как партия патриотов, интернационалистов, партия дружбы народов, защиты русской, российской цивилизации. Отстаивая коммунистические идеалы, она защищает интересы рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, всех людей труда. 

Либерально-демократическая партии России поддерживает демократическую форму управления государством. Своими задачами она ставит создание механизмов для полной реализации гражданами страны своих способностей и одновременно избавление России от насильственных и анархических систем.

Общероссийское общественное движение «Народный фронт «За Россию», согласно ее же Уставу, нацелено на единение и взаимное доверие, сотрудничество и гражданскую солидарность во имя исторического успеха России, ее свободы, процветания, благополучия и безопасности. 

В современном политическом дискурсе слово народ, как правило, обозначает население, гражданское общество. В периоды политических обострений концепт «народ» может быть использован как инструмент политической манипуляции, что вербализуется в форме устойчивых стереотипов: вешать народу лапшу на уши, обманывать народ, морочить народу голову, скрывать правду от народа и т. д.

Природу власти рассматривают с разных сторон, в частности выделяют поведенческий и социологический подходы [Мухаев 2004: 160]. Согласно первому власть характеризуется как (1) особенная сущность, носителем которой выступает отдельная личность и которая выражается в локализованный энергии, заставляя других повиноваться; (2) она отождествляется с силой, обладание которой дает право на повелевание; (3) божественный дар, наделенный справедливостью, добропорядочностью и ответственностью. В рамках социологического подхода власть обозначается как отношение кого-нибудь к кому-нибудь или чему-нибудь. Например, власть как способность и возможность индивида проводить собственную волю вопреки сопротивлению другого; отношения господства или подчинения между субъектом власти и объектом его воздействия. 

Анализ материала. Рассмотрим специфику вербализуемых концептов в текстах социальной сети. 

Концепт «народ». Всего проанализировано 115 записей, в которых слово «народ» употребляется 247 раз. Наибольшее количество сообщений с этим словом оказалось у КПРФ — в 58 сообщениях оно используется 158 раз. В официальном паблике «Единой России» слово народ употребляется 34 раза в 22 записях, на странице ОНФ — 26 раз в 20 записях, ЛДПР — 29 раз в 15 записях. Процентное соотношение употребления сообщений с концептом «народ» к общему количеству записей, размещенных каждой партией на своей странице в своей социальной сети, выглядит так: КПРФ – 37%, ЛДПР – 77%, ОНФ — 52%, ЕР — 65%. Эти цифры наглядно показывают, насколько часто в общей ленте сообщений употребляется данный концепт. 

Народ в значении ‘нация, народность, национальность’ употребляется 95 раз (38,4%); в значении ‘население государства, жители страны’ — 146 раз (59,1%); в значении ‘основная трудовая масса населения страны’ — 3 раза (1,2%).

В зависимости от линии построения собственного имиджа политические силы окружают концепт маркерами — словами с разным эмоционально-смысловым содержанием, в результате чего «народ» транслируется в сознание электората с определенной установкой.

Характеризуя народ как жителей государства, «Единая Россия» употребляет следующие маркеры: богатейшее культурно-историческое наследие, развитие духовной и материальной культуры, безопасность, мужество, высокий профессионализм, преданность Отечеству, великая держава, нравственные основы, традиционные ценности, Великая Победа, героический народ, единый народ, носитель суверенитета, сплоченный и др. Народ в значении нации или народности используется в текстах «Единой России» в таких контекстах, как представители наций и народностей СССР, узы священной дружбы народов, многообразие национальных традиций, братский народ, сыновья и дочери других народов нашей страны, российский народ, сплоченный народ, коренные народы, малочисленные народы, звание одного из самых читающих народов. 

