Вторник, Ноябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Радиодискурс и радиотекст в условиях новых коммуникаций

Статья посвящена радиодискурсу, который изучается с позиций функционирования в информационно-коммуникационных условиях ХХI в., и его ключевому компоненту — радиотексту. Предлагаемый подход опирается на широкую трактовку гипертекстуальности и становится основанием для рассмотрения радиотекста как единого целого, которое включает не только аудиозапись эфира, но и видеотрансляции радиопередач и тексты, представленные на сайте радиостанции в печатном виде. Вводится понятие гиперрадиотекста. В качестве его составляющих (модулей) анализируются анонсы радиопрограмм, чат во время прямого эфира, интернет-комментарии к радиопрограммам, блоги журналистов и комментарии к ним, а также сайт радиостанции как ключевая единица, объединяющая радиотексты в единое коммуникативное пространство радиодискурса. Выявляются основные метатекстовые единицы, организующие межтекстовые связи. Исследуется взаимосвязь радиотекста с социальными сетями, которые становятся коммуникативной площадкой, обеспечивающей обратную связь с адресатом и доказывающей, что современный радиодискурс является коммуникативным пространством, в котором массовый адресат из условно активного субъекта восприятия информации переходит в статус активного участника коммуникации. Адресатом при обсуждаемом подходе становится не только радиослушатель, но и пользователь сети Интернет. Затрагивается проблема авторства радиотекста. С учетом анализа исследований зарубежных и российских ученых, а также на основе эмпирического материала обосновывается, что в условиях новых коммуникаций в радиодискурсе расширяются возможности для соавторства. В качестве основных признаков радиотекста отмечены интерактивность, мультимедийность, гипертекстуальность, нелинейность, модульность, интертекстуальность, поликодовость, коллективное авторство. Эмпирическую базу составили культурно-просветительские радиопрограммы радиостанций «Эхо Москвы», «Маяк», «Радио Сибирь», анонсы, блоги, комментарии, размещенные на сайтах названных радиостанций и на официальных страницах в социальной сети «ВКонтакте».

Radio discourse and radio text in the context of new communications

The article is devoted to the functioning of the radio discourse in the information and communication conditions of the 21st century, and to its key component — radio text. The approach proposed in the article is based on a broad interpretation of hypertextuality and becomes the basis for considering radio text as a single whole, which includes not only audio recordings, but also video broadcasts of radio programmes and printed text the station’s website. The concept of hyper radio text is introduced, and radio programme announcements, Internet comments on radio programmes, journalists’ blogs and comments on them, as well as the website of the radio station are analyzed as components (modules) of the hyper radio text. The website of the radio station is considered as a key unit that combines radio text into a single communicative space of the radio discourse. The main metatext units organizing intertext links are revealed. The relationship between radio text and social media is investigated, in which the latter serve a communicative platform to provide feedback and prove that modern radio discourse is a communicative space in which the mass addressee is no longer a subject of information perception but an active participant in communication. Not only the radio listener, but also the Internet user becomes the addressee in this case. The problem of radio text authorship is also discussed. Through analyzing a number of Russian and foreign studies and examining empirical material, it is shown that opportunities for co-authorship in the new radio discourse are expanding. Interactivity, multimedia, hypertextuality, nonlinearity, modularity, intertextuality, multiple codes, collective authorship are noted as the main features of radio text.

Нестерова Наталья Георгиевна — д-р филол. наук, доц.;
nesterovatomsk@mail.ru

Томский государственный университет,
Российская Федерация, 634050, Томск, пр. Ленина, 36

Nаtalia G. Nesterova — Dr. Sci. in Philology, Associate Professor;
nesterovatomsk@mail.ru

Tomsk State University,
36, pr. Lenina, Tomsk, 634050, Russian Federation

Нестерова, Н. Г. (2019). Радиодискурс и радиотекст в условиях новых коммуникаций. Медиалингвистика, 6 (3), 381–401. 

DOI: 10.21638/spbu22.2019.308

URL: https://medialing.ru/radiodiskurs-i-radiotekst-v-usloviyah-novyh-kommunikacij/ (дата обращения: 19.11.2019)

Nesterova, N. G. (2019). Radio discourse and radio text in the context of new communications. Media Linguistics, 6 (3), 381–401. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.308

URL: https://medialing.ru/radiodiskurs-i-radiotekst-v-usloviyah-novyh-kommunikacij/ (accessed: 19.11.2019)

УДК 81-119

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РФФИ, грант № 17–29-09132 «“Новая гра­мот­ность” в новых текстах средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции».

Поста­нов­ка про­бле­мы. ХХI сто­ле­тие ста­ло веком новых ком­му­ни­ка­ций, медиа­фор­ма­тов, тек­стов в тра­ди­ци­он­ных СМИ, что полу­чи­ло ком­плекс­ное опи­са­ние в кол­лек­тив­ной рабо­те «Медиа­линг­ви­сти­ка в тер­ми­нах и поня­ти­ях» под редак­ци­ей Л. Р. Дус­ка­е­вой [Дус­ка­е­ва 2018]. Стре­ми­тель­но меня­ю­щи­е­ся инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ные тех­но­ло­гии, обу­сло­вив­шие раз­ви­тие новых медиа, при­ве­ли к транс­фор­ма­ци­ям в медиа­дис­кур­се и фор­ми­ро­ва­нию новых видов тек­стов, кото­рым не свой­ствен­ны базо­вые при­зна­ки тра­ди­ци­он­но­го тек­ста. Пред­став­ле­ние о тек­сте, кото­рый явля­ет­ся про­дук­том циф­ро­вой эпо­хи, суще­ствен­ным обра­зом отли­ча­ет­ся от сло­жив­ше­го­ся в соци­у­ме и в гума­ни­тар­ных нау­ках пони­ма­ния тек­ста, функ­ци­о­ни­ро­вав­ше­го в доциф­ро­вую эпо­ху. Новые ком­му­ни­ка­ции порож­да­ют новые дис­кур­сы и тек­сты, кото­рые харак­те­ри­зу­ют­ся новы­ми при­зна­ка­ми, вза­и­мо­свя­зан­ны­ми и вза­и­мо­обу­слов­лен­ны­ми. Прин­ци­пи­аль­но изме­ни­лись роли авто­ра и адре­са­та, харак­тер их вза­и­мо­дей­ствия. Ска­зан­ное отно­сит­ся ко всем видам СМИ, в отно­ше­нии кото­рых все чаще исполь­зу­ет­ся тер­мин сред­ства мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции (а не инфор­ма­ции). Отме­чен­ный факт дал осно­ва­ние для поста­нов­ки вопро­са о дис­кур­сив­ных изме­не­ни­ях, про­изо­шед­ших в ХХI в. в тра­ди­ци­он­ных СМИ.

Объ­ек­том изу­че­ния в ста­тье стал радио­дис­курс, ядро кото­ро­го состав­ля­ет радио­текст. Поста­нов­ка вопро­са об осо­бен­но­стях радио­дис­кур­са и радио­тек­ста обу­слов­ле­на необ­хо­ди­мо­стью изу­че­ния меди­а­тек­ста во всем раз­но­об­ра­зии форм его суще­ство­ва­ния как базо­вой еди­ни­цы медиа­дис­кур­са, функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го в эпо­ху Интер­не­та, кон­вер­ген­ции средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции и появ­ле­ния новых раз­но­вид­но­стей меди­а­тек­ста [Боло­то­ва, Круг­ло­ва 2009]. По заме­ча­нию Т. И. Попо­вой, «фокус совре­мен­ных иссле­до­ва­ний медий­но­го интер­нет-про­стран­ства сме­ща­ет­ся от иссле­до­ва­ния отдель­ных меди­а­жан­ров и харак­те­ри­стик тек­стов, свя­зан­ных с интер­нет-тех­но­ло­ги­я­ми, к инте­гра­тив­но­му иссле­до­ва­нию все­го медий­но­го интер­нет-про­стран­ства на осно­ве общей тео­рии. Совре­мен­ное иссле­до­ва­ние меди­а­тек­ста осно­вы­ва­ет­ся на ана­ли­зе всех сто­рон муль­ти­ме­дий­но­го интер­ак­тив­но­го про­цес­са меди­а­ком­му­ни­ка­ции» [Попо­ва 2018: 258–259]. Насто­я­щее иссле­до­ва­ние, как пред­став­ля­ет­ся, может послу­жить раз­ви­тию общей тео­рии медиа­дис­кур­са и меди­а­тек­ста.

Цель ста­тьи заклю­ча­ет­ся в изу­че­нии спе­ци­фи­ки функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в усло­ви­ях раз­ви­тия новых ком­му­ни­ка­ций радио­дис­кур­са и радио­тек­ста, выяв­ле­нии их при­зна­ков и новых дока­за­тельств обос­но­ван­но­сти кон­цеп­ции о радио­тек­сте как гипер­тек­сте.

Ушел в про­шлое вопрос, актив­но обсуж­дав­ший­ся все­го лишь несколь­ко лет назад: «Умрет ли радио в эпо­ху Интер­не­та?» Сомне­ния в пер­спек­ти­вах радио как сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ции сме­ни­лись уве­рен­но­стью в том, что новые инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ные тех­но­ло­гии дали радио новую жизнь. Иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют повы­ше­ние рей­тин­га радио как кана­ла СМИ след­стви­ем совре­мен­ных тех­ни­че­ских изме­не­ний [Ху 2014], вызвав­ших инте­рес к радио со сто­ро­ны интер­нет-поль­зо­ва­те­лей [Лю 2015: 5]. Ана­ли­зи­руя харак­тер раз­ви­тия куль­тур­но-про­све­ти­тель­ских про­грамм, китай­ские уче­ные опре­де­ля­ют это направ­ле­ние раз­ви­тия «от про­сто­ты к мно­же­ствен­но­сти», осно­ван­ной на инте­гра­ции совре­мен­ных медиа­воз­мож­но­стей, и изу­ча­ют осо­бен­но­сти реа­ли­зу­ю­щей­ся в них муль­ти­ме­дий­но­сти. Транс­гра­нич­ная инте­гра­ция, как под­чер­ки­ва­ет­ся, спо­соб­ству­ет их устой­чи­во­му раз­ви­тию [Нань, Сюн 2013: 15–17].

Актив­но иссле­ду­ет­ся вли­я­ние новых ком­му­ни­ка­ци­он­ных про­цес­сов на радио испан­ски­ми уче­ны­ми. Отме­ча­ет­ся, что во всех радио­про­грам­мах реа­ли­зу­ют­ся стра­те­гии crossmedia, поз­во­ля­ю­щие про­слу­ши­вать эфир­ные запи­си на раз­лич­ных плат­фор­мах [Chomon Serna 2016], что в усло­ви­ях совре­мен­ных ком­му­ни­ка­ций поз­во­ля­ет адре­са­ту отсле­жи­вать пере­да­чу кон­тен­та посред­ством созда­ния бло­гов и тви­тов. В част­но­сти, успех актив­но раз­ви­ва­ю­щей­ся радио­стан­ции «Almaina» авто­ры свя­зы­ва­ют с послед­ни­ми тен­ден­ци­я­ми в сфе­ре меди­а­ком­му­ни­ка­ций, с новой пара­диг­мой кон­вер­ген­ции средств мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рые спо­соб­ство­ва­ли созда­нию новых фор­ма­тов на обще­ствен­ном радио (о дру­гих аспек­тах, раз­ви­ва­е­мых испан­ски­ми уче­ны­ми, см. ниже).

