Пятница, 26 февраляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ТЕКСТООБРАЗУЮЩАЯ РОЛЬ ФАТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ В МЕДИАРЕЧИ

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РГНФ в рам­ках про­ек­та про­ве­де­ния науч­ных иссле­до­ва­ний «Куль­тур­но-про­све­ти­тель­ский медиа­дис­курс: цен­но­сти, ком­му­ни­ка­тив­ные интен­ции и рече­вые жан­ры» № 14–34-01028

Вве­де­ние. Фати­ка срав­ни­тель­но недав­но ста­ла рас­смат­ри­вать­ся иссле­до­ва­те­ля­ми как часть медиа­дис­кур­са [Андре­ева 2006; Демен­тьев 2006; Дус­ка­е­ва, Кор­ни­ло­ва 2011, 2012, 2013; Клю­ев 1996; Федо­сюк 2000; Чеп­ки­на 2000; Чер­ны­шо­ва 2004, 2007]. Изу­че­ние её функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в мас­сме­диа вызы­ва­ет зако­но­мер­ные вопро­сы о месте и роли фати­ки в СМИ, фати­че­ской интен­ци­о­наль­но­сти и сред­ствах её выражения.

В первую оче­редь фати­че­ская речь в мас­сме­диа — это речь, направ­лен­ная на выра­же­ние ком­му­ни­ка­тив­ной инфор­ма­тив­но­сти [Андре­ева 2006], кото­рая даёт пред­став­ле­ние о гово­ря­щем, его рече­вой ком­пе­тент­но­сти, отно­ше­нии к пред­ме­ту речи и целе­вой ауди­то­рии. Сред­ства­ми выра­же­ния фати­ки в таком слу­чае ста­но­вят­ся субъ­ек­тив­ная оцен­ка, обра­ще­ние к пре­це­дент­ным фено­ме­нам, упо­треб­ле­ние язы­ко­вой игры, соли­да­ри­за­ция с чита­тель­ской ауди­то­ри­ей, инти­ми­за­ция повест­во­ва­ния и т. д.

Поста­нов­ка про­бле­мы. В соот­вет­ствии с раз­ра­бот­ка­ми совре­мен­ных иссле­до­ва­те­лей, зани­ма­ю­щих­ся вопро­са­ми фати­че­ской речи [Гущи­на 2006; Зай­це­ва 2012; Самой­лен­ко 2010; Сол­да­то­ва 2009; Федо­то­ва 2004; Чер­ник 2002], интен­ци­о­наль­ность фати­ки мож­но опи­сать как сово­куп­ность част­ных интен­ций, таких как вступ­ле­ние в кон­такт, нала­жи­ва­ние (укреп­ле­ние) кон­так­та, под­держ­ка и про­вер­ка кон­так­та, раз­мы­ка­ние кон­так­та с уста­нов­кой на его про­дол­же­ние [Кор­ни­ло­ва 2013, 2014]. В совре­мен­ной рече­вой прак­ти­ке мас­сме­диа уста­нов­ле­ние кон­так­та чаще все­го созда­ёт­ся бла­го­да­ря при­ё­мам соли­да­ри­за­ции с чита­те­лем (созда­ния «сво­е­го» кру­га) или эпа­ти­ро­ва­ния ауди­то­рии (нару­ше­ния ожи­да­ний, в основ­ном за счёт язы­ко­вой игры — раз­ру­ше­ния при­выч­ных кон­текст­ных и ассо­ци­а­тив­ных свя­зей слов). Под­держ­ка и про­вер­ка кон­так­та осу­ществ­ля­ет­ся на про­тя­же­нии все­го тек­ста, для это­го в текст вклю­ча­ют­ся аллю­зии и реми­нис­цен­ции, пря­мые обра­ще­ния к чита­те­лю, исполь­зу­ют­ся при­ё­мы язы­ко­вой игры и инти­ми­за­ции изло­же­ния. Раз­мы­ка­ние кон­так­та может быть выра­же­но доб­ры­ми поже­ла­ни­я­ми в адрес чита­те­ля, выра­же­ни­ем надеж­ды на даль­ней­шее вза­и­мо­дей­ствие, но может и не иметь спе­ци­аль­но­го выра­же­ния, оста­ва­ясь в под­тек­сте: созда­ние бла­го­при­ят­ной атмо­сфе­ры обще­ния, полу­че­ние удо­воль­ствия от вос­при­я­тия тек­ста уже может быть доста­точ­ным обос­но­ва­ни­ем для про­дол­же­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с кон­крет­ным авто­ром и / или изданием.

