Вторник, 23 апреляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Семантическая организация кликбейт-заголовков и показатели активности интернет-пользователей

Рабо­та выпол­не­на в рам­ках госу­дар­ствен­но­го зада­ния Мини­стер­ства нау­ки и выс­ше­го обра­зо­ва­ния Рос­сий­ской Феде­ра­ции (про­ект FSNF-2020–0023)

The work was carried out within the state task of the Ministry of Science and Higher Education of the Russian Federation (project no. FSNF-2020–0023)

Постановка проблемы

Клик­бейт-заго­лов­ки в совре­мен­ном циф­ро­вом про­стран­стве дав­но ста­ли важ­ным ком­по­нен­том меди­а­ком­му­ни­ка­ции, зани­ма­ю­щим само­сто­я­тель­ное место в ее струк­ту­ре. Клик­бейт не про­сто сооб­ще­ние, кото­рое при­вле­ка­ет вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей и несет инфор­ма­цию, часто толь­ко опо­сре­до­ван­но свя­зан­ную с оза­глав­лен­ной ста­тьей. В совре­мен­ной медиа­ре­аль­но­сти клик­бейт-заго­ло­вок — это сооб­ще­ние, парал­лель­ное основ­но­му тек­сту по целе­по­ла­га­нию. Мож­но ска­зать, посте­пен­но нали­чие тако­го сооб­ще­ния ста­но­вит­ся обя­за­тель­ным в меди­а­ком­му­ни­ка­ци­ях раз­ных типов.

Самой важ­ной целью клик­бей­та явля­ет­ся вовле­че­ние адре­са­та в мно­го­этап­ную ком­му­ни­ка­цию таким обра­зом, что­бы вызван­ной энер­гии вни­ма­ния хва­ти­ло сна­ча­ла для чте­ния заго­ло­воч­но­го ком­плек­са, потом — оза­глав­лен­но­го текста.

Дан­ная целе­уста­нов­ка в клик­бей­те сосу­ще­ству­ет с целью оза­глав­лен­но­го мате­ри­а­ла, она все­гда при­сут­ству­ет одно­вре­мен­но с ней, если рас­смат­ри­вать заго­ло­вок тра­ди­ци­он­но как часть тек­ста. В этом слу­чае успеш­ность в дости­же­нии соб­ствен­ной цели клик­бей­та воз­вра­ща­ет­ся в виде реак­ции оправ­дан­но­го или обма­ну­то­го ожи­да­ния чита­те­ля — обрат­ная связь в виде ком­мен­та­ри­ев поль­зо­ва­те­лей, посвя­щен­ных не столь­ко ста­тье, сколь­ко заголовку.

Но нали­чие соб­ствен­ной целе­уста­нов­ки сооб­ща­ет клик­бейт-заго­лов­ку чер­ты само­сто­я­тель­но­го тек­ста, что отра­жа­ет­ся даже на осо­бен­но­стях лек­си­ко-семан­ти­че­ской, струк­тур­ной, сти­ли­сти­че­ской орга­ни­за­ции. В клик­бей­те кон­стру­и­ру­ет­ся исто­рия, ори­ен­ти­ро­ван­ная на про­дол­же­ние в дру­гих клик­бей­тах, свя­зан­ных с этой темой.

«Парал­лель­ное» клик­бейт-сооб­ще­ние ста­но­вит­ся обя­за­тель­ным, пото­му что в совре­мен­ной меди­а­ком­му­ни­ка­ции уже нель­зя гово­рить о целе­вой ауди­то­рии как посто­ян­ном ком­му­ни­ка­тив­ном ори­ен­ти­ре с каким-то набо­ром харак­те­ри­стик, обу­слов­лен­ным тер­ри­то­ри­аль­ны­ми, соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ски­ми пара­мет­ра­ми. В циф­ро­вой реаль­но­сти ауди­то­рия фор­ми­ру­ет­ся на осно­ва­нии доста­точ­но силь­но­го обще­го инте­ре­са к какой-либо про­бле­ме, теме, при­вле­ка­ю­щим вни­ма­ние неко­ей груп­пы людей — вне зави­си­мо­сти от их посто­ян­ных офлайн-при­зна­ков. Поэто­му в усло­ви­ях явно­го пере­из­быт­ка инфор­ма­ции в интер­нет-сре­де спе­ци­аль­ное сооб­ще­ние-триг­гер, коим и явля­ет­ся клик­бейт-заго­ло­вок, — важ­ная состав­ля­ю­щая меди­а­ком­му­ни­ка­ции, став­шая обя­за­тель­ной для под­дер­жа­ния конкурентоспособности.

Как бы ни транс­фор­ми­ро­ва­лась тема ста­тьи в клик­бейт-заго­лов­ке, как бы ни воз­му­ща­ли поль­зо­ва­те­лей слу­чаи кар­ди­наль­ной сме­ны ракур­са опи­сы­ва­е­мо­го в ста­тье собы­тия, пред­ва­ря­ю­щий заго­ло­воч­ный ком­плекс стал необ­хо­ди­мой частью орга­ни­за­ции медиа­про­стран­ства, ожи­да­е­мой ауди­то­ри­ей и вос­при­ни­ма­е­мой в каче­стве ориентира.

С оза­глав­лен­ной ста­тьей клик­бейт име­ет преж­де все­го ассо­ци­а­тив­но-интер­пре­та­ци­он­ную связь. При­е­мы, с помо­щью кото­рых эта связь осу­ществ­ля­ет­ся, обу­слов­ли­ва­ют про­буж­де­ние любо­пыт­ства ауди­то­рии массмедиа.

История вопроса

Одно из основ­ных направ­ле­ний иссле­до­ва­ния клик­бейт-заго­лов­ков напря­мую свя­за­но с изу­че­ни­ем спо­со­бов при­вле­че­ния вни­ма­ния ауди­то­рии: уче­ных инте­ре­су­ет, какие фак­то­ры побуж­да­ют интер­нет-поль­зо­ва­те­лей «клик­нуть» ту или иную ссылку.

Вни­ма­ние ауди­то­рии в совре­мен­ном медиа­про­стран­стве, как отме­ча­ет М. Мил­ли­лах­ти, явля­ет­ся одно­вре­мен­но: 1) това­ром и пред­ме­том потреб­ле­ния для субъ­ек­тов меди­а­ком­му­ни­ка­ции, осо­бен­но в онлайн-жур­на­ли­сти­ке; 2) еди­ни­цей изме­ре­ния попу­ляр­но­сти, выра­жен­ной пока­за­те­лем CTR — click-through rate, — свое­об­раз­ным рей­тин­гом эффек­тив­но­сти, опре­де­ля­е­мым коли­че­ством «кли­ков»; 3) источ­ни­ком дохо­да, моне­ти­за­ции, осо­бен­но в онлайн-рекла­ме [Myllylahti 2020].

Наи­бо­лее глу­бо­ко изу­че­ны дан­ные вопро­сы на при­ме­ре реклам­ных ста­тей, бан­не­ров и т. д. [Rosenkrans 2010; Sokolik, Magee, Ivory 2014; Wu et al. 2018; Collier, Kim, Jomini Stroud 2020; Namin, Hamilton, Rohm 2020].

Когда речь идет о новост­ном кон­тен­те, преж­де все­го сопо­став­ля­ют­ся при­е­мы, с помо­щью кото­рых акти­ви­зи­ру­ет­ся вни­ма­ние онлайн-ауди­то­рии в тра­ди­ци­он­ных заго­лов­ках и в клик­бей­тах. Заго­лов­ки, постро­ен­ные в соот­вет­ствии с клас­си­че­ски­ми прин­ци­па­ми рито­ри­ки, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, репре­зен­ти­ру­ют клю­че­вые момен­ты ста­тьи, а в клик­бейт-заго­лов­ках под­чер­ки­ва­ют­ся вто­ро­сте­пен­ные дета­ли, ори­ен­ти­ро­ван­ные на «пси­хо­ло­гию любо­пыт­ства» [Слад­ке­вич 2019: 357], вызы­ва­ю­щие инте­рес ауди­то­рии, но мало­зна­ча­щие для пони­ма­ния оза­глав­лен­но­го тек­ста [Воль­ская 2018; Гав­ри­ко­ва 2018; Vultee et al. 2022].

Более эффек­тив­ны­ми с точ­ки зре­ния при­вле­че­ния чита­тель­ско­го инте­ре­са, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, явля­ют­ся ори­ги­наль­ные заго­лов­ки, сфор­му­ли­ро­ван­ные нестан­дарт­но (кре­а­тив­но). При этом такие важ­ные для жур­на­ли­сти­ки нор­мы постро­е­ния загла­вий, как крат­кость, ясность, инфор­ма­тив­ность для ауди­то­рии ока­зы­ва­ют­ся вто­ро­сте­пен­ны или абсо­лют­но не важ­ны. Дан­ная осо­бен­ность чита­тель­ских при­стра­стий была отме­че­на еще до появ­ле­ния тер­ми­на «клик­бейт», кото­рый вошел в упо­треб­ле­ние в 1999 г.1 [Ifantidou 2009].

Наи­бо­лее зна­чи­мым фак­тор нестан­дарт­но­сти ока­зы­ва­ет­ся в ком­мер­че­ских изда­ни­ях, кото­рые посвя­ще­ны раз­вле­че­ни­ям и свет­ской хро­ни­ке, сосре­до­то­че­ны на сен­са­ци­ях и лич­ной жиз­ни извест­ных людей (soft news) [Blom, Hansen 2015; Tenenboim, Cohen 2013]. Выде­ля­ют­ся спе­ци­фи­че­ские «меха­низ­мы пода­чи “кли­ка­бель­но­го” кон­тен­та», вызы­ва­ю­щие обще­ствен­ный резо­нанс: дез­ин­фор­ма­ция с целью про­лон­га­ции ком­му­ни­ка­тив­но­го кон­так­та; сме­ще­ние смыс­ло­вых акцен­тов в заго­лов­ках; «откры­тия»; ссыл­ки на авто­ри­те­ты; видо­из­ме­не­ние цитат; сле­до­ва­ние доми­ни­ру­ю­щим идео­ло­ги­че­ским импе­ра­ти­вам [Слад­ке­вич 2019: 359–362].