Мето­до­ло­гия иссле­до­ва­ния. В каче­стве мето­до­ло­гии исполь­зо­вал­ся обзор науч­ных источ­ни­ков меж­дис­ци­пли­нар­но­го харак­те­ра (преж­де все­го из сфер жур­на­ли­сти­ки и линг­ви­сти­ки), под­твер­жда­ю­щих обос­но­ван­ность пред­ла­га­е­мой кон­цеп­ции о гипер­ра­дио­тек­сте. Ска­зан­ное опре­де­ля­ет пре­иму­ще­ствен­но опи­са­тель­ный ана­лиз акту­аль­ной науч­ной лите­ра­ту­ры, издан­ной в послед­нее деся­ти­ле­тие в Рос­сии и за рубе­жом. Дис­кур­сив­ные осо­бен­но­сти рас­смат­ри­ва­е­мой раз­но­вид­но­сти медиа­дис­кур­са про­яв­ля­ют­ся через ана­лиз свя­зан­ных меж­ду собой тек­стов, состав­ля­ю­щих гипер­ра­дио­текст. Тек­сто­вые иллю­стра­ции демон­стри­ру­ют линг­ви­сти­че­скую состав­ля­ю­щую радио­дис­кур­са, вклю­че­ние скрин­шо­тов — поли­ко­до­вую его сущ­ность, они наце­ле­ны на обес­пе­че­ние кон­кре­ти­за­ции пред­ла­га­е­мой в ста­тье кон­цеп­ции и досто­вер­но­сти резуль­та­тов про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния.

Мето­до­ло­ги­че­скую базу ста­тьи соста­ви­ли науч­ные тру­ды, посвя­щен­ные медиа­дис­кур­су, функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­му в усло­ви­ях новых ком­му­ни­ка­ций. Бес­ко­неч­но раз­но­об­раз­ные в тема­ти­че­ском и струк­тур­ном пла­нах тек­сты, раз­ме­щен­ные в про­стран­стве Интер­не­та, явля­ют­ся важ­ней­шим источ­ни­ком инфор­ма­ции, кото­рая во мно­гом опре­де­ля­ет созна­ние совре­мен­но­го чело­ве­ка, его ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние, поэто­му рас­це­ни­ва­ют­ся как зна­чи­мый соци­о­куль­тур­ный фено­мен.

Так, Т. И. Попо­ва, иссле­дуя медий­ное интер­нет-про­стран­ство, вклю­ча­ет в поле зре­ния гипер­ме­диа, исполь­зу­ю­щие одно­вре­мен­но раз­лич­ные сред­ства достав­ки кон­тен­та (офлай­но­вые и онлай­но­вые изда­ния) и транс­ме­диа — новые медиа (соци­аль­ные сети), опи­сы­ва­ет «основ­ные харак­те­ри­сти­ки медий­но­го интер­нет-тек­ста, на кото­рые в первую оче­редь было обра­ще­но вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей: гипер­тек­сту­аль­ность, муль­ти­ме­дий­ность, интер­ак­тив­ность, синхронность/асинхронность обще­ния, поли­субъ­ект­ность» [Попо­ва 2018: 258].

Поль­ский иссле­до­ва­тель И. Леве, пред­став­ляя в сво­ей моно­гра­фии аспек­ты иссле­до­ва­ний поль­ских фило­ло­гов, посвя­щен­ных теле­ви­зи­он­но­му дис­кур­су, спе­ци­аль­ное вни­ма­ние уде­ля­ет муль­ти­мо­даль­но­сти, «поли­ли­ней­но­сти» (мно­го­уров­не­во­сти), поли­ко­до­во­сти (сов­ме­ще­нию вер­баль­но­го и визу­аль­но­го рядов, в тер­ми­но­ло­гии авто­ра «лого­ви­зу­аль­но­сти»), а так­же участ­ни­кам рас­смат­ри­ва­е­мой раз­но­вид­но­сти медиа­дис­кур­са [Loewe 2018].

При ана­ли­зе пре­иму­ществ радио для обсуж­де­ния соци­аль­но зна­чи­мых вопро­сов иссле­до­ва­те­ля­ми акцен­ти­ру­ет­ся вни­ма­ние на таких его при­зна­ках, как доступ­ность, все­про­ни­ка­ю­щая спо­соб­ность, воз­мож­ность побу­дить слу­ша­те­лей к актив­но­сти и др. [Lev-On 2016: 108]. При этом авто­ру не уда­лось избе­жать темы пре­иму­ще­ства про­цес­сов кон­вер­ген­ции, с помо­щью кото­рых у радио появи­лась воз­мож­ность внед­рить допол­ни­тель­ный кон­тент в Интер­не­те, рас­ши­ряя бла­го­да­ря это­му кон­так­ты с ауди­то­ри­ей и обес­пе­чи­вая доступ к спра­воч­ным мате­ри­а­лам. Таким обра­зом, во мно­гих рабо­тах в центр вни­ма­ния выдви­га­ет­ся про­бле­ма автор­ства, аспек­ты изу­че­ния кото­рой так­же состав­ля­ют мето­до­ло­гию наше­го иссле­до­ва­ния.

Исто­рия вопро­са пред­по­ла­га­ет попыт­ку выявить акту­аль­ные аспек­ты изу­че­ния радио­дис­кур­са ХХI в., что, как пред­став­ля­ет­ся, поз­во­лит обо­зна­чить и сте­пень изу­чен­но­сти заяв­лен­ной про­бле­мы.

В рабо­тах оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных уче­ных ста­вит­ся цель най­ти и опре­де­лить новые кон­цеп­ции, кото­рые фор­ми­ру­ют науч­ную сфе­ру радио­дис­кур­са, пере­жи­ва­ю­ще­го серьез­ные транс­фор­ма­ции под воз­дей­стви­ем новых тех­но­ло­гий. Для мно­гих иссле­до­ва­те­лей ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что в нача­ле 2010‑х годов кон­цеп­ция радио как сред­ства мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции кар­ди­наль­но изме­ни­лась (см., напри­мер: [Aurora 2013]). Исполь­зуя поня­тие транс­ме­диа, авто­ры под­чер­ки­ва­ют целый ряд суще­ствен­ных транс­фор­ма­ций в меня­ю­щем­ся СМИ, сре­ди кото­рых транс­фор­ма­ция сце­на­рия радио, изме­не­ние тре­бо­ва­ний к про­фес­си­о­на­лам, необ­хо­ди­мость в спе­ци­а­ли­стах, гото­вых рабо­тать в новых усло­ви­ях кон­вер­ген­ции СМИ, потреб­ность в новых навы­ках для улуч­ше­ния ком­му­ни­ка­тив­ной эффек­тив­но­сти, необ­хо­ди­мость про­дви­же­ния новых форм созда­ния, пере­да­чи и обме­на кон­тен­том [Aurora 2013: 255–261]. В каче­стве одной из наи­бо­лее важ­ных задач, сто­я­щих перед созда­те­ля­ми радио­кон­тен­та, выдви­га­ет­ся пони­ма­ние того, как сфор­ми­ро­вать посто­ян­ную ауди­то­рию. В конеч­ном сче­те цель состо­ит в том, что­бы не толь­ко создать сце­на­рий про­грам­мы, но и преду­смот­реть ком­му­ни­ка­тив­но важ­ные отно­ше­ния, выхо­дя­щие за рам­ки соб­ствен­но эфи­ра [Aurora 2013: 263].

В кон­тек­сте инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных изме­не­ний ХХI в., опре­де­лив­ших раз­ви­тие новых ком­му­ни­ка­ций и появ­ле­ние новых медиа­фор­ма­тов, еще более убе­ди­тель­ным ста­но­вит­ся под­ход к радио­тек­сту как гипер­тек­сту. Пред­по­сыл­ка­ми к реа­ли­зу­е­мой в насто­я­щей пуб­ли­ка­ции кон­цеп­ции явля­ет­ся ранее пред­ло­жен­ный авто­ром ста­тьи под­ход к радио­дис­кур­су и радио­тек­сту, в рам­ках кото­ро­го радио­дис­курс рас­це­ни­ва­ет­ся как само­сто­я­тель­ная, спе­ци­фи­че­ская раз­но­вид­ность медиа­дис­кур­са, обла­да­ю­щая ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ским свое­об­ра­зи­ем: это мно­го­ка­наль­ный, поли­ко­до­вый тип дис­кур­са, фор­ми­ру­ю­щий­ся в про­цес­се эфир­но­го и неэфир­но­го радио­об­ще­ния участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции. Вто­рая состав­ля­ю­щая реа­ли­зу­ет­ся посред­ством кон­тен­та, пред­став­лен­но­го на сай­те радио­стан­ции [Несте­ро­ва 2015]. Было опре­де­ле­но, что радио­текст в рам­ках ука­зан­но­го под­хо­да пред­став­ля­ет собой не толь­ко сово­куп­ность раз­но­род­ных мик­ро­тек­стов, зву­ча­щих в эфи­ре, спе­ци­аль­ное вни­ма­ние было уде­ле­но тому, что резуль­та­том кон­вер­ген­ции СМИ ста­ло рас­ши­ре­ние форм суще­ство­ва­ния радио­тек­ста: про­зву­чав­ший в эфи­ре радио­текст может суще­ство­вать не толь­ко в ауди­о­за­пи­си, но и в фор­ме видео­за­пи­си и сте­но­грам­мы. Радио­текст рас­смот­рен как нели­ней­ное, мно­го­уров­не­вое, поли­жан­ро­вое обра­зо­ва­ние. Еди­ни­ца­ми гипер­ра­дио­тек­ста ста­но­вят­ся мак­ро- и мик­ро­тек­сты: соб­ствен­но речь участ­ни­ков радио­эфи­ра (веду­ще­го, гостей сту­дии, слу­ша­те­лей), сло­га­ны, раз­но­об­раз­ные инфор­ма­ци­он­ные и реклам­ные вклю­че­ния в эфир (ново­сти, рекла­ма, про­гноз пого­ды, аст­ро­ло­ги­че­ский про­гноз, инфор­ма­ция о кур­се валют), а так­же интер­нет-вер­сии радио­про­грамм, СМС-сооб­ще­ния, элек­трон­ные пись­ма, ком­мен­та­рии слу­ша­те­лей и веду­щих в бло­гах. Экс­тра­линг­ви­сти­че­ские изме­не­ния радио­дис­кур­са свя­за­ны с утра­той таких при­зна­ков, как одно­мо­мент­ность, линей­ность [Несте­ро­ва 2015: 263].

Пред­ла­га­е­мый под­ход во мно­гом кор­ре­ли­ру­ет с раз­ра­ба­ты­ва­е­мой А. В. Болот­но­вым типо­ло­ги­ей меди­а­тек­стов, в соот­вет­ствии с кото­рой выде­ля­ют­ся вто­рич­ные тек­сты как реак­ция на инфор­ма­ци­он­ный повод, содер­жа­щий­ся в пер­вич­ном тек­сте, и тре­тич­ные тек­сты, обу­слов­лен­ные инфор­ма­ци­он­ным пово­дом, содер­жа­щим­ся в пер­вич­ном и вто­рич­ном текстах [Болот­нов 2015]. Исполь­зу­е­мая тер­ми­но­ло­гия соот­но­сит­ся с тео­ри­ей меди­а­тек­ста, пред­став­лен­ной в рабо­тах Г. Я. Солга­ни­ка (содер­жа­ние тер­ми­нов мик­ро­текст, мак­ро­текст) [Солга­ник 2005], с обсуж­да­е­мой в совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­ке тео­ри­ей гипер­ме­ди­а­тек­ста [Дус­ка­е­ва 2018], а так­же с пред­став­ле­ни­ем о новых меди­а­текстах, одним из выра­жен­ных при­зна­ков кото­рых явля­ет­ся их фраг­мен­та­ция: «Меди­а­текст раз­би­ва­ет­ся на неболь­шие фраг­мен­ты тек­ста, кото­рые пере­ме­жа­ют­ся инфо­гра­фи­кой, фото­гра­фи­я­ми, кар­тин­ка­ми, видеов­став­ка­ми, отсыл­ка­ми к дру­гим источ­ни­кам» [Арсе­нье­ва, Фаща­но­ва 2018: 98].

