Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Типы адресата в медиадискурсе

Постановка проблемы

Кате­го­рии участ­ни­ков медиа­дис­кур­са обыч­но счи­та­ют­ся оче­вид­ны­ми. К его аген­там — субъ­ек­там инфор­ми­ро­ва­ния, адре­сан­там сооб­ще­ний — отно­сят­ся жур­на­ли­сты, редак­тор­ские кол­лек­ти­вы, при­вле­чен­ные экс­пер­ты и ана­ли­ти­ки, отве­ча­ю­щие за напол­ня­е­мость инфор­ма­ци­он­но­го поля. Социо­линг­ви­сты в этой кате­го­рии рас­смат­ри­ва­ют соци­аль­ные инсти­ту­ты в каче­стве заказ­чи­ков и субъ­ек­тов фор­ми­ро­ва­ния медиа­ре­аль­но­сти [Куз­не­цо­ва 2009: 77]. Кли­ен­ты медиа­дис­кур­са — адре­са­ты сооб­ще­ний, ауди­то­рия, потре­би­те­ли мас­со­вой информации.

В совре­мен­ных медиа реа­ли­зу­ют­ся две моде­ли инфор­ма­ци­он­но­го вза­и­мо­дей­ствия меж­ду аген­та­ми и кли­ен­та­ми. В тра­ди­ци­он­ных СМИ направ­лен­ность сооб­ще­ний носит боль­шей частью одно­сто­рон­ний харак­тер от источ­ни­ка к отно­си­тель­но пас­сив­но­му полу­ча­те­лю, ком­му­ни­ка­тив­ные роли адре­сан­та и адре­са­та фик­си­ро­ва­ны. В интер­нет-изда­ни­ях дву­сто­рон­няя направ­лен­ность ком­му­ни­ка­ции­пред­по­ла­га­ет интер­ак­тив­ность, когда кли­ен­ты име­ют воз­мож­ность при­нять актив­ное уча­стие в созда­нии кон­тен­та [Пак 2014: 196]. Интер­ак­тив­ная модель совре­мен­ной мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции поз­во­ля­ет чело­ве­ку удо­вле­тво­рять потреб­ность в инфор­ма­ции и раз­вле­че­нии, а так­же созда­вать и утвер­ждать жиз­нен­ные ори­ен­ти­ры, цен­но­сти, зна­ние и в конеч­ном ито­ге пред­став­ле­ние о реаль­но­сти. Сле­до­ва­тель­но, мас­со­вая ком­му­ни­ка­ция явля­ет­ся систе­мой эле­мен­тов, еди­ным целым, «в кото­ром ино­гда ста­но­вит­ся слож­но раз­ли­чить адре­сан­та и адре­са­та, под­ра­зу­ме­ва­е­мое и полу­чен­ное сооб­ще­ние, канал и сред­ство и т. д.» [Коже­мя­кин 2010: 13–14].

В этой свя­зи потреб­ле­ние медиа­про­дук­ции в сре­де циф­ро­вых ново­стей при­об­ре­ло новые харак­те­ри­сти­ки [Russel 2011; Picone, Courtois, Paulussen 2014]. Линг­ви­сти­че­ски реле­вант­ны­ми мы счи­та­ем сле­ду­ю­щие пункты:

  1. рас­ту­щая адап­ти­ро­ван­ность кон­тен­та к пер­со­наль­ным потреб­но­стям отдель­ных адре­са­тов [Picone, Courtois, Paulussen 2014; Пром 2019];
  2. новая модель потреб­ле­ния меди­а­ин­фор­ма­ции, обес­пе­чи­ва­ю­щая воз­мож­ность ком­му­ни­ка­ции потре­би­те­лей ново­стей друг с дру­гом и сами­ми новост­ны­ми инсти­ту­та­ми [Ritzer, Dean, Jurgenson 2012], пред­став­ля­ет­ся неокон­ча­тель­ной и будет менять­ся в дальнейшем.