В зави­си­мо­сти от изда­ния и жан­ро­вой при­над­леж­но­сти тек­ста фати­ка в нём функ­ци­о­ни­ру­ет по-раз­но­му. Напри­мер, в раз­вле­ка­тель­ных изда­ни­ях фати­ка может быть тек­сто­по­рож­да­ю­щим фак­то­ром, тогда как в инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ских изда­ни­ях она пре­иму­ще­ствен­но вос­тре­бо­ва­на как реа­ли­за­ция в речи кон­так­то­уста­нав­ли­ва­ю­ще­го потен­ци­а­ла языка.

Что каса­ет­ся жан­ро­во­го аспек­та, обра­ще­ние к сред­ствам фати­че­ской речи обу­слов­ле­но интен­ци­о­наль­но­стью кон­крет­но­го тек­ста: в соот­вет­ствии с доми­ни­ру­ю­щей и вто­ро­сте­пен­ны­ми част­ны­ми интен­ци­я­ми про­ис­хо­дит отбор и соче­та­ние язы­ко­вых средств. Тогда фати­ка может быть как осно­вой тек­ста — в соб­ствен­но фати­че­ских жан­рах (бла­го­дар­ность, поздрав­ле­ние), так и и допол­ни­тель­ным фак­то­ром тек­сто­об­ра­зо­ва­ния — в инфор­ма­тив­ных жан­рах, ослож­нён­ных фати­че­ской интен­ци­о­наль­но­стью. Пока­жем функ­ци­о­ни­ро­ва­ние средств фати­че­ской речи в газет­ном жан­ре обо­зре­ния. Этот жанр отно­сит­ся к чис­лу ана­ли­ти­че­ских, посколь­ку пред­став­ля­ет собой обзор собы­тий, выяв­ля­ю­щий про­стран­ствен­но-вре­мен­ные или тема­ти­че­ские свя­зи меж­ду ними.

Как пра­ви­ло, в осно­ве обо­зре­ния лежит рече­вой жанр «оцен­ка ситу­а­ции» [Дус­ка­е­ва 2012], что пред­по­ла­га­ет вклю­че­ние допол­ни­тель­ных интен­ций: 1) оцен­ка пара­мет­ров ситу­а­ции — наблю­да­е­мых в дей­стви­тель­но­сти про­ти­во­ре­чий; 2) под­твер­жде­ние выска­зан­ных оце­нок; 3) пре­ду­пре­жде­ние об опас­но­сти послед­ствий пред­став­лен­ной ситу­а­ции и необ­хо­ди­мо­сти выхо­да из тупи­ка. Фати­че­ские сред­ства здесь, выпол­няя тек­сто­об­ра­зу­ю­щую роль связ­но­сти, ста­но­вят­ся мар­ке­ра­ми тек­сто­ти­па, отно­ся­ще­го­ся к осо­бо­му рече­во­му жан­ру. Основ­ная целе­уста­нов­ка обо­зре­ния заклю­ча­ет­ся в том, что­бы опре­де­лить состо­я­ние, суще­ству­ю­щее в дан­ный момент в той или иной сфе­ре. Набор ком­му­ни­ка­тив­ных шагов, состав­ля­ю­щих текст обо­зре­ния, обыч­но огра­ни­чи­ва­ет­ся сооб­ще­ни­ем о собы­тии (что про­ис­хо­дит / про­ис­хо­ди­ло?) и его оцен­кой (как это сле­ду­ет оценивать?).

