Понедельник, 19 апреляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

СПЕЦИФИКА РЕГИОНАЛЬНОГО МЕДИАДИСКУРСА: ЛИНГВОАКСИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Пуб­ли­ка­ция под­го­тов­ле­на в рам­ках под­дер­жан­но­го РГНФ науч­но­го про­ек­та
№ 15–04-00216

Поста­нов­ка про­бле­мы. Пред­став­ля­ет­ся целе­со­об­раз­ным ком­плекс­ное осмыс­ле­ние фено­ме­на реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са на осно­ве вза­и­мо­дей­ствия под­хо­дов функ­ци­о­наль­ной сти­ли­сти­ки, дис­курс-ана­ли­за и аксио­ло­ги­че­ской линг­ви­сти­ки. в соот­вет­ствии с тра­ди­ци­я­ми оте­че­ствен­но­го кра­е­ве­де­ния край рас­смат­ри­ва­ет­ся как «носи­тель аксио­ло­ги­че­ско­го ядра», «спо­соб суще­ство­ва­ния смыс­ло­не­су­щей доми­нан­ты рос­сий­ско­го соци­у­ма — Роди­на» [Кисе­лев 2013: 252]. «В послед­ние два деся­ти­ле­тия в Рос­сии наблю­да­ет­ся оче­ред­ной рост инте­ре­са к исто­рии кра­ев и обла­стей, боль­ших и малых горо­дов, при этом актив­но идет пере­осмыс­ле­ние про­шло­го, поиск соб­ствен­ной реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти» [Гур­кин 2006: 3]. Отме­ча­ет­ся рез­кое повы­ше­ние частот­но­сти сло­ва реги­он в пуб­ли­ци­сти­ке: пока­за­те­ли частот­но­сти 1950–1960‑х, 1970–1980‑х и 1990–2000‑х годов соот­вет­ствен­но — 0,0, 12,5 и 290,5 [Ляшев­ская, Шаров 2009], что сви­де­тель­ству­ет о зна­чи­мо­сти кон­цеп­та «Реги­он» в медиа­дис­кур­се. Осмыс­ле­ние реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти явля­ет­ся важ­ным аксио­ло­ги­че­ским при­зна­ком реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са, нуж­да­ю­щим­ся в фило­ло­ги­че­ском изучении.

Выбор в каче­стве мате­ри­а­ла для иссле­до­ва­ния реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са город­ской газе­ты обу­слов­лен важ­ной ролью дан­но­го типа СМИ в систе­ме пери­о­ди­че­ской печа­ти [Воро­но­ва 2007: 61]. Дина­ми­че­ский под­ход к изу­че­нию отра­же­ния цен­ност­ной кар­ти­ны мира в медиа­дис­кур­се поз­во­ля­ет реа­ли­зо­вать опо­ра на хро­но­ло­ги­че­ский прин­цип в опи­са­нии мате­ри­а­ла, в свя­зи с чем мате­ри­а­лы город­ской газе­ты кон­ца XX в. были рас­смот­ре­ны в соот­вет­ствии с пери­о­ди­за­ци­ей пере­строй­ки В. В. Согри­на [Согрин 1992].