Актив­ная пози­ция ауди­то­рии, тоталь­ность медиа­ре­аль­но­сти и интер­ак­тив­ность циф­ро­вых медиа обу­сло­ви­ли раз­мы­ва­ние гра­ниц медиа­дис­кур­са, в резуль­та­те чего вер­баль­ная реак­ция адре­са­та, ранее наблю­да­е­мая в основ­ном в быто­вом обще­нии, пере­хо­дит в медиа­дис­курс. Про­стран­ство участ­ни­ков медиа­дис­кур­са ста­но­вит­ся настоль­ко каче­ствен­но неод­но­род­ным, что раз­де­ле­ние на аген­тов и кли­ен­тов не поз­во­ля­ет выпол­нить зада­чи совре­мен­ных иссле­до­ва­ний, тре­бу­ю­щих акту­аль­ных дан­ных о каче­ствен­ном раз­де­ле­нии аудитории.

Зада­ча нашей рабо­ты состо­я­ла в том, что­бы, во-пер­вых, выявить спе­ци­фи­ку адре­са­та медиа­дис­кур­са на совре­мен­ном эта­пе и, во-вто­рых, пред­ста­вить сег­мен­та­цию адре­сат­но­го поля.

Тео­ре­ти­че­ские пред­по­сыл­ки. С точ­ки зре­ния кон­цеп­ции о диа­ло­го­вой при­ро­де тек­стов СМИ [Дус­ка­е­ва 2012] каж­дый чело­век с любой сте­пе­нью вовле­чен­но­сти в медиа­дис­курс явля­ет­ся реци­пи­ен­том медиа­ре­аль­но­сти. В этой свя­зи сово­куп­ность всех реци­пи­ен­тов мы рас­смат­ри­ва­ем как адре­сат­ное поле. Фак­то­ром, обу­слов­ли­ва­ю­щим сег­мен­та­цию адре­сат­но­го поля в медиа­дис­кур­се, по наше­му мне­нию, сле­ду­ет счи­тать когни­тив­но-ком­му­ни­ка­тив­ную интен­цию участ­ни­ка медиакоммуникации.

Интер­ак­тив­ная модель мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции не поз­во­ля­ет одно­знач­но харак­те­ри­зо­вать участ­ни­ка ком­му­ни­ка­ции как адре­сан­та или адре­са­та. В зави­си­мо­сти от интен­ции участ­ни­ки сами выби­ра­ют роль в опре­де­лен­ный момент ком­му­ни­ка­ции. При этом интенция/роль адре­са­та все­гда пред­ше­ству­ет интенции/роли адре­сан­та, посколь­ку, преж­де чем сооб­щить о чем-либо, чело­век полу­ча­ет инфор­ма­цию об этом из внеш­ней реаль­но­сти — объ­ек­тив­ной (от окру­жа­ю­ще­го мира), субъ­ек­тив­ной (от дру­го­го чело­ве­ка) либо медиа­ре­аль­но­сти. Дру­ги­ми сло­ва­ми, позна­вая реаль­ность, мы при­ни­ма­ем на себя роль адре­са­та, для того что­бы реа­ли­зо­вать роль адре­сан­та и ретранс­ли­ро­вать зна­ние. При таком под­хо­де тер­мин «адре­сат» сов­па­да­ет с тер­ми­ном «реци­пи­ент».

Н. И. Клу­ши­на пред­по­чи­та­ет не раз­де­лять интен­ции адре­са­та и адре­сан­та и опре­де­ля­ет интен­цию участ­ни­ка ком­му­ни­ка­ции как наме­ре­ние авто­ра про­честь внеш­ний мир и доне­сти его интер­пре­та­цию дру­го­му. В каче­стве вза­и­мо­обу­слов­лен­ных частей еди­ной автор­ской интен­ции выде­ля­ют­ся когни­тив­ная и ком­му­ни­ка­тив­ная, из кото­рых пер­вая — это осознание/прочтение авто­ром внеш­не­го мира, а вто­рая — «направ­лен­ность созна­ния адре­сан­та на дости­же­ние замыс­лен­ной им цели, ради кото­рой он всту­па­ет в ком­му­ни­ка­цию» [Клу­ши­на 2013: 53–54]. Бла­го­да­ря когни­тив­но­сти про­ис­хо­дит пер­цеп­ция медиа­ре­аль­но­сти, а ком­му­ни­ка­тив­ность обес­пе­чи­ва­ет реак­цию на меди­а­кон­тент в том или ином дискурсе.