Обо­зре­ние ори­ен­ти­ро­ва­но на высо­кий уро­вень обоб­ще­ния, пото­му что выяв­ля­ет типич­ное, общее, объ­яс­няя через это общее част­ные дета­ли. Спо­со­бом аргу­мен­та­ции в обо­зре­нии явля­ет­ся деталь.

В насто­я­щее вре­мя обыч­ным моти­вом созда­ния обо­зре­ния чаще все­го явля­ет­ся стрем­ле­ние осмыс­лить какую-то про­блем­ную тему. Обра­тим­ся к примерам.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Одной из тем, кото­рая часто осве­ща­ет­ся в обо­зре­нии, явля­ет­ся спорт. Возь­мём для при­ме­ра спор­тив­ное обо­зре­ние из газе­ты «Спорт уик-энд» от 12 янва­ря 2014 года, посвя­щен­ное три­ум­фаль­ным олим­пий­ским побе­дам оте­че­ствен­ных сбор­ных, и рас­смот­рим пер­вый фрагмент:

Наши взя­ли фан­та­сти­че­скую побед­ную планку!

Зим­ний три­умф нашей сбор­ной в 1964‑м затмил даже после­ду­ю­щую «неуда­чу» в Гре­нобле — вто­рое обще­ко­манд­ное место, кото­рое сей­час, нака­нуне Сочи, счи­та­ет­ся тоже прак­ти­че­ски недо­ся­га­е­мым. Сего­дня мы вспом­ним еще две зим­них Олим­пи­а­ды — в австрий­ском Инсбру­ке (29 янва­ря — 9 фев­ра­ля 1964 года) и фран­цуз­ском Гре­нобле (6–18 фев­ра­ля 1968 года).

Пер­вая Белая олим­пи­а­да в Австрии (через 12 лет в Инсбру­ке зим­ние Игры прой­дут вновь) ста­ла насто­я­щим три­ум­фом сбор­ной СССР, 50-летие кото­ро­го мы ско­ро отме­тим. Тогда его сви­де­те­ля­ми впер­вые в исто­рии ста­ло более мил­ли­о­на зри­те­лей. Нашим в Австрии уда­лось пора­зить всех, заво­е­вав 25 меда­лей — 11 золо­тых, 8 сереб­ря­ных и 6 брон­зо­вых, обой­дя иду­щих сле­дом нор­веж­цев прак­ти­че­ски в два раза 15 меда­лей (3, 6, 6). Олим­пи­а­да в Инсбру­ке была, пожа­луй, одной из самых успеш­ных за всю оте­че­ствен­ную олим­пий­скую исто­рию и зада­ла самую высо­кую план­ку на буду­щее. Насто­я­щим геро­ем Игр ста­ла «ураль­ская мол­ния» Лидия Скоб­ли­ко­ва — 4 золо­тых меда­ли в беге на конь­ках! Наши хок­ке­и­сты вновь вер­ну­ли себе зва­ние силь­ней­шей коман­ды пла­не­ты, выиг­рав все свои 8 мат­чей. Пер­вые золо­тые меда­ли в новей­шей исто­рии фигур­но­го ката­ния при­нес­ли нашей коман­де Люд­ми­ла Бело­усо­ва и Олег Про­то­по­пов, поло­жив нача­ло мно­го­лет­не­му доми­ни­ро­ва­нию оте­че­ствен­ной школы…

В заго­лов­ке обо­зна­чен аспект, в кото­ром жур­на­лист наме­рен рас­смат­ри­вать про­ис­хо­див­шие собы­тия. Заго­ло­вок направ­лен не толь­ко на инфор­ми­ро­ва­ние о собы­тии (без инфор­ми­ру­ю­щей интен­ции обо­зре­ния не быва­ет), но и на заво­е­ва­ние ауди­то­рии. Послед­не­му, во-пер­вых, спо­соб­ству­ет место­име­ние «наши» для созда­ния «сво­е­го» кру­га, во-вто­рых, лек­си­ка с поло­жи­тель­ной оце­ноч­ной семан­ти­кой (фан­та­сти­че­скую, побед­ную).