Исто­рия вопро­са. Фено­ме­ну реги­о­на посвя­ще­ны социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. Так, соглас­но харак­те­ри­сти­ке социо-лога Н. И. Лапи­на, «реги­он воз­ни­ка­ет на осно­ве этно­куль­тур­ной иден­тич­но­сти насе­ле­ния, засе­лив­ше­го дан­ную тер­ри­то­рию, суще­ству­ет и изме­ня­ет­ся в резуль­та­те дея­тель­но­сти его жите­лей, кото­рые скон­цен­три­ро­ва­ны в город­ских и сель­ских посе­ле­ни­ях, свя­за­ны эко­но­ми­че­ски­ми инте­ре­са­ми (раз­де­ле­ния тру­да, обме­на) и соци­аль­ной орга­ни­за­ци­ей (струк­ту­рой, инсти­ту­та­ми)» [Лапин 2006: 25]. Гео­граф М. П. Кры­лов под­чер­ки­ва­ет необ­хо­ди­мость ком­плекс­но­го под­хо­да к изу­че­нию реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти как соци­о­куль­тур­но­го фено­ме­на [Кры­лов 2010]. Осо­бое вни­ма­ние к про­бле­ме «Язык и реги­о­ны» в оте­че­ствен­ной линг­ви­сти­ке опре­де­ля­ет­ся гео­гра­фи­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми Рос­сии. Еще в рабо­те 1844 г. Ф. И. Бусла­ев гово­рил о необ­хо­ди­мо­сти зна­ком­ства с «фило­ло­ги­че­скою гео­гра­фи­ею» Рос­сии как важ­ной зада­че сти­ли­сти­ки [Бусла­ев 1992: 372]. Совре­мен­ная оте­че­ствен­ная линг­ви­сти­ка актив­но обра­ща­ет­ся к иссле­до­ва­нию реги­о­лек­тов [см.: Мишан­ки­на, Филь 2015].

Тео­ре­ти­че­ской базой для изу­че­ния реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са явля­ют­ся рабо­ты по типо­ло­гии СМИ и исто­рии сибир­ской жур­на­ли­сти­ки, авто­ры кото­рых стре­мят­ся опре­де­лить место город­ской газе­ты в соци­о­куль­тур­ном про­стран­стве (В. П. Андре­ев, А. Г. Борин, А. В. Вин­ний­чук, О. А. Воро­но­ва, С. И. Гольд­фарб, Н. В. Жиля­ко­ва, А. А. Кажи­кин, Л. С. Люби­мов, А. В. Пузы­нин, М. В. Шкон­дин и др.), кра­е­вед­че­ские иссле­до­ва­ния и социо­ло­ги­че­ские рабо­ты о реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти (П. В. Банда­ков, И. П. Баса­ла­е­ва (Рещи­ко­ва), М. В. Доро­фе­ев, Ю. А. Дроз­до­ва, А. В. Кисе­лев, П. Н. Поло­син и др.), рабо­ты, рас­кры­ва­ю­щие поня­тие «мемо­ри­аль­ная функ­ция», свя­зан­ное с харак­те­ри­сти­кой не толь­ко дея­тель­но­сти музея и биб­лио­те­ки, но и ком­му­ни­ка­тив­ной сущ­но­сти тек­ста [Вику­ло­ва 2008; Тику­но­ва 2006; Шве­цо­ва-Вод­ка 2009 и др.]. Поло­же­но нача­ло иссле­до­ва­нию линг­ви­сти­че­ских аспек­тов реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са [Костя­ши­на 2012; Купи­на 2016; Несте­ро­ва 2006; Орло­ва 2012; Пече­то­ва 2012; Чеп­ки­на 2016; Чере­па­но­ва 2007; Чер­ны­шо­ва 2009 и др.].