Для наше­го иссле­до­ва­ния важ­но, что­бы ком­му­ни­ка­тив­ная интен­ция реа­ли­зо­ва­лась в рам­ках медиа­дис­кур­са, посколь­ку имен­но уча­стие в про­ду­ци­ро­ва­нии меди­а­кон­тен­та рас­це­ни­ва­ет­ся как ста­тус субъ­ек­та кон­стру­и­ро­ва­ния медиа­ре­аль­но­сти и явля­ет­ся одним из важ­ных пара­мет­ров сег­мен­та­ции адре­сат­но­го поля. В этом слу­чае адре­сат может счи­тать­ся ретранслятором.

Результаты исследования

В адре­сат­ном поле медиа­дис­кур­са­мы выде­ля­ем два основ­ных сег­мен­та адре­са­тов: ретранс­ля­то­ры и неретрансляторы.

Адре­са­ты-ретранс­ля­то­ры — это реци­пи­ен­ты медиа­ре­аль­но­сти, рас­по­ла­га­ю­щие когни­тив­но-ком­му­ни­ка­тив­ной интен­ци­ей, преду­смат­ри­ва­ю­щей роль авто­ра сооб­ще­ний в меди­а­ком­му­ни­ка­ции. Они сов­ме­ща­ют роли аген­тов и кли­ен­тов медиа­дис­кур­са и заин­те­ре­со­ва­ны в полу­че­нии фак­тов объ­ек­тив­ной реаль­но­сти, либо пер­вич­ных медиа­фак­тов. В даль­ней­шем медиа­факт, выбран­ный в каче­стве потен­ци­аль­но эффек­тив­но­го, ретранс­ли­ру­ет­ся в изна­чаль­ной фор­ме или транс­фор­ми­ро­ван­ной за счет интер­пре­та­ций и оце­нок. Пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым раз­де­лить этот тип реци­пи­ен­тов на под­ти­пы: про­фес­си­о­наль­ные и непро­фес­си­о­наль­ные ретранс­ля­то­ры, а так­же инсти­ту­ци­о­наль­ные субъекты.

Про­фес­си­о­наль­ные ретранс­ля­то­ры — жур­на­ли­сты, в зада­чи кото­рых вхо­дит поиск инте­рес­ных собы­тий дей­стви­тель­но­сти. Жур­на­ли­сты так­же сле­дят за лен­та­ми инфор­ма­ци­он­ных агентств, выби­ра­ют наи­бо­лее акту­аль­ные ново­сти, соот­вет­ству­ю­щие опре­де­лен­ным кри­те­ри­ям, и ретранс­ли­ру­ют их в сво­их изда­ни­ях со ссыл­кой на источ­ник, ино­гда добав­ляя дета­ли собы­тия, соб­ствен­ный ком­мен­та­рий и т. д. Цели, зада­чи, жела­тель­ные и воз­мож­ные резуль­та­ты дея­тель­но­сти дан­но­го типа участ­ни­ков меди­а­ком­му­ни­ка­ции подроб­но раз­ра­бо­та­ны и опи­са­ны в учеб­ной и науч­ной лите­ра­ту­ре о жур­на­лист­ском творчестве.

