Четверг, 15 апреляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

РАДИОПЕРЕДАЧА «СЛУЖБА РУССКОГО ЯЗЫКА» КАК ОДИН ИЗ ВАРИАНТОВ СОЦИАЛЬНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САРАТОВСКИХ ЛИНГВИСТОВ

Поста­нов­ка про­бле­мы. Радио­пе­ре­да­чи «Служ­ба рус­ско­го язы­ка» под раз­ны­ми назва­ни­я­ми суще­ству­ют во мно­гих горо­дах Рос­сии. В чем свое­об­ра­зие сара­тов­ской передачи?

Исто­рия вопро­са. В эфир Радио Рос­сии (ГТРК «Сара­тов») совре­мен­ная пере­да­ча «Служ­ба рус­ско­го язы­ка» выхо­дит с 1991 г. Ее про­об­раз «В пят­ни­цу вече­ром после шести» — пере­да­ча, посвя­щен­ная про­бле­мам рус­ско­го язы­ка, — суще­ство­вал на сара­тов­ском радио с 70‑х годов XX в. Автор и веду­щая совре­мен­ной пере­да­чи — Инна Вале­ри­ев­на Про­зо­ро­ва, радио­жур­на­лист с 26-лет­ним ста­жем. Пер­вые пять лет пере­да­ча шла в запи­си, вопро­сы радио­слу­ша­те­ли при­сы­ла­ли в фор­ме писем. Затем про­грам­ма нача­ла регу­ляр­но, каж­дый втор­ник, выхо­дить в эфир и ста­ла интер­ак­тив­ной. Экс­пер­ты-линг­ви­сты в пря­мом эфи­ре отве­ча­ют на вопро­сы по рус­ско­му язы­ку. Каж­дую неде­лю по втор­ни­кам в 13.10 зву­чат зна­ко­мые мно­гим жите­лям обла­сти позыв­ные про­грам­мы. В пря­мом эфи­ре мож­но полу­чить отве­ты на самые раз­ные вопро­сы, свя­зан­ные с куль­ту­рой рус­ской речи, с про­ис­хож­де­ни­ем слов и устой­чи­вых обо­ро­тов в рус­ском язы­ке, с диа­лект­ны­ми осо­бен­но­стя­ми речи и др. И. В. Про­зо­ро­ва неиз­мен­но при­вле­ка­ет к рабо­те в эфи­ре вид­ных экс­пер­тов-линг­ви­стов Сара­тов­ско­го университета. 

До 1991 г. с бла­го­дар­ны­ми слу­ша­те­ля­ми вела заин­те­ре­со­ван­ный и страст­ный диа­лог док­тор фило­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор кафед­ры рус­ско­го язы­ка СГУ Гали­на Геор­ги­ев­на Поли­щук. Пер­вое вре­мя пере­да­чи зара­нее ею гото­ви­лись ско­рее как про­све­ти­тель­ские, чем как диа­ло­ги­че­ские. В зави­си­мо­сти от темы бесе­ды в пере­да­че участ­во­ва­ли О. Б. Сиро­ти­ни­на и В. Е. Голь­дин; к рабо­те в эфи­ре она при­вле­ка­ла не толь­ко сво­их кол­лег, но и сту­ден­тов — акти­ви­стов линг­ви­сти­че­ско­го круж­ка, в том чис­ле теперь основ­но­го спе­ци­а­ли­ста пере­да­чи Г. С. Куликову.

Новая, кол­лек­тив­ная, пере­да­ча име­ла боль­шой успех, и посте­пен­но в нее ста­ли посту­пать уже не толь­ко пись­мен­ные вопро­сы, а сей­час она фак­ти­че­ски пре­вра­ти­лась в радио­клуб люби­те­лей рус­ско­го язы­ка: слу­ша­те­ли не про­сто зада­ют вопро­сы, но и делят­ся сво­и­ми наблю­де­ни­я­ми, допол­ня­ют, а ино­гда и поправ­ля­ют с помо­щью доступ­ных им сло­ва­рей отве­ты спе­ци­а­ли­ста. За одну 45–50-минутную пере­да­чу обсуж­да­ет­ся в сред­нем 15–20 вопро­сов. Есть посто­ян­ные слу­ша­те­ли — бор­цы за чисто­ту рус­ской речи, но каж­дый раз появ­ля­ет­ся и мно­го новых участников.