В лиди­ру­ю­щем абза­це кон­кре­ти­зи­ру­ет­ся цель пуб­ли­ка­ции. Роль лиди­ру­ю­ще­го абза­ца заклю­ча­ет­ся в том, что­бы снять все неяс­но­сти, кото­рые мог­ли воз­ник­нуть по про­чте­нии заго­лов­ка. Спе­ци­фич­на функ­ция оце­ноч­ной лек­си­ки в тек­сте: она даёт оцен­ку нынеш­ней ситу­а­ции сквозь приз­му про­шед­ше­го. Обо­зре­ние опре­де­ля­ет состо­я­ние, суще­ству­ю­щее в кон­крет­ный момент в обще­стве, как этап раз­ви­тия собы­тий в той или иной сфе­ре обще­ствен­ной дея­тель­но­сти. В этом заклю­ча­ет­ся основ­ная целе­уста­нов­ка жанра.

Вто­рое пред­ло­же­ние лиди­ру­ю­ще­го абза­ца назы­ва­ет тему пуб­ли­ка­ции и выпол­ня­ет кон­так­то­уста­нав­ли­ва­ю­щую функ­цию, исполь­зуя такое свой­ство тек­ста, как ретро­спек­ция, — созда­вая свя­зи с преды­ду­щи­ми выпус­ка­ми изда­ния, отсы­лая к пред­ше­ству­ю­щим пуб­ли­ка­ци­ям: обо­зре­ние, рас­смат­ри­ва­е­мое нами, вышло в руб­ри­ке «Лето­пись Белых олим­пи­ад» как один из мате­ри­а­лов, тема­ти­че­ски объ­еди­нён­ных ожи­да­е­мым собы­ти­ем. Этот при­ём обес­пе­чи­ва­ет про­вер­ку и под­твер­жде­ние кон­так­та, а так­же уста­нов­ку на про­дол­же­ние обще­ния как обе­ща­ние даль­ней­ше­го раз­ви­тия темы.

В пер­вом абза­це тек­ста тезис­но обо­зна­че­ны все основ­ные вехи пуб­ли­ка­ции: автор даёт оцен­ку собы­тию и пере­чис­ля­ет дово­ды в поль­зу сво­ей точ­ки зре­ния. Спо­соб­ность рос­сий­ской коман­ды к фан­та­сти­че­ским побе­дам стра­ны в олим­пи­а­дах пока­за­на с помо­щью цепоч­ки оце­ноч­ных слов: три­умф в 1964 затмил, недо­ся­га­е­мый, уда­лось пора­зить всех, одной из самых успеш­ных, зада­ла самую высо­кую план­ку, зва­ние силь­ней­шей коман­ды. Даль­ней­ший текст пред­став­ля­ет собой раз­вёр­ну­тое под­твер­жде­ние заяв­лен­ных в нача­ле пуб­ли­ка­ции оце­нок. Внут­рен­ние заго­лов­ки обо­зре­ния как раз и пред­став­ля­ют поря­док и логи­ку выстра­и­ва­ния этих мыслей:

«Мир не знал подви­га выше Скоб­ли­ко­вой»,
Австрий­ские «изю­мин­ки»,
Осеч­ка, кото­рой мож­но гор­дить­ся,
Пер­вое золо­то коро­ля эстафет.

