Среда, Октябрь 16Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОВ «НАРОД» И «ВЛАСТЬ» В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ИМИДЖЕТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ РФ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ)

В статье проводится концептуально-тематический анализ сообщений, появляющихся в официальных аккаунтах политических субъектов РФ в социальной сети «ВКонтакте». Исследуются базовые концепты политического дискурса «народ» и «власть», благодаря которым политические акторы формируют собственный имидж и привлекают потенциального избирателя с помощью различного смыслового наполнения этих понятий. В работе представлены результаты аналитико-реферативной интерпретации понятия политического дискурса и политического медиадискурса, их взаимосвязи через дискурс СМИ. Автор обращается к изучению роли социальных сетей как незаменимого и актуального инструмента в современном политическом имиджетворчестве. В качестве эмпирического материала выступают записи на страницах социальной сети «ВКонтакте» трех политических партий — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР — и общественного движения «Общероссийский народный фронт».

VERBALIZATION OF THE CONCEPTS “PEOPLE” AND “POWER” IN POLITICAL MEDIA DISCOURSE (THE CASE OF POLITICAL ACTORS’ IMAGEMAKING IN SOCIAL NETWORKS )

The article has a conceptual and thematic analysis of messages that appear in the official accounts of political actors of the Russian Federation in the social network “VKontakte”. The paper studies the basic political discourse concepts “people” and “power” by which political actors produce their image and attract potential voters using a semantic content of these concepts. The author discusses notions of political discourse and political media discourse, and their interrelation through media. The focus is on the role of social networks in contemporary political image-making procedures. The research data are delivered from the SNSs of main Russian political parties.

Тамара Николаевна Рогачева, магистрант кафедры коммуникативистики, рекламы и связей с общественностью факультета журналистики Белгородского государственного национального исследовательского университета

E-mail: rogachevat@mail.ru

Tamara Nikolaevna Rogacheva, MA student of the Department of communication, advertising and public relations of the Faculty of journalism, Belgorod State University

E-mail: rogachevat@mail.ru

Рогачева Т. Н. Вербализация концептов "народ" и "власть" в политическом медиадискурсе (на материале имиджетворческой деятельности политических субъектов РФ в социальных сетях) // Медиалингвистика. 2016. № 1 (11). С. 105–114. URL: https://medialing.ru/verbalizaciya-konceptov-narod-i-vlast-v-politicheskom-mediadiskurse-na-materiale-imidzhetvorcheskoj-deyatelnosti-politicheskih-subektov-rf-v-socialnyh-setyah/ (дата обращения: 16.10.2019).

Rogacheva T. N. Verbalization of the concept “people” and “power” in political media discourse (the case of political actors’ image making in social networks). Media Linguistics, 2016, No. 1 (11), pp. 105–114. Available at: https://medialing.ru/verbalizaciya-konceptov-narod-i-vlast-v-politicheskom-mediadiskurse-na-materiale-imidzhetvorcheskoj-deyatelnosti-politicheskih-subektov-rf-v-socialnyh-setyah/ (accessed: 16.10.2019). (In Russian)

УДК 811.111-3 
ГРНТИ 19.21.07 
КОД ВАК 10.02.01

Вве­де­ние. Изу­че­ние вер­ба­ли­за­ции кон­цеп­тов выпол­ня­ет одну из клю­че­вых ролей в пони­ма­нии поли­ти­че­ско­го дис­кур­са. Сам поли­ти­че­ский дис­курс опре­де­ля­ют как «сово­куп­ность всех рече­вых актов, исполь­зу­е­мых в поли­ти­че­ских дис­кус­си­ях, а так­же пра­вил пуб­лич­ной поли­ти­ки, освя­щен­ных тра­ди­ци­ей и про­ве­рен­ных опы­том» [Бара­нов, Каза­ке­вич 1991: 6], и отно­сят к одной из вари­а­ций идео­ло­ги­че­ско­го дис­кур­са. Мы при­дер­жи­ва­ем­ся опре­де­ле­ния, в соот­вет­ствии с кото­рым поли­ти­че­ский дис­курс пред­став­ля­ет собой «ком­му­ни­ка­тив­ную сфе­ру, свя­зан­ную непо­сред­ствен­но с поли­ти­кой, в кото­рую вклю­че­ны любые рече­вые обра­зо­ва­ния с соот­вет­ству­ю­щим содер­жа­ни­ем, а так­же субъ­ект и адре­сат непо­сред­ствен­но отно­ся­щи­е­ся к дан­ной ситу­а­ции» [Бажал­ки­на 2009: 63].

В нашей ста­тье рас­смат­ри­ва­ет­ся вер­ба­ли­за­ция кон­цеп­тов в поли­ти­че­ском медиа­дис­кур­се, или, как его еще назы­ва­ют, поли­ти­че­ском дис­кур­се СМИ. Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что поли­ти­че­ский медиа­дис­курс воз­ни­ка­ет на пере­се­че­нии двух дис­кур­сов [Вино­гра­до­ва 2010; Ива­но­ва 2008], где медиа­дис­курс высту­па­ет основ­ным кана­лом поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции [Ники­ти­на 2006] и сред­ством кон­стру­и­ро­ва­ния кар­ти­ны мира [Воро­бье­ва 2013]. В совре­мен­ном мире мас­сме­дий­ный дис­курс явля­ет­ся основ­ным кана­лом поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции. По сути, дис­курс СМИ опо­сре­ду­ет всю поли­ти­че­скую ком­му­ни­ка­цию, так как в нынеш­них усло­ви­ях воз­мож­но­стей пря­мо­го кон­так­та поли­ти­ка и элек­то­ра­та зна­чи­тель­но мень­ше, чем обще­ния через сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции. Глав­ная цель поли­ти­че­ско­го медиа­дис­кур­са — добить­ся вла­сти, исполь­зуя при этом ресур­сы, кото­ры­ми обла­да­ет медиа­дис­курс. Кон­стру­и­ро­ва­ние кар­ти­ны мира пере­во­дит поли­ти­че­скую борь­бу в сфе­ру сим­во­лов, в область сра­же­ния за смыс­лы и зна­че­ния фено­ме­нов, свя­зан­ных с поли­ти­кой, за воз­мож­ность интер­пре­та­ции поли­ти­че­ских собы­тий. Таким обра­зом, «кон­троль над сло­вом пре­вра­ща­ет­ся в кон­троль над при­ня­ти­ем поли­ти­че­ских реше­ний» [Там же: 151]. Исполь­зо­ва­ние поли­ти­че­ски­ми субъ­ек­та­ми тех или иных кон­цеп­тов ста­но­вит­ся одним из спо­со­бов выра­же­ния подоб­но­го кон­тро­ля. Поли­ти­ка, пер­во­сте­пен­ной зада­чей кото­рой явля­ет­ся наи­бо­лее корот­кий и эффек­тив­ный про­цесс доне­се­ния инфор­ма­ции до потен­ци­аль­но­го изби­ра­те­ля, пере­ме­ща­ет­ся в клю­че­вые кон­цеп­ты неслу­чай­но. Борясь за вни­ма­ние элек­то­ра­та, за голо­са на выбо­рах, поли­ти­че­ские субъ­ек­ты исполь­зу­ют раз­лич­ное кон­цеп­ту­аль­ное напол­не­ние сво­их сооб­ще­ний, застав­ляя чело­ве­ка под­со­зна­тель­но ассо­ци­и­ро­вать себя с иде­я­ми и целя­ми пар­тии.