Вме­сте с тем жур­на­лист­ский про­дукт боль­ше не отно­сит­ся к моно­по­лии про­фес­си­о­наль­ных жур­на­ли­стов. Кон­тент ста­но­вит­ся более пар­ти­си­па­тив­ным, что выра­жа­ет­ся в раз­ви­тии граж­дан­ской жур­на­ли­сти­ки [Picone, Courtois, Paulussen 2012]. В дру­гих иссле­до­ва­ни­ях дан­ный фено­мен полу­чил назва­ние «про­ак­тив­ное потреб­ле­ние» медиа­дис­кур­са (prosumption — от англ. Production by consumers — созда­ние в про­цес­се потреб­ле­ния) [Ritzer, Dean, Jurgenson 2014; Thorson 2008]. Непро­фес­си­о­наль­ные ретранс­ля­то­ры — бло­ге­ры, слу­ша­те­ли, чита­те­ли, участ­ни­ки соци­аль­ных сетей, круг кото­рых все вре­мя рас­ши­ря­ет­ся за счет новых актив­ных поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, — созда­ют соб­ствен­ный кон­тент и интер­пре­ти­ру­ют преды­ду­щие сообщения.

Непро­фес­си­о­наль­ные ретранс­ля­то­ры могут участ­во­вать в созда­нии кон­тен­та каче­ствен­ных изда­ний и теле­ка­на­лов. Они помо­га­ют про­фес­си­о­наль­ным жур­на­ли­стам в рас­сле­до­ва­ни­ях, раз­ме­ща­ют соб­ствен­ные мате­ри­а­лы, ком­мен­та­рии [Ано­хов 2017: 490]. В рос­сий­ской жур­на­ли­сти­ке такое явле­ние полу­чи­ло назва­ние «интер­ак­тив­ная жур­на­ли­сти­ка», или «сотвор­че­ство», и рас­смат­ри­ва­ет­ся в рабо­тах [Кай­да 2011; Гри­ша­ни­на, Кукуш­кин 2011; Пак 2014; Ано­хов 2017] и др.

К непро­фес­си­о­наль­ным ретранс­ля­то­рам мы так­же отно­сим людей, кото­рые вос­при­ни­ма­ют медиа­ре­аль­ность как объ­ек­тив­ную и ори­ен­ти­ру­ют­ся на нее в сво­их поступ­ках вплоть до пол­ной вовле­чен­но­сти в состо­я­нии «аффек­тив­ной актив­но­сти» (affective arousal), про­яв­ля­ю­щей­ся в «воз­ра­же­нии теле­ви­зо­ру» [McQuail 2013]. Вер­баль­ная реак­ция тако­го реци­пи­ен­та, мар­ки­ру­ю­щая его актив­ную пози­цию, — зво­нок в пря­мой эфир, отправ­ле­ние сооб­ще­ний на горя­чую линию, ком­мен­та­рий в Интер­не­те — может при­да­вать им ста­тус субъ­ек­та кон­стру­и­ро­ва­ния медиа­ре­аль­но­сти, посколь­ку его мне­ние потен­ци­аль­но эффек­тив­но в отно­ше­нии опре­де­лен­но­го типа аудитории.

Напри­мер, в авгу­сте 2019 года на стра­ни­цах инфор­ма­ци­он­ных агентств появи­лось сооб­ще­ние по пово­ду ДТП с авто­бу­сом в Яро­слав­ской обла­сти. Сооб­ще­ние, про­дол­же­ние темы и ана­лиз при­чин ава­рии быст­ро рас­про­стра­ни­лись бла­го­да­ря про­фес­си­о­наль­ным ретранс­ля­то­рам в интер­нет-изда­ни­ях, напри­мер: «Сей­час выяс­ня­ет­ся по какой при­чине про­изо­шла тра­ге­дия. После жут­ко­го ДТП на трас­се в Гав­ри­лов-Ямском рай­оне Ространс­над­зор начал вне­пла­но­вую про­вер­ку Яро­слав­ско­го АТП» (Яро­славль он-лайн, 16.09.2019). Эти пуб­ли­ка­ции сопро­вож­да­лись ком­мен­та­ри­я­ми, содер­жа­щи­ми непро­фес­си­о­наль­ный (обы­ва­тель­ский) ана­лиз и оцен­ки, в част­но­сти: «Судя по фото води­лы и воз­рас­ту мог­ло быть пло­хо за рулем с поте­рей созна­ния, либо уснул. Пото­ки надо раз­де­лять, ина­че все бес­тол­ку. Эко­но­мит госу­дар­ство на без­опас­но­сти граж­дан, эко­но­мит; Про­тив фуры ничто не спа­сет. Хоть все бы были при­стег­ну­ты. Лобо­вое, ско­ро­сти сум­ми­ру­ют­ся» и др. (Ком­мен­та­рии к ново­сти. Яро­славль он-лайн, 16.09.2019).