В 2016 г. ее автор и основ­ная веду­щая И. В. Про­зо­ро­ва к 25-летию выхо­да в эфир «Радио Рос­сии» (ГТРК «Сара­тов») была награж­де­на почет­ной гра­мо­той Сара­тов­ской област­ной Думы за актив­ную соци­аль­но зна­чи­мую дея­тель­ность. Мно­гие зво­нив­шие в сту­дию с поздрав­ле­ни­я­ми в свя­зи с 25-лети­ем «Радио Рос­сии» в Сара­то­ве сре­ди сво­их самых люби­мых и полез­ных пере­дач назы­ва­ли «Служ­бу рус­ско­го языка».

До появ­ле­ния Интер­не­та к чле­нам кафед­ры рус­ско­го язы­ка СГУ неред­ко обра­ща­лись (зво­ни­ли и на кафед­ру, и домой) по вопро­сам нор­ма­тив­но­сти и жур­на­ли­сты, и чинов­ни­ки. Пере­да­ча не про­сто помо­га­ла рас­про­стра­нять све­де­ния о рус­ском язы­ке, с ее помо­щью в горо­де порой устра­ня­лись ошиб­ки в пуб­лич­ной сфе­ре. Так, один из слу­ша­те­лей позво­нил в «Служ­бу рус­ско­го язы­ка» с вопро­сом, насколь­ко нор­ма­тив­ным явля­ет­ся назва­ние тор­го­вой точ­ки «Урю­пин­ские пуха». Под вли­я­ни­ем бур­но­го обсуж­де­ния это­го вопро­са ее назва­ние изме­ни­ли: мага­зин стал назы­вать­ся «Урю­пин­ский пух». Бла­го­да­ря пере­да­че в сара­тов­ских СМИ раз­гра­ни­чи­ва­ют (хотя не все­гда) поня­тия пат­ро­наж и патро­нат.

В раз­ные годы в роли экс­пер­тов «Служ­бы рус­ско­го язы­ка» высту­па­ли и высту­па­ют док­то­ра фило­ло­ги­че­ских наук, про­фес­со­ра Оль­га Бори­сов­на Сиро­ти­ни­на, Вален­тин Евсе­е­вич Голь­дин, Оль­га Юрьев­на Крюч­ко­ва; кан­ди­да­ты фило­ло­ги­че­ских наук, доцен­ты Гали­на Сер­ге­ев­на Кули­ко­ва, Дарья Васи­льев­на Калу­же­ни­на, Татья­на Нико­ла­ев­на Мед­ве­де­ва. В про­грам­ме при­ни­ма­ют уча­стие маги­стран­ты Инсти­ту­та фило­ло­гии и жур­на­ли­сти­ки СГУ, сту­ден­ты и школь­ни­ки стар­ших клас­сов Сара­то­ва и Сара­тов­ской области.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Сара­тов­ская радио­пе­ре­да­ча «Служ­ба рус­ско­го язы­ка» в срав­не­нии с близ­ки­ми по тема­ти­ке пере­да­ча­ми, суще­ству­ю­щи­ми в раз­лич­ных горо­дах Рос­сии (Москве, Санкт-Петер­бур­ге, Воро­не­же и др.), име­ет ряд осо­бен­но­стей: она все­гда выхо­дит в пря­мом эфи­ре, ее слу­ша­те­ли не толь­ко зада­ют вопро­сы, но и часто выра­жа­ют свое отно­ше­ние к раз­но­об­раз­ным фак­там совре­мен­ной рече­вой прак­ти­ки, участ­ву­ют в их обсуж­де­нии, неред­ко дис­ку­ти­руя друг с дру­гом и с веду­щи­ми пере­да­чи. В состав слу­ша­те­лей, а по суще­ству участ­ни­ков пере­да­чи вхо­дит «ядро» посто­ян­ных «люби­те­лей рус­ской сло­вес­но­сти». Неиз­мен­ное в сво­ей осно­ве на про­тя­же­нии несколь­ких лет, оно посте­пен­но попол­ня­ет­ся. Ауди­то­рия пере­да­чи, основ­ную часть кото­рой тра­ди­ци­он­но состав­ля­ли люди солид­но­го воз­рас­та, в послед­ние годы замет­но помо­ло­де­ла. В ген­дер­ном отно­ше­нии радио­ауди­то­рия тоже изме­ни­лась: пер­во­на­чаль­но пре­иму­ще­ствен­но жен­ская, она со вре­ме­нем ста­ла все боль­ше вклю­чать в себя муж­чин. Мож­но ска­зать, что по сво­е­му соста­ву радио­ауди­то­рия ста­ла более раз­но­об­раз­ной. Зво­нят не толь­ко из Сара­то­ва, но и из горо­дов и посел­ков обла­сти, и это люди раз­лич­ных про­фес­сий и раз­но­го уров­ня образования.