Рас­смот­рим фраг­мент тек­ста, сле­ду­ю­щий после пер­во­го внут­рен­не­го заголовка:

(1) Глав­ную сен­са­цию на льду Инсбру­ка сотво­ри­ли наши конь­ко­беж­ки. (2) 9 из 12 разыг­ран­ных меда­лей заво­е­ва­ли тогда спортс­мен­ки СССР, а все 4 золо­тые меда­ли у жен­щин ста­ли досто­я­ни­ем Лидии Скоб­ли­ко­вой, уста­но­вив­шей на этих Играх три олим­пий­ских рекор­да. (3) Нико­му в мире не уда­ва­лось повто­рить такой резуль­тат до сих пор. (4) Аме­ри­кан­ский жур­нал «Спорт Иллю­ст­рей­тед» писал в дни Олим­пи­а­ды: «Мир не знал подви­га выше конь­ко­беж­ки Скоб­ли­ко­вой. (5) Она побе­ди­ла и на «пяти­сот­ке», и на «полу­тор­ке», и «тыся­че»… (6) Оста­ва­лась люби­мая для нее «треш­ка» — 3000 м. (7) Но вдруг неожи­дан­но потеп­ле­ло, а моро­зил­ки по вине орга­ни­за­то­ров мол­ча­ли: Скоб­ли­ко­ва нес­лась по воде, боясь одно­го: как бы на виду у все­го мира не «ныр­нуть» в лужи. (8) Но чет­вер­тое золо­то все-таки было взя­то! (9) Бук­валь­но через неде­лю после сен­са­ции в Австрии Скоб­ли­ко­ва взя­ла еще и пять золо­тых меда­лей на чем­пи­о­на­те мира в Швеции.

В пер­вом пред­ло­же­нии соеди­ня­ет­ся сооб­ще­ние о собы­тии (конь­ко­беж­ки сотво­ри­ли сен­са­цию) и его оцен­ка (глав­ная сен­са­ция). Вто­рое пред­ло­же­ние дета­ли­зи­ру­ет сооб­ща­е­мую инфор­ма­цию, отве­чая на вопрос, в чём заклю­ча­лась сен­са­ция; это так­же сооб­ще­ние о собы­тии. Тре­тье пред­ло­же­ние содер­жит оцен­ку через отри­ца­ние (нико­му не уда­ва­лось повто­рить), что повы­ша­ет её зна­чи­мость. Оце­ноч­ное суж­де­ние пред­став­ле­но и в сле­ду­ю­щем пред­ло­же­нии (5), толь­ко здесь субъ­ек­том оцен­ки явля­ет­ся не автор, а дру­гой субъ­ект речи. Вклю­че­ние чужой оцен­ки в текст обо­зре­ния повы­ша­ет сте­пень дове­рия по отно­ше­нию к автор­ско­му суж­де­нию. Пред­ло­же­ния (5–9) пред­став­ля­ют собой эле­мент собы­тий­но­го повест­во­ва­ния, напря­жен­ность изло­же­ния в кото­ром созда­ет­ся демон­стра­ци­ей «сопро­тив­ле­ния» обсто­я­тельств (под­черк­ну­то с помо­щью два­жды исполь­зо­ван­но­го про­ти­ви­тель­но­го сою­за но, наре­чий вдруг неожи­дан­но, части­цы все-таки) побе­де рос­сий­ской спортс­мен­ки, вопре­ки кото­рым она одер­жа­ла её (8).

Сле­ду­ю­щий ком­му­ни­ка­тив­ный шаг стро­ит­ся по пред­став­лен­ной моде­ли через смыс­ло­вые бло­ки: дости­же­ния Евге­ния Гри­ши­на, лыж­ные гон­ки, австрий­ские игры и т. д. Такое обо­зре­ние демон­стра­ци­ей про­шлых три­ум­фов пока­зы­ва­ет спо­соб­ность коман­ды побеж­дать, выра­же­ни­ем надеж­ды на побе­ду и в пред­сто­я­щей олим­пиа­де завер­ша­ет­ся публикация.