Во мно­гих иссле­до­ва­тель­ских рабо­тах рас­смат­ри­ва­ют­ся спе­ци­фи­че­ские сти­ли­сти­че­ские при­е­мы, обра­ща­ю­щие на себя вни­ма­ние целе­вой ауди­то­рии более, чем дру­гие. Одна­ко какие бы сред­ства выра­зи­тель­но­сти ни были ука­за­ны уче­ны­ми в каче­стве эффек­тив­ных: ката­фо­ра [Blom, Hansen 2015]; корот­кие сло­ва (не более семи сим­во­лов); лич­ные и при­тя­жа­тель­ные место­име­ния; «сиг­наль­ные» сло­ва (временны́е мар­ке­ры и т. п.); сло­ва с нега­тив­ной кон­но­та­ци­ей [Kuiken et al. 2017]; вопро­си­тель­ные кон­струк­ции с нали­чи­ем обра­ще­ния к потен­ци­аль­но­му потре­би­те­лю посред­ством место­име­ния 2‑го лица ед. и мн. ч. [Lai, Farbrot 2014] и пр. — авто­ры работ под­чер­ки­ва­ют, что нали­чие ука­зан­ных при­е­мов в клик­бей­те не дает осно­ва­ний про­гно­зи­ро­вать высо­кий рей­тинг статьи.

Вто­рое направ­ле­ние изу­че­ния клик­бейт-заго­лов­ков свя­за­но с осо­бен­но­стя­ми их функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в новост­ных робо­тах (news bots) — авто­ма­ти­зи­ро­ван­ных акка­ун­тах в соци­аль­ных интер­нет-сер­ви­сах [Lokot, Diakopoulos 2015] и новост­ных агре­га­то­рах, про­грам­мах, ска­ни­ру­ю­щих в авто­ма­ти­че­ском режи­ме новост­ные сай­ты и соби­ра­ю­щих удоб­ный дай­джест из еже­днев­но­го новост­но­го потока.

Самые извест­ные зару­беж­ные новост­ные агре­га­то­ры — это Google News, Drudge Report, Huffington Post; в Рос­сии это «Яндекс.Новости» и СМИ2.

Несмот­ря на то что новост­ные агре­га­то­ры, по сути, отби­ра­ют чита­тель­ский тра­фик у непо­сред­ствен­но­го создателя/владельца новост­но­го кон­тен­та [Anderson 2013], они ста­ли неотъ­ем­ле­мой частью циф­ро­вой эко­си­сте­мы и, соот­вет­ствен­но, объ­ек­том науч­но­го исследования.

Преж­де все­го пред­ме­том изу­че­ния опять ста­но­вят­ся при­е­мы, с помо­щью кото­рых созда­ют­ся клик­бей­ты в новост­ных агре­га­то­рах. Так, напри­мер, иссле­до­ва­те­ли из Швей­ца­рии, США и Вели­ко­бри­та­нии [Dellarocas et al. 2015] обна­ру­жи­ли суще­ство­ва­ние пря­мой зави­си­мо­сти меж­ду дли­ной анно­та­ции или клю­че­во­го фраг­мен­та из ста­тьи и веро­ят­но­стью пере­хо­да по ссыл­ке: выби­рая из несколь­ких ста­тей одной тема­ти­ки, чита­тель с боль­шей веро­ят­но­стью «клик­нет» заго­ло­вок с более длин­ной аннотацией.

Инте­рес­но то, что с новост­ны­ми агре­га­то­ра­ми иссле­до­ва­те­ли свя­зы­ва­ют про­бле­му сни­же­ния уров­ня дове­рия к раз­ме­щен­ным мате­ри­а­лам. По мне­нию Л. Моли­нье и М. Код­динг­то­на, ори­ги­наль­ные ста­тьи поль­зу­ют­ся бо́льшим дове­ри­ем поль­зо­ва­те­лей [Molyneux, Coddington 2020]. Дис­кре­ди­ти­ро­вать новост­ные агре­га­то­ры могут раз­ные фак­то­ры — от низ­ко­го каче­ства кон­тен­та [Coddington 2018] до нали­чия грам­ма­ти­че­ских оши­бок в заго­ло­воч­ных ком­плек­сах и/или раз­ме­щен­ных ста­тьях [Appelman, Schmierbach 2017].

Но вме­сте с тем новост­ные агре­га­то­ры явля­ют­ся таким инфор­ма­ци­он­ным про­стран­ством, в кото­ром не толь­ко при­сут­ству­ет воз­мож­ность широ­ко­го выбо­ра раз­но­об­раз­но­го мате­ри­а­ла из наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ных поль­зо­ва­те­ля­ми источ­ни­ков, на этих ресур­сах осу­ществ­ля­ет­ся ана­лиз кон­тен­та, его тема­ти­че­ская сег­мен­та­ция и руб­ри­ка­ция (см., напри­мер, рабо­ту [Dellarocas et al. 2015] о швей­цар­ском новост­ном агре­га­то­ре Newscron, кото­рый с помо­щью семан­ти­че­ско­го ана­ли­за­то­ра рас­пре­де­ля­ет собран­ные пуб­ли­ка­ции по девя­ти кате­го­ри­ям: меж­ду­на­род­ные или мест­ные ново­сти, дело­вая сфе­ра, тех­но­ло­гии, авто­транс­порт, раз­вле­че­ния, свет­ские ново­сти, спорт, культура).

Новост­ные агре­га­то­ры в силу того, что в них кон­цен­три­ру­ет­ся боль­шой объ­ем инфор­ма­ции, орга­ни­зу­ют кон­тент в соот­вет­ствии с чита­тель­ски­ми при­стра­сти­я­ми, застав­ля­ю­щи­ми перей­ти по ссыл­ке. Имен­но иссле­до­ва­ния боль­ших мас­си­вов дан­ных из новост­ных агре­га­то­ров демон­стри­ру­ют тот факт, что клик­бейт не явля­ет­ся носи­те­лем «прав­ды» о сооб­ще­нии в оза­глав­лен­ной статье.

Неод­но­крат­но в иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре под­чер­ки­ва­лось, что удер­жи­ва­ю­щий вни­ма­ние чита­те­ля клик­бейт-заго­ло­вок так­же удо­вле­тво­ря­ет име­ю­щи­е­ся ком­му­ни­ка­тив­ные запро­сы [Гри­ша­е­ва 2015: 185], транс­ли­ру­ет пред­по­чи­та­е­мые вари­ан­ты пове­ден­че­ских моде­лей [Нико­ла­е­ва 2017], «“кар­ти­на мира” чита­те­ля интер­не­та созда­ет­ся имен­но по заго­лов­кам, в силу века ско­ро­стей и пере­гру­жен­но­сти инфор­ма­ци­ей его созна­ния» [Кази­мя­нец 2018: 273]. Так, клик­бейт репре­зен­ти­ру­ет темы, смыс­лы, вызы­ва­ю­щие инте­рес, резо­нанс в обще­стве, ука­зы­ва­ет на триг­ге­ры медиасознания.

Зако­но­мер­но, что в послед­нее вре­мя нача­ли появ­лять­ся рабо­ты, в кото­рых иссле­ду­ют­ся воз­мож­но­сти клик­бейт-заго­лов­ков для реше­ния задач, свя­зан­ных с мани­пу­ли­ро­ва­ни­ем мас­со­вым созна­ни­ем в поли­ти­че­ских целях (про­па­ган­да, дез­ин­фор­ма­ция, рас­про­стра­не­ние слу­хов) [Слад­ке­вич 2019; Чаны­ше­ва 2016; Lu, Pan 2020; Krafft, Donovan 2020].

Осо­бен­но часто дан­ный ракурс изу­че­ния ста­но­вит­ся актуа­лен при рас­смот­ре­нии функ­ци­о­ни­ро­ва­ния клик­бейт-заго­лов­ков в соци­аль­ных интер­нет-сер­ви­сах — глав­ным обра­зом Facebook*, Twitter, Reddit, а так­же на наци­о­наль­ных соци­аль­ных платформах.