Обыч­ной прак­ти­кой под­го­тов­ки слу­ша­те­лей пере­да­чи к «встре­че в эфи­ре» явля­ет­ся отсле­жи­ва­ние ими оши­боч­ных упо­треб­ле­ний в СМИ, слу­ча­ев нару­ше­ния орто­ло­ги­че­ских и эти­че­ских норм, а так­же обра­ще­ние к сло­ва­рям, о чем сви­де­тель­ству­ют их выска­зы­ва­ния в пере­да­че, напри­мер: «Мы ждём вашу пере­да­чу, гото­вим­ся, как к уро­ку…» Неред­ко и в тече­ние пере­да­чи, иду­щей в пря­мом эфи­ре, слу­ша­те­ли-участ­ни­ки обра­ща­ют­ся к энцик­ло­пе­ди­ям, сло­ва­рям, раз­лич­ным источ­ни­кам, что­бы най­ти инфор­ма­цию об обсуж­да­е­мом сло­ве или фра­зео­ло­гиз­ме, при­по­ми­на­ют то, чему когда-то их учи­ли, ссы­ла­ют­ся на науч­ные и худо­же­ствен­ные тек­сты. Напри­мер, «Я посмот­ре­ла кни­гу по аст­ро­но­мии, там упо­треб­ля­ет­ся „част­ное затме­ние“. Так что это пра­виль­но; У Тют­че­ва тоже встре­ча­ет­ся „стать“» (цити­ру­ет сти­хо­тво­ре­ние). При­чем всё это дела­ет­ся по ини­ци­а­ти­ве самих слу­ша­те­лей про­грам­мы. Кро­ме того, ини­ци­а­ти­ва участ­ни­ков про­грам­мы может касать­ся и выбо­ра темы, кото­рую они хоте­ли бы обсу­дить в сле­ду­ю­щем выпус­ке пере­да­чи. Ино­гда это про­ис­хо­дит в эфи­ре, в уст­ной фор­ме, ино­гда отра­же­но в пись­мах, где содер­жат­ся пред­ло­же­ния новых тем, руб­рик, кото­рые мог­ли бы обо­га­тить пере­да­чу. Ее совер­шен­ство­ва­ние обыч­но свя­зы­ва­ют с обсуж­де­ни­ем акту­аль­ных для наци­о­наль­ной куль­ту­ры тем, таких, напри­мер, как вопрос о целе­со­об­раз­но­сти широ­ко­го исполь­зо­ва­ния ино­языч­ных слов в СМИ, язы­ке рекла­мы, город­ской ком­мер­че­ской номи­на­ции, изме­не­ни­ях в сфе­ре рече­во­го эти­ке­та и т. п.

Неред­ко вопро­сы тре­бу­ют серьез­ных разыс­ка­ний и вклю­ча­ют­ся в «домаш­нее зада­ние», в выпол­не­нии кото­ро­го участ­ву­ют не толь­ко при­хо­дя­щие в сту­дию спе­ци­а­ли­сты, маги­стран­ты и сту­ден­ты, что рас­ши­ря­ет их линг­ви­сти­че­ский кру­го­зор, но и слу­ша­те­ли. В сле­ду­ю­щем выпус­ке пере­да­чи добы­тая инфор­ма­ция обсуждается.

