Суббота, Декабрь 14Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ТЕЛЕСЕРИАЛ «ЗВЁЗДНЫЕ ВРАТА» КАК ЛИНГВОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ

В статье рассматривается фантастический телевизионный сериал как разновидность развлекательного дискурса. Охарактеризованы типичные положительные герои таких сюжетов (мужественный командир, странноватый интеллектуал, прекрасная дама, чужой, ставший своим, весёлый авантюрист), их типичные антагонисты (злые интеллектуалы, безжалостные роботы, опасные мутанты и фанатичные психопаты). В фантастическом телевизионном нарративе используются сюжетные мотивы, типичные для фольклорных текстов (превращение, испытание и др.). Показано, что телесериал иллюстрирует важнейшие ценности американской культуры (свободу, инициативу, ответственность, оптимизм и т. д.), демонстрирует нормы современного гендерного поведения, а также специфически выполняет просветительскую функцию, знакомя широкую аудиторию с мировой мифологией, которая представлена как эклектическая и в ряде случаев ироническая комбинация различных аллюзий к культурному насле-дию разных эпох и народов.

TV SERIAL “STAR GATES” AS A LINGUISTIC CULTURAL PHENOMENON

The article deals with a science fiction TV serial as the variant of entertaining discourse. Its typical positive heroes include a brave commander, an oddish intellectual, a beautiful young lady, a friendly alien, and a merry adventurist, whereas their typical antagonists are presented as malicious intellectuals, ruthless robots, dangerous mutants and fanatic psychopaths. A science fiction TV serial makes use of subject matter motives typical of folklore texts (appearance transformation, tests, etc.). Such TV serials illustrate the main values of the American culture (freedom, initiative, responsibility, optimism, etc.), demonstrate modern gender behavioral norms and also specifically carry out an enlightening function by introducing the world myths to a large audience, though in eclectic and in certain cases ironical combination of various allusions to the cultural heritage of different epochs and nations.

Владимир Ильич Карасик, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой английской филологии Волгоградского государственного социально-педагогического университета 

E-mail: vkarasik@yandex.ru

Vladimir Ilyich Karasik, PhD (Advanced Doctor), Professor and Chair, English Philology Department, Volgograd State Socio-Pedagogical University 

E-mail: vkarasik@yandex.ru

Карасик В. И. Телесериал «Звёздные врата» как лингвокультурное явление // Медиалингвистика. 2016. № 2 (12). С. 39–50. URL: https://medialing.ru/teleserial-zvyozdnye-vrata-kak-lingvokulturnoe-yavlenie/ (дата обращения: 14.12.2019).

Karasik V. I. TV serial “Star Gates” as a linguistic cultural phenomenon. Media Linguistics, 2016, No. 2 (12), pp. 39–50. Available at: https://medialing.ru/teleserial-zvyozdnye-vrata-kak-lingvokulturnoe-yavlenie/ (accessed: 14.12.2019). (In Russian)

УДК 81’42 
ББК 81.2 
ГРНТИ 16.21.55 
КОД ВАК 10.02.19

Вве­де­ние. Ком­мер­ци­а­ли­за­ция жиз­ни ста­ла одним из веду­щих при­зна­ков совре­мен­но­го обще­ства потреб­ле­ния. Ее суть сво­дит­ся к пре­вра­ще­нию любых дей­ствий и собы­тий в спо­соб про­дви­же­ния того или ино­го това­ра. Эко­но­ми­че­ски такое поло­же­ние дел пред­став­ля­ет собой дости­же­ние высо­ко­го уров­ня бла­го­со­сто­я­ния, когда потре­би­те­ли полу­ча­ют воз­мож­ность выбо­ра пред­ла­га­е­мых им това­ров, а это зна­чит, что име­ет место кон­ку­рен­ция про­из­во­ди­те­лей, в резуль­та­те кото­рой повы­ша­ет­ся каче­ство това­ров и сни­жа­ет­ся их сто­и­мость, т. е. они ста­но­вят­ся доступ­ны­ми мно­гим. В соци­аль­ном плане это при­во­дит к повы­ше­нию зна­чи­мо­сти денег как уни­вер­саль­но­го экви­ва­лен­та мате­ри­аль­ных и сим­во­ли­че­ских цен­но­стей и рекла­мы как обра­за жиз­ни. Рекла­ма — при­вле­че­ние вни­ма­ния к про­дви­га­е­мо­му това­ру — про­ни­зы­ва­ет все сто­ро­ны жиз­ни наших совре­мен­ни­ков и, соот­вет­ствен­но, пря­мо и кос­вен­но отра­жа­ет­ся в раз­лич­ных типах дис­кур­са. Куль­ту­ро­ло­ги­че­ски ком­мер­ци­а­ли­за­ция дости­га­ет апо­гея в эпо­ху пост­мо­дер­на, харак­тер­ны­ми при­зна­ка­ми кото­ро­го явля­ют­ся эти­че­ский реля­ти­визм, широ­кое рас­про­стра­не­ние игро­во­го отно­ше­ния к реаль­но­сти, фети­ши­за­ция ско­ро­сти, кли­по­вое миро­вос­при­я­тие и инфор­ма­ци­он­ный взрыв, свя­зан­ный с новей­ши­ми дости­же­ни­я­ми элек­трон­ных тех­но­ло­гий. Каж­дый из этих при­зна­ков суще­ствен­ным обра­зом опре­де­ля­ет совре­мен­ное ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство, в кото­ром осо­бую роль игра­ет раз­вле­ка­тель­ный дис­курс [Соро­ка 2002; Акин­фи­ев 2008; Вату­тин, Три­шин 2011; Оля­нич 2011; Кара­сик 2014].

В худо­же­ствен­ном и раз­вле­ка­тель­ном дис­кур­се сфор­ми­ро­ва­лось новое явле­ние — медиа­фран­ши­за — интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность, свя­зан­ная с брен­дом исход­но­го худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния и его пер­со­на­жа­ми, сюже­та­ми, анту­ра­жем и вопло­щен­ная в филь­ме, теле­се­ри­а­ле, кни­гах и ком­пью­тер­ных играх. При­ме­ра­ми медиа­фран­ши­зы явля­ют­ся извест­ные сери­а­лы “Doctor Who” («Док­тор Кто»), “StarWars” («Звёзд­ные вой­ны»), “StarGate” («Звёзд­ные вра­та»). Воз­ник­но­ве­ние сери­а­ла — серий­ность как куль­тур­ный знак — вызва­но потреб­но­стью широ­ких масс зри­те­лей ока­зать­ся в парал­лель­ных мирах, похо­жих на этот мир, но отли­ча­ю­щих­ся от него, име­ю­щих дли­тель­ность, ста­но­вя­щих­ся частью нашей оби­ход­ной жиз­ни и зада­ю­щих ори­ен­ти­ры пове­де­ния. Созда­ет­ся новая мифо­ло­гия, и, как про­ни­ца­тель­но заме­ча­ет Н. Больц, «когда рас­ска­зы­ва­ют­ся мифы, речь идет не об инфор­ма­ции, а о соуча­стии, при­чем таком, что герой за меня стра­да­ет и за меня побеж­да­ет. Герой­ство про­слав­ля­ет­ся, но не обя­зы­ва­ет» [Больц 2011: 78].

Эко­но­ми­че­ски серий­ная про­дук­ция ока­зы­ва­ет­ся более при­быль­ной, чем про­из­вод­ство уни­каль­ных вещей. Мас­со­вая куль­ту­ра тяго­те­ет к серий­но­сти. Порож­дать шедев­ры на кон­вей­е­ре невоз­мож­но, и поэто­му зако­но­мер­но появ­ля­ют­ся римей­ки — повто­ре­ния сюже­тов, типа­жей и деко­ра­ций, и если рань­ше подоб­ные слу­чай­ные повто­ре­ния мог­ли вос­при­ни­мать­ся как пла­ги­ат, то теперь их наме­рен­но выстав­ля­ют на пер­вый план — вид­на парал­лель с выдви­же­ни­ем мар­ки това­ра на пред­ме­тах мас­со­вой про­дук­ции, бренд рас­смат­ри­ва­ет­ся как пре­стиж­ный знак успеш­но­го про­из­во­ди­те­ля. Серий­ная про­дук­ция при­во­дит к стан­дар­ту серий­но­го потреб­ле­ния. Теле­ви­де­ние как часть повсе­днев­ной куль­ту­ры серий­но тво­рит новую реаль­ность: «Из теле­ви­зи­он­ных фор­мул — при­выч­ных обра­зов, слов и рече­вых кон­струк­ций, сюжет­ных ходов, типич­ных реак­ций, поз и жестов — выстра­и­ва­ют­ся узна­ва­е­мые для ауди­то­рии кар­ти­ны куль­ту­ры и соци­аль­но­сти» [Зве­ре­ва 2012: 9]. Теле­ви­зи­он­ные сери­а­лы при­вле­ка­ли к себе вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей [Давы­дов, Сели­вер­сто­ва 2007; Покров­ская 2010], но в линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ском плане эта про­бле­ма изу­че­на еще недо­ста­точ­но.