Про­стран­ство соц­се­тей дает воз­мож­ность про­ана­ли­зи­ро­вать зако­но­мер­но­сти воз­ник­но­ве­ния дове­ри­тель­но­го отно­ше­ния к инфор­ма­ции, так как кон­тент, выби­ра­е­мый поль­зо­ва­те­ля­ми, в дан­ном слу­чае про­хо­дит несколь­ко филь­тров. Напри­мер, в Facebook* суще­ству­ет двух­уров­не­вый фильтр: на пер­вом уровне соц­сеть реко­мен­ду­ет новост­ную лен­ту, состав­лен­ную на осно­ве инди­ви­ду­аль­ных пред­по­чте­ний поль­зо­ва­те­ля (напри­мер, инте­рес к поли­ти­ке); вто­рой уро­вень опре­де­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ным выбо­ром поль­зо­ва­те­лем опре­де­лен­ной ново­сти (т. е. «кли­ком»). При этом важ­ную роль игра­ют нали­чие «лай­ков» у ста­тьи и реко­мен­да­ции «дру­зей» [Ohme, Mothes 2020]. По все­об­ще­му при­зна­нию уче­ных, воз­ник­но­ве­ние дове­рия у чита­те­лей под­чи­ня­ет­ся моде­ли инфор­ма­ци­он­но­го кас­ка­да, т. е. про­шед­ший ука­зан­ные филь­тры мате­ри­ал начи­на­ет про­смат­ри­вать боль­шее коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей, сра­ба­ты­ва­ет эффект кас­ка­да дове­рия [Munger 2019; Wagner, Boczkowski 2019; Ohme, Mothes 2020]. Одна­ко соот­вет­ству­ю­щи­ми дан­ным кри­те­ри­ям ока­зы­ва­ют­ся не более 4 % ста­тей, пред­став­лен­ных в соц­се­тях [Ohme Mothes 2020]. Поэто­му мы счи­та­ем, что, если речь идет о клик­бейт-заго­лов­ке как само­сто­я­тель­ном сооб­ще­нии, парал­лель­ном оза­глав­лен­ной ста­тье, вызы­ва­ет инте­рес тот факт, что он начи­на­ет пол­но­стью, на семан­ти­че­ском, лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ском, ком­по­зи­ци­он­ном уров­нях, под­чи­нять­ся сво­ей глав­ной цели — акти­ви­за­ции инте­ре­са ауди­то­рии. Важ­но так­же, что клик­бейт-сооб­ще­ние, пре­вра­тив­шись в само­сто­я­тель­ную струк­тур­ную состав­ля­ю­щую совре­мен­ной меди­а­ком­му­ни­ка­ции, теря­ет при­чин­но­след­ствен­ные свя­зи с интен­ци­ей досто­вер­но­сти, при­сут­ству­ю­щей в самой ста­тье, с точ­но­стью изло­же­ния инфор­ма­ции и дру­ги­ми тре­бо­ва­ни­я­ми к тра­ди­ци­он­ной жур­на­ли­сти­ке. Допол­ни­тель­ное клик­бейт-сооб­ще­ние, став­шее обя­за­тель­ным в новост­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, при­об­ре­та­ет само­сто­я­тель­ность как репре­зен­тант основ­ных миро­воз­зрен­че­ских уста­но­вок аудитории.

Боль­шая выбор­ка клик­бей­тов, взя­тая без­от­но­си­тель­но к поли­ти­ке интер­не­т­из­да­ний, спо­соб­на пере­дать основ­ные акту­аль­ные для поль­зо­ва­те­лей сети направ­ле­ния интересов.

Целью нашей ста­тьи явля­ет­ся демон­стра­ция мето­да семан­ти­че­ско­го ана­ли­за клик­бей­тов, пред­став­лен­ная в виде иссле­до­ва­тель­ско­го кей­са. Коли­че­ствен­ным под­твер­жде­ни­ем или опро­вер­же­ни­ем акту­аль­но­сти такой репре­зен­та­ции для ауди­то­рии мож­но счи­тать пока­за­те­ли CTR, отра­жа­ю­щие актив­ную заин­те­ре­со­ван­ность интернет-пользователей.

Описание методики исследования

Учи­ты­вать актив­ную пози­цию чита­те­ля интер­нет-ново­стей мы будем имен­но с помо­щью оцен­ки индек­са CTR. Часто дан­ный пока­за­тель свя­зы­ва­ют с рекла­мой, но в силу того, что CTR мож­но высчи­тать в любом слу­чае, если есть гипер­тек­сто­вая ссыл­ка, доступ­на инфор­ма­ция о пока­зах ее интер­нет-юзе­рам и «кли­ках» на нее, то дан­ный пара­метр явля­ет­ся объ­ек­тив­ным пока­за­те­лем для оцен­ки мас­си­ва новост­ных заго­лов­ков с точ­ки зре­ния поль­зо­ва­тель­ской актив­но­сти и заинтересованности.

Дан­ные — заго­лов­ки с пока­за­те­ля­ми CTR — были предо­став­ле­ны новост­ным агре­га­то­ром СМИ22. Это один из круп­ней­ших кон­тент-агре­га­то­ров СМИ в Рос­сии (по вер­сии LiveInternet, вхо­дит в топ-10 самых попу­ляр­ных интер­нет-пло­ща­док, месяч­ная ауди­то­рия СМИ2 состав­ля­ет 11–15 млн уни­каль­ных посе­ти­те­лей). Парт­не­ра­ми ком­па­нии явля­ют­ся основ­ные феде­раль­ные СМИ с рос­сий­ской аффи­ли­а­ци­ей, име­ю­щие в том чис­ле реги­о­наль­ные пред­ста­ви­тель­ства. Мате­ри­а­лом послу­жи­ли 4900 заго­лов­ков ново­стей рос­сий­ских СМИ, взя­тых за один месяц — май 2019 г.

Фраг­мент таб­ли­цы, в кото­рую были оформ­ле­ны дан­ные, пока­зан на рис. 1.

Рис. 1. Новост­ные заго­лов­ки с пока­за­те­ля­ми коли­че­ства пока­зов, кли­ка­бель­но­сти и коэф­фи­ци­ен­та CTR (фраг­мент)

Мате­ри­ал обра­ба­ты­вал­ся мето­дом частот­но­го и поле­во­го ана­ли­за заго­лов­ков. Про­це­ду­ра осу­ществ­ля­лась в инфор­ма­ци­он­ной систе­ме (ИС) «Семо­граф»3, пред­на­зна­чен­ной для иссле­до­ва­ния тек­сто­вых дан­ных, созда­ния кор­пу­сов, про­ве­де­ния пси­хо­линг­ви­сти­че­ских, социо­линг­ви­сти­че­ских и тому подоб­ных экс­пе­ри­мен­тов и интер­пре­та­ции их резуль­та­тов, созда­ния клас­си­фи­ка­то­ров и теза­у­ру­сов пред­мет­ных обла­стей, постро­е­ния моде­лей и для реше­ния дру­гих задач, воз­ни­ка­ю­щих в ходе изу­че­ния тек­сто­во­го кон­тен­та [Belousov et al. 2017].

Рабо­та с мате­ри­а­лом в ИС «Семо­граф» про­во­ди­лась в несколь­ко эта­пов. На пер­вом эта­пе гене­ри­ро­вал­ся спи­сок слов с пока­за­те­ля­ми встре­ча­е­мо­сти их в кор­пу­се. В «сло­ва» объ­еди­ня­лись зна­ки, име­ю­щие одну фор­му (озна­ча­ю­щее), кото­рая может соот­но­сить­ся с раз­ны­ми означаемыми.

На вто­ром эта­пе после гене­ра­ции частот­но­го спис­ка слов в ИС «Семо­граф» созда­ва­лись лек­се­мы из отдель­ных реа­ли­зо­ван­ных в кон­текстах зна­че­ний. Про­ве­де­ние частот­но­го ана­ли­за тек­стов и тек­сто­вых кор­пу­сов долж­но осу­ществ­лять­ся на осно­ве под­сче­та встре­ча­е­мо­сти не столь­ко отдель­ных слов, сколь­ко их зна­че­ний, реа­ли­зо­ван­ных в кон­крет­ных контекстах.

В ИС «Семо­граф» отли­чия в реа­ли­зо­ван­ных зна­че­ни­ях пере­да­ют­ся на уровне лек­сем. «Лек­се­ма» исполь­зу­ет­ся как спо­соб пер­вич­ной груп­пи­ров­ки зна­ков, реа­ли­зу­ю­щих пучок схо­жих зна­че­ний. При таком под­хо­де в каче­стве лек­се­мы может рас­смат­ри­вать­ся не толь­ко сло­вес­ный знак в сово­куп­но­сти сво­их форм (сло­во­форм), но и знак, объ­еди­ня­ю­щий одно­ко­рен­ные сло­ва со зна­че­ни­я­ми, отли­ча­ю­щи­ми­ся кате­го­ри­аль­ной семан­ти­кой. Напри­мер, на рис. 2 лек­се­ма «ком­мен­ти­ро­вать» вклю­ча­ет суще­стви­тель­ные «ком­мен­та­рий», «ком­мен­та­ри­ем» и гла­го­лы «про­ком­мен­ти­ро­вал», «про­ком­мен­ти­ро­ва­ла», «про­ком­мен­ти­ро­ва­ли».

Рис. 2. Окно ИС «Семо­граф» с дан­ны­ми для классификации

На тре­тьем эта­пе осу­ществ­ля­лась груп­пи­ров­ка создан­ных лек­сем в семан­ти­че­ские поля, объ­еди­нен­ные инте­граль­ным семан­ти­че­ским признаком.

Из раз­но­об­ра­зия интер­пре­та­ций поня­тия семан­ти­че­ско­го поля, рас­про­стра­нен­ных в линг­ви­сти­ке, мы счи­та­ем, что целе­со­об­раз­нее опи­рать­ся на под­ход Ю. Д. Апре­ся­на, писав­ше­го: «Семан­ти­че­ское поле обра­зу­ет­ся мно­же­ством зна­че­ний, кото­рые име­ют хотя бы один общий семан­ти­че­ский ком­по­нент» [Апре­сян 1995: 251]. Утвер­жде­ние уче­но­го о том, что бинар­ные и дру­гие осно­ван­ные на так­со­но­ми­че­ских зако­но­мер­но­стях прин­ци­пы раз­де­ле­ния семан­ти­ки явля­ют­ся искус­ствен­ны­ми, а «семан­ти­че­ские поля суть клас­сы пере­се­ка­ю­щи­е­ся <…> из любо­го семан­ти­че­ско­го поля, через более или менее длин­ную цепоч­ку посред­ству­ю­щих зве­ньев, мож­но попасть в любое дру­гое поле» [Апре­сян 1995: 252], опе­ра­ци­о­наль­но более точ­но соот­вет­ству­ет осо­бен­но­стям ком­му­ни­ка­тив­ной праг­ма­ти­ки и отра­жа­ет спе­ци­фи­ку функ­ци­о­ни­ро­ва­ния медиадискурса.