Инсти­ту­ци­о­наль­ные ретранс­ли­ру­ю­щие субъ­ек­ты — это соци­аль­ные груп­пы в лице пресс-пред­ста­ви­те­лей и офи­ци­аль­ных лиц, полу­чив­шие доступ к мас­со­вой ауди­то­рии и заин­те­ре­со­ван­ные в насы­ще­нии мас­со­во­го созна­ния «пра­виль­ны­ми» ново­стя­ми. Соци­аль­ные инсти­ту­ты высту­па­ют участ­ни­ка­ми в адми­ни­стра­тив­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции [Евту­шен­ко 2018]. В каче­стве скры­тых субъ­ек­тов их выяв­ля­ют в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния медиа­ре­аль­но­сти. Это ини­ци­а­то­ры и бене­фи­ци­а­ры (выго­до­по­лу­ча­те­ли) медий­ных эффектов.

К дан­но­му типу мы так­же отно­сим пред­ста­ви­те­лей вла­сти и биз­не­са, кото­рые лоб­би­ру­ют те или иные интер­пре­та­ции и оцен­ки. Зада­чей этих участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции явля­ют­ся созда­ние опре­де­лен­ных инфор­ма­ци­он­ных усло­вий, полу­че­ние эко­но­ми­че­ских выгод и поли­ти­че­ских пре­фе­рен­ций за счет воз­дей­ствия на объ­ек­тив­ную реаль­ность (людей и собы­тия), цен­но­сти обще­ства и его инди­ви­дов сред­ства­ми медиа. Такие воз­мож­но­сти обу­сло­ви­ли высо­кую сте­пень анга­жи­ро­ван­но­сти средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции в инте­ре­сах дан­ных инсти­ту­тов и, сле­до­ва­тель­но, воз­рос­шую воз­дей­ству­ю­щую актив­ность послед­них. Кол­лек­тив­ный инсти­ту­ци­о­наль­ный харак­тер ком­му­ни­ка­ции созда­ет еще боль­шую мно­го­слой­ность меди­а­ции меж­ду соци­аль­ной реаль­но­стью и медиа­ре­аль­но­стью [Куз­не­цо­ва 2009: 77]. В резуль­та­те появ­ле­ния медиа­фак­тов биз­нес может дости­гать постав­лен­ной цели или тер­петь убыт­ки раз­но­го харак­те­ра и сте­пе­ни [Казун 2017: 98]. В послед­нее вре­мя ста­тьи эко­но­ми­че­ско­го содер­жа­ния сопро­вож­да­ют­ся помет­кой: «Мате­ри­ал носит исклю­чи­тель­но озна­ко­ми­тель­ный харак­тер: Мы не несем ответ­ствен­но­сти за резуль­та­ты инве­сти­ци­он­ных реше­ний, при­ня­тых на осно­ве ука­зан­ных дан­ных» (РБК, 28.08.2019). Так, исполь­зуя кате­го­рию эви­ден­ци­аль­но­сти, жур­на­ли­сты пыта­ют­ся снять с себя ответ­ствен­ность за эко­но­ми­че­ские эффек­ты предо­став­ля­е­мых медиафактов.