Теле­се­ри­ал «Звёзд­ные вра­та» как линг­во­куль­тур­ный нар­ра­тив. Целью дан­ной рабо­ты явля­ет­ся опре­де­ле­ние и объ­яс­не­ние при­зна­ков серий­но­сти как линг­во­куль­тур­но­го фено­ме­на в худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии. Пред­по­ла­га­ет­ся, что серий­ность обу­слов­ле­на опре­де­лен­ны­ми при­чи­на­ми, про­яв­ля­ет­ся в опре­де­лен­ном набо­ре харак­те­ри­стик и про­дви­га­ет опре­де­лен­ную систе­му цен­но­стей.

В каче­стве мате­ри­а­ла иссле­до­ва­ния взят теле­се­ри­ал “StarGate” — «Звёзд­ные вра­та», фан­та­сти­че­ская сага об иссле­до­ва­нии и осво­е­нии кос­мо­са с помо­щью осо­бой тех­ни­ки — коль­це­об­раз­но­го транс­порт­но­го устрой­ства, поз­во­ля­ю­ще­го мгно­вен­но пере­ме­щать­ся в раз­ные точ­ки Все­лен­ной. В осно­ве это­го базо­во­го сюже­та лежат идеи аме­ри­кан­ской писа­тель­ни­цы-фан­та­ста Андре Нор­тон о путе­ше­ствии меж­ду мира­ми через Звезд­ные вра­та, столк­но­ве­ний меж­ду людь­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми незем­ных циви­ли­за­ций и аллю­зии к древ­не­еги­пет­ской, фини­кий­ской, древ­не­ин­дий­ской, древ­не­гре­че­ской и скан­ди­нав­ской мифо­ло­гии.

В 1994 г. вышел фильм «Звёзд­ные вра­та» (режис­се­ры Дин Дев­лин и Роланд Эмме­рих), повест­ву­ю­щий об откры­тии это­го устрой­ства моло­дым егип­то­ло­гом Дэни­е­лом Джек­со­ном, кото­рый на осно­ве рас­шиф­ро­ван­ных иеро­гли­фов пытал­ся убе­дить сооб­ще­ство в незем­ном про­ис­хож­де­нии пира­мид. Обна­ру­же­ние и акти­ва­ция коль­ца при­во­дят к созда­нию спе­ци­аль­ной сек­рет­ной про­грам­мы в воору­жен­ных силах США. Орга­ни­зу­ет­ся спе­ци­аль­ный отряд аст­ро­нав­тов во гла­ве с пол­ков­ни­ком ВВС США Дже­ком О’Нилом, кото­рые теле­пор­ти­ру­ют­ся в гигант­скую пира­ми­ду на пла­не­ту Аби­дос, где про­ис­хо­дит встре­ча зем­лян с мест­ным насе­ле­ни­ем, живу­щим в эпо­ху стро­и­те­лей пира­мид и гово­ря­щим на язы­ке, похо­жем на древ­не­еги­пет­ский. Там зем­ляне узна­ют, что древ­не­еги­пет­ский бог солн­ца Ра явля­ет­ся пред­ста­ви­те­лем древ­ней расы гоа’улдов — разум­ных пара­зи­тов, похо­жих на бес­че­люст­ных миног, живу­щих внут­ри людей и обла­да­ю­щих осо­бы­ми спо­соб­но­стя­ми. Внешне это про­яв­ля­ет­ся в осо­бом све­че­нии глаз и меха­ни­че­ском темб­ре голо­са. Эти суще­ства пора­бо­ти­ли в дои­сто­ри­че­ские вре­ме­на людей и вывез­ли их на раз­лич­ные пла­не­ты. В ходе столк­но­ве­ния экс­пе­ди­ции аст­ро­нав­тов с охран­ни­ка­ми гоа’улдов началь­ник охра­ны Тил’к пере­хо­дит на сто­ро­ну зем­лян, и им уда­ет­ся уни­что­жить кос­ми­че­ский корабль Ра и вер­нуть­ся на зем­лю. Этот фильм имел боль­шой успех, и на его осно­ве были созда­ны теле­се­ри­а­лы «Звёзд­ные вра­та: SG1», «Звёзд­ные вра­та: Атлан­ти­да», «Звёзд­ные вра­та: Все­лен­ная», филь­мы, кни­ги, ком­пью­тер­ные игры и тема­ти­че­ские пар­ки.

Высо­кая зре­лищ­ность и жиз­не­спо­соб­ность это­го сери­а­ла объ­яс­ня­ет­ся архе­ти­пи­че­ской важ­но­стью путе­ше­ствия как спо­со­ба осво­е­ния мира [Гумин­ский 1987; Лю Цзю­ань 2004; Чере­па­но­ва 2006; Шач­ко­ва 2008]. Стал­ки­ва­ясь с неиз­вест­ны­ми обы­ча­я­ми, мы глуб­же пости­га­ем мир и себя. Созда­те­ли сери­а­ла мастер­ски рас­пре­де­ли­ли типы людей сре­ди глав­ных геро­ев: во гла­ве коман­ды путе­ше­ствен­ни­ков сто­ит муже­ствен­ный коман­дир, он искре­нен, пря­мо­ли­не­ен и готов к подви­гу; с ним рядом умная кра­си­вая спут­ни­ца, кото­рая в него влюб­ле­на, но меж­ду ними сохра­ня­ет­ся дистан­ция; в коман­ду вхо­дит гени­аль­ный рас­се­ян­ный уче­ный, а так­же чужой, став­ший сво­им (очень важ­ная идея для аме­ри­кан­ско­го миро­вос­при­я­тия). В даль­ней­шем к отря­ду при­со­еди­ня­ет­ся весе­лая аван­тю­рист­ка, кото­рая в слож­ных ситу­а­ци­ях всех спа­са­ет. Меж­ду геро­я­ми ино­гда воз­ни­ка­ют част­ные раз­но­гла­сия, но в усло­ви­ях смер­тель­ной опас­но­сти они без коле­ба­ний спа­са­ют друг дру­га. Отряд аст­ро­нав­тов под­чи­нен руко­во­ди­те­лю все­го про­ек­та — муд­ро­му и воле­во­му гене­ра­лу, при этом вре­мя от вре­ме­ни воз­ни­ка­ет интри­га в свя­зи с попыт­ка­ми поли­ти­ков закрыть этот воен­но-иссле­до­ва­тель­ский про­ект. Отме­чу, что поли­ти­ки в теле­се­ри­а­ле, вклю­чая и пре­зи­ден­та стра­ны, пока­за­ны весь­ма кри­ти­че­ски. Основ­ные герои сюже­та явля­ют­ся поло­жи­тель­ны­ми по опре­де­ле­нию и вопло­ща­ют в себе важ­ней­шие цен­но­сти: муд­рую силу, вер­ность и сооб­ра­зи­тель­ность, стрем­ле­ние к позна­нию, искрен­ность и само­кон­троль. Мож­но срав­нить их с архе­ти­пи­че­ской чет­вер­кой муш­ке­те­ров, бли­ста­тель­но пока­зан­ных Алек­сан­дром Дюма: бла­го­род­ный Атос — при­знан­ный лидер, мощ­ный Пор­тос — вопло­ще­ние доб­ро­ты и пря­мо­ду­шия, изящ­ный Ара­мис — цени­тель тон­ких удо­воль­ствий (в совре­мен­ных сюже­тах эта роль часто отво­дит­ся жен­щи­нам), аван­тюр­ный Д’Артаньян — оли­це­тво­ре­ние весе­лья и задор­но­го отно­ше­ния к жиз­ни. Напра­ши­ва­ет­ся и срав­не­ние с геро­я­ми извест­ной сказ­ки аме­ри­кан­ско­го писа­те­ля Фрэн­ка Бау­ма «Уди­ви­тель­ный вол­шеб­ник из Стра­ны Оз» — Доро­ти, Стра­ши­ла, Желез­ный Дро­во­сек и Трус­ли­вый Лев (глав­ная геро­и­ня — руко­во­ди­тель груп­пы, интел­лек­ту­ал-гуру, эмо­ци­о­наль­ный боец, силач).