Поста­нов­ка про­бле­мы. Соци­аль­ные сети как ресурс кон­цеп­ту­а­ли­за­ции поли­ти­че­ско­го ими­дже­твор­че­ства. Объ­ек­том наше­го иссле­до­ва­ния явля­ют­ся два поли­ти­че­ских кон­цеп­та — «народ» и «власть», функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те». Нель­зя не отме­тить, попу­ляр­ная соци­аль­ная сеть — одна из наи­бо­лее удоб­ных и эффек­тив­ных пло­ща­док по созда­нию ими­джа, спо­соб­ная инте­гри­ро­вать наи­бо­лее важ­ное, акту­аль­ное и зло­бо­днев­ное и — более того — спо­соб­ная заме­нить собой все дру­гие ресур­сы. 

Область соци­аль­ных сетей — вир­ту­аль­ная жизнь, ока­зы­ва­ю­ща­я­ся порой актив­ней, чем жизнь насто­я­щая. Во мно­гом это обу­слов­ли­ва­ет­ся фор­ма­том самой соц­се­ти, кото­рая пред­став­ля­ет собой еди­но­об­ра­зие акка­ун­тов и про­цес­са реги­стра­ции. Пожа­луй, само­иден­ти­фи­ка­ция явля­ет­ся глав­ным пре­иму­ще­ством исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей в постро­е­нии поли­ти­че­ско­го ими­джа, так как имен­но этот фак­тор необ­хо­дим любой поли­ти­че­ской силе для при­вле­че­ния потен­ци­аль­ных изби­ра­те­лей. Инфор­ма­ти­за­ция совре­мен­но­го обще­ства застав­ля­ет поли­ти­че­ские силы посто­ян­но сле­дить за вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми в соци­у­ме, стре­ми­тель­но меня­ю­щи­ми­ся с помо­щью новей­ших тех­но­ло­гий. Эти изме­не­ния в первую оче­редь каса­ют­ся моло­деж­ной сре­ды, где опе­ра­тив­нее и гиб­че вос­при­ни­ма­ют новые вея­ния, с инте­ре­сом под­хва­ты­вая и раз­ви­вая послед­ние раз­ра­бот­ки в сфе­ре интер­нет-обще­ния. Под­твер­жде­ние тому — огром­ное коли­че­ство пло­ща­док в фор­ма­те соци­аль­ных сетей, раз­ли­ча­ю­щих­ся лишь неко­то­ры­ми пра­ви­ла­ми их исполь­зо­ва­ния и самим кон­тен­том. 

Соглас­но дан­ным пор­та­ла PROSMM, по состо­я­нию на январь 2015 г. веду­щей рос­сий­ской соци­аль­ной сетью явля­ет­ся «ВКон­так­те» (54,6 млн. актив­ных поль­зо­ва­те­лей), за нею сле­ду­ют «Одно­класс­ни­ки» (40 млн.) и «Facebook» (24,2 млн.), и далее по умень­ша­ю­щей­ся — «Мой мир» (21,5 млн.), «LiveJournal» (16,6 млн.), «Instagram» (13,3 млн.) и «Twitter» (8,4 млн.).

Учи­ты­вая мас­шта­бы потен­ци­аль­ной ауди­то­рии, поли­ти­ка не может игно­ри­ро­вать важ­но­сти соци­аль­ных сетей и рано или позд­но при­хо­дит туда, где есть мас­со­вая ауди­то­рия. При­сут­ствие поли­ти­че­ских акто­ров в соци­аль­ных сетях и бло­го­сфе­ре Интер­не­та есть, несо­мнен­но, уни­каль­ная воз­мож­ность сов­ме­стить про­дви­же­ние поли­ти­че­ско­го субъ­ек­та и все­до­ступ­ность как основ­ную чер­ту ими­джа любо­го поли­ти­ка или пар­тии. Поли­тик дол­жен быть уни­ка­лен и в то же вре­мя похож на сво­е­го изби­ра­те­ля, посколь­ку элек­то­рат дол­жен нахо­дить в сво­ем лиде­ре воз­мож­ность само­иден­ти­фи­ка­ции. Создав свой акка­унт, поли­тик дает понять, что он бли­зок к сво­е­му изби­ра­те­лю, в том чис­ле и в фор­мах ком­му­ни­ка­ции. 

Сре­ди фак­то­ров, поз­во­ля­ю­щих добить­ся поло­жи­тель­но­го резуль­та­та в кон­стру­и­ро­ва­нии ими­джа, — свое­вре­мен­ное обнов­ле­ние кон­тен­та, чет­кое сле­до­ва­ние «гене­раль­ной линии» фор­ми­ро­ва­ния ими­джа в сети, ком­му­ни­ка­бель­ность и разум­ная кре­а­тив­ность. Пра­виль­ная пода­ча кон­тен­та в соци­аль­ной сети — важ­ней­ший фак­тор успеш­но­го ими­д­же­во­го про­дви­же­ния. Необ­хо­ди­мо пони­мать, в каком фор­ма­те стро­ит­ся диа­лог (моно­лог в сего­дняш­нем обще­стве зара­нее обре­чен на неуда­чу) и что хотят читать потен­ци­аль­ные сорат­ни­ки и изби­ра­те­ли. И. Н. Ефи­мо­ва и А. В. Мако­вей­чук пишут, что люди хотят быть услы­шан­ны­ми и более все­го ценят две вза­и­мо­до­пол­ня­е­мые вещи: кон­струк­тив и юмор. Глав­ная труд­ность состо­ит в выбо­ре пра­виль­но­го соот­но­ше­ния меж­ду ними. Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, даже самая полез­ная и кон­струк­тив­ная инфор­ма­ция, подан­ная в слиш­ком боль­шом объ­е­ме и чрез­мер­но серьез­ной фор­ме, обя­за­тель­но вызо­вет у ее адре­са­тов вол­ну скеп­си­са и оттор­же­ния [Ефи­мо­ва, Мако­вей­чук 2012: 247]. Как след­ствие, не сто­ит недо­оце­ни­вать слож­но­сти гра­мот­но­го PR в соци­аль­ных сетях. Офи­ци­аль­ная стра­ни­ца поли­ти­ка долж­на посто­ян­но обнов­лять­ся, так как неме­ня­ю­щий­ся и запу­щен­ный акка­унт сви­де­тель­ству­ет лишь о том, что его пред­ста­ви­те­ли не хотят тра­тить вре­мя на обще­ние с изби­ра­те­ля­ми, опе­ра­тив­но доно­сить инфор­ма­цию о сво­ей дея­тель­но­сти и / или под­дер­жи­вать обрат­ную связь. Исполь­зуя соци­аль­ные сети, любая поли­ти­че­ская сила спо­соб­на най­ти свою нишу и выход к сво­ей груп­пе изби­ра­те­лей. Бла­го­да­ря интер­ак­тив­но­сти и мгно­вен­но­сти, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют соци­аль­ные сети, мож­но в режи­ме онлайн наблю­дать реак­цию обще­ства на то или иное поли­ти­че­ское сооб­ще­ние, дей­ствие или PR-ком­па­нию, а раз­но­об­раз­ный функ­ци­о­нал спо­соб­ству­ет про­дук­тив­ной и каче­ствен­ной рабо­те с ауди­то­ри­ей и вза­и­мо­дей­ствию с ней.