Лек­се­мы могут при­пи­сы­вать­ся одно­му или несколь­ким семан­ти­че­ским полям (С‑полям). Напри­мер, «Поро­шен­ко» отно­сит­ся и к С‑полю «Укра­и­на», и к С‑полю «Руко­во­ди­те­ли госу­дарств». В резуль­та­те было выде­ле­но 42 С‑поля, репре­зен­ти­ру­ю­щих семан­ти­ку иссле­ду­е­мо­го медиа­про­стран­ства заго­лов­ков СМИ.

На чет­вер­том эта­пе опре­де­ля­лись семан­ти­че­ские поля, наи­бо­лее частот­но вхо­дя­щие в заго­лов­ки с высо­ки­ми CTR. Для реше­ния этой зада­чи по каж­до­му из семан­ти­че­ских полей было про­ве­де­но ста­ти­сти­че­ское срав­не­ние CTR выбор­ки заго­лов­ков, вклю­ча­ю­щих дан­ное поле, с выбор­кой заго­лов­ков, не вклю­ча­ю­щих его. Срав­не­ние про­во­ди­лось в про­грам­ме Statistica 10 с помо­щью непа­ра­мет­ри­че­ско­го кри­те­рия Ман­на — Уит­ни, не тре­бу­ю­ще­го соот­вет­ствия рас­пре­де­ле­ния исход­ных дан­ных нор­маль­но­му. Дан­ный кри­те­рий пред­на­зна­чен для про­вер­ки нуле­вой гипо­те­зы о сов­па­де­нии рас­пре­де­ле­ний в двух сово­куп­но­стях, в то вре­мя как аль­тер­на­тив­ная гипо­те­за гла­сит, что наблю­де­ния слу­чай­ной вели­чи­ны в одной сово­куп­но­сти име­ют сто­ха­сти­че­ски бо́льшие зна­че­ния, чем в дру­гой. Зна­че­ния кри­те­рия, пре­вы­ша­ю­щие кри­ти­че­ские для выбран­но­го уров­ня зна­чи­мо­сти (в дан­ном иссле­до­ва­нии был выбран уро­вень ста­ти­сти­че­ской зна­чи­мо­сти p < 0,05), поз­во­ля­ют отверг­нуть нуле­вую гипо­те­зу и при­нять аль­тер­на­тив­ную. В нашем слу­чае отказ от нуле­вой гипо­те­зы озна­ча­ет, что раз­ли­чия вели­чи­ны CTR в выбор­ке заго­лов­ков, вклю­ча­ю­щих инте­ре­су­ю­щее поле, и в выбор­ке осталь­ных заго­лов­ков не явля­ют­ся слу­чай­ной осо­бен­но­стью выбо­рок и могут с высо­кой сте­пе­нью уве­рен­но­сти (с веро­ят­но­стью ошиб­ки менее 5 %) сви­де­тель­ство­вать о зави­си­мо­сти меж­ду нали­чи­ем дан­но­го поля в тек­сте заго­лов­ка и его CTR.

С целью нагляд­ной харак­те­ри­сти­ки сте­пе­ни вли­я­ния семан­ти­че­ско­го поля на CTR заго­лов­ка исполь­зо­вал­ся пока­за­тель «Отно­си­тель­ная раз­ность CTR». Он был вычис­лен как раз­ность сред­не­го CTR в заго­лов­ках, содер­жа­щих инте­ре­су­ю­щее поле, и сред­не­го CTR в осталь­ных заго­лов­ках, не вклю­ча­ю­щих его, делен­ная на сред­ний CTR в заго­лов­ках, не вклю­ча­ю­щих это поле. Ины­ми сло­ва­ми, с неко­то­рой долей услов­но­сти мы пола­га­ли, что раз­ность меж­ду сред­ним CTR заго­лов­ков, содер­жа­щих инте­ре­су­ю­щее поле, и сред­ним CTR осталь­ных заго­лов­ков может рас­смат­ри­вать­ся как при­рост CTR, обу­слов­лен­ный нали­чи­ем соот­вет­ству­ю­ще­го поля. Посколь­ку в каче­стве базо­во­го уров­ня рас­смат­ри­вал­ся CTR выбор­ки заго­лов­ков, не вклю­ча­ю­щих инте­ре­су­ю­щее поле, то для при­ве­де­ния к сопо­ста­ви­мо­му отно­си­тель­но­му мас­шта­бу «при­рост» CTR мы дели­ли на этот «базо­вый» CTR. Необ­хо­ди­мо под­черк­нуть, что поня­тие при­ро­ста исполь­зу­ет­ся здесь услов­но, посколь­ку выбран­ный дизайн иссле­до­ва­ния не допус­кал целе­на­прав­лен­ной моди­фи­ка­ции заго­лов­ков с после­ду­ю­щей оцен­кой их CTR после вне­се­ния изменений.

Для удоб­ства вос­при­я­тия резуль­та­тов отно­си­тель­ная раз­ность CTR пере­во­ди­лась из деся­тич­ных дро­бей в про­цен­ты. Поло­жи­тель­ное зна­че­ние отно­си­тель­ной раз­но­сти CTR озна­ча­ет, что в заго­лов­ках, содер­жа­щих инте­ре­су­ю­щее поле, CTR выше, чем в осталь­ных, а отри­ца­тель­ное зна­че­ние озна­ча­ет, что CTR ниже.

Анализ материала

Ана­ли­ти­че­ские про­це­ду­ры направ­ле­ны на рекон­струк­цию семан­ти­ки новост­но­го кон­тен­та рос­сий­ско­го медиапространства.

Смыс­ло­вые интен­ции копи­рай­те­ров, выяв­лен­ные в дан­ном кей­се, мож­но пред­ста­вить в виде сле­ду­ю­щей струк­ту­ры смыс­лов (опи­сы­ва­ем в поряд­ке умень­ше­ния частот­но­сти семан­ти­че­ских полей в кон­тек­сте заголовков).

1. «Рос­сия» (частот­ность 0,10). Объ­еди­ня­ет сло­ва: «Рос­сия», «РФ», «рос­сий­ский», «рус­ский». При­мер: Рос­сия пожа­ло­ва­лась NASA на запах спир­та на МКС; Чистая рос­сий­ская нефть посту­пи­ла в Бело­рус­сию.

2. «Обе­ща­ние отве­та в заго­лов­ке» (0,10). Самое объ­ем­ное поле, объ­еди­ня­ет клик­бей­ты, в кото­рых зало­же­на интри­га в виде обе­ща­ния отве­та на постав­лен­ный вопрос, заяв­лен­ную про­бле­му. Обыч­но исполь­зу­ют­ся сло­ва: «кто», «куда», «кому», «поче­му», «зачем» и т. п.: Кто стал самым бога­тым депу­та­том в Перм­ском крае; Поче­му изра­иль­ское жюри не дало Лаза­ре­ву ни одно­го балла.

3. «Рече­вая дея­тель­ность» (0,08). Одно из наи­бо­лее объ­ем­ных полей, обо­зна­ча­ю­щее рече­вые дей­ствия («делать заяв­ле­ние», «выска­зать­ся», «сло­ва», «ответ» (как рече­вое дей­ствие), «вопрос», «рас­ска­зал», «назвал», «объ­яс­нил»): Оми­чи всем рас­ска­за­ли, какие у них реаль­ные зар­пла­ты; МИД Рос­сии отве­тил на «тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии» Эсто­нии.

4. «Новое и неожи­дан­ное» (0,05). Груп­па слов со зна­че­ни­я­ми ново­го («новый», «впер­вые») и неожи­дан­но­го («неожи­дан­но», «сюр­приз», «пора­зить» (вооб­ра­же­ние)): Неожи­дан­ная наход­ка на дне Мари­ан­ской впа­ди­ны поста­ви­ла уче­ных в тупик; Чему верит Москва? При­род­ное явле­ние, пора­зив­шее всех.

5. «Фото и видео» (0,04). Объ­еди­не­ны сло­ва «фото» и «видео» в заго­лов­ках: В Петер­бур­ге заме­ти­ли уди­ви­тель­ную пти­цу (фото); Как Томск отме­ча­ет День Побе­ды — 2019: онлайн-репор­таж, фото и видео.

6. «Дея­те­ли куль­ту­ры» (0,04). Име­на арти­стов, жур­на­ли­стов, чья дея­тель­ность вышла за пре­де­лы узко­про­фес­си­о­наль­ной сфе­ры, и дру­гие дея­те­ли куль­ту­ры, ока­зав­ши­е­ся в поле вни­ма­ния СМИ. Неред­ко свя­за­но с собы­ти­я­ми смер­ти или тяже­лой болез­ни: Рас­кры­та тай­на смер­ти и заве­ща­ния Алек­сея Бул­да­ко­ва; Назва­на новая при­чи­на смер­ти Марья­но­ва; Ито­ги раз­бо­ра вер­сий о смер­ти Дорен­ко.

7. «Укра­и­на» (0,04). Исполь­зу­ют­ся сло­ва: «Укра­и­на», «укра­ин­ский», «укра­ин­цы», «ВСУ», «Киев», «Поро­шен­ко» и др., напри­мер: Зелен­ский озву­чил наци­о­наль­ную идею Укра­и­ны; Заха­ро­ва дала необыч­ную харак­те­ри­сти­ку укра­ин­ским депутатам.

8. «Смерть» (0,04). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие физи­че­скую смерть чело­ве­ка, — «смерть», «мерт­вый», «умер­ший» и мн. др., «гибель», «погиб», «погиб­ший» и мн. др., «тело» (умер­ше­го), «труп» и др.: Тео­рия заго­во­ра: в Рос­сии нача­лись спе­ку­ля­ции о при­чине смер­ти Дорен­ко; Гон­ка смер­ти: «проб­ка» из аль­пи­ни­стов на вер­шине Эве­ре­ста — видео.