Заслу­жи­ва­ют вни­ма­ния и архе­ти­пи­че­ские вра­ги, кото­рые пред­став­ле­ны сле­ду­ю­щи­ми пер­со­на­жа­ми: 1) счи­та­ю­щие себя бога­ми разум­ные пара­зи­ты гоа’улды (нали­цо очень важ­ная для аме­ри­кан­ской мас­со­вой куль­ту­ры идея о злых интел­лек­ту­а­лах, стре­мя­щих­ся уни­что­жить чело­ве­че­ство, напри­мер, док­тор Стрейн­дж­лав), 2) почти неис­тре­би­мые разум­ные меха­ни­че­ские пау­ки — репли­ка­то­ры, кото­рые могут соеди­нять­ся и пре­вра­щать­ся в любой орга­низм (здесь мы видим страх перед вос­ста­ни­ем робо­тов), 3) осо­бые люди-насе­ко­мые — рей­фы, кото­рые пита­ют­ся чело­ве­че­ской энер­ги­ей (парал­лель с вам­пи­ра­ми оче­вид­на), и 4) обла­да­ю­щие сверхъ­есте­ствен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми жре­цы древ­них огне­по­доб­ных существ Орай (про­сле­жи­ва­ют­ся все про­яв­ле­ния тота­ли­тар­ной сек­ты, без­жа­лост­но уни­что­жа­ю­щей сво­их про­тив­ни­ков и несу­щей миру вели­кое един­ствен­ное уче­ние; эти аллю­зии про­зрач­ны, хотя в наши дни Импе­рия зла для мас­со­вой куль­ту­ры Запа­да транс­фор­ми­ро­ва­лась). Инте­рес­но отме­тить, что разум­ные пара­зи­ты внед­ря­ют­ся в тела обыч­ных людей и наде­ля­ют сво­их носи­те­лей дол­го­ле­ти­ем и отмен­ным здо­ро­вьем. Они нена­ви­дят друг дру­га и при пер­вой же воз­мож­но­сти пыта­ют­ся друг дру­га уни­что­жить. Вме­сте с тем им уда­ет­ся заклю­чить меж­ду собой пакт о раз­де­ле мира, и в этом каче­стве гоа’улды суще­ству­ют как систем­ные лор­ды. Ком­би­на­ции сюжет­ных про­ти­во­по­став­ле­ний геро­ев и зло­де­ев услож­ня­ют­ся бла­го­да­ря раз­лич­ным сто­рон­ним участ­ни­кам разыг­ры­ва­е­мых драм — это могут быть жите­ли пла­нет, кото­рые вынуж­де­ны пла­тить дань систем­ным лор­дам, полу­лю­ди-полу­расте­ния, разум­ные кри­стал­лы, тела, вме­ща­ю­щие в себя мно­же­ство душ, и т. д.

Наря­ду с геро­я­ми, их вра­га­ми и сто­рон­ни­ми участ­ни­ка­ми сюже­тов суще­ству­ют вели­кие помощ­ни­ки, в каче­стве кото­рых высту­па­ют пред­ста­ви­те­ли древ­них кос­ми­че­ских циви­ли­за­ций — чело­ве­ко­по­доб­ные асгар­ды, создав­шие сверх­мощ­ные тех­но­ло­гии, но обре­чен­ные на выми­ра­ние в силу гене­ти­че­ско­го вырож­де­ния, а так­же Древ­ние, кото­рые воз­нес­лись и при­ня­ли эфир­ную фор­му, они лег­ко могут рас­пра­вить­ся с любы­ми пред­ста­ви­те­ля­ми совре­мен­но­го мира, но наме­рен­но при­дер­жи­ва­ют­ся прин­ци­па невме­ша­тель­ства в эту реаль­ность. Есть и сек­рет­ная орга­ни­за­ция про­тив­ни­ков гоа’улдов из чис­ла таких же существ — ток’ра, они хотят уста­но­вить спра­вед­ли­вый миро­по­ря­док и под­дер­жи­ва­ют людей. Мир фан­та­сти­че­ских пер­со­на­жей допол­ня­ет­ся реаль­ны­ми дей­ству­ю­щи­ми лица­ми аме­ри­кан­ской поли­ти­ки, кос­ми­че­ски­ми пира­та­ми и тор­гов­ца­ми.

Важ­ней­ши­ми ситу­а­тив­ны­ми инди­ка­то­ра­ми фан­та­сти­че­ско­го хро­но­то­па явля­ют­ся раз­лич­ные арте­фак­ты — преж­де все­го, сами Звезд­ные вра­та, коль­цо раз­ме­ром в несколь­ко эта­жей с деле­ни­я­ми по окруж­но­сти, на этих деле­ни­ях изоб­ра­же­ны иеро­гли­фы, нажи­мая на кото­рые в опре­де­лен­ном поряд­ке, мож­но теле­пор­ти­ро­вать­ся в дру­гие точ­ки кос­мо­са; голу­бая маг­ма, кото­рая све­тит­ся в этом коль­це, когда оно акти­ви­ро­ва­но; огром­ные кос­ми­че­ские кораб­ли раз­ных типов; осо­бое ору­жие, соеди­ня­ю­щее в себе арха­и­че­ское копье и сверх­мощ­ный излу­ча­тель; сар­ко­фаг, поз­во­ля­ю­щий почти бес­ко­неч­но про­дле­вать жизнь; кос­ми­че­ский город, под­ни­ма­ю­щий­ся со дна моря (аллю­зии к Атлан­ти­де); тех­ни­че­ские устрой­ства, хра­ня­щие инфор­ма­цию и спо­соб­ные пере­да­вать ее непо­сред­ствен­но в мозг мыс­ля­ще­го суще­ства (меч­та тех, кто хотел бы усво­ить зна­ния, не при­ла­гая ника­ких уси­лий). Эти и дру­гие арте­фак­ты соот­но­сят­ся с тра­ди­ци­он­ны­ми пред­ме­та­ми мифо­ло­гии — уди­ви­тель­ны­ми транс­порт­ны­ми сред­ства­ми, даю­щи­ми воз­мож­ность момен­таль­но пере­ме­щать­ся в про­стран­стве и вре­ме­ни, попа­дая в про­шлое и буду­щее; вол­шеб­ны­ми аксес­су­а­ра­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми сохра­нить здо­ро­вье и моло­дость и даже пре­одо­леть смерть; пред­ме­та­ми, кото­рые помо­га­ют стать неви­ди­мым и дей­ство­вать вопре­ки зако­нам при­ро­ды — не гореть в огне, не тонуть в воде и т. д. В этом плане фан­та­сти­че­ская сага в пол­ной мере соот­вет­ству­ет миру ска­зок и выпол­ня­ет заме­сти­тель­ную функ­цию. Парал­лель­но ком­мен­ти­ру­ют­ся совре­мен­ные науч­ные дости­же­ния, в част­но­сти, пока­за­ны раз­лич­ные кло­ни­ро­ва­ния (при этом мол­ча­ли­во допус­ка­ет­ся, что кло­ни­ру­ет­ся не толь­ко тело, но и созна­ние взрос­ло­го чело­ве­ка, т. е. память рас­смат­ри­ва­ет­ся как некое содер­жа­ние меха­ни­че­ско­го устрой­ства, кото­рое мож­но пере­пи­сать на дру­гой носи­тель). К чис­лу фан­та­сти­че­ских арте­фак­тов отно­сят­ся и язы­ки, исполь­зу­е­мые носи­те­ля­ми раз­ных циви­ли­за­ций. Мы видим иеро­гли­фы, слы­шим речь людей, живу­щих на раз­ных пла­не­тах. В теле­се­ри­а­ле под­чер­ки­ва­ет­ся важ­ная роль пере­вод­чи­ков и линг­ви­стов, уста­нав­ли­ва­ю­щих мосты меж­ду наро­да­ми. Не слу­чай­но один из основ­ных геро­ев док­тор Дэни­ел Джек­сон не толь­ко соеди­ня­ет в себе огром­ные зна­ния по исто­рии, куль­ту­ро­ло­гии и линг­ви­сти­ке, но и все­гда дела­ет толь­ко нрав­ствен­ный выбор.