Вопро­сы, зву­ча­щие в пере­да­че, могут иметь харак­тер пред­по­ло­же­ний, дога­док, про­вер­ки пра­виль­но­сти сво­их пред­став­ле­ний о тех или иных явле­ни­ях язы­ка и речи. Содер­жа­ние вопро­сов весь­ма раз­но­об­раз­но. При этом мож­но выде­лить наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные темы вопро­сов. Так, к чис­лу наи­бо­лее типич­ных для сара­тов­ской «Служ­бы рус­ско­го язы­ка» вопро­сов отно­сят­ся те, кото­рые свя­за­ны с выяс­не­ни­ем зна­че­ния и про­ис­хож­де­ния слов и фра­зео­ло­гиз­мов. При­чем вопро­сы, име­ю­щие отно­ше­ние к семан­ти­ке, часто про­дик­то­ва­ны прак­ти­че­ской необ­хо­ди­мо­стью пра­виль­но пони­мать и упо­треб­лять сло­во или устой­чи­вое выра­же­ние. Вопро­сы же, каса­ю­щи­е­ся эти­мо­ло­гии, обу­слов­ле­ны преж­де все­го любо­зна­тель­но­стью, инте­ре­сом слу­ша­те­лей пере­да­чи к исто­кам род­но­го язы­ка, свя­за­ны со свое­об­ра­зи­ем оте­че­ствен­ной исто­рии и куль­ту­ры: «Отку­да пошло выра­же­ние зару­би себе на носу?»; «Поче­му гово­рят: пер­мя­ки — солё­ны уши?»; «Кто пер­вый упо­тре­бил выра­же­ние Сереб­ря­ный век?» Выво­ды о пре­об­ла­да­нии подоб­ных вопро­сов были сде­ла­ны и воро­неж­ски­ми уче­ны­ми, про­во­див­ши­ми ана­лиз мате­ри­а­лов пере­да­чи «Тер­ри­то­рия сло­ва», кото­рая суще­ству­ет на радио их горо­да [Язы­ко­вое созна­ние жите­лей Воро­не­жа 2010]. 

Как пра­ви­ло, в одном вопро­се быва­ет отра­же­но и жела­ние узнать или уточ­нить зна­че­ние сло­ва или фра­зео­ло­гиз­ма, и стрем­ле­ние выяс­нить его про­ис­хож­де­ние. Это, в част­но­сти, каса­ет­ся посто­ян­но­го инте­ре­са слу­ша­те­лей к ино­языч­ным сло­вам, осо­бен­но новым заим­ство­ва­ни­ям, кото­рые часто встре­ча­ют­ся в СМИ, напри­мер: люфт, арт­ха­ус, мейн­стрим, даун­шиф­тинг, бру­таль­ный. Сре­ди ино­стран­ных слов, вызы­ва­ю­щих вопро­сы, мно­го спе­ци­аль­ных — про­фес­си­о­на­лиз­мов и тер­ми­нов, кото­рые часто непра­во­мер­но, без объ­яс­не­ния их зна­че­ния, исполь­зу­ют­ся в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, адре­со­ван­ных широ­кой ауди­то­рии: транс­па­рент­ность / транс­па­рант­ность, корел­ля­ция, хаб, этно­ге­нез, импле­мен­та­ция, аут­сор­синг и т. д.

Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью сара­тов­ской пере­да­чи явля­ет­ся замет­ный, не осла­бе­ва­ю­щий на про­тя­же­нии мно­гих лет инте­рес к диа­лект­ным и про­сто­реч­ным сло­вам: чал­дон / чел­дон, под­лов­ка, кулё­ма, загнет­ка, ухандо­кал­ся, зюзя, чувиль, чёлош­ка. Сло­ва «из дет­ства», свя­зан­ные с вос­по­ми­на­ни­я­ми о том, как гово­ри­ли в род­ных местах, как выра­жа­лись бабуш­ки, осо­бен­но доро­ги и инте­рес­ны слу­ша­те­лям стар­ше­го воз­рас­та: «Что озна­ча­ет ветер дует глу­ме­на­ми, или гло­ме­ня­ми»?; «Моя бабуш­ка назы­ва­ла кулё­мой неопрят­ную жен­щи­ну и плохую хозяй­ку…»; «В дет­стве бабуш­ка назы­ва­ла меня шиши­гой. Я тоже так назы­ваю свою внуч­ку. Не знаю, хоро­шо ли это?»