Рас­смот­рим текст лите­ра­тур­но­го обо­зре­ния из дру­го­го изда­ния — инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ско­го. Этот мате­ри­ал пол­но­стью соот­но­сит­ся с ком­по­зи­ци­он­ным постро­е­ни­ем преды­ду­ще­го, раз­ни­ца наблю­да­ет­ся лишь в рече­вом оформ­ле­нии тек­ста и более актив­ном обра­ще­нии к эле­мен­там фати­че­ской речи. «Как рас­ска­зать тебе про КГБ» — иро­ни­че­ское обо­зре­ние, опуб­ли­ко­ван­ное в жур­на­ле «Ого­нёк» 24 июля 2005 года.

Поэтам — и извест­ным, и осталь­ным — необ­хо­ди­мы две вещи: что­бы чита­ли дру­гие и что­бы было, где почи­тать. Интер­нет иде­аль­но отве­ча­ет двум этим тре­бо­ва­ни­ям: наи­боль­шей попу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся сай­ты «Тосты и поздрав­ле­ния», «Стихи.ру» и «Поэзия.ру».

(1) Театр начи­на­ет­ся с вешал­ки, река — с голу­бо­го ручей­ка, Роди­на — с той пес­ни, что пела нам мать, утро — с улыб­ки. (2) С чего начи­на­ют­ся сти­хи? (3) По-види­мо­му, с тостов и поздрав­ле­ний. (4) Это такая наи­бо­лее демо­кра­тич­ная совре­мен­ная фор­ма поэ­зии в рос­сий­ском интер­не­те. (5) Рань­ше эти поздрав­ле­ния надо было выду­мы­вать или обзва­ни­вать зна­ко­мых поэтов. (6) Теперь зво­нить нику­да не надо — сти­хи сами при­хо­дят к вам в дом. (7) На сай­те http://​etoast​.chat​.ru, кото­рый назы­ва­ет­ся «Тосты и поздрав­ле­ния», сра­зу пони­ма­ешь, что самое важ­ное в поэзии:

Этот радост­ный день Вашей жиз­ни
Пусть запом­нит­ся Вам навсе­гда,
А печа­ли, сомне­нья, раз­лу­ки
Пусть не будут у Вас никогда!

(8) Заме­ти­ли — осо­бен­но­го изя­ще­ства сти­хам, как и преж­де, при­да­ет риф­ма: «навсе­гда — нико­гда». (9) То есть зву­чит очень мело­дич­но, кра­си­во зву­чит, пря­мо ска­жем. (10) В сущ­но­сти, вся поэ­зия гово­рит об одном и том же: об этом про­ме­жут­ке меж­ду «все­гда» и «нико­гда». (11) Толь­ко одни опи­сы­ва­ют это слож­но, длин­но, полу­ча­ют за это Нобе­лев­ские пре­мии, а дру­гие — толь­ко в край­нем слу­чае руб­лей 500 или даже в мор­ду, если слиш­ком длин­но. (12) Пото­му что еще один сек­рет поэ­зии заклю­ча­ет­ся в том, что писать надо корот­ко и по делу (боль­шин­ство поздрав­ле­ний на сай­те — от четы­рех до вось­ми стро­чек), зато после хоро­ше­го и корот­ко­го сти­хо­тво­ре­ния все­гда хочет­ся выпить, пото­му что уж очень точ­но ска­за­но, луч­ше не скажешь:

Сего­дня ты строй­нее и моло­же,
Сего­дня ты неж­на и весе­ла,
И, гово­ря по прав­де, не похо­же,
Что эта дата и к тебе пришла.

(9) И, гово­ря по прав­де, даже не верит­ся, что и к тебе, и ко мне при­хо­дит за раз столь­ко заме­ча­тель­ных бес­плат­ных сти­хов, доро­гой чита­тель. (10) Пово­дов для сти­хов, если верить сай­ту, у обыч­но­го чело­ве­ка в сред­нем что-то око­ло семи: рож­де­ние, ново­се­лье, юби­лей, сва­дьба, сереб­ря­ная сва­дьба, золо­тая сва­дьба. (11) Еще брил­ли­ан­то­вая, если пове­зет. (12) Очень удоб­но: на сай­те все это по кате­го­ри­ям и раз­ме­ще­но. (13) Вот, напри­мер, сти­хо­тво­ре­ние к рож­де­нию ребенка:

Вас было двое и любовь,
Игра­ла моло­дая кровь,
И от сли­я­нья двух сер­дец
Роди­лась жизнь — люб­ви венец!