Тре­бу­ет ком­мен­та­рия мно­го­крат­но повто­ря­е­мое обос­но­ва­ние меж­га­лак­ти­че­ских путе­ше­ствий — поиск новых тех­но­ло­гий, кото­рые мож­но взять у пред­ста­ви­те­лей дру­гих циви­ли­за­ций и исполь­зо­вать на зем­ле. Тем самым для широ­кой ауди­то­рии чет­ко рас­став­ля­ют­ся при­о­ри­те­ты: всё слу­жит глав­ной цели — повы­ше­нию уров­ня жиз­ни насе­ле­ния. Толь­ко такое объ­яс­не­ние дела­ет разум­ным нема­лые финан­со­вые затра­ты, кото­рые тре­бу­ют­ся для кос­ми­че­ских про­ек­тов. При этом в соста­ве отря­да аст­ро­нав­тов прак­ти­че­ски никто не раз­де­ля­ет такой уста­нов­ки: коман­дир выпол­ня­ет при­каз и видит в этом смысл сво­ей дея­тель­но­сти, уче­ные умно­жа­ют зна­ния и уве­ре­ны в том, что это — достой­ная цель их мис­сий, при­со­еди­нив­ший­ся к отря­ду житель дру­гой пла­не­ты, кото­рый ранее был коман­ди­ром охра­ны гоа’улдов, стре­мит­ся добить­ся осво­бож­де­ния сво­их сооте­че­ствен­ни­ков от вла­сти лже­бо­гов, а всту­пив­шая в отряд поз­же дру­гих ино­пла­не­тян­ка про­сто полу­ча­ет удо­воль­ствие от воз­мож­ных при­клю­че­ний. Такое рас­со­гла­со­ва­ние внеш­не­го и внут­рен­не­го обос­но­ва­ния поле­тов в дру­гие миры само по себе порож­да­ет интри­гу, и поэто­му зако­но­мер­но в дея­тель­ность геро­ев вме­ши­ва­ют­ся пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства США. Как пра­ви­ло, эти люди пока­за­ны в сери­а­ле кари­ка­тур­но.

Цен­но­сти куль­ту­ры в фан­та­сти­че­ском теле­се­ри­а­ле. Жанр науч­ной фан­та­сти­ки в пол­ной мере соот­вет­ству­ет тек­сто­ти­пу аксио­ген­ных худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний, в них явно выра­же­ны опре­де­лун­ные цен­но­сти куль­ту­ры [Федо­се­ев 1972; Чер­ны­ше­ва 1985].

Во-пер­вых, герои посто­ян­но попа­да­ют в ситу­а­ции, тре­бу­ю­щие совер­ше­ния подви­гов, часто идут на само­по­жерт­во­ва­ние, спа­сая дру­зей. Поступ­ки поло­жи­тель­ных и отри­ца­тель­ных геро­ев чет­ко соот­вет­ству­ют опре­де­лен­ным нрав­ствен­ным нор­мам бла­го­род­ства либо мало­ду­шия, доб­ро­сер­де­чия либо жела­ния при­чи­нить вред дру­гим, ува­же­ния сво­бо­ды либо подав­ле­ния дру­гих лич­но­стей. Сере­ди­ны не быва­ет. Выс­шей доб­ро­де­те­лью в геро­и­че­ской саге явля­ет­ся муже­ство. Так посту­па­ет Тил’к, коман­дир охран­ни­ков гоа’улда Апо­фи­са, полу­чив­ший при­каз уни­что­жить плен­ни­ков, сре­ди кото­рых нахо­дят­ся и чле­ны отря­да «Звёзд­ные вра­та». Джек О’Нил видит борь­бу чувств в душе страж­ни­ка и всту­па­ет с ним в диа­лог. И Тил’к дела­ет выбор.

При­ве­ду фраг­мент из сце­на­рия пер­во­го эпи­зо­да (филь­ма) пер­вой серии (“Children of the Gods” — «Дети богов»).

JACK: I can save these people! — Джек: Я могу спа­сти этих людей!
Teal’c points his staff weapon at O’Neill. Тил’к при­це­ли­ва­ет­ся в О’Нила.
JACK: Help me! Help me. — Джек: Помо­ги мне! Помо­ги мне.
TEAL’C: Many have said that! — Тил’к: Мно­гие гово­ри­ли это.
He fires at one of his own Jaffa. Он стре­ля­ет в одно­го из сво­их Джаф­фа.
TEAL’C: But you are the first I believe could do it! Тил’к: Но ты пер­вый, кому я верю, что он может сде­лать это.

Страж­ник дела­ет нрав­ствен­ный выбор, опре­де­ля­ю­щий всю его даль­ней­шую жизнь. С это­го момен­та его судь­ба свя­за­на с геро­я­ми саги.

Во-вто­рых, в речи пер­со­на­жей посто­ян­но зву­чат оцен­ки, вполне умест­ные в ситу­а­ци­ях, погра­нич­ных меж­ду жиз­нью и смер­тью. Так, мы слы­шим от раз­ных пер­со­на­жей извест­ное кли­ше: Для меня было честью слу­жить с Вами — подоб­ные фра­зы обыч­но про­из­но­сят герои филь­мов в ситу­а­ции, когда тра­ги­че­ская раз­вяз­ка неми­ну­е­ма. Для опре­де­лен­ных геро­ев суще­ству­ют авто­ри­тет­ные лич­но­сти, кото­рых они любят цити­ро­вать. Так, коман­дир отря­да Кэме­рон Мит­челл, воз­гла­вив­ший груп­пу после того, как из нее ушли Джек О’Нил и Саман­та Кар­тер, любит при­во­дить рече­ния сво­ей бабуш­ки. Отме­тим: этот при­ем пони­же­ния пафо­са исполь­зу­ют как пер­вый коман­дир отря­да, так и его моло­дой пре­ем­ник.

В‑третьих, интер­тек­сту­аль­ные свя­зи раз­лич­ных ситу­а­ций акцен­ти­ру­ют опре­де­лен­ные пре­це­дент­ные фено­ме­ны, извест­ные зри­те­лям. Напри­мер, в одной из серий коман­да ЗВ1 попа­да­ет на зада­ние в парал­лель­ную реаль­ность, в циви­ли­за­цию, пред­ста­ви­те­ли кото­рой захва­ты­ва­ют миры, в том чис­ле и Зем­лю, предо­став­ляя жите­лям вся­че­ские бла­га, но лишая жен­щин воз­мож­но­сти рож­дать детей — фак­ти­че­ски при­во­дя насе­ле­ние пла­не­ты к исчез­но­ве­нию. Когда герои это пони­ма­ют и пыта­ют­ся поки­нуть ту пла­не­ту, их уни­что­жа­ют, но перед смер­тью коман­дир отря­да успе­ва­ет напи­сать запис­ку, адре­со­ван­ную само­му себе, — с при­зы­вом не отправ­лять­ся в точ­ку с опре­де­лен­ным адре­сом и бро­са­ет камень с этой запис­кой в голу­бую маг­му. Реаль­ный Джек О’Нил полу­ча­ет это посла­ние, оно вле­та­ет через акти­ви­ро­ван­ное коль­цо. Он узна­ёт свою под­пись, видит кровь на запис­ке и пони­ма­ет общий смысл про­ис­шед­ше­го. Эта ситу­а­ция напо­ми­на­ет о дав­ней тра­ди­ции моря­ков бро­сать в воду пись­ма близ­ким.