КПРФ для характеристики народа как жителей государства употребляет следующие маркеры: очернение России и ее народа, ресурсы страны принадлежат ее народу, советский народ, сила и воля народа, наш народ, народ обманули и обобрали, загнать народ в петлю, нищающий народ, достоин лучшего, многонациональный народ РФ нуждается, мирный, трудолюбивый, достойный народ, хватит обманывать свой народ и др. Маркеры, определяющие народ как нацию или народность, в паблике КПРФ звучат так: ров между славянскими народами, дружба народов, несломленная воля народа, союз народов, геноцид народа Новороссии, народ Донбасса, честь и независимость нашего общего народа, коллективизм, опорочить русский народ. Для характеристики народа как трудового населения используются маркеры: партия трудового народа, интересы трудового народа, трудовой народ — элита. Употребляются номинации типа народный адвокат, антинародное правительство, народное доверие, народные витии, антинародные нападки, народное движение, народный избранник, народовластие и т. д.

В текстах ЛДПР народ как житель государства встречается в следующих контекстах: жертвенность русского народа, европейский народ, солидарность с французским народом, организован украинским народом и т. п. Характеристика народа как нации или народности встречается в контекстах: культуры разных народов, братский народ, дружба народов, грамотный народ, стойкость нашего народа, сила духа русского народа, дети великого народа. Используется выражение народный избранник

«Общероссийский народный фронт» номинирует народ как жителей государства в сочетаниях начинают ссорить наши народы, народ гордился, по воле народа или власти, интересы украинского народа, попытки столкнуть украинский народ, усилия египетского руководства и народа. Значение ‘нация или народность’ репрезентирована словосочетаниями: надо быть великим народом, миролюбивый и умный народ, все народы СССР, культурный код нашего народа, в благодарной памяти народов России и др. Кроме этого ОНФ применяет в своих сообщениях словосочетания народные рейды, народная инспекция, общенародный характер, народные эксперты. 

Суммируя наши наблюдения, можно говорить о том, что «Единая Россия» позиционирует народ как представителей великого современного государства. Народ, мужественный, профессиональный, преданный Отечеству, несет положительный эмоциональный заряд. В подобном ракурсе «Единая Россия» предстает в качестве партии, которая ставит народную волю выше любых политических интересов. Помня о том, что «Единая Россия» является правящей партией, возникает проекция на подобное отношение к народу не только конкретного политического субъекта, но и действующей государственной власти в целом.  

В сообщениях КПРФ часто упоминается о братстве русского, украинского и белорусского народов, подчеркивается историческое прошлое страны (традиции, многовековое единение народов, священной для всех народов СССР и т. д.). Являясь старейшей политической партией, КПРФ на имплицитном уровне устанавливает связь между народом и коммунистами, объединяя их. Еще одним имиджеформирующим моментом является представление народа как пострадавшего от действий власти. Ср.: жертвенность, самопожертвование, опорочить русский народ, люди и народы просили о помощи, запускает руку в карман народа, только для народа нет денег, ограбить народ. Таким путем моделируется образ партии, которая видит страдания народа, готова выступать своеобразным «народным гласом» и «щитом от власти». Понятие «народ» срастается с понятием страны: очернение России и ее народа, заслуги перед страной и его народом

Либерально-демократическая партия России репрезентирует народ как самодостаточное сообщество, обладающее свойствами стойкости, силы, величия духа. Народ в сообщениях ЛДПР не выглядит ущемленным в правах. ЛДПР реже всего использует слово народ, заменяя его лексемами граждане или жители. По-видимому, это можно объяснить обновленной стратегией партии, нацеленной на привлечение молодежи в свои ряды. 

В сообщениях ОНФ народ также противопоставляется власти, но не так, как у коммунистов. Концептуальные смыслы формируются не агрессивно и не вызывающе. В тех случаях, когда концепт имеет негативную смысловую окраску, это чаще всего связано с контекстом сообщения, как правило, касающегося событий, происходящих на Украине. Самым положительным смыслом концепт «народ» наделяют в значении ‘нация’. Таким образом, можно предполагать, что одной из имиджеформирующих стратегий ОНФ является отношение к российскому народу не просто как к жителям государства, а как к самодостаточной общности, с уважением к их происхождению, традициям и культуре, что в полной мере оправдывает само название движения. 