Ана­ли­ти­че­ские под­хо­ды. Кон­цеп­ты «народ» и «власть» в поли­ти­че­ском медиа­дис­кур­се рос­сий­ских пар­тий. Обра­ща­ясь к иссле­до­ва­нию роли поли­ти­че­ских кон­цеп­тов в ими­дже­твор­че­стве поли­ти­че­ских субъ­ек­тов, мы долж­ны выяс­нить, какое место зани­ма­ют кон­цеп­ты в про­цес­се само­го поли­ти­че­ско­го дис­кур­са.

Про­бле­ме кон­цеп­тов посвя­щен зна­чи­тель­ный пласт работ оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных уче­ных [Бабуш­кин 1996; Куб­ря­ко­ва 1997; Руда­ко­ва 2004; Ледя­ев 2001; Попо­ва 2009 и др.], соглас­но кото­рым кон­цепт пред­став­ля­ет собой «содер­жа­тель­ную сто­ро­ну сло­вес­но­го зна­ка, за кото­рой сто­ит поня­тие, при­над­ле­жа­щее умствен­ной, духов­ной или жиз­нен­но важ­ной мате­ри­аль­ной сфе­ре суще­ство­ва­ния чело­ве­ка, выра­бо­тан­ное и закреп­лен­ное обще­ствен­ным опы­том наро­да, име­ю­щее в его жиз­ни исто­ри­че­ские кор­ни, соци­аль­но и субъ­ек­тив­но осмыс­ля­е­мое…» [Шве­до­ва 2005: 603].

В поли­ти­че­ской ими­дже­ло­гии рабо­та с кон­цеп­та­ми игра­ет клю­че­вую роль. Обще­ние поли­ти­ков с изби­ра­те­ля­ми про­хо­дит пре­иму­ще­ствен­но в вер­баль­ной фор­ме, что дик­ту­ет необ­хо­ди­мость тща­тель­но­го и изби­ра­тель­но­го про­цес­са выбо­ра слов и сло­во­со­че­та­ний. Исполь­зо­ва­ние кон­цеп­тов как свое­об­раз­ной кон­цен­тра­ции поня­тий и смыс­лов, сло­жив­ших­ся и уко­ре­нив­ших­ся в созна­нии обще­ства, дела­ет воз­мож­ным реа­ли­за­цию задач по раз­ра­бот­ке поло­жи­тель­но­го обра­за, к кото­ро­му потен­ци­аль­ный изби­ра­тель будет при­чис­лять так­же и себя. Глав­ной осо­бен­но­стью выбо­ра стра­те­гий и мето­дов вер­ба­ли­за­ции кон­цеп­тов ста­но­вит­ся поли­ти­че­ская праг­ма­ти­ка адре­сан­та, вклю­ча­ю­щая в себя набор соци­аль­но-поли­ти­че­ских, идео­ло­ги­че­ских цен­но­стей и целей, к кото­рым стре­мит­ся тот или иной поли­ти­че­ский субъ­ект. 

В цен­тре наше­го иссле­до­ва­ния — запи­си на офи­ци­аль­ных стра­ни­цах соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» трех поли­ти­че­ских пар­тий — «Еди­ная Рос­сия», КПРФ, ЛДПР — и обще­ствен­но­го дви­же­ния «Обще­рос­сий­ский народ­ный фронт» (ОНФ) в тече­ние янва­ря — фев­ра­ля 2015 г. 

Все­рос­сий­ская поли­ти­че­ская пар­тия «Еди­ная Рос­сия» под­дер­жи­ва­ет поли­ти­ку, про­во­ди­мую дей­ству­ю­щим пре­зи­ден­том. Как гово­рит­ся в про­грамм­ном обра­ще­нии пар­тии, утвер­жден­ном XII Съез­дом от 24 сен­тяб­ря 2011 г., цен­тром ее вни­ма­ния явля­ет­ся чело­век. Направ­ле­ния сво­ей рабо­ты пар­тия выра­жа­ет сле­ду­ю­щи­ми фор­му­ли­ров­ка­ми: наша новая эко­но­ми­ка; Рос­сия — соци­аль­ное госу­дар­ство; каче­ство жиз­ни — обра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, жильё; спра­вед­ли­вость как без­услов­ная цен­ность; без­опас­ность стра­ны — без­опас­ность чело­ве­ка; раз­ви­тие мест­но­го само­управ­ле­ния.

Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия РФ пози­ци­о­ни­ру­ет себя как пар­тия пат­ри­о­тов, интер­на­ци­о­на­ли­стов, пар­тия друж­бы наро­дов, защи­ты рус­ской, рос­сий­ской циви­ли­за­ции. Отста­и­вая ком­му­ни­сти­че­ские иде­а­лы, она защи­ща­ет инте­ре­сы рабо­че­го клас­са, кре­стьян­ства, интел­ли­ген­ции, всех людей тру­да. 

Либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ская пар­тии Рос­сии под­дер­жи­ва­ет демо­кра­ти­че­скую фор­му управ­ле­ния госу­дар­ством. Сво­и­ми зада­ча­ми она ста­вит созда­ние меха­низ­мов для пол­ной реа­ли­за­ции граж­да­на­ми стра­ны сво­их спо­соб­но­стей и одно­вре­мен­но избав­ле­ние Рос­сии от насиль­ствен­ных и анар­хи­че­ских систем.