Биб­лей­ские аллю­зии отно­сят­ся к чис­лу наи­бо­лее извест­ных пре­це­дент­ных отсы­лок в англо­языч­ной куль­ту­ре. В пятом эпи­зо­де, назван­ном “The First Commandment” — «Пер­вая запо­ведь», повест­ву­ет­ся о быв­шем участ­ни­ке про­ек­та «Звёзд­ные вра­та» капи­тане Хэн­соне, кото­рый ока­зал­ся со сво­им отря­дом на одной из пла­нет, насе­лен­ных дика­ря­ми. Они при­ня­ли при­шель­цев за богов, и Хэн­сон все­рьез пове­рил в свою мис­сию бога. Он решил постро­ить на этой пла­не­те храм и тем самым циви­ли­зо­вать мест­ное насе­ле­ние. Под паля­щим солн­цем тузем­цы стро­и­ли этот храм, мно­гие поги­ба­ли (нали­цо аллю­зия к биб­лей­ской исто­рии о раб­стве еги­пет­ском). Участ­ни­ки коман­ды ЗВ1 суме­ли убе­дить мест­ное насе­ле­ние под­нять вос­ста­ние про­тив Хэн­со­на. Перед тем как поки­нуть эту пла­не­ту, Саман­та Кар­тер гово­рит Дже­ку О’Нилу, что у нее была воз­мож­ность убить Хэн­со­на. Сле­ду­ет диа­лог:

SAM: I had the chance to end this, Colonel, he literally asked me to do it. — Сэм: У меня был шанс покон­чить с этим, пол­ков­ник. Он бук­валь­но попро­сил меня сде­лать это.
JACK: Killing a man is no badge of honor, captain. — Джек: Убить чело­ве­ка — это не знак чести, капи­тан.
SAM: I know. — Сэм: Я знаю.
JACK: Look, I’m no expert on this thing. He has the bible. I generally read one commandment, and I think it’s the first. — Джек: Послу­шай­те, я в этом не экс­перт. У него есть Биб­лия. Я вооб­ще читал одну запо­ведь и думаю, что она пер­вая.
SAM: I am the Lord your God, and you shall take no other God’s before me? — Сэм: Я Бог, твой Гос­подь, и да не будет у тебя дру­гих богов перед лицом моим?
JACK: Okay, so it’s not the first one. I’m talking about the No Killing one. No matter what the reason, every time you break it, you take one step closer to Hanson. — Джек: О кей, тогда это — не пер­вая. Я гово­рю о запо­ве­ди «Не убий». Не важ­но, какая при­чи­на, каж­дый раз, когда ты ее нару­ша­ешь, ты на шаг при­бли­жа­ешь­ся к Хэн­со­ну.
SAM: Thanks. — Сэм: Спа­си­бо.

В дан­ном тек­сте стал­ки­ва­ют­ся две запо­ве­ди из Дека­ло­га, и коман­дир отря­да пря­мо фор­му­ли­ру­ет глав­ный нрав­ствен­ный запрет — запрет уби­вать людей. Важ­но то, что эта фра­за зву­чит в устах офи­це­ра воору­жен­ных сил, кото­ро­му дано пра­во уби­вать вра­гов. Саман­та пыта­ет­ся уточ­нить поря­док запо­ве­дей и назы­ва­ет ту, кото­рая в тек­сте Биб­лии идет пер­вой, но Джек под­чер­ки­ва­ет, что для него пер­вой запо­ве­дью явля­ет­ся бла­го­го­ве­ние перед жиз­нью. Заме­тим, что эти запо­ве­ди вза­и­мо­свя­за­ны, и попыт­ка при­сво­ить себе ста­тус бога при­во­дит к кро­во­про­ли­тию. Инте­рес­но, что Джек О’Нил ред­ко фор­му­ли­ру­ет цен­ност­ные при­о­ри­те­ты, чаще иро­ни­че­ски ком­мен­ти­ру­ет пове­де­ние кол­лег, но в этом слу­чае чет­ко пока­зы­ва­ет свою пози­цию.

Сюжет­ные моти­вы в фан­та­сти­че­ском теле­се­ри­а­ле. В теле­ви­зи­он­ной саге, состо­я­щей из мно­же­ства эпи­зо­дов, неиз­беж­но исполь­зу­ют­ся повто­ря­ю­щи­е­ся сюжет­ные моти­вы, поз­во­ля­ю­щие создать интри­гу в раз­ви­тии темы и пока­зать харак­те­ры дей­ству­ю­щих лиц. К чис­лу таких моти­вов отно­сит­ся пере­во­пло­ще­ние геро­ев. Оно поз­во­ля­ет взгля­нуть на героя с новых пози­ций и дает воз­мож­ность пере­во­пло­тив­ше­му­ся пер­со­на­жу уви­деть под­лин­ное отно­ше­ние к себе со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих.

В линг­ви­сти­че­ском аспек­те это часто свя­за­но с вер­ба­ли­за­ци­ей пре­суп­по­зи­ций. Так, в одном из путе­ше­ствий чле­ны отря­да ЗВ1 попа­да­ют на пла­не­ту мыс­ля­щих синих кри­стал­лов. Когда-то там побы­ва­ли гоа’улды и почти уни­что­жи­ли эту свое­об­раз­ную циви­ли­за­цию. Коман­дир отря­да Джек О’Нил попы­тал­ся дотро­нуть­ся до одно­го из кри­стал­лов, остав­ших­ся в живых, но был отбро­шен силь­ным энер­ге­ти­че­ским уда­ром, при этом воз­ник энер­ге­ти­че­ский клон Дже­ка, вер­нув­ший­ся вме­сте с коман­дой на зем­лю. Этот клон пыта­ет­ся понять пове­де­ние жите­лей зем­ли, порой ирра­ци­о­наль­ное, он наве­ща­ет быв­шую жену Дже­ка, хочет встре­тить­ся с погиб­шим сыном пол­ков­ни­ка. Через неко­то­рое вре­мя реаль­ный Джек воз­вра­ща­ет­ся на зем­лю и попа­да­ет под арест как неопо­знан­ный при­ше­лец. Со вре­ме­нем ста­но­вит­ся ясно, кто есть кто. Энер­ге­ти­че­ский клон героя пере­во­пло­ща­ет­ся в сына Дже­ка и дает герою на вре­мя радость встре­чи с маль­чи­ком. Этот эпи­зод назван “Cold Lazarus” — «Мёрт­вый Лазарь» (это пря­мая аллю­зия к Ново­за­вет­но­му тек­сту о вос­кре­ше­нии Лаза­ря). Акту­а­ли­зи­ру­ет­ся идея о том, что в нашем мире вос­кре­ше­ние невоз­мож­но, но память о доро­гих нам людях живет в наших серд­цах.

В дру­гом эпи­зо­де в резуль­та­те непро­ду­ман­но­го дей­ствия одно­го из асгар­дов (скан­ди­нав­ско­го бога-трикс­те­ра Локи) кло­ни­ру­ет­ся Джек О’Нил, но в виде под­рост­ка. Этот под­ро­сток при­хо­дит на свое рабо­чее место, тре­бу­ет, что­бы его допу­сти­ли к испол­не­нию слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, встре­ча­ет насмеш­ки и непо­ни­ма­ние окру­жа­ю­щих, но при­во­дит вес­кие дово­ды, поз­во­ля­ю­щие его кол­ле­гам понять, что перед ними реаль­ный Джек О’Нил. Запо­ми­на­ет­ся сце­на, в кото­рой этот под­ро­сток про­во­дит мастер-класс с пило­та­ми бое­вых кос­ми­че­ских кораб­лей: сна­ча­ла его слу­ша­ют со скеп­ти­че­ски­ми улыб­ка­ми, но затем слу­ша­те­ли осо­зна­ют, что это — их коман­дир. Дру­зьям О’Нила уда­ет­ся вер­нуть пол­ков­ни­ку его насто­я­щее тело и нака­зать про­каз­ни­ка-асгар­да. При этом маль­чик полу­ча­ет воз­мож­ность про­жить свою жизнь и с радо­стью идет в шко­лу, хотя его память — это память взрос­ло­го чело­ве­ка. Нам напо­ми­на­ют извест­ную исти­ну о том, что каж­дый пери­од чело­ве­че­ской жиз­ни по-сво­е­му пре­кра­сен.