Концепт «власть». Выводы осуществляются с опорой на 243 записи, в которых концепт «власть» употребляется 470 раз. В сообщениях «Единой России» имеется 58 записей с 90 упоминаниями власти; в текстах КПРФ — 66 записей и 189 употреблений концепта, ЛДПР — 46 записей и 67 упоминаниями власти, ОНФ — 73 и 124 соответственно.

Слово власть в значении (1) ‘политическое господство, государственное управление и его органы’ используется 284 раза (60,5%), в значении (2) ‘лица, облеченные правительственными, административными полномочиями’ — 143 раза (30,4%), (3) ‘власть как право распоряжаться чем-либо’ — 43 раза (9,1%). 

В сообщениях «Единой России» первое значение частотно, ср.: российская власть, исполнительная власть, региональные власти, органы государственной власти, властные структуры, действия властей, сознание власти и чиновников, власть обязана защитить, украинские власти, американские власти. Второе значение также распространено: органы власти, властные структуры, власти важно слышать, власти этой страны, главы исполнительной власти, местные власти, представители власти, диалог общества с властью, вопрос к власти. Третье значение реализовано в сочетаниях не обладать никакой отдельной властью, единственный источник власти, власть народа. 

ЛДПР характеризует значение власти как государственного управления в таких контекстах, как звено между народом и властью, провалы власти, внимание городских властей, советская власть, организатор власти, власть должна отреагировать, органы государственной власти, ненависть ко всей власти. Для характеристики власти как политического господства применяются номинации нет оппозиции у власти, партия власти, эволюционная сменяемость власти, партия «власти». Значение ‘облеченность полномочиями’ реализуется в контекстах вести диалог с соответствующей властью, власть могла не знать, подарок советской власти, отторжение власти, киевские власти, шайка разбойников, а не власть. Наконец, значение ‘власть как право распоряжаться чем-либо’ фиксируется в окружении: захватили власть в стране, полнота власти, сидеть у власти, находиться у власти на Украине, власть должна принадлежать. Здесь частотна метафора «коридоры власти».

В текстах КПРФ концепт «власть» активно представлен во всех значениях. Ср.: (1) ‘политическое господство, государственное управление и его органы’: действующая власть, органы исполнительной власти, сильная государственная власть, власти РФ, власти регионов, официальные власти, власть не оставляет вариантов; свора, засевшая во власти; беспомощность властей. Выразительны в этом значении номинации свергнута власть, рвется к власти, нацистско-бандеровская власть, партия власти, народ должен подстилаться под власть?; (2) ‘лица, облеченные правительственными, административными полномочиями’: нормальная власть не должна дожидаться этого, с целью свержения власти, слабость нашей власти, неспособность власти, власть щедра у нас на мифы, власть сама активно разваливала, разве эта власть работает для народа?; (3) ‘власть как право распоряжаться чем-либо’ КПРФ определяет следующими маркерами: захватившие власть на Украине, пришли к власти, рвется к власти, брать власть в свои руки, находится у власти, отстранить от власти, вопрос о превышении власти, власть советам, их власть не вечна, дорвавшиеся до власти, власть для народа, прихлебателями при власти. Используются также выражения народовластие, вертикаль власти.

ОНФ характеризует в своих сообщениях власть в качестве государственного управления следующими контекстами: местная власть, диалог между властью и общественниками, власти региона, власть должна заранее просчитывать, сегодняшние действия властей, денег у властей мало, мы призываем власть, власть должна снимать социальное напряжение. Представляя власть как лиц, облеченных правительственными или административными полномочиями, ОНФ использует номинации представители власти, власти начали принимать меры, власти должны разъяснить. Обозначая власть как право распоряжаться чем-либо, ОНФ в своих сообщениях используют маркеры власть имущие, захватившие власть.

Выводы. Сопоставление полученных результатов позволяет говорить о том, что в сообщениях политических партий концепт «власть» используется значительно чаще, нежели концепт «народ». «Единая Россия» формирует положительный образ власти. Негативные смыслы власть приобретает в тех случаях, когда речь идет об украинской или американской политике, государственном управлении этих стран или оценке происходящего в них. В своих сообщениях «Единая Россия» ставит перед властью определенные задачи, заявляет о ее обязанностях и о необходимости слышать общество. Таким образом, «Единая Россия» конструирует свой имидж как партия власти, поддерживающая президента, государственное управление и политический курс страны. Стилистика текстов в целом спокойная, сообщения обходятся без резких высказываний или негативных эмоциональных всплесков. 