Раз­ви­тие новых ком­му­ни­ка­ций поз­во­ля­ет сде­лать сле­ду­ю­щий шаг в осмыс­ле­нии гипер­тек­сто­вой сущ­но­сти радио­дис­кур­са и радио­тек­ста. В раз­ви­ва­е­мой кон­цеп­ции мы исхо­дим из того, что с пози­ции совре­мен­ных медиа­про­цес­сов радио­дис­курс и радио­текст сле­ду­ет рас­смат­ри­вать шире: дис­кур­сив­ное поле кон­крет­ной радио­про­грам­мы охва­ты­ва­ет так­же анонс, пред­ва­ря­ю­щий про­грам­му и раз­ме­щен­ный на сай­те радио­стан­ции; ком­му­ни­ка­цию во вре­мя пря­мо­го эфи­ра, когда при­со­еди­нив­ши­е­ся к про­грам­ме слу­ша­те­ли зада­ют вопро­сы-уточ­не­ния, свя­зан­ные с ее содер­жа­ни­ем, веду­ще­му и дру­гим участ­ни­кам дан­ной ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции и отве­ча­ют на вопро­сы, посту­пив­шие от дру­гих слу­ша­те­лей (посред­ством мес­сен­дже­ров, соц­се­тей, СМС-сооб­ще­ний). По завер­ше­нии про­грам­мы эти же участ­ни­ки ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции созда­ют новую дис­кус­си­он­ную пло­щад­ку, в ком­мен­та­ри­ях выра­жая свое оце­ноч­ное мне­ние, адре­со­ван­ное веду­ще­му, гостю сту­дии или дру­гим слу­ша­те­лям, оста­вив­шим ком­мен­та­рии. Мно­гие жур­на­ли­сты ведут бло­ги, кото­рые так­же ста­но­вят­ся про­дол­же­ни­ем обсуж­дав­шей­ся в эфи­ре темы, и побуж­да­ют дру­гих участ­ни­ков выска­зать свое отно­ше­ние к ней.

Клю­че­вой струк­ту­ри­ру­ю­щей радио­дис­курс еди­ни­цей ста­но­вит­ся сайт радио­стан­ции, кото­рый в медиа­линг­ви­сти­че­ской лите­ра­ту­ре явля­ет­ся объ­ек­том спе­ци­аль­но­го изу­че­ния (см., напри­мер: [Бара­но­ва 2015]). Важ­ней­ший при­знак сай­та, как пред­став­ля­ет­ся, регу­ли­ру­ю­щий, так как имен­но сайт соеди­ня­ет все ком­му­ни­ка­тив­ные линии гипер­тек­ста и регу­ли­ру­ет про­дук­тив­ную и рецеп­тив­ную дея­тель­ность участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции. В каче­стве важ­ней­ше­го фак­то­ра, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го целост­ность меди­а­тек­ста, в нашем иссле­до­ва­нии рас­це­ни­ва­ет­ся уже не осо­бый тип авто­ра и спе­ци­фи­че­ская тек­сто­вая модаль­ность [Солга­ник 2005: 14], а ком­му­ни­ка­тив­ная обра­щен­ность к целе­вой ауди­то­рии [Несте­ро­ва 2015: 41] и ком­му­ни­ка­тив­ная связь участ­ни­ков радио­ком­му­ни­ка­ции, кото­рая тоже регу­ли­ру­ет­ся сай­том.

Эмпи­ри­че­скую базу для изу­че­ния радио­дис­кур­са, функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го в новых ком­му­ни­ка­ци­он­ных усло­ви­ях, и язы­ко­вой реа­ли­за­ции меж­тек­сто­вых свя­зей в радио­дис­кур­се соста­ви­ли куль­тур­но-про­све­ти­тель­ские про­грам­мы «Чте­ние» («Маяк»), «Про Сибирь», «Леген­ды Сиби­ри», «Боль­шая стра­на» («Радио Сибирь») «Куль­тур­ный шок», «Книж­ное кази­но», «Непро­шед­шее вре­мя» («Эхо Моск­вы»), а так­же «Бло­ги о Китае» Мат­вея Гана­поль­ско­го, раз­ме­щен­ные на радио­стан­ции «Эхо Моск­вы». Выбор эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла обу­слов­лен сле­ду­ю­щим: ото­бран­ные радио­про­грам­мы име­ют широ­кую интел­лек­ту­аль­ную ауди­то­рию, что выра­жа­ет­ся в откли­ках-ком­мен­та­ри­ях к ним, про­грам­мы харак­те­ри­зу­ют­ся актив­но­стью слу­ша­те­лей и репре­зен­та­тив­ны для демон­стра­ции гипер­тек­сту­аль­но­сти в радио­дис­кур­се. Про­све­ти­тель­ская ком­му­ни­ка­ция рас­це­ни­ва­ет­ся в иссле­до­ва­нии в каче­стве стра­те­ги­че­ской, так как она наце­ле­на на фор­ми­ро­ва­ние ком­му­ни­ка­тив­но гра­мот­ной и медиа­гра­мот­ной лич­но­сти, спо­соб­ной адек­ват­но вос­при­ни­мать и интер­пре­ти­ро­вать полу­ча­е­мую из средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции инфор­ма­цию, а так­же быть актив­ным поль­зо­ва­те­лем и даже созда­те­лем меди­а­кон­тен­та.

Рас­смот­рим после­до­ва­тель­но, как реа­ли­зу­ют­ся состав­ля­ю­щие гипер­ра­дио­тек­ста, к важ­ней­шим из кото­рых отно­сим анонс к радио­про­грам­ме, блог жур­на­ли­ста, интер­нет-ком­мен­та­рии слу­ша­те­лей к радио­про­грам­ме и бло­гу, и как в них реа­ли­зу­ет­ся еди­ное ком­му­ни­ка­тив­ное радио­про­стран­ство.

Анонс к радио­про­грам­ме. В пуб­ли­ка­ци­ях, посвя­щен­ных радио, зафик­си­ро­ва­но пони­ма­ние анон­са как жан­ра радио­ре­кла­мы [Анись­ки­на 2016]. В нашем иссле­до­ва­нии анонс рас­це­ни­ва­ет­ся как ком­му­ни­ка­тив­ная еди­ни­ца гипер­ра­дио­тек­ста. Мате­ри­а­лом для иссле­до­ва­ния послу­жи­ли тек­сты анон­сов радио­про­грам­мы «Чте­ние», выхо­дя­щей в эфир радио­стан­ции «Маяк». Про­грам­ма посвя­ще­на зна­ком­ству адре­са­та с худо­же­ствен­ным про­из­ве­де­ни­ем, кото­рое осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством чте­ния тек­ста веду­щим. Назва­ние про­из­ве­де­ния и автор озву­чи­ва­ют­ся в кон­це про­грам­мы. Пере­да­чу пред­ва­ря­ет анонс в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», кото­рый сооб­ща­ет толь­ко о вре­ме­ни нача­ла про­грам­мы (рис. 1). После выпус­ка в соци­аль­ной сети появ­ля­ет­ся так­же сооб­ще­ние о завер­ше­нии про­грам­мы, в кото­ром назы­ва­ют­ся про­чи­тан­ное про­из­ве­де­ние и его автор.

Рис. 1. Анонс радио­пе­ре­да­чи «Чте­ние» (радио­стан­ция «Маяк»)
в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те»

Ана­лиз анон­сов, пред­став­лен­ных в сво­бод­ном досту­пе в архи­ве радио­стан­ции «Маяк», пока­зы­ва­ет, что для анон­сов ука­зан­ной радио­про­грам­мы харак­тер­но сов­ме­ще­ние инфор­ма­тив­ной, воз­дей­ству­ю­щей, ими­д­же­вой функ­ций; послед­няя обу­слов­ле­на ролью анон­са в фор­ми­ро­ва­нии язы­ко­во­го обли­ка радио­стан­ции [Анись­ки­на 2016: 2]. Инфор­ма­тив­ная функ­ция анон­са состо­ит в пере­да­че адре­са­ту крат­кой инфор­ма­ции, отра­жа­ю­щей содер­жа­ние пред­сто­я­щей про­грам­мы. Спе­ци­фи­ка реа­ли­за­ции воз­дей­ству­ю­щей функ­ции заклю­ча­ет­ся в акти­ви­за­ции инте­ре­са к пред­сто­я­ще­му ком­му­ни­ка­тив­но­му собы­тию, т. е. в побуж­де­нии адре­са­та к уча­стию в радио­про­грам­ме в роли слу­ша­те­ля и ком­мен­та­то­ра. Воз­дей­ству­ю­щая функ­ция в тек­сте анон­са реа­ли­зу­ет­ся преж­де все­го за счет целе­на­прав­лен­но­го исполь­зо­ва­ния линг­ви­сти­че­ских средств.

С поне­дель­ни­ка по чет­верг Евге­ний Ста­хов­ский в пря­мом эфи­ре радио­стан­ции «Маяк» чита­ет рас­ска­зы и пове­сти. Извест­ных и не очень извест­ных авто­ров1 — так анонс под­го­тав­ли­ва­ет ауди­то­рию к про­слу­ши­ва­нию про­грам­мы. Исполь­зу­ют­ся спе­ци­аль­ные праг­ма­линг­ви­сти­че­ские сред­ства диа­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия веду­ще­го c адре­са­том. Сре­ди них пря­мые и кос­вен­ные сред­ства побуж­де­ния: Чте­ние начи­на­ет­ся!; Вклю­чай­те; Вклю­чай­те и внем­ли­те «Чте­нию»! Слу­ша­ем; Авто­ра и назва­ние про­из­ве­де­ния Евге­ний огла­сит в кон­це часа, ну, а пока — насла­жда­ем­ся. При­вле­че­ние и удер­жа­ние слу­ша­те­лей осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством вопрос­но-ответ­ных син­так­си­че­ских единств: Евге­ний Ста­хов­ский пред­ла­га­ет послу­шать еще одно про­из­ве­де­ние. Какое? Назва­ние узна­ем в кон­це часа; Про­пу­сти­ли «Ста­хов­ский LIVE»? В этом нет ниче­го страш­но­го, бла­го, что совре­мен­ные тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют решить эту про­бле­му. Запись сего­дняш­не­го эфи­ра мож­но най­ти сра­зу после его окон­ча­ния на сай­те «Мая­ка».

Важ­ную ком­му­ни­ка­тив­ную функ­цию выпол­ня­ет обще­ние во вре­мя пря­мо­го эфи­ра. Посред­ством мес­сен­дже­ров, соц­се­тей слу­ша­те­ли про­грам­мы актив­но обра­ща­ют­ся друг к дру­гу за инфор­ма­ци­ей. Не под­ска­жи­те когда будут новые чте­ния?; Под­ска­жи­те, что за музы­ка игра­ет на фоне в рас­ска­зе «Потол­ку­ем малость» 1 ч.?; Назва­ние? У меня доч­ка (5 лет) заин­те­ре­со­ва­лась.

Интер­ак­тив­ность про­грам­мы, кото­рая стро­ит­ся не на диа­ло­ге, а пред­став­ля­ет собой пре­иму­ще­ствен­но чте­ние худо­же­ствен­но­го тек­ста, реа­ли­зу­ет­ся обра­ще­ни­ем слу­ша­те­лей к авто­ру про­грам­мы — чита­ю­ще­му худо­же­ствен­ные тек­сты Евге­нию Ста­хов­ско­му — в чате: Доб­рый вечер. Вче­ра не смог дослу­шать вашу пере­да­чу. Какое про­из­ве­де­ние чита­ли? Хочу достать. С ува­же­ни­ем, Игорь. Обрат­ная связь про­яв­ля­ет­ся не толь­ко в обра­ще­нии к веду­ще­му, но и в живой свя­зи с коман­дой, обес­пе­чи­ва­ю­щей эфир: Ребя­та, а что с каче­ством? Я пони­маю, что Евге­ний сей­час в полях, но, может, есть воз­мож­ность мик­ро­фон поме­нять? Все же у Евге­ния голос атмо­сфер­ный, хочет­ся слу­шать в каче­стве.