Пере­во­пло­ще­ние геро­ев в саге «Звёзд­ные вра­та» нагляд­но пока­за­но в пове­де­нии носи­те­лей гоа’улдов. Пара­зит может давать сво­е­му носи­те­лю вести себя вре­мя от вре­ме­ни неза­ви­си­мо, но затем власт­но втор­га­ет­ся в пове­де­ние, воз­ни­ка­ет образ рас­щеп­лен­ной лич­но­сти. Так ведет себя май­ор Каваль­ский, ста­рый бое­вой друг О’Нила, в тело это­го офи­це­ра про­ни­ка­ет гоа’улд, и надеж­ный това­рищ пре­вра­ща­ет­ся в ковар­но­го вра­га. Во вре­мя про­яс­не­ния созна­ния чело­век пыта­ет­ся объ­яс­нить окру­жа­ю­щим свое мучи­тель­ное состо­я­ние. Эта тема весь­ма зна­чи­ма для англо­языч­ной лите­ра­ту­ры (вспом­ним «Стран­ную исто­рию док­то­ра Дже­ки­ла и мисте­ра Хай­да» Р. Л. Сти­вен­со­на). Зри­те­ли пони­ма­ют, что изме­нив­ша­я­ся лич­ность — это прин­ци­пи­аль­но дру­гое суще­ство.

Инте­ре­сен и дру­гой повто­ря­ю­щий­ся сюжет­ный мотив — враг, кото­рый в опре­де­лен­ной ситу­а­ции ста­но­вит­ся союз­ни­ком. Эта идея соот­но­сит­ся со стра­те­ги­че­ской уста­нов­кой англо­языч­ной куль­ту­ры отно­си­тель­но цен­но­сти ком­про­мис­сов. Так, в одной из серий Кэме­рон Мит­чел попа­да­ет в тюрь­му, и его сосе­дом по каме­ре ока­зы­ва­ет­ся рейф, чело­ве­ко­по­доб­ное хищ­ное суще­ство. Люди и рей­фы — смер­тель­ные вра­ги, но в ситу­а­ции, когда им гро­зит неми­ну­е­мая смерть от их обще­го про­тив­ни­ка, им при­хо­дит­ся спа­сать друг дру­га. Плен­ни­ки вме­сте совер­ша­ют побег из тюрь­мы. Что­бы выжить, рей­фы нуж­да­ют­ся в жиз­нен­ной энер­гии людей. Мит­чел спа­са­ет рей­фа, давая ему воз­мож­ность вос­ста­но­вить силы, а сам при этом пре­вра­ща­ет­ся в дрях­ло­го ста­ри­ка. Но, как выяс­ня­ет­ся, рей­фы обла­да­ют спо­соб­но­стью воз­вра­щать энер­гию людям. Рейф дела­ет Мит­че­ла вновь моло­дым, и они про­ща­ют­ся не как вра­ги, хотя пони­ма­ют, что в буду­щем могут столк­нуть­ся на поле боя. Этот сюжет­ный при­ем часто исполь­зу­ет­ся в фан­та­сти­че­ских филь­мах, напри­мер, в филь­ме “Enemy mine” — «Враг мой» (1985). Быв­ший враг, похо­жий на яще­ра гума­но­ид, ста­но­вит­ся сна­ча­ла союз­ни­ком, а затем дру­гом пило­та-зем­ля­ни­на.

В седь­мом филь­ме пер­вой серии «Звёзд­ных врат» рас­ска­зы­ва­ет­ся о мис­сии отря­да ЗВ1 на неиз­вест­ную пла­не­ту, жите­ли кото­рой вла­де­ют уди­ви­тель­ной тех­но­ло­ги­ей делать объ­ек­ты неви­ди­мы­ми. Этот народ назы­ва­ет себя Нокс. На пер­вый взгляд, они ведут очень при­ми­тив­ный образ жиз­ни, но им открыт дар ожив­ле­ния смер­тель­но ране­ных и боль­ных, и они уме­ют делать пред­ме­ты неви­ди­мы­ми. На этой же пла­не­те ока­зы­ва­ет­ся и гоа’улд Апо­фис со сво­и­ми страж­ни­ка­ми. Меж­ду участ­ни­ка­ми отря­да ЗВ1 и стра­жа­ми Апо­фи­са завя­зы­ва­ет­ся бой, зем­ляне полу­ча­ют смер­тель­ные раны, но неожи­дан­но ока­зы­ва­ют­ся в хижи­нах наро­да Нокс, при этом ору­жие отря­да ЗВ1 исче­за­ет. Народ Нокс при­дер­жи­ва­ет­ся прин­ци­пов паци­физ­ма. Джек О’Нил пыта­ет­ся изви­нить­ся за втор­же­ние на чужую пла­не­ту и про­из­но­сит забав­ную фра­зу:

Colonel Jack O’Neill, SG‑1. Sorry to drop in on you like this but we were dead. — Пол­ков­ник Джек О’Нил, ЗВ1. Изви­ни­те, что мы ока­за­лись у вас так, но мы были уби­ты.

Зем­ляне ста­ра­ют­ся объ­яс­нить жите­лям этой пла­не­ты, что сле­ду­ет при­нять меры для защи­ты от ата­ки гоа’улдов, но мест­ные жите­ли пока­зы­ва­ют, что не боят­ся ника­ко­го втор­же­ния. У них вооб­ще нет стра­ха перед вра­га­ми. Идея про­ти­во­бор­ства вос­при­ни­ма­ет­ся ими как вред­ный пред­рас­су­док. Зем­ляне настро­е­ны ина­че:

JACK: It’s not that simple. Look, I believe in peace, just like you, I do. — Джек: Это не так про­сто. Послу­шай, я верю в мир, как и ты, прав­да.
NEFRAYU: Then why do you fight? — Нефрайу: Тогда зачем вы сра­жа­е­тесь?
JACK: Because our enemy gives us no option, sometimes turning the other cheek just doesn’t work. — Джек: Пото­му что наши вра­ги не остав­ля­ют нам выбо­ра. Ино­гда под­став­лять дру­гую щеку бес­по­лез­но.

В этом эпи­зо­де сде­ла­на попыт­ка осмыс­лить еван­гель­ский прин­цип непро­тив­ле­ния злу наси­ли­ем. Народ Нокс отвер­га­ет любое наси­лие. Но как выяс­ня­ет­ся, их миро­лю­бие под­дер­жа­но мощ­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми отра­зить любую ата­ку. Они настой­чи­во отправ­ля­ют сво­их воин­ствен­ных гостей к Звезд­ным вра­там, желая попро­щать­ся с ними. Уви­дев непод­дель­ное сочув­ствие и тре­во­гу в гла­зах сво­их гостей, один из жите­лей пла­не­ты объ­яс­ня­ет Дже­ку О’Нилу, как на самом деле обсто­ят дела:

ANTEAUS: You fear for us, yes? Анте­ус: Вы бои­тесь за нас, да?
JACK: Yes. — Джек: Да.
ANTEAUS: Why? — Анте­ус: Поче­му?
TEAL’C: It is our way that the strong defend the weak. Тил’к: У нас при­ня­то, что­бы силь­ные защи­ща­ли сла­бых.
JACK: We’re afraid for you. — Джек: Мы боим­ся за вас.
ANTEAUS: Before you go, O’Neill, there is something we would have you see. — Анте­ус: Преж­де чем вы уйде­те, О’Нил, мы хотим вам кое-что пока­зать.
Anteaus waves his hand and a large city appears in the sky. — Анте­ус взма­хи­ва­ет рукой, и боль­шой город появ­ля­ет­ся в небе.
JACK: Oh my God. — Джек: О боже!
ANTEAUS: Fear not. — Анте­ус: Не бой­тесь.

Народ Нокс не нака­зал непро­шен­ных гостей, при­шед­ших в их мир для того, что­бы путем захва­та овла­деть новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Этим гостям был ока­зан дру­же­ский при­ем. Коман­да ЗВ1 не узна­ла сек­рет­ных тех­но­ло­гий наро­да Нокс, но усво­и­ла важ­ный урок: ино­гда те, кто кажет­ся сла­бым, на самом деле силь­нее сво­их сопер­ни­ков.