Спе­ци­фи­ка ком­му­ни­ка­тив­ной при­ро­ды реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са во вто­рой поло­вине XIX в. была отме­че­на Г. Н. Пота­ни­ным, кото­рый выде­лил осо­бый тип изда­ния — «идей­ная» област­ная газе­та, отли­ча­ю­ща­я­ся от спра­воч­но­го изда­ния: «Област­ная газе­та стре­мит­ся быть орга­ном интел­ли­ген­ции края, а не печат­ной справ­кой тор­го­вых кон­тор, она пред­став­ля­ет собой обще­ствен­ное явле­ние» [цит. по: Жиля­ко­ва 2011: 31]. Город­ская газе­та выде­ля­ет­ся в типо­ло­гии пери­о­ди­че­ской печа­ти по ауди­тор­но­му при­зна­ку и, соглас­но под­хо­ду М. В. Шкон­ди­на, вхо­дит в груп­пу изда­ний внут­ри­рос­сий­ских и меж­ду­на­род­ных общ­но­стей, суще­ству­ю­щую наря­ду с груп­пой обще­рос­сий­ских изда­ний [Шкон­дин 2007: 41–42]. О. А. Воро­но­ва гово­рит о важ­ной ком­му­ни­ка­тив­ной роли город­ской газе­ты в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве горо­да и при­во­дит под­твер­жда­ю­щие дан­ные опро­са рос­си­ян: «Тра­ди­ци­он­ная город­ская прес­са обыч­но зани­ма­ет проч­ные пози­ции в инфор­ма­ци­он­ной струк­ту­ре горо­да и в каче­стве глав­но­го постав­щи­ка мест­ной инфор­ма­ции поль­зу­ет­ся неиз­мен­ным чита­тель­ским спро­сом» [Воро­но­ва 2007: 61]. О. В. Орло­ва, изу­чая миро­мо­де­ли­ру­ю­щий потен­ци­ал меди­а­кон­цеп­та «Нефть» в рай­он­ной прес­се Том­ской обла­сти, под­чер­ки­ва­ет «гипер­тро­фи­ро­ван­ный фак­тор адре­са­та, осо­бую бли­зость с целе­вой ауди­то­ри­ей» [Орло­ва 2012: 43]. Пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым ком­плекс­ное осмыс­ле­ние реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са на осно­ве семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ско­го ана­ли­за город­ской газеты.

Мате­ри­ал ана­ли­за. Мате­ри­а­лом иссле­до­ва­ния явля­ют­ся тек­сты город­ской газе­ты «Куз­нец­кий рабо­чий» 1980–2014 гг. (URL: http://​www​.kuzrab​.ru). Газе­та изда­ет­ся с 1930 г. и поз­во­ля­ет судить о дина­ми­ке цен­ност­ной кар­ти­ны мира на про­тя­же­нии раз­лич­ных пери­о­дов исто­рии Рос­сии. Соглас­но дан­ным, при­во­ди­мым на офи­ци­аль­ном сай­те город­ской газе­ты «Куз­нец­кий рабо­чий», ее сред­ний тираж — око­ло 40 тыс. экзем­пля­ров (тогда как сред­ний тираж город­ских газет по стране — око­ло 30 тыс.); в декаб­ре 2007 г. «Куз­нец­кий рабо­чий» в пятый раз полу­чил приз Наци­о­наль­ной тираж­ной служ­бы «Тираж — рекорд года», в 2016 г. стал обла­да­те­лем зна­ка «Золо­той фонд прес­сы-2016» (наря­ду с 30 дру­ги­ми газе­та­ми и жур­на­ла­ми Рос­сии). По дан­ным инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ской систе­мы «Медиа­ло­гия» за 2011–2015 гг. «Куз­нец­кий рабо­чий» зани­ма­ет лиди­ру­ю­щие пози­ции сре­ди самых цити­ру­е­мых изда­ний Кеме­ров­ской обла­сти: воз­глав­ля­ет рей­тинг СМИ в 2011 и 2014 гг., воз­глав­ля­ет рей­тинг газет в 2013 и в 2015 гг. (URL: http://​www​.mlg​.ru/). Достой­ное поло­же­ние «Куз­нец­ко­го рабо­че­го» в медиа­про­стран­стве свя­за­но с хоро­шей жур­на­лист­ской шко­лой, с тра­ди­ци­я­ми изда­ния, на про­тя­же­нии мно­гих деся­ти­ле­тий явля­ю­ще­го­ся город­ской газе­той круп­но­го метал­лур­ги­че­ско­го цен­тра (сталь­но­го серд­ца Сиби­ри) и одно­вре­мен­но цен­тра юга Куз­бас­са (южной сто­ли­цы Куз­бас­са), кото­рое отсто­я­ло в 1990 г. ста­тус неза­ви­си­мой город­ской газе­ты и сохра­ни­ло его до насто­я­ще­го вре­ме­ни. Таким обра­зом, «Куз­нец­кий рабо­чий» выбран в каче­стве мате­ри­а­ла иссле­до­ва­ния как эта­лон город­ской газе­ты, кото­рый дает воз­мож­ность изу­чить важ­ные осо­бен­но­сти реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са в аксио­ло­ги­че­ском аспекте.

Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния. В про­цес­се ана­ли­за были выяв­ле­ны тек­сты с клю­че­вы­ми сло­ва­ми, экс­пли­ци­ру­ю­щи­ми веду­щую гипер­те­му и кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты изда­ния. Аксио­ло­ги­че­ски зна­чи­мые реги­о­наль­ные состав­ля­ю­щие, пред­став­лен­ные в город­ской газе­те, обо­зна­че­ны с помо­щью поня­тий «гипер­те­ма изда­ния» и «кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты». Соглас­но кон­цеп­ции тема­ти­че­ских про­грес­сий Ф. Дане­ша гипер­те­ма — «основ­ная тема тек­ста (фраг­мен­та тек­ста)», кото­рая «может быть экс­пли­цит­но назва­на гово­ря­щим, но так­же может быть сфор­му­ли­ро­ва­на на осно­ве част­ных опи­са­ний» [см.: Филип­пов 2003: 163]. Спе­ци­фи­ка инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства меди­а­тек­ста опре­де­ля­ет важ­ную роль гипер­тем, обла­да­ю­щих меж­тек­сто­вым ста­ту­сом. Тема реги­о­на явля­ет­ся веду­щей гипер­те­мой реги­о­наль­но­го изда­ния, име­ю­щей меж­тек­сто­вый ста­тус. В город­ской газе­те веду­щая гипер­те­ма с меж­тек­сто­вым ста­ту­сом — это тема горо­да. В кра­е­вед­че­ской кон­цеп­ции И. М. Грев­са изу­че­ние горо­да осмыс­ле­но как этап «роди­но­ве­де­ния» [см.: Лиха­чев 1991: 142]. Кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты — это фор­ми­ру­ю­щи­е­ся в реги­о­наль­ном медиа­дис­кур­се и свя­зан­ные с осо­зна­ни­ем и выра­же­ни­ем реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти темы, кото­рые вопло­ща­ют свое­об­ра­зие, коло­рит реги­о­на, горо­да, села и акту­а­ли­зи­ро­ва­ны систе­мой сти­ли­сти­че­ских средств и приемов.

При ана­ли­зе каж­до­го из ото­бран­ных по тема­ти­че­ско­му пара­мет­ру и нали­чию соот­вет­ству­ю­щих лек­си­че­ских репре­зен­тан­тов меди­а­тек­стов исполь­зо­вал­ся семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ский ана­лиз, кото­рый М. Н. Кожи­на харак­те­ри­зу­ет как основ­ной в сти­ли­сти­ке тек­ста [Кожи­на 1983: 22]. Вза­и­мо­связь линг­ви­сти­че­ских осо­бен­но­стей и экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров ком­му­ни­ка­ции выяв­ля­лась с опо­рой на такие мето­ды, как функ­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ский и дис­курс­ный ана­лиз [Дани­лев­ская 2003: 223].