Обще­рос­сий­ское обще­ствен­ное дви­же­ние «Народ­ный фронт «За Рос­сию», соглас­но ее же Уста­ву, наце­ле­но на еди­не­ние и вза­им­ное дове­рие, сотруд­ни­че­ство и граж­дан­скую соли­дар­ность во имя исто­ри­че­ско­го успе­ха Рос­сии, ее сво­бо­ды, про­цве­та­ния, бла­го­по­лу­чия и без­опас­но­сти. 

В совре­мен­ном поли­ти­че­ском дис­кур­се сло­во народ, как пра­ви­ло, обо­зна­ча­ет насе­ле­ние, граж­дан­ское обще­ство. В пери­о­ды поли­ти­че­ских обостре­ний кон­цепт «народ» может быть исполь­зо­ван как инстру­мент поли­ти­че­ской мани­пу­ля­ции, что вер­ба­ли­зу­ет­ся в фор­ме устой­чи­вых сте­рео­ти­пов: вешать наро­ду лап­шу на уши, обма­ны­вать народ, моро­чить наро­ду голо­ву, скры­вать прав­ду от наро­да и т. д.

При­ро­ду вла­сти рас­смат­ри­ва­ют с раз­ных сто­рон, в част­но­сти выде­ля­ют пове­ден­че­ский и социо­ло­ги­че­ский под­хо­ды [Муха­ев 2004: 160]. Соглас­но пер­во­му власть харак­те­ри­зу­ет­ся как (1) осо­бен­ная сущ­ность, носи­те­лем кото­рой высту­па­ет отдель­ная лич­ность и кото­рая выра­жа­ет­ся в лока­ли­зо­ван­ный энер­гии, застав­ляя дру­гих пови­но­вать­ся; (2) она отож­деств­ля­ет­ся с силой, обла­да­ние кото­рой дает пра­во на пове­ле­ва­ние; (3) боже­ствен­ный дар, наде­лен­ный спра­вед­ли­во­стью, доб­ро­по­ря­доч­но­стью и ответ­ствен­но­стью. В рам­ках социо­ло­ги­че­ско­го под­хо­да власть обо­зна­ча­ет­ся как отно­ше­ние кого-нибудь к кому-нибудь или чему-нибудь. Напри­мер, власть как спо­соб­ность и воз­мож­ность инди­ви­да про­во­дить соб­ствен­ную волю вопре­ки сопро­тив­ле­нию дру­го­го; отно­ше­ния гос­под­ства или под­чи­не­ния меж­ду субъ­ек­том вла­сти и объ­ек­том его воз­дей­ствия. 

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Рас­смот­рим спе­ци­фи­ку вер­ба­ли­зу­е­мых кон­цеп­тов в текстах соци­аль­ной сети. 

Кон­цепт «народ». Все­го про­ана­ли­зи­ро­ва­но 115 запи­сей, в кото­рых сло­во «народ» упо­треб­ля­ет­ся 247 раз. Наи­боль­шее коли­че­ство сооб­ще­ний с этим сло­вом ока­за­лось у КПРФ — в 58 сооб­ще­ни­ях оно исполь­зу­ет­ся 158 раз. В офи­ци­аль­ном паб­ли­ке «Еди­ной Рос­сии» сло­во народ упо­треб­ля­ет­ся 34 раза в 22 запи­сях, на стра­ни­це ОНФ — 26 раз в 20 запи­сях, ЛДПР — 29 раз в 15 запи­сях. Про­цент­ное соот­но­ше­ние упо­треб­ле­ния сооб­ще­ний с кон­цеп­том «народ» к обще­му коли­че­ству запи­сей, раз­ме­щен­ных каж­дой пар­ти­ей на сво­ей стра­ни­це в сво­ей соци­аль­ной сети, выгля­дит так: КПРФ – 37%, ЛДПР – 77%, ОНФ — 52%, ЕР — 65%. Эти циф­ры нагляд­но пока­зы­ва­ют, насколь­ко часто в общей лен­те сооб­ще­ний упо­треб­ля­ет­ся дан­ный кон­цепт. 

Народ в зна­че­нии ‘нация, народ­ность, наци­о­наль­ность’ упо­треб­ля­ет­ся 95 раз (38,4%); в зна­че­нии ‘насе­ле­ние госу­дар­ства, жите­ли стра­ны’ — 146 раз (59,1%); в зна­че­нии ‘основ­ная тру­до­вая мас­са насе­ле­ния стра­ны’ — 3 раза (1,2%).

В зави­си­мо­сти от линии постро­е­ния соб­ствен­но­го ими­джа поли­ти­че­ские силы окру­жа­ют кон­цепт мар­ке­ра­ми — сло­ва­ми с раз­ным эмо­ци­о­наль­но-смыс­ло­вым содер­жа­ни­ем, в резуль­та­те чего «народ» транс­ли­ру­ет­ся в созна­ние элек­то­ра­та с опре­де­лен­ной уста­нов­кой.

Харак­те­ри­зуя народ как жите­лей госу­дар­ства, «Еди­ная Рос­сия» упо­треб­ля­ет сле­ду­ю­щие мар­ке­ры: бога­тей­шее куль­тур­но-исто­ри­че­ское насле­дие, раз­ви­тие духов­ной и мате­ри­аль­ной куль­ту­ры, без­опас­ность, муже­ство, высо­кий про­фес­си­о­на­лизм, пре­дан­ность Оте­че­ству, вели­кая дер­жа­ва, нрав­ствен­ные осно­вы, тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти, Вели­кая Побе­да, геро­и­че­ский народ, еди­ный народ, носи­тель суве­ре­ни­те­та, спло­чен­ный и др. Народ в зна­че­нии нации или народ­но­сти исполь­зу­ет­ся в текстах «Еди­ной Рос­сии» в таких кон­текстах, как пред­ста­ви­те­ли наций и народ­но­стей СССР, узы свя­щен­ной друж­бы наро­дов, мно­го­об­ра­зие наци­о­наль­ных тра­ди­ций, брат­ский народ, сыно­вья и доче­ри дру­гих наро­дов нашей стра­ны, рос­сий­ский народ, спло­чен­ный народ, корен­ные наро­ды, мало­чис­лен­ные наро­ды, зва­ние одно­го из самых чита­ю­щих наро­дов. 