(14) «Сер­дец — венец»: от такой риф­мы что хошь заиг­ра­ет, не толь­ко кровь. (15) Хочет­ся кри­чать в голос после тако­го посла­ния: венец, все­му венец! (16) Винец и оли­вьец, как гово­рит­ся, и пол­ный, изви­ни­те на сло­ве, мир и спо­кой­ствие в каж­дом доме.

Лиди­ру­ю­щий абзац зада­ёт тон обще­ния с чита­те­лем, вво­дя его в курс дела; кон­такт уста­нав­ли­ва­ет­ся бла­го­да­ря эффек­ту неожи­дан­но­сти, кото­рый воз­ни­ка­ет в отно­ше­нии заго­лов­ка к тек­сту. Семан­ти­че­ское поле, вве­дён­ное заго­лов­ком, не соот­вет­ству­ет лиду. Такое нача­ло поз­во­ля­ет заин­те­ре­со­вать чита­те­ля и настро­ить его на чте­ние текста.

Иро­нич­ный тон зада­ёт­ся уже пер­вым пред­ло­же­ни­ем тек­ста, пред­ла­га­ю­щим свое­об­раз­ную игру — рас­по­зна­вать аллю­зии. Объ­еди­не­ние пре­це­дент­ных фено­ме­нов в одном пред­ло­же­нии не объ­яс­ня­ет­ся зако­на­ми логи­ки. Как поз­же пони­ма­ет чита­тель, это свя­за­но с харак­те­ром тек­стов, кото­рые рас­смат­ри­ва­ет автор в сво­ём лите­ра­тур­ном обо­зре­нии. Жур­на­лист созда­ёт внут­рен­ний диа­лог в обо­зре­нии, при­чём это и вопрос­но-ответ­ная фор­ма изло­же­ния (2–3), и обра­ще­ние к пре­це­дент­ным тек­стам (1, 6), и вза­и­мо­дей­ствие с тек­ста­ми, кото­рые автор ана­ли­зи­ру­ет в сво­ём мате­ри­а­ле. Все эти при­ё­мы рас­счи­та­ны на актив­ное вовле­че­ние чита­тель­ской ауди­то­рии в вос­при­я­тие тек­ста. В пер­вом абза­це автор назы­ва­ет тему тек­ста (как это было в пред­став­лен­ном выше мате­ри­а­ле), а далее начи­на­ет ана­ли­зи­ро­вать и сопо­став­лять сти­хо­твор­ные тек­сты, дока­зы­вать свою точ­ку зре­ния, созда­вать у чита­те­ля опре­де­лён­ное впечатление.