9. «Путин» (0,03). Все упо­треб­ле­ния име­ни соб­ствен­но­го «Путин»: Путин: уро­ки про­шед­шей вой­ны по-преж­не­му акту­аль­ны; Путин обра­тил­ся к ново­му пре­зи­ден­ту Казах­ста­на.

10. «PR и жур­на­ли­сти­ка» (0,03). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие явления/объекты дан­ной сфе­ры, а так­же пер­со­ны, зани­ма­ю­щи­е­ся жур­на­ли­сти­кой и PR («СМИ», «Соб­чак», «Соло­вьев», «Познер», «Пес­ков», «Заха­ро­ва»): Жур­на­ли­сты узна­ли о бас­но­слов­ных тра­тах депу­та­та Рез­ни­ка на нар­ко­ти­ки; СМИ узна­ли об утеч­ке в Cеть пас­порт­ных дан­ных Чубай­са и Двор­ко­ви­ча.

11. «США» (0,03). Сло­ва: «США», «аме­ри­кан­ский», «аме­ри­кан­цы» и др., напри­мер: Опять санк­ции: США с завид­ной ско­ро­стью состав­ля­ют запре­ты для Рос­сии; Наби­ул­ли­на отве­ти­ла на обви­не­ния США в мани­пу­ли­ро­ва­нии валют­ным кур­сом.

12. «Семья» (0,03). Как пра­ви­ло, здесь ука­зы­ва­ют­ся род­ствен­ни­ки извест­ных людей: Сер­гей Лаза­рев скры­вал сво­е­го сына; Экс­трен­ную гос­пи­та­ли­за­цию Чух­рая объ­яс­ни­ла жена. Но могут упо­ми­нать­ся род­ствен­ни­ки людей — участ­ни­ков резо­нанс­ных и/или при­вле­ка­ю­щих вни­ма­ние собы­тий: Мать девоч­ки-мауг­ли выра­зи­ла жела­ние поздра­вить дочь с днем рож­де­ния.

13. «Прав­да» (0,03). Исполь­зо­ва­ние слов, обо­зна­ча­ю­щих ситу­а­цию, в кото­рой про­ис­хо­дит показ «истин­ных» при­чин собы­тия («прав­да», «на самом деле», «рас­крыть при­чи­ну», «тай­на» и пр.): В Рос­сии запре­тят пла­сти­ко­вую посу­ду. Прав­да и ложь; Отку­да «тре­но­ги» рас­тут, или Вся прав­да о каме­рах на крым­ских доро­гах.

14. «Актив­ная дея­тель­ность» (0,03). Поле про­ти­во­по­став­ле­но полю «Рече­вая дея­тель­ность». Объ­еди­ня­ет сло­ва со зна­че­ни­ем действий/деятельности, направ­лен­ной на изме­не­ние дей­стви­тель­но­сти. Сло­ва: «делать/сделать», «най­ти» (ули­ки, день­ги), «ответ» (как дей­ствие), «убий­ство», напри­мер: Застав быв­шую с муж­чи­ной, житель Хака­сии сде­лал стран­ный посту­пок; Казан­ский мет­ро­по­ли­тен сде­лал пода­рок сво­им посе­ти­те­лям.

15. «Авто­ри­тет­ное мне­ние» (0,02). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие источ­ник авто­ри­тет­но­го мне­ния («уче­ные», «экс­пер­ты»), а так­же назы­ва­ю­щие дей­ствия дан­ных источ­ни­ков («ком­мен­ти­ро­вать», «объ­яс­нять» и т. п.): Уче­ные усо­мни­лись в рас­шиф­ров­ке ману­скрип­та Вой­ни­ча; Уче­ный объ­яс­нил успех «Игры пре­сто­лов».

16. «Руко­во­ди­те­ли госу­дарств» (0,02). Фами­лии руко­во­ди­те­лей ино­стран­ных госу­дарств (Эрдо­ган, Мер­кель, Мак­рон, Трамп, Поро­шен­ко): СМИ: Марин Ле Пен поста­ви­ла уль­ти­ма­тум Мак­ро­ну; Трамп счи­та­ет умест­ным про­сить ген­про­ку­ро­ра рас­сле­до­вать Бай­де­на.

17. «Извест­ность» (0,02). Сло­ва, ука­зы­ва­ю­щие на при­знак извест­но­сти у людей или собы­тий («извест­ный», «попу­ляр­ный», «зна­ме­ни­тый», «звез­да», «гром­кий» (в знач. широ­ко извест­ный)): Самый извест­ный поезд-при­зрак. Эту леген­ду не могут объ­яс­нить; Вер­хов­ный суд назвал самый попу­ляр­ный раз­мер взят­ки в Рос­сии.

18. «Крым» (0,02). Сло­во «Крым» и про­из­вод­ные от него; а так­же «Сева­сто­поль» (с про­из­вод­ны­ми сло­ва­ми): Кремль стро­го отве­тил на жела­ние Зелен­ско­го вер­нуть Крым; Ната­лья Поклон­ская дала Зелен­ско­му совет по Кры­му.

19. «Воен­ная сфе­ра» (0,02). Сло­ва, назы­ва­ю­щие собы­тия, реа­лии и про­цес­сы воен­ной сфе­ры («вой­на», «армия», «ВСУ», «ору­жие», «НАТО», «Пен­та­гон», «СУ-35», «F‑22» и др.): В рос­сий­ской армии появи­лось новое зва­ние; В рос­сий­ские вой­ска нача­ли посту­пать бес­шум­ные мино­ме­ты «Галл».

20. «Про­ис­ше­ствия» (0,02). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие собы­тия в раз­ных сфе­рах: быто­вой («ДТП»); поли­ти­ке (неожи­дан­ные отстав­ки чинов­ни­ков): Вице-канц­лер Австрии ухо­дит в отстав­ку из-за «встре­чи с рус­ской»; в жиз­ни попу­ляр­ных людей — скан­да­лы: Михал­ков при­сты­дил зри­те­лей за про­смотр скан­даль­ных ток-шоу.

21. «Чинов­ни­ки и депу­та­ты» (0,02). Обо­зна­че­ние депу­та­тов РФ и чинов­ни­ков феде­раль­но­го и реги­о­наль­но­го уров­ней, в том чис­ле губер­на­то­ров и сена­то­ров: Чинов­ни­ков отпра­вят за решет­ку за оскорб­ле­ние граж­дан; Губер­на­тор Моро­зов — о росте экс­пор­та аст­ра­хан­ской про­мыш­лен­но­сти втрое.

22. «Пре­ступ­ность» (0,02). Сло­ва, назы­ва­ю­щие явле­ния, свя­зан­ные с пре­ступ­ной дея­тель­но­стью, а так­же субъ­ек­тов, осуж­ден­ных за нее («убий­ство», «кор­руп­ция», «взят­ка», «допинг», «ИГИЛ**», «Улю­ка­ев»): В Коми раз­го­рел­ся кор­руп­ци­он­ный скан­дал; Все­мир­ная пре­ступ­ная пау­ти­на: кибер­ло­вуш­ки под­жи­да­ют повсю­ду.

23. «Пра­ви­тель­ство» (0,02). Исполь­зо­ва­ние в заго­лов­ках фами­лий чле­нов Пра­ви­тель­ства РФ и чле­нов Гос­со­ве­та: Мед­ве­дев, Шой­гу, Лав­ров, Мут­ко, Мат­ви­ен­ко. Кро­ме того, в поле вхо­дят сло­ва «вла­сти», «Кремль» и «министр»: Вла­сти Петер­бур­га сво­ра­чи­ва­ют лет­ние кафе: в чем дело; Кремль отве­тил на шоу «Би-би-си» с ани­ми­ро­ван­ным Пути­ным.

24. «Осталь­ные стра­ны» (0,01). Все стра­ны, кро­ме Рос­сии, США, Укра­и­ны и Казах­ста­на, а так­же обоб­щен­ные наиме­но­ва­ния стран и кон­ти­нен­тов («Сирия», «Евро­па», «Запад» и др.): Жест­кая реак­ция Моск­вы на тре­бо­ва­ние Запа­да после­до­ва­ла мгно­вен­но; О пора­же­нии Запа­да на Укра­ине заявил экс-гла­ва спец­служ­бы Изра­и­ля.

25. «Оцен­ка» (0,01). Сло­ва с явно выра­жен­ной оцен­кой, типа «важ­ный», «страш­ный», «жест­кий» и т. п.: Сбер­банк при­зы­ва­ет кли­ен­тов быть вни­ма­тель­нее у бан­ко­ма­тов: это важ­но; Страш­ная наход­ка у Крым­ско­го моста: что так взбу­до­ра­жи­ло рос­си­ян.

26. «Вре­мя» (0,01). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие вре­мен­ные интер­ва­лы, типа «год», «день», «мину­та» и т. п.: Какой сего­дня празд­ник: 29 мая 2019 года; В какой вуз посту­пать сего­дня, что­бы стать успеш­ным зав­тра.

27. «ВСПП» (0,01). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие высо­кую сте­пень про­яв­ле­ния при­зна­ка, типа «очень», «самый», «луч­ший»: Facebook* запла­тит самый боль­шой штраф в мире IT; И ему класс­но! Пес очень захо­тел поиг­рать — бес­по­доб­ное видео.

28. «Про­гноз» (0,01). Поле со зна­че­ни­ем ожи­да­ния веро­ят­но­го собы­тия, сло­ва типа «ждать» (в зна­че­нии пред­по­ла­гать, что про­изой­дет), «будет» (в зна­че­нии ожи­дать, что собы­тие про­изой­дет с боль­шой веро­ят­но­стью) и др.: Что ждет Коко­ри­на и Мама­е­ва теперь: окон­ча­тель­ный при­го­вор; Будут ли сни­же­ны тари­фы. Какой будет тариф­ная поли­ти­ка в Петер­бур­ге.