Устой­чив так­же инте­рес радио­слу­ша­те­лей к эти­мо­ло­гии мест­ных топо­ни­мов: назва­ния сел, реч­ки Каю­ков­ка, Сара­тов­ка, посе­лок Тинь­зинь. При этом вме­сте с вопро­са­ми часто зву­чат догад­ки, неред­ко отра­жа­ю­щие народ­ное созна­ние, нена­уч­ные вер­сии, явля­ю­щи­е­ся при­ме­ра­ми «народ­ной эти­мо­ло­гии»: «Сара­тов­ка рань­ше была СОратов­ка, пото­му что „рать со това­ри­щи“»… Фор­маль­ное сход­ство неред­ко застав­ля­ет радио­слу­ша­те­лей заду­мать­ся об общих исто­ках слов: «Трус и тру­сы име­ют общую исто­рию?»; «Сур­жик, сур­дин­ка, сур­до­пе­ре­вод как-то меж­ду собой свя­за­ны?» Воз­мож­ность полу­чить науч­ное объ­яс­не­ние про­ис­хож­де­ния сло­ва в эпо­ху рас­цве­та «народ­ной эти­мо­ло­гии», при­ме­ры кото­рой посто­ян­но встре­ча­ют­ся в пуб­ли­ци­сти­че­ских текстах и рекла­ме, осо­бен­но вос­тре­бо­ва­на слушателями.

Неиз­мен­ный инте­рес так­же вызы­ва­ют уста­рев­шие сло­ва, чаще свя­зан­ные с худо­же­ствен­ны­ми тек­ста­ми: бла­го­дар­ствуй­те, прю­не­ле­вый, гос­по­дарь, одр, сень. С худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­рой может быть свя­зан и инте­рес к непо­нят­ным диа­лект­ным сло­вам. Так, в одном из недав­них выпус­ков «Служ­бы рус­ско­го язы­ка» слу­ша­тель попро­сил объ­яс­нить зна­че­ние диа­лект­ных слов в сти­хах С. Есенина. 

Дру­гие раз­но­вид­но­сти нели­те­ра­тур­ной лек­си­ки тоже могут, хоть и не так часто, вызы­вать вопро­сы слу­ша­те­лей. Это жар­гон­ные сло­ва, при­чем боль­шин­ство слов из моло­деж­но­го жар­го­на — речи детей и вну­ков слу­ша­те­лей про­грам­мы (такие вопро­сы обыч­но зада­ют пред­ста­ви­те­ли радио­ауди­то­рии стар­ше­го воз­рас­та) или опять-таки встре­чен­ные в СМИ: прЕ­под, кон­са (кон­сер­ва­то­рия), игнор, тусить / тусо­вать­ся. Инте­рес к зна­че­нию сло­ва при этом может соче­тать­ся с кри­ти­кой, заме­ча­ни­я­ми о неже­ла­тель­но­сти его упо­треб­ле­ния на теле­ви­де­нии, радио, в пери­о­ди­че­ских изда­ни­ях: «В „Ком­со­моль­ской прав­де“, в „тол­стуш­ке“, было напи­са­но: няш­ный про­ку­рор. Что это за сло­во, что озна­ча­ет? Раз­ве мож­но его исполь­зо­вать в газе­те?»; «Меня уди­ви­ло, что на вру­че­нии ТЭФИ ска­за­ли: дико про­фес­си­о­наль­ный».

Зна­чи­мо, что чле­ны радио­ауди­то­рии почти в каж­дой пере­да­че стре­мят­ся раз­гра­ни­чить и уточ­нить зна­че­ние семан­ти­че­ски близ­ких слов, обра­щая вни­ма­ние на осо­бен­но­сти их упо­треб­ле­ния: занять и одол­жить, фокус­ник и мани­пу­ля­тор, уча­щий­ся и обу­ча­ю­щий­ся, стре­ми­тель­ный и быст­рый, посту­пок и проступок.