КПРФ для харак­те­ри­сти­ки наро­да как жите­лей госу­дар­ства упо­треб­ля­ет сле­ду­ю­щие мар­ке­ры: очер­не­ние Рос­сии и ее наро­да, ресур­сы стра­ны при­над­ле­жат ее наро­ду, совет­ский народ, сила и воля наро­да, наш народ, народ обма­ну­ли и обо­бра­ли, загнать народ в пет­лю, нища­ю­щий народ, досто­ин луч­ше­го, мно­го­на­ци­о­наль­ный народ РФ нуж­да­ет­ся, мир­ный, тру­до­лю­би­вый, достой­ный народ, хва­тит обма­ны­вать свой народ и др. Мар­ке­ры, опре­де­ля­ю­щие народ как нацию или народ­ность, в паб­ли­ке КПРФ зву­чат так: ров меж­ду сла­вян­ски­ми наро­да­ми, друж­ба наро­дов, неслом­лен­ная воля наро­да, союз наро­дов, гено­цид наро­да Ново­рос­сии, народ Дон­бас­са, честь и неза­ви­си­мость наше­го обще­го наро­да, кол­лек­ти­визм, опо­ро­чить рус­ский народ. Для харак­те­ри­сти­ки наро­да как тру­до­во­го насе­ле­ния исполь­зу­ют­ся мар­ке­ры: пар­тия тру­до­во­го наро­да, инте­ре­сы тру­до­во­го наро­да, тру­до­вой народ — эли­та. Упо­треб­ля­ют­ся номи­на­ции типа народ­ный адво­кат, анти­на­род­ное пра­ви­тель­ство, народ­ное дове­рие, народ­ные витии, анти­на­род­ные напад­ки, народ­ное дви­же­ние, народ­ный избран­ник, наро­до­вла­стие и т. д.

В текстах ЛДПР народ как житель госу­дар­ства встре­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щих кон­текстах: жерт­вен­ность рус­ско­го наро­да, евро­пей­ский народ, соли­дар­ность с фран­цуз­ским наро­дом, орга­ни­зо­ван укра­ин­ским наро­дом и т. п. Харак­те­ри­сти­ка наро­да как нации или народ­но­сти встре­ча­ет­ся в кон­текстах: куль­ту­ры раз­ных наро­дов, брат­ский народ, друж­ба наро­дов, гра­мот­ный народ, стой­кость наше­го наро­да, сила духа рус­ско­го наро­да, дети вели­ко­го наро­да. Исполь­зу­ет­ся выра­же­ние народ­ный избран­ник

«Обще­рос­сий­ский народ­ный фронт» номи­ни­ру­ет народ как жите­лей госу­дар­ства в соче­та­ни­ях начи­на­ют ссо­рить наши наро­ды, народ гор­дил­ся, по воле наро­да или вла­сти, инте­ре­сы укра­ин­ско­го наро­да, попыт­ки столк­нуть укра­ин­ский народ, уси­лия еги­пет­ско­го руко­вод­ства и наро­да. Зна­че­ние ‘нация или народ­ность’ репре­зен­ти­ро­ва­на сло­во­со­че­та­ни­я­ми: надо быть вели­ким наро­дом, миро­лю­би­вый и умный народ, все наро­ды СССР, куль­тур­ный код наше­го наро­да, в бла­го­дар­ной памя­ти наро­дов Рос­сии и др. Кро­ме это­го ОНФ при­ме­ня­ет в сво­их сооб­ще­ни­ях сло­во­со­че­та­ния народ­ные рей­ды, народ­ная инспек­ция, обще­на­род­ный харак­тер, народ­ные экс­пер­ты. 

Сум­ми­руя наши наблю­де­ния, мож­но гово­рить о том, что «Еди­ная Рос­сия» пози­ци­о­ни­ру­ет народ как пред­ста­ви­те­лей вели­ко­го совре­мен­но­го госу­дар­ства. Народ, муже­ствен­ный, про­фес­си­о­наль­ный, пре­дан­ный Оте­че­ству, несет поло­жи­тель­ный эмо­ци­о­наль­ный заряд. В подоб­ном ракур­се «Еди­ная Рос­сия» пред­ста­ет в каче­стве пар­тии, кото­рая ста­вит народ­ную волю выше любых поли­ти­че­ских инте­ре­сов. Пом­ня о том, что «Еди­ная Рос­сия» явля­ет­ся пра­вя­щей пар­ти­ей, воз­ни­ка­ет про­ек­ция на подоб­ное отно­ше­ние к наро­ду не толь­ко кон­крет­но­го поли­ти­че­ско­го субъ­ек­та, но и дей­ству­ю­щей госу­дар­ствен­ной вла­сти в целом. 

В сооб­ще­ни­ях КПРФ часто упо­ми­на­ет­ся о брат­стве рус­ско­го, укра­ин­ско­го и бело­рус­ско­го наро­дов, под­чер­ки­ва­ет­ся исто­ри­че­ское про­шлое стра­ны (тра­ди­ции, мно­го­ве­ко­вое еди­не­ние наро­дов, свя­щен­ной для всех наро­дов СССР и т. д.). Явля­ясь ста­рей­шей поли­ти­че­ской пар­ти­ей, КПРФ на импли­цит­ном уровне уста­нав­ли­ва­ет связь меж­ду наро­дом и ком­му­ни­ста­ми, объ­еди­няя их. Еще одним ими­дже­фор­ми­ру­ю­щим момен­том явля­ет­ся пред­став­ле­ние наро­да как постра­дав­ше­го от дей­ствий вла­сти. Ср.: жерт­вен­ность, само­по­жерт­во­ва­ние, опо­ро­чить рус­ский народ, люди и наро­ды про­си­ли о помо­щи, запус­ка­ет руку в кар­ман наро­да, толь­ко для наро­да нет денег, огра­бить народ. Таким путем моде­ли­ру­ет­ся образ пар­тии, кото­рая видит стра­да­ния наро­да, гото­ва высту­пать свое­об­раз­ным «народ­ным гла­сом» и «щитом от вла­сти». Поня­тие «народ» срас­та­ет­ся с поня­ти­ем стра­ны: очер­не­ние Рос­сии и ее наро­да, заслу­ги перед стра­ной и его наро­дом

Либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ская пар­тия Рос­сии репре­зен­ти­ру­ет народ как само­до­ста­точ­ное сооб­ще­ство, обла­да­ю­щее свой­ства­ми стой­ко­сти, силы, вели­чия духа. Народ в сооб­ще­ни­ях ЛДПР не выгля­дит ущем­лен­ным в пра­вах. ЛДПР реже все­го исполь­зу­ет сло­во народ, заме­няя его лек­се­ма­ми граж­дане или жите­ли. По-види­мо­му, это мож­но объ­яс­нить обнов­лен­ной стра­те­ги­ей пар­тии, наце­лен­ной на при­вле­че­ние моло­де­жи в свои ряды. 