Весь­ма инте­ре­сен сюжет­ный мотив, состо­я­щий в испы­та­нии геро­ев. В фольк­лор­ной тра­ди­ции испы­та­ние обыч­но пред­ла­га­ет­ся несколь­ким пер­со­на­жам, и толь­ко один успеш­но пре­одо­ле­ва­ет его — само­сто­я­тель­но либо с вол­шеб­ной помо­щью. Назна­че­ние испы­та­ния — про­вер­ка героя, при этом отри­ца­тель­ный герой неиз­беж­но тер­пит фиа­ско, про­яв­ляя свою истин­ную суть и тем самым пока­зы­вая досто­ин­ства сво­е­го сопер­ни­ка. В фан­та­сти­че­ском про­из­ве­де­нии логи­ка вол­шеб­ной реаль­но­сти в опре­де­лен­ной мере сов­па­да­ет с типо­вым фольк­лор­ным содер­жа­ни­ем. В деся­том эпи­зо­де пер­вой серии отряд ЗВ1 полу­ча­ет зада­ние попасть на пла­не­ту, кото­рая была запрет­ной для гоа’улдов. Зри­тель зна­ко­мит­ся со сверхъ­есте­ствен­ны­ми суще­ства­ми, кото­рые не пыта­лись пора­бо­тить людей, но, напро­тив, ста­ра­лись помочь им и защи­ща­ли их. Сце­на­ри­сты избра­ли для этой роли богов скан­ди­нав­ской мифо­ло­гии. В каче­стве доб­ро­го бога фигу­ри­ру­ет Тор, вер­хов­ное боже­ство викин­гов.

Ока­зав­шись на этой пла­не­те, чет­вер­ка путе­ше­ствен­ни­ков сра­зу же стал­ки­ва­ет­ся с пер­вым испы­та­ни­ем: Тил’к, быв­ший охран­ник гоа’улда Апо­фи­са, вме­сте с коман­ди­ром отря­да Дже­ком О’Нилом ока­зы­ва­ют­ся в пеще­ре Тора, где не дей­ству­ют при­спо­соб­ле­ния гоа’улдов. Посколь­ку Тил’к носит в сво­ем теле личин­ку это­го суще­ства, он поме­щен в пеще­ру — закол­до­ван­ный лаби­ринт, и ему объ­яв­ле­но, что выхо­да отту­да нет. Мы видим двух геро­ев в ситу­а­ции испы­та­ния: Тил’к про­хо­дит про­вер­ку на чест­ность (он заявил, что не слу­жит сво­е­му быв­ше­му хозя­и­ну), а Джек испы­ты­ва­ет­ся на вер­ность сво­е­му дру­гу — он может уйти, но оста­ет­ся с Тил’ком и защи­ща­ет его. Тем вре­ме­нем дру­гие чле­ны отря­да — Дэни­ел Джек­сон и Саман­та Кар­тер — вме­сте с мест­ны­ми жите­ля­ми отправ­ля­ют­ся на поис­ки сво­их про­пав­ших дру­зей. Плен­ни­ки кру­жат по лаби­рин­ту и попа­да­ют в его глав­ную часть, где нахо­дит­ся вол­шеб­ный пред­мет — Молот Тора, спо­соб­ный энер­ге­ти­че­ски уби­вать гоа’улдов. Этот пред­мет явля­ет­ся вол­шеб­ным щитом для жите­лей пла­не­ты. Дэни­ел Джек­сон нахо­дит сво­их дру­зей в пеще­ре и уни­что­жа­ет Молот Тора. Тем самым он спа­са­ет Тил’ка, кото­рый теперь может поки­нуть лаби­ринт. Но пла­не­та оста­ет­ся без­за­щит­ной перед наше­стви­ем гоа’улдов. В отли­чие от фольк­лор­но­го испы­та­ния, кото­рое име­ет един­ствен­ное цен­ност­ное изме­ре­ние (герой с тре­тье­го или седь­мо­го раза дела­ет пра­виль­ный выбор), в совре­мен­ной фан­та­сти­че­ской саге мы стал­ки­ва­ем­ся с выбо­ром, очень при­бли­жен­ным к реаль­но­сти: любой из вари­ан­тов содер­жит как поло­жи­тель­ное, так и отри­ца­тель­ное след­ствие.

Попу­ляр­ный фильм неиз­беж­но упро­ща­ет неко­то­рые сюжет­ные пери­пе­тии. Это отно­сит­ся и к рас­смат­ри­ва­е­мой мно­го­се­рий­ной саге. Поли­ти­ки в «Звёзд­ных вра­тах» пока­за­ны как лишен­ные чело­ве­че­ских чувств цинич­ные пер­со­на­жи. В команд­ный пункт при­хо­дит сена­тор Кин­си, кото­рый по пору­че­нию Сена­та США про­во­дит финан­со­вую про­вер­ку все­го про­ек­та. Сена­тор убеж­дён, что этот про­ект явля­ет­ся бес­по­лез­ным и очень доро­го­сто­я­щим. Чле­ны отря­да ЗВ1 пыта­ют­ся убе­дить его в реаль­но­сти угро­зы для Зем­ли со сто­ро­ны гоа’улдов. Пока­за­те­лен сле­ду­ю­щий диа­лог:

KINSEY: Admittedly these Goa’uld are a dangerous race. — Кин­си: При­зна­ем, что эти гоа’улды — опас­ная раса.
TEAL’C: More dangerous then you could possible know. — Тил’к: Более опас­ная, чем вы мог­ли бы знать.
KINSEY: Well, if they’re so strong, why did you switch sides in the first place? — Кин­си: Что ж, если они так силь­ны, поче­му вы пере­шли на нашу сто­ро­ну, преж­де все­го?
TEAL’C: Because what is right cannot be measured by strength! Your world values freedom, I wish that very same freedom for my people. — Тил’к: Пото­му что пра­вое дело не изме­ря­ет­ся силой! Ваш мир ценит сво­бо­ду, и я хотел бы такой же сво­бо­ды для мое­го наро­да.
KINSEY: I don’t want to appear callous, sir, but I believe that’s your problem. Not ours. — Кин­си: Не хочу выгля­деть бес­сер­деч­ным, сэр, но я думаю, что это — ваша про­бле­ма. Не наша.

При­зна­вая, что гоа’улды, воз­мож­но, опас­ны, сена­тор зада­ет цинич­ный про­во­ка­ци­он­ный вопрос Тил’ку, на кото­рый полу­ча­ет чест­ный ответ — Тил’к сра­жа­ет­ся про­тив гоа’улдов с целью обре­те­ния сво­бо­ды для сво­е­го наро­да. Сена­тор тут же заяв­ля­ет, что США не обя­за­ны финан­си­ро­вать эту борь­бу. Отме­чу, что поли­тик гово­рит то, что дей­стви­тель­но дол­жен ска­зать ответ­ствен­ный госу­дар­ствен­ный дея­тель, но зри­те­ли без­услов­но раз­де­ля­ют пози­ции коман­ды ЗВ1, высту­па­ю­щей в каче­стве пред­ста­ви­те­лей все­го чело­ве­че­ства, а не толь­ко сво­ей стра­ны. Тем самым ауди­то­рия про­ни­ка­ет­ся одной из важ­ней­ших идей, состав­ля­ю­щих фун­да­мент аме­ри­кан­ской цен­ност­ной кар­ти­ны мира: имен­но Аме­ри­ка выра­жа­ет обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, хотя отдель­ные поли­ти­ки могут вести себя пло­хо. И отсю­да сле­ду­ет дру­гой прин­ци­пи­аль­ный ори­ен­тир в созна­нии граж­дан США: поли­ти­ков нуж­но посто­ян­но про­ве­рять и регу­ляр­но менять. Эта цен­ност­ная уста­нов­ка заслу­жи­ва­ет рас­про­стра­не­ния.

В ряде слу­ча­ев пря­мо­ли­ней­ное выра­же­ние оцен­ки в филь­ме выгля­дит шар­жи­ро­ван­но: так, Джек О’Нил объ­яс­ня­ет жите­лям пла­не­ты Нокс, что люди вою­ют с гоа’улдами, пото­му что те пло­хие. Это долж­но быть при­ня­то как акси­о­ма. В дру­гом эпи­зо­де перед коман­дой ЗВ1 появ­ля­ет­ся древ­не­еги­пет­ская боги­ня Хатор. Дэни­ел Джек­сон пояс­ня­ет:

DANIEL: Hathor was the Egyptian goddess of fertility, inebriety and music. — Дэни­ел: Хатор была еги­пет­ской боги­ней пло­до­ро­дия, опья­не­ния и музы­ки.
JACK: Sex, drugs and rock’n’roll? — Джек: Секс, нар­ко­ти­ки и рок-н-ролл?
DANIEL: In a manner of speaking. — Дэни­ел: Мож­но так ска­зать.