В каче­стве вер­баль­ной реак­ции офи­ци­аль­ных пред­ста­ви­те­лей инсти­ту­тов и учре­жде­ний мы рас­це­ни­ва­ем офи­ци­аль­ные заяв­ле­ния, под­твер­жде­ния, опро­вер­же­ния их пред­ста­ви­те­лей. Напри­мер, спе­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель США по Укра­ине Курт Вол­кер высту­пил с заяв­ле­ни­ем от лица адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та: «Воз­врат к фор­ма­ту “боль­шой вось­мер­ки” (G8) воз­мо­жен после ухо­да Рос­сии из Кры­ма» (РИА Ново­сти, 28.08.2019). Модаль­ность офи­ци­аль­ных заяв­ле­ний в отно­ше­нии одно­го и того же собы­тия по раз­ным при­чи­нам может не сов­па­дать: «Госу­дар­ствен­ный сек­ре­тарь Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки Майк Пом­пео в минув­ший втор­ник под­твер­дил, что Вашинг­тон наме­рен рабо­тать над воз­вра­ще­ни­ем к фор­ма­ту “Боль­шой вось­мер­ки” (G8) с уча­сти­ем Рос­сии» (Аргу­мен­ты неде­ли, 28.08.2019). Вза­и­мо­ис­клю­че­ние медиа­фак­тов: «Воз­врат к фор­ма­ту “боль­шой вось­мер­ки” (G8) воз­мо­жен после ухо­да Рос­сии из Кры­ма» и «Вашинг­тон наме­рен рабо­тать над воз­вра­ще­ни­ем к фор­ма­ту “Боль­шой вось­мер­ки”, одна­ко, не сви­де­тель­ству­ет о про­ти­во­ре­чии, посколь­ку наме­ре­ния и тре­бо­ва­ния, оче­вид­но, не явля­ют­ся поня­ти­я­ми тождественными.

Адре­са­ты-нере­транс­ля­то­ры — это реци­пи­ен­ты, рас­по­ла­га­ю­щие когни­тив­но­ком­му­ни­ка­тив­ной интен­ци­ей, кото­рая не преду­смат­ри­ва­ет уча­стие в кон­стру­и­ро­ва­нии медиа­ре­аль­но­сти. Это мас­со­вая ауди­то­рия, кото­рая позна­ет уже скон­стру­и­ро­ван­ную чужим созна­ни­ем реаль­ность без наме­ре­ния вне­сти в нее изменения.

В зави­си­мо­сти от нали­чия когни­тив­ной интен­ции при вос­при­я­тии меди­а­ин­фор­ма­ции дан­ный тип адре­са­та пред­став­ля­ет­ся целе­со­об­раз­но раз­де­лить на два под­ти­па: поло­жи­тель­ный и отри­ца­тель­ный реци­пи­ент. Поло­жи­тель­ный реци­пи­ент — это ауди­то­рия, настро­ен­ная на про­дук­тив­ное вос­при­я­тие меди­а­кон­тен­та, неред­ко кри­ти­че­ское отно­ше­ние к нему. Интен­ция тако­го адре­са­та — полу­че­ние опре­де­лен­ной, жела­е­мой инфор­ма­ции об окру­жа­ю­щем мире. Это так­же мно­го­чис­лен­ная ауди­то­рия, рас­смат­ри­ва­ю­щая медиа как раз­вле­ка­тель­ный ресурс. Реак­ци­ей ауди­то­рии могут быть эмо­ции, рече­вые дей­ствия и поступ­ки под впе­чат­ле­ни­ем от медиа­фак­та, его интер­пре­та­ций и оце­нок, не выяв­ля­е­мые в медиадискурсе.