Обра­ще­ние к сло­ва­рям и спра­воч­ни­кам, кото­рые нахо­дят­ся в сту­дии и кото­рые реко­мен­ду­ют экс­пер­ты, побуж­да­ет и самих радио­слу­ша­те­лей при необ­хо­ди­мо­сти и про­сто «инте­ре­са ради» исполь­зо­вать эти источ­ни­ки. Здесь доволь­но широ­кий спектр сло­ва­рей, сре­ди кото­рых преж­де все­го тол­ко­вые сло­ва­ри, сло­ва­ри ино­стран­ных слов, эти­мо­ло­ги­че­ские, орфо­эпи­че­ские, грам­ма­ти­че­ские [напр.: Тол­ко­вый сло­варь… 2007; Кры­син 2011; Кален­чук, Касат­кин, Касат­ки­на 2009; Боль­шой фра­зео­ло­ги­че­ский сло­варь… 2009; Рус­ский орфо­гра­фи­че­ский сло­варь 2012; Тол­ко­вый сло­варь… 2006; Мор­ков­кин, Бога­чё­ва, Луц­кая 2016]. Это не толь­ко стро­го науч­ные, ака­де­ми­че­ские изда­ния, но и попу­ляр­ные, но, несо­мнен­но, каче­ствен­ные источ­ни­ки [Ашу­кин, Ашу­ки­на 1988; Мака­ров, Мат­ве­е­ва 1993; Аки­шин, Аки­ши­на 1999]. Осо­бен­но это важ­но для фор­ми­ро­ва­ния позна­ва­тель­но­го инте­ре­са и совер­шен­ство­ва­ния инфор­ма­ци­он­ной куль­ту­ры у юных слу­ша­те­лей. Сле­ду­ет заме­тить, что у мно­гих слу­ша­те­лей дома есть сло­варь В. И. Даля, к кото­ро­му они часто обра­ща­ют­ся в поис­ках све­де­ний об уста­рев­ших и диа­лект­ных словах.

Без­услов­но, важ­ной состав­ля­ю­щей радио­ди­а­ло­га явля­ет­ся обсуж­де­ние раз­но­го рода оши­бок, неудач­ных сло­во­упо­треб­ле­ний, обна­ру­жен­ных радио­слу­ша­те­ля­ми. Часто участ­ни­ки пере­да­чи пыта­ют­ся осмыс­лить новые явле­ния в речи, изме­не­ния зна­че­ний, кон­но­та­ций, осо­бен­но­стей упо­треб­ле­ния неко­то­рых слов: стер­ва, амби­ци­оз­ный, агрес­сив­ный. Харак­тер­ны сле­ду­ю­щие рас­суж­де­ния слу­ша­те­лей: «Поче­му отка­зы­ва­ют­ся от скло­не­ния слов в рекла­ме: купи „Фан­та“?; «Пра­виль­но ли пишут в газе­тах: чет­ве­ро чело­век»?; «Сей­час уже надо писать займ или всё еще заём?»

При этом отме­че­ны про­яв­ле­ния нетер­пи­мо­сти, часто непра­во­мер­ной, к выбо­ру фор­мы, про­зву­чав­шей в эфи­ре. В пер­вые годы суще­ство­ва­ния пере­да­чи слу­ша­те­ли выра­жа­ли жела­ние раз­ве­сти по зна­че­нию квАр­тал и квар­тАл. Теперь это­го уже нет, но очень устой­чи­во отвер­га­ет­ся воз­мож­ность скло­не­ния назва­ний горо­дов, окан­чи­ва­ю­щих­ся на о, упор­но счи­та­ют, что из Бала­ко­ва — ошиб­ка.

Важ­но, что мно­го вни­ма­ния слу­ша­те­ли уде­ля­ют эти­че­ским нор­мам. Это каса­ет­ся и «веч­но­го вопро­са» о выбо­ре фор­мы обра­ще­ния к незна­ко­мо­му чело­ве­ку (граж­да­нин, това­рищ, сударь, гос­по­дин, муж­чи­на, жен­щи­на, дама), нова­ций в обла­сти рече­во­го эти­ке­та — напри­мер, изме­не­ния эти­кет­ных фор­мул при­вет­ствия: мож­но ли отве­чать на Доб­рый день про­сто Доб­рый или исполь­зо­вать в ответ на сло­ва бла­го­дар­но­сти широ­ко рас­про­стра­нив­шу­ю­ся фор­му­лу Не за что.