Мно­гие вопро­сы свя­за­ны с музы­каль­ным оформ­ле­ни­ем про­грам­мы, кото­рое в соот­вет­ствии с кон­цеп­ци­ей радио­тек­ста как гипер­тек­ста так­же мож­но рас­смат­ри­вать в каче­стве состав­ля­ю­щей радио­дис­кур­са. Где мож­но най­ти плей­лист радио Маяк? А имен­но пес­ню, зву­чав­шую после «Чте­ния» (19/10/17) в 15–49?; Под­ска­жи­те, пожа­луй­ста. Что за пес­ня зву­ча­ла в кон­це пере­да­чи; Хочу най­ти музы­каль­ное сопро­вож­де­ние, под кото­рое чита­ет Евге­ний Ста­хов­ский.

О реаль­ном осу­ществ­ле­нии линии слу­ша­ю­щий — слу­ша­ю­щий сви­де­тель­ству­ют вопро­сы к участ­ни­кам пере­да­чи: К сожа­ле­нию, не все­гда есть воз­мож­ность слу­шать в пря­мом эфи­ре. А очень хоте­лось бы. Осо­бен­но в коман­ди­ров­ке в машине; Не под­ска­жи­те, что он сего­дня читал, я не смог дослу­шать? Наи­бо­лее яркой демон­стра­ци­ей ска­зан­но­го явля­ют­ся диа­ло­ги­че­ские един­ства, пред­став­ля­ю­щие живые диа­ло­ги меж­ду участ­ни­ка­ми про­грам­мы: — А воз­мож­но ли ска­чать все запи­си «Евге­ний Стаховский/Чтение»? На сай­те Мая­ка доступ­но толь­ко за несколь­ко послед­них дней. — Нашел на сай­те архив. Уже ска­чи­ваю; — Мда, чита­ла, при­за­бы­ла, этот рас­сказ до сих пор вызы­ва­ет отвра­ще­ние. Кинг, это Кинг… — По мне так уже не важ­но Кинг это или Бул­га­ков, один голос чита­ю­ще­го чего сто­ит, Ста­хов­ский, конеч­но, заво­ра­жи­ва­ет сво­им чте­ни­ем.

Интер­нет-ком­мен­та­рий к радио­про­грам­ме. Новые ком­му­ни­ка­ции дали совре­мен­но­му адре­са­ту воз­мож­ность ком­мен­ти­ро­ва­ния, отме­чен­ная фор­ма обрат­ной свя­зи так­же объ­еди­ня­ет всех участ­ни­ков радио­дис­кур­са: веду­ще­го, гостя про­грам­мы, слу­ша­те­лей. Сре­ди струк­тур­ных еди­ниц радио­тек­ста интер­нет-ком­мен­та­рий к радио­про­грам­ме зани­ма­ет очень суще­ствен­ное поло­же­ние: эта ком­му­ни­ка­тив­ная еди­ни­ца реа­ли­зу­ет­ся как новая спе­ци­фи­че­ская дис­кур­сив­ная прак­ти­ка на радио, обес­пе­чи­ва­ю­щая реаль­ную обрат­ную связь адре­са­та с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми радио­ком­му­ни­ка­ции и уси­ли­ва­ю­щая диа­ло­гич­ность радио­дис­кур­са (подроб­нее об этом: [Несте­ро­ва 2018; Цзюй 2018а]).

Ком­му­ни­ка­тив­ная спе­ци­фи­ка интер­нет-ком­мен­та­рия к радио­про­грам­ме выра­жа­ет­ся в сле­ду­ю­щем: он име­ет свое место в ком­по­зи­ци­он­ной струк­ту­ре радио­тек­ста, раз­ме­щен на сай­те радио­стан­ции; отно­сит­ся к опре­де­лен­ной радио­про­грам­ме, к опре­де­лен­но­му ее выпус­ку, фор­ми­ру­ет­ся на осно­ве темы, задан­ной радио­про­грам­мой; не про­сто слу­жит фор­мой обрат­ной свя­зи (как теле­фон­ный зво­нок или СМС), а ста­но­вит­ся про­дол­же­ни­ем радио­про­грам­мы. Авто­ра и дру­гих участ­ни­ков ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции объ­еди­ня­ют общие инте­ре­сы. Автор ком­мен­та­рия ста­но­вит­ся (как пра­ви­ло) участ­ни­ком обсуж­да­е­мо­го выпус­ка про­грам­мы, а не про­сто поль­зо­ва­те­лем.

Адре­сат ком­мен­та­рия — кон­крет­ное лицо (веду­щий или при­гла­шен­ный в сту­дию гость) и дру­гие авто­ры ком­мен­та­ри­ев (мно­гие выска­зы­ва­ния в фор­ме ком­мен­та­рия обра­ще­ны имен­но к ним). На сай­тах радио­стан­ций име­ют место спе­ци­аль­ные руб­ри­ки, в каче­стве нави­га­то­ра высту­па­ют сле­ду­ю­щие под­за­го­лов­ки: Ком­мен­та­рий, Доба­вить ком­мен­та­рий, Задай­те ваш вопрос, Отпра­вить сооб­ще­ние в эфир, Отве­ты на вопро­сы радио­слу­ша­те­лей, Оста­вить ком­мен­та­рий и т. д. Так, в при­ве­ден­ной для при­ме­ра про­грам­ме «Чте­ние» неред­ки ком­мен­та­рии в жан­ре бла­го­дар­но­сти, обра­щен­ные в адрес веду­ще­го и в целом к радио­стан­ции: Спа­си­бо Радио­Ма­як за Ста­хов­ско­го и музы­ку в это вре­мя дня; Какой заме­ча­тель­ный рас­сказ Кур­та Вон­не­гу­та! Насто­я­щий педа­го­ги­че­ский урок!

Интер­нет-ком­мен­та­рии слу­ша­те­лей — убе­ди­тель­ное сви­де­тель­ство акту­аль­но­сти под­хо­да к меди­а­тек­сту, в соот­вет­ствии с кото­рым, по Г. Я. Солга­ни­ку, его смысл не сво­дит­ся толь­ко к вопло­щен­но­му автор­ско­му замыс­лу. Пер­вич­ный радио­текст высту­па­ет как гене­ра­тор новых смыс­лов и ста­но­вит­ся объ­ек­том мета­язы­ко­вой рефлек­сии [Солга­ник 2005: 14]. Два основ­ных участ­ни­ка радио­ком­му­ни­ка­ции, веду­щий и слу­ша­тель (в кон­тек­сте ана­ли­зи­ру­е­мо­го вопро­са — автор ком­мен­та­рия), явля­ют­ся реаль­ны­ми субъ­ек­та­ми тек­сто­вой дея­тель­но­сти. Меня­ясь роля­ми, они апел­ли­ру­ют к созна­нию и чув­ствам дру­гих участ­ни­ков ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции, так или ина­че вли­я­ют на их эмо­ци­о­наль­ную сфе­ру, побуж­да­ют к интел­лек­ту­аль­ным или иным дей­стви­ям. Роль интер­нет-ком­мен­та­рия состо­ит в том, что он высту­па­ет свя­зу­ю­щим зве­ном для двух основ­ных уров­ней гипер­ра­дио­тек­ста, кото­рые раз­ли­ча­ют­ся по спо­со­бу пред­став­ле­ния мак­ро- и мик­ро­тек­стов и по спо­со­бу вос­при­я­тия их адре­са­том — зву­ча­щие в эфи­ре ауди­аль­но вос­при­ни­ма­е­мые радио­тек­сты и пред­став­лен­ные на сай­те радио­стан­ции, вос­при­ни­ма­е­мые визу­аль­но и аудио­ви­зу­аль­но. Таким обра­зом, интер­нет-ком­мен­та­рий к радио­про­грам­ме игра­ет весь­ма зна­чи­мую ком­му­ни­ка­тив­ную роль в сохра­не­нии целост­но­сти радио­тек­ста.

Новым инфор­ма­ци­он­ным и ком­му­ни­ка­тив­ным кана­лом в ХХI в. стал интер­нет-блог. Потен­ци­аль­но бло­ге­ром может стать каж­дый, на этом осно­ва­нии бло­ги диф­фе­рен­ци­ру­ют­ся на лич­ные и про­фес­си­о­наль­ные. Мно­гие авто­ры радио­про­грамм ведут бло­ги в про­дол­же­ние темы эфи­ра. В рам­ках ста­тьи науч­ный инте­рес направ­лен на про­фес­си­о­наль­ный блог, опре­де­ля­е­мый как «аль­тер­на­тив­ный тра­ди­ци­он­ным и новей­шим элек­трон­ным кана­лам источ­ник полу­че­ния инфор­ма­ции и сред­ство ком­му­ни­ка­ции про­фес­си­о­наль­но­го харак­те­ра, кото­рый име­ет вид веб-стра­ни­цы и для сво­е­го суще­ство­ва­ния нуж­да­ет­ся в пери­о­ди­че­ском обнов­ле­нии» [Коле­со­ва 2012: 55].

Объ­ек­том изу­че­ния испан­ских иссле­до­ва­те­лей стал ана­лиз бло­гов на основ­ных испан­ских радио­стан­ци­ях, изу­чен огром­ный мате­ри­ал, охва­ты­ва­ю­щий бло­ги с 2010 по 2015 г. Ана­лиз кон­тен­та пока­зал пре­об­ла­да­ние в них тем куль­ту­ры и спор­та [Zaldua, Vigil, Recio 2015: 79]. А. В. Болот­нов, изу­чая типы инфор­ма­ци­он­но-медий­ной язы­ко­вой лич­но­сти, при­вле­ка­ет для ана­ли­за интер­нет-ком­мен­та­рии к радио­пе­ре­да­че, «а так­же к меди­а­тек­стам в жан­рах блог и интер­вью», пред­став­лен­ные на сай­те радио­стан­ции «Эхо Моск­вы» [Болот­нов 2016: 37].

В каче­стве эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла для иссле­до­ва­ния Ч. Цзюй послу­жи­ли бло­ги жур­на­ли­ста радио­стан­ции «Эхо Моск­вы» Мат­вея Гана­поль­ско­го о путе­ше­ствии в Китай. Блог, раз­ме­щен­ный на сай­те радио­стан­ции, в ана­ли­зи­ру­е­мой рабо­те ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как струк­тур­ная еди­ни­ца гипер­ра­дио­тек­ста. По заме­ча­нию авто­ра, бла­го­да­ря свое­об­раз­но­му сти­лю жур­на­ли­ста и его про­фес­си­о­наль­но­му авто­ри­те­ту у бло­га широ­кая чита­тель­ская ауди­то­рия [Цзюй 2018б]. Чита­те­ли бло­га актив­но поль­зу­ют­ся воз­мож­но­стью выра­же­ния сво­е­го субъ­ек­тив­но­го отно­ше­ния к пред­ла­га­е­мым в бло­ге темам, кон­крет­но­му пред­ме­ту обсуж­де­ния, содер­жа­нию бло­га и к само­му бло­ге­ру как авто­ру и извест­ной медий­ной лич­но­сти. Интер­нет-ком­мен­та­рий к бло­гу обес­пе­чи­ва­ет чита­те­лям воз­мож­ность открыть дис­кус­сию по обсуж­да­е­мым вопро­сам, реа­ли­зу­ет­ся как фор­ма обрат­ной свя­зи в блог-ком­му­ни­ка­ции и, подоб­но ком­мен­та­рию к радио­про­грам­ме, рас­це­ни­ва­ет­ся как про­дол­же­ние бло­га.