Сра­зу обра­тим вни­ма­ние на то, что ком­му­ни­ка­тив­ное дей­ствие постро­е­но так же, как и в преды­ду­щем обо­зре­нии, и вклю­ча­ет те же ком­му­ни­ка­тив­ные шаги. В спор­тив­ном обо­зре­нии дава­лось сооб­ще­ние о собы­тии и его оцен­ка, здесь же даёт­ся фраг­мент тек­ста, при­влёк­ший вни­ма­ние авто­ра, и ком­мен­та­рий к нему — оце­ноч­ное суж­де­ние, как пра­ви­ло, содер­жа­щее пей­о­ра­тив­ную оцен­ку. Осо­бую язви­тель­ность инто­на­ции тек­ста при­да­ёт ими­та­ция грам­ма­ти­че­ских и рече­вых осо­бен­но­стей ана­ли­зи­ру­е­мых тек­стов. Имен­но этим объ­яс­ня­ет­ся нару­ше­ние падеж­но­го управ­ле­ния в (8) пред­ло­же­нии (осо­бен­но­го изя­ще­ства при­да­ет риф­ма). Несо­от­вет­ствие сти­хо­твор­ной фор­мы и лек­си­че­ско­го напол­не­ния (ней­траль­ная, зача­стую сни­жен­ная лек­си­ка) так­же ими­ти­ру­ет­ся в автор­ской речи обра­ще­ни­ем к лек­си­че­ским повто­рам и гру­бо-про­сто­реч­ной лек­си­ке с намё­ком на недо­ста­точ­ный сло­вар­ный запас авто­ра опуб­ли­ко­ван­но­го в Интер­не­те сти­хо­тво­ре­ния, раз­го­вор­ным син­так­си­сом, в целом — избы­точ­но­стью речи, харак­тер­ной для раз­го­вор­но-быто­во­го обще­ния. Язы­ко­вая игра, осно­ван­ная на мно­го­знач­но­сти сло­ва «полу­чать» так­же рас­счи­та­на на созда­ние отри­ца­тель­но­го обра­за, хотя, отме­тим, пря­мой оцен­ки в тек­сте нет.

На про­тя­же­нии все­го тек­ста мож­но наблю­дать одни и те же при­ё­мы вза­и­мо­дей­ствия автор­ской речи с ана­ли­зи­ру­е­мым мате­ри­а­лом: лек­си­че­ский под­хват (9), сни­жен­ная лек­си­ка (14, 16), игра на гра­ни фола (16). Через ими­та­цию рече­вой мане­ры цити­ру­е­мых авто­ров жур­на­лист выра­жа­ет своё отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к стихам.

Таким обра­зом, рече­вым жан­ром, фор­ми­ру­ю­щим струк­ту­ру обо­зре­ния, явля­ет­ся «Оцен­ка ситу­а­ции». Под­твер­жде­ние выска­зан­но­го оце­ноч­но­го суж­де­ния про­ис­хо­дит бла­го­да­ря отбо­ру дета­лей, сами явле­ния отби­ра­ют­ся по прин­ци­пу тема­ти­че­ско­го тож­де­ства и временно́й близости.

Выво­ды. Зна­чи­тель­ной пред­став­ля­ет­ся роль фати­че­ских рече­вых средств в пред­став­лен­ном для ана­ли­за газет­ном жан­ре. В обо­их слу­ча­ях автор объ­еди­ня­ет­ся с ауди­то­ри­ей: в пер­вом при­ме­ре бла­го­да­ря созда­нию «сво­е­го» кру­га, поис­ку объ­еди­ня­ю­щих инте­ре­сов, инти­ми­за­ции изло­же­ния; во вто­ром — через фор­ми­ро­ва­ние иро­ни­че­ской тональ­но­сти, выра­же­ния пей­о­ра­тив­ной оцен­ки, исполь­зо­ва­ния язы­ко­вой игры. Созда­ние «сво­е­го» кру­га тоже пред­став­ле­но в этом тек­сте, но не напря­мую, как в пер­вом при­ме­ре, а через насмеш­ку над авто­ра­ми пред­став­лен­ных сти­хо­тво­ре­ний, кото­рую жур­на­лист и пред­ла­га­ет оце­нить чита­тель­ской аудитории.

Выбран­ные сред­ства фати­че­ской речи ста­но­вят­ся свое­об­раз­ным тек­сто­об­ра­зу­ю­щим фак­то­ром в пред­став­лен­ных для ана­ли­за мате­ри­а­лах, обес­пе­чи­вая кон­такт с чита­те­лем, посто­ян­ную под­держ­ку его вни­ма­ния и слу­жа сред­ства­ми свя­зи внут­ри тек­ста. Фати­че­ская речь созда­ёт тональ­ное един­ство тек­ста, обес­пе­чи­вая его цель­ность и связность.

© Кор­ни­ло­ва Н. А., 2015