В сооб­ще­ни­ях ОНФ народ так­же про­ти­во­по­став­ля­ет­ся вла­сти, но не так, как у ком­му­ни­стов. Кон­цеп­ту­аль­ные смыс­лы фор­ми­ру­ют­ся не агрес­сив­но и не вызы­ва­ю­ще. В тех слу­ча­ях, когда кон­цепт име­ет нега­тив­ную смыс­ло­вую окрас­ку, это чаще все­го свя­за­но с кон­тек­стом сооб­ще­ния, как пра­ви­ло, каса­ю­ще­го­ся собы­тий, про­ис­хо­дя­щих на Укра­ине. Самым поло­жи­тель­ным смыс­лом кон­цепт «народ» наде­ля­ют в зна­че­нии ‘нация’. Таким обра­зом, мож­но пред­по­ла­гать, что одной из ими­дже­фор­ми­ру­ю­щих стра­те­гий ОНФ явля­ет­ся отно­ше­ние к рос­сий­ско­му наро­ду не про­сто как к жите­лям госу­дар­ства, а как к само­до­ста­точ­ной общ­но­сти, с ува­же­ни­ем к их про­ис­хож­де­нию, тра­ди­ци­ям и куль­ту­ре, что в пол­ной мере оправ­ды­ва­ет само назва­ние дви­же­ния. 

Кон­цепт «власть». Выво­ды осу­ществ­ля­ют­ся с опо­рой на 243 запи­си, в кото­рых кон­цепт «власть» упо­треб­ля­ет­ся 470 раз. В сооб­ще­ни­ях «Еди­ной Рос­сии» име­ет­ся 58 запи­сей с 90 упо­ми­на­ни­я­ми вла­сти; в текстах КПРФ — 66 запи­сей и 189 упо­треб­ле­ний кон­цеп­та, ЛДПР — 46 запи­сей и 67 упо­ми­на­ни­я­ми вла­сти, ОНФ — 73 и 124 соот­вет­ствен­но.

Сло­во власть в зна­че­нии (1) ‘поли­ти­че­ское гос­под­ство, госу­дар­ствен­ное управ­ле­ние и его орга­ны’ исполь­зу­ет­ся 284 раза (60,5%), в зна­че­нии (2) ‘лица, обле­чен­ные пра­ви­тель­ствен­ны­ми, адми­ни­стра­тив­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми’ — 143 раза (30,4%), (3) ‘власть как пра­во рас­по­ря­жать­ся чем-либо’ — 43 раза (9,1%). 

В сооб­ще­ни­ях «Еди­ной Рос­сии» пер­вое зна­че­ние частот­но, ср.: рос­сий­ская власть, испол­ни­тель­ная власть, реги­о­наль­ные вла­сти, орга­ны госу­дар­ствен­ной вла­сти, власт­ные струк­ту­ры, дей­ствия вла­стей, созна­ние вла­сти и чинов­ни­ков, власть обя­за­на защи­тить, укра­ин­ские вла­сти, аме­ри­кан­ские вла­сти. Вто­рое зна­че­ние так­же рас­про­стра­не­но: орга­ны вла­сти, власт­ные струк­ту­ры, вла­сти важ­но слы­шать, вла­сти этой стра­ны, гла­вы испол­ни­тель­ной вла­сти, мест­ные вла­сти, пред­ста­ви­те­ли вла­сти, диа­лог обще­ства с вла­стью, вопрос к вла­сти. Тре­тье зна­че­ние реа­ли­зо­ва­но в соче­та­ни­ях не обла­дать ника­кой отдель­ной вла­стью, един­ствен­ный источ­ник вла­сти, власть наро­да. 

ЛДПР харак­те­ри­зу­ет зна­че­ние вла­сти как госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния в таких кон­текстах, как зве­но меж­ду наро­дом и вла­стью, про­ва­лы вла­сти, вни­ма­ние город­ских вла­стей, совет­ская власть, орга­ни­за­тор вла­сти, власть долж­на отре­а­ги­ро­вать, орга­ны госу­дар­ствен­ной вла­сти, нена­висть ко всей вла­сти. Для харак­те­ри­сти­ки вла­сти как поли­ти­че­ско­го гос­под­ства при­ме­ня­ют­ся номи­на­ции нет оппо­зи­ции у вла­сти, пар­тия вла­сти, эво­лю­ци­он­ная сме­ня­е­мость вла­сти, пар­тия «вла­сти». Зна­че­ние ‘обле­чен­ность пол­но­мо­чи­я­ми’ реа­ли­зу­ет­ся в кон­текстах вести диа­лог с соот­вет­ству­ю­щей вла­стью, власть мог­ла не знать, пода­рок совет­ской вла­сти, оттор­же­ние вла­сти, киев­ские вла­сти, шай­ка раз­бой­ни­ков, а не власть. Нако­нец, зна­че­ние ‘власть как пра­во рас­по­ря­жать­ся чем-либо’ фик­си­ру­ет­ся в окру­же­нии: захва­ти­ли власть в стране, пол­но­та вла­сти, сидеть у вла­сти, нахо­дить­ся у вла­сти на Укра­ине, власть долж­на при­над­ле­жать. Здесь частот­на мета­фо­ра «кори­до­ры вла­сти».

В текстах КПРФ кон­цепт «власть» актив­но пред­став­лен во всех зна­че­ни­ях. Ср.: (1) ‘поли­ти­че­ское гос­под­ство, госу­дар­ствен­ное управ­ле­ние и его орга­ны’: дей­ству­ю­щая власть, орга­ны испол­ни­тель­ной вла­сти, силь­ная госу­дар­ствен­ная власть, вла­сти РФ, вла­сти реги­о­нов, офи­ци­аль­ные вла­сти, власть не остав­ля­ет вари­ан­тов; сво­ра, засев­шая во вла­сти; бес­по­мощ­ность вла­стей. Выра­зи­тель­ны в этом зна­че­нии номи­на­ции сверг­ну­та власть, рвет­ся к вла­сти, нацист­ско-бан­де­ров­ская власть, пар­тия вла­сти, народ дол­жен под­сти­лать­ся под власть?; (2) ‘лица, обле­чен­ные пра­ви­тель­ствен­ны­ми, адми­ни­стра­тив­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми’: нор­маль­ная власть не долж­на дожи­дать­ся это­го, с целью свер­же­ния вла­сти, сла­бость нашей вла­сти, неспо­соб­ность вла­сти, власть щед­ра у нас на мифы, власть сама актив­но раз­ва­ли­ва­ла, раз­ве эта власть рабо­та­ет для наро­да?; (3) ‘власть как пра­во рас­по­ря­жать­ся чем-либо’ КПРФ опре­де­ля­ет сле­ду­ю­щи­ми мар­ке­ра­ми: захва­тив­шие власть на Укра­ине, при­шли к вла­сти, рвет­ся к вла­сти, брать власть в свои руки, нахо­дит­ся у вла­сти, отстра­нить от вла­сти, вопрос о пре­вы­ше­нии вла­сти, власть сове­там, их власть не веч­на, дорвав­ши­е­ся до вла­сти, власть для наро­да, при­хле­ба­те­ля­ми при вла­сти. Исполь­зу­ют­ся так­же выра­же­ния наро­до­вла­стие, вер­ти­каль вла­сти.