Ауди­то­рия, настро­ен­ная на кри­ти­че­ское вос­при­я­тие меди­а­кон­тен­та, опре­де­ля­ет­ся как отри­ца­тель­ный реци­пи­ент. Для него харак­тер­но скеп­ти­че­ское отно­ше­ние к медиа­ре­аль­но­сти из-за убеж­ден­но­сти в том, что медиа пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют­ся соци­аль­ны­ми инсти­ту­та­ми. В кри­ти­че­ской линг­ви­сти­ке это явле­ние назы­ва­ет­ся предубеж­де­ни­ем и опре­де­ля­ет­ся как уста­нов­ка, пре­пят­ству­ю­щая адек­ват­но­му вос­при­я­тию сооб­ще­ния, когда чело­век не осо­зна­ет предубеж­де­ния и рас­смат­ри­ва­ет свое отно­ше­ние как след­ствие объ­ек­тив­ной и само­сто­я­тель­ной оцен­ки фак­тов [Водак 1997: 99]. Резуль­та­том укреп­ле­ния такой убеж­ден­но­сти поль­зо­ва­те­лей сего­дня ста­но­вит­ся пол­ный отказ от про­смот­ра теле­ви­зо­ра при высо­кой поис­ко­вой и чита­тель­ской актив­но­сти в Интер­не­те, предо­став­ля­ю­щем, по их мне­нию, менее суг­ге­стив­ный кон­тент. Из это­го сле­ду­ет, что чело­век не может пол­но­стью отка­зать­ся от инфор­ма­ци­он­ной потреб­но­сти, его отри­ца­тель­ное отно­ше­ние изби­ра­тель­но толь­ко к како­му-то опре­де­лен­но­му ресур­су, изда­нию и пр.

Выводы

Таким обра­зом, для сег­мен­та­ции адре­сат­но­го поля в медиа­дис­кур­се был выбран такой пара­метр, как интен­ция участ­ни­ка меди­а­ком­му­ни­ка­ции. Ста­тус кон­струк­то­ра медиа­ре­аль­но­сти и когни­тив­но-ком­му­ни­ка­тив­ная интен­ция обу­слов­ли­ва­ют выде­ле­ние адре­са­тов-ретранс­ля­то­ров. Потре­би­тель­ский ста­тус реци­пи­ен­та медиа­дис­кур­са и его доми­ни­ру­ю­щая когни­тив­ная интен­ция явля­ют­ся инди­ка­то­ра­ми типа адре­са­тов-нере­транс­ля­то­ров. В пер­вом типе выде­ля­ют­ся про­фес­си­о­наль­ные и непро­фес­си­о­наль­ные ретранс­ля­то­ры, а так­же инсти­ту­ци­о­наль­ные субъ­ек­ты. Адре­са­ты-нере­транс­ля­то­ры могут быть поло­жи­тель­ны­ми и отри­ца­тель­ны­ми реципиентами.

Нере­шен­ным оста­ет­ся целый ряд вопро­сов сег­мен­та­ции адре­сат­но­го поля, в част­но­сти про­бле­ма дина­мич­но­сти адре­сат­но­го поля, кото­рая состо­ит в том, что адре­са­ты могут менять доми­ни­ру­ю­щую интен­цию и, соот­вет­ствен­но, при­над­леж­ность к тому или ино­му сег­мен­ту. В этом слу­чае, ско­рее все­го, при­хо­дит­ся гово­рить о зави­си­мо­сти ква­ли­фи­ка­ции адре­са­та от его инте­ре­сов, кон­крет­но­го кон­тен­та либо ресур­са и пр. Одной из при­чин неста­биль­но­сти адре­сат­но­го поля мы так­же видим в новой, не до кон­ца сфор­ми­ро­вав­шей­ся моде­ли потреб­ле­ния меди­а­ин­фор­ма­ции и мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Даль­ней­шая про­ра­бот­ка пред­ла­га­е­мой сег­мен­та­ции адре­сат­но­го поля медиа­дис­кур­са поз­во­лит уточ­нить уже суще­ству­ю­щий фак­тор адре­са­та при созда­нии медиаконтента.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 1 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 нояб­ря 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 1, 2019
Accepted: November 10, 2019