В ходе ана­ли­за дина­ми­ки гипер­те­мы горо­да в аксио­ло­ги­че­ском аспек­те рас­смот­ре­ны семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти идео­ло­ге­мы город-сад (сплош­ной выбор­ке под­верг­лись тек­сты 1980–2014 гг., содер­жа­щие дан­ный мета­фо­ри­че­ский образ или отсыл­ку к сти­хо­тво­ре­нию В. В. Мая­ков­ско­го «Рас­сказ Хре­но­ва о Куз­нецкс­трое и о людях Куз­нец­ка»). Иссле­до­ва­ние дина­ми­ки кра­е­вед­че­ских доми­нант осно­ва­но на сплош­ной выбор­ке тек­стов 1980–2014 гг., свя­зан­ных с тема­ми «Ф. М. Досто­ев­ский в Куз­нец­ке», «Судь­ба шор­ско­го наро­да»; мате­ри­а­лы, пред­став­ля­ю­щие тему «Ново­куз­нецк метал­лур­ги­че­ский», под­вер­га­лись сплош­ной выбор­ке по заго­лов­кам пуб­ли­ка­ций 1980–2014 гг.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Пред­став­ляя реги­о­наль­ный медиа­дис­курс, «Куз­нец­кий рабо­чий» кон­ца XX — нача­ла XXI в. насле­ду­ет тра­ди­ции «идей­ных» област­ных газет, что про­яв­ля­ет­ся не толь­ко во вни­ма­нии к собы­ти­ям в реги­оне, но и в кон­цеп­ту­аль­ной осно­ве пода­чи информации.

Соглас­но резуль­та­там пред­при­ня­то­го иссле­до­ва­ния аксио­ло­ги­че­ская спе­ци­фи­ка реги­о­наль­но­го изда­ния опре­де­ля­ет­ся мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ской функ­ци­ей, кото­рую успеш­но реа­ли­зу­ет город­ская газе­та «Куз­нец­кий рабо­чий». Г. Н. Шве­цо­ва-Вод­ка, опи­ра­ясь на под­ход к доку­мен­ту и кни­ге П. Отле (1934), харак­те­ри­зу­ет мемо­ри­аль­ную функ­цию как одну из функ­ций доку­мен­та, при этом доку­мент тол­ку­ет­ся иссле­до­ва­те­лем мно­го­ас­пект­но, с выде­ле­ни­ем 8 зна­че­ний, сре­ди кото­рых «наи­бо­лее широ­кое», «охва­ты­ва­ю­щее осталь­ные» сле­ду­ю­щее: «Это любой мате­ри­аль­ный (суб­стан­ци­о­наль­ный) объ­ект, как искус­ствен­ный, так и при­род­ный, кото­рый может быть исполь­зо­ван для пере­да­чи инфор­ма­ции в обще­стве» [Шве­цо­ва-Вод­ка 2009: 19]. Мемо­ри­аль­ная функ­ция доку­мен­та свя­за­на с его назна­че­ни­ем в систе­ме соци­аль­ных ком­му­ни­ка­ций «быть „внеш­ней памя­тью“ чело­ве­ка и чело­ве­че­ства в целом» [Там же: 92].

Мемо­ри­аль­ная функ­ция соот­но­сит­ся преж­де все­го с дея­тель­но­стью музея и биб­лио-теки [Тику­но­ва 2006; Вику­ло­ва 2008 и др.], где она явля­ет­ся основ­ной и реа­ли­зу­ет­ся систем­но и скру­пу­лез­но. Мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ская функ­ция в реги­о­наль­ном медиа-дис­кур­се сопря­же­на с базо­вой для газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ско­го сти­ля функ­ци­ей соци­аль­ной оцен­ки. Реа­ли­зу­ет­ся мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ская функ­ция в город­ской газе­те через инфор­ми­ро­ва­ние и воз­дей­ствие, свя­за­на она с при­вле­че­ни­ем обще­ствен­но­сти к осо­зна­нию реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти, без кото­ро­го невоз­мож­но реше­ние сего­дняш­них про­блем реги­о­на и опре­де­ле­ние его буду­ще­го