ОНФ харак­те­ри­зу­ет в сво­их сооб­ще­ни­ях власть в каче­стве госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния сле­ду­ю­щи­ми кон­тек­ста­ми: мест­ная власть, диа­лог меж­ду вла­стью и обще­ствен­ни­ка­ми, вла­сти реги­о­на, власть долж­на зара­нее про­счи­ты­вать, сего­дняш­ние дей­ствия вла­стей, денег у вла­стей мало, мы при­зы­ва­ем власть, власть долж­на сни­мать соци­аль­ное напря­же­ние. Пред­став­ляя власть как лиц, обле­чен­ных пра­ви­тель­ствен­ны­ми или адми­ни­стра­тив­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, ОНФ исполь­зу­ет номи­на­ции пред­ста­ви­те­ли вла­сти, вла­сти нача­ли при­ни­мать меры, вла­сти долж­ны разъ­яс­нить. Обо­зна­чая власть как пра­во рас­по­ря­жать­ся чем-либо, ОНФ в сво­их сооб­ще­ни­ях исполь­зу­ют мар­ке­ры власть иму­щие, захва­тив­шие власть.

Выво­ды. Сопо­став­ле­ние полу­чен­ных резуль­та­тов поз­во­ля­ет гово­рить о том, что в сооб­ще­ни­ях поли­ти­че­ских пар­тий кон­цепт «власть» исполь­зу­ет­ся зна­чи­тель­но чаще, неже­ли кон­цепт «народ». «Еди­ная Рос­сия» фор­ми­ру­ет поло­жи­тель­ный образ вла­сти. Нега­тив­ные смыс­лы власть при­об­ре­та­ет в тех слу­ча­ях, когда речь идет об укра­ин­ской или аме­ри­кан­ской поли­ти­ке, госу­дар­ствен­ном управ­ле­нии этих стран или оцен­ке про­ис­хо­дя­ще­го в них. В сво­их сооб­ще­ни­ях «Еди­ная Рос­сия» ста­вит перед вла­стью опре­де­лен­ные зада­чи, заяв­ля­ет о ее обя­зан­но­стях и о необ­хо­ди­мо­сти слы­шать обще­ство. Таким обра­зом, «Еди­ная Рос­сия» кон­стру­и­ру­ет свой имидж как пар­тия вла­сти, под­дер­жи­ва­ю­щая пре­зи­ден­та, госу­дар­ствен­ное управ­ле­ние и поли­ти­че­ский курс стра­ны. Сти­ли­сти­ка тек­стов в целом спо­кой­ная, сооб­ще­ния обхо­дят­ся без рез­ких выска­зы­ва­ний или нега­тив­ных эмо­ци­о­наль­ных всплес­ков. 

В текстах КПРФ актив­но задей­ство­ва­ны все зна­че­ния сло­ва власть, а сами сооб­ще­ния ока­зы­ва­ют­ся мар­ки­ро­ван­ны­ми. Нега­тив­ные оцен­ки вла­сти рас­про­стра­ня­ют­ся не толь­ко на укра­ин­ские вла­сти, но и на рос­сий­ские. Порою тек­сты выстра­и­ва­ют­ся в сти­ли­сти­ке гло­баль­но­го кон­флик­та с поли­ти­че­ским руко­вод­ством стра­ны, ср.: тер­рор вла­стей, любы­ми спо­со­ба­ми упро­чить власть и про­дол­жать гра­бить тру­дя­щих­ся, офи­ци­аль­ные вла­сти неохот­но рас­сле­ду­ют, нео­на­цист­ская власть, фашист­ская власть Укра­и­ны. Сооб­ще­ния, как пра­ви­ло, содер­жат ретро­спек­тив­ные отсыл­ки к совет­ской вла­сти, про­ти­во­по­став­лен­ной нынеш­ней рос­сий­ской вла­сти: Совет­ская власть зна­ла, что надо делать, не толь­ко сего­дня, но и зав­тра. И на сред­нюю и дале­кую пер­спек­ти­ву. Нынеш­няя власть пред­став­ле­ния не име­ет. Таким обра­зом, КПРФ отож­деств­ля­ет себя с СССР, пред­став­ляя себя как поли­ти­че­скую силу с боль­шим опы­том, кото­рая дей­стви­тель­но зна­ет, как управ­лять госу­дар­ством. Одна­ко новых кон­струк­тив­ных реше­ний обо­зна­чен­ных про­блем КПРФ не выдви­га­ет. 

ЛДПР не про­ти­во­по­став­ля­ет себя госу­дар­ствен­ной вла­сти, выска­зы­вая кри­ти­ку толь­ко в отно­ше­нии отдель­ных пред­ста­ви­те­лей вла­сти, в том чис­ле чинов­ни­ков област­но­го или рай­он­но­го уров­ня. Рез­кие выска­зы­ва­ния и оцен­ки чаще исполь­зу­ют­ся в отно­ше­нии укра­ин­ских вла­стей. В целом про­сле­жи­ва­ет­ся пере­ход от откры­той оппо­зи­ции к лояль­но­сти по отно­ше­нию к дей­ству­ю­щей вла­сти.

ОНФ по идео­ло­ги­че­ским уста­нов­кам бли­зок к «Еди­ной Рос­сии». Вме­сте с тем у него, в отли­чие от «Еди­ной Рос­сии», про­сле­жи­ва­ет­ся про­ти­во­по­став­ле­ние кон­цеп­тов «народ» и «власть», что свя­за­но с под­дер­жа­ни­ем ими­джа обще­ствен­но­го объ­еди­не­ния в каче­стве народ­но­го. Ср.: вла­сти долж­ны, мы при­зы­ва­ем власть, не сни­ма­ют ответ­ствен­но­сти с вла­стей. Сти­ли­сти­ка тек­стов спо­кой­ная, в основ­ной сво­ей части ней­траль­ная. ОНФ выстра­и­ва­ет свой имидж отча­сти на про­ти­во­по­став­ле­нии вла­сти и наро­да, при­чис­ляя себя к послед­ним. Тем не менее про­ти­во­сто­я­ние вер­ба­ли­зу­ет­ся в мяг­кой фор­ме, что обу­слов­ли­ва­ет­ся фигу­рой руко­во­ди­те­ля орга­ни­за­ции Вла­ди­ми­ра Пути­на. Сто­ит отме­тить, что в сооб­ще­ни­ях Пре­зи­дент РФ фигу­ри­ру­ет не слиш­ком часто. 