На мате­ри­а­ле серии выпус­ков про­фес­си­о­наль­но­го бло­га жур­на­ли­ста выяв­ля­ют­ся спо­со­бы язы­ко­во­го вопло­ще­ния стра­те­гии оце­ни­ва­ния, направ­лен­ной в адрес авто­ра бло­га и дру­гих ком­мен­та­то­ров. В каче­стве глав­ных наблю­де­ний отме­тим сле­ду­ю­щие: ком­мен­та­рий к бло­гу явля­ет­ся фор­мой неофи­ци­аль­но­го обще­ния; язы­ко­вое вопло­ще­ние ком­мен­та­рия обу­слов­ле­но поло­жи­тель­ной или отри­ца­тель­ной оцен­кой пред­ме­та обсуж­де­ния; ком­му­ни­ка­тив­но-сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти пись­мен­но­го тек­ста сохра­ня­ют чер­ты уст­но­сти (экс­прес­сив­ность, эмо­ци­о­наль­ность, насы­щен­ность раз­го­вор­ны­ми эле­мен­та­ми). Харак­тер­ная осо­бен­ность ком­мен­та­ри­ев к бло­гу — пре­об­ла­да­ние отри­ца­тель­ных оце­нок в жан­рах кри­ти­ки, иро­нии, трол­лин­га, что объ­яс­нят­ся демо­кра­ти­за­ци­ей неофи­ци­аль­ной меди­а­ком­му­ни­ка­ции.

Клю­че­вой еди­ни­цей, струк­ту­ри­ру­ю­щей гипер­ра­дио­текст, явля­ет­ся офи­ци­аль­ный сайт радио­стан­ции. Сайт пред­став­ля­ет собой систе­му раз­ви­ва­ю­щу­ю­ся, рас­ши­ря­ю­щую воз­мож­но­сти вза­и­мо­дей­ствия адре­са­та с кон­тен­том [Бара­но­ва 2015]. Пред­ла­гая под­ка­сты радио­про­грамм, коман­да радио­стан­ции преду­смат­ри­ва­ет раз­ные пути вза­и­мо­дей­ствия со сво­им адре­са­том: сайт дает ему выбор при опре­де­ле­нии соб­ствен­ной стра­те­гии в про­цес­се озна­ком­ле­ния с инфор­ма­ци­ей. Слу­ша­тель может выбрать после­до­ва­тель­ную стра­те­гию зна­ком­ства с кон­тен­том или селек­тив­ную. Воз­мож­ность «раз­во­ра­чи­вать» и «сво­ра­чи­вать» содер­жа­ние кон­тен­та, пред­став­лен­но­го в раз­ных текстах, объ­еди­нен­ных темой эфир­ной запи­си, уси­ли­ва­ет пред­став­ле­ние о нели­ней­ной при­ро­де изу­ча­е­мо­го типа меди­а­тек­ста.

Одно из необ­хо­ди­мых усло­вий функ­ци­о­ни­ро­ва­ния средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции — выход в соци­аль­ные сети [Носо­вец 2014]. Целью ста­тьи испан­ских уче­ных, напри­мер, ста­ло опре­де­ле­ние того, как радио­ве­ща­тель управ­ля­ет дея­тель­но­стью ауди­то­рии в соци­аль­ных сетях и как слу­ша­тель исполь­зу­ет воз­мож­но­сти онлайн-сре­ды, что­бы высту­пать в роли радио­про­дю­се­ра, созда­вая и рас­про­стра­няя соб­ствен­ный кон­тент [Ribes, Monclus, Gutierrez 2015: 57]. Отме­ча­ет­ся, что нако­нец радио удо­вле­тво­ри­ло потреб­но­сти ауди­то­рии, в основ­ном эмо­ци­о­наль­ные. Это­му спо­соб­ство­вал целый ряд фак­то­ров: исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей на осно­ве раз­ра­бот­ки стра­те­гий, направ­лен­ных на дости­же­ние таких целей, как уси­ле­ние эмо­ци­о­наль­ной свя­зи со слу­ша­те­лем, уве­ли­че­ние ауди­то­рии в онлайн-сре­де, созда­ние новых кана­лов свя­зи, обес­пе­чи­ва­ю­щих реаль­ное уча­стие ауди­то­рии в ком­му­ни­ка­ции. Рас­ши­ре­ние воз­мож­но­стей уча­стия в радио­ком­му­ни­ка­ции слу­ша­те­лей явля­ет­ся для радио клю­че­вым брен­дом [Ribes, Monclus, Gutierrez 2015: 58]. Таким обра­зом, соци­аль­ные сети, преж­де все­го Facebook и Twitter, иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют тем про­стран­ством, кото­рое раз­де­ля­ют опе­ра­то­ры и слу­ша­те­ли, где онлай­но­вая сре­да пред­ла­га­ет новый спо­соб уча­стия радио­слу­ша­те­лей, одно­вре­мен­но тре­буя от опе­ра­то­ров управ­ле­ния при­сут­стви­ем слу­ша­те­ля как актив­но­го субъ­ек­та. Соци­аль­ные сети — отлич­ный мост для досту­па к радио­ауди­то­рии, в основ­ном моло­де­жи [Ribes, Monclus, Gutierrez 2015: 58].

Испан­ски­ми уче­ны­ми изу­ча­ет­ся вопрос о новых фор­мах интер­ак­тив­но­сти, обу­слов­лен­ных раз­ви­ти­ем соци­аль­ных сетей [Peña 2012]. Обра­ще­ние к основ­ным испан­ским радио­стан­ци­ям «Cadena Ser», «Onda Cero» и «Cope» в Facebook поз­во­ли­ло про­ве­сти коли­че­ствен­ный и каче­ствен­ный ана­лиз сооб­ще­ний, кото­рые они пуб­ли­ку­ют в Facebook, и исполь­зу­е­мых стра­те­гий. И если про­ве­ден­ные в 2013 г. иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что боль­шин­ство тра­ди­ци­он­ных медиа нахо­ди­лись на началь­ной ста­дии про­цес­са адап­та­ции к соци­аль­ным сетям [Díaz del Campo, Segado Boj 2013: 213], то за послед­ние годы прак­ти­че­ски каж­дый радио­ка­нал сде­лал все необ­хо­ди­мое, что­бы закре­пить свое при­сут­ствие в них.

В спе­ци­аль­ной лите­ра­ту­ре нахо­дит отра­же­ние изу­че­ние дис­кур­сив­ных стра­те­гий выра­же­ния мне­ний в радио­пе­ре­да­чах [Siti Nurbaya 2014]. Так, на мате­ри­а­ле про­грамм BBC Radio 4 «Woman’s Hour» рас­смат­ри­ва­ют­ся срав­не­ния, реа­ли­зу­е­мые в исполь­зо­ва­нии язы­ка. Иссле­до­ва­ние дис­кур­сив­ных функ­ций срав­не­ний в радио­ре­пор­та­же пока­за­ло объ­яс­ни­тель­ную силу срав­не­ний в раз­го­вор­ном дис­кур­се, когда гово­ря­щие пыта­ют­ся при­бли­зить свои интим­ные пере­жи­ва­ния к слу­ша­ю­щим [Marhula 2018].

Наи­бо­лее тра­ди­ци­он­ным явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей как фор­мы обрат­ной свя­зи посред­ством опро­сов слу­ша­те­лей и обсуж­де­ния акту­аль­ных тем соци­аль­ной жиз­ни, что рас­ши­ря­ет слу­ша­тель­скую ауди­то­рию. Ю. С. Саба­е­вой иссле­ду­ет­ся харак­тер вза­и­мо­свя­зи радио­стан­ции «Радио Сибирь» с соци­аль­ной сетью «ВКон­так­те» [Саба­е­ва 2019]. Про­ил­лю­стри­ру­ем неко­то­рые выяв­лен­ные авто­ром осо­бен­но­сти орга­ни­за­ции офи­ци­аль­ной стра­ни­цы радио­стан­ции в соци­аль­ной сети. Эти осо­бен­но­сти свя­за­ны с функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем раз­лич­ных кодов в режи­ме онлайн. Зву­ча­щий в пря­мом эфи­ре радио­текст оформ­ля­ет­ся в виде постов на стене офи­ци­аль­ной стра­ни­цы: сооб­ще­ние и обсуж­де­ние ново­стей, темы дня; еже­днев­ный опрос поль­зо­ва­те­лей на тему дня, что поз­во­ля­ет полу­чить отклик слу­ша­те­лей (рис. 2). Систе­ма пере­по­стов (копи­ро­ва­ния постов из дру­гих офи­ци­аль­ных групп) поз­во­ля­ет поде­лить­ся ново­стя­ми со стен офи­ци­аль­ных стра­ниц дру­гих радио­стан­ций и рас­ши­рить гео­гра­фию сибир­ских горо­дов, в то же вре­мя объ­еди­няя их общей темой дня (рис. 3). Видео­фор­мат запи­си бесед с гостя­ми сту­дии, когда слу­ша­те­ли могут остав­лять ком­мен­та­рии или отправ­лять вопро­сы пря­мо на сте­ну, зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет шанс полу­чить ответ на них. Дан­ные видео­за­пи­си хра­нят­ся в груп­пе соци­аль­ной сети дли­тель­ное вре­мя, что поз­во­ля­ет пере­смат­ри­вать их. Аудио­фор­мат запи­сан­ных про­грамм хра­нит­ся в виде под­ка­стов на офи­ци­аль­ной стра­ни­це. Неко­то­рые из них мож­но най­ти на стене груп­пы, неко­то­рые — в ауди­о­за­пи­сях груп­пы (рис. 4).

Рис. 2. «Радио Сибирь. Томск».
Опрос Где хоте­ли бы жить? после сооб­ще­ния ново­стей о пого­де


Рис. 3. «Радио Сибирь. Томск».
Пере­пост со сте­ны офи­ци­аль­ной стра­ни­цы «Радио Сибирь. Омск»

Рис. 4. «Радио Сибирь. Томск».
Пере­чень под­ка­стов запи­сан­ных про­грамм Омск»

Пред­став­лен­ная струк­ту­ра офи­ци­аль­но­го сай­та удоб­на для поис­ка нуж­ной инфор­ма­ции, музы­ки, видео­фай­лов. Систе­ма момен­таль­но­го откли­ка поль­зо­ва­те­лей сети поз­во­ля­ет всту­пить в диа­лог с ними, отсле­дить обще­ствен­ное мне­ние по акту­аль­ным вопро­сам.

Раз­ви­тие радио в онлайн-сре­де изме­ни­ло вза­и­мо­от­но­ше­ния медиа и ауди­то­рии. Иссле­до­ва­те­ля­ми отме­ча­ет­ся, что выход радио в Интер­нет при­вел к раз­ви­тию новых форм уча­стия адре­са­та, осно­ван­ных на интер­ак­тив­но­сти, обес­пе­чил бли­зость сред­ства мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции к сооб­ще­ству слу­ша­те­лей-поль­зо­ва­те­лей (в этой и дру­гих пуб­ли­ка­ци­ях исполь­зу­ет­ся тер­мин, под­чер­ки­ва­ю­щий вклю­чен­ность адре­са­та в интер­нет-ком­му­ни­ка­цию) [Videla Rodríguez, Piñeiro Otero 2013]. В ста­тьях, посвя­щен­ных вза­и­мо­дей­ствию радио с новы­ми медиа, ана­ли­зи­ру­ет­ся, как веду­щие управ­ля­ют ауди­то­ри­ей в эфи­ре и в сво­их про­фи­лях на Facebook и Twitter и как слу­ша­те­ли-поль­зо­ва­те­ли ста­но­вят­ся гене­ра­то­ра­ми кон­тен­та в сетях, т. е. исполь­зу­ют потен­ци­ал, кото­рый дает им Web 2.0 по рас­про­стра­не­нию соб­ствен­но­го кон­тен­та [Ribes, Monclus, Gutierrez 2015]. Груп­пой уче­ных про­ве­ден кон­тент-ана­лиз при­зы­вов к актив­но­му уча­стию ауди­то­рии, сде­лан­ных веду­щи­ми. На момент напи­са­ния ста­тьи (2015 г.) в каче­стве доми­ни­ру­ю­ще­го ком­по­нен­та в дис­кур­се радио отме­че­но эфир­ное веща­ние, кон­тро­ли­ру­е­мое веща­те­лем. Ауди­то­рия, с пози­ции авто­ров, про­дол­жа­ла играть свою тра­ди­ци­он­ную роль, актив­ность ее опре­де­ля­лась побу­ди­тель­ной интен­ци­ей веду­щих. Даже в усло­ви­ях вза­и­мо­дей­ствия в соци­аль­ных сетях актив­ность ауди­то­рии была уме­рен­ной, и о рав­но­прав­ном уча­стии слу­ша­те­лей в радио­ком­му­ни­ка­ции, с пози­ции авто­ров, речи быть не мог­ло [Ribes, Monclus, Gutierrez 2015: 55].