29. «Ново­сти» (0,01). Сло­во «ново­сти» и сло­ва со зна­че­ни­ем «ново­сти, новая соци­аль­но зна­чи­мая инфор­ма­ция»: Хоро­шие ново­сти для руб­ля: сколь­ко будет сто­ить дол­лар?; Нев­ские ново­сти рас­сле­ду­ют нар­ко­скан­дал и кор­руп­цию депу­та­та Рез­ни­ка.

30. «Дон­басс» (0,01). Сло­во «Дон­басс», а так­же наиме­но­ва­ния рес­пуб­лик ДНР, ЛНР и их сто­лиц Донец­ка и Луган­ска (со все­ми про­из­вод­ны­ми): На Укра­ине заяви­ли о задер­жа­нии вось­ми бой­цов ВСУ в Дон­бас­се; Зелен­ский запи­сал «посла­ние мира Дон­бас­су» (видео).

31. «Я» — источ­ник сооб­ще­ния (0,01). Место­име­ние «я» (и все про­из­вод­ные, типа «мной», «мои» и т. п.), так­же место­име­ния «вы» и «мы», ука­зы­ва­ю­щие на субъ­ек­та речи («я»): Экс­перт о Superjet: «Этот про­ект я назвал дивер­си­он­ным»; Поро­шен­ко: я готов отве­тить за всё.

32. «Потен­ци­аль­ность» (0,01). Сло­ва со зна­че­ни­ем «воз­мож­но­сти осу­ществ­ле­ния како­го-либо собы­тия или дей­ствия»: Агра­рий рас­ска­зал, что может спа­сти Мол­до­ву и сель­ских жите­лей; Поче­му борь­ба за храм в Ека­те­рин­бур­ге может при­ве­сти к рево­лю­ции.

33. «Спорт» (0,01). Сло­ва, ука­зы­ва­ю­щие на реа­лии, про­цес­сы, субъ­ек­ты спор­тив­ной дея­тель­но­сти («спорт», «спортс­мен», «олим­пи­а­да», «МОК», «допинг», «сбор­ная» и др.): Поче­му при­ни­мать уча­стие в спор­тив­ных забе­гах ста­ло выгод­но?; Как чинов­ни­ки «накор­ми­ли» допин­гом нашу сбор­ную перед Олим­пи­а­дой.

34. «Жизнь» (0,01). Сло­ва «жизнь», «жить» и про­чие, обо­зна­ча­ю­щие жизнь как фор­му и вре­мя суще­ство­ва­ния чело­ве­ка: «Готов отдать жизнь»: Саа­ка­шви­ли обра­тил­ся к Зелен­ско­му; Совет­ский исто­рик Басов­ская скон­ча­лась на 79‑м году жиз­ни.

35. «Пен­си­о­не­ры» (0,01). Сло­ва «пен­си­о­не­ры», «пен­сии», «пен­си­он­ный» и т. п.: Рос­сий­ские пен­си­о­не­ры запла­ти­ли око­ло мил­ли­ар­да руб­лей лже­ме­ди­кам.

36. «Чита­тель» (0,01). Явная адре­са­ция сооб­ще­ния чита­те­лю ново­сти (исполь­зо­ва­ние место­име­ний «вы» и «мы»): За что вас могут оштра­фо­вать на пик­ни­ке; 6 люби­мых совет­ских про­дук­тов, кото­рые мы поза­им­ство­ва­ли у Аме­ри­ки.

37. «Казах­стан» (0,01). Сло­ва: «Казах­стан», «казах­ский», «казах­стан­ский», «казах», «казах­ста­нец» во всех фор­мах, напри­мер: Чем сей­час зани­ма­ет­ся экс­пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев.

38. «Финан­сы» (0,01). Немно­го­чис­лен­ная груп­па слов, име­ю­щая отно­ше­ние к финан­со­вой сфе­ре: общее назва­ние денег, а так­же наиме­но­ва­ние валют («рубль», «дол­лар», «евро») и ком­па­ний финан­со­во­го сек­то­ра («Сбер­банк»): Акте­ра Пани­на оштра­фо­ва­ли на 59 тыс. руб­лей за куре­ние в само­ле­те; Сбер­банк запу­стил воз­мож­ность пере­во­дов в Евро­пу.

39. «Пра­во­вая сфе­ра» (0,01). Сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, судеб­ную систе­му и судеб­ные про­цес­сы («МВД», «суд», «дело» (уго­лов­ное)): В Анти­кор­руп­ци­он­ном суде назва­ли дату нача­ла работы.

40. «Москва» (0,01). Исполь­зо­ва­ние в заго­лов­ках топо­ни­ма «Москва»: Москва выра­зи­ла обес­по­ко­ен­ность напря­жен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми США и Ира­на.

41. «Совет­ское» (0,01). Немно­го­чис­лен­ное исполь­зо­ва­ние наиме­но­ва­ний, явно ука­зы­ва­ю­щих на совет­ский этап исто­рии стра­ны, сло­ва типа «СССР», «совет­ский» и др.: Тет­ра­ди по чисто­пи­са­нию совет­ских школь­ни­ков в фото­гра­фи­ях.

42. «Необ­хо­ди­мость» (0,005). Сло­ва со зна­че­ни­ем необ­хо­ди­мо­сти («надо», «нуж­но», «дол­жен» и др.): Зачем нуж­ны вир­ту­аль­ные клад­би­ща.

Рекон­стру­и­ро­ван­ные семан­ти­че­ские поля отра­жа­ют общий рису­нок раз­ви­тия смыс­ло­во­го про­стран­ства новост­ных заго­лов­ков-клик­бей­тов рос­сий­ских СМИ в мае 2019 г. с точ­ки зре­ния пред­став­ле­ний жур­на­ли­стов и изда­тельств о пред­по­чте­ни­ях чита­те­лей и о систе­ме цен­но­стей, кото­рые долж­на транс­ли­ро­вать медиа­сре­да в стрем­ле­нии сфор­ми­ро­вать миро­воз­зрен­че­ские доми­нан­ты мас­со­во­го сознания.

В спис­ке полей есть те, кото­рые репре­зен­ти­ру­ют уни­вер­саль­ные кон­цеп­ты, соот­но­си­мые с миро­воз­зрен­че­ски­ми уста­нов­ка­ми лич­но­сти и с мен­таль­но­стью наро­да, напри­мер, вскры­ва­ю­щие гло­баль­ные вопро­сы о гра­ни­цах сво­е­го и чужо­го, роди­ны и чуж­би­ны, вой­ны и мира, о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с вла­стью вооб­ще и с мифо­ло­ги­зи­ру­е­мой фигу­рой обле­чен­ной вла­стью лич­но­сти. Есть те, что отра­жа­ют зло­бо­днев­ность собы­тий­ной кон­кре­ти­ки: ситу­а­тив­ное вни­ма­ние к какой-то отдель­ной сфе­ре, стране, про­бле­ме, кото­рое сме­нит­ся через про­ме­жу­ток вре­ме­ни кон­кре­ти­кой дру­го­го рода. Есть поля, через кото­рые медиа пре­зен­ти­ру­ет свою онто­ло­гию: при­е­мы при­вле­че­ния вни­ма­ния, сти­ли­сти­ку. В целом это наи­бо­лее общая кар­ти­на семио­зи­са совре­мен­ной медиасферы.

Результаты исследования

В каче­стве основ­но­го резуль­та­та мы пола­га­ем обна­ру­жен­ное в про­цес­се ана­ли­за смыс­ло­вое пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние новост­но­го медиа­про­стран­ства, кото­рое про­ис­хо­дит вслед­ствие актив­но­сти интернет-пользователей.

При оцен­ке зако­но­мер­но­стей семан­ти­че­ской орга­ни­за­ции медиа­про­стран­ства (как и любой раз­ви­ва­ю­щей­ся систе­мы) важ­но выде­лить зна­чи­мые тен­ден­ции, кото­рые в боль­шей сте­пе­ни харак­те­ри­зу­ют иссле­ду­е­мый фено­мен. Для диф­фе­рен­ци­а­ции смыс­лов, про­ду­ци­ру­е­мых жур­на­ли­ста­ми через клик­бейт-заго­лов­ки, мы исполь­зо­ва­ли сле­ду­ю­щий кри­те­рий: пре­вы­ше­ние поро­га зна­чи­мо­сти, рас­счи­ты­ва­е­мо­го как сред­няя частот­ность по выбор­ке + 0,5n зна­че­ний стан­дарт­но­го откло­не­ния (где n — коли­че­ство шагов, рав­ное 1, 2), кото­рый помог опре­де­лить, какие из рекон­стру­и­ро­ван­ных семан­ти­че­ских групп обла­да­ют бо́льшим весом и опре­де­ля­ют облик медиа­сфе­ры, а какие неот­ли­чи­мы от фона (табл. 1). Пред­по­ла­га­ет­ся, что жур­на­ли­сты, изда­тель­ства и про­чие медиа­субъ­ек­ты, заин­те­ре­со­ван­ные в эффек­тив­но­сти клик­бейт-заго­лов­ков, пыта­ясь при­влечь ауди­то­рию, созда­ют тек­сты, рас­счи­тан­ные на инте­ре­сы читателей.