В текстах КПРФ активно задействованы все значения слова власть, а сами сообщения оказываются маркированными. Негативные оценки власти распространяются не только на украинские власти, но и на российские. Порою тексты выстраиваются в стилистике глобального конфликта с политическим руководством страны, ср.: террор властей, любыми способами упрочить власть и продолжать грабить трудящихся, официальные власти неохотно расследуют, неонацистская власть, фашистская власть Украины. Сообщения, как правило, содержат ретроспективные отсылки к советской власти, противопоставленной нынешней российской власти: Советская власть знала, что надо делать, не только сегодня, но и завтра. И на среднюю и далекую перспективу. Нынешняя власть представления не имеет. Таким образом, КПРФ отождествляет себя с СССР, представляя себя как политическую силу с большим опытом, которая действительно знает, как управлять государством. Однако новых конструктивных решений обозначенных проблем КПРФ не выдвигает. 

ЛДПР не противопоставляет себя государственной власти, высказывая критику только в отношении отдельных представителей власти, в том числе чиновников областного или районного уровня. Резкие высказывания и оценки чаще используются в отношении украинских властей. В целом прослеживается переход от открытой оппозиции к лояльности по отношению к действующей власти.

ОНФ по идеологическим установкам близок к «Единой России». Вместе с тем у него, в отличие от «Единой России», прослеживается противопоставление концептов «народ» и «власть», что связано с поддержанием имиджа общественного объединения в качестве народного. Ср.: власти должны, мы призываем власть, не снимают ответственности с властей. Стилистика текстов спокойная, в основной своей части нейтральная. ОНФ выстраивает свой имидж отчасти на противопоставлении власти и народа, причисляя себя к последним. Тем не менее противостояние вербализуется в мягкой форме, что обусловливается фигурой руководителя организации Владимира Путина. Стоит отметить, что в сообщениях Президент РФ фигурирует не слишком часто. 

Итак, политики используют социальные сети как эффективный инструмент для своевременного сообщения своих идей широкой аудитории, конструирования положительного имиджа и упрочения контактов с электоратом. 

© Рогачева Т. Н., 2016 

Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1996.

Бажалкина Н. С. Роль афористичности в политическом дискурсе // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Лингвистика. 2009. Вып. 3. С. 63–66. 

Баранов А. Н., Казакевич Е. Г. Парламентские дебаты: традиции и новации. М.: Знание, 1991.

Виноградова С. А. Политический медиадискурс как коммуникативное явление с манипулятивным потенциалом // Мир науки, культуры, образования. 2010. № 4 (1). С.45–47.

Воробьева Ю. И. Политический медиадискурс и легитимность власти: дис. … канд. полит. наук. М., 2013.

Ефимова И. Н., Маковейчук А. В. Социальные сети как новый механизм формирования имиджа субъектов политической деятельности // Изв. Алтайск. гос. ун-та. 2012. Вып. 4–1 (76). С. 245–248. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnye-seti-kak-novyy-mehanizm-formirovaniya-imidzha-subektov-politicheskoy-deyatelnosti. 

Иванова С. В. Политический медиадискурс в фокусе лингвокультурологии // Политическая лингвистика [Екатеринбург]. 2008. Вып. 1 (24). С. 29–33. URL: http://www.philology.ru/linguistics1/ivanova-08.htm.

Краткий словарь когнитивных терминов / под ред. Е С. Кубряковой. М.: Моск. гос. ун-т, 1997.

Ледяев В. Г. Власть: концептуальный анализ. М.: Рос. полит. энцикл., 2001. С. 384.

Мухаев Р. Т. Психология: конспект лекций. М.: Проспект, 2004.

 Невинская М. Д. Концептуальная оппозиция «народ — власть» в политическом дискурсе: дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2006. 