Появ­ле­ние и раз­ви­тие ком­мен­та­ри­ев поста­ви­ло в чис­ло пер­во­сте­пен­ных про­бле­му автор­ства. Ком­мен­та­рий — это такая фор­ма обрат­ной свя­зи по отно­ше­нию к исход­ной инфор­ма­ции, когда ком­мен­та­тор может повли­ять на стра­те­гию пове­де­ния веду­ще­го и стра­те­гию созда­ния про­грам­мы. Очень люб­лю слу­шать Вас, но ино­гда Вы отхо­ди­те от задан­ной в про­грам­ме темы, теря­ет­ся суть и забы­ва­ешь о чем гово­ри­ли! Если назва­ли тему в пере­да­че, не отхо­ди­те от нее. Отлич­но было в пере­да­чах о нобе­лев­ских лау­ре­а­тах: имя лау­ре­а­та, его про­из­ве­де­ния, его био­гра­фия. А в послед­нее вре­мя мно­го слов, что обсуж­да­ем не зна­ем («Чте­ние», «Маяк»).

Бла­го­да­ря тех­ни­че­ским воз­мож­но­стям и уста­нов­ке на интер­ак­тив­ность доми­ни­ру­ю­щей стра­те­ги­ей ХХI в. ста­но­вит­ся сотвор­че­ство авто­ра и зри­те­ля, чита­те­ля, слу­ша­те­ля, кото­ро­му поз­во­ле­но вме­ши­вать­ся в архи­тек­ту­ру меди­а­тек­ста [Гугу­на­ва 2002].

Ска­зан­ное акту­а­ли­зи­ру­ет такие при­зна­ки радио­тек­ста, как кол­лек­тив­ность созда­ния и нели­ней­ность раз­вер­ты­ва­ния. Нели­ней­ность рецеп­ции под­твер­жда­ет­ся воз­мож­но­стью выбо­ра инди­ви­ду­аль­ной тра­ек­то­рии зна­ком­ства с тек­стом. Совре­мен­ные иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют: «Сего­дня, как нико­гда преж­де, авто­ром может стать пред­ста­ви­тель ауди­то­рии, кото­рый так­же полу­ча­ет воз­мож­ность сво­бод­но выби­рать под­хо­ды к озна­ком­ле­нию с инфор­ма­ци­ей: отвле­кать­ся, захо­дить впе­ред, воз­вра­щать­ся к про­чи­тан­но­му (про­смот­рен­но­му)» [Рас­по­по­ва 2015: 156]. Иллю­стра­ци­ей к ска­зан­но­му может стать реак­ция слу­ша­те­лей на при­зыв к уча­стию в выбо­ре тек­стов для вклю­че­ния в про­грам­му «Чте­ние», в резуль­та­те кото­рой автор про­грам­мы полу­ча­ет от слу­ша­те­лей весь­ма обсто­я­тель­ные пред­ло­же­ния: Евге­нию Ста­хов­ско­му, соби­ра­ю­ще­му поже­ла­ния (спа­си­бо за гло­ток демо­кра­тии), хочет­ся позна­ко­мить­ся с: 1) «Чело­век Игра­ю­щий» Йоха­на Хей­зин­га, часто упо­ми­на­е­мо­го гостя­ми Пре­крас­но­го фин­на на Мая­ке; 2) про­из­ве­де­ния для взрос­лых и детей севе­рян «воз­вра­щен­цев» Сте­па­на Писа­хо­ва и Бори­са Шер­ги­на (думаю, что будут Евге­нию, тоже севе­ря­ни­ну, созвуч­ны); 3) заоб­лач­ная меч­та — был бы ОЧЕНЬ инте­рес­ным, в выс­шей сте­пе­ни инте­рес­ным, но, навер­ное, неподъ­ем­ным даже Вами, цикл по сла­вян­ской, рус­ской мифо­ло­гии, сказ­кам, ска­за­ни­ям, пси­хо­ло­ги­че­ски полез­ным для наше­го наци­о­наль­но­го мен­та­ли­те­та (здесь, навер­ное, надо рабо­тать в паре с пси­хо­ло­гом-сказ­ко­те­ра­пев­том, из наших питер­ских знаю толь­ко Оль­гу Буфел­лах и про­фес­со­ра Гнез­ди­ло­ва); При­со­еди­ня­юсь, очень понра­вил­ся этот экс­пе­ри­мент Евге­ния. Я бы пред­ло­жи­ла про­чи­тать Р. Брэд­бе­ри — Улыб­ка. Отме­тим попут­но роль адре­са­та в каче­стве зна­чи­мо­го фак­то­ра, опре­де­ля­ю­ще­го содер­жа­тель­ную сто­ро­ну про­све­ти­тель­ско­го радио­дис­кур­са как стра­те­ги­че­ско­го.

Эта же стра­те­гия вза­и­мо­дей­ствия с адре­са­том опи­сы­ва­ет­ся в ста­тье, посвя- щен­ной обще­ствен­но­му радио в Испа­нии, в кото­рой акцент дела­ет­ся на зна­че­нии, при­да­ва­е­мом про­грам­мам о куль­ту­ре, и при­е­мах дости­же­ния целей. На при­ме­ре испан­ской радио­стан­ции «Almaina», кото­рая впер­вые вышла в эфир в 2011 г., про­де­мон­стри­ро­ва­но, что каж­дая про­грам­ма, пред­став­лен­ная на веб-сай­те, при­гла­ша­ет радио­слу­ша­те­лей участ­во­вать в ней. Слу­ша­те­ли могут пред­ла­гать новые темы для даль­ней­ших радио­про­грамм, а так­же обзо­ры или ком­мен­та­рии по содер­жа­нию. Для это­го име­ет­ся учет­ная запись элек­трон­ной почты (hoydesdeaqui@riseup. net), что дает интер­ак­тив­ность, хотя и с отсроч­кой по вре­ме­ни [De la Torre Espinosa 2018: 94].

В каче­стве выво­да при­ве­дем выска­зы­ва­ние Т. И. Попо­вой о том, что совре­мен­ный меди­а­текст пред­став­ля­ет собой «новый фор­мат обще­ния на осно­ве кол­ла­бо­ра­ции (мно­го­субъ­ект­но­сти, актив­но­го уча­стия поль­зо­ва­те­лей в созда­нии кон­тен­та) и жур­на­ли­сти­ки дан­ных, исполь­зу­ю­щей все воз­мож­но­сти муль­ти­ме­дий­но­сти» [Попо­ва 2018: 265].

Радио­текст, функ­ци­о­ни­ру­ю­щий в усло­ви­ях новых ком­му­ни­ка­ций, демон­стри­ру­ет мно­го­гран­ность про­яв­ле­ния поли­ко­до­во­сти. Это свой­ство рас­ши­ря­ет свои гра­ни­цы, и сего­дня поли­ко­до­вость широ­ко изу­ча­ет­ся в раз­ных типах меди­а­тек­стов. Так, Э. Р. Лас­сан на при­ме­ре соци­аль­ной сети Facebook отме­ча­ет доми­ни­ро­ва­ние визу­аль­ных обра­зов над вер­баль­ны­ми тек­ста­ми, пик­то­гра­фи­че­ский спо­соб веде­ния диа­ло­га [Лас­сан 2016]. В рабо­те Н. Г. Мар­чен­ко ана­ли­зи­ру­ют­ся зна­ко­вые систе­мы соци­аль­ной сети: мемы, ста­ту­сы и пр. [Мар­чен­ко 2012]. В сло­ва­ре-спра­воч­ни­ке «Медиа­линг­ви­сти­ка в тер­ми­нах и поня­ти­ях» выде­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие типич­ные про­яв­ле­ния поли­ко­до­во­сти в соци­аль­ных сетях: исполь­зо­ва­ние эмо­ти­ко­нов — смай­ли­ков, сти­ке­ров, мемов-кар­ти­нок [Сам­со­но­ва 2018: 415].

Отме­тим услов­но раз­ные уров­ни поли­ко­до­во­сти в радио­тек­сте. Поли­ко­до­вость пер­во­го поряд­ка про­яв­ля­ет­ся внут­ри уст­но зву­ча­щей речи, в эфир­ном тек­сте. Об этой раз­но­вид­но­сти поли­ко­до­во­сти пишут В. И. Конь­ков и Т. И. Сури­ко­ва: «Радио­речь, а соот­вет­ствен­но радио­пе­ре­да­ча, пред­став­ля­ют собой речь поли­ко­до­вую, фор­ми­ру­е­мую несколь­ки­ми систе­ма­ми: вер­баль­ной, музы­каль­ным рядом, несколь­ки­ми инто­на­ци­он­ны­ми систе­ма­ми, шума­ми, зву­ка­ми. Радио­речь актив­но вклю­ча­ет в свою фак­ту­ру поли­ко­до­вые цита­ты» [Конь­ков, Сури­ко­ва 2018: 54]. Поли­ко­до­вость вто­ро­го поряд­ка свя­за­на с пони­ма­ни­ем радио­тек­ста как гипер­тек­ста, кото­рое пред­став­ле­но в ста­тье и кото­рое поз­во­ля­ет отне­сти к нему текст не толь­ко уст­но зву­ча­щий, но и репре­зен­ти­ро­ван­ный видео­ря­дом и сред­ства­ми печа­ти (анон­сы, чат, ком­мен­та­рии, бло­ги). Так, радио­стан­ция «Радио Сибирь» на сво­ем сай­те пред­ла­га­ет не толь­ко зву­ча­щий эфир, но и про­ек­ты, не сопро­вож­да­ю­щи­е­ся зву­ча­щим кон­тен­том. Напри­мер, пере­да­ча «Про Сибирь», состо­я­щая из корот­ких вопро­сов и отве­тов о куль­ту­ре, кли­ма­те, при­ро­де, горо­дах и реги­о­нах Сиби­ри. Дру­гой вари­ант поли­ко­до­во­сти про­яв­ля­ет­ся внут­ри тек­ста ука­зан­ной про­грам­мы, когда исполь­зу­ют­ся раз­лич­ные гра­фи­че­ские при­е­мы: заго­ло­вок в фор­ме хеш­те­га ( ПРОСИБИРЬ), раз­ные шриф­ты (в вопро­се — круп­ный шрифт, в отве­те — менее круп­ный), шриф­ты раз­ных язы­ков (ссыл­ка на источ­ник: radiosibir​.ru), пик­то­гра­фи­че­ские зна­ки для тема­ти­че­ско­го раз­де­ле­ния вопро­сов (знак сне­жин­ки — «Кли­мат», силу­эт мед­ве­дя и дере­вьев — «При­ро­да», «Рас­те­ния и живот­ные» и др.) [Саба­е­ва 2018]. Пола­га­ем, есть осно­ва­ние выде­лять так­же внут­ри­я­зы­ко­вую поли­ко­до­вость, кото­рая про­яв­ля­ет­ся как в уст­но зву­ча­щем кон­тен­те, так и в дру­гих фор­ма­тах гипер­ра­дио­тек­ста и свя­за­на с иссле­до­ва­ни­ем вза­и­мо­дей­ствия еди­ниц раз­ных сти­лей одной язы­ко­вой систе­мы. Одна­ко рам­ки ста­тьи не пред­по­ла­га­ют обсуж­де­ния это­го вопро­са.