Таб­ли­ца 1. Частот­ность наи­бо­лее зна­чи­мых семан­ти­че­ских полей

Назва­ние поля

Частот­ность
абсо­лют­наяотно­си­тель­ная
Рос­сия10420,10
Обе­ща­ние отве­та в заголовке10360,10
Рече­вая деятельность8210,08
Новое и неожиданное5060,05
Фото и видео4770,04
Дея­те­ли культуры4420,04
Укра­и­на4300,04
Смерть4230,04

С дру­гой сто­ро­ны, с помо­щью коэф­фи­ци­ен­та CTR (резуль­та­ты досто­вер­ны при < 0,05) были выяв­ле­ны те век­то­ры раз­ви­тия медиасмыс­лов, кото­рые дей­стви­тель­но акту­аль­ны для чита­те­лей, на совре­мен­ном эта­пе раз­ви­тия так­же явля­ю­щих­ся актив­ны­ми медиа­субъ­ек­та­ми, вли­я­ю­щи­ми на раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства интер­не­та (табл. 2).

Поло­жи­тель­ный про­цент­ный пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о том, что нали­чие репре­зен­тан­тов смыс­ло­во­го поля в заго­лов­ке сов­па­да­ет с уве­ли­че­ни­ем сте­пе­ни кли­ка­бель­но­сти. Отри­ца­тель­ный про­цент­ный пока­за­тель, напро­тив, соот­но­сит­ся с умень­ше­ни­ем коли­че­ства кли­ков на заго­лов­ки, в кото­рых при­сут­ству­ют семы поля с таки­ми значениями.

Мож­но пред­по­ло­жить, что семан­ти­ка полей с поло­жи­тель­ны­ми про­цент­ны­ми зна­че­ни­я­ми зна­чи­мо в кон­тек­сте выбор­ки при­вле­ка­ет поль­зо­ва­те­лей, а с отри­ца­тель­ны­ми — оттал­ки­ва­ет, если рас­смат­ри­вать ее отно­си­тель­но «смыс­ло­во­го фона», сов­па­да­ю­ще­го со ста­ти­сти­че­ски незна­чи­мы­ми как отри­ца­тель­ны­ми, так и поло­жи­тель­ны­ми показателями.

Таб­ли­ца 2. Семан­ти­че­ские поля, для кото­рых выяв­ле­ны ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мые раз­ли­чия сред­ней вели­чи­ны CTR в заго­лов­ках, вклю­ча­ю­щих и не вклю­ча­ю­щих дан­ное поле

Назва­ние поляОтно­си­тель­ная раз­ность CTR, %
Дея­те­ли культуры24
Про­ис­ше­ствия18
Ново­сти10
Фото и видео10
Смерть10
PR и журналистика9
Семья8
Новое и неожиданное8
Казах­стан6
Дон­басс5
Оцен­ка5
Путин5
Крым5
Рече­вая деятельность4
Рос­сия–4
США–9
Спорт–10
Руко­во­ди­те­ли государств–11
Осталь­ные страны–11

Инте­рес­но сопо­став­ле­ние наи­бо­лее частот­ных и зна­чи­мых смыс­ло­вых тен­ден­ций в медиа­про­стран­стве, струк­ту­ри­ру­е­мых жур­на­ли­ста­ми, с теми, кото­рые обна­ру­жи­лись при иссле­до­ва­нии полей, наи­бо­лее частот­но вхо­дя­щих в заго­лов­ки с высо­ки­ми CTR.

Наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ным кон­цеп­том, к кото­ро­му обра­ща­ют­ся жур­на­ли­сты, пыта­ясь при­влечь вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей заго­лов­ком, ока­зы­ва­ет­ся «Рос­сия», что, каза­лось бы, есте­ствен­но: про­ис­хо­дит апел­ля­ция к тер­ри­то­ри­аль­ной и куль­тур­ной само­иден­ти­фи­ка­ции потен­ци­аль­но­го чита­те­ля. Но ока­зы­ва­ет­ся, что лек­се­мы, репре­зен­ти­ру­ю­щие дан­ный кон­цепт, сни­жа­ют CTR ново­сти таким обра­зом, что он хоть и с незна­чи­тель­ны­ми пока­за­те­ля­ми, но ухо­дит в «отри­ца­тель­ную» сто­ро­ну (отно­си­тель­ная раз­ность CTR –4 %). Для опре­де­лен­ной части ауди­то­рии тема Рос­сии шаб­ло­ни­зи­ро­ва­лась настоль­ко, что начи­на­ет оттал­ки­вать, спо­соб­ству­ет исчез­но­ве­нию чита­тель­ско­го инте­ре­са, вос­при­ни­ма­ет­ся в кон­тек­сте рито­ри­че­ских мани­пу­ля­тив­ных при­е­мов, поте­ряв­ших связь с рефе­рен­том и сто­я­щи­ми за ним куль­тур­ны­ми смыслами.

И дей­стви­тель­но, осталь­ные наи­бо­лее частот­ные (частот­ность выше сред­не­го на одно зна­че­ние стан­дарт­но­го откло­не­ния) поля «Обе­ща­ние отве­та в заго­лов­ке», «Рече­вая дея­тель­ность», «Новое и неожи­дан­ное» (см. табл. 1) выво­дят на пер­вый план при­е­мы, свя­зан­ные с пре­уве­ли­че­ни­ем зна­чи­мо­сти пред­ла­га­е­мой в оза­глав­лен­ном тек­сте инфор­ма­ции и с экс­пли­ка­ци­ей сло­вес­ной при­ро­ды репре­зен­ти­ру­е­мой реальности.

Так, зна­чи­мой смыс­ло­вой состав­ля­ю­щей заго­лов­ков ста­но­вит­ся реаль­ность, глав­ным дей­ству­ю­щим лицом в кото­рой явля­ет­ся не субъ­ект и не дей­ствие, а рито­ри­че­ский при­ем, при­вле­ка­ю­щий вни­ма­ние к транс­ли­ру­е­мой инфор­ма­ции, но став­ший замет­нее этой информации.

Но вто­рое по зна­чи­мо­сти семан­ти­че­ское поле в сфор­ми­ро­ван­ной жур­на­ли­ста­ми медиа­сре­де «Обе­ща­ние отве­та в заго­лов­ке» не пред­став­ле­но в спис­ке смыс­ло­вых групп, при­вле­ка­ю­щих поло­жи­тель­ное или отри­ца­тель­ное вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей (см. табл. 2): этот при­ем, види­мо, абсо­лют­но слил­ся с «фоном», стал неви­ди­мым для носи­те­лей медиасознания.

«Рече­вая дея­тель­ность» — поле, кото­рое пред­по­ла­га­ет экс­пли­ка­цию рече­вых дей­ствий каких-либо лиц в заго­лов­ке, вызы­ва­ет мини­маль­ное уве­ли­че­ние инте­ре­са людей, выра­жен­но­го в пока­за­те­ле раз­но­сти CTR, рав­ном 4 %. Само по себе ука­за­ние на объ­яс­не­ние, раз­об­ла­че­ние, выра­же­ние мне­ния и тому подоб­ное как фак­тор, про­буж­да­ю­щий инте­рес, носит под­чи­нен­ный характер.

Смыс­ло­вые ком­по­нен­ты поля «Новое и неожи­дан­ное» оце­ни­ва­ют­ся в каче­стве зна­чи­мых и жур­на­ли­ста­ми (о чем сви­де­тель­ству­ет частот­ность их в клик­бей­тах), и юзе­ра­ми (исхо­дя из пока­за­те­ля отно­си­тель­ной раз­но­сти CTR 8 %).

Поле «Фото и видео» (0,044), откры­ва­ю­щее менее зна­чи­мую по частот­но­сти груп­пу (частот­ность выше сред­не­го на 0,5 стан­дарт­но­го откло­не­ния), так­же ука­зы­ва­ет на при­ем при­вле­че­ния вни­ма­ния, свя­зан­ный с обна­ру­же­ни­ем поли­мо­даль­ной струк­ту­ры обо­зна­ча­е­мо­го загла­ви­ем тек­ста. Но в мае 2019 г. этот спо­соб заин­те­ре­со­вы­вать ауди­то­рию усту­пал реаль­но­му «спро­су» на подоб­но­го рода кон­тент: кли­ка­бель­ность подоб­но­го рода мате­ри­а­ла очень высо­ка (отно­си­тель­ная раз­ность CTR 10 %).

Субъ­ек­ты-герои меди­а­тек­стов и собы­тия (поля: «Дея­те­ли куль­ту­ры», «Укра­и­на», «Смерть») зна­чи­мы в иссле­ду­е­мом медиа­про­стран­стве мень­ше, они теря­ют­ся в пото­ке транс­ли­ру­е­мой семан­ти­ки сло­вес­но­го при­е­ма и при­вле­че­ния вни­ма­ния как само­це­ли. Хотя без окру­же­ния явны­ми рито­ри­че­ски­ми мани­пу­ля­ци­я­ми семы боль­шин­ства полей этой груп­пы суще­ствен­но уве­ли­чи­ва­ют CTR.

Дело в том, что для меди­а­ю­зе­ров, чита­ю­щих пред­ла­га­е­мые ново­сти, имен­но медиа­субъ­ек­ты («Дея­те­ли куль­ту­ры», «Путин»), про­ис­ше­ствия («Про­ис­ше­ствия», «Ново­сти», «Смерть», «Новое и неожи­дан­ное») и про­стран­ства-репре­зен­тан­ты собы­тий и/или их мето­ни­мии («Казах­стан», «Дон­басс», «Крым») обла­да­ют бо́льшей сте­пе­нью важ­но­сти (см. табл. 2). Герой, собы­тие и хро­но­топ ока­зы­ва­ют­ся акту­аль­ны­ми для мас­со­во­го созна­ния и ста­но­вят­ся теми фено­ме­на­ми куль­ту­ры, кото­рые про­во­ци­ру­ют поль­зо­ва­тель­скую актив­ность и про­ду­ци­ру­ют акту­аль­ные для совре­мен­ной медиа­сре­ды смыслы.