Часто вопро­сы пере­хо­дят в область изме­не­ния цен­ност­ных ори­ен­ти­ров в совре­мен­ном обще­стве, о чем с тре­во­гой гово­рят слу­ша­те­ли пере­да­чи, о чем они пишут в пись­мах, обра­щен­ных к ее веду­щим: «Раз­ве мож­но гово­рить о „обра­зо­ва­тель­ных услу­гах“ или о том, что „вра­чи обслу­жи­ва­ют паци­ен­тов“? Это даже отра­же­но в законе».

Попу­ляр­ность сара­тов­ской пере­да­чи «Служ­ба рус­ско­го язы­ка», не утра­чен­ная в эпо­ху рас­цве­та Интер­не­та, во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся жела­ни­ем ее участ­ни­ков быть услы­шан­ны­ми, при этом про­явить свою инди­ви­ду­аль­ность, неда­ром они часто сооб­ща­ют о сво­ей про­фес­сии, гово­рят о том, где жили, учи­лись, назы­ва­ют сво­их учи­те­лей [Кули­ко­ва 2011].

Резуль­та­ты рабо­ты. Таким обра­зом, сара­тов­ская «Служ­ба рус­ско­го язы­ка» пред­став­ля­ет собой свое­об­раз­ный радио­клуб, чле­нов кото­ро­го объ­еди­ня­ет вос­при­я­тие рус­ско­го язы­ка как исклю­чи­тель­но важ­но­го ком­по­нен­та наци­о­наль­ной куль­ту­ры и жела­ние актив­но вли­ять на его судьбу.

Обсуж­де­ние рече­вых про­блем в радио­пе­ре­да­че име­ет зна­че­ние и для иссле­до­ва­ний линг­ви­стов Сара­тов­ской шко­лы, посколь­ку поз­во­ля­ет бла­го­да­ря уже мно­го­лет­ним регу­ляр­ным выска­зы­ва­ни­ям в эфи­ре узна­вать реаль­ное отно­ше­ние людей раз­но­го воз­рас­та, обра­зо­ва­ния, про­фес­сий как к цен­но­сти для них род­но­го язы­ка, так и к отдель­ным нор­мам и фак­там речи.

Для сара­тов­ских линг­ви­стов пере­да­ча явля­ет­ся одним из источ­ни­ков све­де­ний о язы­ко­вом созна­нии рядо­вых носи­те­лей язы­ка, в част­но­сти жите­лей Саратова.

Мате­ри­а­лы, полу­чен­ные в ходе про­ве­де­ния пере­да­чи, полу­чи­ли науч­ную оцен­ку и про­дол­жа­ют изу­чать­ся в раз­лич­ных аспек­тах: отно­ше­ния носи­те­лей язы­ка к чрез­мер­но­му упо­треб­ле­нию ино­языч­ной лек­си­ки в раз­ных сфе­рах офи­ци­аль­но­го обще­ния, к раз­ви­тию язы­ко­вой нор­мы, к каче­ству язы­ка СМИ [Кули­ко­ва 2005; Сиро­ти­ни­на, Кули­ко­ва 2010; Сиро­ти­ни­на 2013]. Кро­ме того, содер­жа­ние запи­сей и вопро­сов радио­слу­ша­те­лей иссле­ду­ет­ся в выпуск­ных рабо­тах маги­стров и бакалавров.

Выво­ды. Радио­пе­ре­да­ча «Служ­ба рус­ско­го язы­ка» (ГТРК «Сара­тов») име­ет соци­аль­ное зна­че­ние (к ней при­слу­ши­ва­ют­ся), она про­буж­да­ет инте­рес к рус­ско­му язы­ку, его нор­мам, сти­му­ли­ру­ет обра­ще­ние носи­те­лей язы­ка к словарям.

Подоб­ные пере­да­чи очень важ­ны не толь­ко для всех, кто поль­зу­ет­ся род­ным язы­ком в раз­ных сфе­рах жиз­ни и дея­тель­но­сти чело­ве­ка, но и для его науч­но­го изу­че­ния, выяв­ле­ния «боле­вых точек» систе­мы, реаль­но­го отно­ше­ния наро­да к заим­ство­ва­ни­ям, отно­ше­ния к коди­фи­ци­ро­ван­ным нор­мам, отступ­ле­ни­ям от норм и в целом к изме­не­ни­ям в языке.

© Кули­ко­ва Г. С., Про­зо­ро­ва И. В., 2016