Под вли­я­ни­ем мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ской функ­ции в реги­о­наль­ном медиа­дис­кур­се при сохра­не­нии клю­че­вой роли обще­ствен­ных иде­а­лов повы­ша­ет­ся зна­чи­мость такой фор­мы суще­ство­ва­ния цен­но­стей, как пред­мет­но вопло­щен­ные цен­но­сти, име­на кото­рых (раз­лич­ных при­род­ных объ­ек­тов, город­ских топо­сов, пред­ме­тов мате­ри­аль­ной и духов­ной куль­ту­ры) ста­но­вят­ся мар­ке­ра­ми реги­о­наль­ной иден­тич­но­сти [Леон­тьев 1996]. Сре­ди лек­си­че­ских репре­зен­тан­тов пред­мет­но вопло­щен­ных цен­но­стей важ­ная роль при­над­ле­жит име­нам соб­ствен­ным, созда­ю­щим в меди­а­текстах коло­рит оно­ма­сти­че­ско­го про­стран­ства горо­да и реги­о­на. Напри­мер, вер­баль­ны­ми зна­ка­ми пред­мет­но вопло­щен­ных цен­но­стей в город­ской газе­те «Куз­нец­кий рабо­чий» явля­ют­ся мно­го­чис­лен­ные эрго­ни­мы (Куз­нец­кий метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат, Запад­но-Сибир­ский метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат, Лите­ра­тур­но-мемо­ри­аль­ный музей Ф. М. Досто­ев­ско­го, Цен­траль­ная город­ская биб­лио­те­ка им. Н. В. Гого­ля и др.), раз­но­об­раз­ные годо­ни­мы и аго­ро­ни­мы (про­спект Метал­лур­гов, про­спект Энту­зи­а­стов, ули­ца Досто­ев­ско­го, пло­щадь Мая­ков­ско­го, Теат­раль­ная пло­щадь и др.), геме­ро­ним «Боль­ше­вист­ская сталь», эккле­зи­о­ним Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский собор, оро­ним Мус­таг (назва­ние свя­щен­ной шор­ской горы) и т. д. В репре­зен­та­ции пред­мет­но вопло­щен­ных цен­но­стей в реги­о­наль­ном медиа­дис­кур­се участ­ву­ют так­же ико­ни­че­ские эле­мен­ты кре­о­ли­зо­ван­ных текстов.

Успеш­ная реа­ли­за­ция мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ской функ­ции опре­де­ля­ет не толь­ко фор­ми­ро­ва­ние в город­ской газе­те «Куз­нец­кий рабо­чий» гипер­тек­сто­во­го цен­тра инфор­ма­ци­он­но-оце­ноч­но­го про­стран­ства — обра­за горо­да, кото­рый пред­став­лен в реги­о­наль­ных меди­а­текстах экс­пли­цит­но и импли­цит­но, но и фор­ми­ро­ва­ние кра­е­вед­че­ских доминант.

Кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты свя­за­ны с вли­я­ни­ем на спе­ци­фи­ку реги­о­наль­но­го медиа-дис­кур­са раз­лич­ных фак­то­ров, сре­ди кото­рых в каче­стве основ­но­го высту­па­ет фак­тор исто­ри­че­ский. Кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты город­ской газе­ты «Куз­нец­кий рабо­чий» соот­но­сят образ горо­да с исто­ри­ей его воз­ник­но­ве­ния, эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, бла­го­устрой­ства («Ново­куз­нецк метал­лур­ги­че­ский»), с обще­на­ци­о­наль­ным куль­тур­ным кон­тек­стом («Ф. М. Досто­ев­ский в Куз­нец­ке»), с этни­че­ским свое­об­ра­зи­ем реги­о­на («Судь­ба шор­ско­го наро­да»). Кра­е­вед­че­ские доми­нан­ты отра­жа­ют поли­те­ма­тич­ность инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства медиа­дис­кур­са и зада­ют несколь­ко направ­ле­ний цен­ност­но­го осмыс­ле­ния темы малой роди­ны, осно­вой кото­ро­го явля­ют­ся любовь и ува­же­ние к род­но­му краю, осо­зна­ние свя­зи насто­я­ще­го и буду­ще­го с исто­ри­ей, необ­хо­ди­мо­сти хра­нить тра­ди­ции, учи­ты­вать пре­ем­ствен­ность поколений.

Семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ские аспек­ты дина­ми­ки кра­е­вед­че­ских доми­нант про­яв­ля­ют­ся в раз­лич­ной сте­пе­ни, что опре­де­ля­ет­ся соот­не­сен­но­стью с цен­но­стя­ми надвре­мен­но­го харак­те­ра или же с цен­но­стя­ми, акту­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми в опре­де­лен­ный исто­ри­че­ский пери­од. Так, дина­ми­ка семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ско­го вопло­ще­ния кра­е­вед­че­ской доми­нан­ты «Судь­ба шор­ско­го наро­да» отра­жа­ет как цен­но­сти надвре­мен­но­го харак­те­ра, так и обще­ствен­но-поли­ти­че­ские про­цес­сы в стране и духов­ные иска­ния обще­ства в пери­од пере­строй­ки и 1990‑х годов, харак­те­ри­зу­ю­щий­ся идео­ло­ги­ей воз­рож­де­ния малых наро­дов. Основ­ные темы пер­вой поло­ви­ны 1980‑х годов — кра­си­вая при­ро­да, раз­ви­ва­ю­ща­я­ся про­мыш­лен­ность, инте­рес­ная исто­рия. Новая интер­пре­та­ция шор­ской темы впер­вые пред­став­ле­на в 1988 г. С это­го вре­ме­ни глав­ны­ми ста­но­вят­ся вопро­сы исто­рии и куль­ту­ры шор­ско­го наро­да в кон­тек­сте раз­мыш­ле­ний о сохра­не­нии наци­о­наль­ных тра­ди­ций и при­ро­ды Гор­ной Шории. В мате­ри­а­лах пер­вой поло­ви­ны 1980‑х годов с шор­ской темой сопря­же­на толь­ко одоб­ри­тель­ная оцен­ка, будь то кра­со­та и вели­чие при­ро­ды (эсте­ти­че­ская оцен­ка) или поль­за при­род­ных ресур­сов (ути­ли­тар­ная и теле­о­ло­ги­че­кая оцен­ка). В мате­ри­а­лах кон­ца 1980‑х годов ярко выра­же­на оце­ноч­ная про­грам­ма, преж­де все­го пей­о­ра­тив­ный полюс, свя­зан­ный с таки­ми тема­ми, как раз­ру­ше­ние куль­ту­ры, уни­что­же­ние при­ро­ды, напри­мер: Село это сей­час уже не суще­ству­ет, семьи пере­се­ле­ны, род Амзо­ро­вых и по сей день живёт под Мыс­ка­ми, а реки гор­но­го края «Сибир­ской Швей­ца­рии» тогда были ещё не замут­не­ны, вода в них была кри­сталь­но чистой. В деревне шор­цы зимой охот­ни­ча­ли, ухо­ди­ли на неде­лю, две, три и более в тай­гу и воз­вра­ща­лись с бога­той добы­чей, летом — шиш­ко­ва­ли. Тай­га кор­ми­ла их, оде­ва­ла и обу­ва­ла (Т. Михай­ло­ва. 1991. 2 февр.). Мели­о­ра­тив­ная же оцен­ка отра­жа­ет тему спа­се­ния, воз­рож­де­ния и при­об­ре­та­ет эти­че­ский харак­тер, хотя теле­о­ло­ги­че­ское и эсте­ти­че­ское нача­ла сохра­ня­ют­ся. Так, смыс­ло­вые акцен­ты поз­во­ля­ет рас­ста­вить при­ем эти­мо­ло­ги­за­ции: «Тазы-хан» с шор­ско­го пере­во­дит­ся как «воз­рож­де­ние». По древ­не­му пре­да­нию, Тазы­хан — мать Уль­ге­на, пра­ви­те­ля доб­рых духов. Покро­ви­тель­ни­ца цен­тру выбра­на не слу­чай­но. Руко­во­ди­тель­ни­ца этно­гра­фи­че­ско­го объ­еди­не­ния Татья­на Туде­ге­ше­ва наде­ет­ся, что «Тазы­хан» воз­ро­дит шор­скую куль­ту­ру, а в рабо­те помо­гут доб­рые духи (И. Кол­па­ко­ва 2001. 17 ноября).