Пред­ла­га­е­мое в ста­тье пони­ма­ние струк­тур­но-тек­сто­вой орга­ни­за­ции радио­тек­ста, при кото­ром он, будучи базо­вой состав­ля­ю­щей радио­дис­кур­са, состо­ит из мно­же­ства мик­ро­тек­стов, ори­ен­ти­ро­ван­ных на раз­но­об­раз­ные ком­му­ни­ка­тив­ные цели, выдви­га­ет в чис­ло важ­ных вопрос о при­е­мах обес­пе­че­ния свя­зи этих мик­ро­тек­стов в еди­ное дис­кур­сив­ное про­стран­ство. Мы исхо­дим из того, что связь мик­ро­тек­стов и мак­ро­тек­стов обес­пе­чи­ва­ют меж­тек­сто­вые ссыл­ки, функ­цию кото­рых выпол­ня­ют мета­тек­сто­вые еди­ни­цы (назва­ния руб­рик, застав­ки, анон­сы в эфир­ном часе, отсыл­ки к раз­де­лам сай­та, соц­се­тям и дру­гие вер­баль­ные и невер­баль­ные еди­ни­цы). Меж­тек­сто­вые ссыл­ки сов­ме­ща­ют две раз­но­на­прав­лен­ные функ­ции: они делят радио­текст на части и в то же вре­мя объ­еди­ня­ют его в общее ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство радио­дис­кур­са. В каче­стве важ­ней­ше­го фак­то­ра, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го целост­ность тек­ста, оце­ни­ва­ет­ся его ком­му­ни­ка­тив­ная направ­лен­ность на адре­са­та и объ­еди­не­ние ауди­то­рии.

Диа­лог с адре­са­том орга­ни­зу­ет­ся посред­ством акти­ви­за­ции его ком­му­ни­ка­тив­ной дея­тель­но­сти, для чего исполь­зу­ют­ся раз­лич­ные фор­мы вовле­че­ния слу­ша­те­лей про­грам­мы, в том чис­ле нави­га­ция к соот­вет­ству­ю­щим руб­ри­кам на сай­те радио­стан­ции: Отве­ты на вопро­сы радио­слу­ша­те­лей, Задай­те ваш вопрос, Отпра­вить сооб­ще­ние в эфир, Задать вопрос глав­но­му редак­то­ру сай­та. На сай­тах радио­стан­ций име­ют место руб­ри­ки: Ком­мен­та­рий, Доба­вить ком­мен­та­рий, Оста­вить ком­мен­та­рий и др.

Функ­цию мета­тек­сто­вых еди­ниц выпол­ня­ют так­же хеш­те­ги и интер­нет-ссыл­ки на офи­ци­аль­ных стра­ни­цах в соци­аль­ных сетях, кото­рые высту­па­ют в каче­стве ори­ен­ти­ра в кон­тен­те, напри­мер: сиби­рь­в­те­ме; радио­си­бирьтомск; пер­вое­ра­дио­втом­ске; попа­ди­на­ра­дио; Подроб­но­сти тут http://radiosibir.ru/sibir-diktuet‑3 («Радио Сибирь» в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те»).

Выво­ды. Сде­лан­ные в ходе ана­ли­за науч­ной лите­ра­ту­ры и эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла наблю­де­ния сви­де­тель­ству­ют об оче­вид­ных изме­не­ни­ях, кото­рые пре­тер­пел тра­ди­ци­он­ный текст в циф­ро­вую эпо­ху: автор­ское един­ство теря­ет свою акту­аль­ность в усло­ви­ях кол­лек­тив­но­го созда­ния тек­ста и интер­ак­тив­но­сти, целост­ность, вос­про­из­во­ди­мость, завер­шен­ность и непро­ни­ца­е­мость — в усло­ви­ях нели­ней­но­сти раз­вер­ты­ва­ния тек­ста и муль­ти­ме­дий­но­сти.

Рас­смот­ре­ние при­зна­ков радио­дис­кур­са и радио­тек­ста через приз­му новых про­цес­сов в ком­му­ни­ка­ци­ях циф­ро­вой эпо­хи поз­во­ля­ет кон­ста­ти­ро­вать, что Интер­нет спо­соб­ство­вал созда­нию прин­ци­пи­аль­но новой дис­кур­сив­ной и тек­сто­вой реаль­но­сти, кото­рая отве­ча­ет тен­ден­ци­ям раз­ви­тия совре­мен­но­го обще­ства. Новые ком­му­ни­ка­ции порож­да­ют новые тек­сты, кото­рые харак­те­ри­зу­ют­ся мно­го­чис­лен­ны­ми при­зна­ка­ми, вза­и­мо­свя­зан­ны­ми и вза­и­мо­обу­слов­лен­ны­ми. Клю­че­вы­ми при­зна­ка­ми радио­тек­ста ста­но­вят­ся интер­ак­тив­ность, муль­ти­ме­дий­ность, гипер­тек­сту­аль­ность, нели­ней­ность, модуль­ность, интер­тек­сту­аль­ность, кол­лек­тив­ное автор­ство.

Отме­чен­ные осо­бен­но­сти совре­мен­но­го радио­тек­ста под­твер­жда­ют гипо­те­зу о том, что, будучи нели­ней­ным, мно­го­уров­не­вым, поли­жан­ро­вым обра­зо­ва­ни­ем, радио­текст может быть ква­ли­фи­ци­ро­ван как гипер­текст и что клю­че­вой харак­те­ри­сти­кой тра­ди­ци­он­но уст­ной фор­мы меди­а­тек­ста ста­ла поли­ко­до­вость.

Пред­став­лен­ные в ста­тье рас­суж­де­ния под­во­дят к сле­ду­ю­ще­му заклю­че­нию: новая ком­му­ни­ка­тив­ная сре­да, обу­сло­вив­шая широ­кое раз­ви­тие гипер­тек­стов, самым серьез­ным обра­зом повли­я­ла на радио­текст и дала осно­ва­ния для новых под­хо­дов к изу­че­нию совре­мен­ных дис­кур­сив­ных прак­тик, кото­рые опре­де­ля­ют дис­кур­сив­ное про­стран­ство на радио.

Анонс, интер­нет-ком­мен­та­рий, блог пред­став­ля­ют собой моду­ли радио­тек­ста, дока­зы­ва­ю­щие, что совре­мен­ный радио­дис­курс явля­ет­ся ком­му­ни­ка­тив­ным про­стран­ством, в кото­ром адре­сат (мас­со­вый слу­ша­тель) из услов­но актив­но­го субъ­ек­та вос­при­я­тия инфор­ма­ции пере­хо­дит в ста­тус актив­но­го участ­ни­ка, полу­чив­ше­го в вир­ту­аль­ном про­стран­стве когни­тив­ной и ком­му­ни­ка­тив­ной дея­тель­но­сти реаль­ную воз­мож­ность выска­зы­вать­ся по пово­ду обсуж­да­е­мых вопро­сов. Интер­нет-ком­мен­та­рий кар­ди­наль­но меня­ет ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство радио­дис­кур­са, дела­ет его напол­нен­ным кон­крет­ны­ми участ­ни­ка­ми, про­яв­ля­ю­щи­ми свою ком­му­ни­ка­тив­ную актив­ность, в том чис­ле посред­ством вклю­че­ния в сотвор­че­ство с про­фес­си­о­наль­ны­ми ком­му­ни­кан­та­ми.

Актив­ное раз­ви­тие аль­тер­на­тив­ных мето­дов раз­вер­ты­ва­ния тек­ста акту­а­ли­зи­ру­ет необ­хо­ди­мость спе­ци­аль­но­го иссле­до­ва­ния явле­ния нели­ней­но­го раз­вер­ты­ва­ния тек­ста и опре­де­ле­ния роли язы­ко­вых и неязы­ко­вых форм нави­га­ции в новых текстах.

Про­де­мон­стри­ро­ван­ные в ста­тье спо­со­бы меж­тек­сто­вой орга­ни­за­ции радио­тек­ста не пре­тен­ду­ют на абсо­лют­ную пол­но­ту, но уже они под­твер­жда­ют пра­во­моч­ность ква­ли­фи­ка­ции радио­тек­ста как гипер­тек­ста со сво­ей систе­мой меж­тек­сто­вых свя­зей и осо­бен­но­стя­ми их репре­зен­та­ции.

В тек­сто­вых при­ме­рах сохра­не­ны гра­фи­ка, орфо­гра­фия, пунк­ту­а­ция ори­ги­на­ла.

Аниськина, Н. В. (2016). Анонс как жанр радиорекламы. В Человек в информационном пространстве (с. 8–13). Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К. Д. Ушинского.

Арсеньева, Т. Е., Фащанова, С. В. (2018). Новые медиа и новые тексты: к вопросу о специфике. Казанская наука, 12, 97–100.

Баранова, Е. А. (2015). Особенности развития сайтов российских разговорных радиостанций. Электронный ресурс http://www.mediascope.ru/node/1743.

Болотова, Е. А., Круглова, Л. А. (2009). Радиовещание в эпоху новейших технологий. Вестник Московского университета, 4, 57–65.

Болотнов, А. В. (2015). Текстовая деятельность как отражение коммуникативного и когнитивного стилей информационно-медийной языковой личности. Томск: Изд-во ТГПУ.

Болотнов, А. В. (2016). Информационно-медийная языковая личность наблюдателя (свидетеля) и ее дискурсивные практики. Вестник Томского государственного педагогического университета, 11 (176), 35–41.

Гугунава, Д. В. (2002). Окказиональная деривация в литературной критике: интерактивность как знак постмодерна. В Предложение и слово: парадигматический, коммникативный, методический аспекты (с. 41–64). Саратов: Саратовский гос. ун-т им. Н. Г. Чернышевского.

Дускаева, Л. Р. (Ред.). (2018). Медиалингвистика в терминах и понятиях: словарь-справочник. Москва: Флинта.

Дускаева, Л. Р. (2018). Медиатекст. В Л. Р. Дускаева (Ред.). Медиалингвистика в терминах и понятиях: словарь-справочник (с. 74–79). Москва: Флинта.

Колесова, Д. В. (2012). Речевой портрет блогера. В Интернет-пространство: речевой портрет пользователя (с. 55–105). Санкт-Петербург: Эйдос.

Коньков, В. И., Сурикова, Т. И. (2018). Радиоречь как поликодовое образование: содержание понятия и принципы описания. Экология языка и коммуникативная практика, 3, 48–56.

Лассан, Э. Р. (2016). О виртуальной коммуникации как возможном объекте медиалингвистики («Фейсбук»: возвращение в прошлое). Коммуникативные исследования, 4, 7–20.

Марченко, Н. Г. (2012). Социальная сеть как новая форма коммуникации в интернет-пространстве. Казанская наука, 10, 187–193.

Нестерова, Н. Г. (2015). Современный радиодискурс (коммуникативно-прагматический аспект). Томск: Изд-во Том. гос. ун-та.

Нестерова, Н. Г. (2018). Интернет-комментарий к радиопрограмме как коммуникативная единица радиотекста. Коммуникативные исследования, 2, 138–151.

Носовец, С. Г. (2014). СМИ в социальной сети «ВКонтакте»: структурная и содержательная специфика. Коммуникативные исследования, 2, 245–255.