Итак, поли­ти­ки исполь­зу­ют соци­аль­ные сети как эффек­тив­ный инстру­мент для свое­вре­мен­но­го сооб­ще­ния сво­их идей широ­кой ауди­то­рии, кон­стру­и­ро­ва­ния поло­жи­тель­но­го ими­джа и упро­че­ния кон­так­тов с элек­то­ра­том. 

© Рога­че­ва Т. Н., 2016 

Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1996.

Бажалкина Н. С. Роль афористичности в политическом дискурсе // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Лингвистика. 2009. Вып. 3. С. 63–66. 

Баранов А. Н., Казакевич Е. Г. Парламентские дебаты: традиции и новации. М.: Знание, 1991.

Виноградова С. А. Политический медиадискурс как коммуникативное явление с манипулятивным потенциалом // Мир науки, культуры, образования. 2010. № 4 (1). С.45–47.

Воробьева Ю. И. Политический медиадискурс и легитимность власти: дис. … канд. полит. наук. М., 2013.

Ефимова И. Н., Маковейчук А. В. Социальные сети как новый механизм формирования имиджа субъектов политической деятельности // Изв. Алтайск. гос. ун-та. 2012. Вып. 4–1 (76). С. 245–248. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnye-seti-kak-novyy-mehanizm-formirovaniya-imidzha-subektov-politicheskoy-deyatelnosti. 

Иванова С. В. Политический медиадискурс в фокусе лингвокультурологии // Политическая лингвистика [Екатеринбург]. 2008. Вып. 1 (24). С. 29–33. URL: http://www.philology.ru/linguistics1/ivanova-08.htm.

Краткий словарь когнитивных терминов / под ред. Е С. Кубряковой. М.: Моск. гос. ун-т, 1997.

Ледяев В. Г. Власть: концептуальный анализ. М.: Рос. полит. энцикл., 2001. С. 384.

Мухаев Р. Т. Психология: конспект лекций. М.: Проспект, 2004.

 Невинская М. Д. Концептуальная оппозиция «народ — власть» в политическом дискурсе: дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2006. 

Никитина К. В. Технологии речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на примере газет США): дис. … канд. филол. наук. Уфа, 2006.

Политическая имиджелогия / под ред. А. А. Деркача, Е. Б. Перелыгина. М.: Аспект Пресс, 2006.

Попова З. Д. Способы вербализации концептов как проблема когнитивной лингвистики // Respectus Philologicus. 2009. No. 16. P. 56–61.

Рудакова А. В. Когнитология и когнитивная лингвистика. Воронеж: Истоки, 2004.

Шведова Н. Ю. Русский язык: избр. работы. М.: Языки слав. культуры, 2005.

Babushkin A. Types of concepts in lexical-phraseological semantics of the language [Tipy kontseptov v leksiko-frazeologicheskoy semantike yazyka]. Voronezh, 1996.

Baranov A, Kazakevitch E. Parliamentary debate: tradition and innovation [Parlamentskie debaty: tradici i innovacii]. Moscow, 1991.

Bazhalkina N. Aphoristic role in political discourse [Rol’ aforistichnosti v politicheskom diskurse] // Vestn. MGOU. 2009. Vol. 3. P. 63–66.

Efimova I, Makoveychuk A. Social networks as a new mechanism for forming the image of subjects of political activity [Socialnye sety kak novy imehanizm formirovaniya imidga sub’ektov politicheskoy deyatelnosti] // The News of Altai State University. 2012. Vol. 4–1 (76). P. 245–248. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnye-seti-kak-novyy-mehanizm-formirovaniya-imidzha-subektov-politicheskoy-deyatelnosti.

Ivanova S. Political media discourse in the focus of cultural linguistics [Politichesky mediadiskurs v fokuse lingvokulturologii] // Political Linguistics [Politicheskaya Lingvistika] [Ekaterinburg]. 2008. Vol. 1 (24). С. 29–33. URL: http://www.philology.ru/linguistics1/ivanova-08.htm.

Kubryakova E. Short dictionary of cognitive terms [Korotkiy slovar’ kognitivnykh terminov] // Moscow, 1997.

Ledyaev V. Power: conceptual analysis [Vlast’: konceptualnyi analiz]. Moscow: Rus. Polit. Encycl., 2001. P. 384.

Mukhaev R. Psychology: lectures [Psihologiya: konspekt lekcyi]. Moscow, 2004.

Nevinskaya M. Conceptual opposition “people — power” in political discourse [Konzeptualnaya oppoziciya «narod — vlast» v politicheskom diskurse: dissertaciya na soiskanie uchenoy stepeny kandidata philologicheskih nauk]. Volgograd, 2006.

Nikitina K. Technologies voice manipulation in the political discourse of the media (for example, US newspapers) [Tekhnologii rechevoy manipulyatsii v politicheskom diskurse SMI (na primere gazet SSHA): dis. … kand. pphil. nauk]. Ufa, 2006.

Political image making [Politicheskaya imidzhelogiya] / ed. by A. Derkach, E. Perelygina. Moscow, 2006.

Popova Z. Methods verbalization of the concept as a problem of cognitive linguistics [Sposoby verbalizatsii kontseptov kak problema kognitivnoy lingvistiki]. RespectusPhilologicus. 2009. No. 16. P. 56–61.

Rudakovа A. Сognitive science and cognitive linguistics [Kognitologiya i kognitivnaya lingvistika]. Voronezh, 2004.

Shvedova N. Russian language: selected works [Russkiyyazyk: izbr. raboty]. Moscow, 2005.

Vinogradova S. Political media-discourse as a communicative phenomenon with the manipulative potential [Politicheskyi mediadiskurs kakkommunikativnoe yavlenie s manipulyativnym potencialom] // The world of science, culture, education [Mir nauki, kultury, obrazovaniya]. 2010. No. 4 (1). P. 45–47. 

Vorobjova Y. Media discourse and political legitimacy: the thesis for the degree of candidate of political sciences [Politichesky mediadiskursi i legitimnost’ vlasti: dissertaciya na soiskanie uchenoy stepeny kandidata politicheskih nauk]. Moscow, 2013.