В рас­смот­рен­ных мате­ри­а­лах город­ской газе­ты «Куз­нец­кий рабо­чий», нача­ла XXI в. акцент сде­лан на духов­ной куль­ту­ре шор­ско­го наро­да — фольк­ло­ре и твор­че­стве совре­мен­ных авто­ров. Мате­ри­а­лы, посвя­щен­ные имен­но это­му аспек­ту шор­ской темы, состав­ля­ют основ­ную часть пуб­ли­ка­ций. В целом в инфор­ма­ци­он­но-оце­ноч­ном про­стран­стве газет­ных мате­ри­а­лов нача­ла XXI в. о Гор­ной Шории акту­а­ли­зи­ру­ют­ся два глав­ных оце­ноч­ных полю­са: мели­о­ра­тив­ный, свя­зан­ный с темой сохра­не­ния и раз­ви­тия куль­тур­ных тра­ди­ций, и пей­о­ра­тив­ный, соот­не­сен­ный с темой куль­тур­но­го бес­па­мят­ства. Одна­ко газет­ные пуб­ли­ка­ции в нача­ле века теря­ют свой «набат­ный» харак­тер, и сло­во воз­рож­де­ние, являв­ше­е­ся клю­че­вым в кон­це 1980‑х и в 1990‑х годах, утра­чи­ва­ет веду­щую роль в газе­те пер­во­го деся­ти­ле­тия XXI в.

Наря­ду со сло­вом воз­рож­де­ние в вопло­ще­нии темы сохра­не­ния шор­ской куль­ту­ры важ­ны сло­ва, частот­ность кото­рых в газет­ной пуб­ли­ци­сти­ке повы­ша­ет­ся в 1990–2000‑е годы: лек­си­че­ские репре­зен­тан­ты духов­ной жиз­ни обще­ства (куль­ту­ра, язык, имя, само­со­зна­ние, сохра­не­ние, тра­ди­ции), внут­рен­ней наци­о­наль­ной поли­ти­ки госу­дар­ства (авто­но­мия, корен­ной, мало­чис­лен­ный, наци­о­наль­ный); экс­пли­ка­то­ром веду­щей гипер­те­мы и всех рас­смот­рен­ных кра­е­вед­че­ских доми­нант явля­ет­ся эпи­тет циви­ли­зо­ван­ный, сви­де­тель­ству­ю­щий об ори­ен­та­ции на обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти и дости­же­ния миро­вой культуры.

Выво­ды. Реги­о­наль­ный медиа­дис­курс пред­став­ля­ет осо­бую раз­но­вид­ность медиа­дис­кур­са, семан­ти­ко-сти­ли­сти­че­ская спе­ци­фи­ка кото­рой обу­слов­ле­на ком­плек­сом экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров: исто­ри­че­ских, гео­гра­фи­че­ских, этни­че­ских, эко­но­ми­че­ских, адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ных. Линг­во­ак­сио­ло­ги­че­ское свое­об­ра­зие реги­о­наль­но­го медиа­дис­кур­са осно­ва­но на вза­и­мо­дей­ствии двух состав­ля­ю­щих его аксио­сфе­ры — над­ре­ги­о­наль­ной и соб­ствен­но региональной.

Вза­и­мо­дей­ствие мемо­ри­аль­но-кра­е­вед­че­ской функ­ции с основ­ны­ми функ­ци­я­ми газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ско­го тек­ста (инфор­ми­ро­ва­ния, воз­дей­ствия, соци­аль­ной оцен­ки) опре­де­ля­ет аксио­ло­ги­че­ское свое­об­ра­зие реги­о­наль­но­го изда­ния, фор­ми­ру­ет его место в соци­о­куль­тур­ном про­стран­стве реги­о­на и страны.

© Пуш­ка­ре­ва И. А., 2017