Никитина К. В. Технологии речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на примере газет США): дис. … канд. филол. наук. Уфа, 2006.

Политическая имиджелогия / под ред. А. А. Деркача, Е. Б. Перелыгина. М.: Аспект Пресс, 2006.

Попова З. Д. Способы вербализации концептов как проблема когнитивной лингвистики // Respectus Philologicus. 2009. No. 16. P. 56–61.

Рудакова А. В. Когнитология и когнитивная лингвистика. Воронеж: Истоки, 2004.

Шведова Н. Ю. Русский язык: избр. работы. М.: Языки слав. культуры, 2005.

Babushkin A. Types of concepts in lexical-phraseological semantics of the language [Tipy kontseptov v leksiko-frazeologicheskoy semantike yazyka]. Voronezh, 1996.

Baranov A, Kazakevitch E. Parliamentary debate: tradition and innovation [Parlamentskie debaty: tradici i innovacii]. Moscow, 1991.

Bazhalkina N. Aphoristic role in political discourse [Rol’ aforistichnosti v politicheskom diskurse] // Vestn. MGOU. 2009. Vol. 3. P. 63–66.

Efimova I, Makoveychuk A. Social networks as a new mechanism for forming the image of subjects of political activity [Socialnye sety kak novy imehanizm formirovaniya imidga sub’ektov politicheskoy deyatelnosti] // The News of Altai State University. 2012. Vol. 4–1 (76). P. 245–248. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnye-seti-kak-novyy-mehanizm-formirovaniya-imidzha-subektov-politicheskoy-deyatelnosti.

Ivanova S. Political media discourse in the focus of cultural linguistics [Politichesky mediadiskurs v fokuse lingvokulturologii] // Political Linguistics [Politicheskaya Lingvistika] [Ekaterinburg]. 2008. Vol. 1 (24). С. 29–33. URL: http://www.philology.ru/linguistics1/ivanova-08.htm.

Kubryakova E. Short dictionary of cognitive terms [Korotkiy slovar’ kognitivnykh terminov] // Moscow, 1997.

Ledyaev V. Power: conceptual analysis [Vlast’: konceptualnyi analiz]. Moscow: Rus. Polit. Encycl., 2001. P. 384.

Mukhaev R. Psychology: lectures [Psihologiya: konspekt lekcyi]. Moscow, 2004.

Nevinskaya M. Conceptual opposition “people — power” in political discourse [Konzeptualnaya oppoziciya «narod — vlast№ v politicheskom diskurse: dissertaciya na soiskanie uchenoy stepeny kandidata philologicheskih nauk]. Volgograd, 2006.

Nikitina K. Technologies voice manipulation in the political discourse of the media (for example, US newspapers) [Tekhnologii rechevoy manipulyatsii v politicheskom diskurse SMI (na primere gazet SSHA): dis. … kand. pphil. nauk]. Ufa, 2006.

Political image making [Politicheskaya imidzhelogiya] / ed. by A. Derkach, E. Perelygina. Moscow, 2006.

Popova Z. Methods verbalization of the concept as a problem of cognitive linguistics [Sposoby verbalizatsii kontseptov kak problema kognitivnoy lingvistiki]. RespectusPhilologicus. 2009. No. 16. P. 56–61.

Rudakovа A. Сognitive science and cognitive linguistics [Kognitologiya i kognitivnaya lingvistika]. Voronezh, 2004.

Shvedova N. Russian language: selected works [Russkiyyazyk: izbr. raboty]. Moscow, 2005.

Vinogradova S. Political media-discourse as a communicative phenomenon with the manipulative potential [Politicheskyi mediadiskurs kakkommunikativnoe yavlenie s manipulyativnym potencialom] // The world of science, culture, education [Mir nauki, kultury, obrazovaniya]. 2010. No. 4 (1). P. 45–47. 

Vorobjova Y. Media discourse and political legitimacy: the thesis for the degree of candidate of political sciences [Politichesky mediadiskursi i legitimnost’ vlasti: dissertaciya na soiskanie uchenoy stepeny kandidata politicheskih nauk]. Moscow, 2013.