Попова, Т. И. (2018). Актуальные направления исследования медийного интернет-пространства. Медиалингвистика, 5, 258–272.

Распопова, С. С. (2015). Автор как реальный человек и образ автора в медиатексте. Вопросы теории и практики журналистики, 2, 149–158.

Сабаева, Ю. С. (2018). Образ Сибири в новых жанрах масс-медиа (на материале блогов о путешествиях по Сибири). В Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения (с. 294–295). Томск: Изд-во Том. гос. ун-та.

Сабаева, Ю. С. (2019). Медиаобраз Сибири в социальных сетях (на материале официальных страниц радиостанций «Радио Сибирь. Омск» и «Радио Сибирь. Томск» в социальной сети «ВКонтакте»). Коммуникативные исследования, 2 (в печати).

Самсонова, А. А. (2018). Социальная сеть. В Л. Р. Дускаева (Ред.). Медиалингвистика в терминах и понятиях: словарь-справочник (с. 413–416). Москва: Флинта.

Савотина В. М. (2012). Комментарий на сайтах массовых журналов для мужчин и женщин. В Интернет-пространство: речевой портрет пользователя (с. 159–182). Санкт-Петербург: Эйдос.

Солганик, Г. Я. (2005). К определению понятий «текст» и «медиатекст». Вестник Московского университета, 2, 7–16.

Цзюй, Ч. (2018а). Интернет-комментарий как форма оценивания гостя культурно-просветительской радиопрограммы. Мир науки, культуры, образования, 6, 678–680.

Цзюй, Ч. (2018б). Комментарий к блогу как проявление коммуникативного поведения адресата. В Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения (с. 108–109). Томск: Изд-во Том. гос. ун-та.

Aurora, G. G. (2013). De la radio interactiva a la radio transmedia: nuevas perspectivas para los profesionales del medio. La Revista Icono, 2, 251–267.

Chomon Serna, J. M. (2016). La radio glocal crossmedia: la alternativa ante la reducción de espacios de proximidad local en la radio convencional. Icono, 14, 258–286.

De la Torre Espinosa, M. (2018). La programación cultural de los medios comunitarios: El caso de Radio Almaina. DIXIT, 29, 84–97.

Díaz del Campo, J., Segado Boj, F. J. (2013). Radio and Facebook: An analysis of the main Spanish networks and programmes profiles. La Revista, 11, 209–228.

Lev-On, A. (2016). Deliberating through the radio: a preliminary assessment. Journal of multicultural discourses, 11 (1), 97–109.

Loewe, I. (2018). Dyskurs telewizyjny w świetle lingwistyki mediów. Katowice: Katowice.

Marhula, J. (2018). “It’s like herding butterflies”: Simile-type comparisons and the interplay between similes and metaphors in radio discourse. Metaphor and the social world, 1, 64–80.

Peña, J. (2012). Nuevas formas de participación. Interactividad y redes sociales en la radio Española. Telos, 92, 105–117.

Ribes, X., Monclus, B., Gutierrez, M. (2015). Del oyente al radio prosumer: gestión de la participación de la audiencia en la radio del siglo XXI. Trípodos, 36, 55–74.

Siti Nurbaya, M. N. (2014). Discourse Strategies of Expressions of Opinions in Radio Talks. In Proceedings of 2014 3rd International Conference on Language, Medias and Culture (рр. 37–42). Reykjavik: Springer International Publishing Switzerland.

Videla Rodríguez, J. J., Piñeiro Otero, T. (2013). Towards a social radio. Spanish radio stations interaction, impact and influence at social networks. La Revista Icono, 2, 83–113.

Zaldua, M. O., Vigil, J. M. S., Recio, J. C. M. (2015). The Blog is Dead, Long Live the Blog! Analysis of Blogs on Spanish Radio Stations. La Revista Icono 3, 79–93.

刘婷 (2015). 网络广播的传播特征及优化策略. 吉林大学. [Лю Т. (2015). Коммуникативные характеристики и стратегии оптимизации интернет-радио. Чанчун: Цилиньский университет]. (На кит. яз.)

南竺君, 熊忠辉 (2013). 共生与融合:文化教育类节目的现状与未来. 声屏世界, 11, 15–17. [Нань, Ч., Сюн, Ч. (2013). Симбиоз и интеграция: современная ситуация и перспектива культурно-образовательных программ. Мир голоса и экрана, 11, 15–17]. (На кит. яз.)

胡娟 (2014). 基于新媒体的广播转型研究[Ху, Ц. (2014). Исследование трансформации трансляции на основе новых медиа. Ханчжоу: Чжэцзянский политехнический университет]. (На кит. яз.)

Anis’kina, N. V. (2016). Announcement as a genre of radio advertising. In Person in the information space (рр. 8–13). Iaroslavl’: Yaroslavl’ State University im. K. D. Ushinsky Publ. (In Russian)

Arsen’eva, T. E., Fashchanova, S. V. (2018). New Media and New Texts: On the Question of Specificity. Kazanskaia nauka, 12, 97–100. (In Russian)

Aurora, G. G. (2013). De la radio interactiva a la radio transmedia: nuevas perspectivas para los profesionales del medio. La Revista Icono, 2, 251–267.

Baranova, E. A. (2015). Features of the development of sites of Russian conversational radio stations. Retrived from http://www.mediascope.ru/node/1743. (In Russian)

Bolotova, E. A., Kruglova, L. A. (2009). Radio broadcasting in the era of the newest technologies. Vestnik Moskovskogo universiteta, 4, 57–65. (In Russian)

Bolotnov, A. V. (2015). Text activity as a reflection of communicative and cognitive styles of informational language personality. Tomsk: TGPU Publ. (In Russian)

Bolotnov, A. V. (2016). Information and media linguistic identity of the observer (witness) and its discursive practices. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta, 11 (176), 35–41. (In Russian)

Chomon Serna, J. M. (2016). La radio glocal crossmedia: la alternativa ante la reducci.n de espacios de proximidad local en la radio convencional. Icono, 14, 258–286.

De la Torre Espinosa, M. (2018). La programación cultural de los medios comunitarios: El caso de Radio Almaina. DIXIT, 29, 84–97.

Díaz del Campo, J., Segado Boj, F. J. (2013). Radio and Facebook: An analysis of the main Spanish networks and programmes profiles. La Revista, 11, 209–228.

Duskaeva, L. R. (Ed.). (2018). Medialinguistics in terms and concepts: a reference dictionary. Moscow: Flinta Publ. (In Russian)

Duskaeva, L. R. (2018). Media text. In L. R. Duskaeva (Ed.). Medialinguistics in terms and concepts: a reference dictionary (рр. 74–79). Moscow: Flinta Publ. (In Russian)

Gugunava, D. V. (2002). Occasional Derivation in Literary Criticism: Interactivity as a Sign of the Postmodern. In Sentence and word (рр. 41–64). Saratov: Saratov State University im. N. G. Chernyshevsky Publ. (In Russian)

Hu, J. (2014). Research on the Transformation of new Media based broadcast. Huangzhou: Zhejiang Sci-Tech University Publ. (In Chinese)

Kolesova, D. V. (2012). Speech portrait of a blogger. In Internet space: user’s voice portrait (рр. 55–105). St. Petersburg: Eidos Publ. (In Russian)

Kon’kov, V. I., Surikova, T. I. (2018). Radiobase as policode education: the content of the concept and principles of description. Ekologiia iazyka i kommunikativnaia praktika, 3, 48–56. (In Russian)

Lassan, E. R. (2016). On Virtual Communication as a Possible Object of Medialinguistics (Facebook: A Return to the Past). Kommunikativnye issledovaniia, 4, 7–20. (In Russian)

Lev-On, A. (2016). Deliberating through the radio: a preliminary assessment. Journal of multicultural discourses, 11 (1), 97–109.

Liu, T. (2015). The communication characteristics and Optimization strategies of Radio online. Changchun: Jilin University. (In Chinese)

Loewe, I. (2018). Dyskurs telewizyjny w świetle lingwistyki mediów. Katowice: Katowice.

Marchenko, N. G. (2012). Social network as a new form of communication in the Internet space. Kazanskaia nauka, 10, 187–193. (In Russian)

Marhula, J. (2018). “It’s like herding butterflies”: Simile-type comparisons and the interplay between similes and metaphors in radio discourse. Metaphor and the social world, 1, 64–80.

Nan, D. J., Xiong, Zh. H. (2013). Symbiosis and Integration: The current situation and future of cultural and educational programs. Shēng bǐng shìjiè, 11, 15–17. (In Chinese)

Nesterova, N. G. (2015). Modern radio discourse (communicative and pragmatic aspect). Tomsk: Tomsk State University Publ. (In Russian).

Nesterova, N. G. (2018). Internet comment to the radio program as a communicative unit of radio texts. Kommunikativnye issledovaniia, 2, 138–151. (In Russian)

Nosovets, S. G. (2014). Media in the social network “VKontakte”: structural and substantive specificity. Kommunikativnye issledovaniia, 2, 245–255. (In Russian)

Popova, T. I. (2018). Current research areas of the media Internet space. Medialingvistika, 5, 258–272. (In Russian)

Peña, J. (2012). Nuevas formas de participación. Interactividad y redes sociales en la radio Española. Telos, 92, 105–117.

Raspopova, S. S. (2015). Author as a real person and image of the author in the media text. Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki, 2, 149–158. (In Russian)

Ribes, X., Monclus, B., Gutierrez, M. (2015). Del oyente al radio prosumer: gesti.n de la participaci.n de la audiencia en la radio del siglo XXI. Trípodos, 36, 55–74.

Sabaeva, Iu. S. (2018) Image of Siberia in new genres of mass media (by the material of blogs about travel to Siberia). In Actual problems of linguistics and literary studies (рр. 294–295). Tomsk: Tomsk State University Publ. (In Russian)

Sabaeva, Iu. S. (2019). Media image of Siberia in social networks (on the material of the official pages of the radio stations “Radio Siberia. Omsk” and “Radio Siberia. Tomsk” in the social network “VKontakte”. Kommunikativnye issledovaniia, 2 (in print). (In Russian)

Samsonova, A. A. (2018). Social Network. In L. R. Duskaeva (ed.). Medialinguistics in Terms and Concepts: Vocabulary and Reference (рр. 413–416). Moscow: Flinta Publ. (In Russian)

Savotina, V. M. (2012). Commentary on sites of mass magazines for men and women. In Internet space: user’s voice portrait (рр. 159–182). St. Petersburg: Eidos Publ. (In Russian)

Siti Nurbaya, M. N. (2014). Discourse Strategies of Expressions of Opinions in Radio Talks. In Proceedings of 2014 3rd International Conference on Language, Medias and Culture. Reykjiavik: Springer International Publishing Switzerland.

Solganik, G. Ia. (2005). On the definition of the concepts “text” and “media text”. Vestnik Moskovskogo universiteta, 2, 7–16. (In Russian)

Tsziui, Ch. (2018a). Internet commentary as a form of guest evaluation of a cultural and educational radio program. Mir nauki, kul’tury, obrazovaniia, 6, 678–680. (In Russian)

Tsziui, Ch. (2018b). Commentary on the blog as a manifestation of the addressee’s communicative behavior. In Аctual problems of linguistics and literary criticism (рр. 108–109). Tomsk: Tomsk State University Publ. (In Russian)

Videla Rodríguez, J. J., Pi.eiro Otero, T. (2013). Towards a social radio. Spanish radio stations interaction, impact and influence at social networks. La Revista Icono, 2, 83–113.

Zaldua, M. O., Vigil, J. M. S., Recio, J. C. M. (2015). The Blog is Dead, Long Live the Blog! Analysis of Blogs on Spanish Radio Stations. La Revista Icono, 3, 79–93.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 2 мар­та 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 17 апре­ля 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: March 2, 2019
Accepted: April 17, 2019