Пря­мо­ли­ней­ное срав­не­ние мифо­ло­ги­че­ских харак­те­ри­стик богов и оби­ход­но­го опи­са­ния совре­мен­ных нра­вов вызы­ва­ет улыб­ку. Участ­ни­ки коман­ды ЗВ1 во мно­гом похо­жи на обыч­ных аме­ри­кан­цев, лишь немно­го пре­вос­хо­дя их в опре­де­лен­ных сфе­рах, и поэто­му герои мно­го­се­рий­ной саги вос­при­ни­ма­ют­ся зри­те­ля­ми как свои. Соот­но­ше­ние вол­шеб­но­го и обы­ден­но­го в каж­дом эпи­зо­де тща­тель­но дози­ру­ет­ся, и у зри­те­лей воз­ни­ка­ет иллю­зия реаль­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го. Зри­те­ли ста­но­вят­ся участ­ни­ка­ми этой реаль­но­сти.

Выво­ды. Серий­ность как линг­во­куль­тур­ный фено­мен обу­слов­ле­на встреч­ны­ми потреб­но­стя­ми зри­те­лей и орга­ни­за­то­ров раз­вле­ка­тель­но­го дис­кур­са. Зри­те­ли фан­та­сти­че­ской саги полу­ча­ют выход в нахо­дя­щий­ся рядом парал­лель­ный мир, в кото­ром дей­ству­ют почти такие же зако­ны, как и в мире насто­я­щем, в кото­ром встре­ча­ют­ся основ­ные архе­ти­пи­че­ские типа­жи, попа­да­ю­щие в необыч­ные обсто­я­тель­ства (муже­ствен­ный коман­дир, стран­но­ва­тый интел­лек­ту­ал, пре­крас­ная дама, чужой, став­ший сво­им, весе­лый аван­тю­рист), там дей­ству­ют узна­ва­е­мые вра­ги, кото­рые вопло­ща­ют самые попу­ляр­ные стра­хи нашей совре­мен­но­сти (заго­вор интел­лек­ту­а­лов про­тив боль­шин­ства насе­ле­ния, бунт робо­тов, гене­ти­че­ская мута­ция людей, рас­про­стра­не­ние тота­ли­тар­ных сект и др.). Этот парал­лель­ный мир для мно­гих зри­те­лей заме­ща­ет скуч­ную оби­ход­ную реаль­ность.

Орга­ни­за­то­ры раз­вле­ка­тель­но­го дис­кур­са выстра­и­ва­ют сюже­ты в виде иллю­стра­ций важ­ней­ших цен­но­стей аме­ри­кан­ской линг­во­куль­ту­ры, зада­ют сте­рео­ти­пы муж­ско­го и жен­ско­го пове­де­ния, исполь­зуя стан­дарт­ные сюжет­ные при­е­мы пре­вра­ще­ний и испы­та­ний, и в опре­де­лен­ной мере выпол­ня­ют куль­тур­тре­гер­скую функ­цию, зна­ко­мя широ­кую зри­тель­скую ауди­то­рию с миро­вой мифо­ло­ги­ей, но допус­кая кар­на­валь­ное сме­ше­ние раз­лич­ных мифов в соот­вет­ствии с нор­ма­ми пост­мо­дер­на.

© Кара­сик В. И., 2016

Акинфиев С. Н. Жанровая структура российского развлекательного телевидения: автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2008. 21 с.

Больц Н. Азбука медиа: пер. с нем. М.: Европа, 2011. 136 с.

Ватутин С. Е., Тришин М. Е. Клонирование бизнеса: франчайзинг и другие модели быстрого роста. СПб.: Питер, 2011. 186 с.

Гуминский В. М. Путешествие // Литературный энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1987. С. 314–315.

Давыдов С. Г., Селиверстова В. Н. Представления об обществе в современных телевизионных сериалах // Меди@льманах. 2007. № 2. С. 22–36.

Зверева В. В. «Настоящая жизнь» в телевизоре: исследования современной медиакультуры. М.: РГГУ, 2012. 224 с.

Карасик В. И. Языковое проявление личности. Волгоград: Парадигма, 2014. 450 с.

Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах: автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2004. 20 с.

Олянич А. В. Рекламный дискурс и его конститутивные признаки // Рекламный дискурс и рекламный текст: коллектив. моногр. / науч. ред. Т. Н. Колокольцева. М.: Флинта; Наука, 2011. С. 10–37.

Покровская С. И. Жанр минисериала Би-би-си в условиях коммерциализации телевидения Великобритании: автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2010. 22 с.

Сорока Ю. Г. Кинодискурс повседневности постмодерна // Постмодерн: новая магическая эпоха / под ред. Л. Г. Ионина. Харьков: Харьков. нац. ун-т им. Н. В. Карамзина, 2002. С. 47–49.

Федосеев Г. Ф. Художественные концепции будущего в современной научно-фантастической литературе: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1972. 14 с.

Черепанова Н. В. Путешествие как феномен культуры: автореф. дис. … канд. филол. наук. Томск, 2006. 19 с.

Чернышева Т. А. Природа фантастики: моногр. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1985. 336 с.

Шачкова В.А. «Путешествие» как жанр художественной литературы: вопросы теории // Вестн. Нижегор. ун-та им. Н. И. Лобачевского. 2008. № 3. С. 277–281.

Akinfiev S.N. Genre structure of the Russian entertaining television [Zhanrovaya struktura rossiyskogo razvlekatelnogo televidenia]: PhD abstract (Philology). Moscow, 2008. 21 p.

Bolz N. The ABC of Media [Azbuka media]. Moscow: Europa, 2011. 136 p.

Cherepanova N. V. Travelling as a phenomenon of culture [Puteshestvie kak fenomen kultury]: PhD abstract (Philology). Tomsk, 2006. 19 p.

Chernysheva T. A. Nature of Fantastic: monogr. [Priroda fantastiki: monografija]. Irkutsk: Irkut. State Univ., 1985. 336 p.

Davydov S. G., Seliverstova V. N. Society impressions in modern TV serials [Predstavlenia ob obshchestve v sovremennykh televizionnykh serialakh] // Medi@almanakh. 2007. No. 2. P. 22–36.

Fedoseev G. F. Artistic conceptions of the future in modern science fiction literature [Khudozhestvennye kontsrptsii budushchego v sovremennoy nauchno-fantasticheskoy literature]: PhD abstract (Philology). Moscow, 1972. 14 p.

Guminskiy V. M. Travelling [Puteshestvie] // Literaturny enciklopechisky slovar. M.: Sov. Enciklopedia, 1987. P. 314–315.

Karasik V. I. Linguistic personality manifestation [Yazykovoe proyavlenie lichnosti]. Volgograd: Paradigma, 2014. 450 p.

Liu Juan. Concept “travelling” in the Chinese and Russian linguistic cultures [Kontsept «pyteshestvije» v kitaiskoy i russkoy lingvokul′turah]: PhD abstract (Philology). Volgograd, 2004. 20 p.

Olyanitch A. V. Advertisement discourse and its constitutive features [Reklamny diskurs i ego konstitutivnye priznaki] // Advertising discourse, and advertising text: collect. monogr. [Reklamny diskurs i reklamny tekst: collect. monogr.] M.: FLINTA: Nauka, 2011. P. 10–37.

Pokrovskaya S. I. BBC Mini-serial genre in conditions of British TV commercialization [Zhanr miniseriala BBC v usloviyakh kommertsializatsii televidenia Velikobritanii]: PhD abstract (Philology). Moscow, 2010. 22 p.

Shachkova V. A. “Travelling” as a fiction genre: theory issues [«Puteshestvie» kak zhanr khudozhestvennoy literatury: voprosy teorii] // Vestn. Nizhegor. un-ta im. N. I. Lobachevskogo. 2008. No. 3. P. 277–281.

Soroka Yu. G. The cinema discourse of post-modern everyday // Post-modern: a new magical epoch. Kharkov, 2002. P.47–49.

Vatutin S. Ye., Trishin M. Ye. Business cloning: franchising and other rapid growth models [Klonirovanie biznesa: franchaizing I drugie modeli bystrogo rosta]. St Petersburg: Piter, 2011. 186 p.

Zvereva V. V. “Real life” on TV: exploration of modern media culture [«Nastoyashchaya zhizn» v televizore: issledovania sovremennoy mediarultury]. Moscow: RSHU, 2012. 224 p.