Мак­си­маль­ный рост кли­ка­бель­но­сти мы видим в тех слу­ча­ях, когда речь идет об акте­рах — это, как пра­ви­ло, боль­шие масте­ра, извест­ные в мас­шта­бах стра­ны и мира, и, как пра­ви­ло, речь идет о болез­ни или смер­ти. Так, вни­ма­ние здесь при­вле­ка­ет не при­ем, а рефе­рент, име­ю­щий само­сто­я­тель­ное, неза­ви­си­мое от медиа­а­ген­та куль­тур­ное зна­че­ние и, соот­вет­ствен­но, потен­ци­ал к транс­ля­ции смыс­лов в медиа­про­стран­стве. То же мож­но ска­зать о смер­ти, собы­тии, кото­рое мы выде­ли­ли в само­сто­я­тель­ное поле, его семан­ти­че­ские ком­по­нен­ты не сме­ши­ва­ют­ся со смыс­ла­ми поля «Про­ис­ше­ствия», так как смерть име­ет вне­вре­мен­ную зна­чи­мость, в каче­стве объ­ек­та рефлек­сии обла­да­ет неис­чер­па­е­мым потен­ци­а­лом ини­ци­и­ро­вать про­цесс семио­зи­са на любом эта­пе раз­ви­тия куль­ту­ры и при­вле­ка­ет вни­ма­ние архетипически.

Еще одним направ­ле­ни­ем, акту­аль­ным для меди­а­ю­зе­ров, ста­но­вит­ся про­цесс осо­зна­ния себя в каче­стве актив­ных субъ­ек­тов медиа­сре­ды. Об этом сви­де­тель­ству­ет инте­рес к ком­по­нен­там смыс­ла, выра­жен­ным поля­ми «PR и жур­на­ли­сти­ка», «Рече­вая дея­тель­ность». При­чем, с одной сто­ро­ны, повы­шен­ное вни­ма­ние к этим сфе­рам гово­рит о вли­я­тель­но­сти исполь­зо­ван­но­го при­е­ма, а с дру­гой сто­ро­ны, в общем кон­тек­сте сни­же­ния кли­ка­бель­но­сти заго­лов­ков, в кото­рых при­ем пре­вра­ща­ет­ся в мани­пу­ля­цию и стре­мит­ся стать само­до­ста­точ­ным, мож­но сде­лать вывод о стрем­ле­нии поль­зо­ва­те­лей высту­пить в каче­стве экс­пер­тов, спо­соб­ных выне­сти суж­де­ние, а не пас­сив­ных объ­ек­тов воз­дей­ствия. А сред­ства при­вле­че­ния вни­ма­ния, сгруп­пи­ро­ван­ные в поля «Фото и видео» и «Оцен­ка», в про­цес­се акти­ви­за­ции чита­тель­ско­го инте­ре­са ста­но­вят­ся пред­ме­том рефлек­сии и ана­ли­за-про­вер­ки, а не при­ни­ма­е­мым на веру иллю­стра­тив­ным материалом.

Выводы

Для совре­мен­ной новост­ной меди­а­ком­му­ни­ка­ции харак­тер­на транс­ля­ция двух свя­зан­ных меж­ду собой сооб­ще­ний, раз­ли­ча­ю­щих­ся по целе­по­ла­га­нию и посте­пен­но урав­ни­ва­ю­щих­ся в сте­пе­ни зна­чи­мо­сти для чита­те­ля, для изда­ния и для само­го про­цес­са пере­да­чи инфор­ма­ции в онлайн-медиа­сре­де. Это — новость, пред­став­лен­ная медиа­а­ген­том в одном из при­ня­тых жан­ро­вых вари­ан­тов, и заго­ло­воч­ный ком­плекс — клик­бейт — они ста­но­вят­ся еди­ным мно­го­сту­пен­ча­тым ком­му­ни­ка­тив­ным событием.

Само­сто­я­тель­ным содер­жа­ни­ем клик­бейт-сооб­ще­ния в совре­мен­ных усло­ви­ях ста­но­вит­ся пере­да­ча доми­ни­ру­ю­щих, акту­аль­ных смыс­лов повсе­днев­но­сти посред­ством фак­ти­че­ско­го захва­та и удер­жа­ния вни­ма­ния ауди­то­рии. Сте­пень акту­аль­но­сти репре­зен­ти­ро­ван­ных клик­бей­том смыс­лов отра­жа­ет­ся пока­за­те­лем CTR.

Ука­зан­ная осо­бен­ность новост­ных клик­бейт-заго­лов­ков дала нам воз­мож­ность на при­ме­ре заго­ло­воч­ных ком­плек­сов за май 2019 г. выде­лить несколь­ко уров­ней смыс­лов, соот­вет­ству­ю­щих интен­ци­ям как аген­тов, тра­ди­ци­он­но участ­ву­ю­щих в фор­ми­ро­ва­нии медиа­по­ве­сток (жур­на­ли­стов и изда­ний), так и медиаюзеров.

В про­де­мон­стри­ро­ван­ном иссле­до­ва­тель­ском кей­се вид­но, что семан­ти­че­ские поля, рекон­стру­и­ро­ван­ные на осно­ва­нии тек­сто­по­рож­да­ю­щей дея­тель­но­сти жур­на­ли­стов и изда­тельств, репре­зен­ти­ру­ют общий рису­нок раз­ви­тия смыс­ло­во­го про­стран­ства новост­ных заго­лов­ков рос­сий­ских СМИ с точ­ки зре­ния пред­став­ле­ний тра­ди­ци­он­ных медиа­а­ген­тов о пред­по­чте­ни­ях чита­те­лей и о систе­ме цен­но­стей, кото­рые долж­на транс­ли­ро­вать медиа­сре­да в стрем­ле­нии сфор­ми­ро­вать миро­воз­зрен­че­ские доми­нан­ты мас­со­во­го сознания.

Систе­ма смыс­лов, на кото­рые ори­ен­ти­ру­ют­ся жур­на­ли­сты, вос­при­ни­ма­ет­ся как мак­си­маль­но шаб­ло­ни­зи­ро­ван­ная, реа­ли­зу­е­мая в кон­тек­сте рито­ри­че­ских мани­пу­ля­тив­ных при­е­мов, поте­ряв­ших связь с рефе­рен­том и сто­я­щи­ми за ним куль­тур­ны­ми смыс­ла­ми. Глав­ным дей­ству­ю­щим лицом медиа­ре­аль­но­сти, стро­я­щей­ся по зако­нам смыс­ло­об­ра­зо­ва­ния подоб­но­го типа, явля­ют­ся не субъ­ект и не дей­ствие, а прием.

Иерар­хия смыс­лов, открыв­ша­я­ся в про­цес­се интер­пре­та­ции увеличения/ умень­ше­ния индек­са кли­ка­бель­но­сти CTR, ука­зы­ва­ет на то, что для мас­со­во­го созна­ния в систе­ме меди­а­ко­ор­ди­нат ока­зы­ва­ют­ся акту­аль­ны­ми такие обра­зы, как герой, собы­тие и хро­но­топ. Они ста­но­вят­ся теми фено­ме­на­ми куль­ту­ры, кото­рые про­во­ци­ру­ют поль­зо­ва­тель­скую актив­ность и соот­вет­ству­ют акту­аль­ным смыс­лам, харак­те­ри­зу­ю­щим совре­мен­ную медиасреду.

Реа­ли­зу­ет­ся же актив­ность меди­а­ю­зе­ров посред­ством осо­зна­ния себя в каче­стве пол­но­прав­ных дей­ству­ю­щих субъ­ек­тов медиа­сре­ды: через инте­рес к сфе­рам жур­на­ли­сти­ки, PR в каче­стве экс­пер­тов, спо­соб­ных выне­сти суж­де­ние, а не пас­сив­ных объ­ек­тов воздействия.

Регу­ляр­ный мони­то­ринг медиа­про­стран­ства с точ­ки зре­ния про­де­мон­стри­ро­ван­ных мето­до­ло­ги­че­ских пози­ций поз­во­лит про­сле­жи­вать дина­ми­ку изме­не­ний общих семан­ти­че­ских тен­ден­ций, транс­ли­ру­е­мых про­фес­си­о­наль­ны­ми участ­ни­ка­ми медиа­про­цес­са, в соот­не­се­нии с реак­ци­я­ми актив­ных медиа­поль­зо­ва­те­лей. Кро­ме того, на фоне обоб­щен­ной кар­ти­ны изме­не­ний семан­ти­че­ской орга­ни­за­ции медиа­сре­ды ста­нет воз­мож­ным опре­де­ле­ние инди­ви­ду­аль­ных черт отдель­ных СМИ и кор­рек­ти­ров­ка их инфор­ма­ци­он­ной поли­ти­ки для более дей­ствен­ной транс­ля­ции смыс­лов, соот­вет­ству­ю­щих поли­ти­ке и мис­сии кон­крет­ных изданий.

Благодарность

Авто­ры выра­жа­ют бла­го­дар­ность ком­па­нии СМИ2 за исполь­зо­ван­ные в иссле­до­ва­нии данные.

1 Merriam-Webster. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.merriam​-webster​.com/​d​i​c​t​i​o​n​a​r​y​/​c​l​i​c​k​b​ait h1

2 Ссыл­ка на источ­ник при­ве­де­на в кон­це ста­тьи.

3 Элек­трон­ный ресурс https://​semograph​.org.

* Дея­тель­ность ком­па­нии Meta при­зна­на экс­тре­мист­ской и запре­ще­на на тер­ри­то­рии РФ.

** Запре­щен­ная в РФ тер­ро­ри­сти­че­ская организация.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 20 авгу­ста 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 31 октяб­ря 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: August 20, 2022
Accepted: October 31, 2022